всё о любом фильме:

Великая красота

La grande bellezza
год
страна
слоган-
режиссерПаоло Соррентино
сценарийПаоло Соррентино, Умберто Контарелло
продюсерФранческа Чима, Никола Джулиано, Вивьен Асланян, ...
операторЛука Бигацци
композиторЛеле Маркителли
художникСтефания Челла, Даниэла Чианчио
монтажКристьяно Травальоли
жанр драма, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
Испания  232.7 тыс.,    Франция  133.3 тыс.,    Бразилия  113.9 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время142 мин. / 02:22
Смотрите в кино:
4 сеанса в 1 кинотеатре
Москва
сменить город
Аристократки, нувориши, политики, преступники высокого полёта, журналисты, актёры, декаденствующие отпрыски благородных семейств, священники, художники, подлинные или мнимые интеллектуалы… Всех их поглощает современный Вавилон, пока они ткут канву непрочных взаимоотношений, предаваясь суетной жизни на фоне старинных дворцов, огромных вилл и великолепных террас. Все они здесь, и никто не предстаёт в выгодном свете.

Апатичный и разочарованный 65-летний Джеп Гамбарделла, писатель и журналист, не расстающийся со стаканом джина с тоником, наблюдает за этим парадом влиятельных, но пустых и потерянных людей, которые производят на него гнетущее впечатление. Головокружительная картина потери нравственных ориентиров разворачивается в атмосфере великолепного и безразличного римского лета. Вечный город подобен умершей диве.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.70 (35 469)
ожидание: 94% (88)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
102 + 10 = 112
7.8
в России
69%
18 + 8 = 26
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм посвящен другу Паоло Соррентино — знаменитому итальянскому игроку в регби и журналисту Джузеппе Д’Авандзо (Giuseppe D`Avanzo), который умер во время съемок фильма.
    • В своем интервью итальянской радиостанции Radio 2, Паоло Соррентино отметил, что в какой-то момент на стадии продакшна, он думал о том, чтобы назвать фильм «Аппарат человека» (L`Apparato Umano). Это название вымышленного романа, написанного главным героем фильма, которого сыграл Тони Сервилло.
    • Представление, сыгранное персонажем Талии Концепт, — это очевидный намек на актрису Марину Абрамович.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 1449 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм требующий от зрителя больше, чем дающий. Требующий в первую очередь внимания, во вторую, некоторую эрудированность, начитанность. В фильме мелькают Достоевский, Марсель Пруст, Флобер, Тургеньев. Да и к тому же главная идея про «Великую Красоту», которую я понял как моральное падение, подмена ценностей и внутреннюю пустоту в душах людских, но в то же время, толстовская капля веры в людей, отнюдь не популярна… Эту тему стараются избегать, не замечать, хотя скорее просто не видят. У Соррентино хватило мужества ее осветить, он не испугался потерять из-за этого часть аудитории, предпочитающей поедать попкорн, вместо того, чтобы взглянуть внутрь себя.

    Средства передачи мыслей автора, выраженные в поведении и диалогах героев, весьма заурядны, просты и прямолинейны. Полагаю, эти упрощения не из-за отсутствия вкуса, а из-за желания сделать фильм доступнее для обывателя, но в то же время видны тонкие, изысканные приемы, претендующие на Артхаус.

    Примерно тоже сделал Кеннеди с «Джакондой», превратив элитарный образ «Мона Лизы» 16 века в образ массового потребления. Вот и у Соррентино получилось что-то среднее, на грани профанации.

    Смотря фильм у меня появилась в голове фраза «Посредственность с выкриками изысканности».

    Да, именно эти слова характеризуют весь фильм.

    7 из 10

    2 октября 2014 | 22:16

    Соррентино и Сервилло, Сервилло и Соррентино. Одного зовут новым Феллини, второй лучший актер Италии на данный момент. Уже этого бы хватило, что бы посмотреть эту картину. Плюс сексуальнейшие Итальянские женщины, отлично подобранная музыка.

    В фильме нет ничего нового, в плане идеи. Жизнь богемы, жизнь стареющего ловеласа и центра любой компании, но на каком уровне это воплощает Тони? На высочайшем. Невыносимая легкость бытия, казалось бы, но она скрыта за практически живой камерой Луки Бегацци. Помпезность Рима кажется даже несколько зловещей, местами создается впечатление, что в одном кадре встречаются Оливер Стоун, Федерико Феллини и Висконти, и ты прыгаешь в сюрреализм.

    Я не говорю, что в фильме нет содержания, но есть, в тонких диалогах, в полутонах, в удивительной химии между актерами. Но форма тут настолько совершенна, что именно она делает так, что от экрана не оторваться, фильм сделан так вкусно, так изящно, что появляется гордость за Европейское кино. Такие фильмы несомненные жемчужины.

    Главный герой проживает красивую жизнь, в вечном городе, где любовь умирает, но это еще не конец, где дружба уходит и это еще не конец, где уходит все, и это еще не конец. Это только начало, начало романа, очередной фокус нашей сложной жизни.

    Для меня, наряду с Жизнь Адель и 12 лет рабства — лучший фильм года.

    15 декабря 2013 | 23:43

    Высоко художественная драматическая история о смысле бытия, о мире в котором мы живем, о ничтожности индивида, о красоте чистой и напускной, о большой и чистой любви, о доброте и искренности, о пути который мы выбираем.

    Картина очень метафорична, наполнена глубоким замыслом, но в то же время она скучна большинству аудитории будет просто неинтересно её смотреть, это главный недостаток фильма, неисправимый в какой то мере. Повествование ведется от лица главного героя которому уже стукнуло 65 и он начинает созерцать все вокруг, чем он стал, чего добился и правильно ли все сделал в жизни. Герой является «королем» богемы поэтому на экране мы наблюдаем так называемый «высший свет» общества со всеми его пороками и манерами.

    Режиссер показывает какова раздутость и никчемность персонажей, вся их жизнь это набор лжи и выбранных ролей, которые играются за частую даже не по своей воле. Рим изображается в виде адского жерла который сжигает судьбы хороших людей, человек становится все менее важным в таких больших городах, одиночество самая большая проблемах мегаполисов.

    Советую картину к просмотру она стоит ознакомления с ней, единственное заранее будьте готовы к спокойному и осмысленному созерцанию в течении 2 часов, в фильме есть над чем подумать, если вы захотите, это тяжелое кино

    7 из 10

    27 декабря 2013 | 16:27

    Великая красота. Фильм о поиске. О поиске не только того что радует глаз, но и того настоящего, что осталось в этом мире… и осталось ли вообще!

    Главный герой — далеко не молодой писатель, удачно вписавшийся в круг богемы, тщетно пытается отыскать великую красоту, которая когда то его вдохновила и была музой всей его жизни.

    Заглянув в самые потаенные уголки, где каждый найдет свое, будь то схожесть с главным героем, любовь к «современному искусству» или… любовь к Жирафам), у нас, как и у Джеппа Гамбарделлы останется лишь надежда…

    Надежда на то, что Великая красота заперта не только в коридорах старинных домов Рима.

    Она рождается в сердцах влюбленных парочек из студенческих общежитий, благодаря красивым и мудрым женщинам и, конечно же, в детях…

    Думаю не стоит говорить как о талантах главного актера — Тони Сервилло, так и режиссера фильма — Паоло Соррентино, они давно все сказали сами за себя.

    Гениальное кино — смотреть НЕ ВСЕМ.

    «-Мы все на грани отчаяния. И, единственное, что мы можем — это смотреть друг другу в глаза, встречаться, немного шутить…»

    10 из 10

    30 марта 2014 | 18:02

    Фильм «Великая красота» — очередная виртуозная работа итальянца Паоло Соррентино, ставшего самым популярным режиссером у себя на родине за короткое время, и одним из самых перспективных в мировом масштабе. В позапрошлом году побывав на премьере в Каннах со своей предыдущей работой «Где бы ты ни был», даже при участии в фильме Шона Пенна, сорвать бурю оваций не получилось.

    Картина двухлетней давности не впечатлила студию «Weinstein», получив в Северном прокате жалкое количество копий, и после взлета фильма «Изумительный», тенденция подъема с «Где бы ты ни был» не продлилась. Но не в случае с «Великой красотой», режиссер вернул к себе своего любимчика Тони Сервилло, и снял потрясающий в плане визуальной иллюстрации и морали фильм.

    Эта картина если кратко — то, наверное, о неизбежности человеческого одиночества, она и о человеческой жизни в целом, и о главном герое отдельно. Кто видел фильмы Соррентино, тот понимает, что принцип однозначности у режиссера довольно таки условный. С одной стороны он демонстрирует знаковое умение смешить и удивлять на экране, передавать тонкий и сатиричный юмор, а в другой момент, фильмы режиссера в любой момент могут настроить на самый серьезный лад и дух зрителя, который только может быть во время просмотра.

    «Великая красота» — поэзия, которая буквально стоит перед пропастью арт-хауса, но явно туда не собирается падать, фильм вполне способный достичь гораздо большую зрительскую аудиторию, нежели это сделали прежние работы режиссера. Как говорит главный герой — в Риме все изменилось, а, похоже, изменилось в жизни все, любители цитат, предположу, разрежут данную картину на тысячи страниц, что удостоено богатейшими по смыслу диалогами, да и сценарием в целом.

    Похоже, Соррентино нашел идеальный для понимания язык, который вскоре подарит его картине участие в премии «Оскар» в качестве фильма на иностранном языке. Красивый, эстетичный, а иногда и пошлый, но, тем не менее, все это дополняет фантазии главного героя, ровно, как и режиссера в их «Великой красоте».

    9 из 10

    23 декабря 2013 | 17:18

    Рим пал. Первый, во всяком случае. С его императорами, наслаждающимся роскошью своего бытия, упивающимися приторной сладостью собственных грехов. С его плебсом, постоянно жаждущем panem et circences и влачащем собственноручно созданное жалкое существование среднестатистических рабов, с отпетым удовольствием лижущих пятки господ, которых они породили. С его прокураторами, для которых хороши лишь те законы, которые удобны и приятны, для которых право силы и право власти едино, а власть народа — ничто. С его проститутками, шутами, гладиаторами. Бесстрастно взирали на гибель первой империи бесчисленные произведения искусства, рожденные в холодном мраморе и вылепленные из теплой глины разумом великих, чьих именам не суждено было исчезнуть в болоте всеобщей посредственности. Им было все равно.

    И на такую же гибель обречен и нынешний Рим, полный дешевого балагана, безвкусного китча, слепящей неоновой яркости и тошнотворной вульгарности. Вокруг одни лишь маски, гримасы, вечный карнавал имитации полнокровной и полноценной жизни в вечном городе, обреченном из века в век взирать на гибель очередной империи. И вслед за ним, в глубокую бездну веков, последует и несостоявшийся гений, посредмственный писака-вуайерист 65 лет от роду Джеп Гамбарделла, уже уставший в своей веселой жизни от всего. Кроме Рима, чья красота от него постоянно ускользает в калейдоскопе пьяных лиц, звучащем как набат звоне бокалов с дорогим шампанским, в какофонии звуков, напоминающих голоса безумцев, с велмкой радостью идущих на эшафот.

    Лауреат премии Оскар-2014 в категории «лучший фильм на иностранном языке», шестая по счету полнометражная работа одного из самых заметных режиссеров современного итальянского кино, любимца фестивальных критиков от Канн до Венеции, Паоло Соррентино, на всем протяжении своего насыщенного творчества тяготеющего к явному переосмыслению под новые постмодернистские условия традиций неореализма, фильм «Великая красота» 2013 года становится в его карьере тем самым программным высказыванием и манифестом, отделяющем просто перспективного творца от Мэтра и Мастера, которому суждено стать синьору Паоло. «Великая красота» не есть удручающим своей вторичностью пастишем, подобием искусства, а возведенным до гипертрофированного, намеренного в своей гротескной привлекательности парафразом «Сладкой жизни» и «Восьми с половиной» Феллини, фильмом, являющимся и данью уважения неореалистичепским манифестам ушедшего безвозратно ХХ века, и умелым их переиначиванием на современный лад, ибо ничто по сути своей не изменилось и до сей поры — времена хоть и другие, но нравы, страсти и страстишки человеческие те же. Фильм утопает в аллюзиях и иллюзиях, при этом по сути начиная заново в современном европейском кино темы, привычнеы для всего неореализма — темы критика богемы и восхваления пролетариата, нищего финансового, но богатого душой. Впрочем, в «Великой красоте» социальных низов не видно, а верхи столь ничтожны, что им суждено быть сметенными очередной революцией, которую создадут барчуки и хипстеры, желающие свободы, но с упором на самоконтроль, ибо высший свет и вовсе сошел с ума.

    Соррентино мастерски расставляет морально-этические акценты в фильме, сосредотачиваясь на уничижающей сатире современной буржуазии и богемы, жизнь которой в картине представлена как силлогичный маскарад, как набор роковых и неизбежных эпизодов, ведущих к финалу-приговору для всех, в том числе и для зрителей, отравленных этим сладким ядом пустого гламура, над которым Соррентино смеется, но с грустью и слезами. Красота обернулась вычурностью, от которой рябит в глазах, роскошь — вульгарной дешевизной, любовь — ее не видно среди тех, кто про нее пишет, поет, кто ее играет, но по сути — изображает, для кого любовь и истинные чувства это товар, девка, прлдающая себя за бесеценок на римской площади; а Джепа между тем преследует призрак утраченной когда-то им любви. Для Джепа еще есть надежда, он прожигает собственную жизнь, одновременно пребывая в размышлениях и философствованиях, анализируя и прошлое, и настоящее, одновременно с тревогой смотря в будущее, в котором нет великой красоты, нет ничего.

    Отнюдь не случайно Соррентино отсылает зрителей к монументальному литературному семитомному труду Марселя Пруста «В поисках утраченного времени», ставшего в свое время эпитафией на могиле всего ХХ века. Рим в «Великой красоте» и населяющий его людской бэкграунд от мира высшего света подобен ему же, столь ярко описанному Прустом в «У Германтов» и «Содоме и Гоморре». Ciao, Марчелло! Ciao, Гуидо! Bouno Giorno, барон де Шарлю, размноженный на тысячи одинаковых пустых лиц, веселящихся в алкогольно-наркотическом дурмане Вечного города, который забудет их сразу же, стоит плоти подвергнуться тлену, а праху быть поглощенным почвой! Трагедию общества в «Великой красоте» не предовтратить уже, и даже в самых комических своих сценах, полных стилистической избыточности, сюрреалистического безумия, логики сна, проскальзывают нотки напряженного ожидания конца, когда все погибнут, а Джеп останется. Впрочем, с той же несомненной уверенностью можно сказать, что декаденствующий Рим, воспетый Соррентино не менее эффектно, чем Феллини или Росселлини, подобен и удушающему Петербургу Достоевского, в котором маленький человек легко может потеряться, сойти с ума, утратить свое Я и пойти против воли Бога. «Великая красота» как «Сон смешного человека», только с привкусом острой сатиры и ернической трагикомедии.

    Пир во время чумы продолжается, пресыщенные ничтожества наслаждаются последними предсмертными вздохами гниющей заживо империи, уродливые маски скрывают еще более уродливые лица, за которыми нет ничего — одна лишь пустота, безверие, апатия. Джеп при этом скорее пассивный наблюдатель грядущей гибели, он на самом пике своей жизни начинает искать в ней смысл, утраченную им суть, искать красоту в бессмысленном мире барокко, излишеств, карикатур, чудовищных и чрезмерных искривлений и аберраций. Искать красоту и не находить нее среди живых. Искать ее в мире современного искусства, не видя великую красоту самого города, которая от него искусно прячется, притворившись обыденностью, от которой так убегает Джеп, но которая рано или поздно его догонит, и он поймет, что вся жизнь его прожита впустую, бесцельно. Сладкая жизнь и — горькая смерть в финале.

    10 из 10

    17 июня 2014 | 16:27

    Современный Рим. Высшее общество. Блеск, роскошь, богатство и пустота высшего света. Шестидесятипятилетний писатель, повеса купающийся в лучах внимания и славы, оглядываясь на прожитую жизнь рефлексирует, пытаясь разобраться откуда эта тоска и внутренняя опустошенность.

    Отличный сюжет для фильма! Могла получиться великолепная психологическая драма и социальное исследование. Но, у Сорентино, на мой взгляд, вышло нечто гротескное, отполированное и невнятно-тягучее в своей невыразительности. Нам показывают декаданс римского бомонда, но характеры героев слабо выражены, судьбы невнятны, а рассказ об их образе жизни банален. Полвека назад «Сладка жизнь» Феллини (ремейком которой по сути является «Великая красота») произвела фурор своей смелостью и откровенностью. Фильм так ярко раскрывал подноготную римского высшего света, что вызвал массу дискуссий и скандалов. Сегодня, то что нам показывает Сорентино уже является трюизмом. Ничего нового режиссер сказать не сумел.

    Возможно, кино вышло бы куда более живым, если бы нам дали возможность проследить историю главного героя. Его становления как светского льва и его одновременного падения как творческого писателя. Но Сорентино предпочел создать масштабную фреску, слепок всей римской творческой элиты. И вместо захватывающей драмы, мы увидели тусклый отблеск Феллининских типажей.

    В конце «Сладкой жизни» герой Мастроянни пытается расслышать, что ему кричит на пляже красивая простая девушка, символизирующая другую жизнь. Не в силах расслышать ее (или не желая ничего менять) он возвращается в мир кутежа и бездумного прожигания жизни. У Сорентино другой жизни просто нет (хотя в реальности она конечно же совсем рядом). Его герою приходится возвращаться и прислушиваться к воспоминаниям прошедшей молодости, когда он похоже сделал свой выбор в пользу внешнего благополучия вразрез внутреннего стремления к творчеству. Но повторюсь, само по себе, такое высказывание является обычной банальностью.

    18 июня 2014 | 17:57

    Как же мне воспеть выдающийся фильм? Хватит ли мне слов и вдохновения? На что обратить внимание? На выдающуюся операторскую работу, поразившую привыкших к примитивной трёхплановой голливудчине? На гениальную игру актёров, в большинстве случаев выраженную не жестами и поступками, а едва уловимой мимикой? На наружную бессюжетность сочащегося философичностью сюжета? На утонченную доходчивость музыки? На талант режиссуры, сплетшей всё это в единое прекрасное полотно?

    Фильм производит настоящее потрясение, боязно даже браться за его рецензирование — кажется делом грубым и недостойным такого шедевра. И не знаешь, за что браться — всё цельное, элементы неразделимы. Ну раз так — искусственно вырву даже не сюжет, а его часть — подтекст (затекст).

    Фильм — о смерти Запада. И главная изюминка — в том, каким образом преподнесено ощущение этой смерти. Это не грозные валькирии, ядрёным напором (хоть и из последних сил) тщащиеся затмить угасание заката. Это не продажно-равнодушный культуролог, рассуждающий о геополитических законах, социально-экономических циклах и цивилизационной преемственности. Это не злорадствующая колониальная полуобезьяна, только что выучившаяся читать-писать в тени Запада, а теперь подскакивающая в нетерпении забраться на опустошаемый трон. Это не постаревший денди, нудно и глухо басящий о «закате Европы» и рассматривающий в качестве места для пряток только оргию или монастырь — одинаково бесстрастно и наразборчиво.

    Это постаревший эстет и поумневший умница, понявший, что всё действительное — красиво, а всё красивое — действительно. Это осознание конца, но без страха; серьёзно, но не озабоченно; легко, но не поверхностно; саморефлективно, но без самолюбования. Джепу и его товарищам не хочется больше творить — незачем и не для кого. Мир схлопнулся, остаётся лишь предпринять усилия, чтобы избежать трения о надоедливость сдвигающихся граней. Нет глубинного смысла — остаётся только радоваться узорам на поверхности. Нет ни верха, ни низа — и безумная/блаженная монахиня не о Боге говорит, а о корнях (а может, корни — это и есть Он?). Нет жизни — есть проживание (прожигание). Нет смерти — есть вечная молодость, обеспечивающаяся ботоксным причастием. Улицы пусты — они больше никуда не ведут. Дворцы темны — нет того, кто мог бы осветить их огнём гордыни или солнцем власти. Дети не играют — они слишком взрослые, они выплёскивают свою взрослость на шокирующее художественное полотно, они задают умные вопросы из подземелий пустых церквей. Не распознать, где тело, а где манекен. Идти некуда — остаётся водить паровозики по кругу, лучшие в Риме паровозики! Искусство заключается в якобы-расшибании лба (зачем он ещё нужен?) или в фотографировании гениталий на телефон. Нет заполонивших улицы гастарбайтеров и туристов — только пунктирно обозначенные проститутки и веселящиеся маленькие монашечки. Нет грохота мегаполиса — над Вечным городом летит пение Вечности.

    Ничто не интересно. Но Джеп не сумрачен, хотя имеет на это право. Сумрачен покрасневший парень — он молодой, он задаёт вопросы, страшные своей безответностью, он так быстро движется в этой пустоте, что расшибается насмерть (хотя смерть тут — тоже только поза). Туда и дорога всему красному! Джем никуда не спешит. Его улицы всегда пусты, его солнце всегда на восходе, его облик всегда идеален и гламурен, как то, что осталось от Рима. Джеп надмирен — как сигаретный дым, он облачком проходит по-над материей. Джеп улыбается — что ещё остаётся? Не учить же уму-разуму — 40 лет назад доказал, что разума нет…

    Джеп — не персонаж Феллини, который по мысли автора показывает упивание сладостью жизни, а по взгляду зрителя страдает от огламуренной ненужности. Джеп нужен для ненужных, чтобы говорить о ерунде — но красиво! Джеп — это не самоубийственно-ядовитая ирония. Джеп — лёгкая насмешка. У него нет жажды любви и нет холода одиночества — он просто остывает в комфорте тёплой обстановки, в которой для сугрева достаточно лишь безукоризненного пиджака.

    Он постоянно что-то пытается вспомнить — то время, когда он (Запад) чего-то хотел, к чему-то стремился, чем-то вдохновлялся. Теперь всё ушло, всё забыто, всё заполонено собой. Весь мир освещён сиянием Рима — вон, даже китайцы помирают от одного его вида.

    Это красивый конец. Не самодовольный, но тихо и самодостаточно радующийся ощущению исполненного предназначения — принести Красоту. Больше ничего не нужно, от фактов, теорий, доктрин остались только формы — чудесные формы, созерцание которых даёт больше, чем суетливость мысли давно истлевших доктринёров (о них и не вспомнить). А оставшиеся доктринёры переквалифицировались в увлечённых кулинаров — не исцеляя чужие души, они советуют, как ублажать тела. На эксцентрику стяжания они отвечают эксцентрикой нестяжания; буржуазной праздности они отвечают праздностью духа, и диалог этот ведётся за банкетным столом.

    Рим уходит, облачком сигаретного дыма растворяясь в среде натужного веселья и неестественного эротизма. Рим уходит, поднимаясь по лестнице памяти за миражами памяти и веры. Рим уходит, произнося слова, сказанные тогда, когда верили в Слово.

    Что остаётся после Рима? Рим! Рим, развоплощённый в цифровое фото умершего китайца, не выдержавшего величия красоты и красоты величия. Рим, воссозданный в бесконечности политических симулякров бесчисленными социальными инженерами на безграничных своих окраинах.

    Всё действительное — красиво, а всё красивое — действительно!

    10 из 10

    5 апреля 2014 | 04:41

    Сколько книг, песен, фильмов необходимо для того, чтобы обратить наше внимание на мир, на великую красоту мира, который окружает нас. Красота в каждом вдохе и выдохе, красота в обыденности, которая нам приелась и от которой хочется убежать, спрятаться.

    Тронуло до глубины души, до мозга костей, в конце рыдала, рыдала от того, как прекрасна жизнь, как мы блаженны.

    Главные вещи, самые ценные и настоящие вещи можно пересчитать по пальцам. Настоящие чувства, неприкрытая красота, без лжи, без фальши, без пафоса.

    Уметь видеть это, уметь наслаждаться и ценить это настоящее показал нам главный герой.

    Гармония звука, гармония картины, гармония во всём.

    Всё слова сказанные мной тут это бла, бла, бла, посмотрите фильм и обернитесь, как много этой ВЕЛИКОЙ КРАСОТЫ в нашей жизни.

    Об этом фильме я бы предпочла молчать, это самая высокая оценка. В оставленном послевкусии хочется находиться как можно дольше.

    19 марта 2014 | 12:46

    Сразу, хотелось бы отметить, что в этом фильме есть душа, как минимум малая частичка человека. Эта история, возможно и была каким то автобиографичным произведением, в память о Паоло Соррентино, но думаю это лишь образ. Образ, скорее, даже взгляд человека, которому наконец открылись глаза. Такая жизнь сейчас в моде, вечеринки, выпивка, секс, как правильно сказал герой этой картины, а говорил он много и по делу, все это разочарование, как низко пали люди, это все забывается, вы можете вспомнить людей, еще что то, не содержательное, не нужное. Пустой треп, якало и другие низкие звуки, все это отнюдь не нужно. Вспоминается девочка рисовавшая картину, шедеврально, не ожидал столь эмоций, грации во имя искусства. Не могу отметить композиции в фильме, очень зажигательные, я качал головой (без шуток не могу, уж слишком серьезное кино и моя рецензия на него).

    Знаете сколько можно увидеть наблюдая, созерцая, как то я сидел на лавочке в сквере, там практически одни мамочки с колясками и маленькие дети, потому я лишь изредка прохожу мимо, там спокойно и хорошо, летом журчит фонтан, крики ребятишек, мне там нравится, вот я и присел, у меня было дело и я ждал. Тогда я увидел мальчика, лет шести, он был с бабушкой и у него был мяч, который он время от времени катал бабушке, она не отвечала на его внимание. Детям нужны друзья, больше других, иначе они будут замкнуты, необщительны, закрыты, с ними так же нужно говорить, общаться. В тот день я подобрал мяч ногой и дал пас мальчику. Мы отлично играли, пока нас не прервала его бабушка и они куда то отошли. Тут он появился из за скамьи на которой я сидел (я чуть в штаны не наложил, шучу), он протянул мне что то, чего подобрал с газона, это я понял после того как взял, я стал с ним ковыряться на земле, он выглядел очень грустным, я даже подкинул его пару раз в воздух, у него заметно поднялось настроение, не знаю жил ли он с бабушкой или его просто отдали на время работы родители, мы провели с ним очень хорошо время, это осело у меня внутри, позже бабушка повела его домой, я чуть посидел и пошел по делам. Из этого я могу сказать, помимо того, что я люблю детей, порой больше, чем их мамаши, это прискорбно, что все люди куда то торопятся, бегут.

    А ведь людям стоит лишь остановиться, посмотреть вокруг, мир безумно красив, взглянуть на небо, не тогда когда с него, что то падает, а просто так, и внутри становится прекрасно, это ощущение невозможно описать. На этой ноте я закончу.

    8 из 10

    18 ноября 2013 | 20:36

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Новости


    На этой неделе Американская академия кинематографических искусств и наук огласила имена своих новых членов. В состав организации войдет 271 человек. Среди приглашенных традиционно есть номинанты и призеры последней церемонии вручения «Оскара», в частности актеры Лупита Нионго, Баркхад Абди, Майкл Фассбендер и Салли Хокинс и аниматор Хаяо Миядзаки(...)
     
    все новости

    Статьи


    В ожидании 86-й церемонии вручения премии «Оскар» КиноПоиск составил путеводитель, который позволит поближе познакомиться с номинантами в основных категориях, а также вспомнил тех, кто остался в этом году без номинации, но заслужил ее не меньше других — от Тома Хэнкса до Даниэля Брюля(...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Римская киностудия «Чинечитта», на которой снимались «Сладкая жизнь», «Казанова Феллини», «Ромео и Джульетта», «Бен-Гур» и «Клеопатра», «Страсти Христовы», «Банды Нью-Йорка», сериал «Рим», прекратила свое существование. Почти. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.ЯростьFury23 702 421
    2.ИсчезнувшаяGone Girl17 511 956
    3.Книга жизниThe Book of Life17 005 218
    4.Александр и ужасный, кошмарный, нехороший, очень плохой деньAlexander and the Terrible, Horrible, No Good, Very Bad Day11 456 954
    5.Лучшее во мнеThe Best of Me10 003 827
    17.10 — 19.10подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ДракулаDracula Untold176 938 566
    2.СудьяThe Judge66 403 582
    3.ИсчезнувшаяGone Girl54 021 430
    4.Выпускной43 105 021
    5.СтраховщикAutómata30 376 176
    16.10 — 19.10подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители1 933 109896 779
    Деньги482 323 866 руб.209 365 828
    Цена билета249,51 руб.5,09
    16.10 — 19.10подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    125.АфераThe Sting8.215
    126.Танцующий с волкамиDances with Wolves8.209
    127.Город БогаCidade de Deus8.208
    128.Ромео и ДжульеттаRomeo and Juliet8.208
    129.На несколько долларов большеPer qualche dollaro in più8.207
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    1.ИнтерстелларInterstellar97.76%
    2.ВозвращенецThe Revenant96.95%
    3.В сердце моряIn the Heart of the Sea95.36%
    4.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse95.16%
    5.Исход: Цари и богиExodus: Gods and Kings94.93%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Горько! 215
    Прежде чем я уснуBefore I Go to Sleep1
    БэтменBatman98
    Думай, как мужчина 2Think Like a Man Too2
    Крученый мячTrouble with the Curve19
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Горько! 25.197
    Город героевBig Hero 68.500
    СудьяThe Judge8.227
    ДракулаDracula Untold6.615
    Прогулка среди могилA Walk Among the Tombstones6.444
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    ЯростьFury30.10
    СеренаSerena30.10
    ИнтерстелларInterstellar06.11
    ДеткаLaggies06.11
    Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 120.11
    премьеры