всё о любом фильме:

За холмами

Dupa dealuri
год
страна
слоган-
режиссерКристиан Мунджиу
сценарийКристиан Мунджиу, Татьяна Никулеску Бран
продюсерКристиан Мунджиу, Паскаль Кочето, Жан-Пьер Дарденн, ...
операторОлег Муту
художникКалин Папура, Михаела Поенару, Дана Папаруз
монтажМирча Олтяну
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Франция  57.4 тыс.,    Румыния  53.1 тыс.,    Италия  30 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время155 мин. / 02:35
Номинации (1):
Алина возвращается в Румынию из Германии, чтобы забрать с собой Войчиту, единственного близкого ей человека, когда-либо отвечавшего ей взаимностью. Но Войчита обратилась к Богу, а Бог — серьезный соперник, когда дело касается чувств…
Рейтинг фильма
IMDb: 7.60 (6655)
ожидание: 96% (332)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
81 + 8 = 89
8.1
в России
79%
15 + 4 = 19
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 187 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    After us the Savage God

    Уильям Батлер Йейтс

    Борьба — самая выигрышная тема для кинематографа. Борьба человека с человеком, борьба человека с самим собой. Зритель получает садомазохистское удовольствие от созерцания человеческих страданий и радостей. Особенно, когда все вместе. Румынский кинематограф, если и держится особняком, то только не в выборе сюжета.

    . История стара как мир. В центре повествования — необычная, трагическая история человеческой любви и нечеловеческой жестокости. Молодая девушка Алина возвращается из Германии в родной румынский городок, чтобы увидеться с Войкицей — подругой детства. Алина, разумеется, намеревается вместе уехать в Германию — ведь там уже найдена работа. Но годы шли — и у Алины появился самый грозный соперник, которого себе только можно представить. Он не появится в фильме — но зритель всегда будет ощущать его присутствие в каждой сцене, в каждом разговоре. Этим соперником мог быть импозантный молодой мужчина, «сильный мира сего», это могла быть и женщина, завладевшая наивной душой юной особы. Это было бы так, не будь режиссером Кристиан Муинджиу, в своем фильме «4 месяца, 3 недели, 2 дня» уже доказавший, что лабиринты и пропасти души человеческой, поиск самых необычных, самых страшных, порой даже и мерзких уголков может быть куда глубже и куда выразительнее.

    Львиная доля действия разворачивается в небольшой монашеской общине. Церковь здесь не имеет ничего общего с навевающими кладбищенскую романтику соборами и церквями из готических романов. Ну а о соборе Парижской Богоматери и напоминать не стоит. Сам образ церкви представляется немного оторванным, блеклым, размытым. Он буквально не вписывается в общую картину, но без него, как ни странно, картина распадется. Вообще, сам фильм напоминает мозаику, паззл, все складывается из маленьких, почти невесомых деталей: община, смиренные монашки, грозный священник, беспринципные врачи, напористая Алина и запутавшаяся в своих мыслях Войкица. Некоторые моменты могут показаться совершенно, пугающе натуралистическими — но таков Муинджиу, у него этого не отнять.

    При просмотре обратите внимания на цвета — вы не увидите ярких красок. Красный будет казаться тошнотворно морковным, зеленый — болотным, желтый — как желчь, даже черный не остается абсолютно черным — он разбавлен серостью и грязью. Абсолюта в мире людей в этой картине нет — абсолютно чистым, абсолютно кристальным здесь является только небо, к которому так часто взывают все герои. Небо, которое часто отождествляют с тем самым страшнейшим соперником в сердечных делах. Музыка отсутствует — хотя это и создает «эффект присутствия», возможно, она придала бы больше драматизма, но в случае с «За холмами» это скорее означало бы подсказку для зрителей из серии «когда начинать плакать». «За холмами» — фильм без подсказок. Вероятно, нетрудно догадаться, что загадочный и всесильный соперник никто иной как Бог. А всесильный он соперник потому, что уже победил. Вопреки чувствам обеих девушек, вопреки всей ситуации, которая складывается к концу — все уже предопределено. Но парадокс этой мозаики в том, что события до того не логичны, до того неясны, что кажется, что куролесят. И именно в единстве хаоса и порядка протекает жизнь героев.

    Кстати, о куролесице. Само это слово имеет весьма символичное происхождение — от названия молитвы Kyrie eleison («Господи, помилуй»). Мольбе о прощении и снисхождении. Мольба, которую каждый в этом фильме истолковал по-своему. Мольба, которая не прекратиться ни на одном жизненном пути, которая фактически становится самой жизнью — а вот чего стоит такая жизнь…?

    Собираясь посмотреть этот фильм, стоит кое-что уяснить. Никогда — никогда не садитесь смотреть его в хорошем, приподнятом настроении. Идеально — если вы больны и у вас температура. И вы наполовину влюблены. Тогда удастся полностью окунуться в эту неудобную правдивую атмосферу, в эту реальность загадок и символов. Пытаться вместе с героями за несколько часов пережить весь их жизненный путь — тяжело, но того стоит. За небольшой срок главные героини узнают и поймут что-то принципиально новое и необычное, что-то, что способно изменить весь ход событий. Одну вещь лишь не узнать никогда. Она как тень, повисла немым вопросом в фильме. А слышит ли Бог наши молитвы?…

    6 января 2013 | 22:35

    Ошеломительная кинолента Кристиана Мунджиу: «За холмами».

    Иногда получается так, думаешь донести в истории об одном, а на самом деле слушатель воспринимает историю рассказа совершенно о другом, эффект растревоженного улья. Так и здесь, тщательно выбрав инструменты для передачи ощущений полноценной перспективы, художник в процессе работы, сам того не ведая, увлекаясь всё дальше и дальше, изображает её в таких деталях, что она вырастает в перспективу отчасти непостижимую уму. И в конечном итоге перспектива вырисовывается настолько основательно, что прямо и косвенно выходит за рамки целостной картины и тот объект, который, по идее, должен приковывать главное внимание зрителя, оказывается на второстепенной стороне, а на первый план всплывает деталь, которой эта роль и вовсе изначально не отводилась. А там вторая деталь, потом следующая. Взор начинает блуждать из одного угла в другой, то там углубится, то здесь, подспудно даже, мысленно и невзначай возникает желание перевернуть холст наизнанку, авось и там что-то есть, что не уместилось в рамках. Порою ловишь себя, что твои глаза и ум разбегаются по сторонам, что абсолютно не способен сконцентрироваться на том, что тебе хотят донести: смотришь в одну точку, а думаешь совсем о другом. И вовсе так не кажется, что образ живописует нагромождение не связанных друг с другом предметов, а наоборот — образ настолько силен, что на его поверхности неожиданно живо проявляется то, что спрятано глубоко внутри, примерно так, как на розовых, на невозмутимых щеках вдруг проявляется краска стыда и они становятся ярко пунцовыми, и постыдную правду уже не скрыть.

    На одном из таких «фокусов» этого произведения мне и хотелось бы акцентировать Ваше внимание, когда из-под колпака шляпы вместо помещенной в него розы из папье-маше, неведомым нам путем, подлетая от неожиданности, выскакивает пушистый, белый зайчик, хотя уместнее в этом контексте было бы наоборот — живое стало мёртвым, колпак захлопнулся:

    - Невежество не в том, как мы глубоко погружены в бога, полагая это за мракобесие, а в том, как мы от него далеки, проживая жизнь, совершенно с ним не соприкасаясь.

    10 из 10

    26 декабря 2012 | 00:42

    Прошло уже больше пятисот лет со времён великих европейских реформаторов Лютера и Кальвина, но оказалось, что даже сейчас, в эпоху технократии и глобализации, понятие спасения души вовсе не утратило, а, скорее, обретает новую силу в лице этих самых явлений. Раз за разом появляются так называемые обезьяньи процессы, перестраиваются сектантские методы и т. д. При этом, вряд ли многие даже задумываются, религия — это, по сути, война человека с самим собой в разных формах. И Кристиан Мунджиу с его последней работой — одно из подтверждений необходимости выразить в массовой культуре небезопасные для всего общества тенденции, облегчив их до более понятной схемы одиночества жителей одной из стран нынешней Европы, ищущих спасения в стенах религиозного дома. Тем более, что всё описанное было на самом деле и подтверждается документами. Место действия — румынская провинция, где правят бал отнюдь не идеи национального единства, а невежество и почти что фанатизм.

    С самого начала обращает на себя внимание почти идеально устроенная обстановка монастырского двора, хотя это может быть и подлинное религиозное общежитие. Несмотря на относительную внешнюю неприглядность, здесь определённо чувствуется мощная сила истового единства монашеской аскезы. К тому же, актёры играют превосходно, словно их несколько лет заставляли жить в такой среде. Закрытое общество готово принять у себя Алину и торжественно облачить в рясу, которая подстать её внешности, но не сердцу. Единственная, кто понимает и принимает Алину такой, как есть — это её самый близкий в мире человек Войкица, по счастью или нет давшая обет послушания. Конфликт уже налицо, но его последствия теперь зависят лишь от двух людей, точнее, их конечного решения переступить или нет через свою гордость и уйти туда или остаться здесь. Между тем, в замкнутой ячейке уже царит переполох, а из сокрытых непроницаемой бородой уст настоятеля доносится зловещее слово «враг»…

    Мунджиу не был бы собой, избегая длинных сцен и сверхчётких планов, при этом он довольно сдержан до подлинных сантиментов, нередко скрывая за глухой стеной быта душевные порывы своих героев. Эротикой в его картинах и не пахнет, отчего они где-то даже выигрывают. Вместо этого режиссёр предлагает поговорить о любви, но не совсем обычной и даже немного странной. Эта любовь обновления проступает сквозь внешнюю саркастическую и даже уродливую зарисовку неприглядных сторон родного государства. Автор обращается к его проблематике, давая более молодой аудитории своего рода киноурок об ошибках прошлого и настоящего, чтобы не жить в ожидании чуда, как те самые монахини, боящиеся зайти за алтарь и разозлить кого-то там. Простые человеческие чувства, далёкие от похотливых желаний, всё же, таят в себе некоторую напряжённость, идущую не из глубин мозга, а рождающуюся из вихря социально-политической нестабильности и посткризисного состояния архаического по сути румынского общества.

    Для своего времени фильм «За холмами» более чем актуален, при этом факт многополярности религиозного сознания в каждой отдельной стране нередко оборачивается далеко не лучшими событиями, сродни тем, что легли в основу ленты. В конечном счёте, на первый план выводятся именно духовные ценности, но в их первородном, гуманистическом виде. Гуманисты же, как известно, переосмысляли античную философию, одной из главных заповедей которой была «человек есть мера всех вещей». И не важно, воюет ли человек за религию или против неё. Важно, что любая война — это плохо.

    24 августа 2014 | 13:53

    Что может быть интересного в кино, где нет ни спецэффектов, ни ярких образов, ни громких цитат? Неожиданно для себя я решила поверить, что каннские ветви достались Кристиану Мунджиу не напрасно. Тягостный, пронизанный черной тоской фильм — он поразил меня до кончиков пальцев, до глубины души. Несомненно, все до деталей гармонично, безнадежно верно: кино должно было быть снято именно румынским, ну или нашим, молдавским режиссёром. Чтоб его прочувствовать, нужно понимать, прожить хоть день, прикоснуться хоть слегка к укладу отраженной жизни. Как же знакомо это равнодушие современного социума: холод больниц, органов опеки, стяжательство людей, — и, для сравнения, упорное неравнодушие, даже настойчивая «любовь» церкви к ближнему. Беспроглядная, темная, дышащая едким запахом ладана и несвободы — порой оказывается единственной открытой дверью.. в пропасть. То же равнодушие, то же стяжательство, та же жестокость — но занавешенные ризой смирения и «любви». Страдание во благо, правая щека после левой, жертвенность по Достоевскому — все это растворяется, тонет в бездне невежества, темноты, полного бреда. Виновата ли церковь сама по себе? Нет. Думаю, Мунджиу обращается к обществу, живым людям — не быть равнодушными, не быть темными, открывать разум и сердце. Как иногда любит повторять один мой друг: «Мы возвращаемся в Средневековье». Это фраза про кино «За холмами».

    Я лично воспринимаю этот фильм как реквием по мечте. Наверное, очень мило верить в то, что, если даже опустить руки и пустить жизнь (свою и ближнего) на самотёк, то кто-то сильный, строгий, но добрый, потом пожалеет и наградит тебя, «на руки возьмет тебя, чтобы не споткнулся ты ногою твоею о камень». И никто эту веру не имеет права отнимать. Но нельзя позволить, чтоб рядом с нами, рядом с реальной, пусть грубой и грустной жизнью, совершалось насилие. Весь этот средневековый бред, конечно же, уйдет в прошлое, как и множество предшествующих верований и идеологий, но это случится лишь тогда, когда общество станет достаточно зрелым, чтоб быть в состоянии защитить любого гражданина, и даже девочку-сироту.

    10 из 10

    21 февраля 2013 | 01:41

    Однозначно лишь одно — это не фильм, это временной отрезок, вырванный из жизни определенных людей. Ни саундтреков, ни спецэффектов, лишь эмоции и актерская игра.

    И пусть говорят, что кино — рассказ о запутанных чувствах совершенно разных людей, смотрящих в разные стороны, разными глазами, я не соглашусь с этим. Фильм, по моему мнению, об огромной, безумной, порой бессмысленной любви, о сражениях ради нее, о жертвах во славу ее. 

    Я не увидел в этом фильме банальщины. Напротив, картина, по-моему, вышла насыщенной, полной философского смысла, заставляющая думать, выбирать, садиться в тюрьму за оскорбления чувств верующих…

    Алина приезжает из Германии на Родину в Румынию в гости к Войчите — своей возлюбленной и обнаруживает, что ее мировоззрение кардинально изменилось. Войчита, хоть и любит до сих пор Алину, хоронит это чувство глубоко в себе, на первое место выставляя любовь к богу. Война Алины с богом могла бы завершиться победой Алины, но все не так уж тут и просто… Войчита отуманена не только богом и не только богу принадлежит, ее мозг неустанно сверлят и отец-настоятель храма, и все послушницы, начиная от матушки и заканчивая ею самой… Вечная борьба ВЕРЫ и РЕЛИГИИ: смешные и глупые обряды, на которые соглашается Алина ради Войчиты, вопросы, на которые никто не даст ответов, богохульства, как осквернение храма, но не бога, рациональный отказ, иррациональное принятие, невозможность выбора между доводами и чувствами.

    Все бы ничего, но, находясь на грани, Алина попадает в круговорот конфликта интересов. Этот внутренний конфликт приводит Алину к нервному срыву (если говорить о симптоматологии, то скорей всего это была банальная истерия с признаками клонико-тонических судорог, а голоса, о которых говорит Алина, скорее выдумка самой героини, дабы сильнее приблизиться к богу, а заодно и к возлюбленной, мол «голоса Ангелов» — но это лишь мое субъективное мнение врача), который тут же признается как ОЧЕРЕДНОЕ дьяволовселение (СЛАВА БОГУ, отец-настоятель обладает чудесным даром — ему достаточно помолиться и все).

    Режиссер (точнее послушницы данного монастыря) очень символично приковывает Алину к кресту во время дьяволоизгнания. В конце фильма полицейский даже акцентирует на этом внимание, что усиливает эффект символичности, а отец-настоятель возмущенно заявляет: «Какой же это крест. Крест свят, а это…». Таким, по моему мнению, довольно таки дерзким ходом, режиссер пытается противопоставить религиозный маразм, истинную веру и жертвенную любовь.

    И тут Алина, по закону жанра, просто обязана умереть, и должны отвернуться от содеянного «старообрядцы», и должна последовать за жертвенным агнцем те, ради которых пролита кровь…

    Может так оно и будет, но, как я уже говорил, это не повествовательное кино с началом и концом, это просто вырванный отрезок жизни двух возлюбленных, одной из которых просто-напросто «промыли» мозги.

    Аплодирую стоя режиссеру. Готовый сесть за оскорбление чувств верующих, ставлю смело

    10 из 10

    25 июня 2013 | 07:15

    Кристиан Мунджиу снял невероятно сложный фильм, который трудно рецензировать — слишком много в нем подводных камней и поднятых вопросов. Почитав предыдущие рецензии, я вижу, что данная работа, как никакая другая, отражает, что каждый видит то, что ему ближе. Люди неверующие видят в нем критику церкви и ее обличение, верующие же — символизм и мудрость, кто-то пишет о его психологичности и о внутреннем конфликте, кому-то центром фильма видится история однополой любви, кому-то эта же «любовь» видется как одержимость… Сколько людей, столько мнений. Самое интересное, что прочитав все рецензии, ни с одной не могу согласиться на 100%, хотя большинство написано очень талантливо и рассудительно.

    Мой взгляд на данную картину тоже непрост. После просмотра я очень долго размышляла, пыталась понять позицию режиссера. К слову, именно отношение Мунджиу к описанным событиям мне до сих пор не ясно до конца. С одной стороны, за основу взята имевшая большой резонанс в свое время история румынского священника, который, исцеляя девушку от бесов, довел ее до истощения и смерти. Однако складывается ощущение, что и у самого режиссера нет четкой оценки описываемых событий, он не облегчает задачу зрителя и не думает за него, не делает повествование черно-белым, так что я не согласна с теми, кто говорит, что данная история обличает церковное мракобесие.

    Меня не напугал быт монастыря — это все очень похоже на правду. Тяжелый труд, молитва, послушание — люди избрали свой путь как служение Богу, и они были к этому готовы и с удовольствием несут свой крест. Да, им свойственны заблуждения и суеверия, но и в монастыре человек остается человеком, и ему тоже приходится бороться за свою чистую душу. Церковь не изображена высасывающей деньги коммерческой организацией — монастырь живет бедно, и Батюшка тоже живет бедно, едва ли пожертвования идут в его собственный карман, во всяком случае, в фильме так считает только Алина. Решив, что они могут помочь девушке, которая пришла в монастырь якобы для служения Богу, а сама произносит страшные вещи и посягает на святость, Батюшка и монахини решаются провести обряд изгнания бесов. И даже в этот момент я не могу сказать, что они осознанно хотели нанести ей вред или быть к ней жестокими. Их желание помочь человеку, который об этой помощи не просил, привело к трагедии, но это не только трагедия Алины, а каждого участника событий. Лично мне жаль всех героев этой истории — Алину, которая пребывала в полном разладе с собой и окружающим миром, эгоизм которой заглушал любовь к подруге — когда любишь человека, желаешь ему добра, принимаешь его выбор, даже если он тебе кажется неправильным. Жаль Батюшку и монахинь, которые в желании помочь навредили и дошли до фанатизма — думаю, страшна даже не тюрьма, а те мысли, которые теперь их не оставят до самой смерти, потому что история Алины и того, что они с ней сделали, будет преследовать их всю жизнь. Но больше всего мне жаль Войкицу. В монастыре она была счастлива, и появление подруги детства внесло раздор в ее собственные мысли и мировоззрение. Появилось непослушание, сомнение, страдание. Невозможно было принять чью-то сторону. После всего случившегося ей, как никому, пришлось думать о своей вине, о том «что было бы если бы», «все ли я сделала правильно», «истинно ли то, во что я верила». Жаль, что нельзя узнать о дальнейшей судьбе этой девушки.

    Наверно, то, что монахи и монахини полностью отделяются от мира после пострига — это правильно. Так человеку предстоит много борьбы с самим собой, но он скрыт от соблазнов окружающего мира. Когда же мир монастырский и мир окружающий сталкиваются, это нередко приводит к разладу. В чужой монастырь со своим уставом не ходят — да, это так. Но и помогать человеку, которой об этой помощи не просит и ее не хочет — имеет ли хоть кто-то на земле на это моральное право? Наказанием за эту историю служит не только тюремное заключение, страдания и суки совести, но и последствия и сомнения в душах простых людей о самой церкви и вере. Не для всех это испытание окажется посильным.

    Жаль, что первоисточника-книги, по которой снят фильм, на русском языке нет. Я бы хотела отметить, что фильм ближе к книге, основанной на реальных событиях, чем к самим событиям, это важно.

    Хотелось бы четко обозначить, что я никого не оправдываю и не идеализирую в данном фильме, хоть так и может показаться. Этот фильм как раз показывает, что нет правых и виноватых. Можно осуждать Алину или жалеть ее, можно осуждать церковь, или пытаться оправдать и понять Батюшку и монахинь. Тем не менее, сути это не изменит, а итог мы все знаем.

    Это фильм из разряда тех, что нельзя отнести в графу «нравится» или «не нравится». Это шоковая терапия, надеюсь, приводящая к размышлениям и попытке на самом деле стать лучше и добрее — независимо от того, верующий Вы человек или нет.

    7 из 10

    27 марта 2014 | 11:00

    Я хочу стоять с тобой
    где-то совсем не знаю
    там почему-то не знаю
    стоять с тобой
    там,
    где не знаю, не знаю, не знаю
    в очереди куда-то,
    потому что
    убежать невозможно!

    Кристиан Мунджиу, румынский режиссер и сценарист (вспоминайте «4 месяца, 3 недели, 2 дня»), с его новым «За холмами» и регалиями последних Канн — «За лучший сценарий» и «За лучшую женскую роль» для обеих главных актрис.

    Сегодня его фильмы относят к термину последнего десятилетия «новая румынская волна» (Cristi Puiu, Catalin Mitulescu, Corneliu Porumboiu). Без сомнения заслуженный, но официоз, коего не бывает у Мунджиу. Человек снимает большее — жизнь. Его сложные темы обходятся без указующего перста морали. Здесь не случится натужного финала, и авторских реверансов, когда выстраивается задорный happy end по затрепанным лекалам (помним волшебные исправления целлулоидных героев).

    Так вот, если желаете скрасить вечер, если вам легкого, понятного и поярче, — сэкономьте время и не смотрите «За холмами». Потому как выясняется, что наблюдать неприкрытые судьбы нет никакого зрительского интереса. Неприглядные, оголенные, ранимые. Выходит, не получилось у Мунджиу снять фильм — получилось показать жизнь человеческую.

    Я хочу стоять с тобой
    на вокзале нигде
    в темноте в поле
    утром почему-то
    Я хочу стоять с тобой
    Не говори…

    Серое осеннее время современной Румынии. Блеклые деревенские пейзажи с жухлыми полями тоскливо перетекают в жизни героев с теми же прилагательными.

    Маленький женский монастырь, священник, мать-настоятельница, двенадцать сестер. Благообразно, сурово, ортодоксально, обрядово. К Войкице, молодой насельнице, приезжает подруга по интернатскому жалкому детству, Алина. Юный дух не такой жизни, нашествие со своей неуместной любовью, с будущим и таким возможным счастьем.

    Встреча на вокзале — рывком, прижать, слез не сдерживать. Обхватить за шею, скорее выдохнуть:

    - Я так одинока! Я схожу с ума в этой Германии! У меня нет никого, кроме тебя!

    И после увидеть ясные глаза:

    - Не надо, на нас смотрят, кругом люди.

    Да все понятно: в чужой монастырь со своим уставом — напрасный труд. А со своей любовью, с ней — можно? Когда с самого детства в скудном румынском интернате, и никому-то ты не нужен в этой большом мире. Вместе и всегда, а тут… Что сказать, когда она, в черном платке и длинной юбке, все уже решила:

    - Я выбрала свой путь, где я никогда не буду одна.
    - Но у тебя же есть я!..

    Мирское сознание может удивляться, что земная, человеческая любовь становится помехой для того, кто выбрал монашеский путь. Религиозное — на тот же вопрос ответит иначе. И вот она, история Мунджиу, о сложности главного выбора, который у каждого свой. О том, как ханжество и мракобесие принимают образ заботы, коверкая жизни, беззастенчиво ковыряясь в них. О том, как зашоренность узкого благочестия радостно обнаруживает соринки в чужих глазах, давно ослепнув от собственных бревен. О дружбе, преданности, страхе, одиночестве.

    В своих интервью режиссер позиционирует «За холмами», как фильм о любви. И делает центральным религиозный аспект, что непременно выводит на сильные эмоции. Многие упрекают Мунджиу в намеренном эпатаже и желанием взорвать зрителя и фестивали. На мой взгляд, этого нет нисколько, только ведь честное раскрытие острой темы не может не обладать подобным эффектом. И глупо рассчитывать, зная синопсис и имя режиссера, что на экране польется патока.

    Фильм длился более двух незаметных часов и не торопился заканчиваться после. Осел в голове и сердце. Очевидный сигнал получения ценного на фоне коммерческих широкоформатных атак. «За холмами» — это для тяжелого просмотра, весь из сожалений и для сожалений же. Не было единственного — потерянного времени. Написали -155 минут, а тут…

    Спасибо.
    Я хочу стоять с тобой
    не умоляя ни о чём
    и без надежды
    и с болью в сердце, конечно
    Я хочу стоять с тобой
    никогда не разлучаясь, конечно…

    PS: в отзыве использованы отрывки из стихотворения Фаины Гринберг.

    29 ноября 2012 | 23:06

    «И кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня». (Мф. 10:38)

    Алина любит Войкицу, но Войкица ушла в монастырь, и уравнение «Бог есть любовь» стало неравенством. Большое кино от Кристиана Мунджиу о том, как любовь порой изгоняют молитвами и распинают на кресте.

    В 2005 году в монастыре святой Троицы, что располагается в Юго-Восточной Румынии, над 23-летней монахиней провели обряд экзорцизма, посчитав, что она одержима бесами. Девушку три дня держали связанной в холодном помещении на хлебе и воде и с кляпом во рту, после чего, та испустила не только злой дух, но и всякий, какой в ней был. Крупный скандал, произошедший в Румынской Православной Церкви, не мог остаться незамеченным прессой, тем более что оказалось, что в духовников, способных изгонять дьявола многие румыны до сих пор верят, и подобные практики частенько совершаются в отдаленных провинциальных церквях. Кристиан Мунджиу, обратившись к этому сюжет, долгое время вынашивал план его экранизации. Уже в статусе лауреата Золотой Пальмовой Ветви Каннского кинофестиваля, он представил свой новый фильм «За холмами», ничуть не уступающий, а в чем-то даже превосходящий его знаменитую работу «4 месяца, 3 недели и 2 дня».

    В центре внимания вновь две девушки, Алина и Войкица, но в отличие от героинь предыдущей картины Мунджиу, их связывают более тесные отношения, чем просто дружба. Пытаясь ответить на вопрос, что держало пострадавшую девушку в монастыре, режиссер находит простой, но очень убедительный ответ — любовь, причем такая, когда не мыслишь себя без другого человека и готов раздать все свои вещи, и пустить по ветру все свои деньги, заложить душу дьяволу и отречься от мира. Впрочем, лесбийский аспект взаимоотношений Алины и Войкицы не несет в себе такой уж фундаментальной нагрузки, отчего «За холмами» нельзя причислить к традиционному квир-кино. Мунджиу создает монументальное полотно, на поле брани которого сходятся человек и Бог в борьбе за сердце обыкновенной смертной девушки.

    Страшные этические противоречия разрастаются и множатся на фоне уединенной жизни монахинь, научившихся «просто, мудро жить, смотреть на небо и молиться Богу». В церкви появляется невидимый враг, имя которому никто придумать не может, по крайней мере, в рамках тех смыслов, которые доступны монашкам. «Бес», «куры яйца не снесли», «черный крест явился на разрубленном полене» — неведомое и скрытое уходит в область суеверий настолько плавно, что зритель за два с половиной часа сам начинает воспринимать эту логику как саму собой разумеющуюся. Истеричная Алина, которая всего лишь отчаялась вытащить свою подругу из кельи и готова выйти на тропу войны против Всевышнего, незаметно начинает казаться и впрямь бесноватой. Батюшка очень ловко подводит религиозные мотивы под ее неустойчивое психологическое состояние: «с ней это случилось после исповеди», «она должна впустить в сердце Бога», и так как припадки у Алины начинаются действительно после исповеди, и с Богом она не на короткой ноге, то и эти объяснения кажутся вполне убедительными. В происходящем не видно ничего абсурдного, пока внешний мир с привычными нами законами вновь не проявляет себя и не высвечивает весь драматизм и идиотизм ситуации.

    Кино Кристиана Мунджиу вновь оказывается больше, чем кино. Он запечатлевает на пленке жизнь, не умещающуюся в несколько интерпретаций, при том, что режиссерский замысел не погребен под ворохом аллегорий. Если в «4 неделях, 3 месяцах и 2 днях» он сталкивал реальность с идеологией, то в «За холмами» он идет в крестовый поход против религии, дабы очистить ее от суеверий и напомнить о важности человеческой жизни, никак не способной подчиниться 450 монашеским заповедям. Для человека неглупого тождество Бога и любви не будет вызывать сомнений, и лишь людские заблуждения, ортодоксальность и косность — то единственное, что может поколебать эту простую истину.

    29 декабря 2012 | 23:44

    Перед просмотром не читала никаких рецензий, не знала, что за история вошла в основу фильма, а также то, что история эта имела место быть на самом деле. Ну и в какой-то момент погрузилась в этот фильм так, как будто это настоящие люди, настоящие жизни, настоящая борьба. Почему так просто было погрузиться? — благодаря отсутствию ощущения игры или какой-либо лжи, тем более жизнь в монастыре мне близка, я с ностальгией вспоминала и свой опыт трудничества, а показана эта жизнь и лица (!) очень близко к моему личному опыту. Единственным флажком того, что это все происходит НЕ на самом деле, маячила собственная мысль: «скорей бы уж предсказуемый финал — исцеление Алины, развязывающее все это духовное напряжение». И вот сюрприз — маячок, подсказывающий, что все это выдумки режиссера, оказался ложным: вместо исцеления — смерть, вместо снятия напряжения — понимание, что фильм основан на реальных событиях, где все не так предсказуемо, и где напряжение не обязательно по каким-то законам жанра будет снято.

    Погружение в реальность через отрицание: 1) во время просмотра я понимаю условность всего происходящего и свои собственные переживания, а затем, 2) как удар, наступает необходимость признать за картинкой ту реальность, над которой уже предстоит серьезно подумать. Поэтому я буду писать об этом фильме так, как если бы он был документальным, как будто я была свидетелем, или участником, одной из этих монахинь, потому что иначе не придет понимание изнутри, а пишу я для того, чтобы самой себе что-то объяснить.

    Так что же показывает мне эта внутренняя перспектива? — непоколебимость веры. Но если вера есть — добро, а ее адепты действительно не хотят никакого зла, то как может быть оценена та же непоколебимость, если речь идет не о Боге, а о том, что, например, показано в документальном фильме «Мама, я тебя убью», где воспитатели детского дома свято верят в то, что их подопечные умственно-отсталые, хотя это несомненно не так. Но их вера также непоколебима, как и здесь, а они точно также не хотят зла для этих детей и думают, что помогают им, как и монахини и священник верят в то, что все делают правильно. С одной стороны есть высшая сила — Бог, которая позволяет служить ему так, как они служат, с другой — государство, которая позволяет не сомневаться в истинности собственного положения работника с умственно-отсталыми и важности собственных функций внутри этого государства (повторюсь, беда в том, что дети-то абсолютно здоровы).

    И там и там непоколебимость веры в собственную правоту, корни которой питаются иерархически более высшей инстанцией, приводит к катастрофе, но вот в чем парадокс, с которым кто-то из читающих явно не согласится: послушников интерната калечат именно как личностей, и это несомненный факт, но никто не попадает под суд, в то время как «физическая расправа» над девушкой Алиной несомненно уголовно наказуема, только вот у меня лично остался вопрос по поводу спасения ее души: извините, но фильм и об этом тоже, если смотреть на происходящее так, как если бы оно было на самом деле, то в ее лице в конце было свидетельство какого-то другого состояния, ее исцеления.

    Эта история повергает меня в тягостные думы… Вроде все всё сделали правильно, итог: батюшка отсидит и поделом ему, Господь то знает, кто в итоге с ним, а кто нет… Мне лично интересна судьба подруги Алины. В конце фильма она остается жить с виной и огромным зерном сомнения. Куда оно ее приведет, неизвестно, я бы сняла продолжение истории про ее путь, но в любом случае такое потрясение и такого масштаба сомнение, событие в духовной жизни, заставляющее отречься от веры, это что-то очень значительное и большое в жизни любого человека. Сам фильм же становится большим вопросительным знаком, и должен вызвать толику сомнения у любого верующего человека, уже поэтому он имеет огромную ценность, не потому что вера — эта плохо… Но есть некоторые ее стороны, как непоколебимость, граничащая с преступлением, которым сомнение бы не помешало, и даже если оно не касается высшей инстанции, так пусть хоть коснется нашего собственного положения, наших собственных поступков, нашей личной ответственности за них, и пусть это сомнение препятствует тому мировоззрению, что все списывает на волю Божью, а беспрекословность веры не будет зачеркивать беспрекословность свободы воли каждого человека, ценность его личного выбора, ибо такая операция экзорцизма, даже если она не имеет летального исхода, несомненно является насилием над этой свободой (ведь девушка Алина никого не просила ее исцелять). Вывод для фильмов, которые я привела для сравнения, один: давайте не будем лечить тех, кто этого не хочет (и здесь еще хуже: ни дети, ни девушка даже не знают, что их «лечат», что вообще есть насилие в высшем смысле этого слова), а лучше лишний раз задумаемся о собственном «душевном здоровье» и правомерности нашего активного вмешательства в жизнь другого.

    3 декабря 2013 | 05:05

    Давно не попадался мне такой фильм, что б задел один из самых важных вопросов:где же грань между духовным и физическим, ведь врачи и духовные отцы не могут дать однозначных ответов будет здоров человек или нет, но если они не будут сотрудничать, то результат, как показал сам фильм будет очень плачевным…

    Конечно, есть опасность неискушенному зрителю, близкому к саркастическому отношению к вере, оправдать свои взгляды результатом случившегося мракобесия, ведь никто не уверял что люди которые ведут монашескую религиозную жизнь являються святые, просто они пытаються найти решение своих жизненых вопросов путем веры… Кому-то удаеться, а кто-то переоценивает свои достижения и заходит слишком далеко, где уже нет здравого смысла, а только религиозный фанатизм…

    Скажу, что такие фильмы очень нужны современному человеку, духовные вопросы часто остаються без внимания, и в результате человек проживая свою жизнь в невежестве, делает много грубых ошибок, которых можно было избежать…

    Говорят, что этот фильм о любви и о жертвах… Быть может, но если подумать о том, как была Алина привязана к своей подруге, на какие она жертвы шла, это не любовь, это психологическая зависимость, каждый имеет свободу на то как ему строить свою жизнь, и этот выбор если не уважать, так значит быть психически больным. Конечно, эти жертвы весьма трогательные, каждый хотел как лучше… но у всех героев данного фильма был путь крайностей, который как всегда приводит к печальным последствиям…

    Очень поучительный фильм, рекомендую!

    12 июля 2013 | 23:19

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Новости


    Американский прокат заполонил один из диснеевских флагманов 2013 года — фильм «Оз: Великий и ужасный», где герой Джеймса Франко попадает в сказочную страну, управляемую тремя ведьмами, которых играют Мила Кунис, Мишель Уильямс и Рейчел Вайс. Также стартуют триллер «Одним меньше» и участник Каннского фестиваля «За холмами» румына Кристиана Мунджиу(...)
     
    все новости
    Записи в блогах

    Как было бы просто, прими кто-нибудь единый стандарт по подведению итогов года! «В первой тройке нельзя упоминать коммерческое кино» или «нельзя выкидывать из десятки фильм-победитель Каннского фестиваля». (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Тупой и еще тупее 2Dumb and Dumber To36 111 775
    2.Город героевBig Hero 634 662 707
    3.ИнтерстелларInterstellar28 307 626
    4.За кулисамиBeyond the Lights6 200 284
    5.ИсчезнувшаяGone Girl4 561 432
    14.11 — 16.11подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ИнтерстелларInterstellar275 234 928
    2.Уиджи: Доска ДьяволаOuija76 297 597
    3.Город героевBig Hero 660 307 547
    4.День дурака49 517 201
    5.С любовью, РозиLove, Rosie20 889 561
    13.11 — 16.11подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 192 299776 065
    Деньги573 686 868 руб.169 269 999
    Цена билета261,68 руб.11,39
    13.11 — 16.11подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    55.СемьSe7en8.431
    56.Молчание ягнятThe Silence of the Lambs8.428
    57.Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика8.423
    58.НокдаунCinderella Man8.421
    59.ИсчезнувшаяGone Girl8.418
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    21.Чем дальше в лес...Into the Woods93.17%
    22.Черная мессаBlack Mass93.05%
    23.Мстители: Эра АльтронаAvengers: Age of Ultron93.05%
    24.МордекайMortdecai92.86%
    25.Kingsman: Секретная службаKingsman: The Secret Service92.83%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    ОтмороженныеFreezer2
    Кино про Алексеева13
    Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 135
    КруизLa croisière2
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 16.856
    ИнтерстелларInterstellar8.987
    Город героевBig Hero 68.325
    День дурака4.722
    Уиджи: Доска ДьяволаOuija4.676
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Несносные боссы 2Horrible Bosses 227.11
    Третья персонаThird Person27.11
    Джон УикJohn Wick04.12
    Хоббит: Битва пяти воинствThe Hobbit: The Battle of the Five Armies11.12
    Репортаж: Апокалипсис[REC] 4: Apocalipsis11.12
    премьеры