всё о любом фильме:

Франкенштейн

Frankenstein
год
страна
слоган-
режиссерДэнни Бойл
сценарийНик Диар, Мэри Шелли
продюсер-
оператор-
композиторАлекс Барановский
жанр фантастика, драма, мелодрама, ... слова
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время110 мин. / 01:50
Доктор Виктор Франкенштейн создает Чудовище, вдохнув жизнь в тело, созданное из частей разных умерших людей. Однако, в ужасе от безобразности своего творения, он бросает его на произвол судьбы. Одинокий, уродливый, по-детски невинный монстр ждёт от мира доверия и любви, но повсюду сталкивается лишь со злобой, жестокостью и ненавистью. Окончательно отчаявшись, Чудовище клянется разыскать своего создателя и отомстить ему самым страшным образом.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 01:01
    все трейлеры

    файл добавил/EarlyBook\

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 5269 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    -«Так кто же ты?»
    - «Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо..» ("Фауст»)


    Драма, снятая Бойлом, по истине поражает гётевским размахом. В ней вся Вселенная.

    Я смотрела версию, где Ли Миллер — Франкенштейн, Камбербэтч — Создание. Хотела отвлечься от киношного образа Бенедикта, хотела увидеть другие грани его таланта. И я не ошиблась. Это было потрясающее зрелище. Очень сильно! 2 часа я была не в кинозале, я была там, с героями, я была участником действия.

    Я испытывала муки первых шагов вместе с Созданием, я радовалась первому дождю и пению птиц, я заново училась говорить, я чувствовала боль и разочарование, когда его гнали люди. Все чувствовалось кожей.

    Создание было изначально чистейшим ребенком, наивным, но оно быстро училось на своих ошибках, обладало пытливым разумом, жаждой познания.

    «Я не вижу твоего лица, но я знаю, что ты добрый человек» — сказал Де Лейси. Да, он добр, первозданен, но почему же люди не хотят этого понять, почему они так жестоки? И кто же в большей степени чудовище: Виктор, создавший Это или само Создание? Все эти вопросы роились в моей голове и не покидали на протяжении действия.

    Я идеализирую создание, но этому есть свои причины. Этот, собранный из человеческих останков механизм, имеет душу! Он жаждет любви. Ему доступно то, что недоступно человеку. Грудь Создания разрывается, сердце горит, а для Виктора это лишь «симптомы», признаки функционирования организма. Он не может познать любви, он одержим… Он возомнил себя Богом, Создателем. Но Виктор не предусмотрел, что его Адам может быть хитрее. А виной всему люди…

    Так кто же настоящее чудовище? Урод с душой и чистым разумом младенца, или ученый, с черным сердцем и повадками честолюбца???

    1 февраля 2014 | 00:04

    Визуально совершенный спектакль. Русский театр копнул бы в тему одиночества и любви, а английский театр о всех этих «измах» мимоходом. Акцент на картинке — столь эффектной и зрелищной, что претензии к некоей лёгкости содержания не выдвигаются. Редкий случай, когда форма довлеет оправданно и верно.

    Это на самом деле опера в оболочке драматического театра. История в красивой обёртке, по театральному сентиментальна и чуть наивная. Это на самом деле хореография, потому что своё Существо Камбербатч рождает на уровне театра Пины Бауш. Пластики в спектакле не хватило, могло бы быть больше, однако Камбербатч не забывает о ней и герой его до последней секунды остаётся тем самым Существом, вылупившемся в самом начале.

    Спектакли лондонского Национального театра на экране — проект долгожданный. Мы имеем возможность увидеть, что происходит на английской сцене, сравнить их спектакли с нашими. И тогда я беру обратно свои слова о слабой актёрской западной школе. Потому что в западном кино действительно мало хороших актёров, они, оказывается, все сидят в театрах. По «Аудиенции» и «Франкенштейну» это заметно — большие актёры уровня наших народных артистов из драматических театров.

    Камбербатч и Ли Миллер получили премию Лоуренса Оливье — ту самую премию, которой удостоен спектакль нашего МДТ-Театра Европы «Звёзды на утреннем небе».

    Этот спектакль на экране — лишнее доказательство того, почему в театре актёры могут показать себя так, как не покажут в кино. Почему театр на голову выше кино, почему монтаж и дубли частенько убивают искусство. Мы видим, как Камбербатч выкручивает свои руки и такого мы больше не увидим. В следующий раз это будут другие руки.

    Спектакль, на который придёшь во второй раз. Увидеть, как актёры поменялись ролями, сравнить. И вновь насладиться тем, как Существо впервые видит восход солнца. Сентиментальная уловка сделала своё красивое дело.

    9 из 10

    10 ноября 2013 | 15:00

    Дэнни Бойл, один из известнейших современных режиссеров, в очередной раз создает нечто современное, стильное и актуальное, нечто экстраординарное, спектакль-кино, с великолепнейшими актерами в главных ролях, по-новому раскрывающими образы бессмертного произведения Мэри Шелли. Спектакль очень близок к оригиналу. В отличие от множества киноверсий он, осовременивая книгу, не упускает основных проблем, затронутых в первоисточнике: проблему ответственности Создателя перед своим Творением, проблему человеческой гордыни и жестокости, а также проблему человечного отношения к существу, которое не по своей воле обрело столь ужасный облик.

    Мне посчастливилось увидеть постановку, в которой в роли Виктора Франкенштейна выступил Бенедикт Камбербэтч, а в роли Создания — Джонни Ли Миллер. На протяжении всего спектакля подчеркивается яркий контраст двух героев: с одной стороны, Создание в исполнении Джонни Ли Миллера — как ребенок невинное и наивное в своем стремлении познать окружающий мир, жалкое, отвергнутое жестокими людьми, покинутое всеми, даже своим Создателем, и, тем не менее, всем сердцем желающее любви, — а в противоположность Созданию — одержимый наукой Виктор Франкенштейн, для которого его Творение лишь формула, лишь научный эксперимент. Холодный гениальный разум, утратившее способность любить сердце и безмерная гордыня в стремлении стать неким Богочеловеком — все это прекрасно воплощает в образе ученого Бенедикт Камбербэтч.

    Но, несмотря на кажущуюся противоположность, в образах доктора Франкенштейна и его Создания есть и общее, в первую очередь, их инаковость, их отличие от других людей. Гениальный ученый, своей гордыней возвеличивший себя, возжелавший уподобиться Богу и в итоге утративший все, что было ему дорого. Для Виктора Франкенштейна его творение становится проклятьем, одержимостью, как и для Создания становится главной целью — найти и отомстить своему «отцу». Создание обречено на вечное отчуждение, он отщепенец, чуждый роду людскому, но и сам Франкенштейн, вдохнув жизнь в существо, уподобившись Богу, обрек себя на вечные страдания.

    Очень удачной можно назвать даже минималистичность постановки: малое число декораций, ограниченное число актеров и достаточно камерная обстановка зала только еще больше усиливают акцент на великолепной игре актеров, в первую очередь, исполнителей главных ролей. Хотя, с точки зрения технических решений тоже были необычные моменты, особенно ярко запоминается сцена рождения Создания. И здесь следует упомянуть невероятную пластику Джонни Ли Миллера: его мимика, движения рук и ног, судороги, сводящие его тело, его голос, бессвязная речь и, конечно, взгляд, гримасы, выражение лица. Не знаю, как с ролью Существа справился Камбербэтч, но Джонни Ли Миллер был на высоте. А, в свою очередь, Бенедикт отлично вжился в роль доктора Франкенштейна, нельзя не отметить то, что образ гениального ученого ему очень к лицу. Поэтому одни из наиболее сильных сцен спектакля — это сцены диалога между ученым и его творением, именно в них зритель может в полной мере насладиться игрой обоих актеров. Хотя, нельзя упрекнуть и других сыгравших в спектакле актеров: среди них я бы отметила Наоми Харрис, хорошо известную многим по ролям в «Пиратах Карибского моря» и «28 днях спустя».

    В целом, спектакль оставил только положительное впечатление, затронул многие интересные философские вопросы и дал по-настоящему насладиться игрой отличных британских актеров. Хочется, чтобы такой формат киноспектакля и дальше продолжал свое существование, ведь удовольствие видеть игру любимых актеров не только в кино, но и на театральной сцене — бесценно.

    31 января 2014 | 00:24

    " - But this is remarkable! You are educated! And you have memory!
    - Yes, I use it to remember being hunted like a rat, running from human places, finding refuge in the woods. I use it to remember being beaten and whipped. And I was good, I wanted to be good!
    - I`m sorry…
    - Sorry? You are sorry? You caused this! This is your universe, Frankenstein!
    »

    Самый жестокий факт — отсутствие спектакля на DVD.

    Потому что такое нужно пересматривать, это один их тех случаев, когда картина не пестрит заезженными шаблонами, это действительно ново и необычно. Гениально от начала до конца. Вообще, никогда мной не воспринимался всерьез ни Камбербэтч с его Шерлоком (заранее извиняюсь перед всеми занесшими в мою сторону топор — сериал очень хорош, но тут соль в самом персонаже, который 90 процентов времени заставляет актера носить покерфейс), ни Ли Миллер, знакомство с которым у меня произошло в, опять же, Бойловском «Трэйнспоттинге» (где, имхо, тема котиков также не была раскрыта) и, в общем-то, больше его нигде особо не видно. Но то, что эти двое вытворяют на сцене Национального театра, не поддается никакому месмерическому объяснению.

    Редко становишься свидетелем такого ошеломляющего тандема, когда весь спектакль строится на игре двух человек, а кроме них как будто бы и нет никого. Как они взаимодействуют друг с другом, это получается так тонко, это пронимает.

    Лучше всего смотреть обе версии (Франкенштейн — Ли Миллер, Франкенштейн — Камбербетч), потому что они не заменяют друг друга, это одно целое произведение в двух частях. Это все равно что дочитать книгу до середины и на том успокоиться. Актеры читают и прочитывают один и тот же сценарий с совершенно разных точек зрения, это делает один спектакль непохожим на другой. На примере персонажа Создание: полный больной гениальности, озлобленности, трагизма персонаж Камбэрбэтча, напоминающий израненного загнанного хищника превращается у Ли Миллера в несчастного отринутого всеми наивного ребенка, этакого Эдварда Руки-Ножницы. И потому в разных версиях один и тот же персонаж с подачи разных актеров вызывает совершенно разные эмоции. Тут очень тонкая грань, но видно даже разное личное отношение актеров к персонажу, что не может не приводить в экстаз.

    В общем, не возлагалось мной на это чудо особых надежд по первому просмотру (чисто для приятного времяпрепровождения), а в итоге сижу тут, дергаюсь и жду дат показа в следующем театральном сезоне. Каждая из версий была мной отсмотрена по три раза, и не исключено, что схожу еще три, четыре, двадцать четыре раза, да вот только думаю, что подобный «иксклюзиф» в таком количестве к просмотру не дадут.

    10 из 10

    А диалоги так бесстыдно лезут в душу, что товарищу сценаристу должно быть стыдно.

    «- So you make sport with my life!

    - In the cause of science!
    »

    23 мая 2015 | 20:35

    Я впервые смотрела спектакль на экране кинотеатра и очень рада, что мой первый фильм-спектакль — это «Франкенштейн». Я пошла на него из-за Бенедикта Кембербэтча и из-за того, чтобы иметь представление об английском театре. Мой интерес был удовлетворен настолько, что мне хотелось кричать от восторга! Спектакль был на языке оригинала с субтитрами. Это такое потрясающее чувство, когда слышишь оригинальные голоса исполнителей главных ролей.

    Я советую всем окунуться в этот театральный, чудесный мир Дэнни Бойла! Я не жалею той суммы денег, что отдала за просмотр этого незабываемого зрелища.

    Постановка потрясающая, вся сцена как будто дышала! Каждый актер незаменим.

    Бенедикт Камбербэтч и Джонни Ли Миллер изумительно показали изгнанников, вжившись в эту роль так, что все думы насчет того, что все это лишь игра — исчезали.

    Зрелищно! Смело! Незабываемо!

    Два часа наслаждения.

    10 из 10

    29 июля 2012 | 01:00

    В мае 2011 года, когда Национальный Театр давал «Франкенштейна», не думаю, что кто-то рассчитывал на то, что он выльется в такой глобальный успех. Непопулярный, особенно для российского зрителя, ассоциирующего его с телеканалом «Культура», формат записи театрального действа в полнометражный фильм, чудом — работает. Да еще как.

    Сюжет.

    Книгу, так или иначе, помнят все — по старым фильмам, по многочисленным упоминаниям и интерпретациям сюжета. Создание, которое учится жить, перенимая привычки и черты характера окружающих его людей, и гениальный профессор Франкенштейн, который горит идеей докопаться до истоков мироздания и сравняться с Богом в его ремесле. Психологически очень тяжелые, но безумно красивые отношения: между создателем и его творением, между ними двоими и остальным миром. Но особенно — их внутренние монологи и бесконечные вопросы.

    Актеры.

    Гениальный, ГЕНИАЛЬНЫЙ актерский состав, которому обязана поклониться вся аудитория, увидевшая спектакль. Я видела версию, где Бенедикт Кэмбербетч играл Франкенштейна, а Джонни Ли Миллер — Создание. И я могу представить рокировку. Но мне кажется, что именно этот вариант — идеальный. В Создании Ли Миллера чувствуется животное начало, в нем есть диковатость и наивность; Кэмбербетч идеален в роли ученого, на сцене в нем очень сильна эта страсть, погруженность, самоотдача… В общем, я не могу представить лучшего кастинга на эти роли, этого делать и не хочется.

    Об актерах второго плана многого не скажешь, что, возможно, и неплохо. У меня лично, правда, появился вопрос к Дэнни Бойлу и кастинг-директору. Но он касается генетики и супружеской верности, а не актерской игры))

    Впечатления.

    Несмотря на непривычную форму, содержание — выше всяких похвал. Вы чувствуете себя именно театральным зрителем (отличная операторская работа, кстати, видна даже мне, непрофессионалу), и остаетесь захваченным на протяжение всего спектакля. «Франкенштейн» в этом варианте совершенно точно не оставит никого равнодушным — он живой, трогательный, очень эмоциональный и очень красивый.

    10 из 10, и этого недостаточно.

    18 июня 2012 | 23:10

    Погожим весенним деньком я резво шагала к кинотеатру Киев на просмотр.. а тогда я еще не знала чего. Билет мне без объяснений подарили друзья, и честно, я была удивлена их выбором. Являясь гораздо более поклонницей Эндрю Скотта, чем Бенедикта, я не ожидала, что меня отправят смотреть его представление. «Ну что ж, удивляй», — подумала я, усаживаясь поудобнее в кресло и рассматривая людей вокруг.

    С самого начала представления на сцене царила… таинственность. Да, именно это слово определяет всю постановку. Даже несмотря на несколько отвратные сцены, такие как рождение самого Создания. Моменты грусти и отчаяния, когда он, неприкаянный, разгуливал в поисках хоть чего либо. Моменты шока, когда он, отвергнутый, совершал преступления. Несмотря на все это, именно Таинственность является ключевым элементом постановки с первой и до последней минуты.

    Виктор и его Создание. Между ними существует настолько странная, удивительная связь, что мурашки то и дело бегут по коже. Бенедикт невероятно правдоподобно проживает жизнь человека, решившегося позариться на деяния Господа, за что он и платит теперь. Камбербетчу до невозможного идут роли великих умов и деятелей и, потому он настолько гармонично выглядит в роли Виктора. Никто даже не задумается, ЗАЧЕМ было пытаться сделать то, что сделал он? Для НАУКИ же, конечно. Однако он вспоминает, что он просто человек, слишком поздно. Да, он хотел бы все исправить, но как теперь он может отнять жизнь у существа, которому он ее и подарил? Это ведь его детище, каким бы ужасающим оно не было.

    Мы также можем понять все страдания и чувства Создания. Он появился на этот свет, как эксперимент. Никто бы и не подумал, что он сможет о чем-то мечтать, к чему-то стремиться, хотеть счастья. А вот он осмелился открыть глаза и оглядеться, чтобы понять, что ни один человек в этом мире не посмотрит на него с добротой, а уж тем более с любовью. Он ненавидит себя за то, что он такой, но не его вина в этом. И уж не ему решать, когда умереть.

    Виктор и Создание. Одна судьба на двоих, которую вправе прервать только смерть. Только когда погаснет огонек жизни одного, сможет спокойно дожить второй. Хотя так ли спокойно? Совесть и память никто не отменял.

    Прекрасная и убедительная игра Бенедикта и Джонни не дает отвлечься ни на один момент, даже на вскрикивания «Беня», которые раздавались за моей спиной. Интересные режиссерские решения заставляют думать о представлении и после его окончания. Как, например, почему вся семья Франкенштейнов, кроме Виктора, чернокожие? Не для того ли это сделано, чтобы подчеркнуть особенность главного героя. Непохожесть его мыслей и души на окружающий мир. Не очень пышные, но невероятно красивые декорации полностью погружают тебя в мир спектакля.

    «Да, Беня действительно талант», — думала я, застегивая свое черное пальто поверх синего шарфа и уверенно шагая по вечернему Киеву.

    10 сентября 2014 | 18:15

    Одно из самых сложных для всякого, кто творит — создать хорошую историю, которая бы звучала. Подчас для этого требуется истинное мастерство и не одного человека, а многих, что является по-настоящему непростой задачей. Постановку британского национального театра без всякого смущения можно назвать такой историей, и не ошибиться.

    Это история о боли и любви, и непонятно, чего здесь больше: иссушающей боли или отчаянной жажды любви. Боль Существа, созданного, но забытого, верящего и страстно надеющегося, но в итоге погрязшего в ненависти к людям и самому себе, и любовь к своему создателю, безответная и слепая. Страдания Франкенштейна от потери близких и от того, что он сам всему виной, но также и восхищение к самому себе, сумевшему узреть тайну жизни и стать первым человеком, победившим смерть с помощью науки. Они оба без смысла жизни: у Существа его никогда толком и не было, а Виктор потерял его вместе с теми, кто был ему близок. Но они сумели обрести его друг в друге… Бесконечная ненависть, боль и такая же любовь, что не отделить одно от другого. Эта история, именно в этой постановке британского театра, не будет закончена, у неё нет конца, и никогда не будет. И это правильно: в конечности кроется смертность и человеческая слабость, в бесконечности — воля свыше, отречение от всего, что было дорого. Ведь так легко поверить, что Виктор и Существо до сих пор бродят в Аляске, играя в свою бесконечную игру: ищут друг друга, но не желают находить, мечтают убить друг друга, но на самом деле боятся этой одной смерти на двоих…

    Также хорошая история славится не только своими подводными смыслами (а здесь их можно привести ещё много, но зачем облекать в слова все), но и подачей. Камбербэтч в роли Существа — омерзителен и прекрасен, Ли Миллер в роли Франкенштейна — одержим и беспомощен перед своей властью. Актерская игра великолепна, сюжетная подача выстроена гладко и ровно. И, несмотря на то, что нам досталась просто запись спектакля, это не так уж и сильно чувствуется (да и не вызывает особого отторжения), потому что постановка кадра хороша, а происходящее завораживает, заставляя забыть о времени.

    Мир, созданный на основе такого произведения и таким актерским составом, не может быть плохим. Но постановщикам удалось сделать большее: придать этой истории жизнь, вдохнув в неё актерскую игру и вновь воскресить из пепла сюжет, до сих пор будоражащий кровь.

    10 из 10

    15 октября 2012 | 19:11

    «Is this the Region, this the Soil, the Clime,
    Said then the lost Arch-Angel
    this the seat that we must change for Heav`n,
    this mournful gloom
    for that celestial light?»*
    - It`s paradise lost. You`ve read «paradise lost»
    - I liked it
    - Why you saw… You saw yourself as Adam?
    - I should be Adam. God was proud of Adam. Satan`s the one I sympathize with. I was cast out like Satan. I did no wrong. And when I see others content, bile rises in my throat. And it tastes like Satan`s bile…»


    Чем отличается фильм и театральная постановка? Ответ очевиден, но выявить разницу можно только посмотрев то и другое.

    Благодаря фестивалю «National Theatre Live» у людей разных стран появилась возможность ознакомиться с театральной культурой Британии.

    Один из глубоко уважаемых режиссером Великобритании, Дэнни Бойл, поставил спектакль по роману известной английской писательницы Мэри Шелли, которая в свое время произвела фурор со своим романом.

    Создание Франкенштейна — до сих пор один из самых страшных существ, но Дэнни Бойл со сценаристом, по имени Ник Диар, не стали брать за основу его ужасную сторону, они решили открыть его душу: а что может чувствовать такое безобразное существо? Разве оно не имеет права чувствовать?

    Возможно для тех, кто читал роман Мэри Шелли и был в восторге от него, эта постановка покажется чем-то новым и необычным, но уж точно она вас не оставит равнодушными.

    Ник Диар хорошо выделил главную суть героев: Франкенштейна заполонила гордыня, Создание — изгнанник, никто его не принимает, потому что он омерзителен.

    По сути оба два персонажа чужие миру, они другие, один пытался найти себя, возомнив себя Богом, другой пытался понять общество и влиться в него, но что он выучил из человеческого мира — это месть и ненависть.

    Итог всего это то, что у Франкенштейна одна страсть — Создание. Если его не станет, то Франкенштейн исчезнет. Если не будет Франкенштейна, то и Создание умрет. В самом начале они были связаны, но вместо того, чтобы как-то помочь друг другу, они получили только страдание, злобу, месть и ненависть.

    Виктор Франкештейн/Бенедикт Камбербэтч

    Создание/Джонни Ли Миллер


    Первые сцены спектакля очень таинственны, такую мистическую атмосферу помогает прочувствовать музыка, в исполнении группы Underworld. (Хочу отметить, что Дэнни Бойл уже не в первый раз работает с ними.) И сразу хочу написать, что грим и костюмы сделаны на высшем уровне. Чего стоит лицо Создания, очень аккуратная работа. Он настолько уродлив, что по-началу вызывает ужас.

    Создание, в исполнении Джонни Ли Миллера, — самое близкое к человеку, ты видишь его глупым, странным, безобразным, но уж точно не дураком.

    Все его странные движения, звуки, манера говорить. Ты видишь существо, которое пытается приспособиться, пытается учиться, пытается чувствовать. Но он не может всё это довести до конца, люди боятся и ненавидят его, кидают в него камни, избивают. После такого отношения Создание осознает всю злобу, всю ненависть. Когда смотришь на Создание Миллера, то говоришь про себя:" Верю.» Действительно, слишком правдиво и реально выглядит игра актера.

    Виктор Франкенштейн — гордый, гениальный, безответственный ученый. Он гений. Одним этим словом становится ясно, что он не имеет права чувствовать, он не может любить, все его чувства и мысли в науке. Испугавшись своего творения, он бросает его, побоявшись ответственности.

    Бенедикт Камбербэтч сыграл его великолепно, нежели роль Создания. Сразу бросается в глаза, что он чувствует героя, он мыслит как он, он действует как он, он его понимает.

    В спектакле существует и любовный конфликт, который на первый взгляд кажется безобидным, но потом благодаря ему возрастает психологический конфликт, предшествующий финал.

    Виктор Франкештейн/ Джонни Ли Миллер

    Создание/Бенедикт Камбербэтч


    Создание Бенедикта Камбербэтч сильно отличается от Создания Джонни Ли Миллера. Бенедикт показал его слишком глупым. Много лишних движений. И на первый взгляд кажется дурачком. Создание Миллера жило в своем мире(внутреннем), а Создание Камбербэтча слишком быстро забыло про свой мир. Несмотря на всю эту непрофессиональную игру, Создание было чувственно и жалко, как и должно было быть.

    Виктор Франкенштейн. Я считаю, что выделять каких-то особых качеств не нужно, ибо оба варианты похожи, заместо одного нюанса. Франкенштейн Миллера кажется более эмоциональным, потому что у актера великолепная мимика.

    Хочу отметить, что Франкенштейн Камбербеэтча был более ограниченный, что выглядело эффектней. Однако оба актера справились с этой ролью.

    Посмотрев этот телевизионный спектакль, вы окунетесь в его атмосферу, будете сострадать ко всем героям пьесы, будете осуждать главных персонажей. Но, тем не менее, выходя из зала вы будете думать: «Ох, Англичане.»

    Хочу поблагодарить «National Theatre Live», что включили в свою программу и Россию, это большой опыт для российского зрителя, увидеть британскую театральную поставку и сравнить ее с русским театром, который, конечно же, не дотягивает до Британии.

    10 из 10

    4 ноября 2012 | 11:35

    Британский национальный Королевский театр дарит зрителям уникальную возможность насладиться самым яркими и зрелищными театральными постановками. Сила этих постановок не только в потрясающей актёрской игре, но и в изумительных, продуманных до мелочах декорациях, которые играючи сменяют друг друга. Уже с самых первых минут спектакль потрясает. На сцене, залитой светом сотней лампочек, имитирующих звёздное небо, появляется Создание. Сцена рождения — невероятная, драматичная и кажется бесконечной. Так появляется Создание, которое на наших глазах будет с нуля учиться ходить.

    Создание — Бенедикт Камбербэтч. Очень реалистично, самоотверженно и правдоподобно. Пылко, наивно, местами даже агрессивно. Чувственно, эмоционально и с полной самоотдачей. Бенедикт показал Чудовище, в котором больше человечного, чем во всех тех, кто его окружал. Яркий контраст образов. Он не такой как все. В его рождении — боль и непонимание. Борьба. В начале с самим собой, в попытках понять кто он, потом и со всем остальным миром, в надежде разобраться почему он тот, кем является. Он не был рождён Чудовищем, люди сделали его таковым. Камбербэтч тонко проводит грань между внутренним миром Создания и внешним миром людей. Чувственный, живой, добрый по своей сути, жаждущий любви, но обречённый на одиночество — таким на самом деле является Создание. И переход к тому, каким сделали его люди. Научили ненависти, страху, лжи и предательству. Единственный кто увидел в нём душу, не видя его лица, был слепой старик.

    Виктор Франкенштейн — Джонни Ли Миллер. Одержимый, сумасшедший, фанатик. У Ли Миллера профессор получился сдержанным и почти отстраненно-холодным. Решивши стать богом, не учёл того, что всякий бог заботится о своём создании. Своё же Создание он бросает. Бросает на растерзание озлобленных людей, на волю судьбе. Обрекает его на вечные вопросы, что будут мучить его. Предаёт его просьбу, его мольбу.

    Обе эти актёрские партии составляют единый целостный дуэт. Театр — это актер и зритель, один на один. Тут каждая эмоция, каждый жест и реплика не останутся не замеченными. Всё как на ладони. Камбербэтч с Ли Миллером остаются со зрителем лицом к лицу. Виктор Франкенштейн и Создание один на один между собой и зрителем.

    Спектакль «Франкенштейн» получился насыщенным, оставляющим после себя извечные жизненные вопросы, даже обостряя их, заставляя ещё раз задуматься. Может ли человек уподобиться богу? Вправе ли? Правда что жестокости в нас больше, чем милосердия? А добро — лишь добродетель избранных? Как одиноки мы? И вечно ли будет длиться наше одиночество? Стоит ли искать смысл жизнь? И есть ли он вообще?

    8 из 10

    18 марта 2014 | 22:56

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>