всё о любом фильме:

1210

год
страна
слоган«Равнодушие рождает чудовищ»
режиссерАрсений Гончуков
сценарийАрсений Гончуков
продюсерАрсений Гончуков
операторКонстантин Рассолов
композиторНикита Белов
художникЕкатерина Лапынина, Александра Печкина
монтажАрсений Гончуков
жанр драма
бюджет
600 000 руб.
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время73 мин. / 01:13
«1210» — это история про «маленького человека», который пытается добиться справедливости от государства. Но его попытки заранее обречены. Он — лишний, ненужный старик, против которого ополчилась даже его собственная семья.

Обездоленному и обворованному ветерану войны, кажется, остается только сойти с ума. Но это еще вопрос — он безумен в этом «нормальном» мире или «нормальный» мир сошел с ума от равнодушия? В итоге, отчаявшийся старик решается на страшный поступок. Поступок, который вряд ли можно будет оправдать.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.10 (19)
ожидание: 86% (171)

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 173 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Российский кинематограф кидается (см. заголовок)

    Неладное начинает проступать при первом разговоре с камерой. До чего уж слабый приём, так ещё и используется почти в начале фильма. Перегиб проступает при психозе мужика дома. Нет бы знать меру и остановиться на его разговоре с никем — нет, вместо этого сцена продолжается, и продолжается, и продолжается. Режиссёр слаб в выборе средств донесения смысла и не скрывает этого, а в данном случае он ничего и не пытался донести, скорее создать атмосферу. Можно было извернуться и сделать фильм бенефисом вот актёра на главной роли, так как играет он действительно впечатляюще, но нет. Вместо этого мы в самой долгой сцене фильма видим склейки, причём сделанные крайне грубо. Лично для меня фильм не интересен, но долгая неразрывная сцена с движущейся камерой, без склеек и с сильной игрой была бы бесспорным аргументом в пользу картины. Но сцена таковой не вышла.

    К концу фильма моё недоумение начало достигать критической точки, так как весь фильм обыгрываются все те переживания мужика, которые заявлены в первых 10и минутах. Режиссёр будто бы считает зрителя глупым, раз за разом показывая одни и те же душевные раны главного героя. В фильме не происходит вообще никакого развития, и ладно бы способы передачи переживаний каждый раз удивляли, так они вместо этого режут глаз.

    Концовка конечно отдельно «обрадовала». После многократного расставления точек над одними и теми же «и», казалось бы, чем может кончиться фильм? Я бы могла простить столь очевидную концовку в остальном хорошему драматическому фильму, но вот в данном случае… Когда этот простейший по режиссёрским приёмам метр, намертво застрявший на одних и тех же смысловых столпах, закончился столь предсказуемо и просто, что почти глупо, я разбила рукой лицо.

    Мне вот интересно, когда господа жюри фестивалей регалии отдают таким картинам, они вообще понимают, что массовому зрителю такими темпами на фестивали станет плевать вообще, целиком и полностью? Я последние 3 месяца заставляла себя смотреть конкурсные работы российских независимых режиссёров, так о них сначала узнать нереально, потом найти нереально, потом смотреть нереально. У меня нет желания сетовать на уровень фестивальных работ в стране, но пока что все понты из разряда «мы независимое кино, у нас реально круто» отыгрывает только пара людей.

    За актёра на главной роли

    4 из 10

    2 мая 2014 | 20:03

    Начну с того, что мне посчастливилось в рамках кинофестиваля, проходившего у нас в городе увидеть этот потрясающий фильм, и воочию лицезреть его создателей- Арсения Гончукова и Константина Рассолова. Замечательные самоотверженные люди, которые на свои же деньги создали такой шедевр. Конечно, он явно не для массового зрителя, который под попкорнчик любит посмотреть боевичок. Нет. Это чистейшее авторское кино. Сильное и искреннее, выстраданное и при этом живое. Фильм, который действительно заставляет прочувствовать и задуматься.

    Положа руку на сердце, признаюсь: никогда не задумывалась о людях, воевавших в Афганистане. О Второй мировой думала, о Чечне думала, а вот об Афганистане не думала никогда. А ведь есть ветераны, они живы до сих пор, они теряли близких, теряли себя. Сложно забыть такое. Они не могут от этого отмахнуться, забыть, это мы можем. Мы можем забыть о них, мы можем забыть о родителях, все можем забыть. Мы-то самое поколение бесчувственных идиоток, грызущих семки в своих офисах и решающих давать надбавку униженным старикам или нет. Нас надо иногда встряхивать такими фильмами-выстрелами.

    Главный герой, совершенно потрясающе сыгранный Робертом Ваабом, герой страдающий и ищущий утешения. Но утешения нет, потому что война все еще в голове. Война не прекратится ни на миг. Призрак прошлого-его главная боль, и его утешение. Он еще взывает к родным, но его исповедь для них лишь бредни сумасшедшего. Наблюдая сцену его разговора с дочерью я вдруг вспомнила когда-то увиденный документальный фильм о девочках из колонии для несовершеннолетних. Одна из них сидела перед камерой и с совершенно спокойно рассказывала о том, как убила бабушку, потому что ей надоели бабушкины рассказы о войне. Так и всем в этой семье не хотелось сопереживать, им хотелось поскорее его заткнуть и съесть свой суп.

    За что борется главный герой? ЗА 1210 рублей? Нет, конечно, деньги для него лишь бумажки, которые он может кинуть собакам. Он борется за название этой надбавки, ведь если даже из канцелярских бумажек пропадет эта категория- Ветеран Афганистана, то кто же тогда будет помнить об этой войне. Выходит, что это была никому ненужная жертва. Мальчишки умирали зря. За память боролся главный герой, за маленькую толику уважения.

    Да, фильм сложный, фильм неоднозначный. Но смотреть его нужно, смотреть обязательно. Смотреть до конца, хоть это и не просто, мне, например, довольно сложно было справиться со своими эмоциями во время просмотра. Но самое главное-фильм не оставляется равнодушным. А ведь нет ничего хуже равнодушия.

    24 мая 2013 | 22:32

    Он не здесь, он на войне, хотя она давно закончилась. Он зачем-то борется за память о той войне, но кто хочет помнить о ней?..

    «1210» Арсения Гончукова невольно отсылает к творчеству Алексея Балабанова. Это психологическая «махина», производящая тот же эффект, что и балабановское «Я тоже хочу». Отсутствуют недомолвки, всё предельно понятно, прямо-таки «разжёвано», а финал вместе с выстрелами главного героя «поражает» так, что первые десять минут ощущается полная прострация, потеря времени и места. Что там говорить, саспенс на высшем уровне, да что там саспенс, — это уже триллер в чистом виде, где действие достигает наивысшей точки и просто взрывается. На протяжении всего фильма создаётся ощущение тисков, сковывающих руки и ноги: оторваться от экрана невозможно, хочется скорей, скорей узнать, что дальше. Картина «держит» до конца, даже титры не дают прийти в себя: машинально читаешь имена и ничего не понимаешь.

    Несмотря на то, что фильм кашетированный, эффект участия в действии создаётся полнейший. Причём это достигается без помощи эффекта 3D, а путём эмоциональной игры актёров и операторской работы. Почти на протяжении всей картины камера, словно раненый зверь или упавший на землю лицом вниз человек, медленно поднимается ввысь, заставляя напрягаться не только тело, но и душу. Эпизод, где мальчик стреляет в мишень, а камера в это время «поднимается» с гравийного пола, так что видишь только камни и слышишь резки звуки, — производит впечатление небывалое. За тот миг, пока объектив «доползает» до мишени, самые разные мысли проносятся со скоростью света.

    Силу психологическому воздействию придают реактивные кадры — крупные планы лиц героев, которые переживают «на камеру», глядя прямо зрителю в глаза, отчего их эмоции передаются, начинаешь переживать с ними «в унисон». Получается нечто вроде «Стокгольмского синдрома», как бы абсурдно не звучало.

    Эффект повторения играет немаловажную как для восприятия роль: видение ветераном-афганцем своего сына заставляет и сопереживать отцу, и трепетать, — молодой человек показан со спины, он медленно поворачивается, и так и ожидаешь увидеть страшное лицо с мученическим выражением, с мертвецкой белизной. Режиссёр словно «играет» со зрителем, активно вовлекая его в свой фильм. Сильное впечатление производит диалог Николая Ивановича с невидимым слушателем, которым опять-таки выступает зритель. Первых две минуты, что он говорит, ожидаешь, что вот-вот камера выведет из тени его таинственного собеседника, однако ж в этом скоро разуверишься: Роберт Вааб в роли Николая Ивановича смотрит прямо в глаза и продолжает «общаться», и невольно начинаешь поддакивать, понимая с самых первых слов, о чём он так переживает. Ветеран Афганской войны всё ещё на Афганской войне, мысленно, правда, но он активно живёт там. Прибавка к пенсии за участие в этой войне как напоминание, 1210 рублей как «порядковый номер на рукаве». Словно награда и бич. Государство может ею свободно распоряжаться: «платить, потом отнять». И без этих денег Николай Иванович смог бы безбедно прожить, пенсия позволяет. Однако это не столько деньги, сколько тоже… память.

    Мхатовские паузы в диалогах позволяют «осмыслить» чувства героя, позволяют пережить то, что пережил он сам. Война загрызает его, оставив в живых в прошлом, среди солдат и смерти, и добивает его здесь, в настоящем, среди холода и окаменелости человеческих сердец.

    «Мы не знаем войны», — отвечает ему его собственная дочь и муж её непонимающе и тупо смотрит на афганца, — «мы не знаем, что там было на твоей войне», — говорят они прямо в лицо, избивая этими словами по его душе. А он объясняет на овощах, как было дело тогда, на его войне в ущелье, где погиб сын, которого он чувствует и видит каждый день, у которого он просит прощенье за то, что послал его в бой. Он просит прощение и у дочери с зятем за то, что доставляет столько хлопот, и слышит в ответ: «Бог простит».

    С одной стороны, понимаешь людей, с которыми он живёт: афганская война никого не жалела, калечила, делала из адекватного человека сумасшедшего. Но всё же… не понимаешь этих людей, большую часть времени проводя с Николаем Ивановичем. Кто поймёт его кроме своих же соратников, кто ответит ему на все вопросы, которые он задаёт себе и невидимому собеседнику?

    Игра актёров просто великолепная: Роберт Вааб живёт, а не играет, словно сам он пережил всё, что пережил его герой. На нём зациклено действо, но он не оттеняет своей игрой остальных актёров, позволяя им дополнить свой образ, позволяя им «жить» отдельно и рядом одновременно.

    Александр Гавриков в роли мужа Елены просто поразительно «прожил» с отсутствующим взглядом и зомбированным голосом. Он огромен, но душа его спряталась и боится. Воспоминания ветерана пугают его и нервируют.

    Юлия Дегтяренко в роли Елены, не уступает. Их дуэт с Гавриковым «подбрасывает» углей в общую топку эмоций: сцена разговора Елены с мужем тяжела не меньше, чем разговоры Николая Ивановича: создаётся такое впечатление, что муж ударит её, оскорбит, он нависает над столом и над самой женой. Однако ничего этого не происходит.

    Жанр фильма определяется как драма. Но это чисто психологический триллер с неожиданными поворотами, резкими движениями и «убийственной» развязкой.

    10 сентября 2013 | 18:41

    Фильм молодого режиссёра Арсения Гончукова можно рассматривать с разных точек зрения, находя всякий раз что-то любопытное и нетривиальное.

    Я не хочу, хоть это и крайне увлекательно, касаться лежащей на поверхности социальной и даже остросоциальной тематике, но предпочитаю сосредоточиться на собственно художественной составляющей.

    Этот выбор — сознательно себя заузить — необходим, чтобы, в пылу неизбежных баталий по поводу Афганской войны и сопутствующего ей сонма реальных проблем, не упустить крайне важное обстоятельство. Фильм Арсения — это, в некотором роде, эталонная модель, на примере которой можно объяснять, что такое искусство и как оно вообще возникает.

    Признаюсь честно, в первый раз мне было довольно непросто смотреть «1210». Почти весь фильм я, очень тепло относясь к Арсению лично, испытывал серьёзное неудовольствие, вызванное тем, как режиссёр и сценарист в одном лице строили свою историю.

    Если кристаллизировать суть моего неудовольствия, то оно сводилось к тому, что я не слишком люблю, когда мне не оставляют зрительского выбора, тисками выжимая необходимые эмоции. И действительно, если судить о главном герое по первым 9/10 картины, то перед нами — типичный маленький человек, типичная жертва обстоятельств, типичный Акакий Акакиевич, которого все обижают.

    Будь постановщиком картины кто-то другой, я, наверное, не слишком бы возмущался против такой безыскусной надсадности. В конце концов, режиссёру очень хочется, чтобы его героя полюбили, поэтому он может использовать любые средства, в том числе — и такое откровенное и беспардонное наматывание соплей на кулак.

    Но Арсений — автор замечательной «Конечной остановки», художник тонкий, чурающийся однозначностей, ценящий свободу зрительского суждения… Мне было неловко за него, неловко за себя. Моё настроение портилось от эпизода к эпизоду.

    Я предчувствовал провал и уже придумывал, что бы такое соврать автору, чтобы его не обидеть, как Арсений, буквально одной сценой, развернул всю историю на 180 градусов, превратив своё неизбежное поражение в большую творческую победу.

    На этом чудесном повороте стоит остановиться поподробнее, чтобы, на его примере, раскрыть механизм превращения дохудожественного в собственного художественное. Итак, каким к финалу картины подходит наш главный герой — Николай Иванович Баранов?

    Это — сугубо положительное, глубоко страдающее, искренне несчастное существо. Это — современный святой, гонимый ближними и дальними, терзаемый и презираемый. С ним всё понятно и потому совершенно, не с человеческой, но с эстетической точки, не интересно. Про него нечего думать и, соответственно, нечего волноваться: он — простой, как кисточка…

    И вдруг этот простой и почти святой человек вытаскивает из кармана ствол и разряжает его в двух совершенно случайных тёток из собеса. (Тётки, заметим в скобках, абсолютно отвратительны, но в конкретных злоключениях Николая Ивановича не повинны: решение срезать пресловутю надбавку к пенсии принималось точно не ими и даже не их начальниками).

    Выстрелом своим наш герой моментально и бесповоротно меняет всю расстановку фигур на эмпатической карте. Он не только обнажает невероятные глубины собственной души, но и заставляет нас по-новому определить своё к нему отношение. Если прежде это был достоиный лишь сладких слёз аудитории «терпила по жизни», то теперь перед нами — хладнокровный убийца, которому нет ни оправдания, ни снисхождения.

    Добравшись до финала истории, мы оказываемся в совершенно иной ситуации: Николай Иванович перестаёт быть однозначным и прозрачно понятным, ему более невозможно просто сочувствовать, точно зная, что он сделал. Мы, размышляя теперь об этом персонаже, вынуждены постоянно колебаться, пытаясь сопоставить в своём сознании два противоречащих друг другу образа…

    И это колебание, эта неопределённость, эта сложная объёмность действующих лиц и событий и есть то, что составляет сердцевину искусства, представляющего собой территорию вечно становящегося, пульсирующего, а потому — живого.

    Арсений, доверившись своему драматургическому чутью, сумел избежать соблазнительной и плакатной фальши, когда было достаточно спекулировать на печальных перипетиях военного пенсионера, получая свою долю положительных рецензий. Он двинулся дальше — к настоящей драме, к настоящей истории, к настоящему художеству.

    Этот успех режиссёра приятен вдвойне. Во-первых, у нас есть фильм, который однозначно переживёт время своего появления — не только по причине выдающегося актёрского дебюта в качестве исполнителя главной роли Роберта Вааба.

    «1210» будет волновать, будет вызывать споры даже тогда, когда Афганская война станет далёкой историей, потому что сюжет о том, как симпатичный человек, не злодей, не ублюдок, совершает смертный грех и с этим те, кто его знает, вынуждены как-то определяться, вечен.

    Во-вторых, и это касается карьеры автора, фильм «1210», его вторая «взрослая» постановка, намечает твёрдую линию в его творчестве, связанную с обращением к неоднозначным, чрезвычайно противоречивым, а потому невероятно интересным героям, от которых невозможно отмахнуться, сказав себе, что с ним всё понятно.

    «Нет, — отвечает нам режиссёр своими картинами, — ни черта не понятно. В жизни вообще мало что понятно. По крайней мере, мне. Но я и не пытаюсь никого обмануть: я на таком же распутье, как вы. А значит, будем разбираться вместе».

    8 из 10

    23 января 2013 | 12:59

    1210 — это много или мало? Или вообще ничто? Для человека с достатком 1210 рублей не значат ровным счетом ничего. Сущая мелочь, которую с легкостью можно выбросить на ветер, потратить на безделушки, и — забыть, что когда-то была в бумажнике такая незначительная сумма. Для тех же, кто перебивается с умеренного КЗОТа на КЗОТ, чьи доходы едва укладываются в шпалы прожиточного минимума, то и такие деньги значат много больше, чем просто сумма, добавленная в качестве государственной помощи. От этих денег, отвоеванных в прямом смысле и потом, и кровью, и слезами, пожалуй, зависит слишком многое. Сама жизнь, в конце концов. Жизнь обычного человека Николая Баранова, прошедшего самый ад Афгана, но ставшего никому ненужным в мирные времена. По идее спокойные, в идеале налаженные что на бытовом, что на духовном уровнях, но на самом деле пронизанные безнадегой, равнодушием, злостью как со стороны родных, для которых Николай оказался не просто лишним, а лучше бы мертвым, так и со стороны совсем ему незнакомых. Для последних Баранов — пыль на подошве их дорогих ботинок, ничто и никто, которого слишком легко не замечать, поскольку его и нет вовсе для них. Маленький сгорбленный человек оказался тенью среди теней, и свет для него более недоступен. Обшарпанные стены, облезлые обои, комната, напоминающая тюремную камеру. Затхло, душно, тяжко тут не жить, а выживать, оттягивая с неизбежностью час смерти.

    21:20 — пришла тьма. Николай умирает. Струящийся по венам тусклый лунный свет меркнет и тает в его глазах, и ему в моменты невыносимой предсмертной агонии, когда горло заливает кровь, а сердце начинает биться в такт дальнему набату поезда, идущего по рельсам в дождливое ничто, начинают являться призраки прошлого, кровавые видения из Кабула и Кандагара. Сочащиеся кровью культи, монотонные и гипнотизирующие песни муэдзинов, песок тошнотворно-желтый и осколочно-острый, впивающийся в расцарапанные руки, в кожу, запачканную порохом и кровью, в глаза, жаждущие более не видеть кошмаров наяву. Но его явь — это война. Еженощная, ежедневная, ежеминутная, ежесекундная боль, страдания, рвущие плоть на части, на ошметки. На осколки, летящие в бездну, в пропасть, куда падает и сам Николай.

    2012 год оказался богат в современном русском кино, вплоть до чрезвычайности, на картины, для которых была характерна остросоциальная тематика, выпирающая своими заморенными костями из плоти привычной чернушности или бытовушности, то есть теми категориями, без которых невозможно представить горький русский реализм. Причем данная остросоциальность, присутствовавшая и в последней картине Алексея Октябриновича Балабанова «Я тоже хочу», и в витальной жестокости «Жить» Сигарева, и в политико-социальном манифесте «За Маркса…» Светланы Басковой, апогея своего достигла в картине, которая на выходе была в сути своей не ловкой имитацией жизни, не притчей, разыгранной в условностях, а квинтэссенцией самого бытия, решенной в крайне лаконичных, лапидарных с точки зрения киноязыка формах — фильме «1210» дебютанта Арсения Гончукова, рассказавшего историю борьбы и бунта брошенного на произвол судьбы ветерана-афганца, для которого прибавка к пенсии — сущие копейки — стала самоопределяющим постулатом, не отвоевав которую в реальной жизни наш герой бы утратил все. Он архаичен, он мыслит категориями морали в век, когда никакой морали не осталось в помине. Он грешон, но Бог его не простит, поскольку нет в этом пространстве, именуемом жизнью в средней полосе, Бога. Вера здесь лишена сакрального смысла, иконы — просто для галочки, но не для осознания того, что помолившись, выпросив чуток, воздастся, а за спиной проявится потустороннее светило. Николай — юродивый без явного юродства, уродливый без явного же уродства. Уродливость эта проявляется ближе к финалу, корни катарсиса которого восходят к небезызвестной «Шинели». Сменяются цари, уходят в небытие часы и дни от Рождества Христова, но все по-прежнему на Руси. Сильный ненавидит слабого, а слабый рано или поздно перейдет ту опасную черту, за которой уже не будет человека как такового. Право быть правым все же важнее, бунт становится единственным выходом для человека, раньше верившего в идеалы. Но они мертвы. Истлели. Маленькая песчинка во вселенной одного государства, в которой каждый, кто уже у власти — сам государь. Больно, несправедливо. Война проиграна, трупы каменеют в афганской пустыне, но ее надо продолжать. До последней капли крови, до порванного нерва, до слез, тающих на ветру. «1210» — не фильм-приговор, но фильм-разговор со зрителем, с обществом. Честный, беспристрастный, беспримесный с точки зрения кристальности киноязыка и зрелости режиссуры, и бескомпромиссный в своих окончательных выводах, каждый из которых — обвинение, выпад власть предержащим и всем близлежащим, которые от них зависят и висят на волоске от бунта, от хаоса, от морока, от оглушающего крика в равнодушной тишине. Да, равнодушие, как и сон, рождает чудовищ. Нигилизм порождает колесо насилия, наушничества, лжи. Фильм в своей статической сонной манере застыл в пространстве небытия, комы и уже смерти. Но это смерть не Николая Баранова, отчаявшегося героя, а нас с Вами, которые виноваты во всем, что с ним произошло.

    20 июля 2015 | 17:48

    Сюжет фильма я немного знал, финал оказался ожидаемым, но все равно неожиданным… Фильм, конечно, зацепил. С первых кадров и до финальных титров.

    Нынешний зритель — существо искушенное. Посмотрел столько фильмов, видео и черт те чего. В кино, по телевизору, на DVD, в сети. Ну, что мы до сих пор не знаем, не понимаем? Чего не видели, и что нас еще может удивить?

    Фильм простой. Мужик, в годах, афганец. Приходит в собес и отдает папку с документами на перерасчет ветеранской надбавки в 1210 рублей. Как так? Платили и вдруг перестали. Платили же, верно? Так почему отобрали?

    А тетки в собесе уже с утра раздраженные: всё ходят и ходят. Ведь русским языком объяснили: льготы и надбавки сняли, но увеличили пенсию. Пенсию свою получаете? Чо ходить-то?

    Дома Николай отмечает очередную годовщину смерти сына. Сын пропал без вести в тех же горах, где воевал отец. По моим подсчетам лет 15 назад. Годовщину отец отмечает один, в своей комнатке. Свечка, рюмка с водкой, накрытая хлебом, портрет. С сыном за эти годы уж обо всем переговорено, альбом с фотографиями листается без смысла. Водка идет как вода, но Афган снова начинает стрелять по мозгам и никак от этой заразы не избавиться…

    В последнее время я часто вспоминаю отца. Он был с 20-го года, в 39-м ушел в армию. Был на финской, но Бог миловал… Отечественную прошел всю. Несколько раз был ранен, под Кенигсбергом очень тяжело. Девять дней лежал в холодной палате (сарае?) для безнадежных, но выжил. Летом отправили в Монголию на войну с Японией. Зачем? Домой вернулся в 46-ом. Вся молодость прошла там, ладно, что живой остался.

    В фильме есть очень сильная сцена. На кухне. Понимаешь всех. И мужика, из которого война прет и он никак не может остановиться. И дочь, с мужем и ребенком, у которых эта война не то, что в печенках, а в легких, ушах, мозгах. И там уже не помещается, вываливается. И слушать мочи нет, и любить такого трудно, и жить с ним невыносимо, и расстаться невозможно, и все к тому и идет…

    Мой отец научился жить на гражданке. Он даже как-то не сумел, а умел справляться со своими ранами, телесными и душевными. Я боялся смотреть на его шрамы, на них была такая тонкая пленочка, мне всё казалось, что она вот-вот порвется…

    Войну он всю жизнь носил с собой. Рассказывал мало. Это были короткие, простые и жуткие рассказы. Многие помню до сих пор, хотя прошло уж лет 40. Некоторые книжки про войну он читал. Молча. Кино про войну не любил. Если правды было мало, отзывался презрительно: «Как в кине…». Если правды было достаточно — смотрел с трудом. Когда бомбили воющие «юнкерсы», его хватало ненадолго — молча уходил на кухню… Сейчас осознаю с удивлением и благодарностью, как он сумел не поцарапать нас своей войной.

    Орденов у него не было, только медали. Мне больше нравились новенькие, блестящие. К 20-летию Победы, к 30-летию. Отец относился к ним с плохо скрываемым презрением. Чем-то они его сильно обижали и раздражали. Чем — по молодости лет я тогда этого не понимал, понял много позже.

    Странное дело, собрался писать о фильме, в котором отец разговаривает с убитым сыном, а пишу об отце, которого нет уже более 30 лет. То ли могу говорить только о себе, любимом, то ли фильм не только о них, но и о нас тоже…

    Много лет назад, когда мониторы были большими, я обнаружил забавный эффект. Обычно смотришь на экран и видишь зеленые буквы текста. А если посмотреть как-то иначе, то можно увидеть своё отражение и то, что за спиной. Занятно было иногда переключать свое вИдение. Как-то так смотрел я «1210»…

    Фильм напоминает, а то и просто вытаскивает из нашей памяти то, что мы забыли (хотели бы забыть?) или засунули поглубже, чтобы оно не мешало нам спокойно и комфортно жить. Хорошо бы это чувство сохранить подольше. Не потому, что я такой уж махровый мазохист, да и не люблю расковыривать свои болячки. Вряд ли мы бросимся помогать совсем чужим и незнакомым людям, потому как на нас лежит довольно толстый слой эгоизма. Но мы можем помочь нашим близким. Тогда и когда им нужнА и важнА наша помощь, пока наша забота и внимание их не раздражают. Часто это не требует никаких подвигов и даже денег. Просто чуть почаще и чуть повнимательнее их слушать, пытаться услышать и понять. Может и они захотят когда-нибудь понять нас…

    3 ноября 2012 | 16:40

    Очень атмосферный фильм. Так грустно, что хочется завыть. И музыка располагает. Но так много воздуха в этой грусти, так много… Близкая атмосфера, по сугубо моим ощущениям, у Балабанова в «Брате». И тема такая балабановская. Но фильм стоит на той тонкой грани, за которой неизбывная чернуха, такой нтвэшный треш. Он на той грани, когда еще возможно проследить логику, причинно-следственную связь. И он ни разу не свешивается ни одной секундой за эту грань. Даже пометка прокатная 12+.

    Пространство действия очень ограничено, ежедневный маршрут из дома в комитет и обратно. Жизнь-вода бежит вокруг, говна бурлят, а для пенсионера-афганца ничего не меняется. Туда и обратно, и снова туда. Путь вне жизни, вместо нее.

    А вся жизнь у него в голове. Там кромешный ад, и боль, и любовь. Но снаружи не видно и не понятно. Снаружи сплошные бумаги и казенные выражения. Ну и еще трагикомичная картошка с морковью на столе в роли танков и бэтээров, в которых на полном уже серьезе в 1986 погибло 150 молодых ребят. Безумие на многих кухнях страны, без романтики. И частый конфликт отцов и детей — когда дети заживо хоронят отцов, а те все понимают и живут рядом со своими детьми, зная от этом.

    Фильм очень чистый. Во всех смыслах — и по незамутненности основной сюжетной линии, и по тому, что ряд тегов к нему был бы «офицерская честь», «долг», «правда». Нижегородская поэтесса Марина Кулакова сравнила его с классической античной трагедией. Он такой очень ровный на протяжении почти 75 минут, а в конце как хлопок перед носом, и попробуй, не заморгай удивленно. Зал обескураженно завис и замолк до середины титров и только потом начал хлопать. И кстати, фильм основан на реальных событиях. Он не цитирует их, это не документалка, но осмысляет.

    4 ноября 2012 | 23:32

    Посмотрел фильм «1210» — хороший фильм, глубокий смысл, но есть незавершенность некоторых эпизодов и ляпы (наверное, будь возможность, картину можно было бы увеличить по длительности на 20-30 минут, соединив как раз все логические неувязки; из ляпов — дергается вначале у оператора камера, лица соцработников при встрече с дочерью героя не по центру кадра, на трассе — в кадре одинокий человек с рекламой сауны — к чему это — непонятно; в тире «учитель» говорит, что «стрелок» талантливый, однако ни одного попадания в мишень, роль 3-го из обидчиков также неясна, вроде как он и следил за главным героем, однако, когда ветеран выглядывал из окна, он видел там сына или человека в телогрейке). С другой же стороны — ряд эпизодов оставляют абсолютно бескомпромиссную трактовку действия, которые точно отображают социальный статус картины (к примеру, когда главный герой дает пощечину ребенку, а после извиняется, или когда дочь кричит вслед уходящему отцу, чтобы он берег себя, или когда ветеран швыряет деньги жадным мужикам, зная, что у него другие ценности, что собственно дошло до одного из обидчиков позже). В фильме есть мелкие второстепенные детали, на которые не обратить внимание было невозможно: шум от автомашин, от взлетевшего голубя в одном кадре, голос играющего радио (или тв) в сцене на кухне, также большие бусы у социального работника, которые являются некой усмешкой над ветераном. Соцработникам в кадре абсолютно все равно на проблемы главного героя, и все его попытки что-то доказать бессмысленны и бесполезны как и сами эти бусы. Без сомнения показана четкая линия жизненного принципа героя — обещания должны исполнятся и все должно делаться в срок (монолог в начале отведет к стрелкам на часах в конце фильма). Роберт Вааб сыграл живую в полном смысле этого слова роль, а музыка лишь усугубляет весь драматизм происходящего. Всех остальных героев оценивать сложно, так как вся картина заточена под главного героя, и им достались небольшие роли.

    Фильм не стал для меня открытием в жанре драмы (видал и более «болезненные» картины), но, учитывая бюджетность и подбор актеров, кричащую идею несправедливости удалось воплотить в сюжет. Данное авторское кино все же не для широкого показа (вопреки мнению создателей) и с возрастной категорией 16+ (не ниже, так как человек моложе просто не сможет полностью понять смысл и глубину, да и местами лексика неподобающая).

    Потраченного времени на просмотр не жалею.

    19 августа 2013 | 23:39

    Начну с общего впечатления о фильме. Фильм эмоциональный, искренний. Есть ряд реально сильных моментов. Но в целом фильм сильным назвать трудно. А жаль. Тема интересная, острая, болезненная. Не хватило совсем немного. Чуточку не дожато с психологической достоверностью, и в драматургическом плане излишняя прямолинейность порой напрягает. Плохо это, или хорошо — современный зритель привык, чтобы с ним «играли». В фильме же диалоги жизненные, правдоподобные — и это безусловный плюс. Но подтекстов катастрофически не хватает.

    Впрочем, плюсов в фильме немало. Фильм очень атмосферный. Интересная музыка, шикарные урбанистические пейзажи. Ледяные камни, огромные серые глухие стены, застывшая, припорошенная снегом вода. Весь антураж работает на психологическую историю противостояния маленького человека и бездушного… общества? Да, пожалуй, что не просто общества, а мира в целом. Не смотря на кажущуюся тесную привязку к российской действительности, история солдата, который выполнил свой долг перед родиной, а этой родине теперь глубоко… ну, скажем, плевать… Это ведь история универсальная. И, понятное дело, не в размере ветеранской прибавки дело и даже не в ее наличии. Снятие этой самой ветеранской прибавки стало для героя последней каплей его, личного внутреннего конфликта, который уже давным давно сводит его с ума. Жизнь поломана, сына потерял, кошмары преследуют и во сне и наяву долгие годы. И ради чего? Кому это было нужно? Главный герой уже давно и слишком хорошо видит, что никому. И даже близкие люди не хотят да и не могут его понять. Он был в аду. Вернулся из ада, но попал в еще более страшный ад — бессмысленности и отчужденности. Что осталось в этой жизни у главного героя? Только человеческое достоинство. Фактически, за него и ведет он свою собственную войну.

    Потрясающе сыграл главного героя Роберт Вааб. Вообще великолепный кастинг — буквально каждый персонаж на своем месте. Очень сильный режиссерский ход с монологами главного героя в камеру. Это не может оставить равнодушным никого. Герой обращается к тебе и ты остро чувствуешь — лично перед тобой ставится проблема. Проблема несправедливости. И долго в моей памяти будут всплывать глаза главного героя, которые, наполняясь слезами, становятся будто слепыми…

    9 марта 2013 | 22:43

    Даже не знаю с чего начать.

    Очень сложный и противоречивый фильм. Настоящий, трогает сердце и душу. И несмотря на то, что в нем нет как таковых кроваво-жестоких сюжетов, он все равно сильно цепляет за живое. Исполнитель главной роли отлично сыграл, вернее даже не сыграл, а просто вжился в свою роль. В некоторые моменты казалось, что он как и его герой постепенно сходит с ума от иррациональности окружающего его мира.

    Стоит смотреть, однозначно. Но не всем. Не все поймут, не все смогут прочувствовать и поймать настроение фильма. Да и смотреть рекомендуется в определенном состоянии души, когда ты здесь и не здесь, когда вроде бы и нет причин для грусти, но и радости почему-то тоже нет.

    Отдельно отмечу музыку за кадром. Меня она просто завораживала временами.

    Также понравилась манера съемки оператора.

    Спасибо за фильм.

    9 из 10

    21 декабря 2012 | 13:58

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...
    Билеты на Московский кинофестиваль — за лучшую рецензию

    Статьи


    В октябре в Санкт-Петербурге начались съемки проекта «28 панфиловцев», собравшего в этом году на краудфандинговой платформе «Бумстартер» рекордные три миллиона рублей. В октябре и ноябре свет увидят и другие фильмы, снятые независимыми энтузиастами на свои и народные средства. Среди них чего только нет: от военных эпиков и кровавой фантастики до документального кино о недоношенных детях и фан-сериала по компьютерной игре. (...)
     
    все статьи
    Кинокасса США $ Россия
    1.Angry Birds в киноAngry Birds38 155 177
    2.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War32 939 739
    3.Соседи. На тропе войны 2Neighbors 2: Sorority Rising21 760 405
    4.Славные парниThe Nice Guys11 203 270
    5.Книга джунглейThe Jungle Book10 944 350
    20.05 — 22.05подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse417 087 247
    2.Angry Birds в киноAngry Birds157 229 791
    3.Экипаж40 352 730
    4.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War39 340 516
    5.Любовь не по размеруUn homme à la hauteur9 142 052
    20.05 — 22.05подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 544 015102 918
    Деньги686 557 497 руб.10 622 072
    Цена билета269,87 руб.14,50
    20.05 — 22.05подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    240.Рапунцель: Запутанная историяTangled8.063
    241.ДогвилльDogville8.062
    242.РататуйRatatouille8.060
    243.ГаттакаGattaca8.060
    244.Окно во дворRear Window8.060
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    16.ОноIt94.28%
    17.ГенийGenius93.99%
    18.Голос монстраA Monster Calls93.81%
    19.Великая стенаThe Great Wall93.75%
    20.Джейсон БорнJason Bourne93.75%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass18
    Тайные агентыAgents secrets6
    Самый лучший день130
    Большие и маленькие1
    ВаркрафтWarcraft51
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ВаркрафтWarcraft8.326
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass6.905
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse7.572
    Angry Birds в киноAngry Birds6.537
    Экипаж8.176
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Черепашки-ниндзя 2Teenage Mutant Ninja Turtles: Out of the Shadows02.06
    Иллюзия обмана 2Now You See Me 209.06
    Славные парниThe Nice Guys16.06
    В поисках ДориFinding Dory16.06
    День независимости: ВозрождениеIndependence Day: Resurgence23.06
    премьеры