всё о любом фильме:

1210

год
страна
слоган«Равнодушие рождает чудовищ»
режиссерАрсений Гончуков
сценарийАрсений Гончуков
продюсерАрсений Гончуков
операторКонстантин Рассолов
композиторНикита Белов
художникЕкатерина Лапынина, Александра Печкина
монтажАрсений Гончуков
жанр драма
бюджет
600 000 руб.
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время73 мин. / 01:13
«1210» — это история про «маленького человека», который пытается добиться справедливости от государства. Но его попытки заранее обречены. Он — лишний, ненужный старик, против которого ополчилась даже его собственная семья.

Обездоленному и обворованному ветерану войны, кажется, остается только сойти с ума. Но это еще вопрос — он безумен в этом «нормальном» мире или «нормальный» мир сошел с ума от равнодушия? В итоге, отчаявшийся старик решается на страшный поступок. Поступок, который вряд ли можно будет оправдать.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.10 (19)
ожидание: 86% (171)

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 170 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Начну с того, что мне посчастливилось в рамках кинофестиваля, проходившего у нас в городе увидеть этот потрясающий фильм, и воочию лицезреть его создателей- Арсения Гончукова и Константина Рассолова. Замечательные самоотверженные люди, которые на свои же деньги создали такой шедевр. Конечно, он явно не для массового зрителя, который под попкорнчик любит посмотреть боевичок. Нет. Это чистейшее авторское кино. Сильное и искреннее, выстраданное и при этом живое. Фильм, который действительно заставляет прочувствовать и задуматься.

    Положа руку на сердце, признаюсь: никогда не задумывалась о людях, воевавших в Афганистане. О Второй мировой думала, о Чечне думала, а вот об Афганистане не думала никогда. А ведь есть ветераны, они живы до сих пор, они теряли близких, теряли себя. Сложно забыть такое. Они не могут от этого отмахнуться, забыть, это мы можем. Мы можем забыть о них, мы можем забыть о родителях, все можем забыть. Мы-то самое поколение бесчувственных идиоток, грызущих семки в своих офисах и решающих давать надбавку униженным старикам или нет. Нас надо иногда встряхивать такими фильмами-выстрелами.

    Главный герой, совершенно потрясающе сыгранный Робертом Ваабом, герой страдающий и ищущий утешения. Но утешения нет, потому что война все еще в голове. Война не прекратится ни на миг. Призрак прошлого-его главная боль, и его утешение. Он еще взывает к родным, но его исповедь для них лишь бредни сумасшедшего. Наблюдая сцену его разговора с дочерью я вдруг вспомнила когда-то увиденный документальный фильм о девочках из колонии для несовершеннолетних. Одна из них сидела перед камерой и с совершенно спокойно рассказывала о том, как убила бабушку, потому что ей надоели бабушкины рассказы о войне. Так и всем в этой семье не хотелось сопереживать, им хотелось поскорее его заткнуть и съесть свой суп.

    За что борется главный герой? ЗА 1210 рублей? Нет, конечно, деньги для него лишь бумажки, которые он может кинуть собакам. Он борется за название этой надбавки, ведь если даже из канцелярских бумажек пропадет эта категория- Ветеран Афганистана, то кто же тогда будет помнить об этой войне. Выходит, что это была никому ненужная жертва. Мальчишки умирали зря. За память боролся главный герой, за маленькую толику уважения.

    Да, фильм сложный, фильм неоднозначный. Но смотреть его нужно, смотреть обязательно. Смотреть до конца, хоть это и не просто, мне, например, довольно сложно было справиться со своими эмоциями во время просмотра. Но самое главное-фильм не оставляется равнодушным. А ведь нет ничего хуже равнодушия.

    24 мая 2013 | 22:32

    Фильм «1210».

    Работу Арсения Гончукова можно уважать, хотя бы за то, что режиссер взялся за заведомо невыполнимую задачу — открыть душу ветерана. Тем, кого война не коснулась даже стороной, глубины этого фильма никогда не понять!

    Читая отзывы, мне показалось, что люди так и не поняли драму главного героя. Она не в утраченной ветеранской надбавке, и даже не в его личной трагедии. Главный герой пытается объяснить «людям мирного времени» как они наивны, и чудовищно несправедливы. Наивны и несправедливы они именно потому, что не знают, и не понимают, какой ценой и от чего, их уберегли.

    Мой брат как то сказал: «Я воюю не за боевые выплаты, медальку на грудь или место в автобусе. Я рву кишки(!), себе и другим, чтобы мои дети и женщины ЭТОГО КОШМАРА никогда не видели».

    Ветеранов Великой Отечественной Войны уважили почти полвека. Уважали, потому что в каждом доме, в каждой семье был человек, который на своей шкуре знает, что такое атака танками, арт. налет или бомбежка. Вместе с ветеранами умирает память о войне. Умирает уважение к тем, кто служил и воевал ради мирного неба над своим домом.

    Уважайте ветеранов. Неважно какой войны. Если уважение умрет окончательно, вернется БОЛЬШАЯ ВОЙНА и напомнит всем нам, в чем мы были не правы.

    Рекомендую смотреть всем.

    8 из 10

    27 ноября 2012 | 00:58

    Премьера «1210» состоялась 12 октября 2012 года — и тогда, увы, попасть на показ не смог… Но с тех пор регулярно натыкался в Интернете на рецензии на этот фильм. Как правило — очень лестные для режиссера рецензии, интригующие. В общем, решил посмотреть фильм во что бы то ни стало.

    И вот — вчера в одном из залов киностудии «Амедиа» состоялся еще один показ фильма «1210». Я извернулся, как мог — и успел-таки к 7 часам вечера на Новоостаповскую улицу, в другую часть Москвы. И не пожалел ни разу. В небольшом уютном зале, заполненном примерно наполовину молодыми, преимущественно, людьми, я пережил все перипетии фильма и трагедию его главного героя, который, на самом деле — есть образ собирательный, ибо историями, подобными той, что разворачивается в картине, как это ни страшно, насыщены информационные ленты отечественных новостных изданий… Да. Фильм настоящий, честный. Фильм-сигнал, фильм-гражданская позиция. Фильм-боль. И просто хорошая режиссерская работа.

    Как человек, имеющий не последнее отношение к музыкальной деятельности, не могу не отметить музыку в фильме. Еще и потому, что, на мой взгляд, этому — важнейшему компоненту любого «атмосферного» фильма — в отечественном кинематографе не всегда уделяется достаточно внимания. А Гончуков вот и этим вопросом занялся всерьез… Музыкальная тема, сочиненная композитором Никитой Беловым, очень точно попала в нерв фильма, усилила и украсила впечатления от холодных промозглых планов на экране и разворачивающейся перед зрителями драмы. Все — верно. Все — как надо.

    Не могу не сказать о том, что фильм этот — честный и НУЖНЫЙ — практически целиком снят режиссером за свои деньги, заработанные на других проектах. И вложенных денег совершенно, что называется, «не отбил». Да никто на это особо и не надеялся…

    Больше того. Все остальные картины, над которыми продолжает работать Автор, тоже постоянно нуждаются в финансировании — но, несмотря на небольшой бюджет и нехватку средств — все же доводятся до конца. В том числе — благодаря финансовой помощи друзей и просто людей, небезразличных судьбе хорошего, честного авторского кино. И демонстрируются на экранах страны при поддержке порой совершенно незнакомых людей, отвечающих за кинозалы и соответствующие площадки. «А что им это дало?» — спросил режиссера один из зрителей. «Ну, как… Галочку в раю», — не колеблясь ответил Арсений. Так что фильмы Гончукова — это еще и «народные» фильмы, отчасти, ибо — с миру по нитке, с потенциального зрителя и собирается порой часть средств на доведение этих кинопроектов до логического конца.

    Много, много интересного рассказал Автор о работе над фильмом по окончанию его просмотра. Всего не перескажешь. Но главное: очень радостно, что такое кино, такие люди есть. Интересно? Ходите на кинопоказы, качайте фильмы, вносите за их просмотр свой посильный вклад — фильмы живут, когда их смотрят. Вы, потенциальные зрители, сами можете давать им жизнь, помогать им рождаться…

    И еще… после просмотра фильма как-то неудержимо захотелось опрокинуть рюмку-другую. Чтобы как-то гармонизировать впечатление, полученное от просмотра фильма. Чтобы… нет, не отогнать, но как-то «правильно уложить» в себе ощущения сырости и тоски, которыми фильм переполнен. И — просто выпить, в конце концов, за день рождения самого Арсения, которое было вчера — да, в день показа фильма. Что я по окончании кинопоказа и сделал.

    Думаю, «галочки в раю» этот фильм достоин. Как минимум.

    20 марта 2013 | 13:26

    1210 — это много или мало? Или вообще ничто? Для человека с достатком 1210 рублей не значат ровным счетом ничего. Сущая мелочь, которую с легкостью можно выбросить на ветер, потратить на безделушки, и — забыть, что когда-то была в бумажнике такая незначительная сумма. Для тех же, кто перебивается с умеренного КЗОТа на КЗОТ, чьи доходы едва укладываются в шпалы прожиточного минимума, то и такие деньги значат много больше, чем просто сумма, добавленная в качестве государственной помощи. От этих денег, отвоеванных в прямом смысле и потом, и кровью, и слезами, пожалуй, зависит слишком многое. Сама жизнь, в конце концов. Жизнь обычного человека Николая Баранова, прошедшего самый ад Афгана, но ставшего никому ненужным в мирные времена. По идее спокойные, в идеале налаженные что на бытовом, что на духовном уровнях, но на самом деле пронизанные безнадегой, равнодушием, злостью как со стороны родных, для которых Николай оказался не просто лишним, а лучше бы мертвым, так и со стороны совсем ему незнакомых. Для последних Баранов — пыль на подошве их дорогих ботинок, ничто и никто, которого слишком легко не замечать, поскольку его и нет вовсе для них. Маленький сгорбленный человек оказался тенью среди теней, и свет для него более недоступен. Обшарпанные стены, облезлые обои, комната, напоминающая тюремную камеру. Затхло, душно, тяжко тут не жить, а выживать, оттягивая с неизбежностью час смерти.

    21:20 — пришла тьма. Николай умирает. Струящийся по венам тусклый лунный свет меркнет и тает в его глазах, и ему в моменты невыносимой предсмертной агонии, когда горло заливает кровь, а сердце начинает биться в такт дальнему набату поезда, идущего по рельсам в дождливое ничто, начинают являться призраки прошлого, кровавые видения из Кабула и Кандагара. Сочащиеся кровью культи, монотонные и гипнотизирующие песни муэдзинов, песок тошнотворно-желтый и осколочно-острый, впивающийся в расцарапанные руки, в кожу, запачканную порохом и кровью, в глаза, жаждущие более не видеть кошмаров наяву. Но его явь — это война. Еженощная, ежедневная, ежеминутная, ежесекундная боль, страдания, рвущие плоть на части, на ошметки. На осколки, летящие в бездну, в пропасть, куда падает и сам Николай.

    2012 год оказался богат в современном русском кино, вплоть до чрезвычайности, на картины, для которых была характерна остросоциальная тематика, выпирающая своими заморенными костями из плоти привычной чернушности или бытовушности, то есть теми категориями, без которых невозможно представить горький русский реализм. Причем данная остросоциальность, присутствовавшая и в последней картине Алексея Октябриновича Балабанова «Я тоже хочу», и в витальной жестокости «Жить» Сигарева, и в политико-социальном манифесте «За Маркса…» Светланы Басковой, апогея своего достигла в картине, которая на выходе была в сути своей не ловкой имитацией жизни, не притчей, разыгранной в условностях, а квинтэссенцией самого бытия, решенной в крайне лаконичных, лапидарных с точки зрения киноязыка формах — фильме «1210» дебютанта Арсения Гончукова, рассказавшего историю борьбы и бунта брошенного на произвол судьбы ветерана-афганца, для которого прибавка к пенсии — сущие копейки — стала самоопределяющим постулатом, не отвоевав которую в реальной жизни наш герой бы утратил все. Он архаичен, он мыслит категориями морали в век, когда никакой морали не осталось в помине. Он грешон, но Бог его не простит, поскольку нет в этом пространстве, именуемом жизнью в средней полосе, Бога. Вера здесь лишена сакрального смысла, иконы — просто для галочки, но не для осознания того, что помолившись, выпросив чуток, воздастся, а за спиной проявится потустороннее светило. Николай — юродивый без явного юродства, уродливый без явного же уродства. Уродливость эта проявляется ближе к финалу, корни катарсиса которого восходят к небезызвестной «Шинели». Сменяются цари, уходят в небытие часы и дни от Рождества Христова, но все по-прежнему на Руси. Сильный ненавидит слабого, а слабый рано или поздно перейдет ту опасную черту, за которой уже не будет человека как такового. Право быть правым все же важнее, бунт становится единственным выходом для человека, раньше верившего в идеалы. Но они мертвы. Истлели. Маленькая песчинка во вселенной одного государства, в которой каждый, кто уже у власти — сам государь. Больно, несправедливо. Война проиграна, трупы каменеют в афганской пустыне, но ее надо продолжать. До последней капли крови, до порванного нерва, до слез, тающих на ветру. «1210» — не фильм-приговор, но фильм-разговор со зрителем, с обществом. Честный, беспристрастный, беспримесный с точки зрения кристальности киноязыка и зрелости режиссуры, и бескомпромиссный в своих окончательных выводах, каждый из которых — обвинение, выпад власть предержащим и всем близлежащим, которые от них зависят и висят на волоске от бунта, от хаоса, от морока, от оглушающего крика в равнодушной тишине. Да, равнодушие, как и сон, рождает чудовищ. Нигилизм порождает колесо насилия, наушничества, лжи. Фильм в своей статической сонной манере застыл в пространстве небытия, комы и уже смерти. Но это смерть не Николая Баранова, отчаявшегося героя, а нас с Вами, которые виноваты во всем, что с ним произошло.

    20 июля 2015 | 17:48

    Фильм молодого режиссёра Арсения Гончукова можно рассматривать с разных точек зрения, находя всякий раз что-то любопытное и нетривиальное.

    Я не хочу, хоть это и крайне увлекательно, касаться лежащей на поверхности социальной и даже остросоциальной тематике, но предпочитаю сосредоточиться на собственно художественной составляющей.

    Этот выбор — сознательно себя заузить — необходим, чтобы, в пылу неизбежных баталий по поводу Афганской войны и сопутствующего ей сонма реальных проблем, не упустить крайне важное обстоятельство. Фильм Арсения — это, в некотором роде, эталонная модель, на примере которой можно объяснять, что такое искусство и как оно вообще возникает.

    Признаюсь честно, в первый раз мне было довольно непросто смотреть «1210». Почти весь фильм я, очень тепло относясь к Арсению лично, испытывал серьёзное неудовольствие, вызванное тем, как режиссёр и сценарист в одном лице строили свою историю.

    Если кристаллизировать суть моего неудовольствия, то оно сводилось к тому, что я не слишком люблю, когда мне не оставляют зрительского выбора, тисками выжимая необходимые эмоции. И действительно, если судить о главном герое по первым 9/10 картины, то перед нами — типичный маленький человек, типичная жертва обстоятельств, типичный Акакий Акакиевич, которого все обижают.

    Будь постановщиком картины кто-то другой, я, наверное, не слишком бы возмущался против такой безыскусной надсадности. В конце концов, режиссёру очень хочется, чтобы его героя полюбили, поэтому он может использовать любые средства, в том числе — и такое откровенное и беспардонное наматывание соплей на кулак.

    Но Арсений — автор замечательной «Конечной остановки», художник тонкий, чурающийся однозначностей, ценящий свободу зрительского суждения… Мне было неловко за него, неловко за себя. Моё настроение портилось от эпизода к эпизоду.

    Я предчувствовал провал и уже придумывал, что бы такое соврать автору, чтобы его не обидеть, как Арсений, буквально одной сценой, развернул всю историю на 180 градусов, превратив своё неизбежное поражение в большую творческую победу.

    На этом чудесном повороте стоит остановиться поподробнее, чтобы, на его примере, раскрыть механизм превращения дохудожественного в собственного художественное. Итак, каким к финалу картины подходит наш главный герой — Николай Иванович Баранов?

    Это — сугубо положительное, глубоко страдающее, искренне несчастное существо. Это — современный святой, гонимый ближними и дальними, терзаемый и презираемый. С ним всё понятно и потому совершенно, не с человеческой, но с эстетической точки, не интересно. Про него нечего думать и, соответственно, нечего волноваться: он — простой, как кисточка…

    И вдруг этот простой и почти святой человек вытаскивает из кармана ствол и разряжает его в двух совершенно случайных тёток из собеса. (Тётки, заметим в скобках, абсолютно отвратительны, но в конкретных злоключениях Николая Ивановича не повинны: решение срезать пресловутю надбавку к пенсии принималось точно не ими и даже не их начальниками).

    Выстрелом своим наш герой моментально и бесповоротно меняет всю расстановку фигур на эмпатической карте. Он не только обнажает невероятные глубины собственной души, но и заставляет нас по-новому определить своё к нему отношение. Если прежде это был достоиный лишь сладких слёз аудитории «терпила по жизни», то теперь перед нами — хладнокровный убийца, которому нет ни оправдания, ни снисхождения.

    Добравшись до финала истории, мы оказываемся в совершенно иной ситуации: Николай Иванович перестаёт быть однозначным и прозрачно понятным, ему более невозможно просто сочувствовать, точно зная, что он сделал. Мы, размышляя теперь об этом персонаже, вынуждены постоянно колебаться, пытаясь сопоставить в своём сознании два противоречащих друг другу образа…

    И это колебание, эта неопределённость, эта сложная объёмность действующих лиц и событий и есть то, что составляет сердцевину искусства, представляющего собой территорию вечно становящегося, пульсирующего, а потому — живого.

    Арсений, доверившись своему драматургическому чутью, сумел избежать соблазнительной и плакатной фальши, когда было достаточно спекулировать на печальных перипетиях военного пенсионера, получая свою долю положительных рецензий. Он двинулся дальше — к настоящей драме, к настоящей истории, к настоящему художеству.

    Этот успех режиссёра приятен вдвойне. Во-первых, у нас есть фильм, который однозначно переживёт время своего появления — не только по причине выдающегося актёрского дебюта в качестве исполнителя главной роли Роберта Вааба.

    «1210» будет волновать, будет вызывать споры даже тогда, когда Афганская война станет далёкой историей, потому что сюжет о том, как симпатичный человек, не злодей, не ублюдок, совершает смертный грех и с этим те, кто его знает, вынуждены как-то определяться, вечен.

    Во-вторых, и это касается карьеры автора, фильм «1210», его вторая «взрослая» постановка, намечает твёрдую линию в его творчестве, связанную с обращением к неоднозначным, чрезвычайно противоречивым, а потому невероятно интересным героям, от которых невозможно отмахнуться, сказав себе, что с ним всё понятно.

    «Нет, — отвечает нам режиссёр своими картинами, — ни черта не понятно. В жизни вообще мало что понятно. По крайней мере, мне. Но я и не пытаюсь никого обмануть: я на таком же распутье, как вы. А значит, будем разбираться вместе».

    8 из 10

    23 января 2013 | 12:59

    Посмотрела первый полнометражный фильм Арсения Гончукова «1210» в минувший «Актуальный четверг» в Библиотеке киноискусства им. С. М. Эйзенштейна.

    Плакала. Думала. Копалась в себе.

    Скромный зал, небольшой по современным меркам экран, стулья вместо кресел. Публика немногочисленная и очень разная: с ожидаемыми претензиями к врагу-государству, трепетными разборами семейной трагедии главного героя, интересными философскими откровениями и неожиданными параллелями с «Малышом и Карлсоном», дотошностью в угадывании московских пейзажей — мест проведения съемки. Тот самый момент, когда фильм перестает быть просто историей, выходит за границы режиссерского замысла и обретает новую и удивительно разнообразную жизнь в зрительских умах и сердцах. Во истину, «у каждого свое кино».

    Сошлись, кажется, в одном — реальности происходящего на экране. На то и «остросоциальная драма» как есть, без прикрас, но и без нарочитой «чернухи» — частой гостьи в данном жанре. Длинные кадры, не блещущие внутрикадровым монтажом и динамичным действием, небольшие неровности в монтажных склейках, типичные социальные штампы в изображении второстепенных персонажей, слегка навязчивая тональность музыкального сопровождения, подсказывающая, что ты должен чувствовать в тот или иной момент, воспринимаемые в первом приближении как недочеты, в конечном итоге в своем органичном переплетении оказываются тем самым средством, что придает фильму глубину и документальность. Отсюда и весь этот зрительский интерес к судьбе героя до событий, показанных в фильме; и стремление ухватиться за любую светлую деталь — будь то одумавшийся (пусть и поздно) уличный бандит или девушка, застегивающая пуховик на бегу, которая вовсе не дочь, но так хочется в это верить; и потребность, и желание иного финала. Ибо осознав все это настоящее, живое, человеческое, неумолимо обрушившееся на тебя с экрана, невозможно без боли, без выворачивания себя наизнанку принять этот сокрушительный заключительный аккорд. Но даже перепиши режиссер концовку, что изменится в реальном мире? И если все показанное — реальность, то где в этой истории Я?

    Я в этой истории постоянно прохожу мимо. Мимо бомжей в переходах, соседских алкоголиков, старух, собирающих милостыню у порогов церквей, мимо надрывных стенаний кликуш, мимо пенсионеров, оббивающих пороги соцслужб. У каждого из них своя история и своя трагедия, своя растоптанная судьба. Так уж важно, как каждый из них оказался на самом дне? Я смотрю на героев фильма — ветерана-афганца, его семью, грабителей, готовых пойти на убийство ради наживы, и жалею каждого из них, не выбирая, кто достоин, а кто нет, и реву оплакивая в каждом из них просто человека, сломавшегося, слабого, несовершенного. И ненавижу каждого из них за то, что оказались просто людьми, заставили сомневаться в Человеке. Моя жалость — мерзкое чувство, ибо суть ее пустота и неспособность что-либо изменить. В такие моменты себя я презираю еще больше за свое бессилие, малодушие и страх, за то, что всегда, как бы остро не сопереживала каждому из них, я всегда мимо, я всегда в бездействии, и даже на расстоянии вытянутой руки — я всегда по другую сторону экрана. «Успокойся, я люблю тебя!» — на это ведь тоже надо решиться? Подарить искреннее и теплое чувство зачастую гораздо сложнее, чем в порыве секундного сострадания и самоискупления сунуть в руку мятую купюру, отвернуться и побежать дальше. Равнодушие, что рождает чудовищ, оно тоже отчасти мое.

    Я в этой истории внутри семейного конфликта. И этот нравственный — безнравственный выбор дочери главного героя, как его оценить, осудить, попытаться понять? Я в своей собственной жизни пытаюсь найти и осознать, где заканчивается родительский, дочерний, сестринский, любой другой родственный долг и начинаются границы собственной жизни, свободы и личности? Должно ли быть семейное родство значимее всего остального? Стоят ли любви несмотря ни на что те, в чьих жилах течет одна с тобой кровь? Близки ли по-настоящему тебе твои близкие? Я не знаю правильных, универсальных ответов. Я всего лишь каждый раз делаю свой нравственный — безнравственный выбор и живу с ним.

    Я в этой истории смотрюсь в зеркало и вижу в нем собственное одиночество. И пусть мое — это полкастрюли ни с кем неразделенного и по той причине скисшего борща, выливаемого в унитаз; оторванная розовая дверца от кухонного шкафчика, которую некому повесить на место, и собака, что, как известно, «лучше людей», а не доведенная до крайности душевная пустота и безысходность как у героев картины — чужая беда, вопреки ожиданиям, не утешает. Становится больно и страшно.

    Такое кино. Такая жизнь. Такой повод лишний раз взглянуть в лицо себе самой и понять, кто ты есть на самом деле.

    А потом были еще кадры нового фильма и стихи. И трогательное признание в любви одной из актрис. И посредине всего этого Арсений, искренний, живой, щедрый.

    28 июня 2014 | 14:12

    Посмотрел фильм «1210» — хороший фильм, глубокий смысл, но есть незавершенность некоторых эпизодов и ляпы (наверное, будь возможность, картину можно было бы увеличить по длительности на 20-30 минут, соединив как раз все логические неувязки; из ляпов — дергается вначале у оператора камера, лица соцработников при встрече с дочерью героя не по центру кадра, на трассе — в кадре одинокий человек с рекламой сауны — к чему это — непонятно; в тире «учитель» говорит, что «стрелок» талантливый, однако ни одного попадания в мишень, роль 3-го из обидчиков также неясна, вроде как он и следил за главным героем, однако, когда ветеран выглядывал из окна, он видел там сына или человека в телогрейке). С другой же стороны — ряд эпизодов оставляют абсолютно бескомпромиссную трактовку действия, которые точно отображают социальный статус картины (к примеру, когда главный герой дает пощечину ребенку, а после извиняется, или когда дочь кричит вслед уходящему отцу, чтобы он берег себя, или когда ветеран швыряет деньги жадным мужикам, зная, что у него другие ценности, что собственно дошло до одного из обидчиков позже). В фильме есть мелкие второстепенные детали, на которые не обратить внимание было невозможно: шум от автомашин, от взлетевшего голубя в одном кадре, голос играющего радио (или тв) в сцене на кухне, также большие бусы у социального работника, которые являются некой усмешкой над ветераном. Соцработникам в кадре абсолютно все равно на проблемы главного героя, и все его попытки что-то доказать бессмысленны и бесполезны как и сами эти бусы. Без сомнения показана четкая линия жизненного принципа героя — обещания должны исполнятся и все должно делаться в срок (монолог в начале отведет к стрелкам на часах в конце фильма). Роберт Вааб сыграл живую в полном смысле этого слова роль, а музыка лишь усугубляет весь драматизм происходящего. Всех остальных героев оценивать сложно, так как вся картина заточена под главного героя, и им достались небольшие роли.

    Фильм не стал для меня открытием в жанре драмы (видал и более «болезненные» картины), но, учитывая бюджетность и подбор актеров, кричащую идею несправедливости удалось воплотить в сюжет. Данное авторское кино все же не для широкого показа (вопреки мнению создателей) и с возрастной категорией 16+ (не ниже, так как человек моложе просто не сможет полностью понять смысл и глубину, да и местами лексика неподобающая).

    Потраченного времени на просмотр не жалею.

    19 августа 2013 | 23:39

    Начну с общего впечатления о фильме. Фильм эмоциональный, искренний. Есть ряд реально сильных моментов. Но в целом фильм сильным назвать трудно. А жаль. Тема интересная, острая, болезненная. Не хватило совсем немного. Чуточку не дожато с психологической достоверностью, и в драматургическом плане излишняя прямолинейность порой напрягает. Плохо это, или хорошо — современный зритель привык, чтобы с ним «играли». В фильме же диалоги жизненные, правдоподобные — и это безусловный плюс. Но подтекстов катастрофически не хватает.

    Впрочем, плюсов в фильме немало. Фильм очень атмосферный. Интересная музыка, шикарные урбанистические пейзажи. Ледяные камни, огромные серые глухие стены, застывшая, припорошенная снегом вода. Весь антураж работает на психологическую историю противостояния маленького человека и бездушного… общества? Да, пожалуй, что не просто общества, а мира в целом. Не смотря на кажущуюся тесную привязку к российской действительности, история солдата, который выполнил свой долг перед родиной, а этой родине теперь глубоко… ну, скажем, плевать… Это ведь история универсальная. И, понятное дело, не в размере ветеранской прибавки дело и даже не в ее наличии. Снятие этой самой ветеранской прибавки стало для героя последней каплей его, личного внутреннего конфликта, который уже давным давно сводит его с ума. Жизнь поломана, сына потерял, кошмары преследуют и во сне и наяву долгие годы. И ради чего? Кому это было нужно? Главный герой уже давно и слишком хорошо видит, что никому. И даже близкие люди не хотят да и не могут его понять. Он был в аду. Вернулся из ада, но попал в еще более страшный ад — бессмысленности и отчужденности. Что осталось в этой жизни у главного героя? Только человеческое достоинство. Фактически, за него и ведет он свою собственную войну.

    Потрясающе сыграл главного героя Роберт Вааб. Вообще великолепный кастинг — буквально каждый персонаж на своем месте. Очень сильный режиссерский ход с монологами главного героя в камеру. Это не может оставить равнодушным никого. Герой обращается к тебе и ты остро чувствуешь — лично перед тобой ставится проблема. Проблема несправедливости. И долго в моей памяти будут всплывать глаза главного героя, которые, наполняясь слезами, становятся будто слепыми…

    9 марта 2013 | 22:43

    На часах было 21:36, после просмотра прошло больше часа. Этого времени хватило, чтобы собрать мысли в кучу и написать что-то дельное, а может и не совсем дельное, о фильме.

    Мною было прочитано много статей о том, как правильно писать рецензии. Но я так и не научилась этому (за это мне нужно съесть кусок пирога позора). Поэтому не судите строго, это просто искренний комментарий к фильму «1210».

    Всё началось с музыки. С первых секунд ты погружаешься в себя, в раздумья, всё внимание приковано к экрану и ты в ожидании, что же будет?

    А было вот что. Грустная, злободневная, печальная история жизни человека, потерявшего и потерявшегося. Запутавшегося в себе. Обезумевшего от бессилия и неисправности ситуации. Ведь мёртвые с того света (если таковой существует) не возвращаются. Человеку, который потерял близкого человека (маму, папу, брата, сестру, дедушку — не важно) это легко и больно понять. История трагична. Николай Иванович пытается справиться, но он не может найти в себе силы. В таких случаях свойственно обращаться к себе подобным. В лице самых близких родственников, а именно дочери и её семьи, Н. И. не находит поддержки. Они его отторгают, не пытаясь понять. Последняя надежда — старый товарищ. И тот подводит. И становится совсем плохо, потому что ты оказываешься чужим среди своих. И ноша становится ещё тяжелее и ты не в силах её вынести.

    Герой бродит по холодным улицам, мостам.. разговаривает сам с собой. И мосты олицетворяют неспособность перехода на другую сторону жизни. Это просто невозможно.

    Друзья, вы верите в то, что умершие люди могут с нами общаться? Я верю и герой фильма верит. Он разговаривал с сыном, оправдывался.. Замечательно то, что душа сына улыбалась.. «Отмучиться — всегда хорошо». Ему, где бы он ни был, было хорошо и спокойно. Он прожил свой век, он отмучился. Но слова «Я ухожу, теперь уже навсегда» повергают героя в шок. Что он чувствует? Отец, винящий себя в гибели сына? Весь диалог он плачет.. Красоту и глубину его глаз невозможно не заметить. Глаза — зеркало души. Эти глаза говорили о том, что герой через многое прошёл, но их свет, их яркость и открытость говорят о том, что Н. И. не потерял душевных качеств.. он остался человеком среди нечеловеческого отношения к себе. Но ему сложно отпустить сына.. «Я же тебя не отпускал..». Но такова жизнь, мы всегда кого-то теряем.

    И не надбавка, «1210 советских рублей», была конечной остановкой в жизни Николая Ивановича. Его дочь и мошенник (который взял деньги героя) одумались, но поздно. Несколько выстрелов подряд и земная жизнь героя оборвалась. Но началась другая, возможно лучше и чище, чем была.. во всяком случае, теперь отец и сын воссоединились, они оба отмучались.

    P.S. Фильм впечатлил и оставил тяжёлые эмоции. Плакали вместе с героем, сочувствуя его трагедии.

    Спасибо Вам, Арсений за показ!

    10 из 10

    17 ноября 2012 | 13:03

    Посмотрела фильм «1210». Целый день ходила под впечатлением… Очень давно ничто так не бередило душу. Такие фильмы нужно показывать всенародным просмотром, чтобы люди становились добрее и задумались над тем, как они живут.

    «Равнодушие рождает чудовищ» — очень точно сказано. До мурашек, с комом в горле, до скрежета зубов, смотришь и понимаешь, что дальше так жить нельзя! Если ничего не изменить, то вот он, апокалипсис. Не с неба или с преисподней. Гораздо ближе. От нас самих.

    Я — обычный зритель. Поэтому не ищу шероховатости и недостатки. Я смотрю сердцем. Это кино, благодаря замечательной игре актеров, музыке, натуре съемок, переворачивает всё внутри. Незабываемый взгляд главного героя до сих пор передо мной.

    А еще я услышала «балабановские» нотки. Балабанов был моим любимым режиссером. Подумалось, вдруг: вот он! Снова с нами, в лице Арсения Гончукова.

    Мне кажется, что такое кино — это колокол, набат. И в наших интересах его услышать.

    10 из 10

    22 апреля 2014 | 14:25

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>