всё о любом фильме:

Великая красота

La grande bellezza
год
страна
слоган-
режиссерПаоло Соррентино
сценарийПаоло Соррентино, Умберто Контарелло
продюсерФранческа Чима, Никола Джулиано, Вивьен Асланян, ...
операторЛука Бигацци
композиторЛеле Маркителли
художникСтефания Челла, Даниэла Чианчио
монтажКристьяно Травальоли
жанр драма, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
Испания  232.7 тыс.,    Франция  133.3 тыс.,    Бразилия  113.9 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время142 мин. / 02:22
Смотрите в кино:
7 сеансов в 1 кинотеатре
Москва
сменить город
Аристократки, нувориши, политики, преступники высокого полёта, журналисты, актёры, декаденствующие отпрыски благородных семейств, священники, художники, подлинные или мнимые интеллектуалы… Всех их поглощает современный Вавилон, пока они ткут канву непрочных взаимоотношений, предаваясь суетной жизни на фоне старинных дворцов, огромных вилл и великолепных террас. Все они здесь, и никто не предстаёт в выгодном свете.

Апатичный и разочарованный 65-летний Джеп Гамбарделла, писатель и журналист, не расстающийся со стаканом джина с тоником, наблюдает за этим парадом влиятельных, но пустых и потерянных людей, которые производят на него гнетущее впечатление. Головокружительная картина потери нравственных ориентиров разворачивается в атмосфере великолепного и безразличного римского лета. Вечный город подобен умершей диве.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.70 (31 341)
ожидание: 94% (88)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
101 + 10 = 111
7.8
в России
69%
18 + 8 = 26
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм посвящен другу Паоло Соррентино — знаменитому итальянскому игроку в регби и журналисту Джузеппе Д’Авандзо (Giuseppe D`Avanzo), который умер во время съемок фильма.
    • В своем интервью итальянской радиостанции Radio 2, Паоло Соррентино отметил, что в какой-то момент на стадии продакшна, он думал о том, чтобы назвать фильм «Аппарат человека» (L`Apparato Umano). Это название вымышленного романа, написанного главным героем фильма, которого сыграл Тони Сервилло.
    • Представление, сыгранное персонажем Талии Концепт, — это очевидный намек на актрису Марину Абрамович.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 1471 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Название этого фильма дает подсказку тем, кто собирается его посмотреть — вас ожидает великая красота, найденная автором этого фильма в жарких вечеринках, помпезных улицах Рима, обнаженных телах и там, где вы ее подчас не ожидаете увидеть. Она будет неспешно растекаться у вас перед глазами, переливаясь из сцены в сцену, из диалога в молчание. Если вы спешите или хотите легкости, не смотрите «Великую красоту», лучше вернитесь к ней тогда, когда будете готовы к полному погружению — и фильм вас не разочарует.

    Этот фильм, залюбленный кинокритиками и отмеченный Оскаром, затрагивает множество важных тем: поиск смысла жизни, предназначение искусства, любовь и страсть, пороки современного общества, старение и смерть. На первый взгляд такие разные, эти темы органично переплетены и красиво поданы на фоне вечного Рима. Этот фильм и похож на сам Рим — за каждым поворотом здесь ожидает новое открытие.

    Восхитительно сыграли актеры — фальши не найти ни в одной сцене. Тони Сервилло демонстрирует полную палитру чувств — от презрения и равнодушия до любви, ностальгии и нежности. Все ключевые диалоги он исполняет безупречно — каждый мускул на своем месте, каждая пауза рассчитана точнейшим образом. «Великой красотой» можно назвать и операторскую работу — цвета, формы, симметрия, все стремится к совершенству. Исключительный визуальный ряд сопровождает отличный саундтрек, придающий сценам атмосферности.

    За безупречное исполнение и неудержимое желание пересмотреть этот фильм, ставлю ему

    10 из 10

    21 июля 2014 | 22:05

    Какая только палитра чувств по отношению к главному герою не переливается в тебе во время просмотра. От жалости, когда похожий на черепаху из мультфильма «Как львенок и черепаха пели песню» стареющий интеллигент Джеф Гамбарделла с болью вспоминает самый романтичный эпизод из своей юности, до восхищения, когда он же с такой элегантностью и статью, какая присуща только итальянцам, в роскошном желтом пиджаке иронично рассуждает о похоронах, как ещё одном светском рауте. Собственно, «Великая красота» — это фильм в том числе о том, что испытывать первое лучше, чем второе.

    Картину не назовёт реминисценцией «Сладкой жизни» Феллини только ленивый. В этом смысле любопытно представить работу Соррентино как своего рода продолжение, фантазию на тему того, что стало со светским журналистом Марчелло спустя 35 лет, и во что бы превратилась итальянская богема спустя 55 лет. Разница вот, например, в чём: по сравнению с почти пустой изнутри, лицемерной, но с первого взгляда благопристойной аристократией Феллини, морщинистые, толстые кокаинщики, завсегдатаи вечеринок Соррентино и внешне выглядят утрированными, карикатурными уродами. И ещё они куда развязнее и…тупее. Даже сложно представить, будто это — калька с реальной жизни.

    По долгу службы, а на самом деле, по собственной воле герой элитных тусовок Марчелло у Феллини только начинает осознавать всю бессмысленность и пустоту такого времяпровождения, даже пытается в этом смысле поменяться. Самое страшное у Соррентино в том, что его персонаж при полном осознании, уже давно со всем смирился.. Привык, обжился в этом г.. не, получает от него удовольствие. Кульминация экзистенциального кризиса пройдена, уже давно идёт процесс едва ли не тления. И лишь время от времени, то ли под воздействием нахлынувшей рефлексии и ностальгии, то ли волею обстоятельств, когда, например, приходит известие о смерти той самой «первой любви», кажется, что он впадает в такое состояние, в котором можно сделать первый шаг, вырваться из круга. Вырваться так, как это сделал же его друг драматург, заявивший: «Рим меня разочаровал», и решивший уехать в провинцию.

    Наверное, здесь дело не только в Риме. На его месте мог быть любой похожий мегаполис. Соррентино словно предостерегает: даже чувствуя себя рыбой в воде большого гламурного города, можно захлебнуться. Главред-карлица упрекает Джеппа, т. к. «тот никуда не выезжает из Рима», а в эпиграфе к фильму как нарочно указана цитата из «Путешествия на край ночи» о том, что путешествовать полезно. Конечно, не стоит и то и другое воспринимать дословно, мол, засиделся на одном месте наш светский лев. Луи Фердинад Селин писал о путешествии воображения, вот и Гамбарделло, похоже, слишком увяз в трясине ярких, но однообразных впечатлений, а потому почти потерял способность остро воспринимать что-то иное. Зачем говорить только о других городах и другом образе жизни? Джепп повсюду ищет, но не улавливает ту самую великую красоту, а ведь она у него буквально под носом: в Колизее, вид на который открывается с его террасы, в Пьяцца Навона, в величественных каналах и античных скульптурах, в живописи эпохи ренессанса… в детском смехе, в конце концов.

    А ведь как лихо, словно для собственного же героя, Соррентино всё это демонстрирует: камера парит между памятниками архитектуры под неземную композицию Арво Пярта на стихи Бернса «Моё сердце не здесь», по настроению отдающей минорной органной музыкой Баха. Монтаж удивляет такими трюками, что из отдельных сцен можно было бы составить целый клип, как лучшую рекламу Вечному Городу. Операторская, монтажная и музыкальная части, как это чаще всего и бывает у лент Соррентино, превосходят остальные. Но его герою всё это не то что пресытилось — какой-то чёрной стороне его натуры всё это просто не нужно. По прибытию в Рим из Неаполя в 26 лет им не овладел синдром Стендаля, как азиатским туристом. Нет, он поставил себе цель «иметь власть испортить любой праздник». Вот и скончались в нём постепенно и автор единственного в своей жизни литературного произведения, которое его друг-драматург называет «шедевром итальянской литературы» и 18-летний романтик, испытавший в полнолуние на прибрежной скале первый поцелуй.

    «Великая красота» сделана так искусно, что почти прячет некоторые свои минусы. Отсутствие классических драматургических перипетий, сильных потрясений у героя здесь кажутся не недостатками, а скорее частью стиля. Не к лицу бы этому франту шли вопли и крики. Но всё ж таки к концу, особенно в своей антиклерикальной части (и здесь возникает призрак Феллини, куда уж без него), кино утомляет. Да и сам Соррентино не замечает, как повторяется, пережёвывая одни и те же идеи. Впрочем, что ему моё мнение? У него на полочке «Оскар».

    8,5 из 10

    18 июля 2014 | 15:59

    Красота спасёт Рим?

    «Великая красота» — комедия нравов, переходящая то в сатиру, то в гротеск, то откровенную карикатуру. Но одновременно это и признание в любви неистребимой красоте Вечного города. Время, застывшее в античной архитектуре Рима, покрытого патиной упадка, олицетворяется здесь в образе многофигурной богемной клоунады, ежевечерне устраиваемой на арене цирка под названием «сладкая светская жизнь». Мы смотрим на это представление глазами Джепа Гамбарделлы — 65-летнего светского хроникёра, уже не способного вдохновляться настоящим и всё чаще предающегося воспоминаниям…

    «Сладкой жизни» Феллини уже более 50 лет, а пресыщенных роскошью пустословов, отбывающих свои номера на ярмарке тщеславия, с годами ничуть не убавилось, ведь именно такой образ жизни многих вдохновляет на то, чтобы ему следовать. Искушение Паоло Соррентино переплюнуть Феллини остаётся не больше чем поводом. С гениями тягаться непросто, но, наверно, всё-таки нужно. Другое дело, что гении имеют привычку «закрывать тему». Похоже, Феллини именно это и сделал в La dolce vita. Но было бы непростительно и глупо утверждать, что его преемник расписался в полной творческой несостоятельности.

    Соррентино этой весной уже в пятый раз сражался за «Золотую пальмовую ветвь». Достигнув пика творческой зрелости (42 года как раз принято считать таким пиком у кинорёжиссеров), он, судя по замыслу, взялся реализовать свой самый амбициозный проект. Видно, как режиссёра одолевают соблазны вывести на чистую воду современных римских нуворишей, которые именно наслаждение предпочитают всем остальным делам на свете. Но стать их обличителем и бичевателем ему явно не позволяет совесть. В конце концов, кто, если не они, раскошелятся на такой роскошный опус, на который Соррентино потребовалось без малого 10 миллионов евро. И именно поэтому в кадре над Вечным городом ярче, чем Луна, светит лейбл «Мартини».

    Режиссёр отдаёт главную роль своему постоянному исполнителю Тони Сервилло — обладателю лица даже более выразительного, чем у Геннадия Онищенко, и сегодня, по всей видимости, ключевому персонажу цеха итальянских актёров. Соррентино и Сервилло уже немало поработали друг на друга, превратив собственные имена в бренды высокого качества. 54-летний Сервилло и по жизни выглядит старше своих лет, поэтому вполне адекватен тут своему пожилому герою. В истории журналиста Джепа при желании можно разглядеть продолжение судьбы Марчелло Рубини, главного героя «Сладкой жизни». Джеп занимается тем же — пишет для интеллектуального журнала о современной культурной и богемной жизни.

    Шаржировано изображенный богемный парад-алле, вроде как ставший предметом насмешек, на самом деле является очень даже весомым объектом желания для многих его участников, променявших на пожизненную прописку в нём свои самые сокровенные и заветные мечты. Собственно суть этого труднопреодолимого соблазна — утонуть в декаданской роскоши прозябания и потребления — вполне передаёт короткий диалог Джепа с очередной светской львицей:

    - Чем ты занимаешься?
    - Я богатая женщина…
    - Хорошая работа.


    Сюжет, структурированный вокруг фигуры главного героя, тем не менее, распадается на мелкие осколки — зарисовки, извлеченные не то из записных книжек, не то из фантазий, походящих порой на умопомрачительной красоты сновидения. Но в мире, где любая красота давно уже попрана, она теперь всё чаще может обернуться кичем. И осознание этой истины не несёт утешения. А величественный масштаб этого замысла обесценивается уже тем только, что объектом вдохновения является тут другой фильм (пусть даже и шедевр), в то время как жизнь — главная питательная среда для творца — всё чаще становится поставщиком продакт-плейсмент.

    16 декабря 2013 | 10:20

    Итальянский, авторский кинематограф всегда считался во всем мире самым значительным. Достаточно назвать такие фамилии как Феллини, Антониони, Висконти, Пазолини, Бертолуччи чтобы в этом убедиться. Но после ухода этих мастодонтов, достойной им смены не появилось. Паоло Соррентино сегодня считается многими самым талантливым молодым итальянским режиссером. Всерьез заговорили о нем в 2004 после выхода фильма «Последствия любви». Это было в полнее себе новаторское произведение, очень цинично сделанное, с рваным и резким монтажом, с самыми разнообразными и неожиданными музыкальными вставками и с совсем не положительным, главным героем, которого сыграл любимый актер Соррентино, Тони Сервило. Этот успех Соррентино через четыре года подкрепил фильмом «Изумительный». Очень наглой картиной о бывшем премьер министре Италии Джулио Андриотти, которому на момент выхода фильма было 90 лет. Последовавший за этим « Где бы ты ни был» первый англоязычный фильм Соррентино с Шоном Пеном в главной роли, многие считают неудачей этого постановщика, потому что расценивается как шаг в сторону коммерческого кино. Хотя и тут режиссер оставался верен своему почерку. После работы в Голливуде, Соррентино видимо решил, что готов снять настоящее эпическое полотно на хрестоматийную для всего итальянского кино тему.

    «Великая красота» — это вольный ремейк фильма «Сладкая жизнь» Федерико Феллини, который по праву считается одной из вершин в кинематографе. Действие перенесено в наши дни и главному герою тут уже не 30 лет, как у Феллини, а все 65. Фабула обоих фильмов одна — Духовное опустошение людей, чье материальное положение так сказать выше среднего. В самом начале, нам очень долго, минут наверное десять показывают какую-то вечеринку, на которой веселится так называемая светская элита вечного города. Пьяные, обкуренные, и уже отнюдь не молодые тела, устало двигаются, под ритмы современной попсовой музыки. А вскоре мы увидим в этой толпе и главного героя. Джемп Гамберделла в прошлом известный писатель, а ныне журналист одного модного, глянцевого журнала, празднует тут свое 65 летие. Вся его жизнь это одна сплошная, не заканчивающаяся, гламурная вечеринка. И вот после 65 летнего юбилея, он вдруг задается вопросом — Происходило ли хоть что-то живое и настоящее в его пустой, глянцевой жизни. Видел ли он истинную красоту этого мира.

    Если по содержанию «Великая красота» это ремейк «Сладкой жизни», то по форме он ближе к «8 с половиной». Сюжет тут практически отсутствует как класс, а упор делается скорее на внутреннем мире главного героя, которого просто потрясающе сыграл Тони Сервилло. В начале, кажется несколько не привычным видеть в этой роли такого пожилого актера, но по ходу фильма об этом совершенно забываешь и уже не вспоминаешь до конца фильма. Его герой практически ничем не уступает Марчелло Мастроянни в харизме и обаянии. Вообще отнюдь не случайно, что практически всем персонажам тут далеко за сорок. Видимо на примере внешнего увядания нагляднее выглядит увядание внутреннее. Из явных удач этого фильма нужно назвать еще и юмор, неожиданный, взрывной иногда черный и как всегда у Соррентино очень циничный.

    И все-таки сравнения с шедевром Феллини «Великая красота» явно не выдерживает. Картина Феллини пропитана мощным нравственным посылом автора. Она действительно способна что-то изменить в душе зрителя. А фильм Соррентино всего лишь навсего демонстрация жизни, которой как кажется не брезгует и сам режиссер. Максимум к чему он может сподвигнуть это прочитать молитву или на всякий случай сходить в церковь, после очередного грехопадения, как это делает главный герой.

    5 из 10

    13 октября 2013 | 10:21

    Любимец жюри Каннского фестиваля Паоло Соррентино решает сыграть на поле классического итальянского кинематографа середины 20-го века, а также явно ностальгирует по «Сладкой жизни» и «8 с половиной».

    История о жизни 65-тилетнего журналиста, светского льва, который когда-то обещал стать отличным писателем, но так и не написал ничего кроме дебютного романа, рассказывается в антураже Рима с неповторимым итальянским обаянием. Вальяжный главный герой словно бы постаревший Гвидо Ансельми или Марчелло Рубини, он одновременно циник и романтик, прожигатель жизни и философ.

    Сцены безудержного веселья под ремиксы «Tu Vuo Fa L`Americano» и «A Far L`Amore Comincia Tu» сменяются диалогами о возвышенном, в которых Джеп Гамбарделла пытается ответить на вопросы о том, ради чего он прожил свою жизнь и почему же так и не написал еще одну книгу. Многое из написанного сценаристами Соррентино и Контарелло имеет возможность на высокий рейтинг цитирования. Например: «В 65-ть ты понимаешь, что больше нельзя тратить время на то, чем не хочется заниматься». Во многом, фильм подчеркивает достоинства и скрывает недостатки благодаря Тони Сервилло, который блестяще справляется с ролью и наделяет ее кажется еще большей многозначительностью по сравнению с тем, что задумал автор.

    Здесь будут и юмористические и трагические моменты. Низшее и высшее будут переплетены на фоне вечного города, который, кажется, тоже получил одну из главных ролей «Великой красоты». Пародия на бездарные перфомансы как изобличение пустого искусства и сцены стриптиза — все это сделано постановщиком с особым шармом. Однако, цинизм в отношении «богемного» римского общества не единственная опора фильма. Паоло Соррентино также коснется интимных тем первой любви (показав, что в сущности, рассказать об этом собеседнику невозможно) и мимолетной встречи с таинственной незнакомкой (эпизодическая роль Фанни Ардан), запоминающейся навсегда.

    Главная претензия к фильму Соррентино — стилистически гипертрофированный финал картины. Безусловно, он оправдан законами выбранного жанра, но режиссер немного теряет чувство меры и позволяет себе сюрреализма больше, чем следовало бы. Вплетенная зарисовка на религиозную тему сбивает заданный фильмом темпо ритм. Хотя, возможно, некоторым данная сцена покажется лучшей в «Великой красоте».

    Очередным своим фильмом итальянский режиссер показывает, что все кинонаграды получены им совершенно заслужено. «Великая красота» относится к разряду кино не для всех, и даже более того, вызовет отторжение у зрителя, не симпатизирующего Феллини и его последователям. Если в ответ на вопрос главного героя «Ты видишь море на потолке?» вы скажете «Да!», то фильм вам смотреть определенно стоит.

    16 октября 2013 | 16:56

    Злая сатира и гротескная карикатура, умело играющая с метафорами и с большой точностью цитирующая другого итальянца, некогда посвящавшего свои фильмы вечному городу. Здесь много отсылок к Феллини. И меж тем сама «Великая красота» является своего рода продолжением великих картин ушедшего мастера, показывающая нынешнее состояние Рима и его жителей. Здесь ничего не осталось от «8 1/2» и «Сладкой жизни».

    «Я хотел быть королем. Не просто ходить по вечеринкам, а иметь власть испортить любой праздник». Эти слова произносит главный герой фильма, 65-летний писатель, который написал только одну книгу и теперь работает в глянцевом журнале. Он живём в самом центре бурлящей жизни Рима. На его юбилейной вечеринке, на крыше здания собирается весь бомонд из стареющих извращенцев, известных в прошлом актрис, стриптизёрш и прочих персонажей загнившей богемы. Да, великий Рим теперь превратился в обитель людей, являющимися лишь жалким отражением былой славы и величия. Это обитель вечных тусовок, где всё сплелось в танце пошлости. Здесь даже туристы умирают. И город мёртв. Как и сами жители его.

    Творческий дуэт Паоло Соррентино и великолепного Тони Сервилло в очередной раз создаёт красивое полотно, которое хочется смотреть ещё и ещё. Это цирк, парад уродов, где режиссёр, смакуя, выставляет на обозрение очередного персонажа, над которым жадная до зрелищ публика желает потешиться. Но зрелище не доставляет удовольствия. Становится страшно и до опустошения грустно. Нет ничего более. Всё мертво. Осталась только красота.

    Один из самых сильных фильмов в 2013 году.

    16 декабря 2013 | 10:52

    Новый фильм от классического и великого итальянского режиссера Паоло Соррентино. Режиссер, который воздает дань уважения всему итальянскому кино (конечно напишу уже избитую фразу, что Федерико Феллини был главным номадом для Паоло), которое он любит и боготворит, и делает это замечательно, очень красиво и ярко.

    В наше время очень трудно снять что-то новое, в принципе все уже было снято в 20-ом веке, причем большинство, в первой ее половине. Но это не означает, что современный кинематограф не имеет право на существование, так как он весь пропитан безнадежным сравнением с классикой кино. Переосмысление, современное видение дает зрителю ощущение прикосновения к своему веку жизни, к своему современному бытию и к отождествлению себя с героями фильмов. А так же все сопутствующие актуальные и социальные проблемы общества. Но шедевры кинематографа останутся такими на всю жизнь (такие как «La Dolce Vita»), а вот «Великая красота» наверно забудется в тонне других фильмов через несколько лет. А может я и не прав, хорошо, что бы это было правдой.

    Прежде всего фильм о человеке. О человеке, который добился в жизни не малого, реализовал свой потенциал и вроде как он должен быть счастлив. Но нет, нашего героя грызет печаль и тоска, прожил ли он ту жизнь, смог ли он до конца познать все ее прелести и загадки, или он приоткрыл только малую незначительную и бессмысленную ее часть, попробовал на вкус только каплю жизненного опыта в океане не бренности. Все эти вопросы тревожат и съедают его изнутри. В нем просыпаются старые, теплые и нежные чувства и воспоминания, в которых он молод и влюблен, но он все это теряет и избирает другой путь. Путь элитного бомонда, круг интеллектуалов и псевдоинтеллектуалов, прожигающие свои мелкие и ничтожные циничные душонки всеми мыслимыми и не мыслимыми способами, величественного Рима. Под старость лет у таких людей остается только пустота и печаль, сожаления и огорчения, и их спасают только воспоминания.

    Все действие фильма происходит на фоне обыденного умиротворенного упадка мироощущения, всего «элитного общества». Фильм пропитан пессимизмом, унынием, невозможностью изменить себя, отчаянной безнадежностью и полным пренебрежением к обычным людям, не относящихся к кругу общения главного героя. Видимо это символ разложения, упадка и отмирания господствующего интеллигентного класса, утопающего в непонятных: депрессии, «интеллектуальных болезнях», усталости от безделья и безграничными полетами мысли, сконцентрированными только на новых видах искусства.

    Фильм наполнен огромным количеством прекрасных картин, скульптур и всего внешнего лоска, скрывающую внутреннюю трагедию главного героя. Заместить внутреннюю прожорливую дыру, невозможно внешней формой, ей можно, только облегчить себе боль. Прекрасный, красивейший и в то же время пустой, ограниченный Рим.

    Отличный саундтрек живой, воистину глубокий и зрелый, прекрасно гармонирует с визуальным рядом и философией фильма.

    Мощнейшая роль Тони Сервилло, театрального актера, любимца и видимо музы Паоло Соррентино. Выдающийся итальянский, современный актер, с интеллигентной статью, красавец и играющий по системе Константина Сергеевича Станиславского. Тони Сервилло прожил своего персонажа и показал нам его всего целиком без остатка, весь цельный образ. Выдающаяся роль актера.

    Интереснейшее кино, прекрасно сочетающие в себе внешнюю форму и внутренний посыл автора. Кино, наполненное нежными чувствами к итальянской классике. Кино, которое надо смотреть.

    9,5 из 10

    5 марта 2014 | 01:18

    Рим пал. Первый, во всяком случае. С его императорами, наслаждающимся роскошью своего бытия, упивающимися приторной сладостью собственных грехов. С его плебсом, постоянно жаждущем panem et circences и влачащем собственноручно созданное жалкое существование среднестатистических рабов, с отпетым удовольствием лижущих пятки господ, которых они породили. С его прокураторами, для которых хороши лишь те законы, которые удобны и приятны, для которых право силы и право власти едино, а власть народа — ничто. С его проститутками, шутами, гладиаторами. Бесстрастно взирали на гибель первой империи бесчисленные произведения искусства, рожденные в холодном мраморе и вылепленные из теплой глины разумом великих, чьих именам не суждено было исчезнуть в болоте всеобщей посредственности. Им было все равно.

    И на такую же гибель обречен и нынешний Рим, полный дешевого балагана, безвкусного китча, слепящей неоновой яркости и тошнотворной вульгарности. Вокруг одни лишь маски, гримасы, вечный карнавал имитации полнокровной и полноценной жизни в вечном городе, обреченном из века в век взирать на гибель очередной империи. И вслед за ним, в глубокую бездну веков, последует и несостоявшийся гений, посредмственный писака-вуайерист 65 лет от роду Джеп Гамбарделла, уже уставший в своей веселой жизни от всего. Кроме Рима, чья красота от него постоянно ускользает в калейдоскопе пьяных лиц, звучащем как набат звоне бокалов с дорогим шампанским, в какофонии звуков, напоминающих голоса безумцев, с велмкой радостью идущих на эшафот.

    Лауреат премии Оскар-2014 в категории «лучший фильм на иностранном языке», шестая по счету полнометражная работа одного из самых заметных режиссеров современного итальянского кино, любимца фестивальных критиков от Канн до Венеции, Паоло Соррентино, на всем протяжении своего насыщенного творчества тяготеющего к явному переосмыслению под новые постмодернистские условия традиций неореализма, фильм «Великая красота» 2013 года становится в его карьере тем самым программным высказыванием и манифестом, отделяющем просто перспективного творца от Мэтра и Мастера, которому суждено стать синьору Паоло. «Великая красота» не есть удручающим своей вторичностью пастишем, подобием искусства, а возведенным до гипертрофированного, намеренного в своей гротескной привлекательности парафразом «Сладкой жизни» и «Восьми с половиной» Феллини, фильмом, являющимся и данью уважения неореалистичепским манифестам ушедшего безвозратно ХХ века, и умелым их переиначиванием на современный лад, ибо ничто по сути своей не изменилось и до сей поры — времена хоть и другие, но нравы, страсти и страстишки человеческие те же. Фильм утопает в аллюзиях и иллюзиях, при этом по сути начиная заново в современном европейском кино темы, привычнеы для всего неореализма — темы критика богемы и восхваления пролетариата, нищего финансового, но богатого душой. Впрочем, в «Великой красоте» социальных низов не видно, а верхи столь ничтожны, что им суждено быть сметенными очередной революцией, которую создадут барчуки и хипстеры, желающие свободы, но с упором на самоконтроль, ибо высший свет и вовсе сошел с ума.

    Соррентино мастерски расставляет морально-этические акценты в фильме, сосредотачиваясь на уничижающей сатире современной буржуазии и богемы, жизнь которой в картине представлена как силлогичный маскарад, как набор роковых и неизбежных эпизодов, ведущих к финалу-приговору для всех, в том числе и для зрителей, отравленных этим сладким ядом пустого гламура, над которым Соррентино смеется, но с грустью и слезами. Красота обернулась вычурностью, от которой рябит в глазах, роскошь — вульгарной дешевизной, любовь — ее не видно среди тех, кто про нее пишет, поет, кто ее играет, но по сути — изображает, для кого любовь и истинные чувства это товар, девка, прлдающая себя за бесеценок на римской площади; а Джепа между тем преследует призрак утраченной когда-то им любви. Для Джепа еще есть надежда, он прожигает собственную жизнь, одновременно пребывая в размышлениях и философствованиях, анализируя и прошлое, и настоящее, одновременно с тревогой смотря в будущее, в котором нет великой красоты, нет ничего.

    Отнюдь не случайно Соррентино отсылает зрителей к монументальному литературному семитомному труду Марселя Пруста «В поисках утраченного времени», ставшего в свое время эпитафией на могиле всего ХХ века. Рим в «Великой красоте» и населяющий его людской бэкграунд от мира высшего света подобен ему же, столь ярко описанному Прустом в «У Германтов» и «Содоме и Гоморре». Ciao, Марчелло! Ciao, Гуидо! Bouno Giorno, барон де Шарлю, размноженный на тысячи одинаковых пустых лиц, веселящихся в алкогольно-наркотическом дурмане Вечного города, который забудет их сразу же, стоит плоти подвергнуться тлену, а праху быть поглощенным почвой! Трагедию общества в «Великой красоте» не предовтратить уже, и даже в самых комических своих сценах, полных стилистической избыточности, сюрреалистического безумия, логики сна, проскальзывают нотки напряженного ожидания конца, когда все погибнут, а Джеп останется. Впрочем, с той же несомненной уверенностью можно сказать, что декаденствующий Рим, воспетый Соррентино не менее эффектно, чем Феллини или Росселлини, подобен и удушающему Петербургу Достоевского, в котором маленький человек легко может потеряться, сойти с ума, утратить свое Я и пойти против воли Бога. «Великая красота» как «Сон смешного человека», только с привкусом острой сатиры и ернической трагикомедии.

    Пир во время чумы продолжается, пресыщенные ничтожества наслаждаются последними предсмертными вздохами гниющей заживо империи, уродливые маски скрывают еще более уродливые лица, за которыми нет ничего — одна лишь пустота, безверие, апатия. Джеп при этом скорее пассивный наблюдатель грядущей гибели, он на самом пике своей жизни начинает искать в ней смысл, утраченную им суть, искать красоту в бессмысленном мире барокко, излишеств, карикатур, чудовищных и чрезмерных искривлений и аберраций. Искать красоту и не находить нее среди живых. Искать ее в мире современного искусства, не видя великую красоту самого города, которая от него искусно прячется, притворившись обыденностью, от которой так убегает Джеп, но которая рано или поздно его догонит, и он поймет, что вся жизнь его прожита впустую, бесцельно. Сладкая жизнь и — горькая смерть в финале.

    10 из 10

    17 июня 2014 | 16:27

    «Великая красота» — это карикатурный «Рим» наших дней, или, если хотите, вариация на тему «Сладкой жизни». Постмодерновая фреска о нравах и пустоте, скрывающейся за внешним лоском. На самом деле, двух этих коротких предложений более чем достаточно для точного описания.

    Джеп Гамбарделл (Тони Сервилло) — шестидесятипятилетний писатель, ведущий светский образ жизни. Нет, что-то тут не так. Возраст его не характеризует — выглядит отлично, даже изысканно. И писателем Джепа можно назвать с натяжкой. Всё, что вышло серьёзного из под его пера — это лишь один успешный роман. И это было сорок лет назад. Сейчас он больше промышляет журналистикой. Ну, он ведь всё-таки любит ежедневные вечеринки? Это только полуправда. И впрямь, богемные тусовки — неотъемлемая часть его жизни, но, кажется, он уже устал от римской суеты. Джеп не занимается самообманом. «Это моя жизнь и она — ничто». Всё, что происходит с главным героем лишено какого-либо смысла. Не стоит ожидать от этой истории начала и конца, как и искать связь между разными эпизодами. Здесь нет сюжета. Зато есть персонажи. Чудаковатая баба, «современная художница», с разбегу врезается в столб. Бессмысленный и беспощадный перформанс. «Что вы сейчас читаете?» — берёт у неё интервью Гамбарделл. «Мне не нужно читать, я живу вибрациями, чаще — экстрасенсорными». Циничный старикан не стесняется насмехаться над бездарностью. Переместившись немного дальше по ходу действия, мы столкнёмся с девочкой, которую родители заставляют на большой вечеринке заниматься примерно тем же самым: она, плача, кидается краской. Получается нечто вроде современной живописи. «Если ты покажешь им, что ты умеешь, то наша семья будет счастлива!» — подначивают её предки. «А я уже счастлива и хочу стать ветеринаром!» Девочка ещё не успела отравиться ядовитыми испарениями богемной тусовки. Да, здесь все или почти все уже поражены вирусом праздности, люди стали заложниками своего образа жизни. Некоторые пытаются носить маску, как одна из знакомых главного героя, считающая себя какой-то особенной, но для Джепа не составляет большого труда вывести её на чистую воду. Первым не выдерживает его приятель и уносит ноги из Рима. Назад, к корням — в деревню. Чем не пример для подражания? Чёрт, да ведь здесь даже кардинал, которому пророчат место Папы, заядлый тусовщик. Он убегает (буквально!) от беседы о духовности, но радостно делится своими кулинарными рецептами. Пустой, как и все. Отдельно хотелось бы выделить Святую, но не хочу вас лишать возможности самостоятельно насладиться этим загадочным персонажем. Калейдоскоп из странных эпизодов упакован в прекрасный фантик из отличной операторской работы.

    Игра света и тени, композиция кадра — это важнейшие элементы фильма Соррентино. Здесь эстетика изображения и звука настолько удачно вписывается в режиссёрскую концепцию, что это не вызывает ничего, кроме восторга. К счастью, режиссёру хватает самоиронии, чтобы не скатиться в пошлую претенциозную критику. Сдёрнув цветастое покрывало вечеринок и напускной цинизм с главного героя, мы осознаём, что стали свидетелями истории «разочарования и усталости». В мире, где похороны — светское мероприятие, нет места великой красоте, но гротескные вычурные образы современного Рима в финале уступают место кадрам с безмятежным видом Тибра в сопровождении умиротворяющей музыки, оставляя надежду на лучшее.

    2 мая 2014 | 09:50

    Кто любит и прожигает жизнь, наслаждаясь великой её красотой, кого не занимают скрытые смыслы, и всё воспринимаемое видится каким оно есть. Кому посчастливилось созерцательно гулять вдоль Тибра, и суждено иметь беспечную беззаботность быть писателем, чья терраса выходит на Колизей. Ему, безупречному цинику, чувствующего этот мир безо всякого труда, и не знающего утра, но не совсем забывшего… каково это — любить кого-то.

    Паоло Соррентино мажет современное кино на белой простыне такими красками, которые под рукой, и кажется ими ничего нельзя испортить. Его великой экзистенциальной красоты ровно столько, чтобы не заблудится в ней, и не оторваться от современной жизни. Его режиссерский замысел, в планах которого не обесценивать последствия любви, вполне могли бы уместиться в «одиннадцать» минут Паоло Коэльо. Может люди теперь и не созданы для прекрасных вещей, но музыка в завершении запоминаема, и здесь много действительно красивых кадров неоткрытого местами города, его сложный монтаж с ключами самых незабываемых минут из романа жизни, помимо даже того оплаченного экзорцизма в борделях. И сколько разных мыслей, которых, вот так сразу и не расскажешь… что это был за фокус, такой жизни.

    Федерико Феллини, никак нельзя не обойти его кино. Пусть не так всё концептно, даже эксцентрично, но теперь, так правдивее и современнее, несмотря на весь очевидный упадок нынешней культуры, упрощенной до сверхмерного реализма в виде фламинго и гаджетов. Теперь она, смешанная, злободневная, сладкая жизнь, безусловно иная, но она всё та же, с множеством тех некогда не существовавших, а теперь только появляющихся, вечно малоразрешимых вопросов. И пусть лучше поздно, чем никогда, где-то середина пути, благо далеко до финала, и можно ещё делать то, что потом не захочется. В общем, тратить время, наслаждаться жизнью и видеть море на потолке… правда зная уже, что физически лихо пройдена та одна лестница в старом теплом и светлом городе, и только увы ради любопытства, и малым оправданием и сознанием того, что другие её преодолевают ползком, обручившись с бедностью.

    10 января 2014 | 23:58

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Новости


    На этой неделе Американская академия кинематографических искусств и наук огласила имена своих новых членов. В состав организации войдет 271 человек. Среди приглашенных традиционно есть номинанты и призеры последней церемонии вручения «Оскара», в частности актеры Лупита Нионго, Баркхад Абди, Майкл Фассбендер и Салли Хокинс и аниматор Хаяо Миядзаки(...)
     
    все новости

    Статьи


    В ожидании 86-й церемонии вручения премии «Оскар» КиноПоиск составил путеводитель, который позволит поближе познакомиться с номинантами в основных категориях, а также вспомнил тех, кто остался в этом году без номинации, но заслужил ее не меньше других — от Тома Хэнкса до Даниэля Брюля(...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Самый популярный вопрос последних двух дней Каннского фестиваля: «Кто получит «Пальму»?» Однозначного ответа на него нет, поэтому журналисты задают другой: какое кино больше понравится Стивену Спилбергу? (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Планета обезьян: РеволюцияDawn of the Planet of the Apes36 254 310
    2.Судная ночь 2The Purge: Anarchy29 816 675
    3.Самолеты: Огонь и водаPlanes: Fire and Rescue17 509 407
    4.Домашнее видеоSex Tape14 608 152
    5.Трансформеры: Эпоха истребленияTransformers: Age of Extinction9 845 720
    18.07 — 20.07подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Планета обезьян: РеволюцияDawn of the Planet of the Apes346 038 489
    2.Шаг вперёд: Всё или ничегоStep Up All In95 410 829
    3.Поддубный41 780 386
    4.Трансформеры: Эпоха истребленияTransformers: Age of Extinction33 994 705
    5.Оз: Возвращение в Изумрудный ГородLegends of Oz: Dorothy's Return29 236 297
    17.07 — 20.07подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 400 449518 580
    Деньги612 188 194 руб.165 495 572
    Цена билета255,03 руб.17,66
    17.07 — 20.07подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    145.Писатели свободыFreedom Writers8.188
    146.Отец солдата8.188
    147.Вам и не снилось...8.187
    148.Октябрьское небоOctober Sky8.186
    149.День суркаGroundhog Day8.184
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    51.Росомаха 3Untitled Wolverine Sequel90.75%
    52.Большая маленькая девочкаLaggies90.74%
    53.Седьмой сынSeventh Son90.69%
    54.СеренаSerena90.68%
    55.Большие глазаBig Eyes90.60%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    КолыбельнаяKolysanka9
    ПавлинKong que2
    КаслCastle79
    Гнездо жаворонкаLa masseria delle allodole19
    Похождения императора 2: Приключения КронкаKronk's New Groove4
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Планета обезьян: РеволюцияDawn of the Planet of the Apes7.549
    ГераклHercules
    Домашнее видеоSex Tape5.727
    Король сафариKhumba5.853
    Шаг вперёд: Всё или ничегоStep Up All In6.690
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Стражи ГалактикиGuardians of the Galaxy31.07
    Побудь в моей шкуреUnder the Skin31.07
    Черепашки-ниндзяTeenage Mutant Ninja Turtles07.08
    Неудержимые 3The Expendables 314.08
    Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убиватьSin City: A Dame to Kill For21.08
    премьеры