всё о любом фильме:

Роль

год
страна
слоган-
режиссерКонстантин Лопушанский
сценарийПавел Финн, Константин Лопушанский
продюсерАндрей Сигле
операторДимитрий Масс
композиторАндрей Сигле
художникЕлена Жукова
монтажСергей Обухов
жанр драма
бюджет
€1 800 000
сборы в России
зрители
Россия  5 тыс.
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время132 мин. / 02:12
Номинации:
Черно-белый фильм, события в котором происходят в Петрограде в начале 20-х годов прошлого века. История талантливого актёра, одержимого идеями Серебряного века, и в согласии с идеями символизма он готов прожить чужую жизнь, а точнее, сыграть ее словно роль. Актёр попадает в плен к красным и оказывается как две капли воды похож на красного командира, который собирается его расстрелять. После смерти командира артист решает сыграть роль погибшего, согласно новому театральному веянию — когда часть театральной общественности считала, что театр надо выводить в жизнь, на улицы, что театр должен слиться с жизнью.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.10 (199)
ожидание: 90% (599)
Рейтинг кинокритиков
в России
78%
14 + 4 = 18
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 03:49
    все трейлеры

    файл добавилChudische

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 5511 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Константин Лопушанский — один из немногих российских режиссеров, имеющих свой неповторимый «голос» и, несомненно, создающий авторское кино. Причем авторское — это не обязательно для узкого круга почитателей. «Письма мертвого человека», рассчитанные, отнюдь, не на массового зрителя, тем не менее, посмотрело 15 миллионов человек. Значит, все эти миллионы нашли в постапокалипсическом ужасе, наступившем после случайного запуска баллистической ракеты, что-то созвучное своему мироощущению.

    Фильм «Роль», снятый в 2013 году и последняя, на данный момент, работа Лопушанского, отсылает к спорам начала двадцатого века о сути и роли театра. Великие трансформации, вызванные промышленной революцией, крушением монархий, общественных сословий, войнами и революциями, на которых люди истреблялись в промышленных масштабах, не могли не отразиться на искусстве. Простое лицедейство на театральных подмостках стало казаться архаикой, не отражающей новые жизненные реалии. И все настойчивее звучит голос реформаторов, противопоставляющих системе Станиславского новые необычные театральные формы. Одним из таких ярких реформаторов был Николай Евреинов — режиссер, драматург, актер, музыкант, художник — человек явно не обделенный талантами и, к слову, создатель «Привала комедиантов» и «Бродячей собаки» — знаковых мест Серебряного века. Он считал, что высшей формой театрального искусства должна быть «игра в жизнь», когда актер проживает (в прямом смысле этого слова) жизнь реального человека.

    Гражданская война. Сибирь. Поезд с убегающими от революции мещанами и интеллигенцией захватывает бригада Игната Плотникова. Командир идет вдоль выстроенного ряда пассажиров и на глазок определяет белых офицеров, сразу же пуская их в расход. Пока его взгляд не упирается в человека как две капли воды похожего на него самого.

    Действие переносится в Финляндию, где «двойник» оказывается известным актером, достигшим вершины своей славы. Но его все больше и больше захватывает мысль — сыграть в реальной жизни убитого на той станции Плотникова, так не решившегося отнять у него жизнь.

    А далее на наших глазах происходит полное перевоплощение интеллигентного, живущего барской жизнью актера, в контуженного красного командира, приехавшего в Питер 20-х годов.

    В этом черно-белом фильме множество подтекстов.

    О заочной театральной полемике уже было сказано выше (в фильме главный герой в Питере даже недолго стоит перед афишей спектакля Евреинова).

    Другой слой — исторический. Происходит полное погружение в атмосферу конца гражданской войны, когда народ всеми силами пытается выжить, приспосабливаясь к новой власти. Когда смерть подстерегает за каждым углом, и даже матерый контрабандист предпочитает застрелиться, чем попасть в руки ЧК.

    Третий слой я назвал бы буддистским. Путь главного героя в чем-то созвучен восьмеричному пути, когда концом самой главной сыгранной роли может быть только реальная смерть.

    А есть еще, наверное, и четвертый, и пятый…

    Это глубоко «личный» фильм, ведущий с каждым свой персональный разговор.

    9 из 10

    8 марта 2015 | 15:20

    Начинался фильм в целом многообещающе. Неплохая идея, хотя думаю уже много раз эксплуатируемая в кино, сильный момент у поезда ("в расход!»), исповедь пьяной проститутки. Все это заставляло с интересом ожидать что же будет дальше.

    Но вот дальше как ни странно не было ничего. Крупные планы главного героя, который контузию видимо спутал с умственной отсталостью, так как на протяжении всего фильма не может связать двух слов. Да и вообще диалоги в фильме похожи на разговор слепого с глухим, какие то оторванные бессвязные фразы. Будет там еще пара встреч этого актера со своим якобы фронтовым товарищем, с каким то еврейского типа старичком, с бывшим белогвардейцем. Все это выглядит натужно, уныло и в итоге вовсе необязательно. Где можно добавить драматизма (как в сцене с падшей девушкой) режиссер обрывает все на полуслове. В итоге персонажи выглядят неправдоподобно, а их диалоги тем паче.

    Отдельно можно сказать про романтическую сторону фильма. Одинокая девушка, живущая в коммуналке с нашим героем, имеет привычку долго и пространно рассуждать вслух. Хотя оно и понятно, ведь актер все равно только мычит и хмуриться. В итоге их сюжетная линия обрывается так же быстро, как и начиналась.

    Заканчивается все скомкано и естественно предсказуемо. При этом ключевые моменты режиссер счел нужным не показывать. Так, например, чем закончил наш актер мы дурацким образом узнаем из закадрового текста.

    Ложкой меда в бочке дегтя этого высушенного действа можно назвать то, как изображены быт, люди, улицы того времени. Сделано все на совесть и видимо только на это и хватило создателей данной киноленты.

    5 из 10

    8 октября 2013 | 11:17

    В разгар Гражданской войны пассажиров заблудившегося поезда громят одичалые красноармейцы. Усталый командир вынужден самостоятельно производить фильтрацию — кому жить, кому нет. В ряду выстроенных на морозе бедолаг он обнаруживает собственного двойника. Это преуспевающий актер, уезжающий затем в Финляндию, где в его руки попадает дневник погибшего в ту роковую ночь краскора. Артист загорается идеей вернуться в Россию 1923-го года и примерить на себя судьбу героя революции.

    Такова, вкратце, завязка. А теперь, пожалуйста, ответьте мне: а при чем здесь вообще Максим Суханов?! Нет, актер он, безусловно, самобытный: мощный, харизматичный, способный «дать глубину». Вот только всегда ли она нужна, эта глубина? Ведь кого мы тут видим? Беспощадный краскор, рубака с классовой чуйкой и «Лениным в башке» — с одной стороны. Типаж вполне очевиден. А с другой — премьер драматического театра, герой-любовник, кумир публики, шоумен, игрок. Увлечен Евреиновым, азартен, мечтает о небывалой в мире роли. И опять ничего уникального. Стало быть, весь секрет в переходе из одного качества в другое, в перевоплощении. О, это очень благодатная тема, настоящий клондайк для актера! Тут так зажечь можно, такой фейерверк выдать: поменять осанку, мимику, интонацию голоса, артикуляцию, дикцию, наконец… Вспомните навскидку, из того, что на поверхности, из самого «попсового»: Леонов-завдетсадом и Леонов-«Доцент»; Яковлев-Бунша и Яковлев-Грозный. Замаскировавшийся Ливанов-Холмс… Думаю, всякий без труда может самостоятельно продолжить этот ряд.

    И вот, значит, Суханов… Щетина вместо шевелюры, щетина вместо бороды, вместо дорогого пальто — солдатская шинель. Вот, в сущности, и всё «превращение». Потерял память, контужен, замедленные реакции в Петрограде; однако слегка тормознутым был и раньше, в Выборге. Лицо везде практически неподвижно, речь скупа, походка неуклюжа. Евлахов, в сущности, остался самим собой. Так зачем надо было огород городить, в чем фишка-то?!

    Ну да, ну да — есть же еще экзистенциальные вопросы, проблемы самоидентификации и этого, как его… морального выбора. Что тут сказать… Я, вы знаете, совсем не против, сам люблю в этом покопаться. Но ведь, согласитесь, мы больше уважаем художника-абстракциониста, который обладает способностью писать и «обычные» картины. Например, нарисовать похожий портрет. Некоторые искусствоведы, какие преподают в худшколах, даже ставят это необходимым условием. Вот и я, если говорить о наших «продвинутых» режиссерах, полагаю большим недостатком многих из них то, что, не умея толком рассказать даже простой внятной истории, они увлеченно бомбардируют зрителя своим умничаньем и эстетством. В результате получается «разрыв башки», недоумение и скука. Научились бы для начала хоть исполнителей правильно подбирать. А там поговорим.

    28 января 2016 | 11:09

    «Роль» — это наиболее сильная, наиболее интересная, наиболее неоднозначная картина, снятая за последние несколько лет в России. Константин Лопушанский как бы возрождает тот способ мышления и тот способ художественной выразительности, который был присущ нашим классикам — от Тарковского и до Германа. Кинолента режиссера по-настоящему выглядит неординарно на фоне остальных российских кинопроизведений, выделяясь своим предельным философским содержанием: творение Лопушанского вписывается в традицию русского мировоззрения, поднимая классические русские проблемы богоискательства и преодоления отчуждения.

    Режиссер поведал необычную историю актера, который в эпоху революционных волнений решается сыграть взаправду жизнь краскома Игната Плотникова. Как сказал Лопушанский: «Основа картины — литературный образ того времени, удачно найденный Павлом Финном (сценарист — прим. автора). В самом образе этого Плотникова — то ли красный командир, то ли человек из дореволюционного прошлого, то ли это прототип писателя Платонова… После «Гадких лебедей» у меня давно была мысль снять фильм об актере, который сыграл роль другого человека. И так вот сложилось, что обе эти идеи сошлись».

    Константин Лопушанский как истинный художник свои фильмы снимает редко, отшлифовывая каждое произведение до блеска. Впору говорить о режиссере не как о художнике, но как о мыслителе. Но с сожалением надо отметить, что его философские измышления порой не находят отклика у критиков, я уже не говорю про фестивальное жюри. Последний фильм Константина Сергеевича изначально хотели отправить на Берлинский кинофестиваль, но картину не успели закончить. Тогда решили отдать ее на Венецианский кинофестиваль, но не было точно известно, возьмут ли ее в основной конкурс или нет. Время поджимало. А тут удобно расположившись аккурат посередине во временном смысле между Берлинским и Венецианским фестивалями двери распахнул Московский международный. К тому же лента Лопушанского «Посетитель музея» в 1989 году участвовала уже в конкурсе фестиваля. В рейтинге кинокритиков на ММКФ-2013 «Роль» с большой разницей лидировала среди конкурентов: ей прочили если уж не главную награду, то приз за лучшую мужскую роль железно. Но иностранное жюри во главе с иранским режиссером Мохсеном Махмальбафом полностью проигнорировало картину. Возможно, «Роль» оказалась слишком «национальной», непонятной для зарубежного зрителя. И тем не менее, противоречие на лицо.

    Константин Лопушанский выстраивает особую вселенную, основываясь на категориях русской истории. Роль становится прорывом к подлинному бытию. Для режиссера роль как смысл человеческого бытия есть ключ к истинному познанию Другого. Возможно ли преодолеть отчуждение, одиночество, отделенность? Религиозный смысл жизни — это возможность почувствовать боль чужой души как своей собственной. Здесь раскрывается другой смысл роли: роль всегда предполагает раздвоенность, противоречие. Метание между ролями, образами, масками, смыслами, идеями, мировоззрениями обрекает человека на неизменное богоискательство. И когда мир оставлен Богом (а Лопушанский изображает страшное революционное время, когда Россия отрекается от Церкви), нам остается вечная мимикрия: вечное искание подлинности там, где подлинности нет. Основной пафос актера Евреинова, перевоплощающегося в краскома Плотникова, заключается в том, что его поступок представляет собой метафору русской истории: невозможность или возможность сочетать в себе противоположности — и главный парадокс заключается в том, что переодеваясь в краскома, актер снимает с себя крестик. Становится ли он при этом атеистом? Нет — парадоксальным образом он сочетает в себе веру и безверие.

    Роль — это судьба: возможно ли полностью ее принять? Но иного не дано, потому что в конце всегда — смерть. Это — театр жизни. Занавес.

    3 ноября 2013 | 17:28

    Это настоящее искусство! Для меня этот фильм- откровение… о самом главном и сокровенном… о смысле жизни человека… даже о более высокой материи…. такой как душа человека.

    Константин Лопушанский- режиссёр такого высочайшего уровня, где рассказанная история кантилена и настолько пронизывает сознание зрителя… что начинает жить в душах и сердцах своих зрителей!

    С первого кадра нам показывается размытое изображение человека, и в этом изображении может каждый себя увидеть, кто хоть раз делал непростой выбор в своей жизни: следовать или не следовать своему жизненному предназначению?! Лицо-маска, тело оно временное, а душа человека требует чего-то настоящего и истинного прекрасного… поступка, на который не каждый пойдёт…

    У нашего ГЕРОЯ, есть всё: материальные блага (он живёт в роскоши), семья (жена его любит и старается даже его понять в его безумном выборе), он состоялся в выбранной профессии (он признан и востребован, как актёр)… всё это потеряло смысл! Когда происходит ВСТРЕЧА глазами нашего героя и другого…. такого противоположного, потерявшего себя в духе революции…

    Наш герой делает непростой выбор отказаться от всего того, что у него было и пройти ПУТЬ ИСКУПЛЕНИЯ за другого человека. В этом незабываемом взгляде, наш герой увидел не «безжалостную машину смерти», а остатки добра и чего-то человеческого… обнажённую оборванную душу, крик о помощи… видит свою главную жизненную РОЛЬ пройти этот ПУТЬ ИСКУПЛЕНИЯ ПОТЕРЕННОЙ ДУШИ за другого человека до конца.

    Роль быть в ответе за совершённые преступления другим человеком… не искать оправдания в идеях революции, а искать правды в осознании истины смысла содеянного.

    И женщины, и мужчины в это тяжёлое время выживают по-разному. Не всём дано сохранить в себе человека, чистоту своей души.

    В свете луны, нам показана красивая женская сущность всепрощения, способность жалеть, любить и желание зародить новую жизнь в себе ради жизни.

    Наш герой плачет по ночам, он следует своему истинному предназначению, получает от своего выбора самое высшее удовольствие- душевный рост и саморазвитие (преодоление человеческого эгоизма, деланье себя через бескорыстный поступок для другого человека- высший смысл бытия)!

    Далеко не каждый сможет отказаться от всего (всех жизненных благ!), добровольно приехать в Россию, в самое ужасное смутное для страны время, в грязную коммунальную серую комнату и найти в этом для себя смысл своего предназначения- свою главную Роль в жизни!

    Занавес и БРАВО!

    Для меня этот фильм открытие: кино- произведение искусства и первое знакомство с творчеством режиссёра Константина Лопушанского.

    Благодарю вас, Константин Лопушанский, за глоток чистой родниковой воды из океана мирового и вечного кинематографа!

    4 января 2014 | 22:01

    Много кто нет-нет, да и подумывает, а как сложилась его жизнь, если бы…? Но редко когда удается совершить тотальную перезагрузку и примерить на себя новую маску. В фильме «Роль» (2013, Россия) как раз об этом. Живет себе человек в раю, всё у него есть. Не то, чтобы совсем всё, но нормально живет. В двадцатых годах ХХ века вовремя отделившаяся Финляндия на фоне пост-революционной России, наверное, таковой и была. Но не спокойно главному герою, хочется чего-то. И решает он почувствовать настоящее биение жизни, попасть туда, где рождается новый мир.

    В этот «дивный новый мир» не просто попасть, поэтому примеряется маска Другого. А дальше идет погружение в иное пространство, да такое, что со временем герой уже отказывается снять приросшую маску. И ведь хорошего в той новой жизни мало. И жизнь — одно скитание. Но принятая роль вынуждает играть до конца.

    Если воспринимать этот фильм просто как некий слепок жизни в новой, «красной» России, то фильм малоинформативен. Так, смутные образы. Да, хорошо передана атмосфера времени, но не явно, а звуковым фоном, размытым изображением, разговорами, почти лишенными содержания, и от этого особенно знаковыми.

    А если сделать усилие, то можно увидеть другую метафору. Россия, Финляндия, красные командиры — просто фон. Иногда он такой, иногда — другой. На этом фоне разворачивается Вечная Драма: сознание решает воплотиться в тело. Находя для себя при этом разные аргументы, но, по сути, мотивация одна — интерес. Позиция героя фильма позволяет отметить этот момент. Что не только положительные состояния психики, которые мы называем радостью или счастьем, могут мотивировать нас. Возможно, интерес — такой же сильный аргумент в том, что мы делаем со своей судьбой.

    Литература, кино, новости — в этих сюжетах нет или почти нет рецептов счастья. Но есть сюжеты. Разные, часто кровавые, редко те, которым стоило бы подражать. Но к ним притягивается внимание. А к практикам совершенства — не очень. Парадокс? Нет. Констатация фактов. Чем занято свободное время людей? Развлечениями, событиями, реализациями своих сюжетов. В этих сюжетах мало здоровых практик, ещё меньше — практик совершенства. Но, обладая возможностью выбора, человек часто выбирает ошибочные пути, если смотреть с позиции Наблюдателя. Значит, есть мотив сильнее счастья.

    Человеческие существа редко задумываются, что если допустить существование души (или сознания) вне тела, то следует также допускать некое пространство, где эти души не воплощены, уже или ещё. И если они ещё не «наигрались», то внутри них аспект Актера всегда будет желать найти ту самую Роль, которая позволит полностью себя проявить. И этот Актер, пока он не изжит, всегда будет стремиться покинуть вполне счастливую «внутреннюю Финляндию/ Монголию» ради уникальной Игры. Которая наяву окажется не такой уж и привлекательной. В той, новой Реальности холодно, голодно, страшно и одиноко.

    Но дело сделано. Если Режиссер решает стать Актером, то нужно понимать, что полномочия меняются. И получая жизнь, мы получаем билет в один конец, теряя много прежних возможностей. Не удивительно, что в фильме Проводник между Мирами обеспечивает дорогу только Туда. Назад — уже нет. Да и всегда есть надежда, что скоро начнется новый акт пьесы, и вот тогда мы «увидим небо в алмазах». Но это вряд ли.

    Среди продвинутых актеров бродит легенда об «актёре, завершившим свою Игру». В этом смысле характерна концовка фильма. Все беглецы в конце концов начинают искать «дорогу к Храму». Другое дело, что возможности этого поиска ограничены. Срабатывает известная «уловка 22»: чтобы освободиться, нужно стать Режиссером. Но, чтобы стать Режиссером, нужно освободиться.

    15 мая 2014 | 14:49

    Фильмы про революцию, как и фильмы про Великую Отечественную будут появляться в России всегда. Ведь эти темы не просто важны, а краеугольные для истории России. Судьба человека на войне, как внешней, так и внутренней интересует кинематограф уже давно и любовь эта, кажется, до гроба.

    «Роль» рассказывает об актёре Евлахове, в ходе революции покинувшем Россию и эмигрировавшем в Финляндию. Живя за границей, он становится популярным, у него много поклонниц, жена, дом, любимая работа. Но этого недостаточно. Евлахов находит дневник красного офицера Плотникова, пощадившего его несколько лет назад при переходе границы, и решает перевоплотиться в него, что позволяет почти мистическая их похожесть, и сыграть новую роль непохожую на все предыдущие, сыграть её в жизни и воплотить свои эстетические идеалы в реальность: «Судьба мне преподносит такие встречи, такие характеры, я плачу по ночам от счастья играть эти сцены с такими партнерами, с такими диалогами, причем заметьте, диалоги рождаются сами собой, спонтанно, драматургом становится сама жизнь»

    История двупланова. С одной стороны, мы наблюдаем за актёрской игрой, в прямом и переносном смысле, а с другой стороны, история мутации Российской Империи в СССР. Спившиеся, прокладывающие себе карьерный путь сквозь расстрелы и поджоги, а затем, пускающие себе пулю в лоб люди — вот фундамент революции, говорит нам фильм. Иной путь для тех, кто осознает, какого монстра породил русский народ. Таков герой Евлахова. Не находя новых ценностей, опоры в новой стране, он не может повернуть время вспять и всё исправить, как не может и жить, понимая, что совершено было «злодейство».

    Большего драматизма и пессимизма привносит черно- белый стиль фильма. Будучи выбранным режиссёром, как «цвет эпохи» (ведь те времена мы знаем лишь по чёрно-белым фотографиям) он членит мир на верное и неправильное, зло и добро. И когда на белые стены жилища Плотникова наплывает тень от поезда и обращает всё во тьму, становится ясно, что ничего хорошего в жизни России и Евлахова больше не будет.

    Поезд, кстати, фигура довольно демоническая. Всё самые тёмные, жестокие события разворачиваются в нём. Машина эпохи едет вперёд, давя всё на своём пути. Вспоминается Есенин.

    Нельзя сказать, что Максим Суханов сыграл блестяще и показал двух героев в одном. Слишком мало мы видим Евлахова и слишком много Плотникова. Зритель просто не успевает проникнуться эдаким Шаляпиным, расшагивающим в большой шубе по театру, в окружении поклонниц, ревнуемый своей женой, шпионящий за ним. Из-за этого неочевидна трансформация буржуазного театрала в красного офицера. Учитывая, что фильм именно об этом, то неравноправие двух личностей в картине приводит к тому, что тема актёрского мастерства недожата. Мы понимаем, что хотят сказать, но реализация слишком условна.

    Пространство фильма само по себе театр. Есть кулисы и сцена: за кулисами Евлахов вновь Евлахов, у него есть костюмер, помощник, фанатки, а на сцене он Плотников, который не имеет права выйти из образа и опозориться перед зрителями. Проблема в том, что Плотников всё больше поглощает настоящего человека.

    «Роль»- это большой фильм о судьбе большого человека и большой страны. Лопушанский умело разворачивает сюжеты о мастерстве перевоплощения актёра и революционных изменений России. В финале приходит понимание, что ни Плотникову, ни Евлахову места в новом мире нет. Играет Вальс Дебюсси — шлягер Серебряного века. Занавес.

    7 из 10

    27 ноября 2013 | 20:17

    «А я теперь спать не умею». Почему-то все вертится в голове эта фраза из фильма. Ее произносит главный герой в минуту интимного откровения с соседкой по коммунальной квартире. Когда не спят? Когда болят совесть, душа. «Душа, чужая душа болит», — стонет герой. А еще не спят, когда уже во сне!

    Фильм Лопушанского — фильм-разгадка приснившейся яви. Я не знаю, как еще объяснить его жанровую сложность, его метафоричность, его немногословную и косноязычную, как заговор иль бред, поэзию. Через сон. И роль — это ведь тоже сновидение. Кто мы, когда снимся сами себе, когда играем со сном «в явь», «в прибежище», «в бегство», «в смерть», «в чужой сон»?..

    Поэт Г. Айги писал, что «сон — не только он, человек, но и что-то еще «другое»». Ведь во сне словно теряется наше «Я», мы становимся себе чужими. Сердечная пульсация чего-то другого /кого-то другого пронзает весь фильм Константина Лопушанского, становясь и его сюжетным стержнем, и эмоциональным основанием. «Внутренний сон» героя (дар, талант, вдохновение, одержимость искусством) с помощью «самоизымания» роли сплавляется с «внешним сном» (больная сцена революции, войны, нэпа, коммуналок, ЧК, занавес истории) и на выходе предстает высоким произведением искусства, являющимся свидетельством жизненной полноты, глубины, автономности, свободы, глубоко человечной искренности, несмотря на «роль»…

    Герой, устроивший силой собственной творческой воли из реальности сон, смеет пребывать в этом сне всецело, сообщаться с ним, жить, обогащаться, спасаться и умирать его драматургией, питаться им, как кто-то — пищей насущной. Так может только художник. Причем не всякий. Кто любит символистов, поймет с полуслова… В символе, как и во сне, «воздух замешан так же густо, как земля: Из него нельзя выйти, в него трудно войти» (О. Мандельштам), фильм Лопушанского точно такой же! Он, как груз бытия, как повисшее в воздухе время, давит тяжестью полноты.

    В какой атмосфере, в какой исторической и бытийной ситуации играет герой, обретая игрой новую (более цельную, настоящую) жизнь и новую (светлую, как морок его боли) смерть? Каковы его «предлагаемые обстоятельства»? Вот они. Ветер Истории навеки потушил свет, мир дрожит в объятьях Мировой Ночи, Единое распалось навсегда, его Раскол лег шрамом не только на Эпоху, он прошелся по Душе и оставил на ней навсегда лезвийный след. Дезориентация нашего / своего / чужого. С точностью их место нигде не удостоверено. Утрата Центра личностью и миром. Утрата чувства Времени в ежеминутном испытании смертью/Вечностью. Существование больше никому не адресовано. Каждый живущий, словно немаркированный конверт, не придет по назначению. В блоковском неуютном «одиноком ветре» — сбившаяся музыка существования. Этот ветер поет «будь что будет», и это «будь что будет» становится трупом в финале, а кто-то скажет — вечным воплощением мечты о самой главной в жизни роли, той, что выбрал и сыграл сам, с которой сросся кожей, до скрежета зубовного… кровью своей напитал.

    Помните короткий диалог в начале фильма.

    Она: Что дальше?

    Он: Судьба.

    А все остальное — страшная зима, холодная луна, кровь, пот, истерики, «наган руку помнит», «ща все можно», «Бога нет» — это лишь партнеры, диалоги, декорации, предложенные обстоятельства, свет и тьма рампы, занавес…

    В фильме звучал Мандельштам… Сначала подумалось, что вся «Роль» — это болезненная визуализация его строк: «О, глиняная жизнь! О, умиранье века! Боюсь, лишь тот поймет тебя, В ком беспомощная улыбка человека, Который потерял себя». Но сейчас кажется, что фильм не о такой потере — в истории, в веке, в горе, в злой судьбе, в роли, навязанной эпохой. Он, скорее, о величайшем обретении себя. Когда герой трясущимся голосом говорит, что ему «чужие сны снятся», это радует, а не ужасает. Хотя нестерпимо больно не то что взаправду видеть такое, но даже представлять.

    Чья боль на этом свете больше, больнее? Общая боль. Та, что в фильме прочитана как остаток общей судьбы. Подвиг героя (актерский или человеческий, как думаете?), — перевоплотившись во врага, в того, кто его когда-то расстреливал, слиться с общей судьбой. С судьбой страны, народа, с судьбой темного и смертью пахнущего Игната. Одна Россия, один народ, одна боль, до сих пор саднящая под белым снегом общего прошлого, под темными водами общей истории, общей судьбы, общей жизни и общей, как океан, вечности.

    5 июля 2016 | 11:01

    Мрачный — да. Скучный — да. Трагичный — да. Смотреть? Нет — тем, кто любит захватывающие сюжеты. Да — тем, кто любит тягучее,.

    Понятно, что главный герой с медицинской точки зрения был болен депрессией. И одержимость идеей пожить не своей жизнью была едва ли не единственным способом мощной встряски, которая могла оживить его душу, замершую по вине житейского благополучия и бесспорного профессионального успеха. Евлахову понадобилось больше, чем уютная жизнь с приятной супругой. Ему захотелось знания. Адамова яблока вкусить… Запретного плода. Взобраться на вершину актерской профессии. На ее десятое небо! И еще — сердце героя надрывалось от случившегося на Родине.

    А, может быть, русский актер просто следовал зову своей судьбы, противостоять которому часто просто невозможно.

    Фильм пронзительный, как ветер с Невы. Щемящий. Особенно сцена свиданья с соседкой — когда с холодящего черно-белого экрана, будто покалывающего противным морозцем — начинает струиться, сочиться тепло жизни. Ведь как бы ни была сурова година, в женском сердце неистребима тяга к любви и продолжению спектакля под названием жизнь.

    Это мое прочтение фильма. А Лопушанский в одном из интервью объяснил поступок своего героя так: Евлахов болел за Россию и желал понять, впихнув себя в шкуру красного — что двигало людьми по ту сторону баррикад. Удалось ли Евлахову получить ответ на этот вопрос — об этом в фильме нет ни слова, ни знака. Может быть, именно поэтому авторская недосказанность, пронизывающая картину — кажется даже излишней.

    Некоторые поругивают «Роль» за странные, не содержательные диалоги. Критики, а вы прислушайтесь к своим каждодневным беседам. Неужто они всегда исполнены глубокого смысла. В «Роли» — как в жизни: казалось бы, речь о незначительном, а на самом деле — все имеет значение, если прислушаться. То же самое касательно мало динамичного действа. Людям, привыкшим к голливудской манере, примерно на 10-й минуте захочется лиха. Но лиха нет, а если б оно было — фильм был бы страшно испорчен, поймите же, наконец!

    Фильм — невиданный! Исключительный! Эффект погружения в 20-е годы прошлого столетья — сильнейший.

    18 октября 2013 | 00:03

    Российская история как ролевая игра

    В начале 1920-х годов, в тогда ещё финском Выборге, в сытой эмиграции прозябал, не находя себе места, великий русский актёр Николай Павлович Евлахов. Будучи окруженным буржуазной роскошью и немалочисленными русскими поклонницами, не дающими ему прохода, Евлахов меж тем был одержим странной идеей. Он мечтал перейти границу и попасть в большевистский Питер, чтобы выдать себя за погибшего красного командира Игната Плотникова, с которым однажды столкнулся на небольшой сибирской станции и благодаря которому чудом остался жив. Тогда всего лишь пары минут Николаю Павловичу хватило, чтобы заметить поразительную внешнюю схожесть с красноармейцем-спасителем. И вот спустя годы он нелегально отправляется в «колыбель революции», чтобы сыграть свою главную роль…

    Признаться, я никогда не был поклонником фильмов Константина Лопушанского, его мессианских и проапокалиптических воззрений. Помнится, в середине 1980-х, в тогда ещё Ленинграде, я попал на премьерный показ его первой полнометражной работы «Письма мёртвого человека». Собравшиеся в «Авроре» зрители так глубоко были озабочены темой конца света, что, кажется, всю жизнь только ею и жили. На обсуждении, последовавшем вслед за фильмом, питерская интеллигенция сошлась во мнении, что концу света быть. А пока он не наступил, надо прожить эту жизнь так, чтобы не было мучительно больно за «бесценно прожитые годы». Меня такой вывод как-то не особенно вдохновил, и хотя я продолжал потом следить за творчеством этого режиссёра, он, как будто бы назло, делал всё, чтобы я окончательно в нём разочаровался.

    И вот минувшей осенью, после длительного перерыва, не питая особых надежд, я отправился в кинотеатр, где одним сеансом в день показывали «Роль» — последнюю работу Лопушанского. Сознаюсь, что двигал мною не столько интерес к постановщику, сколько к Максиму Суханову, игравшему в фильме главную и, как утверждали видевшие, лучшую свою роль в кино. Кроме того, сильно интриговал сценарий, показавшийся мне крайне любопытным. Два зрителя, сидевшие вместе со мной в зале, вселяли ещё больше надежд, что в ближайшие пару часов случится что-то из ряда вон, ведь я уже многократно убеждался в том, что чем меньше публики собирается, тем сильнее бывают «эффект присутствия». Идеальный вариант — оказаться в зале одному (но такое со мной в текущем году произошло только однажды). И вот, в то время как «всеобщая мобилизация» загнала основную массу зрителей на «Сталинград», со мной в соседнем зале приключилось настоящее дежа вю. 

    В том смысле, что я будто бы перенёсся во времени, переместившись лет на 25-30 в прошлое. Спустя долгие годы я увидел кино знаменитой «ленинградской школы», казалось, уже давно почившей в бозе, как, впрочем, и многое другое, неунаследованное от советских времен. Выходя после сеанса, я даже позволил себе пофантазировать: вот именно таким мог быть сегодняшний кинематограф, если допустить, что у нас не случилась бы Перестройка, и мы продолжали бы жить в СССР, строя что-то вроде социализма. Ну, и если бы в кинематографе не произошло глобального технического перевооружения, приведшего к эскалации технологий «три-дэ». Повод для такого полёта фантазии возник не на пустом месте: «Роль» транслировала не только особенности нашей передовой кинематографической школы, но и её идейный дух, чего по сегодняшним безыдейным временам было совсем уже сложно ожидать.

    Оказалось, что сценарий фильма был написан как раз тридцать лет назад. Именно тогда Лопушанский (в соавторстве с Павлом Финном) и придумал эту историю, которую смог воплотить лишь сейчас. Он не стал подгонять её под запросы сегодняшнего дня, и удивительным образом она не оказалась устаревшей. Отсрочка воплощения, затянувшаяся на долгие годы, как раз и объясняется прогрессивностью замысла, которому при советской власти было отказано в реализации. Сценарий писался после практики Лопушанского на «Сталкере» Андрея Тарковского, и это чувствуется тут уже на уровне фабулы. Именно с «Ролью» (а не с «Письмами мёртвого человека») Лопушанский (к тому моменту уже собравший кучу призов по всему миру за свою короткометражку «Соло») намеревался дебютировать в полнометражном кино. Тем интереснее было смотреть сегодня картину, выдержавшую испытание столь продолжительным временем.

    По контрасту с военным опусом Бондарчука, бьющим кассовые рекорды, вроде бы сам собой напрашивается вывод, что «Роль», собравшая в нашем прокате всего 25 тысяч долларов (из затраченных на производство двух миллионов баксов), с треском провалилась. Все вроде бы так, и не так. Пока кто-то «рубит бабло», используя кинозалы, как площадку для демонстрации заснятых на плёнку цирковых аттракционов, не имеющих ничего общего с реальностью, у нас ещё остаётся пара-тройка человек, кто хранит верность высокому духу кинематографа, который в лучших своих образцах способен становиться искусством. Собственно, «Роль» к ним как раз и принадлежит.

    10 декабря 2013 | 13:55

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>