всё о любом фильме:

За холмами

Dupa dealuri
год
страна
слоган-
режиссерКристиан Мунджиу
сценарийКристиан Мунджиу, Татьяна Никулеску Бран
продюсерКристиан Мунджиу, Паскаль Кочето, Жан-Пьер Дарденн, ...
операторОлег Муту
художникКалин Папура, Михаела Поенару, Дана Папаруз
монтажМирча Олтяну
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Франция  57.4 тыс.,    Румыния  53.1 тыс.,    Италия  30 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время155 мин. / 02:35
Номинации (1):
Алина возвращается в Румынию из Германии, чтобы забрать с собой Войчиту, единственного близкого ей человека, когда-либо отвечавшего ей взаимностью. Но Войчита обратилась к Богу, а Бог — серьезный соперник, когда дело касается чувств…
Рейтинг фильма
IMDb: 7.60 (6655)
ожидание: 96% (332)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
81 + 8 = 89
8.1
в России
79%
15 + 4 = 19
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 187 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Он был как безумный, орал с пеной у рта: «Ты трахалась с молочником». А потом он напоролся на мой нож. Он напоролся на мой нож десять раз (Джун)

    Первое, чему должна научиться послушница нищего румынского монастыря — вежливо, но твердо говорить «нет». Нет, владыка, мы не можем прислать яиц, они все обещаны детскому дому. Нет, милая, жаль, что тебе некуда пойти, но у нас беда с местом, вот если Пахомия передумает и вернется к мужу… Нет, сестра Кристина, довольно приваживать бездомных одичавших собак, итак пришлось на скудные средства обители покупать цепь. Сестра Кристина, в миру Войкица, робко и упрямо смотрит из-под черного платка, и в следующий раз приваживает бездомную и одичавшую бывшую любовницу Алину. Не подозревая о том, что применения цепи все равно найдется. Смерть от экзорцизма — так и напишем в медицинском заключении.

    В части способа подачи ключевого сюжетного события «За холмами» отдаленно напоминает, допустим, триеровскую «Медею». Там — известный эпизод детоубийства, здесь — художественное осмысление вполне реальной смерти Ирины Корнич, из которой ненароком изгнали жизнь в 2005-м (незадачливый экзорцист едва успел отсидеть свое). Оба события сами по себе невольно переключают нас в режим короткого поиска виноватых и выплеска негатива: сумасшедшая мать, проклятые мракобесы и далее по тексту. Вот только ни Триер, ни Кристиан Мунджиу сами в этот режим не входят и думающему зрителю подзависнуть в нем не дают. Не будет ни громов с молниями, ни миролюбивой пошлости «всех жалко, никто не виноват». Виновата коса, нашедшая на камень, агрессивное саморазрушение «жертвы» и гордыня священника, помешавшая вовремя признать поражение. Но, как и в предыдущих работах режиссера, вопрос ответственности не существен, и взятая в фокус острая тема — лишь повод поговорить о чем-то более важном, чем опасность запрета абортов или частные последствия провинциальной религиозности.

    За холмами сюжета, далекими отзвуками — Родина. Нищая, неустроенная, с усталыми равнодушными людьми на заваленных мусором улицах, госпиталями, где воспаление легких лечат галоперидолом, и новостными роликами о зарезанных подростками маменьках (снятое на телефон видео — сразу после рекламы). Высокодуховная в славянском понимании этого слова: сегодня уважительно кланяемся батюшке и расшибаем лоб перед «особенными» иконами, а завтра зубами рвем благословляющую руку и взрываем купола. Перевертыши: получив на руки больную, монахини вызывают скорую, а врачи — советуют помолиться. Образ Румынии в фильме беспросветен, но при этом не отдает помойным привкусом культивируемой киночернухи, к которой мы сегодня привычны. Не фестивальных успехов ради, но волей истины, ведь, прежде, чем уложить на крест, Алину выкинут (о, очень вежливо!) с работы, из приемной семьи, из больницы. Явно не в первый раз. Нищета страшна, но еще страшнее общее равнодушие и постоянное одиночество, от которого впору надеть апостольник или броситься в колодец.

    Ближе, ярче — личная трагедия двоих, осложненная вялым противостоянием ортодоксии и нью-европейского либерального устава, размахивая которым нынче модно ломиться в монастыри. Поначалу кажется, что вламывается именно режиссер: нарочито холодно и пусто звучат на первых минутах рассуждения о вере, пестуется в кадре тема бабьих суеверий. Но вот он дает слово оппоненту… и показывает, что сказать тому в сущности нечего. Пафосные Алинины демарши и восклицания в духе: «Бог не только для вас!» — насквозь фальшивы, потому что сами понятия «Бог» и «вера» с очевидностью лежат далеко за пределами сферы ее духовного опыта, кажутся ей ненастоящими. Нехитрая арифметика эгоизма: любовь = секс, желание = обладание, запрет = бунт. Истерическое крещендо неудовлетворенности: Ты, трахалась со священником, Войкица, поэтому не хочешь уехать со мной? С кем еще ты трахаешься?… А та любовь, что смотрит из подведенных усталостью глаз экс-подруги, непонятная, неизбывная, полная сострадания, но безжалостная к нуждам тела, ранит, как нож. Один раз. Десять. Ежеминутно.

    Примерно с тем же чувством смотрит на своих героинь сам Мунджиу, ничего о них не скрывая, не чувствуя себя вправе судить. Его символ веры: «Все сложнее». Мы все ушиблены тем или иным шаблонным мировоззрением. Но в реальной жизни то, что кажется дикостью, может оказаться милосердием, то, что кажется любовью — атрофией души. А может и не оказаться, как знать. Единственное, в чем, похоже, уверен режиссер (и это, как ни странно, очень христианская идея) — беззащитность добра, непомерная цена благих намерений, невозможность сохранить себя без помощи извне. Козмина Стратан, невероятно убедительная в своей первой и пока единственной роли, кажется стоящей в круге света. Ее Войкица обрела Бога, нашла «путь, на котором не будет одна». И эта опора не пошатнется, но как возмочь удержаться за нее? С появлением Алины, она обречена либо уйти и стать чужой игрушкой (целуй, иначе, сигану с балкона!), либо остаться и бесконечно нести бремя вины. Любое решение будет неверным, спасение не в человеческих силах.

    …Да не убо похитит мя сатана и похвалится, Слове, еже отторгнути мя от твоея руки и ограды; но или хощу, спаси мя, или не хощу.

    11 августа 2014 | 15:12

    Что может быть интересного в кино, где нет ни спецэффектов, ни ярких образов, ни громких цитат? Неожиданно для себя я решила поверить, что каннские ветви достались Кристиану Мунджиу не напрасно. Тягостный, пронизанный черной тоской фильм — он поразил меня до кончиков пальцев, до глубины души. Несомненно, все до деталей гармонично, безнадежно верно: кино должно было быть снято именно румынским, ну или нашим, молдавским режиссёром. Чтоб его прочувствовать, нужно понимать, прожить хоть день, прикоснуться хоть слегка к укладу отраженной жизни. Как же знакомо это равнодушие современного социума: холод больниц, органов опеки, стяжательство людей, — и, для сравнения, упорное неравнодушие, даже настойчивая «любовь» церкви к ближнему. Беспроглядная, темная, дышащая едким запахом ладана и несвободы — порой оказывается единственной открытой дверью.. в пропасть. То же равнодушие, то же стяжательство, та же жестокость — но занавешенные ризой смирения и «любви». Страдание во благо, правая щека после левой, жертвенность по Достоевскому — все это растворяется, тонет в бездне невежества, темноты, полного бреда. Виновата ли церковь сама по себе? Нет. Думаю, Мунджиу обращается к обществу, живым людям — не быть равнодушными, не быть темными, открывать разум и сердце. Как иногда любит повторять один мой друг: «Мы возвращаемся в Средневековье». Это фраза про кино «За холмами».

    Я лично воспринимаю этот фильм как реквием по мечте. Наверное, очень мило верить в то, что, если даже опустить руки и пустить жизнь (свою и ближнего) на самотёк, то кто-то сильный, строгий, но добрый, потом пожалеет и наградит тебя, «на руки возьмет тебя, чтобы не споткнулся ты ногою твоею о камень». И никто эту веру не имеет права отнимать. Но нельзя позволить, чтоб рядом с нами, рядом с реальной, пусть грубой и грустной жизнью, совершалось насилие. Весь этот средневековый бред, конечно же, уйдет в прошлое, как и множество предшествующих верований и идеологий, но это случится лишь тогда, когда общество станет достаточно зрелым, чтоб быть в состоянии защитить любого гражданина, и даже девочку-сироту.

    10 из 10

    21 февраля 2013 | 01:41

    Когда я вышел из кинотеатра, я не мог отделаться от мысли, на сколько этот фильм невероятно… убог. 2,5 часа невополнимой утраты. Оператораторская работа на столько скучна и напрочь лишена фантазии, что всё время хотелось кинуть тапком и подсказывать оператору как нужно снимать. Ни общих планов действия, ни лиц, лишь сплошное мельтешение монашек в чёрном, словно это документальный фильм о воронах. Актёрская игра, это не про этот фильм. Невозможно понять по скудным и не интересным диалогам, отсутствию крупных планов лиц, понять, что испытывают герои, что их волнуют, их переживания. Режиссёр как бы говорит нам, Я забыл, всё чему учили в университете. Фильм на столько нейтрален, что невозможно сопереживать и вообще что-то чувствовать. Нас не бросают из крайности в крайность, а только так ты можешь вкусить всю сущность действия и мысли. Этот маскарад вызывает лишь смех, скуку и смех. У фильма нет атмосферы, нет души. Это минималистичный, скудный на чувства и идеи фильм. Тут нет того качественного, знакового и нужного столкновения миров, о котором так вяло пытается сказать автор.

    Главная героиня Алина, ревнует свою подругу Войчиту, к богу, который там просто как идея, слово или предмет. На самом деле Войчита просто упёртая дурочка, которой проще плыть по течению в роли трупа, без самосознания и воли. Алина, сломанная, психически больная и ревнивая латентная лесбиянка, которая пытается всеми правдами и не правдами вырвать подругу из религиозного рабства, в своё рабство и распоряжение, как игрушку, куклу. Тот мирок, что возник между ними на расстоянии сантиметра и есть всё действо. Окружающий мир это просто бекграунд, как на вашем мониторе, не более. Ни кто кроме героинь не видит и не может видеть всей картины, окружающие просто мешки для битья, они суетятся, делают вид что делают что-то важное, что они что-то контролируют, но они слишком тупы. Поэтому их роли так же важны как стул, носовой платок или нужник.

    Этот фильм на столько прост и одномерен, что его можно смело рекомендовать к просмотру своим домашним животным.

    22 декабря 2012 | 11:37

    Картина начисто лишена музыкального сопровождения, но это отнюдь не делает её затянутой. Режиссер делает такой выбор осознанно. Фильм очень динамичен, и от начала до самого последнего момента этот сгусток напряжения, концентрация мыслей и вопросов только нарастает.

    Приезжающая в монастырь к подруге Алина явно не из этого мира — послушницам очевидно, что грехов у нее хоть отбавляй, и остаться в монастыре она не сможет. Куда же тогда идти? Может её примут в больнице, куда девушку привозят чуть живую? Или ждут приёмные родители, которых она не видела столько лет? А ведь у девушки ещё есть родной брат, уж он-то наверняка должен быть рад сестре! Но в больнице хотят поскорее освободить лишнюю койку, приёмная семья взяла из приюта взамен новую помощницу, а брат безразличен вообще ко всему. И корабль в Германии, на котором она нашла работу, ждать не будет, если девушка не успеет к отплытию.

    В таком случае где же ей место? Не сразу осознаёшь, что это главный вопрос, который ставит нам фильм. Она ведь просто хочет сделать что-то хорошее в своей жизни — встретиться с подругой, уехать и жить вместе, как они мечтали. Да, возможно немного эгоистично, но это могло бы сделать её счастливой. Но подруга уже выбрала свой путь и больше не собирается никуда уезжать. А настоятель, «отец», явно указывает, что Алине лучше здесь не задерживаться. И вроде бы мы не можем его осуждать, ведь с каждой минутой факт её пребывания в монастыре становится всё нелепее, она действительно лишняя. Безрадостным оказалось долгожданное воссоединение с подругой. Пошатнувшийся разум Алины отказывается понимать и принимать эту реальность.

    Виноват ли кто-нибудь? Точно не Войкица, она делает, что может. Сложно винить и настоятеля, он так долго разрешает приезжей остаться в монастыре, понимая, что пока ей некуда идти. Сама Алина? Разве можно обвинить человека в излишней любви и желании получить хоть каплю хорошего от жизни… Самое страшное пожалуй во всей этой истории, что вину списать не на кого. Почти всё, что мы видим в фильме, происходит из любви, сильной любви к ближнему.

    А вопросы так и остаются открытыми. Границы этой любви, готовность смириться, место человека в мире, непонимание, столкновение разных ценностей — вопросов много, а ответов почти ни одного. Проблемы, над которыми будешь думать ещё долго после просмотра фильма.

    Очень глубокая и серьёзная картина независимо от степени религиозности! Для вдумчивого просмотра.

    9 из 10

    20 сентября 2013 | 01:48

    After us the Savage God

    Уильям Батлер Йейтс

    Борьба — самая выигрышная тема для кинематографа. Борьба человека с человеком, борьба человека с самим собой. Зритель получает садомазохистское удовольствие от созерцания человеческих страданий и радостей. Особенно, когда все вместе. Румынский кинематограф, если и держится особняком, то только не в выборе сюжета.

    . История стара как мир. В центре повествования — необычная, трагическая история человеческой любви и нечеловеческой жестокости. Молодая девушка Алина возвращается из Германии в родной румынский городок, чтобы увидеться с Войкицей — подругой детства. Алина, разумеется, намеревается вместе уехать в Германию — ведь там уже найдена работа. Но годы шли — и у Алины появился самый грозный соперник, которого себе только можно представить. Он не появится в фильме — но зритель всегда будет ощущать его присутствие в каждой сцене, в каждом разговоре. Этим соперником мог быть импозантный молодой мужчина, «сильный мира сего», это могла быть и женщина, завладевшая наивной душой юной особы. Это было бы так, не будь режиссером Кристиан Муинджиу, в своем фильме «4 месяца, 3 недели, 2 дня» уже доказавший, что лабиринты и пропасти души человеческой, поиск самых необычных, самых страшных, порой даже и мерзких уголков может быть куда глубже и куда выразительнее.

    Львиная доля действия разворачивается в небольшой монашеской общине. Церковь здесь не имеет ничего общего с навевающими кладбищенскую романтику соборами и церквями из готических романов. Ну а о соборе Парижской Богоматери и напоминать не стоит. Сам образ церкви представляется немного оторванным, блеклым, размытым. Он буквально не вписывается в общую картину, но без него, как ни странно, картина распадется. Вообще, сам фильм напоминает мозаику, паззл, все складывается из маленьких, почти невесомых деталей: община, смиренные монашки, грозный священник, беспринципные врачи, напористая Алина и запутавшаяся в своих мыслях Войкица. Некоторые моменты могут показаться совершенно, пугающе натуралистическими — но таков Муинджиу, у него этого не отнять.

    При просмотре обратите внимания на цвета — вы не увидите ярких красок. Красный будет казаться тошнотворно морковным, зеленый — болотным, желтый — как желчь, даже черный не остается абсолютно черным — он разбавлен серостью и грязью. Абсолюта в мире людей в этой картине нет — абсолютно чистым, абсолютно кристальным здесь является только небо, к которому так часто взывают все герои. Небо, которое часто отождествляют с тем самым страшнейшим соперником в сердечных делах. Музыка отсутствует — хотя это и создает «эффект присутствия», возможно, она придала бы больше драматизма, но в случае с «За холмами» это скорее означало бы подсказку для зрителей из серии «когда начинать плакать». «За холмами» — фильм без подсказок. Вероятно, нетрудно догадаться, что загадочный и всесильный соперник никто иной как Бог. А всесильный он соперник потому, что уже победил. Вопреки чувствам обеих девушек, вопреки всей ситуации, которая складывается к концу — все уже предопределено. Но парадокс этой мозаики в том, что события до того не логичны, до того неясны, что кажется, что куролесят. И именно в единстве хаоса и порядка протекает жизнь героев.

    Кстати, о куролесице. Само это слово имеет весьма символичное происхождение — от названия молитвы Kyrie eleison («Господи, помилуй»). Мольбе о прощении и снисхождении. Мольба, которую каждый в этом фильме истолковал по-своему. Мольба, которая не прекратиться ни на одном жизненном пути, которая фактически становится самой жизнью — а вот чего стоит такая жизнь…?

    Собираясь посмотреть этот фильм, стоит кое-что уяснить. Никогда — никогда не садитесь смотреть его в хорошем, приподнятом настроении. Идеально — если вы больны и у вас температура. И вы наполовину влюблены. Тогда удастся полностью окунуться в эту неудобную правдивую атмосферу, в эту реальность загадок и символов. Пытаться вместе с героями за несколько часов пережить весь их жизненный путь — тяжело, но того стоит. За небольшой срок главные героини узнают и поймут что-то принципиально новое и необычное, что-то, что способно изменить весь ход событий. Одну вещь лишь не узнать никогда. Она как тень, повисла немым вопросом в фильме. А слышит ли Бог наши молитвы?…

    6 января 2013 | 22:35

    Ошеломительная кинолента Кристиана Мунджиу: «За холмами».

    Иногда получается так, думаешь донести в истории об одном, а на самом деле слушатель воспринимает историю рассказа совершенно о другом, эффект растревоженного улья. Так и здесь, тщательно выбрав инструменты для передачи ощущений полноценной перспективы, художник в процессе работы, сам того не ведая, увлекаясь всё дальше и дальше, изображает её в таких деталях, что она вырастает в перспективу отчасти непостижимую уму. И в конечном итоге перспектива вырисовывается настолько основательно, что прямо и косвенно выходит за рамки целостной картины и тот объект, который, по идее, должен приковывать главное внимание зрителя, оказывается на второстепенной стороне, а на первый план всплывает деталь, которой эта роль и вовсе изначально не отводилась. А там вторая деталь, потом следующая. Взор начинает блуждать из одного угла в другой, то там углубится, то здесь, подспудно даже, мысленно и невзначай возникает желание перевернуть холст наизнанку, авось и там что-то есть, что не уместилось в рамках. Порою ловишь себя, что твои глаза и ум разбегаются по сторонам, что абсолютно не способен сконцентрироваться на том, что тебе хотят донести: смотришь в одну точку, а думаешь совсем о другом. И вовсе так не кажется, что образ живописует нагромождение не связанных друг с другом предметов, а наоборот — образ настолько силен, что на его поверхности неожиданно живо проявляется то, что спрятано глубоко внутри, примерно так, как на розовых, на невозмутимых щеках вдруг проявляется краска стыда и они становятся ярко пунцовыми, и постыдную правду уже не скрыть.

    На одном из таких «фокусов» этого произведения мне и хотелось бы акцентировать Ваше внимание, когда из-под колпака шляпы вместо помещенной в него розы из папье-маше, неведомым нам путем, подлетая от неожиданности, выскакивает пушистый, белый зайчик, хотя уместнее в этом контексте было бы наоборот — живое стало мёртвым, колпак захлопнулся:

    - Невежество не в том, как мы глубоко погружены в бога, полагая это за мракобесие, а в том, как мы от него далеки, проживая жизнь, совершенно с ним не соприкасаясь.

    10 из 10

    26 декабря 2012 | 00:42

    Однозначно лишь одно — это не фильм, это временной отрезок, вырванный из жизни определенных людей. Ни саундтреков, ни спецэффектов, лишь эмоции и актерская игра.

    И пусть говорят, что кино — рассказ о запутанных чувствах совершенно разных людей, смотрящих в разные стороны, разными глазами, я не соглашусь с этим. Фильм, по моему мнению, об огромной, безумной, порой бессмысленной любви, о сражениях ради нее, о жертвах во славу ее. 

    Я не увидел в этом фильме банальщины. Напротив, картина, по-моему, вышла насыщенной, полной философского смысла, заставляющая думать, выбирать, садиться в тюрьму за оскорбления чувств верующих…

    Алина приезжает из Германии на Родину в Румынию в гости к Войчите — своей возлюбленной и обнаруживает, что ее мировоззрение кардинально изменилось. Войчита, хоть и любит до сих пор Алину, хоронит это чувство глубоко в себе, на первое место выставляя любовь к богу. Война Алины с богом могла бы завершиться победой Алины, но все не так уж тут и просто… Войчита отуманена не только богом и не только богу принадлежит, ее мозг неустанно сверлят и отец-настоятель храма, и все послушницы, начиная от матушки и заканчивая ею самой… Вечная борьба ВЕРЫ и РЕЛИГИИ: смешные и глупые обряды, на которые соглашается Алина ради Войчиты, вопросы, на которые никто не даст ответов, богохульства, как осквернение храма, но не бога, рациональный отказ, иррациональное принятие, невозможность выбора между доводами и чувствами.

    Все бы ничего, но, находясь на грани, Алина попадает в круговорот конфликта интересов. Этот внутренний конфликт приводит Алину к нервному срыву (если говорить о симптоматологии, то скорей всего это была банальная истерия с признаками клонико-тонических судорог, а голоса, о которых говорит Алина, скорее выдумка самой героини, дабы сильнее приблизиться к богу, а заодно и к возлюбленной, мол «голоса Ангелов» — но это лишь мое субъективное мнение врача), который тут же признается как ОЧЕРЕДНОЕ дьяволовселение (СЛАВА БОГУ, отец-настоятель обладает чудесным даром — ему достаточно помолиться и все).

    Режиссер (точнее послушницы данного монастыря) очень символично приковывает Алину к кресту во время дьяволоизгнания. В конце фильма полицейский даже акцентирует на этом внимание, что усиливает эффект символичности, а отец-настоятель возмущенно заявляет: «Какой же это крест. Крест свят, а это…». Таким, по моему мнению, довольно таки дерзким ходом, режиссер пытается противопоставить религиозный маразм, истинную веру и жертвенную любовь.

    И тут Алина, по закону жанра, просто обязана умереть, и должны отвернуться от содеянного «старообрядцы», и должна последовать за жертвенным агнцем те, ради которых пролита кровь…

    Может так оно и будет, но, как я уже говорил, это не повествовательное кино с началом и концом, это просто вырванный отрезок жизни двух возлюбленных, одной из которых просто-напросто «промыли» мозги.

    Аплодирую стоя режиссеру. Готовый сесть за оскорбление чувств верующих, ставлю смело

    10 из 10

    25 июня 2013 | 07:15

    Скажу сразу — фильм понравился. Несмотря на 2,5 часа экранного времени и практически документального изображения, смотрелся на одном дыхании.

    Знаю, что вызову волну недовольства многих. Не хочу никого убеждать. И уж точно не хочу проповедовать. Но не могу не высказать другую, отличную от большинства точку зрения. Почитав рецензии, столкнулась пожалуй с единым мнением, что основная проблематика фильма — столкновение любви и мракобесия, мирского и церковного мировоззрения. В моем понимании, это скорее фильм о непростых человеческих взаимоотношениях: главные героини — две бывшие подруги, одна из которых нашла для себя мир и покой в Боге, а другая, мятущаяся душа, и сама никак не успокоится, и другим жить не дает. Для меня главным здесь является противостояние любви и эгоизма.

    На мой взгляд, результатом любви всегда должно быть добро. Все прекрасное рождается от любви и ради любви. В этом же фильме любовь принимает форму страсти, навязчивой идеи, развязывающей руки и переходящей в психологическое насилие над личностью. Пришедшая «из мира`Алина напоминает мне избалованного ребенка, который требует отдать ему любимую игрушку. И для этого она падает на пол, бьется в истерике, ругается, кусается и не хочет никого слушать. Она права и точка. А «любимая игрушка» по имени Войчита почему-то обязана, несмотря на свою изменившуюся жизнь и свои собственные желания, следовать прихотям своенравной подруги. Почему? Тоже любит? Жалеет? Хочет спасти «заблудшую овечку»? Испытать себя? Свою веру? Или Бога? (Кстати, попутно вспомнился старый французский фильм с Пьером Ришаром «Игрушка». Помните, там избалованный ребенок пытался утвердить свою власть над взрослым человеком. Но даже малыш смирил гордыню и ради любви протянул руки навстречу).

    Похожую ситуацию можно еще наблюдать в фильме «Камо грядеши». Главный герой тоже изначально испытывает к молодой христианке страсть, которая в дальнейшем перерастает в сильнейшее чувство, ради которого человек готов принять все. И он принимает — веру, другие условия, новые отношения, смиряется. А взамен обретает ЛЮБОВЬ, которая ведет его к созиданию, а не к разрушению себя и всего вокруг.

    Здесь же, Алина вихрем врывается в налаженную жизнь своей подруги и путем шантажа и провокаций требует, чтобы та была с ней. А для достижения цели все средства хороши. «Ты будешь спать со мной?» — твердит она, как мантру. Ах нет! Так я в колодец. А еще я грохну о пол икону, зайдя в алтарь — почему это твой Бог не выполняет мои желания?! Успокаиваете меня — так я вам устрою: подожгу, разобью, а еще завалюсь в храм, зная, что нельзя, простоволосая, в трениках и менструируя — да нас**ть мне на ваши правила! Или, если хотите — отдам все, что у меня есть, только верните мне МОЕ!

    Если вы все еще защищаете эту «великую всепоглощающую любовь», то представьте себе на минутку, что вдруг после нескольких лет отсутствия объявился ваш бывший и со страстью и взором горящим убеждает, что только с ним вы будете счастливы. Точнее, что только вы — смысл его жизни, а иначе и жизнь не мила. Ну, а вы давно уже живете в другом мире — у вас прекрасный муж, розовощекий малыш, уютный дом. А на маленький юбилей вашего знакомства вы планируете, предварительно забросив малыша к бабушке, смотаться на выходные в Париж, побродить там вдвоем, посидеть в кафешках, подышать воздухом беззаботности. Но ваш бывший обрывает телефон, осаждает подъезд, орет под балконом, поджидает на улице, преследует, по сути, ломает вашу жизнь. Вы что же, спасать его несчастного броситесь? Сомневаюсь.

    По сути, девушки должны были разобраться в своих отношениях самостоятельно, не вмешивая сюда Бога ("Богу Богово, а кесарю кесарево»). В итоге одна, боясь посмотреть реальности в глаза, прячется за Бога, беспомощно ища у него защиты, а другая, видя в нем основного врага на пути к счастью, открыто с ним воюет. И то, что все это привело к трагической развязке, было вполне ожидаемо. Подобный накал страстей почти невозможно утихомирить привычными методами. Ну, что ж… Каждый вынес из этой ситуации что-то свое, с чем ему придется разбираться. Кое-кому, наверное, уже в следующей жизни.

    P.S. Если любите серьезные фильмы о непростых человеческих взаимоотношениях — обязательно посмотрите!

    10 из 10

    10 января 2013 | 21:59

    Прошло уже больше пятисот лет со времён великих европейских реформаторов Лютера и Кальвина, но оказалось, что даже сейчас, в эпоху технократии и глобализации, понятие спасения души вовсе не утратило, а, скорее, обретает новую силу в лице этих самых явлений. Раз за разом появляются так называемые обезьяньи процессы, перестраиваются сектантские методы и т. д. При этом, вряд ли многие даже задумываются, религия — это, по сути, война человека с самим собой в разных формах. И Кристиан Мунджиу с его последней работой — одно из подтверждений необходимости выразить в массовой культуре небезопасные для всего общества тенденции, облегчив их до более понятной схемы одиночества жителей одной из стран нынешней Европы, ищущих спасения в стенах религиозного дома. Тем более, что всё описанное было на самом деле и подтверждается документами. Место действия — румынская провинция, где правят бал отнюдь не идеи национального единства, а невежество и почти что фанатизм.

    С самого начала обращает на себя внимание почти идеально устроенная обстановка монастырского двора, хотя это может быть и подлинное религиозное общежитие. Несмотря на относительную внешнюю неприглядность, здесь определённо чувствуется мощная сила истового единства монашеской аскезы. К тому же, актёры играют превосходно, словно их несколько лет заставляли жить в такой среде. Закрытое общество готово принять у себя Алину и торжественно облачить в рясу, которая подстать её внешности, но не сердцу. Единственная, кто понимает и принимает Алину такой, как есть — это её самый близкий в мире человек Войкица, по счастью или нет давшая обет послушания. Конфликт уже налицо, но его последствия теперь зависят лишь от двух людей, точнее, их конечного решения переступить или нет через свою гордость и уйти туда или остаться здесь. Между тем, в замкнутой ячейке уже царит переполох, а из сокрытых непроницаемой бородой уст настоятеля доносится зловещее слово «враг»…

    Мунджиу не был бы собой, избегая длинных сцен и сверхчётких планов, при этом он довольно сдержан до подлинных сантиментов, нередко скрывая за глухой стеной быта душевные порывы своих героев. Эротикой в его картинах и не пахнет, отчего они где-то даже выигрывают. Вместо этого режиссёр предлагает поговорить о любви, но не совсем обычной и даже немного странной. Эта любовь обновления проступает сквозь внешнюю саркастическую и даже уродливую зарисовку неприглядных сторон родного государства. Автор обращается к его проблематике, давая более молодой аудитории своего рода киноурок об ошибках прошлого и настоящего, чтобы не жить в ожидании чуда, как те самые монахини, боящиеся зайти за алтарь и разозлить кого-то там. Простые человеческие чувства, далёкие от похотливых желаний, всё же, таят в себе некоторую напряжённость, идущую не из глубин мозга, а рождающуюся из вихря социально-политической нестабильности и посткризисного состояния архаического по сути румынского общества.

    Для своего времени фильм «За холмами» более чем актуален, при этом факт многополярности религиозного сознания в каждой отдельной стране нередко оборачивается далеко не лучшими событиями, сродни тем, что легли в основу ленты. В конечном счёте, на первый план выводятся именно духовные ценности, но в их первородном, гуманистическом виде. Гуманисты же, как известно, переосмысляли античную философию, одной из главных заповедей которой была «человек есть мера всех вещей». И не важно, воюет ли человек за религию или против неё. Важно, что любая война — это плохо.

    24 августа 2014 | 13:53

    «И кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня». (Мф. 10:38)

    Алина любит Войкицу, но Войкица ушла в монастырь, и уравнение «Бог есть любовь» стало неравенством. Большое кино от Кристиана Мунджиу о том, как любовь порой изгоняют молитвами и распинают на кресте.

    В 2005 году в монастыре святой Троицы, что располагается в Юго-Восточной Румынии, над 23-летней монахиней провели обряд экзорцизма, посчитав, что она одержима бесами. Девушку три дня держали связанной в холодном помещении на хлебе и воде и с кляпом во рту, после чего, та испустила не только злой дух, но и всякий, какой в ней был. Крупный скандал, произошедший в Румынской Православной Церкви, не мог остаться незамеченным прессой, тем более что оказалось, что в духовников, способных изгонять дьявола многие румыны до сих пор верят, и подобные практики частенько совершаются в отдаленных провинциальных церквях. Кристиан Мунджиу, обратившись к этому сюжет, долгое время вынашивал план его экранизации. Уже в статусе лауреата Золотой Пальмовой Ветви Каннского кинофестиваля, он представил свой новый фильм «За холмами», ничуть не уступающий, а в чем-то даже превосходящий его знаменитую работу «4 месяца, 3 недели и 2 дня».

    В центре внимания вновь две девушки, Алина и Войкица, но в отличие от героинь предыдущей картины Мунджиу, их связывают более тесные отношения, чем просто дружба. Пытаясь ответить на вопрос, что держало пострадавшую девушку в монастыре, режиссер находит простой, но очень убедительный ответ — любовь, причем такая, когда не мыслишь себя без другого человека и готов раздать все свои вещи, и пустить по ветру все свои деньги, заложить душу дьяволу и отречься от мира. Впрочем, лесбийский аспект взаимоотношений Алины и Войкицы не несет в себе такой уж фундаментальной нагрузки, отчего «За холмами» нельзя причислить к традиционному квир-кино. Мунджиу создает монументальное полотно, на поле брани которого сходятся человек и Бог в борьбе за сердце обыкновенной смертной девушки.

    Страшные этические противоречия разрастаются и множатся на фоне уединенной жизни монахинь, научившихся «просто, мудро жить, смотреть на небо и молиться Богу». В церкви появляется невидимый враг, имя которому никто придумать не может, по крайней мере, в рамках тех смыслов, которые доступны монашкам. «Бес», «куры яйца не снесли», «черный крест явился на разрубленном полене» — неведомое и скрытое уходит в область суеверий настолько плавно, что зритель за два с половиной часа сам начинает воспринимать эту логику как саму собой разумеющуюся. Истеричная Алина, которая всего лишь отчаялась вытащить свою подругу из кельи и готова выйти на тропу войны против Всевышнего, незаметно начинает казаться и впрямь бесноватой. Батюшка очень ловко подводит религиозные мотивы под ее неустойчивое психологическое состояние: «с ней это случилось после исповеди», «она должна впустить в сердце Бога», и так как припадки у Алины начинаются действительно после исповеди, и с Богом она не на короткой ноге, то и эти объяснения кажутся вполне убедительными. В происходящем не видно ничего абсурдного, пока внешний мир с привычными нами законами вновь не проявляет себя и не высвечивает весь драматизм и идиотизм ситуации.

    Кино Кристиана Мунджиу вновь оказывается больше, чем кино. Он запечатлевает на пленке жизнь, не умещающуюся в несколько интерпретаций, при том, что режиссерский замысел не погребен под ворохом аллегорий. Если в «4 неделях, 3 месяцах и 2 днях» он сталкивал реальность с идеологией, то в «За холмами» он идет в крестовый поход против религии, дабы очистить ее от суеверий и напомнить о важности человеческой жизни, никак не способной подчиниться 450 монашеским заповедям. Для человека неглупого тождество Бога и любви не будет вызывать сомнений, и лишь людские заблуждения, ортодоксальность и косность — то единственное, что может поколебать эту простую истину.

    29 декабря 2012 | 23:44

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Новости


    Американский прокат заполонил один из диснеевских флагманов 2013 года — фильм «Оз: Великий и ужасный», где герой Джеймса Франко попадает в сказочную страну, управляемую тремя ведьмами, которых играют Мила Кунис, Мишель Уильямс и Рейчел Вайс. Также стартуют триллер «Одним меньше» и участник Каннского фестиваля «За холмами» румына Кристиана Мунджиу(...)
     
    все новости
    Записи в блогах

    Как было бы просто, прими кто-нибудь единый стандарт по подведению итогов года! «В первой тройке нельзя упоминать коммерческое кино» или «нельзя выкидывать из десятки фильм-победитель Каннского фестиваля». (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Исход: Цари и богиExodus: Gods and Kings24 115 934
    2.Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 112 686 742
    3.Пингвины МадагаскараPenguins of Madagascar7 206 293
    4.Топ-5Top Five6 894 814
    5.Город героевBig Hero 66 055 901
    12.12 — 14.12подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Хоббит: Битва пяти воинствThe Hobbit: The Battle of the Five Armies738 000 000
    2.Пингвины МадагаскараPenguins of Madagascar87 151 019
    3.ПирамидаThe Pyramid28 777 810
    4.Любит не любит28 315 163
    5.ИнтерстелларInterstellar11 043 453
    11.12 — 14.12подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители3 161 2611 113 116
    Деньги939 451 898 руб.426 779 299
    Цена билета297,18 руб.46,87
    11.12 — 14.12подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    135.ГандиGandhi8.199
    136.Перед классомFront of the Class8.199
    137.Славные парниGoodfellas8.198
    138.БлефBluff storia di truffe e di imbroglioni8.196
    139.ВоинWarrior8.194
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    16.Земля будущегоTomorrowland93.96%
    17.Лига справедливости: Часть 1The Justice League Part One93.90%
    18.Человек из А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.93.69%
    19.Ключи от улицыThe Keys to the Street93.50%
    20.Стражи Галактики 2Guardians of the Galaxy 293.44%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    ВерсияRendition21
    С первого взглядаAt First Sight9
    Отель «Гранд Будапешт»The Grand Budapest Hotel192
    Несносные боссы 2Horrible Bosses 225
    Хоббит: Битва пяти воинствThe Hobbit: The Battle of the Five Armies88
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Астерикс: Земля БоговAstérix: Le domaine des dieux
    Хоббит: Битва пяти воинствThe Hobbit: The Battle of the Five Armies8.150
    Пингвины МадагаскараPenguins of Madagascar6.951
    Феи: Легенда о чудовищеLegend of the NeverBeast
    Вычислитель
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Чем дальше в лес...Into the Woods25.12
    Седьмой сынSeventh Son01.01
    Исход: Цари и богиExodus: Gods and Kings01.01
    Джон УикJohn Wick01.01
    Большие глазаBig Eyes15.01
    премьеры