всё о любом фильме:

Под покровом небес

The Sheltering Sky
год
страна
слоган«A woman's dangerous and erotic journey...»
режиссерБернардо Бертолуччи
сценарийМарк Пиплоу, Бернардо Бертолуччи, Пол Боулз
продюсерДжереми Томас, Уильям Олдрич
операторВитторио Стораро
композиторРюити Сакамото
художникФердинандо Скарфьотти, Джанни Сильвестри, Эндрю Сандерс, ...
монтажГабриэлла Кристиани
жанр драма, приключения, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Испания  822.7 тыс.,    Германия  756.1 тыс.,    Франция  618.7 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время138 мин. / 02:18
Номинации (1):
Семейная пара американцев — Порт Морсби и его жена Кит путешествуют по просторам Северной Африки. После десяти лет брака каждый из них надеется, что это путешествие возродит их отношения.

В Марокко к супругам присоединяется попутчик — Джордж Таннер, он очарован этими людьми, но особенно его привлекает Кит. Через некоторое время Порт, заподозрив жену в измене, прилагает все усилия, чтобы избавиться от Джорджа…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
50%
12 + 12 = 24
5.4
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Американский писатель Пол Боулз, автор романа «Под покровом небес», по которому поставлен фильм, появляется в финале картины в роли рассказчика.
    • Писатель остался крайне недоволен работой режиссёра Бернардо Бертолуччи.
    Трейлер 01:45

    файл добавилКиноПоиск

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    В 1947 году трое американцев (композитор Порт и его жена Кит — семейная пара с десятилетним стажем, а также их новый приятель Джордж Таннер из нью-йоркского высшего света) приезжают в качестве туристов в Африку. В Сахаре, вдали от цивилизации, наедине с вечной природой, они надеются обрести утраченный смысл существования и новую гармонию. Они бегут от одиночества и разобщения больших городов, от сумасшедшего ритма и опустошающей душу суеты, от неверия и разочарования в истинах человеческого бытия, мечтая укрыться «под покровом небес», забыть о прошлом и начать жизнь сначала, уже совсем другими людьми. Но герои не могут понять, что им чужда и даже враждебна иная цивилизация, которая пугает непредвиденными опасностями, и вписаться в неё ещё невозможнее, нежели в привычный мир городских интеллектуалов. Они не в состоянии избавиться от самих себя, от собственной тени, которая не исчезает и под раскалённым солнцем пустыни, поэтому продолжают носить в себе скрытые и явные комплексы, мании и причуды, всё то, что было пережито раньше. А присутствие Джорджа действительно усложняет и без того непростые, запутанные взаимоотношения Порта и Кит, которые переживают крах собственных иллюзий, что сильная и страстная любовь может сделать их счастливыми. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 31 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Чем путешественник отличается от туриста? Турист, только прибыв на место, уже думает о возвращении, а путешественник не знает, вернется ли вообще».

    Вернутся ли к обычной жизни после предпринятого путешествия в Африку главные герои фильма «Под покровом небес»? Зритель, хотя бы чуть-чуть знакомый с именем Бертолуччи, даже не видя фильма, скорее всего, на этот вопрос лишь печально покачает головой… И будет прав! Но фильм видеть надо!

    Трое американцев, муж, жена и друг семьи, решают убежать от надоевших будней большого города туда, где ничто не сможет им помешать заново понять смысл жизни, найти свое вдохновение и обрести утраченное счастье.

    Куда еще может захотеть уехать тонкочувствующий композитор Порт? Конечно в Северную Африку, своими звуками и будоражащими ритмами, как будто созданную для его партитуры. Он берёт с собой супругу Кит, с которой они в браке уже больше десяти лет. Их отношения на грани развала. Их любовь превратилась в пытку. И Порт надеется здесь, вдали от цивилизации «под покровом небес» попробовать написать историю их любви заново. Но ни Порт, ни Кит оказываются не в состоянии избавиться от собственного прошлого, былых обид и непонимания. Присутствие третьего лица, молодого симпатичного и богатого Джорджа Таннера, ко всему прочему успевшему увлечься Кит, становится дополнительным раздражителем для нервной Кит и опустошенного Порта.

    Попытки супругов достучаться друг до друга каждый раз натыкаются на взаимное недоверие, на упреки и никчемные измены. Борьба двух личностей, двух противоположностей приводит к новому стихийному витку проблем.. А Таннер оказывается попросту козлом отпущения в их запутанных сложных взаимных отношениях.

    Попытка Порта удивить супругу своим заветным, прибережённым специально для нее, самым красивым пейзажем пустыни, раскинувшейся до горизонта рыжими барханами, соприкасающимися там с удивительными голубыми спасительными небесами, находит отклик у Кит. Их импульсивная нахлынувшая жажда близости закончилась так же внезапно, как и началась. Их ненужные разговоры убили в тот момент то, что чувствовали друг к другу их сердца. Обрести гармонию с любимой женщиной, примириться, сказать ей о своей любви «под покровом небес» Порту так и не удается.

    И, как будто, мстя этим двум за их малодушие и игры, природа начинает свои военные действия против них. Небеса, обретая невероятную тяжесть и плотность, начинают давить. Пустыня перестает быть бескрайне-красивой. Она превращается в злобную стерву-судьбу, которая насылает на них стаи черных мух, обжигающий зной, от которого трескаются не только губы, но и чувства, и головы начинают трещать от других проблем. Ветер, несущий из пустыни сотни миллионов песчинок, ранит людей, он забивает глаза и души песком, он приносит страшную болезнь, от которой нет спасенья. И начинается процесс разрушения.

    Этот процесс захватывает обоих. Болезнь Порта обнажила, наконец, истинное отношение к нему Кит, которая всеми силами пытается спасти любимого, ухаживает, бьется из последних сил, не находя нигде ни поддержки, ни помощи. И самое страшное во всем этом, что меня, лично, пробрало просто до мурашек, это то, что Порт не пытается сопротивляться болезни. Он не борется, не бьет лапками за свою жизнь, он отпустил всё на самотек и поплыл на волнах музыки, звучащей вокруг него странными ритмами и гортанными звуками. Он, как будто увидел ту самую гармонию, к которой стремился, и перед самой смертью он успевает сказать Кит о том, как он ее любит. Но… Всё уже слишком поздно.

    Разрушение женщины стремительно ускоряется. Кит совсем теряет смысл собственной жизни. Ей не на кого опереться, ей не на кого рассчитывать во враждебной для нее пустыне. Она теряется. Совсем. Она утрачивает связь с миром, забывает о том, кто она есть. Пустыня забирает её с собой, как военный трофей. И всё дальше и дальше, день за днем, ночь за ночью уносят её верблюды, корабли пустыни. Сутки сменяются одни другими, пустынные пейзажи сменяются видами замученных природой арабских городишек. Бедуины, закутанные с ног до головы в темные одеяния, от которых не по себе, с горящими глазами и дикими страстями окружают ее со всех сторон. И она отдается без сопротивления на волю судьбы, на волю этим людям. И это по-настоящему пугает!

    Картина Бертолуччи — огромное безумно красивое творение, наполненное огромной душой великолепных актеров Джона Малковича (давно мной уважаемого) и Дебры Уингер (в этом фильме я впервые познакомилась с этой удивительной актрисой).

    Это живописное полотно Бертолуччи звучит музыкой, музыкой Африки. Африку мы слышим то вздохами утомленной путешественницей, то криками страстной одалиски, то гортанным рычанием дикой необузданной богини мщения.

    Эта картина невероятна по тому, как природа вплетается в человеческую жизнь, как дикая природа обретает суть человеческой судьбы.

    Бертолуччи заставляет зрителя задуматься о том, как тонка ниточка, связующая человека с миром. Как глубока и беспомощна человеческая душа. Как неуловимо время. Как неумолима судьба. Как хрупка человеческая жизнь.

    «Чем путешественник отличается от туриста? Турист, только прибыв на место, уже думает о возвращении, а путешественник не знает, вернется ли вообще».

    По-моему, все мы в этой жизни — путешественники…

    10 из 10

    24 сентября 2007 | 00:14

    Странный, тягучий фильм Бертолуччи, «пахнущий» пылью марокканских дорог и затхлыми улочками крошечных южно-африканских городков. Простая история про пресыщённых всеми радостями мира людей бездарно растрачивающих свою жизнь на никчемные знакомства, слова, поступки и мысли, и при этом лишь один Порт Моресби, каким-то внутренним, неосязаемым ощущением, чествует всю бесполезность происходящей реальности.

    Пытаясь отвергнуть эту реальность, герой Малковича совершает подобно древним античным героям, путешествие на край мира, где небо такое плотное и неподвижное, что уподобляется защитной сени, оберегающей путешественников. Совершая «свою Одиссею» Порт, идёт дорогой постепенного обезличивания и растворения в окружающей его действительности, что и приводит к фатальной концовки картины Бертолуччи.

    Непревзойдённая картина итальянского режиссёра, сумевшего передать атмосферу безысходности и надломленности человека, который слишком поздно возвратился к самому себе.

    14 июня 2007 | 19:55

    Невероятный, завораживающий фильм!

    Для меня он невольно ассоциируется с «Английским пациентом», и не столько с Африкой, или губительным треугольником, а скорее фразой что по-настоящему мы путешествуем не по странам, а по людям, и люди и есть главное. При всей замечательности «Пациента» это путешествие по людям здесь выражено ещё более совершенно, возможно из-за некоторой аскетичности сюжета, отсутствия таких шикарных сцен, как рассматривание фресок ночью в храме- всё очень скупо, лаконично, и при этом напряжение чувств ничуть не меньшее- как это получается у Бертолуччи -просто непонятно!

    Пара поехала в эту поездку возможно, чтобы возродить былые отношения, или разобраться в себе. Происходи это в большом городе, сюжет наверное растянулся бы на годы — суета жизни помешала бы обнажиться чувствам, тлеющим конфликтам. Название «Под покровом небес» звучит трагически- небеса не укрыли, а наоборот обнажили всё.

    Африка в сюжете являются действующим лицом, ещё одним участником драмы. Бесконечные пески, иссини пустое небо, караваны, которые путешествуют тысячелетия. Эта предметная невыдуманная вечность сбрасывает маски и последние покровы. Две великолепные сцены: занятие любовью на камнях и когда Кит оставляет умершего мужа и опустошенная сидит у дороги- это вершины мирового кинематографа.

    Вторая ассоциация- «Вавилон» Иньяриту — и опять не столько через место действия, возможно через музыку- Сакамото просто великолепен- музыка, мало того, что хороша сама по себе, но вставлена в фильм настолько гармонично, что не является ни фоном, ни иллюстрацией, ни способом нагнетания эмоций, -просто когда она начинает звучать, вдруг понимаешь, что ни секундой раньше, ни секундой позже, и именно эти звуки, т. е. гармония с изображением полная.

    Немного отвлекаясь от самого фильма, начинаешь думать об этом дополнительном действующем лице- этот котёл, который породил само человечество, иногда затихает, иногда бурлит, но за этой картиной неподвижных песков таится первородная сила, которая возможно и перевернёт весь существующий мир.

    Поражает мастерство Бертолуччи, который в скупом повествовании умудрился гармонично вплести чувственные сцены высочайшего градуса, трагичные моменты, когда вроде бы ничего не происходит, а воздух кажется звенит от напряжения!

    Фильм- трагедия, и в то же время нечто большее, фраза «Поскольку никто из нас не знает, когда умрет, то мы не думаем, насколько жизнь быстротечна, что мы всё сможем увидеть и пережить, но порой успеваем так мало… Что каждый из нас может вспомнить о своем детстве? Разве что несколько эпизодов, которые почему-то запомнились. Но нашу жизнь без них невозможно представить. Сколько их? Может, четыре или пять. А сколько раз мы наблюдали, как в небе появляется луна? Может, раз двадцать… Жизнь только кажется бесконечной..»- это как и Сахара, Африка- ещё один дополнительный персонаж, собственно это персонаж и есть- её произносит автор романа, рассказчик, и эти слова как в зеркале отражают весь фильм, сюжет, заставляют прокручивать их заново и заново. Магия настоящего кино и великого Бертолуччи!

    9 марта 2013 | 12:26

    Имела ли эта поездка характерный отблеск страха, заставившего замужнюю пару сбежать на бескрайние африканские земли, холодно отвечающие отнюдь не приветливостью или гостеприимством, а вздымающимся в воздух вихрем желтого песка, хрустящего на зубах? С этим и предстоит определиться Порту и Кит, которые сами себя решили убедить в том, что это всего лишь возможность отдохнуть и хорошо провести время.

    При этом все более явным становится вариант с кризисом отношений, побудившим на шаг, читаемый как в недоверчивом взгляде героя Джона Малковича, так и в желании уйти подальше от разговора Деброй Уингер. А рядом, как это бывает, третий персонаж, являющийся обычно лишним, но конкретно в этот фильм введенный, словно средство некоего противоборства, пытающегося все больше обозначить слабину в еще недавно отличающийся своей крепостью союз, который длится вот уже 10 лет. Тут как раз и возникают «копания» основной пары внутри себя, своих чувств и мыслей.

    А что же есть та самая любовь? По отношению к Порту и Кит она поможет проявиться, а может, что и испарится бесследно под жарким африканским солнцем, все зависит от них самих. Но ни один герой не может с уверенностью заранее предугадать, чем для него закончится это путешествие. А может дело в сокрытии чувств, накапливании в себе отрицательных эмоций за весь срок брака? Бертолуччи на основе книжного романа изображает душевные метания персонажей, а ведь они могут стать фатальными в конечном итоге, и никакие спасительные пилюли не помогут.

    «Под покровом небес» вовлекает зрителя в свою тягучесть действа, направляя ощущения в русло понимания под фоном общей отстраненности знойных южных ландшафтов. Где по одну сторону радующие виды с восходом или закатом солнца сменяются невозможностью найти укрытие от сносящего с ног горячего ветра, пятьдесят на пятьдесят смешанного с местной пылью и песком. И в один момент вся обстановка принимает характер жестоких военных действий, где каждый сам за себя, а сочувствие вряд ли получится отыскать даже со стороны самого близкого человека.

    У Бернардо Бертолуччи получился фильм, правильной характеристикой которого станет эпитет: чувственный. Во главе всего — страстная любовь, начавшая постепенно увядать, словно растение, лишившееся воды. И режиссер, стоящий неподалеку занимается подбрасыванием хвороста в изрядно разгоревшийся костер, а Джон Малкович и Дебра Уингер всеми силами вводят зрителя в личное доверие пламенем своих поступков.

    16 мая 2013 | 22:23

    Поскольку мы не знаем, когда мы умрем, мы начинаем думать, что жизнь — это неиссякающий источник, что все происходит на самом деле несколько раз в жизни.

    Северная Африка. Три путешественника из Америки приходят сюда, чтобы отдохнуть от города в прекрасной природе Африки.

    Порт и Кит, будучи в замужестве уже десять лет, приезжают сюда, чтобы восстановить свои отношения. С ними приезжает и их, так сказать, друг Таннер.

    Порт — эмоциональный композитор, который уверен, что здесь — именно в Африке, он будет чувствовать себя лучше и наконец наладит свои отношения с женой. Но ему все время что-то мешает. И вместе с этим Таннер, который небезразличен к Кит.

    С самых первых минут фильма звучит прекрасная, наводящая на грусть музыка Сакамото, которая как будто шепчет зрителю, что в этом фильме не все так ярко и красиво как кажется с самого начала.

    Музыка исходит из бесконечной пустыни и берет в свои обьятия главных героев, она как-будто говорит, что все уходит безвозвратно, что надо держаться за каждую минуту жизни и не отпускать ее.

    Даже чуть-чуть прослушав первые звуки музыки, можно полностью оказаться в атмосфере фильма.

    Сюжет оригинален и красив. Снято просто превосходно. Чувствуется плавная рука режиссера, которая движется по грустным, мечтающим лицам героев и переходит на прекрасную природу Африки, показывая нам пустыню — сначала как красивое место, где можно обрести покой, а потом — как бесконечную пропасть.

    Джон Малкович — один из моих любимых актеров. Сыграл просто прекрасную роль — его хочется любить, а потом так сильно ударить. Это его безразличное и нежное выражение лица просто сводит с ума.

    Дебра Уингер — эту актрису я открыла для себя только после просмотра этого фильма. Хочу заметить, что с ролью она справилась отлично, потому что так хорошо передает зрителю все свои эмоции после первой половины фильма, что и зритель начинает страдать вместе с ней и переживать за нее.

    Фильмы Бертолуччи — это она большая золотая шкатулка, открыв которую больше не способен закрыть, потому что восхищен всем тем, что увидел там.

    Люблю Бертолуччи. Безмерно.

    Сколько раз вы еще увидите, как восходит полная луна? Может быть раз, двадцать, и тем не менее все это кажется нам бесконечным…

    Под покровом небес… Посвящается любви… Бесконечной.


    10 из 10

    24 августа 2008 | 17:48

    Спелое, бархатистое тело пустыни возлежит под безбрежным безукоризненно голубым небом. Изредка выпуклости её барханов пересекаются тонкой цепочкой верблюдов. Пленительные очертания строптивицы вольно интерпретируют изгибы женских фигур с полотен Сальвадора Дали. Она то расслабленна, то тревожна. Однако та ли это обетованная terra firma*, которую ищет семейная пара Кит и Порт Морсби? Вряд ли. Зыбка даже не песчаная почва Сахары — рассыпаются на песчинки и атомы сомнений перемещающиеся по ней люди, коим свойственно добывать ответы вовне и крайне редко — внутри самих себя…

    Города, мегаполисы, страны,
    континенты, моря, океаны,
    небоскрёбы, дома… и всё же это всегда
    мир одного человека.

    (Карен Джангиров)

    С начальных чёрно-белых документальных кадров с титрами нам докучает шумный, суетливый послевоенный Нью-Йорк 1947-го года. И становится ясно, как божий день: в этом гудящем улье невозможно замереть хоть на секунду, чтобы осознать, кто ты. Отсюда хочется исчезнуть, испариться, выпасть любыми осадками на другом краю планеты, чему и следуют главные герои. Вместе с приятелем Таннером они бегут, бегут без оглядки under the sheltering sky.** Бусиф, Айн-Крорфа, Мессад, Эль-Гаа… Названия перекатываются отзвуками, как «серебряный бубенец во рту», и не удерживают вечных странников. Кит с Портом живут на ходу, в компании не распакованных чемоданов, перевозя с места на место ворох ненужных материальных якорьков, но вещам и безделушкам не под силу изменить курс их судна. Или поезда, что во сне Порта врезается в гору из простыней — мягких, податливых и… вязких. В фильме на первых минутах даётся чёткое разделение туриста и путешественника. Турист — явление временное и краткосрочное, стремящееся вернуться домой. Путешественник — тот, кто может остаться. Порт — типичный путешественник от рождения. Дело не в его тяге продолжать путь, а в том, что он никогда по-настоящему нигде и ни с кем не был. Разве только в ему видимом чертоге, близком к царству грёз… «Ты не боишься одиночества», — говорит ему Кит, и он подтверждает это: «Иногда меня здесь нет, я очень далеко…»

    Если небо не хочет спускаться к тебе,
    придумай другое небо.

    (Карен Джангиров)

    Хроника одного путешествия, предпринятого с целью оживить чувства двоих, на поверку оказывается чем-то иным, близким к уменьшенной модели общества отчуждения. Это противостояние личности-сердцевины окружающей оболочке, поиски умудрённости через уход от непрошеных благ прогресса. Это и явственное предостережение: духовная Сахара поджидает человечество, привыкшее идти проторёнными дорогами. Нельзя коротать век с пустотной погремушкой в груди…

    Эти странные люди живут на земле
    как будто живут на земле
    как будто живут
    как будто

    (Карен Джангиров)

    Умудряясь не повториться ни в одной из работ, Бернардо Бертолуччи сохраняет приметы своего стиля в каждой из них. «Под покровом небес» содержит все характерные для него черты: погружение в экзотические виды, медитативность кадра, исследование природы отношений мужчины и женщины, и, конечно, их внутреннюю оголённость, преобладающую над эпатажными физиологизмами. Эротическая сцена на ложе из марокканского песка, признанная одной из лучших любовных сцен в мировом кинематографе и одновременно заклеймённая зрителями-пуристами и книголюбами, — целиком и полностью порождение фантазии Бертолуччи. Только у него человек бросает вызов устоям через экзистенциальные акты. Только он вручает скипетр и державу скрытым мотивам, в то время как социальные роли несут шлейф королевской мантии за Его Величеством Подсознанием. Только его герои разрушают стереотипы не ради славы, а из-за нравственных деструктивных процессов, которые раздирают их на куски. Не оттого ли должная воспеть единение Кит и Порта, их африканская консуммация неодолимо разъединяет супругов? Африка Порта и в этот миг — его основное прибежище, а для Кит очевидно обладание соперницы её мужчиной.

    Джон Малкович и Дебра Уингер, помещённые в зной, пыль и ветер североафриканских ландшафтов, неотъемлемы от канвы сюжета. Уингер играет свою героиню с дотошностью отличницы от кино, и то, до каких рубежей познания, дозволенных социумом и тем более запрещённых им, в состоянии дойти Кит, хочется выведать у актрисы. Фатализм и созерцательность Порта Морсби переданы Малковичем настолько убедительно, что ему веришь безоговорочно. Исторгнутое из потаённых глубин души признание жене — зенит его актёрского рисунка, такого сочного, что хочется воскликнуть: «Забальзамируйте мне душу, пусть сполна сегодня льётся дождь в безжизненной пустыне и расцветает в небе жёлтая луна».

    Если идейное содержание киноленты до сих пор подаёт поводы для полемики, то её художественные и эмотивные средства неоспоримы. Постоянный оператор Бертолуччи Витторио Сторраро, прозванный соотечественниками богом светотени, колдует здесь, словно всемогущий джинн, повинуясь приказам владельца волшебной лампы. Красновато-оранжевая марсианская гамма сменяется насыщенно-синими, аквамариновыми оттенками ночи с серпом белого месяца-жнеца, а затем пыльным, серым небом. Сторраро поэтизирует не только пейзажи, но и портреты, и будничные сцены. Профили в кровати, подсвеченные скудными солнечными бликами в гостиничном номере, или город глазами Порта заставляют сердце останавливаться вслед за зрачками, чтобы успеть запомнить «невыносимую лёгкость бытия».

    Музыкальное наполнение картины имеет два измерения. Во время знакомства с реалиями Чёрного континента нас обволакивают и увлекают в сакральные ритуалы монотоные, магические, первозданные звуки аутентичных мелодий, записанные и обработанные Ричардом Хоровицем. Центральная же тема и её ответвления придуманы гениальным японцем. Рюити Сакамото сотворил гармонию из диалога вселенной и человеческого микрокосма сначала на просторах растрескавшейся под солнцем земли, а несколько лет спустя — на вересковых пустошах «Грозового перевала».

    «Под покровом небес» входит в трилогию Бертолуччи об инородной для Запада культуре (в неё принято включать также «Последнего императора» и «Маленького Будду»), но пребывает в его творческом наследии особняком. Взяв за основу роман Пола Боулза, ярый противник литературного компонента в кино снял то, что хотел, так, как он это видел, вызвав на себя перекрёстный огонь преданных читателей и самого автора. Громокипящая, суровая, автобиографичная книга после соприкосновения с личностью итальянского мэтра снова превратилась в живое дерево и пустила лирические ростки. Сместив акценты и заручившись присутствием писателя в картине в качестве рассказчика, режиссёр не спас киноленту от критики. Мне думается, я знаю причину конфликта. Боулз — рационалист, масштабный эпик и классицист; Бертолуччи — ювелир-инкрустатор, менестрель и апологет кинематографического барокко. Боулз статичен, как монумент, Бертолуччи — воплощение пластики. Боулз — земля; Бертолуччи — воздух и небесный свод, усыпанный звёздами. Каждый из художников вложил в собственное произведение слишком много себя, а потому закономерно, что фильм «Под покровом небес» впитал свет своего создателя, его тени, марево представлений об искусстве и жизни, опыт. Это часть самого Бернардо Бертолуччи, доступная всем нам…

    Что жизнь?!
    Сначала реки грёз
    и светлый бег хрустальных вёсен,
    затем закат осенних трав
    и череда уставших солнц, потом
    катящийся вдали бессонный балаганчик,
    и, наконец, утраченная смерть,
    и долго-долго длящееся небо…

    (Карен Джангиров)

    * твёрдая земля (лат.)

    ** The Sheltering Sky — «укрывающее небо», «защищающее небо» (англ.)

    12 октября 2015 | 11:43

    КИТ: Мы не туристы, мы путешественники…
    ТАНЕР: Путешественники?
    ПОРТ: Турист, как только куда-нибудь приезжает, сразу начинает хотеть обратно. А путешественник… Он может и не вернуться…

    Это не просто диалог вначале фильма. Это пролог ко всему действу, один из ключей к его пониманию… Актриса Кит (Дебра Уингер) и композитор Порт Морсби (Джон Малкович) переживают кризис семейной жизни. В стремлении разобраться в себе они отправляются в Алжир. Французская колония манит своей экзотикой. Другой мир, другие законы, другая среда… Идеальная возможность исследовать чувства, сблизиться или… расстаться.

    В путешествии «внутрь себя» главных героев сопровождает Джордж Танер (Кембелл Скотт) — нью-йоркский денди. Соблазнительный красавец…

    - Танер не моя забота! — с укором бросит Кит, и вспыливший Порт выбежит из ее гостиничного номера, хлопнув дверью. Судя по всему, Танер — внешний раздражитель, в котором нуждается скорее Порт, чем Кит. Понятно, что молодой денди не может не соблазнить замужнюю актрису. Интересно другое — какие эмоции вызовут его ухаживания? Если Порт испытает ревность, следовательно, чувство к жене еще не угасли… С другой стороны, если Кит позволит интриге развиться, нужен ли ей будет муж?

    Поиск ответов продолжается неспешно, со множеством застывших планов. Тем ни менее, страсть дает героям свои ответы. Вялый половой акт Порта с местной проституткой не приносит успокоения. Напротив, ощущение одиночества и ненужности усиливаются и пустоту нечем заполнить… Связь Кит с Танером не дает ей ничего кроме минутного удовольствия от разнообразия, за чем следует ощущение вины.

    Так, через необходимые ошибки, за которыми героями приехали в Алжир, они вновь находят друг друга.

    - Здесь небо такое странное, почти твердое, как будто оно защищает нас от того, что позади…- говорит Порт своей жене. Половой акт — он будто бы разжег в них искорку того, что они так усердно искали. Сейчас они лежат, обессилившие, посреди алжирской пустыни. Порт прижимается к животу Кит… Он чувствует ее тепло, которое умиротворяет. Он закрывает глаза, будто и не было ничего. Ни измены, ни Алжира, ни тупика. Он говорит о небе, в его словах сквозит надежда. Но покрывало вполне может стать погребальным саваном, утверждает Бертолуччи.

    В тот самый момент, когда отношения супругов теплеют, режиссер вытягивает из них нерв и не оставляет шанса… Кит теряет Порта. Сострадание и сочувствие к измученному тифом мужу будят в ней все те забытые от привычки друг к другу чувства. На смену безразличию приходит беспокойство, продиктованное не только элементарным состраданием, но и любовью. Чувства обостряются лишь в агрессивной среде, провоцирующей их. Когда возникает угроза потерять единственного родного, близкого человека — любовь к нему проявляется во всей своей жертвенной силе…

    С фильмом «Под покровом небес» чем-то перекликается «Разрисованная вуаль» (реж. Джон Каррэн, 2006, по повести Сомерсета Моэма). Единственное, очень существенное композиционное различие — в «Вуали…» жена открывает мужа благодаря его стараниям в борьбе с эпидемией. С удивлением для себя она обнаруживает в нем стойкость духа и характера. Смерть в «Разрисованной вуали» — неизбежность, усиливающая финал произведения. В то же время «Под покровом небес» преподносит смерть, как эликсир правды. Как не парадоксально звучит, но это непростительно смещенная к концу середина фильма. Ведь сам фильмы стоит из частей до смерти Порта/после смерти Порта.

    От просмотра «Под покровом небес» ожидаешь пронзительной истории любви, проявления чувств и страстей. Но история нетороплива и отстраненна, а иногда даже холодна. История набирается в ладонь пригоршней песка и медленно просачивается сквозь пальцы. Лишь последняя песчинка обжигает кожу, напоминая о том, что здесь была целая горсть… Финальная сцена… Если от сердца оторвать половину, вторая половина неизменно умрет.

    - Жизнь коротка — развлекайтесь! — время от времени советует голос автора за кадром. Конец все равно будет внезапным, мы все равно не будем готовы к нему. Главное, чтобы к его наступлению мы сделали как можно больше, и сказали все, что хотели.

    «Под покровом небес» тяжело смотреть. Фильм требует не расслабления — совместной работы. Иногда глаза закрываются… Рука тянется к пульту… Но усилия будут вознаграждены. Возможно сразу, возможно на следующий день, когда перевернете в голове подробности фильма, вы поймете — это настоящее кино. И захотите к нему вернуться.

    22 января 2008 | 17:45

    Воздух можно резать ножом; небо твёрдое, чуть шероховатое на ощупь, как фреска. Кажется, нарисованные облака вот-вот разойдутся, и в просвете небес покажется длань Господня. Смесь запахов, пьянящих и отвратительных, сбивает с ног, обескураживает, голова как в тумане, с лица не сходит идиотская улыбка. Непривычные цвета и их смешения не дают глазам покоя, и превращаются в калейдоскопичные сны. Странные люди, как пришельцы: высокие, тонкие, черты лица почти правильные, кожа оливкового оттенка, в глазах вместо слёз аргановое масло. Английский никто не знает, да и о чём говорить с теми, кто из восточной сказки. Того и гляди «брахман Нилаканта выскочит из-за угла и нашлёт проклятье на всё белое племя за осквернение священного источника вечной любви»… Вы ещё не были в Марокко? Может уже настала пора?

    Есть с десяток фильмов, которые изменили меня. И «Под покровом небес» один из них. Он сопровождает все мои мытарства в этом мире вот уже двадцать дет. К нему я возвращаюсь постоянно. В нём есть музыка, и есть душа. Он живой, он разговаривает со мной, он открыл для меня эту страну. У нас с ним очень тесная связь.

    3 марта 2013 | 05:17

    Супружеская пара американцев, композитор Порт Морсби и его жена Кит, после десяти лет пребывания в брачном союзе отправляются в Северную Африку. В марокканской Сахаре, в стране девственной природы, где слышится дыхание вечности, они надеются отыскать утраченную гармонию отношений и даже, может быть, смысл жизни. Однако другой мир не только не принимает чужеземцев, но и отторгает их от себя, не давая супругам достичь счастья взаимной любви, утопающей в бездне рефлексии…

    Во втором к ряду паломничестве на Восток за новыми вдохновляющими идеями Бертолуччи принципиально отказывается от масштабов и размаха «Последнего императора». Племенная африканская бедность, пришедшая на смену роскоши китайской культуры, позволяет ему сосредоточиться исключительно на метафизических вопросах. Этому способствует и изначальная философичность литературного первоисточника — романа Пола Боулза (гуру битников появится тут собственной персоной на несколько секунд в самом начале картины) «Чай в пустыне» (1949). А так же изысканная операторская работа Витторио Стораро, стиль которого назвали «оптическим психологизмом».

    Экзистенциальный расклад романа сделал его близким работам Камю, а сам фильм, балансирующий на грани между психодрамой и интеллектуальной притчей, обнаруживает близость с лентами Антониони. Гипнотическая метафизика пустыни с океаном песков, уходящих в бесконечность и выполняющих роль, своего рода, метафоры пустоты, с одной стороны, приводит душу в состояние незыблемого спокойствия и совершенной гармонии, а с другой — обнажает дремавшие до поры страсти, которые высвобождаются вдруг перед ужасом смерти и варварского инобытия.

    И хотя эта лента (как, впрочем, и другие предыдущие шедевры Бертолуччи) осталась без фестивальных наград, она предопределила появление такого оскаровского триумфатора как «Английский пациент», своего рода, упрощенного варианта The Sheltering Sky, исключившего философский аспект в пользу крепкой любовной истории.

    8 мая 2014 | 09:16

    В творчестве выдающихся людей всегда есть своя характерная доминанта, придающая их работам узнаваемую уникальность. И кинематограф Бернардо Бертолуччи служит ярким тому подтверждением. Темы и идеи его картин, неизменно повторяясь, подобно песенному припеву или замысловатому мотиву декоративного узора, шепчут, кричат, бормочут на разные лады лишь об одном: личность, история, время. Ведь по словам режиссера, в его вселенной «фильмов не существует — есть только один большой фильм». И картина «Под покровом небес», о путешествии супругов вглубь Северной Африки, не является исключением. Камерная и не столь известная по сравнению с оскароносным «Последним императором» или «Маленьким Буддой» экранизация романа Пола Боулза дополняет Восточную трилогию и оказывается для режиссера, может быть, наиболее исповедальной и интимной. Это период его собственной интеллектуальной и культурной пустыни, время поисков и разочарований.

    Как вернуть то, что ушло, истощилось, иссякло, оставив лишь привычку и странное чувство родства? Кит и Порт — супруги потерявшие себя в суете больших городов, исторических катаклизмах, калейдоскопе опустошающих идеологий и страстей. Но сейчас перед ними одинокие караваны, медленно бредущие по бескрайним пескам, обшарпанные стены пыльных гостиниц, незнакомые обычаи, нравы… и лица, лица, лица. Их слишком много для тех, кто желает остаться наедине. Малкович в роли Порта не совсем привычен: со светлыми волосами, беспокойный и задумчивый. Он еще молод, немного растерян, но всё же исполнен надежд. Героиня Дебры Уингер слишком остро ощущает трагизм жизни и слишком еще своенравна и горда, чтобы смириться с потускневшими от времени отношениями десятилетнего супружества. Их союз напоминает тот самый гигантский заржавевший кран, сиротливо возвышающийся посреди порта, на котором в начале фильма подолгу фиксируется кадр. «Герои» своего времени, неприкаянные и одинокие, персонажи бегут от самих себя, в зыбкой надежде обрести на чужбине смысл и цель существования.

    Росселлини, Антониони, Феллини, именитые итальянские предшественники Бертолуччи, каждый по-своему пытались нащупать ту «константу», что все еще удерживает людей друг с другом в мире, где традиция и вера уже не указывают своих путей. Нигилизм начала века с его разъедающей рефлексией над основами брака к середине столетия сменяется попытками сохранить, уберечь хрупкие, все более истончающиеся нити человеческих отношений. Фрейдизм ли это или исконная игра юнговских архетипов, греческий ли эрос или христианская любовь — но непременно тайна, как та, что невидимой пуповиной соединила героев картины. Восток — этот настороженный и лукавый незнакомец, закрытый и враждебный, а главное «чуждый, чуждый безнадежно, онтологически», для Порта и Кит становится испытанием и парадоксальным путем к болезненному прозрению. История их странствий — словно одна большая картина пустынного миража, в мареве жаркой истомы проплывающего перед глазами путешественников: вороватый сын деспотичной матери, услужливый сутенер и хитрая блудница, молодой туземец с веселыми глазами. И в первую очередь их назойливый спутник Таннер — резвый и влюбленный в Кит мальчик, друг, «турист», а на поверку — лишь третий лишний в разыгранной комедии dell`arte и еще одна верста на все том же пути к осознанию правды.

    Можно ли назвать Бертолуччи мыслителем и философом? Безусловно, да. Но его идеи почти всегда говорят языком ощущений и чувств, ибо кино для творческой натуры итальянца — в первую очередь запечатленное слово, «поэзия, огонь, вода и воздух». Подобно прекрасной мелодии, оно призвано войти в человеческую душу и начать жить своей жизнью. Поэтому почти евангельская мысль о раскрытии и познании себя через обретение и приятие другого «я», что лежит в основе картины, преподносится режиссером во всеохватности образно-чувственной полноты. Уникальное мастерство легендарного оператора Витторио Стораро с помощью цвета и светотени создает медитативно-иллюзорную атмосферу картины: смесь отчаяния, боли, надежды на фоне первозданной красоты окружающей природы, как всегда, равнодушной к человеческим страстям. А преисполненная грусти и тоски музыка остается после фильма, вместо него — она одна может свидетельствовать о нем. И конечно же, это свойственный художественной манере автора беспощадный, оголенный эротизм, как будто выворачивающий души героев наизнанку. И в этом смысле недовольство Боулза заостренной концовкой фильма, безусловно, шло вразрез с приемами самовыражения режиссера. Как и у героя Брандо из «Последнего танго в Париже», желание Кит забыться в ощущениях примитивного и бездумного секса есть зримое проявление отчаяния и надлома — принципиальное нежелание помнить, чувствовать, жить.

    Но прежде, чем наступит разлука, Кит и Порт все же обретают друг друга. Это происходит в характерном для Бертолуччи замкнутом пространстве — пустой и убогой лачуге маленького французского форта, затерянного посреди Сахары. Тема встречи и узнавания, что ляжет потом в основу сюжета «Ты и я», звучит здесь как любовное признание, прорвавшееся сквозь пелену горячечного бреда, как обнаружение истины, всегда невидимо пребывавшей рядом и как пушкинское «уж поздно», стоном растворенное во времени. Когда мир изменяется в мгновение ока, то ничто уже не остается прежним: ни знакомые люди, ни места. Незыблемыми кажутся лишь знание скоротечности жизни да необъяснимая и абсурдная надежда, что небеса хранят под своим покровом души, умеющие любить.

    29 ноября 2015 | 17:22

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    DVD, Blu-Ray ...

    DVD, 375 руб.
    подробнее
    Кинокасса США $ Россия
    1.Кунг-фу Панда 3Kung Fu Panda 341 282 042
    2.ВыжившийThe Revenant12 779 530
    3.Звёздные войны: Пробуждение силыStar Wars: Episode VII - The Force Awakens11 116 684
    4.И грянул штормThe Finest Hours10 288 932
    5.Миссия в МайамиRide Along 28 426 610
    29.01 — 31.01подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Кунг-фу Панда 3Kung Fu Panda 3372 163 725
    2.Дедушка легкого поведенияDirty Grandpa67 394 505
    3.5-я волнаThe 5th Wave53 525 214
    4.Статус: Свободен37 280 311
    5.ВыжившийThe Revenant35 685 759
    29.01 — 31.01подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 741 205299 536
    Деньги720 000 641 руб.82 623 719
    Цена билета262,66 руб.1,62
    29.01 — 31.01подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    205.Золотая лихорадкаThe Gold Rush8.103
    206.ПсихоPsycho8.098
    207.Загадочная история Бенджамина БаттонаThe Curious Case of Benjamin Button8.095
    208.Дурак8.095
    209.Красота по-американскиAmerican Beauty8.093
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    36.Великолепная семеркаThe Magnificent Seven91.41%
    37.Мстители: Война бесконечности. Часть 2Avengers: Infinity War - Part II91.38%
    38.Боги ЕгиптаGods of Egypt91.01%
    39.Как приручить дракона 3How to Train Your Dragon 390.82%
    40.Книга джунглей: НачалоJungle Book: Origins90.78%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Папе снова 1717 Again213
    Седьмая печатьDet sjunde inseglet55
    И грянул штормThe Finest Hours8
    Лабиринт ФавнаEl laberinto del fauno331
    Про Любовь42
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Кунг-фу Панда 3Kung Fu Panda 37.806
    И грянул штормThe Finest Hours7.546
    30 свиданий6.169
    Дедушка легкого поведенияDirty Grandpa6.641
    ВыжившийThe Revenant7.982
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    ДэдпулDeadpool11.02
    В центре вниманияSpotlight11.02
    Лазурный берегBy the Sea11.02
    Гордость и предубеждение и зомбиPride and Prejudice and Zombies18.02
    Боги ЕгиптаGods of Egypt25.02
    премьеры