всё о любом фильме:

Великая красота

La grande bellezza
год
страна
слоган-
режиссерПаоло Соррентино
сценарийПаоло Соррентино, Умберто Контарелло
продюсерФранческа Чима, Никола Джулиано, Вивьен Асланян, ...
операторЛука Бигацци
композиторЛеле Маркителли
художникСтефания Челла, Даниэла Чианчио
монтажКристьяно Травальоли
жанр драма, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
Испания  232.7 тыс.,    Франция  133.3 тыс.,    Бразилия  113.9 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время142 мин. / 02:22
Смотрите в кино:
7 сеансов в 1 кинотеатре
Москва
сменить город
Аристократки, нувориши, политики, преступники высокого полёта, журналисты, актёры, декаденствующие отпрыски благородных семейств, священники, художники, подлинные или мнимые интеллектуалы… Всех их поглощает современный Вавилон, пока они ткут канву непрочных взаимоотношений, предаваясь суетной жизни на фоне старинных дворцов, огромных вилл и великолепных террас. Все они здесь, и никто не предстаёт в выгодном свете.

Апатичный и разочарованный 65-летний Джеп Гамбарделла, писатель и журналист, не расстающийся со стаканом джина с тоником, наблюдает за этим парадом влиятельных, но пустых и потерянных людей, которые производят на него гнетущее впечатление. Головокружительная картина потери нравственных ориентиров разворачивается в атмосфере великолепного и безразличного римского лета. Вечный город подобен умершей диве.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.70 (32 653)
ожидание: 94% (88)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
101 + 10 = 111
7.8
в России
69%
18 + 8 = 26
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм посвящен другу Паоло Соррентино — знаменитому итальянскому игроку в регби и журналисту Джузеппе Д’Авандзо (Giuseppe D`Avanzo), который умер во время съемок фильма.
    • В своем интервью итальянской радиостанции Radio 2, Паоло Соррентино отметил, что в какой-то момент на стадии продакшна, он думал о том, чтобы назвать фильм «Аппарат человека» (L`Apparato Umano). Это название вымышленного романа, написанного главным героем фильма, которого сыграл Тони Сервилло.
    • Представление, сыгранное персонажем Талии Концепт, — это очевидный намек на актрису Марину Абрамович.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 1498 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Великая красота» — это карикатурный «Рим» наших дней, или, если хотите, вариация на тему «Сладкой жизни». Постмодерновая фреска о нравах и пустоте, скрывающейся за внешним лоском. На самом деле, двух этих коротких предложений более чем достаточно для точного описания.

    Джеп Гамбарделл (Тони Сервилло) — шестидесятипятилетний писатель, ведущий светский образ жизни. Нет, что-то тут не так. Возраст его не характеризует — выглядит отлично, даже изысканно. И писателем Джепа можно назвать с натяжкой. Всё, что вышло серьёзного из под его пера — это лишь один успешный роман. И это было сорок лет назад. Сейчас он больше промышляет журналистикой. Ну, он ведь всё-таки любит ежедневные вечеринки? Это только полуправда. И впрямь, богемные тусовки — неотъемлемая часть его жизни, но, кажется, он уже устал от римской суеты. Джеп не занимается самообманом. «Это моя жизнь и она — ничто». Всё, что происходит с главным героем лишено какого-либо смысла. Не стоит ожидать от этой истории начала и конца, как и искать связь между разными эпизодами. Здесь нет сюжета. Зато есть персонажи. Чудаковатая баба, «современная художница», с разбегу врезается в столб. Бессмысленный и беспощадный перформанс. «Что вы сейчас читаете?» — берёт у неё интервью Гамбарделл. «Мне не нужно читать, я живу вибрациями, чаще — экстрасенсорными». Циничный старикан не стесняется насмехаться над бездарностью. Переместившись немного дальше по ходу действия, мы столкнёмся с девочкой, которую родители заставляют на большой вечеринке заниматься примерно тем же самым: она, плача, кидается краской. Получается нечто вроде современной живописи. «Если ты покажешь им, что ты умеешь, то наша семья будет счастлива!» — подначивают её предки. «А я уже счастлива и хочу стать ветеринаром!» Девочка ещё не успела отравиться ядовитыми испарениями богемной тусовки. Да, здесь все или почти все уже поражены вирусом праздности, люди стали заложниками своего образа жизни. Некоторые пытаются носить маску, как одна из знакомых главного героя, считающая себя какой-то особенной, но для Джепа не составляет большого труда вывести её на чистую воду. Первым не выдерживает его приятель и уносит ноги из Рима. Назад, к корням — в деревню. Чем не пример для подражания? Чёрт, да ведь здесь даже кардинал, которому пророчат место Папы, заядлый тусовщик. Он убегает (буквально!) от беседы о духовности, но радостно делится своими кулинарными рецептами. Пустой, как и все. Отдельно хотелось бы выделить Святую, но не хочу вас лишать возможности самостоятельно насладиться этим загадочным персонажем. Калейдоскоп из странных эпизодов упакован в прекрасный фантик из отличной операторской работы.

    Игра света и тени, композиция кадра — это важнейшие элементы фильма Соррентино. Здесь эстетика изображения и звука настолько удачно вписывается в режиссёрскую концепцию, что это не вызывает ничего, кроме восторга. К счастью, режиссёру хватает самоиронии, чтобы не скатиться в пошлую претенциозную критику. Сдёрнув цветастое покрывало вечеринок и напускной цинизм с главного героя, мы осознаём, что стали свидетелями истории «разочарования и усталости». В мире, где похороны — светское мероприятие, нет места великой красоте, но гротескные вычурные образы современного Рима в финале уступают место кадрам с безмятежным видом Тибра в сопровождении умиротворяющей музыки, оставляя надежду на лучшее.

    2 мая 2014 | 09:50

    Есть фильмы, о которых сложно писать. Пересказывать сюжет нет смысла, так как он всем давно известен. Говорить о вызванных просмотром чувствах — это личная и, как мне кажется, мало кому интересная информация.

    И, все же, рискну. К «Великой красоте» я подошел через продолжительный этап итальянского неореализма, фильм Де Сики, Антониони и Феллини. И только подумал, что родник иссяк, как встретился с дуэтом Соррентино — Сервилло. Случайно.

    Это был первый фильм, который я посмотрел на ноутбуке, на котором смотреть кино не люблю. Посмотрел за один присест, боясь даже попить воды, чтобы не потерять ощущения сопричастности происходящему на экране. И тут же посмотрел второй раз с супругой, потому как очень хотел поделиться. А потом — с друзьями, желая посмотреть в глаза тем, кто впервые открывает для себя «Великую красоту». Стоит ли говорить, что вслед за этим были отсмотрены все фильмы режиссера Соррентино и актера Сервилло?

    О чем же кино? О сильном, умном и ярком человеке, который живет в мире упущенных возможностей. 65-летний Джеп Гамбарделла с блеском по жизни играет свою роль, принимая и понимая игру окружающих его людей. История рассказана с нежностью, без нравоучения. Что до самой Великой Красоты, которой посвящен фильм, то она «может поразить, как смерть, или нанести рану, которая никогда не затянется».

    На мой взгляд, это лучший фильм 2013 года. Приятно и трепетно прикоснуться к Настоящему Кино.

    ЦИТАТЫ

    - Через несколько дней после того, как мне исполнилось 65, я понял одну важную вещь: я не могу больше тратить время, делая то, что не хочу делать.

    - Утро для меня — объект непонятный, неведомый.

    - В Риме постоянно что-то случается, но ничего не происходит.

    - Похороны — это светское мероприятие по большей части. Нужно терпеливо ждать, когда рассеется толпа вокруг родственников. И только тогда, когда ты убедишься, что все гости заняли свои места, только в этот момент можно подойти и выразить соболезнование. Таким образом, тебя заметят все. Берешь руки скорбящего в свои и не выпускаешь их. Шепчешь на ухо разный вздор, что-нибудь утешительно-обнадеживающее. Ну например: «В те дни, когда почувствуете пустоту вокруг, знайте — вы всегда можете на меня рассчитывать».

    - Никогда не плачь на похоронах. Не кради сцену горя у родственников. Это недопустимо. И аморально.

    - Наши паровозики — лучшие в Риме. Потому, что они никуда не едут.

    10 из 10

    31 июля 2014 | 11:23

    Почему смотрел: Одно из важных кинематографических событий 2013 года, фильм, осыпанный наградами — определило выбор.

    Сюжет: Как такового, сюжета в фильме нет. В нем описывается жизнь 65-летнего писателя, в настоящем времени журналиста популярного журнала, Джеппа Гамбарделлы. Фильм в принципе представляет из себя череду событий и людей, с которыми Джепп вступает в контакт: старые друзья, деятели искусства, религиозные деятели, спутники и спутницы — все сплетается в пестрый хоровод, кружащийся вокруг Джеппа — то, что называется жизнью.

    Как это сделано: Фильм снят с огромной внутренней свободой. В нем вовсе нет некоей руководящей идеи, нет законченных автономных историй — в нем все смешано в каком- то волшебном легком коктейле: персонажи, истории, воспоминания, образы, красота Рима, ярмарка тщеславия, гротескные и талантливые герои — все это наносится на экран легкими свободными импрессионистскими мазками, и где тут главное, а где второстепенное: неважно. А всегда ли это понятно в той жизни, которая бежит и бьет вокруг нас ? Это живой и свободный слепок жизни — жизни культурной богемы Италии начала двадцать первого века и шире, жизни людей, окружающих главного героя.

    Артисты: Фильм настолько плотно заселен, что трудно выделить кого- то за исключением главного героя. Тони Сервильо прекрасно справился с заглавной ролью ироничного, циничного, доброго и жестокого, сухого и сентиментального, веселого и грустного, умного писателя, пристально вглядывающегося в жизнь, бьющую вокруг него

    Впечатления: Безусловно, фильм- событие, просто заставляющее вспомнить великих феллиниевских предшественников «Восемь с половиной» и «Сладкая жизнь». Это мир, преломленный взглядом художника, духовный опыт, причудливо преломляющийся в сознании главного героя и обогащающий его. Здесь мне кажется, что часто упоминаемая критиками сатирическая составляющая фильма не играет в нем столь существенной роли, как кажется на первый взгляд. Персонажи и события не только смешны и гротескны, они сложны, как сложна жизнь и поэтому никому нельзя однозначно вынести приговор. Девочка — начинающий художник… На первый взгляд острая пародия на бездарных гениальных детей, спекулятивно стригущих купоны для своих родителей. Но стоит лишь вглядеться и мы увидим, что за этим скрывается истовость и огонь, и картина, которая девочка получает в конце уже производит яркое впечатление. Пожилые аристократы — на первый взгляд чванные представители голубых кровей, нагло продающие свои свадебно- генеральские титулы. Но стоит взглянуть, как графиня заходит в помещения, где протекало ее детство — и все поворачивается другой стороной и люди, не находящие места в новом мире, становятся ближе к нам. Почему фламинго садятся на балкон, почему улетают при виде святой, зачем появляется святая в жизни героя, почему кардинал занят лишь рецептами блюд ? Нет ответов, жизнь не дает их и как мне кажется основным смыслом и идеей этого величественного, красивого, прекрасного фильма — это принятие героем этого чудесного, прекрасного мира во всех его проявлениях, мира, окружающего его. Джеп через 40 лет находит тщетно отыскиваемую им «великую красоту», красоту мира вокруг него. И ничего, что поиски заняли 40 лет. Дело стоило того. Он конечно же напишет теперь свой второй роман. И он будет прекрасным. Как сама жизнь.

    Блестящее кино, которому чуть не хватило до десятки. Еще бы чуть — чуть моего личного соучастия — и фильм был бы идеален. Но ничего, он великолепен и так. Must see.

    9 из 10

    7 января 2014 | 20:28

    Человеку свойственно к концу жизни все чаще и чаще задумываться над смыслом своего бытия. Такая участь не миновала и Джепа Гамбарделла. Миновав шестидесятипятилетнюю отметку возраста, он теряет вкус к жизни, краски, как будто, меркнут. Герой просто плывет по жизни: вечеринки, женщины, деньги — все это не дает эмоций, словно пресное блюдо, которое отчаянно хотелось бы поперчить, только вот перечница куда-то затерялась.

    Проблема, правда, в том, что все в Риме, в окружении Джепа живут довольно пустой жизнью, а не только он сам. Будучи журналистом он встречается с творцами, художниками, но те лишь делают вид, что творят, на деле же они лишь зарабатывают. Он встречается с человеком, которого пророчат на пост Папы Римского, но тот только и знает, что говорить о кулинарных изысках. Даже святая не в силах вдохновить Гамбарделло.

    Картина абсолютно заслуженно получила Оскар, хотя имела такого сильного конкурента, как «Охота». Но такой фильм, который подарил нам Соррентино рождаются не каждый год. Это правда искусство, которое заставляет поверить в кинематограф. От актеров до осветителей — все сделали свою работу великолепно. Особенно стоит отметить также прекрасный саундтрек. Местами юмор заставляет если не посмеяться, то хотя бы горько усмехнуться. Эдакий тонкий итальянский юмор, даже сарказм.

    Вряд ли фильм ответит зрителю на вопрос о смысле жизни, но Джеп Гамбарделло его, кажется получил. Может быть, ответ состоял в том, что смысла просто и нет. История, рассказанная нам Паоло Соррентино печальна, но так похожа на размышления многих людей. Она правдива. Она горька, но от этого не становится хуже, ведь смысл жизни создают сами люди, хотя жизнь так быстро пролетает, что задумываться о ней начинаешь только в шестьдесят пять лет, если вообще задумываешься.

    10 марта 2014 | 01:58

    Паоло Соррентино считается, вроде как, единственным достойным современным итальянским режиссёром (есть конечно те, кто таким называет Маттео Гарроне, но их мы оставим за скобками). И в целом, он довольно интересен и самобытен по своему киноязыку. Данный фильм многие поспешно сравнивают со «Сладкой жизнью» Федерико Феллини, что отчасти оправданно, ведь с самого начала есть несколько сцен пародирующих этот фильм. Но в общем история журналиста и бывшего писателя Джепа Гамбарделла немного о другом.

    Там где Феллини энергично возвеличивал Рим с его вечной красотой над обычными мещанскими проблемами мелких человечков, Соррентино со свойственной ему созерцательностью разрушает этот образ, показывая то, что город мёртвый, наполненный живыми мертвецами и мёртвым искусством. И не важно когда всё это было создано: тысячи лет тому назад или же здесь и сейчас. Никто не пытается понять, что чувствует человек, пусть даже художник, а после его смерти всё это и вовсе становится бессмысленным, да и сами они давно слились в бесконечном карнавале забытья, чтобы хоть на время скрыть собственную бессмысленность существования. Вообще не важно даже, кто есть кто — модный художник, погрязший в претенциозности настолько, что сам стал верить в собственный бред, или же монашка, слепо верящая в то, что несёт добро. Разницы никакой нет. Все рано или поздно станут неразличимыми в убогости собственной смерти, каким стал Рим — гигантский город-зомби (хотят тут подойдёт практически любой мегаполис). Потому только и остаётся вспоминать о кратковременных хаотичных вспышках красоты, которые окрашивают жизнь хотя бы мимолётным цветом.

    22 декабря 2013 | 21:35

    «Талия Концепт говорит о вещах, игнорируя их значение. Всё, что я услышал — это ерунда, не годная для публикации. Вы ошибаетесь, если полагаете, что можете очаровать меня фразами вроде «Я художник, и мне не надо ничего объяснять». Большинство наших читателей — образованные люди, которые не хотят, чтобы их дурачили.»

    Интервью с художницей-акционисткой задает тон и начинает основную нить фильма, который первыми 15 минутами затяжной вакханалии поначалу кажется сомнительной пародией на «Сладкую жизнь» Феллини. Но уже после этого интервью становится понятно, что фильм — не что иное, как сатира, объектом которой стал римский артистический бомонд. Хотя, думаю, её можно смело проецировать на любую арт-тусовку: Московскую, Нью-Йоркскую, Лондонскую.

    Три минуты простых вопросов, и вся такая экспрессивная сеньора-художник, бьющаяся головой о стену на своих перформансах, превращается в бормочущую размалеванную куклу, которая не может даже объяснить значения длинных слов, используемых ею для маскировки бездарности. Крайне популярный прием у современных художников, пытающихся за словечками типа «экзистенциальный» спрятать голую задницу.

    И всё таки «Великая красота» — фильм не об искусстве. Это фильм об умении отличить по-настоящему прекрасное от фальшивки. О пути, который проходим все мы, и о том, что нет никакой гарантии, что когда-нибудь сможем обрести способность видеть истинную красоту. Соррентино использует искусство, как наиболее яркую и показательную сторону жизни, в которой подмена настоящей идеи гармоничности приобрела поистине комичные формы и катастрофические масштабы.

    С помощью искусства Соррентино обозначает гигантскую пропасть, разделяющую прекрасное и напускное, играя на резком контрасте двух миров, только один из которых кажется всамделишным.

    В одном — гротескно крикливые разгульные вечеринки римского бомонда с метателями ножей, оргиями, наркотиками и девочкой-художницей, в слезах размазывающей краски по холсту руками.

    - Но ведь девочка плачет!
    - Помилуйте, эта девочка зарабатывает миллионы!

    А потом мы попадаем в загадочные «самые красивые дома Рима» с помощью таинственного ключника, которому «можно доверять». Сменяется музыка, плавность, выражение лица главного героя. Музыка в этом фильме — вообще отдельная вещь, Соррентино ею любовно оттеняет особенно нежные моменты.

    Не оставил в он стороне и религию, отлично прошелся по пластической хирургии и отвесил грустный прощальный поклон театру.

    Но искусство для него — лишь предлог, фокус, потому что по-настоящему великая красота — это даже не работы великих мастеров, а сам Человек, его чувства, страхи, любовь, жизнь. И главное, говорит он — научиться не смотреть, а видеть, потому что иначе мы рискуем всю жизнь потратить на поиски того, что всегда было рядом с нами.

    - На наших вечеринках — самые лучшие паровозики в Риме!
    - Лучшие?
    - Да, потому что никуда не едут.

    P.S. А ещё на пару секунд в фильме можно увидеть Катрин Денев, как очень важный штрих, показывающий, что именно Сорренто считает настоящей красотой.

    10 из 10

    27 февраля 2014 | 12:51

    Наверное, когда мы влюблены в произведение, нам хочется создать что-то подобное (Марсель Пруст)

    Горе тебе, Рим, город крепкий! Далеко позади военная разруха, а на смену роскошной dolce vita, взметнувшейся фениксом и ознаменовавшей долгожданное время жить, пришел дерзкий декаданс. Сладостно-бесстыдная музыка вечного празднества не утихает над таким же вечным городом, городом контрастов. Там, где поутру падают замертво туристы, не в силах вынести великолепия роскошных piazza и palazzo, ночью престарелые и пресыщенные нюхают кокс и пританцовывают паровозиком под клубный микс. Как торжественный органный хорал чередуется с энергичной «Far l’Amore», так неторопливые пролеты камеры над семью холмами сменяются ее полупьяными выкрутасами и беззастенчивым клиповым монтажом: все переворачивается вверх ногами, мельтешит и маячит, сверкает пайетками и брызжет потной похотью, пока в фокус не попадает Джеп Гамбарделла, циничный и усталый король селебрити. Манерно прикуривая сигару и изображая рассказчика из «Амаркорда», он вспоминает…

    Выводя на первый план героев, разменявших пятый, а то и шестой десяток, Соррентино печально констатирует увядание великой культуры. Они не создали ничего в своей пустой прожженной жизни, растратив ее на псевдозначимые социально-политические высказывания и прочее «бла-бла-бла», свели статус нынешней Италии к стране «моды и пиццы», «торгашей и бакалейщиков». Но хуже то, что идущее на смену поколение еще посредственнее, еще анемичнее. Оно разбивает лбы о дышащие древностью стены в припадках ниспосланных из космоса перфомансов; вымазанное краской, поклоняется танатосу; лишенное детства, зарабатывает миллионы «вылитой живописью». Современное искусство развивается под лозунгом «Я художник, мне не нужно ничего объяснять», ему неведом страх оставить за собой уродливый след хромоножки, задохнуться «от слов, от образов, от звуков, которые не имеют права на жизнь», неведома рефлексия восьмого с половиной фильма Феллини. Здесь каждая размалеванная актрисулька лелеет мысль написать роман в духе Пруста, хотя очевидно, что могут получиться лишь очередные «50 оттенков пустоты». Творческий импульс либо сводится к «отчаянному соревнованию в развращенности, похотливости, оригинальничании», либо отсутствует напрочь, заключая в свежих телах черную и старую глупость. Такое путешествие на край ночи не снилось и Селину.

    И, хотя еще в «Где бы ты ни был» Соррентино пришел к выводу, что настоящий момент истории лучше всего определяют куски дерьма, он, следуя заветам Гессе, нашел прекрасное спасение — иронию. Режиссер не обличает и не выносит приговоров, он по-дружески подтрунивает над безумным-безумным-безумным миром абсолютного зеро, не ставя себя выше, но и не давая кому-то кичиться своим превосходством. В своем роде это единственно верный путь для человека, который слишком умен и духовно развит для того, чтобы не замечать повсеместной стагнации (если не деградации), но и не готов вырваться за ее пределы, вознестись до уровня по-настоящему великих. Герои Соррентино жалкие и смешные, и даже немного голые, но каждый из них по-своему трогателен и достоин сочувствия. Люди, как люди, не испорченные и квартирным вопросом, потому как что может быть лучше апартаментов с видом на Колизей. Их не хочется осуждать, ведь в этих морщинистых лицах и дряблых телах, в этих душах, так боящихся собственного старения, очень легко угадать себя, пусть не настоящего, но будущего. Все мелодии спеты, стихи все написаны, затем процитированы и перецитированы заново. Смешаны контексты, вывернуты наизнанку смыслы, и остается только вслед за Малларме слушать молчание пустого белого листа.

    С другой стороны, кто сказал, что рожденные богемой 1950-х женщины-курицы и неугомонные папарацци более важны и интересны, чем молодящиеся стриптизерши, заурядные сценаристы и фейковые аристократы напрокат? Только избавившись от таких предубеждений можно десантировать на балкон стаю розовых фламинго — сиюминутную красоту, ускользающую в унисон с амаркордовским павлином; погрузиться в море, расплескавшееся на потолке, чтобы вынырнуть молодым и влюбленным; по заветам старой монахини вернуться к корням, найти точку отсчета. Не вечерний поцелуй матери, но манящую за собой юную прелестницу. Не скопировать чужое, но отдать ему дань, переосмыслив сообразно собственному опыту. В конце концов, просто следовать за истиной, не удивляясь и не боясь, что она приведет к тому, что любишь, как не боялся Пруст написать мемуары Сен-Симона своего времени. Может, и есть смысл рискнуть, чтобы, прошествовав по чистилищу в окружении толпы зрителей или читателей, при жизни вынужденных утомляться хламом пересказанных идей, узнать в итоге, после отсечения всего наносного, а было ли что-то свое. Висконти, Пазолини, Феллини уже там. Соррентино вместе со своим героем пока застывает на перепутье. Да, режиссер расплывается в чеширской улыбке, иронизируя над приходящей к обеду смертью, но и прикоснуться к вечности, обрести свое утраченное время ему хочется тоже. Хотя, может, это всего лишь фокус, и есть только едущий в никуда человеческий паровозик, pan-pan-pan-americano и dance, dance, dance, пока звучит музыка.

    28 июля 2014 | 01:14

    Кто-то видит в «Великой красоте» Паоло Соррентино загнивающий в пресыщении высший свет Рима, а кто-то — сон, прекрасную мечту о мире без нищеты и борьбы за кусок хлеба. В показанном режиссёром Вечном Городе уже всё свершилось — и незачем писать великие романы или ставить грандиозные пьесы. Не потому, что всё великое уже сказано или совершено. Не потому, что некому будет оценить новое произведение искусства. И даже не из-за каждодневной суеты, отвлекающей от серьёзных занятий, как, лукавя, сетует своей подруге Джеп Гамбарделла.

    Пожилой журналист, он приехал в столицу ещё юношей, полным энергии и каких-то планов на будущее. А стал, по сути, меланхоличным типом, с почти презрительной жалостью и скукой взирающим на вечно бурлящую «культурную» жизнь и её героев. Возможно, он хотел стать великим писателем, но успел написать лишь один роман, изданный 40 лет назад. Можно только предполагать, что его творение, пресловутый «Человеческий аппарат», описывал искусственность и притворство новой для Джепа среды, где люди, будто заведённые машины, кружатся в ускоренном ритме модных тенденций, не в силах остановиться. Ведь «в Риме всегда что-нибудь происходит».

    А уход из высшего света грозит не просто забвением, а неизвестностью. Страхом перед другой жизнью… Перед жизнью, которую Джеп мог бы провести иначе. Другая жизнь, оказывается, бывает: можно питаться одними кореньями, как сестра Мария — миссионерка, почитаемая за святую. Напрасно Рим зовёт её в свои объятия — столетняя женщина принципиально не даёт интервью. Напротив, это она спрашивает уставшего Джепа: «Почему Вы больше не написали ни одной книги?»

    Тревога на лице Джепа, поставленного перед главным для себя вопросом, перекликается с открытием скоротечности жизни в лице немощной Марии. Если красив каждый день… разве не становятся такие дни обыденностью, не достойной слов? Приевшимся деликатесом, так не похожим на неожиданно вкусный ужин после трудового дня. Его уж точно запомнишь во всех подробностях и подберёшь нужные слова — запомнишь и дату, и запах цветов, и звуки ночи на скалистом берегу, и собственную очарованность той, которая приоткрыла тебе в лунном свете тайну Великой Красоты.

    8 из 10

    14 декабря 2013 | 18:40

    Современный Рим. Высшее общество. Блеск, роскошь, богатство и пустота высшего света. Шестидесятипятилетний писатель, повеса купающийся в лучах внимания и славы, оглядываясь на прожитую жизнь рефлексирует, пытаясь разобраться откуда эта тоска и внутренняя опустошенность.

    Отличный сюжет для фильма! Могла получиться великолепная психологическая драма и социальное исследование. Но, у Сорентино, на мой взгляд, вышло нечто гротескное, отполированное и невнятно-тягучее в своей невыразительности. Нам показывают декаданс римского бомонда, но характеры героев слабо выражены, судьбы невнятны, а рассказ об их образе жизни банален. Полвека назад «Сладка жизнь» Феллини (ремейком которой по сути является «Великая красота») произвела фурор своей смелостью и откровенностью. Фильм так ярко раскрывал подноготную римского высшего света, что вызвал массу дискуссий и скандалов. Сегодня, то что нам показывает Сорентино уже является трюизмом. Ничего нового режиссер сказать не сумел.

    Возможно, кино вышло бы куда более живым, если бы нам дали возможность проследить историю главного героя. Его становления как светского льва и его одновременного падения как творческого писателя. Но Сорентино предпочел создать масштабную фреску, слепок всей римской творческой элиты. И вместо захватывающей драмы, мы увидели тусклый отблеск Феллининских типажей.

    В конце «Сладкой жизни» герой Мастроянни пытается расслышать, что ему кричит на пляже красивая простая девушка, символизирующая другую жизнь. Не в силах расслышать ее (или не желая ничего менять) он возвращается в мир кутежа и бездумного прожигания жизни. У Сорентино другой жизни просто нет (хотя в реальности она конечно же совсем рядом). Его герою приходится возвращаться и прислушиваться к воспоминаниям прошедшей молодости, когда он похоже сделал свой выбор в пользу внешнего благополучия вразрез внутреннего стремления к творчеству. Но повторюсь, само по себе, такое высказывание является обычной банальностью.

    18 июня 2014 | 17:57

    65-летний Джеп Гамбарделла когда-то написал роман под названием «Человеческий аппарат», но, с тех пор, писать перестал, и теперь работает журналистом в модном журнале. Помпезные вечеринки, пышные свадьбы, монументальные похороны, звезды, аристократы, политики, золотая молодежь, и прочие сливки римского общества — это его постоянное окружение. Картина большого и безразличного Рима, тонущего в безудержном веселье, не наводит на главного героя ничего, кроме тоски и ощущения гнетущей пустоты. Джеп пытается найти источник вдохновения, хоть частичку красоты в этом медленно загнивающем величественном городе, чтобы узреть, наконец, воочию ту хрупкую и эфемерную «великую красоту».

    Триумфатор этого года в категории «лучший иностранный фильм», получивший премии «Оскар», «Золотой глобус» и «BAFTA», и вправду оказался, своего рода, фениксом в том великом итальянском кино, которое было объявлено мертвым еще в 80-х — 90-х годах XX века. «Великая красота» итальянского режиссера Паоло Соррентино, конечно, не явила чего-то принципиально нового в мир кино, но оказалась в безусловно положительном ключе сравнима с поговоркой «новое — это хорошо забытое старое». Соррентино выразил весьма нежное и душевное признание в любви классическому итальянскому кинематографу, а точнее — сотворил оммаж Федерико Феллини и его «Сладкой жизни» (1959) в частности. Можно сказать, перед глазами — современный взгляд на феллиниевскую тему, который, надо отметить, абсолютно ничем не уступает своему вдохновителю. Главный герой точно так же работает журналистом, испытывает душевный кризис и вынужденно вращается в светском обществе, которое оказывается разочаровывающе пустым, скучным, насквозь фальшивым и лицемерным. Особенно понравилась символичная сцена в начале с замертво свалившимся туристом посреди римских красот (а символов и намеков в фильме очень много), а также, пожалуй, навсегда запомнятся сильные и символичные сцены с маленькой художницей, яростно разукрашивающей огромное полотно, и сцена с фламинго, чудом остановившимися на фоне величественного римского Колизея по пути в теплые страны. Обилие тонких и остроумных реплик и насыщенных диалогов, прекрасная музыка композитора Леле Маркителли при участии других исполнителей, и роскошная операторская работа Луки Бигацци, обрамленные высокоуровневой режиссурой Паоло Соррентино и блестящей игрой ведущего актера Тони Сервилло, и делают этот фильм тем, что сравнимо с той великой красотой, которая присутствует в названии фильма и которой пронизан он сам. Я ее ощутил в полной мере и без раздумий вношу «Великую красоту» в список любимых фильмов, где, кстати, уже присутствует «Сладкая жизнь» Федерико Феллини.

    10 из 10

    8 марта 2014 | 22:35

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Новости


    На этой неделе Американская академия кинематографических искусств и наук огласила имена своих новых членов. В состав организации войдет 271 человек. Среди приглашенных традиционно есть номинанты и призеры последней церемонии вручения «Оскара», в частности актеры Лупита Нионго, Баркхад Абди, Майкл Фассбендер и Салли Хокинс и аниматор Хаяо Миядзаки(...)
     
    все новости

    Статьи


    В ожидании 86-й церемонии вручения премии «Оскар» КиноПоиск составил путеводитель, который позволит поближе познакомиться с номинантами в основных категориях, а также вспомнил тех, кто остался в этом году без номинации, но заслужил ее не меньше других — от Тома Хэнкса до Даниэля Брюля(...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Самый популярный вопрос последних двух дней Каннского фестиваля: «Кто получит «Пальму»?» Однозначного ответа на него нет, поэтому журналисты задают другой: какое кино больше понравится Стивену Спилбергу? (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Черепашки-ниндзяTeenage Mutant Ninja Turtles28 523 147
    2.Стражи ГалактикиGuardians of the Galaxy25 115 564
    3.Типа копыLet's Be Cops17 813 722
    4.Неудержимые 3The Expendables 315 879 645
    5.ПосвященныйThe Giver12 305 016
    15.08 — 17.08подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Черепашки-ниндзяTeenage Mutant Ninja Turtles187 579 988
    2.Неудержимые 3The Expendables 3135 470 468
    3.Стражи ГалактикиGuardians of the Galaxy124 619 645
    4.Навстречу штормуInto the Storm51 151 545
    5.Тайна четырех принцесс24 560 902
    14.08 — 17.08подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 285 313921 481
    Деньги565 685 382 руб.239 148 657
    Цена билета247,53 руб.3,45
    14.08 — 17.08подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    150.Мой сосед ТотороTonari no Totoro8.184
    151.Семь самураевShichinin no samurai8.184
    152.День суркаGroundhog Day8.183
    153.Стражи ГалактикиGuardians of the Galaxy8.183
    154.Октябрьское небоOctober Sky8.183
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    51.Пингвины МадагаскараPenguins of Madagascar90.85%
    52.БивеньTusk90.75%
    53.Росомаха 3Untitled Wolverine Sequel90.73%
    54.Седьмой сынSeventh Son90.69%
    55.СеренаSerena90.65%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Гордость и предубеждениеPride & Prejudice566
    12 разгневанных мужчин12 Angry Men114
    РевольверRevolver2
    ИскуплениеAtonement350
    Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убиватьSin City: A Dame to Kill For1
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Неудержимые 3The Expendables 36.278
    Черепашки-ниндзяTeenage Mutant Ninja Turtles6.557
    Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убиватьSin City: A Dame to Kill For
    ПосвященныйThe Giver
    Стражи ГалактикиGuardians of the Galaxy8.208
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Если я останусьIf I Stay28.08
    Виноваты звездыThe Fault in Our Stars04.09
    ЛюсиLucy11.09
    Самый опасный человекA Most Wanted Man11.09
    Бегущий в лабиринтеThe Maze Runner18.09
    премьеры