всё о любом фильме:

Великая красота

La grande bellezza
год
страна
слоган-
режиссерПаоло Соррентино
сценарийПаоло Соррентино, Умберто Контарелло
продюсерФранческа Чима, Никола Джулиано, Вивьен Асланян, ...
операторЛука Бигацци
композиторЛеле Маркителли
художникСтефания Челла, Даниэла Чианчио
монтажКристьяно Травальоли
жанр драма, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
Испания  232.7 тыс.,    Франция  133.3 тыс.,    Бразилия  113.9 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время142 мин. / 02:22
Смотрите в кино:
6 сеансов в 2 кинотеатрах
Москва
сменить город
Аристократки, нувориши, политики, преступники высокого полёта, журналисты, актёры, декаденствующие отпрыски благородных семейств, священники, художники, подлинные или мнимые интеллектуалы… Всех их поглощает современный Вавилон, пока они ткут канву непрочных взаимоотношений, предаваясь суетной жизни на фоне старинных дворцов, огромных вилл и великолепных террас. Все они здесь, и никто не предстаёт в выгодном свете.

Апатичный и разочарованный 65-летний Джеп Гамбарделла, писатель и журналист, не расстающийся со стаканом джина с тоником, наблюдает за этим парадом влиятельных, но пустых и потерянных людей, которые производят на него гнетущее впечатление. Головокружительная картина потери нравственных ориентиров разворачивается в атмосфере великолепного и безразличного римского лета. Вечный город подобен умершей диве.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.70 (37 595)
ожидание: 93% (88)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
102 + 10 = 112
7.8
в России
69%
18 + 8 = 26
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм посвящен другу Паоло Соррентино — знаменитому итальянскому игроку в регби и журналисту Джузеппе Д’Авандзо (Giuseppe D`Avanzo), который умер во время съемок фильма.
    • В своем интервью итальянской радиостанции Radio 2, Паоло Соррентино отметил, что в какой-то момент на стадии продакшна, он думал о том, чтобы назвать фильм «Аппарат человека» (L`Apparato Umano). Это название вымышленного романа, написанного главным героем фильма, которого сыграл Тони Сервилло.
    • Представление, сыгранное персонажем Талии Концепт, — это очевидный намек на актрису Марину Абрамович.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 1471 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Новый фильм от классического и великого итальянского режиссера Паоло Соррентино. Режиссер, который воздает дань уважения всему итальянскому кино (конечно напишу уже избитую фразу, что Федерико Феллини был главным номадом для Паоло), которое он любит и боготворит, и делает это замечательно, очень красиво и ярко.

    В наше время очень трудно снять что-то новое, в принципе все уже было снято в 20-ом веке, причем большинство, в первой ее половине. Но это не означает, что современный кинематограф не имеет право на существование, так как он весь пропитан безнадежным сравнением с классикой кино. Переосмысление, современное видение дает зрителю ощущение прикосновения к своему веку жизни, к своему современному бытию и к отождествлению себя с героями фильмов. А так же все сопутствующие актуальные и социальные проблемы общества. Но шедевры кинематографа останутся такими на всю жизнь (такие как «La Dolce Vita»), а вот «Великая красота» наверно забудется в тонне других фильмов через несколько лет. А может я и не прав, хорошо, что бы это было правдой.

    Прежде всего фильм о человеке. О человеке, который добился в жизни не малого, реализовал свой потенциал и вроде как он должен быть счастлив. Но нет, нашего героя грызет печаль и тоска, прожил ли он ту жизнь, смог ли он до конца познать все ее прелести и загадки, или он приоткрыл только малую незначительную и бессмысленную ее часть, попробовал на вкус только каплю жизненного опыта в океане не бренности. Все эти вопросы тревожат и съедают его изнутри. В нем просыпаются старые, теплые и нежные чувства и воспоминания, в которых он молод и влюблен, но он все это теряет и избирает другой путь. Путь элитного бомонда, круг интеллектуалов и псевдоинтеллектуалов, прожигающие свои мелкие и ничтожные циничные душонки всеми мыслимыми и не мыслимыми способами, величественного Рима. Под старость лет у таких людей остается только пустота и печаль, сожаления и огорчения, и их спасают только воспоминания.

    Все действие фильма происходит на фоне обыденного умиротворенного упадка мироощущения, всего «элитного общества». Фильм пропитан пессимизмом, унынием, невозможностью изменить себя, отчаянной безнадежностью и полным пренебрежением к обычным людям, не относящихся к кругу общения главного героя. Видимо это символ разложения, упадка и отмирания господствующего интеллигентного класса, утопающего в непонятных: депрессии, «интеллектуальных болезнях», усталости от безделья и безграничными полетами мысли, сконцентрированными только на новых видах искусства.

    Фильм наполнен огромным количеством прекрасных картин, скульптур и всего внешнего лоска, скрывающую внутреннюю трагедию главного героя. Заместить внутреннюю прожорливую дыру, невозможно внешней формой, ей можно, только облегчить себе боль. Прекрасный, красивейший и в то же время пустой, ограниченный Рим.

    Отличный саундтрек живой, воистину глубокий и зрелый, прекрасно гармонирует с визуальным рядом и философией фильма.

    Мощнейшая роль Тони Сервилло, театрального актера, любимца и видимо музы Паоло Соррентино. Выдающийся итальянский, современный актер, с интеллигентной статью, красавец и играющий по системе Константина Сергеевича Станиславского. Тони Сервилло прожил своего персонажа и показал нам его всего целиком без остатка, весь цельный образ. Выдающаяся роль актера.

    Интереснейшее кино, прекрасно сочетающие в себе внешнюю форму и внутренний посыл автора. Кино, наполненное нежными чувствами к итальянской классике. Кино, которое надо смотреть.

    9,5 из 10

    5 марта 2014 | 01:18

    «Паровозики на наших вечеринках самые лучше в Риме!

    - Почему?
    - Потому что они никуда не едут»

    Разбитая, растерзанная красота. На множество кусочков и осколков. И глаз не может захватить ее из кадров, сплетающихся в жизнь. Легкой походкой случайно встреченной на улице кинозвезды, она уходит от него, но оставляет после себя улыбку. Та же самая победительная улыбка, нет-нет, но крыльями бабочки мелькала даже на бессмысленных тусовках, в душевных дружеских посиделках, во всех женщинах, которых он любил и не любил. Почти неуловимо, как лучи последнего солнца на плитах древнего, все разрушающегося города. Это главное свойство красоты — неуловимость, болезненность, тленность… Потому так и бьет наотмаж в банальной тягомотине, потому так и больно. Это странный, больной мир разворачивается прямо из окна Джеппа Гамбарделла видом на Колизей и колет как иголкой. За поворотом каждого дома ожидает праздник, где есть место политикам, вымирающим аристократам, нуворишам, преступникам, старлеткам, великосветским шлюхам, священникам и журналистам. Звуки впиваются в кожу, взгляд ухватывает каждую деталь. Само биение жизни в кардиограмме взлетов и падений — старинные дворцы и неоновые огни, блеск и нищета, цветение и гниение. Злая шутка мироздания — все гонятся за вечной молодостью, материальным благополучием и успехом, а получают одиночество, старость и забвение. Красота не дастся в руки никому, и все они проиграют битву со временем.

    Тут, конечно, говоря о фильме Соррентино, самое время вспоминать «Сладкую жизнь» Феллини — ее даже самый забывчивый бы припомнил благодаря всем отсылкам и аллюзиям. Но вспоминать не в виде противопоставления, а как предтечу, идейным продолжением, которой и является «Великая красота». «Сладкая жизнь» 1969 года — дитя своего времени. Он эйфоричный и сладкий, как может быть эйфоричен кокаиновый трип, но это очень злое кино, в которое автор вложил всю мощь непрощения — очень много красивых видов и красивых людей, с которых Феллини буквально ногтями сдирает эту красоту, обнажая мерзость. У Сорентино же все все герои изначально немолоды и некрасивы, но он, кажется, не хочет резать по живому, ибо плохо это, как и теребить куколку, чтобы обнаружить там гниль и труху. Даже линии с католицизмом и аристократизмом совершенно по-другому интерпретированы. Там, где у Феллини жесткая сатира на современные ему нравы и социальные институты, у Соррентино только легкая ирония. Там, где у Феллини презрение, у Соррентино — понимание и то, что называют высоким гуманизмом. Дескать, ребята, со времен «Дольче Виты» пятьдесят лет прошло, а мир то не изменился. Свой последний шанс на перезагрузку человечество профукало тогда в 60-е, так чего теперь то обличать и желчью исходить?

    Да, возможно, что жизнь вообще пуста и бессмысленна. Все ярмарка тщеславия, суета сует, пустота и всяческая суета. Да, скорее всего, что мы Божий проект испортили, но в окружающем, балансирующем на тонкой грани сползания в Апокалипсис, мире еще можно увидеть эскиз, красоту первоначального замысла и то, о чем говорили поэты и философы — memento mori. Поэтому в «Великой красоте» очень много доброты к человеку, как единственному существу, которое понимает что такое красота и смерть. Иначе — для кого это все? Поэтому и чувствуется сострадание, нежность и любовь режиссера ко всем этим мелким, пошлым людям, грешникам, блуждающим по лабиринтам Вечного города, как по чистилищу Данте. Жалко там их всех на самом деле (чувство почти невозможное при просмотре фильма Феллини) — и главного героя, и стриптизершу сорока с лишним лет, и ее отца, и подругу с «активной гражданской позицией». Жизнь же не может быть пуста объективно, каждый сам ее наполняет, чем захочет. Если они наполнили тем, чем наполнили, то это, в конце концов, их выбор. Все несовершенства жизни от непринятия этого своего мироустройства. Вот герой Мастроянни в «Сладкой жизни», очень неприятный тип, который много презирает и окружающих и самого себя — он ведь человек конченный и безнадежный, а герой Тони Сервилло, несмотря на весь свой цинизм и приспособленчество — нет. Концовка «Великой красоте» скорее счастливая. Ну нет у него в жизни великих целей и планов, так что теперь — убивать таких что ли? Возможно, что бокал вина, вид за окном и красивая женщина рядом, если не смысл, то, по крайней мере, способ замедления энтропии и повод пожить еще. Да, впереди тлен и разрушение, но мы пока еще здесь, музыка еще не утихла. Пытаться захапать красоту себе бесполезно, ее можно только пропустить — через себя и вперед. Сценой со стаей фламинго беззвучно манифестируется — «Ну посмотрите же на них — и как они только удерживаются на этих тонких лапках? Кто их такими сконструировал? Кто сконструировал таким человека — способным на великие подвиги и акты творения, а также на всякую пакость и дрянь? Каких еще чудес нужно ждать, если жизнь сама по себе — это большое чудо? Так какого хрена тебе еще надо, человече?»

    Очень итальянский подход на самом деле — через любовь, через красоту окружающего мира, архитектуру, музыку, прислушивание к звукам тишины, прийти к правильному пониманию жизни, видеть ее гармонию, конечную цель и спастись. Вот практически в религиозном смысле. По крайней мере, от отчуждения и моральной глухоты, так это точно. Кому-то может показаться самообманом, но тогда это прекрасный самообман — «великий» и большое искусство. А «чтобы стоять, я должен держаться корней». Это не Рим умирает, это умираешь ты и твой мир. Этому городу плевать, чем его поливают — кровью, потом, дождем или шампанским, он пережил все нашествия варваров — переживет и еще. Простоит возможно тысячи лет, как уже простоял, проглотит и выплюнет еще миллионы таких как Джепп. Грядет новый декаданс, по сравнению с которым последние денечки распадающейся Римской империи или посиделки в Веймарской республике, покажутся ерундой. Придут новые варвары, чтобы смотреть чистыми наивными глазами на это все и писать новую историю. Но и это тоже пройдет…

    22 февраля 2014 | 21:05

    Я ничего не знал о Паоло Соррентино до двадцатой минуты этого фильма.

    Сейчас мне конечно стыдно, но я не критик и это не мое дело — «быть в курсе».

    Да мало ли кто там побеждает в Каннах!

    Академики ведь на то и нужны, чтобы быть искренними в своих заблуждениях. Но тут у них и выбора то не было.

    Почему мне всегда больше нравился Антониони, а не Феллини?

    В том числе и этот вопрос опять возникает после просмотра фильма Паоло Соррентино «Этой великой красоты». Позволю уж поправить перевод. Видимо, те кто переводят названия фильмов, их не смотрят.

    А еще:

    Каким может быть кино? Или должно быть?

    А оно должно быть таким, каким его еще никто не делал.

    И вот, впервые, я увидел воплощение скульптуры в кинематографии.

    Не живописи, а именно скульптуры. В фильме не зря так много статики.

    Это двойная ответственность на актеров, но они с ней справляются во всех ключевых сценах. А Тонни Сервилло уже давно должен стоять в каждом итальянском городе на центральной площади в мраморе.

    Есть искусство, а есть тупое подражание ему(впрочем умное подражание, еще большая глупость). Умное подражание оригиналу, является всегда пародией.

    Соррентино, мастер итальянской школы кино, а не русской и не немецкой. Глупо проводить аналогии.

    Мне всегда не хватало у Феллини искренности чувств. Для него, кино, так и осталось театром, с неограниченными возможностями постановки. А постановка, как известно, убивает чувства. Кажется об этом говорил старик Станиславский.

    А вот у Соррентино чувственности выше крыши. И тут уж я бы его обвинил скорее в подражании «Красной пустыне» Микеланджело.

    Это не менее глупо, чем сравнивать этот фильм и «La dolce vita», конечно великого, Федерико.

    Основная идея фильма — это не показ красиво-разлагающейся богемной тусовки, а то что герой фильма потерял, став ее частью. И единственный друг, наконец осознавший, что надо возвращаться к корням, которому ни с кем не хочется попрощаться.

    Бесконечную человеческую глупость, так же как и собственную, герой фильма осознает на каждом шагу. Он почти такой же как и все. И все что то скрывают…

    Очень показателен кардинал, который как мантры, цитирует рецепты разных мясных блюд(ну совсем выживший из ума маразматик). Когда то он был лучшим экзорцистом…

    У каждого своя тайна. И становится понятно, что с каждым произошло то же, что и с главным героем. Один шажок в сторону и ты в пропасти. И вся жизнь — ошибка. И не остается ничего кроме как делать вид, что ты счастлив и всем доволен. Хотя в душе полная пустота и нет ни любви, ни желания написать вторую книгу. И какая разница, в Риме ты или в Москве… Только другой круг твоего личного ада.

    И тут бы у Феллини где-нибудь выглянул из-за шторки рогатый и с копытами козлик.

    Соррентино решил это чуть более изящно…

    Одна вещь стала для меня открытием. Ни хрена я не знаю о классической скульптуре и живописи.

    Это сцена прогулки по «лучшим дворцам Рима».

    «Рабочий и колхозница» и различные поделки в Эрмитаже(типа классическая римская скульптура), могут кого угодно ввести в заблуждение.

    Не думаю что это заслуга оператора, хотя его работа великолепна.

    На живопись там тоже стоит обратить внимание…

    Просто когда тебе с детства твердят: -»… у нас здесь собраны лучшие образцы

    мировой классики…», — а у тебя эти бесконечные «бабы с веслами» не вызывают ничего кроме скуки, потом вот такие сюрпризы и случаются.

    Во общем Соррентино сделал серьезную заявку на то чтобы встать рядом с Гринуэйем, Блие и Ходоровским. Если бы ему еще такую команду собрать…

    Ни Наймана, ни Готье у него пока нет. И музыки в фильме не хватает.

    А нужна ли в скульптуре музыка? И еще масса вопросов.

    Не случайно так разделились мнения критиков…

    Однозначно — явление в кинематографе двадцать первого века. Лучшее что в нем появилось.

    5 ноября 2014 | 10:03

    Рим пал. Первый, во всяком случае. С его императорами, наслаждающимся роскошью своего бытия, упивающимися приторной сладостью собственных грехов. С его плебсом, постоянно жаждущем panem et circences и влачащем собственноручно созданное жалкое существование среднестатистических рабов, с отпетым удовольствием лижущих пятки господ, которых они породили. С его прокураторами, для которых хороши лишь те законы, которые удобны и приятны, для которых право силы и право власти едино, а власть народа — ничто. С его проститутками, шутами, гладиаторами. Бесстрастно взирали на гибель первой империи бесчисленные произведения искусства, рожденные в холодном мраморе и вылепленные из теплой глины разумом великих, чьих именам не суждено было исчезнуть в болоте всеобщей посредственности. Им было все равно.

    И на такую же гибель обречен и нынешний Рим, полный дешевого балагана, безвкусного китча, слепящей неоновой яркости и тошнотворной вульгарности. Вокруг одни лишь маски, гримасы, вечный карнавал имитации полнокровной и полноценной жизни в вечном городе, обреченном из века в век взирать на гибель очередной империи. И вслед за ним, в глубокую бездну веков, последует и несостоявшийся гений, посредмственный писака-вуайерист 65 лет от роду Джеп Гамбарделла, уже уставший в своей веселой жизни от всего. Кроме Рима, чья красота от него постоянно ускользает в калейдоскопе пьяных лиц, звучащем как набат звоне бокалов с дорогим шампанским, в какофонии звуков, напоминающих голоса безумцев, с велмкой радостью идущих на эшафот.

    Лауреат премии Оскар-2014 в категории «лучший фильм на иностранном языке», шестая по счету полнометражная работа одного из самых заметных режиссеров современного итальянского кино, любимца фестивальных критиков от Канн до Венеции, Паоло Соррентино, на всем протяжении своего насыщенного творчества тяготеющего к явному переосмыслению под новые постмодернистские условия традиций неореализма, фильм «Великая красота» 2013 года становится в его карьере тем самым программным высказыванием и манифестом, отделяющем просто перспективного творца от Мэтра и Мастера, которому суждено стать синьору Паоло. «Великая красота» не есть удручающим своей вторичностью пастишем, подобием искусства, а возведенным до гипертрофированного, намеренного в своей гротескной привлекательности парафразом «Сладкой жизни» и «Восьми с половиной» Феллини, фильмом, являющимся и данью уважения неореалистичепским манифестам ушедшего безвозратно ХХ века, и умелым их переиначиванием на современный лад, ибо ничто по сути своей не изменилось и до сей поры — времена хоть и другие, но нравы, страсти и страстишки человеческие те же. Фильм утопает в аллюзиях и иллюзиях, при этом по сути начиная заново в современном европейском кино темы, привычнеы для всего неореализма — темы критика богемы и восхваления пролетариата, нищего финансового, но богатого душой. Впрочем, в «Великой красоте» социальных низов не видно, а верхи столь ничтожны, что им суждено быть сметенными очередной революцией, которую создадут барчуки и хипстеры, желающие свободы, но с упором на самоконтроль, ибо высший свет и вовсе сошел с ума.

    Соррентино мастерски расставляет морально-этические акценты в фильме, сосредотачиваясь на уничижающей сатире современной буржуазии и богемы, жизнь которой в картине представлена как силлогичный маскарад, как набор роковых и неизбежных эпизодов, ведущих к финалу-приговору для всех, в том числе и для зрителей, отравленных этим сладким ядом пустого гламура, над которым Соррентино смеется, но с грустью и слезами. Красота обернулась вычурностью, от которой рябит в глазах, роскошь — вульгарной дешевизной, любовь — ее не видно среди тех, кто про нее пишет, поет, кто ее играет, но по сути — изображает, для кого любовь и истинные чувства это товар, девка, прлдающая себя за бесеценок на римской площади; а Джепа между тем преследует призрак утраченной когда-то им любви. Для Джепа еще есть надежда, он прожигает собственную жизнь, одновременно пребывая в размышлениях и философствованиях, анализируя и прошлое, и настоящее, одновременно с тревогой смотря в будущее, в котором нет великой красоты, нет ничего.

    Отнюдь не случайно Соррентино отсылает зрителей к монументальному литературному семитомному труду Марселя Пруста «В поисках утраченного времени», ставшего в свое время эпитафией на могиле всего ХХ века. Рим в «Великой красоте» и населяющий его людской бэкграунд от мира высшего света подобен ему же, столь ярко описанному Прустом в «У Германтов» и «Содоме и Гоморре». Ciao, Марчелло! Ciao, Гуидо! Bouno Giorno, барон де Шарлю, размноженный на тысячи одинаковых пустых лиц, веселящихся в алкогольно-наркотическом дурмане Вечного города, который забудет их сразу же, стоит плоти подвергнуться тлену, а праху быть поглощенным почвой! Трагедию общества в «Великой красоте» не предовтратить уже, и даже в самых комических своих сценах, полных стилистической избыточности, сюрреалистического безумия, логики сна, проскальзывают нотки напряженного ожидания конца, когда все погибнут, а Джеп останется. Впрочем, с той же несомненной уверенностью можно сказать, что декаденствующий Рим, воспетый Соррентино не менее эффектно, чем Феллини или Росселлини, подобен и удушающему Петербургу Достоевского, в котором маленький человек легко может потеряться, сойти с ума, утратить свое Я и пойти против воли Бога. «Великая красота» как «Сон смешного человека», только с привкусом острой сатиры и ернической трагикомедии.

    Пир во время чумы продолжается, пресыщенные ничтожества наслаждаются последними предсмертными вздохами гниющей заживо империи, уродливые маски скрывают еще более уродливые лица, за которыми нет ничего — одна лишь пустота, безверие, апатия. Джеп при этом скорее пассивный наблюдатель грядущей гибели, он на самом пике своей жизни начинает искать в ней смысл, утраченную им суть, искать красоту в бессмысленном мире барокко, излишеств, карикатур, чудовищных и чрезмерных искривлений и аберраций. Искать красоту и не находить нее среди живых. Искать ее в мире современного искусства, не видя великую красоту самого города, которая от него искусно прячется, притворившись обыденностью, от которой так убегает Джеп, но которая рано или поздно его догонит, и он поймет, что вся жизнь его прожита впустую, бесцельно. Сладкая жизнь и — горькая смерть в финале.

    10 из 10

    17 июня 2014 | 16:27

    О, великая красота…Какое интригующе название, какое потрясающий изюм должен крыться за этим названием, думал я, начиная очередной просмотр оскароновского фильма. Ну и что же? Разочарование, господа.

    Герой не вызвал положительной реакции, разве что одевался он отменно, да. Вкус относительно тряпок определенно имел. Но вот постоянное полуулыбающееся выражение лица, эдакая усталость от жизни и поиск в глазах поднадоели к середине просмотра. Больше жизни, господа, веселее, активнее. Эта тема усталости…Ну что тут сказать. Я порядком устал от неё, вот каламбур. Так забавно наблюдать за поисками и треволнениями богемы. «Тебе не понять!» — скажут многие и будут правы. Я действительно не понимаю усталости человека, который не занимает своё тело и ум делами. Мы так погрязли в арт-хаусно-философичных облаках, что забыли про базовые вещи.

    Не понять мне и того, с чего же всё началось и чем же закончилось. Как будто весь фильм мы протопали на месте, точнее протанцевали на очередной вечеринке главного героя и теперь с опухшей головой пытаемся всё-таки определить, что с нами случилось.

    Как ни старался, особой красоты в фильме не увидел. Не удивительно, что и главный герой её не нашел.

    9 мая 2014 | 22:00

    Впечатление шедевра. Пересмотрела его несколько раз. Глубоко и легко одновременно показаны вечные вопросы. В меру устало, красиво, правдиво. Ощущение от просмотра сходно с тем, что возникает после прослушивания хорошей классической музыки. Только думается, что смотреть его надо тем, кому за тридцать… Конечно это не о биологическом возрасте, а об опыте. Для меня важным открытием еще до просмотра стало понимание, что если есть внутри баланс между ужасным и прекрасным от ощущения жизни, то ты можешь проживать очень трудные времена, а как только ужасного в твоем восприятии становится больше, то тут уже опасность депрессии, отчаяния. Находите красоту, ощущайте ее. И фильм это для меня еще раз изысканно отразил. Особенно долго вспоминалось лицо главного героя крупным планом и сцена у маяка. Музыка. А цитаты из фильма, можно с улыбкой обсуждать с друзьями. Приятного вам просмотра.

    10 из 10

    8 июня 2014 | 21:14

    С самого начала фильма нам показывают не совсем обычного мужчину, который живет не по своим годам. Все начинается с празднования его юбилея — 65-тия. Мы видим шикарную вечеринку, на которой собраны представители высшего класса Рима, которые все как один сходят с ума от веселья.

    Нашего героя зовут Джеп Гамбарделла, за всю свою жизнь он написал всего лишь один роман — «Человеческий аппарат». С этого все и начинается.

    Что же мы видим в фильме помимо прекрасного Рима, красоты, торжеств, большого количества пафоса и грязи, в котором и представлена эта «элита»?

    Мы видим черную дыру страха и лжи. Страха это все потерять, и так ничего не найти, бесконечное вранье, которые везде и всюду преследует всех.

    «Великое искусство» которое показано в фильме — сатира на то, что в наши дни считается шедевром. Людям нужна лишь обертка, а наличие души у того или иного произведения им безразлично.

    Так же и герои нашего фильма. Они представляют собой только лишь внешнюю красоту, за которой скрывается ничтожество.

    -Ты кто?
    -Кто я?
    -Я..
    -Ты никто.
    -Никто?
    -Но я…


    Этот фильм открывает виденье о прекрасном. И показывает сущность людей. Несчастных людей, которые всю свою жизнь гнались за богатством, роскошью, поставив на кон собственное счастье.

    «Я искал большую красоту и не нашел. Всё всегда заканчивается ею, смертью, но сначала была жизнь и бла-бла-бла, всё происходило под болтовню и шум. Тишина, чувства, переживания и страх — легкие и беспорядочные вспышки красоты, а потом нищета несчастного человека и всё это под покровом смущение от существования в этом мире.» ©Джеп Гамбарделла

    10 из 10

    18 июня 2014 | 23:28

    Злая сатира и гротескная карикатура, умело играющая с метафорами и с большой точностью цитирующая другого итальянца, некогда посвящавшего свои фильмы вечному городу. Здесь много отсылок к Феллини. И меж тем сама «Великая красота» является своего рода продолжением великих картин ушедшего мастера, показывающая нынешнее состояние Рима и его жителей. Здесь ничего не осталось от «8 1/2» и «Сладкой жизни».

    «Я хотел быть королем. Не просто ходить по вечеринкам, а иметь власть испортить любой праздник». Эти слова произносит главный герой фильма, 65-летний писатель, который написал только одну книгу и теперь работает в глянцевом журнале. Он живём в самом центре бурлящей жизни Рима. На его юбилейной вечеринке, на крыше здания собирается весь бомонд из стареющих извращенцев, известных в прошлом актрис, стриптизёрш и прочих персонажей загнившей богемы. Да, великий Рим теперь превратился в обитель людей, являющимися лишь жалким отражением былой славы и величия. Это обитель вечных тусовок, где всё сплелось в танце пошлости. Здесь даже туристы умирают. И город мёртв. Как и сами жители его.

    Творческий дуэт Паоло Соррентино и великолепного Тони Сервилло в очередной раз создаёт красивое полотно, которое хочется смотреть ещё и ещё. Это цирк, парад уродов, где режиссёр, смакуя, выставляет на обозрение очередного персонажа, над которым жадная до зрелищ публика желает потешиться. Но зрелище не доставляет удовольствия. Становится страшно и до опустошения грустно. Нет ничего более. Всё мертво. Осталась только красота.

    Один из самых сильных фильмов в 2013 году.

    16 декабря 2013 | 10:52

    Человеку свойственно к концу жизни все чаще и чаще задумываться над смыслом своего бытия. Такая участь не миновала и Джепа Гамбарделла. Миновав шестидесятипятилетнюю отметку возраста, он теряет вкус к жизни, краски, как будто, меркнут. Герой просто плывет по жизни: вечеринки, женщины, деньги — все это не дает эмоций, словно пресное блюдо, которое отчаянно хотелось бы поперчить, только вот перечница куда-то затерялась.

    Проблема, правда, в том, что все в Риме, в окружении Джепа живут довольно пустой жизнью, а не только он сам. Будучи журналистом он встречается с творцами, художниками, но те лишь делают вид, что творят, на деле же они лишь зарабатывают. Он встречается с человеком, которого пророчат на пост Папы Римского, но тот только и знает, что говорить о кулинарных изысках. Даже святая не в силах вдохновить Гамбарделло.

    Картина абсолютно заслуженно получила Оскар, хотя имела такого сильного конкурента, как «Охота». Но такой фильм, который подарил нам Соррентино рождаются не каждый год. Это правда искусство, которое заставляет поверить в кинематограф. От актеров до осветителей — все сделали свою работу великолепно. Особенно стоит отметить также прекрасный саундтрек. Местами юмор заставляет если не посмеяться, то хотя бы горько усмехнуться. Эдакий тонкий итальянский юмор, даже сарказм.

    Вряд ли фильм ответит зрителю на вопрос о смысле жизни, но Джеп Гамбарделло его, кажется получил. Может быть, ответ состоял в том, что смысла просто и нет. История, рассказанная нам Паоло Соррентино печальна, но так похожа на размышления многих людей. Она правдива. Она горька, но от этого не становится хуже, ведь смысл жизни создают сами люди, хотя жизнь так быстро пролетает, что задумываться о ней начинаешь только в шестьдесят пять лет, если вообще задумываешься.

    10 марта 2014 | 01:58

    Великая красота. Фильм о поиске. О поиске не только того что радует глаз, но и того настоящего, что осталось в этом мире… и осталось ли вообще!

    Главный герой — далеко не молодой писатель, удачно вписавшийся в круг богемы, тщетно пытается отыскать великую красоту, которая когда то его вдохновила и была музой всей его жизни.

    Заглянув в самые потаенные уголки, где каждый найдет свое, будь то схожесть с главным героем, любовь к «современному искусству» или… любовь к Жирафам), у нас, как и у Джеппа Гамбарделлы останется лишь надежда…

    Надежда на то, что Великая красота заперта не только в коридорах старинных домов Рима.

    Она рождается в сердцах влюбленных парочек из студенческих общежитий, благодаря красивым и мудрым женщинам и, конечно же, в детях…

    Думаю не стоит говорить как о талантах главного актера — Тони Сервилло, так и режиссера фильма — Паоло Соррентино, они давно все сказали сами за себя.

    Гениальное кино — смотреть НЕ ВСЕМ.

    «-Мы все на грани отчаяния. И, единственное, что мы можем — это смотреть друг другу в глаза, встречаться, немного шутить…»

    10 из 10

    30 марта 2014 | 18:02

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Новости


    Европейская киноакадемия объявила номинантов на свою ежегодную награду European Film Awards. В лидеры 27-й церемонии вручения премии вышли ленты «Левиафан» Андрея Звягинцева, «Зимняя спячка» Нури Бильге Джейлана и «Ида» Павла Павликовского. Среди кандидатов также актеры Том Харди, Марион Котийяр и Шарлотта Генсбур(...)
     
    все новости

    Статьи


    В ожидании 86-й церемонии вручения премии «Оскар» КиноПоиск составил путеводитель, который позволит поближе познакомиться с номинантами в основных категориях, а также вспомнил тех, кто остался в этом году без номинации, но заслужил ее не меньше других — от Тома Хэнкса до Даниэля Брюля(...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Римская киностудия «Чинечитта», на которой снимались «Сладкая жизнь», «Казанова Феллини», «Ромео и Джульетта», «Бен-Гур» и «Клеопатра», «Страсти Христовы», «Банды Нью-Йорка», сериал «Рим», прекратила свое существование. Почти. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Исход: Цари и богиExodus: Gods and Kings24 115 934
    2.Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 112 686 742
    3.Пингвины МадагаскараPenguins of Madagascar7 206 293
    4.Топ-5Top Five6 894 814
    5.Город героевBig Hero 66 055 901
    12.12 — 14.12подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Хоббит: Битва пяти воинствThe Hobbit: The Battle of the Five Armies738 000 000
    2.Пингвины МадагаскараPenguins of Madagascar87 151 019
    3.ПирамидаThe Pyramid28 777 810
    4.Любит не любит28 315 163
    5.ИнтерстелларInterstellar11 043 453
    11.12 — 14.12подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители3 161 2611 113 116
    Деньги939 451 898 руб.426 779 299
    Цена билета297,18 руб.46,87
    11.12 — 14.12подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    125.Город героевBig Hero 68.214
    126.Брат8.213
    127.АфераThe Sting8.212
    128.Город БогаCidade de Deus8.206
    129.Ромео и ДжульеттаRomeo and Juliet8.206
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    36.ФранкенштейнVictor Frankenstein92.35%
    37.Вдали от безумной толпыFar from the Madding Crowd92.10%
    38.Первый мститель: Гражданская войнаCaptain America: Civil War92.06%
    39.Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказкиPirates of the Caribbean: Dead Men Tell No Tales92.06%
    40.Три девяткиTriple Nine91.85%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Хоббит: Битва пяти воинствThe Hobbit: The Battle of the Five Armies100
    ВлюблённыеMohabbatein8
    Звуки за стенойOto-na-ri2
    Гора Цуруги: Хроника тригопунктовTsurugidake: Ten no ki1
    Патруль времениPredestination23
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Астерикс: Земля БоговAstérix: Le domaine des dieux6.613
    Хоббит: Битва пяти воинствThe Hobbit: The Battle of the Five Armies8.106
    Пингвины МадагаскараPenguins of Madagascar6.936
    Феи: Легенда о чудовищеLegend of the NeverBeast
    Вычислитель5.284
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Чем дальше в лес...Into the Woods25.12
    Седьмой сынSeventh Son01.01
    Исход: Цари и богиExodus: Gods and Kings01.01
    Джон УикJohn Wick01.01
    Тупой и еще тупее 2Dumb and Dumber To22.01
    премьеры