всё о любом фильме:

Великая красота

La grande bellezza
год
страна
слоган-
режиссерПаоло Соррентино
сценарийПаоло Соррентино, Умберто Контарелло
продюсерФранческа Чима, Никола Джулиано, Вивьен Асланян, ...
операторЛука Бигацци
композиторЛеле Маркителли
художникСтефания Челла, Даниэла Чианчио
монтажКристьяно Травальоли
жанр драма, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
Испания  232.7 тыс.,    Франция  133.3 тыс.,    Бразилия  113.9 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время142 мин. / 02:22
Смотрите в кино:
7 сеансов в 1 кинотеатре
Москва
сменить город
Аристократки, нувориши, политики, преступники высокого полёта, журналисты, актёры, декаденствующие отпрыски благородных семейств, священники, художники, подлинные или мнимые интеллектуалы… Всех их поглощает современный Вавилон, пока они ткут канву непрочных взаимоотношений, предаваясь суетной жизни на фоне старинных дворцов, огромных вилл и великолепных террас. Все они здесь, и никто не предстаёт в выгодном свете.

Апатичный и разочарованный 65-летний Джеп Гамбарделла, писатель и журналист, не расстающийся со стаканом джина с тоником, наблюдает за этим парадом влиятельных, но пустых и потерянных людей, которые производят на него гнетущее впечатление. Головокружительная картина потери нравственных ориентиров разворачивается в атмосфере великолепного и безразличного римского лета. Вечный город подобен умершей диве.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.70 (31 668)
ожидание: 94% (88)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
101 + 10 = 111
7.8
в России
69%
18 + 8 = 26
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм посвящен другу Паоло Соррентино — знаменитому итальянскому игроку в регби и журналисту Джузеппе Д’Авандзо (Giuseppe D`Avanzo), который умер во время съемок фильма.
    • В своем интервью итальянской радиостанции Radio 2, Паоло Соррентино отметил, что в какой-то момент на стадии продакшна, он думал о том, чтобы назвать фильм «Аппарат человека» (L`Apparato Umano). Это название вымышленного романа, написанного главным героем фильма, которого сыграл Тони Сервилло.
    • Представление, сыгранное персонажем Талии Концепт, — это очевидный намек на актрису Марину Абрамович.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 1483 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    По изношенным улицам «вечного города» гуляет пожилой джентльмен. Проницательным взглядом скользит он по величественным руинам, провожает незнакомцев-прохожих и задумчиво созерцает цветистую южную природу. На его глазах замертво падают от восторга туристы, ученицы католической школы резвятся в скверах, где некогда разгуливали сенаторы, а напыщенные обнаженные актрисы с выбритыми на лобке серпом и молотом бьются головой об стену с воплем: «Я вас не люблю!» Это Джеп Гамбардилья (Тони Сервилло), старый плут и негласный император римской богемы. Сейчас он известен как блестящий, въедливый интервьюер для престижного издания, но много лет назад он ворвался в высшее общество, написав роман под названием «Человеческий аппарат».

    Последние 40 лет Джеп провел в поисках «великой красоты», которой, разумеется, не нашел. Зато познал все прелести чувственности и стал своего рода экспертом по праздности и развлечениям. Лучшие тусовки, подруги, беседы — только в клубе Джепа, где день начинается ночью, а кончается утром, где пьют, пьют, пьют, но не до беспамятства, а чтобы заглушить голос разума и болтать о пустяках, потому что говорить о важном пошло. Так и проходят день за днем до тех пор, пока на пороге не появляется горюющий старик и не сообщает о гибели его жены, первой женщины Джепа, которая всю жизнь любила только его.

    Весь фильм построен на контрастах между красотой и пошлостью. Умиротворенные римские пейзажи сменяются оргиастическими вечеринками, самоотречение древней монахини — глупостью и занудством старого кардинала. Примеров множество, и все вместе эти сцены образуют сюжет картины, рваный и пестрый, отражающий восприятие мира героем, что пребывает во власти чувств. Его жизнь — бесконечная череда впечатлений, более или менее абсурдных, приземленных или прекрасных. За долгие годы многое приелось, поэтому Джеп смотрит на все скептически, с легкой меланхолией и крупицей иронии. Очевидно, в том и задумка режиссера, чтобы собрать воедино разрозненные впечатления, наложить их на жизнь обаятельного героя и попытаться придать им некую общность. В результате никакой общности не получается, а получается остроумная, по-итальянски живая пародия на римский бомонд.

    «Великая красота» ни в коей мере не идейное кино. Нет в нем ни морали, ни обращения к душам зрителей. В промежутках между карикатурами встречаются и значительные эпизоды, но по законам фильма и они словно требуют разрешения в фарс, в нечто, лишающее их смысла и значимости. Это рассказ о жизни без идеи в мире, где идеи извращаются, понимаются превратно, а потому разлагают, низводят людей до уровня социальных животных. Как и многие до него, Джеп Гамбардилья идет по ложному пути, он ищет красоту снаружи, в ощущениях, но в том-то и дело, что красота внутри, в воспоминаниях молодого Джепа, еще не испорченного успехом и упоением разврата.

    Прелесть фильма в чередовании эстетских эпизодов и мизансцен вроде той, что попала на афишу, с вопиюще безвкусными съемками вечеринок, назойливым изображением светских причуд и сценами, от которых становится не по себе. Великолепное исполнение Сервилло компенсирует слегка растянутый и беспорядочный сюжет, благодаря чему персонаж оживает сам и оживляет все вокруг. Это совсем не «Сладкая жизнь» Феллини, здешняя красота — красота увядающей розы, а не буйный цвет розового куста. Даже герой и его спутницы уже давно не молоды, и за приключениями они отправляются с ленцой и сомнением — а стоит ли?

    Стоит ли смотреть «Великую красоту»? Пожалуй, да. При всех недостатках ее никак нельзя назвать скучной.

    21 октября 2013 | 23:03

    Главный герой писатель, накануне своего 65-летия проводя все свое время на светских вечеринках вдруг оказывается перед жизненным выбором и вспоминает свою жизнь, прожитую в великом городе Риме. Он приехал сюда в 26 полным творческих идей, надежд и писательской энергии. Последующие сорок лет он потратил на поиски Великой Красоты. Но так и не смог понять что же это такое. Может это архитектура вечного города Рима, может это прекрасные девушки которые окружают нас, а может это литература, которая его так захватила и вдохновила на написание первого романа, или может это дети весело бегающие по улицам, или музыка рожденная великими композиторами в самом музыкальном городе мира, а может Великая Красота это сама Жизнь.

    Это портрет вечного города Рима, который владеет этой красотой

    и дарит ее всем кто туда попадает и влюбляется.

    Фильм следующий традициям великой итальянской школы кино, заставляет вспомнить прежде всего Сладкую жизнь Феллини и весь итальянский стиль 60-х созданный Антониони и Висконти. А Сорентино показывает себя истинным знатоком кино и последователем великих режиссеров, для которых было важно ощущение красоты и мысли в кадре.

    12 июня 2014 | 18:43

    Плейбойского вида старичок-бодрячок Гамбарделла (Сервилло прекрасный, прекрасный!) показывает нам много красивого Рима и сценки из жизни римской богемы. В молодости ему удалось написать крутую книгу и теперь у него квартирка с видом на Колизей, работа в модном журнале и он гуляет ночи напролёт по древнему городу, кочуя по вечеринкам, постелям, улицам в поисках красоты и хоть какого-то смысла жизни.

    Насмотренные люди утверждают что это один большой оммаж феллиениевскому кино. Тем более «Красота» даже по описанию смахивает на «La dolce vita» или «8 1/2». Богема тут сильно постарела, но это не мешает потасканным старичкам, мумифицированным принцессам и разжиревшим кинозвёздам и дальше с огоньком прожигать жизнь. А наш рассказчик Гамбарделло то и дело пускается в остроумные беседы о бытие.

    Исчезновение жирафа, монахиня делающая уколы ботокса за 700 евро, святая сдувает стаю фламинго, затонувшая Конкордия, кардинал-кулинар, «паровозики» на кокаиновых вечеринках и сорокалетняя стриптизёрша с чистой душой. Собственно в этом весь фильм, набор красивых, пошлых или абсурдных сценок, контрастно раскиданных по жизни главного героя. Цельной картины правда не получается, но остроумная трагикомедия на римский бомонд вам обеспечена.

    И красивая, боже, какая же красивая!

    9 из 10

    12 декабря 2013 | 17:15

    Как же мне воспеть выдающийся фильм? Хватит ли мне слов и вдохновения? На что обратить внимание? На выдающуюся операторскую работу, поразившую привыкших к примитивной трёхплановой голливудчине? На гениальную игру актёров, в большинстве случаев выраженную не жестами и поступками, а едва уловимой мимикой? На наружную бессюжетность сочащегося философичностью сюжета? На утонченную доходчивость музыки? На талант режиссуры, сплетшей всё это в единое прекрасное полотно?

    Фильм производит настоящее потрясение, боязно даже браться за его рецензирование — кажется делом грубым и недостойным такого шедевра. И не знаешь, за что браться — всё цельное, элементы неразделимы. Ну раз так — искусственно вырву даже не сюжет, а его часть — подтекст (затекст).

    Фильм — о смерти Запада. И главная изюминка — в том, каким образом преподнесено ощущение этой смерти. Это не грозные валькирии, ядрёным напором (хоть и из последних сил) тщащиеся затмить угасание заката. Это не продажно-равнодушный культуролог, рассуждающий о геополитических законах, социально-экономических циклах и цивилизационной преемственности. Это не злорадствующая колониальная полуобезьяна, только что выучившаяся читать-писать в тени Запада, а теперь подскакивающая в нетерпении забраться на опустошаемый трон. Это не постаревший денди, нудно и глухо басящий о «закате Европы» и рассматривающий в качестве места для пряток только оргию или монастырь — одинаково бесстрастно и наразборчиво.

    Это постаревший эстет и поумневший умница, понявший, что всё действительное — красиво, а всё красивое — действительно. Это осознание конца, но без страха; серьёзно, но не озабоченно; легко, но не поверхностно; саморефлективно, но без самолюбования. Джепу и его товарищам не хочется больше творить — незачем и не для кого. Мир схлопнулся, остаётся лишь предпринять усилия, чтобы избежать трения о надоедливость сдвигающихся граней. Нет глубинного смысла — остаётся только радоваться узорам на поверхности. Нет ни верха, ни низа — и безумная/блаженная монахиня не о Боге говорит, а о корнях (а может, корни — это и есть Он?). Нет жизни — есть проживание (прожигание). Нет смерти — есть вечная молодость, обеспечивающаяся ботоксным причастием. Улицы пусты — они больше никуда не ведут. Дворцы темны — нет того, кто мог бы осветить их огнём гордыни или солнцем власти. Дети не играют — они слишком взрослые, они выплёскивают свою взрослость на шокирующее художественное полотно, они задают умные вопросы из подземелий пустых церквей. Не распознать, где тело, а где манекен. Идти некуда — остаётся водить паровозики по кругу, лучшие в Риме паровозики! Искусство заключается в якобы-расшибании лба (зачем он ещё нужен?) или в фотографировании гениталий на телефон. Нет заполонивших улицы гастарбайтеров и туристов — только пунктирно обозначенные проститутки и веселящиеся маленькие монашечки. Нет грохота мегаполиса — над Вечным городом летит пение Вечности.

    Ничто не интересно. Но Джеп не сумрачен, хотя имеет на это право. Сумрачен покрасневший парень — он молодой, он задаёт вопросы, страшные своей безответностью, он так быстро движется в этой пустоте, что расшибается насмерть (хотя смерть тут — тоже только поза). Туда и дорога всему красному! Джем никуда не спешит. Его улицы всегда пусты, его солнце всегда на восходе, его облик всегда идеален и гламурен, как то, что осталось от Рима. Джеп надмирен — как сигаретный дым, он облачком проходит по-над материей. Джеп улыбается — что ещё остаётся? Не учить же уму-разуму — 40 лет назад доказал, что разума нет…

    Джеп — не персонаж Феллини, который по мысли автора показывает упивание сладостью жизни, а по взгляду зрителя страдает от огламуренной ненужности. Джеп нужен для ненужных, чтобы говорить о ерунде — но красиво! Джеп — это не самоубийственно-ядовитая ирония. Джеп — лёгкая насмешка. У него нет жажды любви и нет холода одиночества — он просто остывает в комфорте тёплой обстановки, в которой для сугрева достаточно лишь безукоризненного пиджака.

    Он постоянно что-то пытается вспомнить — то время, когда он (Запад) чего-то хотел, к чему-то стремился, чем-то вдохновлялся. Теперь всё ушло, всё забыто, всё заполонено собой. Весь мир освещён сиянием Рима — вон, даже китайцы помирают от одного его вида.

    Это красивый конец. Не самодовольный, но тихо и самодостаточно радующийся ощущению исполненного предназначения — принести Красоту. Больше ничего не нужно, от фактов, теорий, доктрин остались только формы — чудесные формы, созерцание которых даёт больше, чем суетливость мысли давно истлевших доктринёров (о них и не вспомнить). А оставшиеся доктринёры переквалифицировались в увлечённых кулинаров — не исцеляя чужие души, они советуют, как ублажать тела. На эксцентрику стяжания они отвечают эксцентрикой нестяжания; буржуазной праздности они отвечают праздностью духа, и диалог этот ведётся за банкетным столом.

    Рим уходит, облачком сигаретного дыма растворяясь в среде натужного веселья и неестественного эротизма. Рим уходит, поднимаясь по лестнице памяти за миражами памяти и веры. Рим уходит, произнося слова, сказанные тогда, когда верили в Слово.

    Что остаётся после Рима? Рим! Рим, развоплощённый в цифровое фото умершего китайца, не выдержавшего величия красоты и красоты величия. Рим, воссозданный в бесконечности политических симулякров бесчисленными социальными инженерами на безграничных своих окраинах.

    Всё действительное — красиво, а всё красивое — действительно!

    10 из 10

    5 апреля 2014 | 04:41

    Великая красота. Фильм о поиске. О поиске не только того что радует глаз, но и того настоящего, что осталось в этом мире… и осталось ли вообще!

    Главный герой — далеко не молодой писатель, удачно вписавшийся в круг богемы, тщетно пытается отыскать великую красоту, которая когда то его вдохновила и была музой всей его жизни.

    Заглянув в самые потаенные уголки, где каждый найдет свое, будь то схожесть с главным героем, любовь к «современному искусству» или… любовь к Жирафам), у нас, как и у Джеппа Гамбарделлы останется лишь надежда…

    Надежда на то, что Великая красота заперта не только в коридорах старинных домов Рима.

    Она рождается в сердцах влюбленных парочек из студенческих общежитий, благодаря красивым и мудрым женщинам и, конечно же, в детях…

    Думаю не стоит говорить как о талантах главного актера — Тони Сервилло, так и режиссера фильма — Паоло Соррентино, они давно все сказали сами за себя.

    Гениальное кино — смотреть НЕ ВСЕМ.

    «-Мы все на грани отчаяния. И, единственное, что мы можем — это смотреть друг другу в глаза, встречаться, немного шутить…»

    10 из 10

    30 марта 2014 | 18:02

    Фильм «Великая красота» — очередная виртуозная работа итальянца Паоло Соррентино, ставшего самым популярным режиссером у себя на родине за короткое время, и одним из самых перспективных в мировом масштабе. В позапрошлом году побывав на премьере в Каннах со своей предыдущей работой «Где бы ты ни был», даже при участии в фильме Шона Пенна, сорвать бурю оваций не получилось.

    Картина двухлетней давности не впечатлила студию «Weinstein», получив в Северном прокате жалкое количество копий, и после взлета фильма «Изумительный», тенденция подъема с «Где бы ты ни был» не продлилась. Но не в случае с «Великой красотой», режиссер вернул к себе своего любимчика Тони Сервилло, и снял потрясающий в плане визуальной иллюстрации и морали фильм.

    Эта картина если кратко — то, наверное, о неизбежности человеческого одиночества, она и о человеческой жизни в целом, и о главном герое отдельно. Кто видел фильмы Соррентино, тот понимает, что принцип однозначности у режиссера довольно таки условный. С одной стороны он демонстрирует знаковое умение смешить и удивлять на экране, передавать тонкий и сатиричный юмор, а в другой момент, фильмы режиссера в любой момент могут настроить на самый серьезный лад и дух зрителя, который только может быть во время просмотра.

    «Великая красота» — поэзия, которая буквально стоит перед пропастью арт-хауса, но явно туда не собирается падать, фильм вполне способный достичь гораздо большую зрительскую аудиторию, нежели это сделали прежние работы режиссера. Как говорит главный герой — в Риме все изменилось, а, похоже, изменилось в жизни все, любители цитат, предположу, разрежут данную картину на тысячи страниц, что удостоено богатейшими по смыслу диалогами, да и сценарием в целом.

    Похоже, Соррентино нашел идеальный для понимания язык, который вскоре подарит его картине участие в премии «Оскар» в качестве фильма на иностранном языке. Красивый, эстетичный, а иногда и пошлый, но, тем не менее, все это дополняет фантазии главного героя, ровно, как и режиссера в их «Великой красоте».

    9 из 10

    23 декабря 2013 | 17:18

    В последние годы как-то модно стало снимать фильмы про закат европейской цивилизации. Первое что приходит в голову «Нашествие варваров» Денни Аркана, но на самом деле об этом сняты десятки фильмов вплоть до «Великого Гэтсби» (да-да, он и про это тоже).

    Понятно, что расцвет высокой культуры, декаданса и прочих вкусностей сейчас уже позади, то есть если стриптизерша то обязательно 40-летняя и сидящая на ботоксе, а если веселый паравозик то с участием толстух у которых дурно пахнет из подмышек! Толерантность, мать ее!

    В этом смысле сама идея снять фильм про Рим, где город и его ночная жизнь окажутся на первом плане выглядит довольно своеобразно, просто потому что пик успеха этого города вполне себе отражен в «Сладкой жизни» и «Риме» Феллини, режиссера с чьим именем связывают расцвет итальянского кино!

    Паоло Соррентино режиссер достойный, но вряд ли гениальный, и потому сложно ждать от него адекватного ответа классику! Перед нами 65-летний писатель Джепп Гамбарделла, когда-то в юности, написавший успешный роман «человеческий аппарат» и вот уже 40 лет живущий за его счет, а заодно берущий интервью-развенчания современных звезд! Он безусловный интеллектуал, но смерть старой возлюбленной заставляет его пересмотреть смысл жизни! И в перерыве от инъекций ботокса, светских похорон и вечеринок ответить себе на вопрос кто мы и зачем существует в этом мире! Потому разговоры, разговоры, разговоры!

    В итоге, Соррентино снял историю про город, умирающий от роскоши и бессмысленности, историю про тех кто забыл о своих корнях, о чем и напоминает 104-летняя святая, заехавшая в Рим, чтобы проползти на коленях по лестнице, дарующей искупление грехов, которые есть у любого даже самого достойного человека!

    Ну, а лучший среди всей череды героев фильма для меня это католический кардинал, рассказывающий кулинарные рецепты с интонацией проповеди!

    9 из 10

    7 января 2014 | 00:14

    Кто любит и прожигает жизнь, наслаждаясь великой её красотой, кого не занимают скрытые смыслы, и всё воспринимаемое видится каким оно есть. Кому посчастливилось созерцательно гулять вдоль Тибра, и суждено иметь беспечную беззаботность быть писателем, чья терраса выходит на Колизей. Ему, безупречному цинику, чувствующего этот мир безо всякого труда, и не знающего утра, но не совсем забывшего… каково это — любить кого-то.

    Паоло Соррентино мажет современное кино на белой простыне такими красками, которые под рукой, и кажется ими ничего нельзя испортить. Его великой экзистенциальной красоты ровно столько, чтобы не заблудится в ней, и не оторваться от современной жизни. Его режиссерский замысел, в планах которого не обесценивать последствия любви, вполне могли бы уместиться в «одиннадцать» минут Паоло Коэльо. Может люди теперь и не созданы для прекрасных вещей, но музыка в завершении запоминаема, и здесь много действительно красивых кадров неоткрытого местами города, его сложный монтаж с ключами самых незабываемых минут из романа жизни, помимо даже того оплаченного экзорцизма в борделях. И сколько разных мыслей, которых, вот так сразу и не расскажешь… что это был за фокус, такой жизни.

    Федерико Феллини, никак нельзя не обойти его кино. Пусть не так всё концептно, даже эксцентрично, но теперь, так правдивее и современнее, несмотря на весь очевидный упадок нынешней культуры, упрощенной до сверхмерного реализма в виде фламинго и гаджетов. Теперь она, смешанная, злободневная, сладкая жизнь, безусловно иная, но она всё та же, с множеством тех некогда не существовавших, а теперь только появляющихся, вечно малоразрешимых вопросов. И пусть лучше поздно, чем никогда, где-то середина пути, благо далеко до финала, и можно ещё делать то, что потом не захочется. В общем, тратить время, наслаждаться жизнью и видеть море на потолке… правда зная уже, что физически лихо пройдена та одна лестница в старом теплом и светлом городе, и только увы ради любопытства, и малым оправданием и сознанием того, что другие её преодолевают ползком, обручившись с бедностью.

    10 января 2014 | 23:58

    «Паровозики на наших вечеринках самые лучше в Риме!

    - Почему?
    - Потому что они никуда не едут»

    Разбитая, растерзанная красота. На множество кусочков и осколков. И глаз не может захватить ее из кадров, сплетающихся в жизнь. Легкой походкой случайно встреченной на улице кинозвезды, она уходит от него, но оставляет после себя улыбку. Та же самая победительная улыбка, нет-нет, но крыльями бабочки мелькала даже на бессмысленных тусовках, в душевных дружеских посиделках, во всех женщинах, которых он любил и не любил. Почти неуловимо, как лучи последнего солнца на плитах древнего, все разрушающегося города. Это главное свойство красоты — неуловимость, болезненность, тленность… Потому так и бьет наотмаж в банальной тягомотине, потому так и больно. Это странный, больной мир разворачивается прямо из окна Джеппа Гамбарделла видом на Колизей и колет как иголкой. За поворотом каждого дома ожидает праздник, где есть место политикам, вымирающим аристократам, нуворишам, преступникам, старлеткам, великосветским шлюхам, священникам и журналистам. Звуки впиваются в кожу, взгляд ухватывает каждую деталь. Само биение жизни в кардиограмме взлетов и падений — старинные дворцы и неоновые огни, блеск и нищета, цветение и гниение. Злая шутка мироздания — все гонятся за вечной молодостью, материальным благополучием и успехом, а получают одиночество, старость и забвение. Красота не дастся в руки никому, и все они проиграют битву со временем.

    Тут, конечно, говоря о фильме Соррентино, самое время вспоминать «Сладкую жизнь» Феллини — ее даже самый забывчивый бы припомнил благодаря всем отсылкам и аллюзиям. Но вспоминать не в виде противопоставления, а как предтечу, идейным продолжением, которой и является «Великая красота». «Сладкая жизнь» 1969 года — дитя своего времени. Он эйфоричный и сладкий, как может быть эйфоричен кокаиновый трип, но это очень злое кино, в которое автор вложил всю мощь непрощения — очень много красивых видов и красивых людей, с которых Феллини буквально ногтями сдирает эту красоту, обнажая мерзость. У Сорентино же все все герои изначально немолоды и некрасивы, но он, кажется, не хочет резать по живому, ибо плохо это, как и теребить куколку, чтобы обнаружить там гниль и труху. Даже линии с католицизмом и аристократизмом совершенно по-другому интерпретированы. Там, где у Феллини жесткая сатира на современные ему нравы и социальные институты, у Соррентино только легкая ирония. Там, где у Феллини презрение, у Соррентино — понимание и то, что называют высоким гуманизмом. Дескать, ребята, со времен «Дольче Виты» пятьдесят лет прошло, а мир то не изменился. Свой последний шанс на перезагрузку человечество профукало тогда в 60-е, так чего теперь то обличать и желчью исходить?

    Да, возможно, что жизнь вообще пуста и бессмысленна. Все ярмарка тщеславия, суета сует, пустота и всяческая суета. Да, скорее всего, что мы Божий проект испортили, но в окружающем, балансирующем на тонкой грани сползания в Апокалипсис, мире еще можно увидеть эскиз, красоту первоначального замысла и то, о чем говорили поэты и философы — memento mori. Поэтому в «Великой красоте» очень много доброты к человеку, как единственному существу, которое понимает что такое красота и смерть. Иначе — для кого это все? Поэтому и чувствуется сострадание, нежность и любовь режиссера ко всем этим мелким, пошлым людям, грешникам, блуждающим по лабиринтам Вечного города, как по чистилищу Данте. Жалко там их всех на самом деле (чувство почти невозможное при просмотре фильма Феллини) — и главного героя, и стриптизершу сорока с лишним лет, и ее отца, и подругу с «активной гражданской позицией». Жизнь же не может быть пуста объективно, каждый сам ее наполняет, чем захочет. Если они наполнили тем, чем наполнили, то это, в конце концов, их выбор. Все несовершенства жизни от непринятия этого своего мироустройства. Вот герой Мастроянни в «Сладкой жизни», очень неприятный тип, который много презирает и окружающих и самого себя — он ведь человек конченный и безнадежный, а герой Тони Сервилло, несмотря на весь свой цинизм и приспособленчество — нет. Концовка «Великой красоте» скорее счастливая. Ну нет у него в жизни великих целей и планов, так что теперь — убивать таких что ли? Возможно, что бокал вина, вид за окном и красивая женщина рядом, если не смысл, то, по крайней мере, способ замедления энтропии и повод пожить еще. Да, впереди тлен и разрушение, но мы пока еще здесь, музыка еще не утихла. Пытаться захапать красоту себе бесполезно, ее можно только пропустить — через себя и вперед. Сценой со стаей фламинго беззвучно манифестируется — «Ну посмотрите же на них — и как они только удерживаются на этих тонких лапках? Кто их такими сконструировал? Кто сконструировал таким человека — способным на великие подвиги и акты творения, а также на всякую пакость и дрянь? Каких еще чудес нужно ждать, если жизнь сама по себе — это большое чудо? Так какого хрена тебе еще надо, человече?»

    Очень итальянский подход на самом деле — через любовь, через красоту окружающего мира, архитектуру, музыку, прислушивание к звукам тишины, прийти к правильному пониманию жизни, видеть ее гармонию, конечную цель и спастись. Вот практически в религиозном смысле. По крайней мере, от отчуждения и моральной глухоты, так это точно. Кому-то может показаться самообманом, но тогда это прекрасный самообман — «великий» и большое искусство. А «чтобы стоять, я должен держаться корней». Это не Рим умирает, это умираешь ты и твой мир. Этому городу плевать, чем его поливают — кровью, потом, дождем или шампанским, он пережил все нашествия варваров — переживет и еще. Простоит возможно тысячи лет, как уже простоял, проглотит и выплюнет еще миллионы таких как Джепп. Грядет новый декаданс, по сравнению с которым последние денечки распадающейся Римской империи или посиделки в Веймарской республике, покажутся ерундой. Придут новые варвары, чтобы смотреть чистыми наивными глазами на это все и писать новую историю. Но и это тоже пройдет…

    22 февраля 2014 | 21:05

    С первых кадров фильма я оказалась в прекрасном, ярком и незабываемом Риме. В городе, который поразил мня своей красотой раз и навсегда. И куда я бы с такой радостью приехала еще раз. В этот город влюбляешься. Хочется запечатлеть в памяти каждый момент. Вот и в начале фильма восторженные туристы ловят каждый звук, каждый вздох великого города. Один из них не выдерживает этой величайшей красоты и падает замертво.

    А ведь действительно, как вместить в себя все это былое величие, как не потеряться на фоне античных статуй, где руины Коллизея прекрасней, чем любые современные постройки, а люди живут во дворцах? И герой фильма Джеп Гамбарделла, который изначально хотел быть наполненным этой красотой, не выдержал давления, поэтому, написав свою первую книгу, осознал, что он всего лишь маленький человечек на фоне великих развалин древности. И он решил прожигать свою жизнь, устроить из нее фейерверк, вывести всех окружающих на чистую воду. Он смеется над Талией Концепт, которая в угоду публике готова разбить себе голову, он, шутя, выносит приговор своей подруге и всему высшему обществу в ее лице, ему не жаль даже девочку, которую лишили детства родители, чтобы заработать на ее славе. Кажется, что по-настоящему вызывает симпатию у него только служанка, которая олицетворяет новых жителей Рима. Ведь на смену развращенным римлянам всегда приходят жизнерадостные варвары.

    И все-таки когда-то он любил, когда-то он написал свой единственный роман. Когда-то давно, когда вокруг плескалась соленая вода, а вокруг были друзья и любимая девушка. На сегодняшний момент у него есть только оно — его собственное Море на потолке, только там он может быть по-настоящему счастлив.

    И вот ему 65 лет, это не так и много по меркам Италии, страны долгожителей. И он понимает, что больше нет сил и желания делать то, что он не хочет. Но есть ли надежда на перемены? Она приходит в образе старушки-монахини, почти святой женщины, сестры Марии. Ее образ лишен помпезности. Она вызывает некоторую долю иронии, такая ветхая, как будто сейчас развалится. Она напоминает маленькую девочку, которая сидит перед огромным скоплением священнослужителей и качает дешевой плетеной тапочкой на фоне роскоши Ватикана. Из всех жителей Рима сестра Мария выбирает Джепа, приходит к нему разделить хлеб. И в этот момент становится понятно, где на самом деле находится то, что искал наш герой, где эта Великая красота. Она здесь, в нем самом, и хочется верить, что еще не все потеряно даже в 65 лет.

    12 декабря 2013 | 16:43

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Новости


    На этой неделе Американская академия кинематографических искусств и наук огласила имена своих новых членов. В состав организации войдет 271 человек. Среди приглашенных традиционно есть номинанты и призеры последней церемонии вручения «Оскара», в частности актеры Лупита Нионго, Баркхад Абди, Майкл Фассбендер и Салли Хокинс и аниматор Хаяо Миядзаки(...)
     
    все новости

    Статьи


    В ожидании 86-й церемонии вручения премии «Оскар» КиноПоиск составил путеводитель, который позволит поближе познакомиться с номинантами в основных категориях, а также вспомнил тех, кто остался в этом году без номинации, но заслужил ее не меньше других — от Тома Хэнкса до Даниэля Брюля(...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Самый популярный вопрос последних двух дней Каннского фестиваля: «Кто получит «Пальму»?» Однозначного ответа на него нет, поэтому журналисты задают другой: какое кино больше понравится Стивену Спилбергу? (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.ЛюсиLucy43 899 340
    2.ГераклHercules29 800 263
    3.Планета обезьян: РеволюцияDawn of the Planet of the Apes16 767 260
    4.Судная ночь 2The Purge: Anarchy10 482 760
    5.Самолеты: Огонь и водаPlanes: Fire and Rescue9 529 656
    25.07 — 27.07подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ГераклHercules397 510 070
    2.Планета обезьян: РеволюцияDawn of the Planet of the Apes116 825 157
    3.Домашнее видеоSex Tape92 500 000
    4.Шаг вперёд: Всё или ничегоStep Up All In35 929 829
    5.Король сафариKhumba23 702 253
    24.07 — 27.07подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 697 303296 854
    Деньги711 833 817 руб.99 645 623
    Цена билета263,91 руб.8,88
    24.07 — 27.07подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    90.Эффект бабочкиThe Butterfly Effect8.303
    91.Назад в будущее 2Back to the Future Part II8.297
    92.Шерлок Холмс и доктор Ватсон: Смертельная схватка8.295
    93.Мальчик в полосатой пижамеThe Boy in the Striped Pyjamas8.294
    94.Счастливое число СлевинаLucky Number Slevin8.292
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    51.Росомаха 3Untitled Wolverine Sequel90.75%
    52.ПосвященныйThe Giver90.73%
    53.ДеткаLaggies90.70%
    54.Седьмой сынSeventh Son90.68%
    55.СеренаSerena90.68%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Стражи ГалактикиGuardians of the Galaxy14
    ПревосходствоTranscendence106
    Хотел бы я быть здесьWish I Was Here20
    Планета обезьян: РеволюцияDawn of the Planet of the Apes51
    Хоть раз в жизниBegin again22
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Планета обезьян: РеволюцияDawn of the Planet of the Apes7.496
    ГераклHercules6.312
    Стражи ГалактикиGuardians of the Galaxy8.548
    Домашнее видеоSex Tape5.843
    Король сафариKhumba5.824
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Черепашки-ниндзяTeenage Mutant Ninja Turtles07.08
    Неудержимые 3The Expendables 314.08
    Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убиватьSin City: A Dame to Kill For21.08
    Кавказская пленница!21.08
    Если я останусьIf I Stay28.08
    премьеры