всё о любом фильме:

Великая красота

La grande bellezza
год
страна
слоган-
режиссерПаоло Соррентино
сценарийПаоло Соррентино, Умберто Контарелло
продюсерФранческа Чима, Никола Джулиано, Вивьен Асланян, ...
операторЛука Бигацци
композиторЛеле Маркителли
художникСтефания Челла, Даниэла Чианчио
монтажКристьяно Травальоли
жанр драма, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
Испания  232.7 тыс.,    Франция  133.3 тыс.,    Бразилия  113.9 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время142 мин. / 02:22
Смотрите в кино:
8 сеансов в 1 кинотеатре
Москва
сменить город
Аристократки, нувориши, политики, преступники высокого полёта, журналисты, актёры, декаденствующие отпрыски благородных семейств, священники, художники, подлинные или мнимые интеллектуалы… Всех их поглощает современный Вавилон, пока они ткут канву непрочных взаимоотношений, предаваясь суетной жизни на фоне старинных дворцов, огромных вилл и великолепных террас. Все они здесь, и никто не предстаёт в выгодном свете.

Апатичный и разочарованный 65-летний Джеп Гамбарделла, писатель и журналист, не расстающийся со стаканом джина с тоником, наблюдает за этим парадом влиятельных, но пустых и потерянных людей, которые производят на него гнетущее впечатление. Головокружительная картина потери нравственных ориентиров разворачивается в атмосфере великолепного и безразличного римского лета. Вечный город подобен умершей диве.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.70 (34 118)
ожидание: 94% (88)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
101 + 10 = 111
7.8
в России
69%
18 + 8 = 26
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм посвящен другу Паоло Соррентино — знаменитому итальянскому игроку в регби и журналисту Джузеппе Д’Авандзо (Giuseppe D`Avanzo), который умер во время съемок фильма.
    • В своем интервью итальянской радиостанции Radio 2, Паоло Соррентино отметил, что в какой-то момент на стадии продакшна, он думал о том, чтобы назвать фильм «Аппарат человека» (L`Apparato Umano). Это название вымышленного романа, написанного главным героем фильма, которого сыграл Тони Сервилло.
    • Представление, сыгранное персонажем Талии Концепт, — это очевидный намек на актрису Марину Абрамович.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 1442 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Главный герой картины -Джеп Гамбарделла- представитель римской богемы, светский лев, писатель, журналист, отметив свое 65 -летие впадает в жизненный кризис, связанный с недостаточной реализацией своих творческих способностей и невозможностью идентификации себя и своей роли в окружающем мире.

    Подобно герою романа Германа Мелвилла «Моби Дик», Джеп Гамбарделла, в юности едва не ухвативший за хвост Великую красоту, посвятил свою жизнь поиску квинтэссенции прекрасного. Что есть Великая красота? Величественные монументы Рима, произведения искусства, музыка? Может быть она скрыта в обнаженном женском теле или в смехе играющих детей?

    «Мне было предначертано стать чувственным, мне было предначертано стать писателем…»

    Что есть чувственность главного героя? Это и благословение и проклятие одновременно, способность видеть великую красоту, ее отголоски во всем вокруг, именно отголоски ускользающей красоты, которые ты не способен захватить, зафиксировать надолго. Трагедия, подобно трагедии романа Камю «Счастливая смерть» — пышущий прекрасный мир вокруг и неспособность с ним соединиться, слиться воедино. Джеп ищет красоту в следствиях, но не в причине. Мертвый город, мраморные останки былого величия. Увядание женской красоты и тщетные попытки хоть немного приостановить разрушительное течение времени.

    «Я искал большую красоту и не нашел. Все всегда заканчивается ею, смертью, но сначала была жизнь и бла бла бла, все происходило под болтовню и шум. Тишина, чувства, переживания и страх — легкие и беспорядочные вспышки красоты, а потом нищета несчастного человека и все это под покровом смущения от существования в этом мире…»

    Попытки ухватить ускользающую красоту оказались тщетными. По совету старой монашки, герой, в попытках найти ответы на свои вопросы отправляется к корням.

    Жизнь с ее радостями и горестями, с короткими вспышками красоты, с ее цветением и увяданием — и есть Великая красота. Попытка ухватить ее бессмысленна. Выход есть лишь в творческих силах человека, способных оживлять любые наши фантазии. Это и есть фокус, которому должен научиться главный герой. Раз — и жираф исчезает. Раз — и окружающая действительность погружается в голубой океан фантазии. Роман начинается…

    Только ленивый не сравнил фильм «Великая красота» с творчеством Феллини, и в частности, со «Сладкой жизнью». Но в данном случае я бы взял немного шире.

    «Я питаю глубокую веру в фантазию — она является не чем-то, свойственным психическим больным, а присутствует в самой жизни. Я верю в фантазию, которая принадлежит жизни и обладает объемом и масштабами куда более реальными, чем то, что мы считаем физическим измерением» (Ф. Феллини о к/ф «Сладкая жизнь»)

    Одна из мыслей, которую Феллини проводит через все свое творчество заключается в том, что превалирующую роль в человеческом бытии играет не окружающая объективная реальность, беспорядочная, хаотичная, глухая к драме человека ищущего, пытающего найти смысл бытия, найти ответы на вечные экзистенциальные вопросы, а субъективная интерпретация окружающей действительности, способность человека к творческому переосмыслению окружающего мира, к фантазии.

    Он проводит одну и ту же мысль через все свое творчество, от фильма к фильму тонко раскрывая те или иные аспекты этой проблемы. Крушение лиричных фантазий человека в «Ночи Кабирии», погружение человека в мир субъективного — «Амаркорд», «8 1/2 », жизнь человека, забывшего о мире фантазии, лишившегося творческих сил, оставшегося один на один с голой холодной окружающей действительностью — «Сладкая жизнь».

    Соррентино пытается переосмыслить опыт своего великого предшественника и вместить всеэто переосмысление в одну картину. И если в визуальном смысле эта задача решается вполне успешно, в том числе и за счет шагнувших вперед технологий фильмопроизводства (фильм действительно красивый), то в плане концептуальном, фильм неизбежно меркнет перед своими предшественниками. В попытке навести мосты со зрителем, основная мысль разжевывается до состояния нано каши и теряет свою остроту, а фильм, хоть и весьма ладно скроен, как шикарный приталенный пиджак главного героя, но все-таки оставляет ощущение, что перед нами не более чем качественный эрзац, и очередной повод пересмотреть Великие шедевры прошлого…

    8 из 10

    23 августа 2014 | 01:39

    Высоко художественная драматическая история о смысле бытия, о мире в котором мы живем, о ничтожности индивида, о красоте чистой и напускной, о большой и чистой любви, о доброте и искренности, о пути который мы выбираем.

    Картина очень метафорична, наполнена глубоким замыслом, но в то же время она скучна большинству аудитории будет просто неинтересно её смотреть, это главный недостаток фильма, неисправимый в какой то мере. Повествование ведется от лица главного героя которому уже стукнуло 65 и он начинает созерцать все вокруг, чем он стал, чего добился и правильно ли все сделал в жизни. Герой является «королем» богемы поэтому на экране мы наблюдаем так называемый «высший свет» общества со всеми его пороками и манерами.

    Режиссер показывает какова раздутость и никчемность персонажей, вся их жизнь это набор лжи и выбранных ролей, которые играются за частую даже не по своей воле. Рим изображается в виде адского жерла который сжигает судьбы хороших людей, человек становится все менее важным в таких больших городах, одиночество самая большая проблемах мегаполисов.

    Советую картину к просмотру она стоит ознакомления с ней, единственное заранее будьте готовы к спокойному и осмысленному созерцанию в течении 2 часов, в фильме есть над чем подумать, если вы захотите, это тяжелое кино

    7 из 10

    27 декабря 2013 | 16:27

    «Паровозики на наших вечеринках самые лучше в Риме!

    - Почему?
    - Потому что они никуда не едут»

    Разбитая, растерзанная красота. На множество кусочков и осколков. И глаз не может захватить ее из кадров, сплетающихся в жизнь. Легкой походкой случайно встреченной на улице кинозвезды, она уходит от него, но оставляет после себя улыбку. Та же самая победительная улыбка, нет-нет, но крыльями бабочки мелькала даже на бессмысленных тусовках, в душевных дружеских посиделках, во всех женщинах, которых он любил и не любил. Почти неуловимо, как лучи последнего солнца на плитах древнего, все разрушающегося города. Это главное свойство красоты — неуловимость, болезненность, тленность… Потому так и бьет наотмаж в банальной тягомотине, потому так и больно. Это странный, больной мир разворачивается прямо из окна Джеппа Гамбарделла видом на Колизей и колет как иголкой. За поворотом каждого дома ожидает праздник, где есть место политикам, вымирающим аристократам, нуворишам, преступникам, старлеткам, великосветским шлюхам, священникам и журналистам. Звуки впиваются в кожу, взгляд ухватывает каждую деталь. Само биение жизни в кардиограмме взлетов и падений — старинные дворцы и неоновые огни, блеск и нищета, цветение и гниение. Злая шутка мироздания — все гонятся за вечной молодостью, материальным благополучием и успехом, а получают одиночество, старость и забвение. Красота не дастся в руки никому, и все они проиграют битву со временем.

    Тут, конечно, говоря о фильме Соррентино, самое время вспоминать «Сладкую жизнь» Феллини — ее даже самый забывчивый бы припомнил благодаря всем отсылкам и аллюзиям. Но вспоминать не в виде противопоставления, а как предтечу, идейным продолжением, которой и является «Великая красота». «Сладкая жизнь» 1969 года — дитя своего времени. Он эйфоричный и сладкий, как может быть эйфоричен кокаиновый трип, но это очень злое кино, в которое автор вложил всю мощь непрощения — очень много красивых видов и красивых людей, с которых Феллини буквально ногтями сдирает эту красоту, обнажая мерзость. У Сорентино же все все герои изначально немолоды и некрасивы, но он, кажется, не хочет резать по живому, ибо плохо это, как и теребить куколку, чтобы обнаружить там гниль и труху. Даже линии с католицизмом и аристократизмом совершенно по-другому интерпретированы. Там, где у Феллини жесткая сатира на современные ему нравы и социальные институты, у Соррентино только легкая ирония. Там, где у Феллини презрение, у Соррентино — понимание и то, что называют высоким гуманизмом. Дескать, ребята, со времен «Дольче Виты» пятьдесят лет прошло, а мир то не изменился. Свой последний шанс на перезагрузку человечество профукало тогда в 60-е, так чего теперь то обличать и желчью исходить?

    Да, возможно, что жизнь вообще пуста и бессмысленна. Все ярмарка тщеславия, суета сует, пустота и всяческая суета. Да, скорее всего, что мы Божий проект испортили, но в окружающем, балансирующем на тонкой грани сползания в Апокалипсис, мире еще можно увидеть эскиз, красоту первоначального замысла и то, о чем говорили поэты и философы — memento mori. Поэтому в «Великой красоте» очень много доброты к человеку, как единственному существу, которое понимает что такое красота и смерть. Иначе — для кого это все? Поэтому и чувствуется сострадание, нежность и любовь режиссера ко всем этим мелким, пошлым людям, грешникам, блуждающим по лабиринтам Вечного города, как по чистилищу Данте. Жалко там их всех на самом деле (чувство почти невозможное при просмотре фильма Феллини) — и главного героя, и стриптизершу сорока с лишним лет, и ее отца, и подругу с «активной гражданской позицией». Жизнь же не может быть пуста объективно, каждый сам ее наполняет, чем захочет. Если они наполнили тем, чем наполнили, то это, в конце концов, их выбор. Все несовершенства жизни от непринятия этого своего мироустройства. Вот герой Мастроянни в «Сладкой жизни», очень неприятный тип, который много презирает и окружающих и самого себя — он ведь человек конченный и безнадежный, а герой Тони Сервилло, несмотря на весь свой цинизм и приспособленчество — нет. Концовка «Великой красоте» скорее счастливая. Ну нет у него в жизни великих целей и планов, так что теперь — убивать таких что ли? Возможно, что бокал вина, вид за окном и красивая женщина рядом, если не смысл, то, по крайней мере, способ замедления энтропии и повод пожить еще. Да, впереди тлен и разрушение, но мы пока еще здесь, музыка еще не утихла. Пытаться захапать красоту себе бесполезно, ее можно только пропустить — через себя и вперед. Сценой со стаей фламинго беззвучно манифестируется — «Ну посмотрите же на них — и как они только удерживаются на этих тонких лапках? Кто их такими сконструировал? Кто сконструировал таким человека — способным на великие подвиги и акты творения, а также на всякую пакость и дрянь? Каких еще чудес нужно ждать, если жизнь сама по себе — это большое чудо? Так какого хрена тебе еще надо, человече?»

    Очень итальянский подход на самом деле — через любовь, через красоту окружающего мира, архитектуру, музыку, прислушивание к звукам тишины, прийти к правильному пониманию жизни, видеть ее гармонию, конечную цель и спастись. Вот практически в религиозном смысле. По крайней мере, от отчуждения и моральной глухоты, так это точно. Кому-то может показаться самообманом, но тогда это прекрасный самообман — «великий» и большое искусство. А «чтобы стоять, я должен держаться корней». Это не Рим умирает, это умираешь ты и твой мир. Этому городу плевать, чем его поливают — кровью, потом, дождем или шампанским, он пережил все нашествия варваров — переживет и еще. Простоит возможно тысячи лет, как уже простоял, проглотит и выплюнет еще миллионы таких как Джепп. Грядет новый декаданс, по сравнению с которым последние денечки распадающейся Римской империи или посиделки в Веймарской республике, покажутся ерундой. Придут новые варвары, чтобы смотреть чистыми наивными глазами на это все и писать новую историю. Но и это тоже пройдет…

    22 февраля 2014 | 21:05

    Наверное, когда мы влюблены в произведение, нам хочется создать что-то подобное (Марсель Пруст)

    Горе тебе, Рим, город крепкий! Далеко позади военная разруха, а на смену роскошной dolce vita, взметнувшейся фениксом и ознаменовавшей долгожданное время жить, пришел дерзкий декаданс. Сладостно-бесстыдная музыка вечного празднества не утихает над таким же вечным городом, городом контрастов. Там, где поутру падают замертво туристы, не в силах вынести великолепия роскошных piazza и palazzo, ночью престарелые и пресыщенные нюхают кокс и пританцовывают паровозиком под клубный микс. Как торжественный органный хорал чередуется с энергичной «Far l’Amore», так неторопливые пролеты камеры над семью холмами сменяются ее полупьяными выкрутасами и беззастенчивым клиповым монтажом: все переворачивается вверх ногами, мельтешит и маячит, сверкает пайетками и брызжет потной похотью, пока в фокус не попадает Джеп Гамбарделла, циничный и усталый король селебрити. Манерно прикуривая сигару и изображая рассказчика из «Амаркорда», он вспоминает…

    Выводя на первый план героев, разменявших пятый, а то и шестой десяток, Соррентино печально констатирует увядание великой культуры. Они не создали ничего в своей пустой прожженной жизни, растратив ее на псевдозначимые социально-политические высказывания и прочее «бла-бла-бла», свели статус нынешней Италии к стране «моды и пиццы», «торгашей и бакалейщиков». Но хуже то, что идущее на смену поколение еще посредственнее, еще анемичнее. Оно разбивает лбы о дышащие древностью стены в припадках ниспосланных из космоса перфомансов; вымазанное краской, поклоняется танатосу; лишенное детства, зарабатывает миллионы «вылитой живописью». Современное искусство развивается под лозунгом «Я художник, мне не нужно ничего объяснять», ему неведом страх оставить за собой уродливый след хромоножки, задохнуться «от слов, от образов, от звуков, которые не имеют права на жизнь», неведома рефлексия восьмого с половиной фильма Феллини. Здесь каждая размалеванная актрисулька лелеет мысль написать роман в духе Пруста, хотя очевидно, что могут получиться лишь очередные «50 оттенков пустоты». Творческий импульс либо сводится к «отчаянному соревнованию в развращенности, похотливости, оригинальничании», либо отсутствует напрочь, заключая в свежих телах черную и старую глупость. Такое путешествие на край ночи не снилось и Селину.

    И, хотя еще в «Где бы ты ни был» Соррентино пришел к выводу, что настоящий момент истории лучше всего определяют куски дерьма, он, следуя заветам Гессе, нашел прекрасное спасение — иронию. Режиссер не обличает и не выносит приговоров, он по-дружески подтрунивает над безумным-безумным-безумным миром абсолютного зеро, не ставя себя выше, но и не давая кому-то кичиться своим превосходством. В своем роде это единственно верный путь для человека, который слишком умен и духовно развит для того, чтобы не замечать повсеместной стагнации (если не деградации), но и не готов вырваться за ее пределы, вознестись до уровня по-настоящему великих. Герои Соррентино жалкие и смешные, и даже немного голые, но каждый из них по-своему трогателен и достоин сочувствия. Люди, как люди, не испорченные и квартирным вопросом, потому как что может быть лучше апартаментов с видом на Колизей. Их не хочется осуждать, ведь в этих морщинистых лицах и дряблых телах, в этих душах, так боящихся собственного старения, очень легко угадать себя, пусть не настоящего, но будущего. Все мелодии спеты, стихи все написаны, затем процитированы и перецитированы заново. Смешаны контексты, вывернуты наизнанку смыслы, и остается только вслед за Малларме слушать молчание пустого белого листа.

    С другой стороны, кто сказал, что рожденные богемой 1950-х женщины-курицы и неугомонные папарацци более важны и интересны, чем молодящиеся стриптизерши, заурядные сценаристы и фейковые аристократы напрокат? Только избавившись от таких предубеждений можно десантировать на балкон стаю розовых фламинго — сиюминутную красоту, ускользающую в унисон с амаркордовским павлином; погрузиться в море, расплескавшееся на потолке, чтобы вынырнуть молодым и влюбленным; по заветам старой монахини вернуться к корням, найти точку отсчета. Не вечерний поцелуй матери, но манящую за собой юную прелестницу. Не скопировать чужое, но отдать ему дань, переосмыслив сообразно собственному опыту. В конце концов, просто следовать за истиной, не удивляясь и не боясь, что она приведет к тому, что любишь, как не боялся Пруст написать мемуары Сен-Симона своего времени. Может, и есть смысл рискнуть, чтобы, прошествовав по чистилищу в окружении толпы зрителей или читателей, при жизни вынужденных утомляться хламом пересказанных идей, узнать в итоге, после отсечения всего наносного, а было ли что-то свое. Висконти, Пазолини, Феллини уже там. Соррентино вместе со своим героем пока застывает на перепутье. Да, режиссер расплывается в чеширской улыбке, иронизируя над приходящей к обеду смертью, но и прикоснуться к вечности, обрести свое утраченное время ему хочется тоже. Хотя, может, это всего лишь фокус, и есть только едущий в никуда человеческий паровозик, pan-pan-pan-americano и dance, dance, dance, пока звучит музыка.

    28 июля 2014 | 01:14

    С самого начала фильма нам показывают не совсем обычного мужчину, который живет не по своим годам. Все начинается с празднования его юбилея — 65-тия. Мы видим шикарную вечеринку, на которой собраны представители высшего класса Рима, которые все как один сходят с ума от веселья.

    Нашего героя зовут Джеп Гамбарделла, за всю свою жизнь он написал всего лишь один роман — «Человеческий аппарат». С этого все и начинается.

    Что же мы видим в фильме помимо прекрасного Рима, красоты, торжеств, большого количества пафоса и грязи, в котором и представлена эта «элита»?

    Мы видим черную дыру страха и лжи. Страха это все потерять, и так ничего не найти, бесконечное вранье, которые везде и всюду преследует всех.

    «Великое искусство» которое показано в фильме — сатира на то, что в наши дни считается шедевром. Людям нужна лишь обертка, а наличие души у того или иного произведения им безразлично.

    Так же и герои нашего фильма. Они представляют собой только лишь внешнюю красоту, за которой скрывается ничтожество.

    -Ты кто?
    -Кто я?
    -Я..
    -Ты никто.
    -Никто?
    -Но я…


    Этот фильм открывает виденье о прекрасном. И показывает сущность людей. Несчастных людей, которые всю свою жизнь гнались за богатством, роскошью, поставив на кон собственное счастье.

    «Я искал большую красоту и не нашел. Всё всегда заканчивается ею, смертью, но сначала была жизнь и бла-бла-бла, всё происходило под болтовню и шум. Тишина, чувства, переживания и страх — легкие и беспорядочные вспышки красоты, а потом нищета несчастного человека и всё это под покровом смущение от существования в этом мире.» ©Джеп Гамбарделла

    10 из 10

    18 июня 2014 | 23:28

    Достаточно анемичное, «пенсионерское кино» к тому же практически лишенное сюжета. Внимания достойны виртуозные ухищрения создателей а виде оммажа итальянскому искусству, преимущественно кино. Только ленивый не писал о импровизации и зависимости Соррентино от арабесок Феллини, и само по себе осмысление социальной и визуальной страт большого художника на том же материале следует приветствовать. Правда деятельность в том же направлении Этторе Сколы мне как-то больше по душе. Соррентино любопытен именно аудио-визуальными достоинствами, рефлексивным вкраплением необязательных картинок старения в созвучную римскую архитектуру и пейзажи. При общей глянцевости, все же поинтеллигентней чем аналогичная туристически-буклетная деятельность Вуди Аллена в его последних фильмах. Скучноватый фильм, но картинка, композиция кадра, свет определенно глаз радуют. Сцена с фламинго на балконе хороша сама по себе — как самоценная вне зависимости от фильма и символической составляющей. Подвижница-старушка введена в качестве антитезы бессмысленному прожиганию жизни, но меня она как-о не впечатлила.

    Литературных работ в том же направлении — хоть пруд пруди, возьмем, например «Царицу Лоана» Эко или «Карту и территорию» Уэльбека. Всех ожидает одна ночь. Вариация на эту тему Соррентино осуществлена в эстетском мягком духе, так что сатирические стрелки в адрес итальянского общества даже и не раздражают. В «Нашествии варваров» Аркан был как-то поидейней, организованней и мысли свои относительно ухода высказал самобытно и внятно. Элегия Соррентино наводит на мысли о том, что в принципе, конечно, не только в Венеции, но и в Риме приятно умирать, когда есть деньги и никаких иных обязательств, так что можно спокойно гулять себе в ожидании конца, вспоминая молодость.

    6 из 10

    25 ноября 2013 | 13:16

    Можно пуститься в глубокий анализ о смысле и морали, об идее, которую преподносит картина Соррентино. Но делать этого не стоит, поскольку главная ценность этого фильма состоит в его индивидуальном толковании, кто-то увидит в нем бессмысленно прожигающую жизнь богемную элиту, кто-то был бы не прочь сейчас же присоединиться к ним, а кто-то может быть узнает в одном из персонажей себя.

    Гамма героев весьма обширна, здесь и потерявшейся в жизни сценарист, и эксцентричный врач, и таинственный человек, «которому доверяют», и много продавшихся снобизму художников и писателей, а в завершение несколько неоднозначных представителей духовенства. Героев много, и все образуют яркий контраст друг с другом. Все немного противоречивы, и все не без изъянов. Не без греха и надломленный, но эпатажный Джеп Гамбарделла, чьи размышления будут медленно сносить нас волнами к финальным титрам.

    Сценарий может показаться немного сумбурным, и конечно же можно проводить много аналогий с творчеством Феллини, но в этом совершенно нет ничего зазорного. Ведь кто-то должен продолжать дело Феллини, Пазолини, Антониони, Бертолуччи и других итальянских маэстро. Много ли можно назвать тех, кто снимает в наше время подобное кино в Италии?

    Каждому любителю фестивального и авторского кино стоит отправиться в это римское путешествие, и открыть этот неодносторонний и необычный фильм для себя. И может даже у вас получится найти великую красоту.

    15 декабря 2013 | 00:56

    Бесцельность жизни, духовная разруха, извращенные «забавы» богемы — и величественная красота Рима. Великолепие древнего города, с вышины своего безмолвного величия (съемки в буквальном смысле головокружительные: шикарные «круговые» панорамы города с высоты птичьего полета и потрясающая съемка старых зданий — видна каждая трещинка на стенах Колизея).

    Ритм картины как у итальянских итальянских классиков: так снимали Феллини, Антониони, Висконти… Во главе угла тема смысла человеческой жизни. Главный герой — Джеп Гамбарделла — писатель, отметивший свой 65-летний юбилей. Правда, свою первую и единственную книгу он написал 40 лет назад. На данный момент — журналист Джеп очень похож на героя Мастрояни из «Сладкой жизни». А Рим, как отражение внутреннего мира персонажа — упадок. Рим же вокруг Джепа — это упадок упадков

    В финале кинокартины улыбающийся Джеп, переосмыслив свою жизнь, говорит о том, что его роман только начался. Только, почему — то, не верится… Даже после того, как 104 летняя матушка Мария, которая питается только корешками (намек на то, что писатель прожил настолько бесполезную жизнь, не «укоренившись». И в смысле продолжения рода, и в «оставить след на земле»). Матушка искупила и его грех. Писатель сообщил о новом романе — своей жизни. Но… проще сказать, чем сделать. Это уже домыслы.

    12 июня 2014 | 15:39

    Итальянский, авторский кинематограф всегда считался во всем мире самым значительным. Достаточно назвать такие фамилии как Феллини, Антониони, Висконти, Пазолини, Бертолуччи чтобы в этом убедиться. Но после ухода этих мастодонтов, достойной им смены не появилось. Паоло Соррентино сегодня считается многими самым талантливым молодым итальянским режиссером. Всерьез заговорили о нем в 2004 после выхода фильма «Последствия любви». Это было в полнее себе новаторское произведение, очень цинично сделанное, с рваным и резким монтажом, с самыми разнообразными и неожиданными музыкальными вставками и с совсем не положительным, главным героем, которого сыграл любимый актер Соррентино, Тони Сервило. Этот успех Соррентино через четыре года подкрепил фильмом «Изумительный». Очень наглой картиной о бывшем премьер министре Италии Джулио Андриотти, которому на момент выхода фильма было 90 лет. Последовавший за этим « Где бы ты ни был» первый англоязычный фильм Соррентино с Шоном Пеном в главной роли, многие считают неудачей этого постановщика, потому что расценивается как шаг в сторону коммерческого кино. Хотя и тут режиссер оставался верен своему почерку. После работы в Голливуде, Соррентино видимо решил, что готов снять настоящее эпическое полотно на хрестоматийную для всего итальянского кино тему.

    «Великая красота» — это вольный ремейк фильма «Сладкая жизнь» Федерико Феллини, который по праву считается одной из вершин в кинематографе. Действие перенесено в наши дни и главному герою тут уже не 30 лет, как у Феллини, а все 65. Фабула обоих фильмов одна — Духовное опустошение людей, чье материальное положение так сказать выше среднего. В самом начале, нам очень долго, минут наверное десять показывают какую-то вечеринку, на которой веселится так называемая светская элита вечного города. Пьяные, обкуренные, и уже отнюдь не молодые тела, устало двигаются, под ритмы современной попсовой музыки. А вскоре мы увидим в этой толпе и главного героя. Джемп Гамберделла в прошлом известный писатель, а ныне журналист одного модного, глянцевого журнала, празднует тут свое 65 летие. Вся его жизнь это одна сплошная, не заканчивающаяся, гламурная вечеринка. И вот после 65 летнего юбилея, он вдруг задается вопросом — Происходило ли хоть что-то живое и настоящее в его пустой, глянцевой жизни. Видел ли он истинную красоту этого мира.

    Если по содержанию «Великая красота» это ремейк «Сладкой жизни», то по форме он ближе к «8 с половиной». Сюжет тут практически отсутствует как класс, а упор делается скорее на внутреннем мире главного героя, которого просто потрясающе сыграл Тони Сервилло. В начале, кажется несколько не привычным видеть в этой роли такого пожилого актера, но по ходу фильма об этом совершенно забываешь и уже не вспоминаешь до конца фильма. Его герой практически ничем не уступает Марчелло Мастроянни в харизме и обаянии. Вообще отнюдь не случайно, что практически всем персонажам тут далеко за сорок. Видимо на примере внешнего увядания нагляднее выглядит увядание внутреннее. Из явных удач этого фильма нужно назвать еще и юмор, неожиданный, взрывной иногда черный и как всегда у Соррентино очень циничный.

    И все-таки сравнения с шедевром Феллини «Великая красота» явно не выдерживает. Картина Феллини пропитана мощным нравственным посылом автора. Она действительно способна что-то изменить в душе зрителя. А фильм Соррентино всего лишь навсего демонстрация жизни, которой как кажется не брезгует и сам режиссер. Максимум к чему он может сподвигнуть это прочитать молитву или на всякий случай сходить в церковь, после очередного грехопадения, как это делает главный герой.

    5 из 10

    13 октября 2013 | 10:21

    65-летний Джеп Гамбарделла когда-то написал роман под названием «Человеческий аппарат», но, с тех пор, писать перестал, и теперь работает журналистом в модном журнале. Помпезные вечеринки, пышные свадьбы, монументальные похороны, звезды, аристократы, политики, золотая молодежь, и прочие сливки римского общества — это его постоянное окружение. Картина большого и безразличного Рима, тонущего в безудержном веселье, не наводит на главного героя ничего, кроме тоски и ощущения гнетущей пустоты. Джеп пытается найти источник вдохновения, хоть частичку красоты в этом медленно загнивающем величественном городе, чтобы узреть, наконец, воочию ту хрупкую и эфемерную «великую красоту».

    Триумфатор этого года в категории «лучший иностранный фильм», получивший премии «Оскар», «Золотой глобус» и «BAFTA», и вправду оказался, своего рода, фениксом в том великом итальянском кино, которое было объявлено мертвым еще в 80-х — 90-х годах XX века. «Великая красота» итальянского режиссера Паоло Соррентино, конечно, не явила чего-то принципиально нового в мир кино, но оказалась в безусловно положительном ключе сравнима с поговоркой «новое — это хорошо забытое старое». Соррентино выразил весьма нежное и душевное признание в любви классическому итальянскому кинематографу, а точнее — сотворил оммаж Федерико Феллини и его «Сладкой жизни» (1959) в частности. Можно сказать, перед глазами — современный взгляд на феллиниевскую тему, который, надо отметить, абсолютно ничем не уступает своему вдохновителю. Главный герой точно так же работает журналистом, испытывает душевный кризис и вынужденно вращается в светском обществе, которое оказывается разочаровывающе пустым, скучным, насквозь фальшивым и лицемерным. Особенно понравилась символичная сцена в начале с замертво свалившимся туристом посреди римских красот (а символов и намеков в фильме очень много), а также, пожалуй, навсегда запомнятся сильные и символичные сцены с маленькой художницей, яростно разукрашивающей огромное полотно, и сцена с фламинго, чудом остановившимися на фоне величественного римского Колизея по пути в теплые страны. Обилие тонких и остроумных реплик и насыщенных диалогов, прекрасная музыка композитора Леле Маркителли при участии других исполнителей, и роскошная операторская работа Луки Бигацци, обрамленные высокоуровневой режиссурой Паоло Соррентино и блестящей игрой ведущего актера Тони Сервилло, и делают этот фильм тем, что сравнимо с той великой красотой, которая присутствует в названии фильма и которой пронизан он сам. Я ее ощутил в полной мере и без раздумий вношу «Великую красоту» в список любимых фильмов, где, кстати, уже присутствует «Сладкая жизнь» Федерико Феллини.

    10 из 10

    8 марта 2014 | 22:35

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Новости


    На этой неделе Американская академия кинематографических искусств и наук огласила имена своих новых членов. В состав организации войдет 271 человек. Среди приглашенных традиционно есть номинанты и призеры последней церемонии вручения «Оскара», в частности актеры Лупита Нионго, Баркхад Абди, Майкл Фассбендер и Салли Хокинс и аниматор Хаяо Миядзаки(...)
     
    все новости

    Статьи


    В ожидании 86-й церемонии вручения премии «Оскар» КиноПоиск составил путеводитель, который позволит поближе познакомиться с номинантами в основных категориях, а также вспомнил тех, кто остался в этом году без номинации, но заслужил ее не меньше других — от Тома Хэнкса до Даниэля Брюля(...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Римская киностудия «Чинечитта», на которой снимались «Сладкая жизнь», «Казанова Феллини», «Ромео и Джульетта», «Бен-Гур» и «Клеопатра», «Страсти Христовы», «Банды Нью-Йорка», сериал «Рим», прекратила свое существование. Почти. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Никаких добрых делNo Good Deed24 250 283
    2.История дельфина 2Dolphin Tale 215 873 397
    3.Стражи ГалактикиGuardians of the Galaxy8 102 358
    4.Черепашки-ниндзяTeenage Mutant Ninja Turtles4 855 136
    5.Типа копыLet's Be Cops4 378 297
    12.09 — 14.09подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ЛюсиLucy363 268 530
    2.Избави нас от лукавогоDeliver Us from Evil23 427 404
    3.История дельфина 2Dolphin Tale 221 744 320
    4.Виноваты звездыThe Fault in Our Stars17 262 421
    5.Типа копыLet's Be Cops11 457 861
    11.09 — 14.09подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители1 895 438594 017
    Деньги482 366 737 руб.166 894 208
    Цена билета254,49 руб.12,08
    11.09 — 14.09подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    100.Шерлок Холмс и доктор Ватсон: Кровавая надпись8.268
    101.Могила светлячковHotaru no haka8.267
    102.Новые временаModern Times8.266
    103.Адвокат дьяволаThe Devil's Advocate8.264
    104.Баллада о солдате8.263
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    1.ВозвращенецThe Revenant98.50%
    2.ИнтерстелларInterstellar97.65%
    3.Бонд 24Bond 2496.55%
    4.ИсчезнувшаяGone Girl96.52%
    5.Левиафан96.40%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Токийский раскладDong jing gong lüe2
    ОставленныеThe Leftovers6
    Обнимая небо1
    Рукопашный бойTapped Out1
    ЛюсиLucy58
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ЛюсиLucy7.159
    Бегущий в лабиринтеThe Maze Runner7.147
    История дельфина 2Dolphin Tale 27.377
    Корпоратив4.262
    Человек ноябряThe November Man5.884
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Великий уравнительThe Equalizer25.09
    ИсчезнувшаяGone Girl02.10
    Дружба и никакого секса?What If02.10
    ДракулаDracula Untold09.10
    СудьяThe Judge16.10
    премьеры