всё о любом фильме:

Дирижёр

год
страна
слоган-
режиссерПавел Лунгин
сценарийПавел Лунгин, Валерий Печейкин
продюсерПавел Лунгин, Евгений Панфилов
операторИгорь Гринякин, Александр Симонов
композиторИларион Алфеев
художникМарат Ким, Ольга Кравченя, Наталья Каневская
монтажКаролина Мачиевска
жанр драма, ... слова
сборы в России
зрители
Россия  46.3 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время86 мин. / 01:26
Дирижер отправляется со своим оркестром в Иерусалим, чтобы исполнить ораторию «Страсти по Матфею». Но гастроли оборачиваются трагедией. Черное солнце Иерусалима срывает с главного героя маску благополучного художника, заставляет увидеть себя в беспощадной наготе эгоизма и жестокости. Иногда за 3 дня человек может полностью переоценить и переосмыслить свою жизнь. Меняться никогда не поздно.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.50 (246)
ожидание: 94% (339)
Рейтинг кинокритиков
в России
60%
3 + 2 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 02:06

    файл добавилChudische

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 807 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Российский оркестр, исполняющий духовную музыку, отправляется на гастроли в Израиль. В коллективе начинаются трения, но, благодаря жёсткой руке дирижёра, их удаётся избежать. Никто, за исключением одного человека, так и не узнает, что была ещё одна неофициальная, но очень важная для их руководителя, причина поездки.

    В главной роли Владас Багдонас, известный по фильму «Иди и смотри». Его персонаж, человек с твёрдыми жизненными принципами, очень закрытый, все переживания хранящий внутри себя. Он профессионал и перфекционист, а потому требует от членов своего творческого коллектива такого же отношения к работе. Его считают тираном, но безусловным авторитетом и лидером. Работа занимает в его жизни главное место и потому контакт с сыном был утрачен. Он считает, что тот стал художником, чтобы не работать и тянуть деньги из отца.

    Есть в фильме ответвление сюжетной линии, показывающее, что любой из нас может стать жертвой по воле случая и, зачастую, этот случай создают сами люди, порой невольно. Достаточно одного неосторожного звонка.

    Довольно интересный фильм, хотя поднятые Павлом Лунгиным темы весьма дискуссионны.

    7 из 10

    28 июля 2012 | 22:01

    Новый фильм Павла Лунгина. Два последних нашумевших не понравились: уныло, тяжеловесно, предсказуемо. Но главное: Мамонов. Я о него — если так можно сказать — постоянно спотыкался. Его сценический образ, существо, живущее в песнях, для меня сложнее и интереснее, чем люди, которых ему приходилось изображать у Лунгина. Со своими особенностями, со своим безумием, но всё-таки люди, а Мамонов уже давно дошёл в своём юродстве до абстрактного, не постижимого разумом духа, ушёл в экспрессивных изгибах души так далеко, что ровная линия киношной роли, со своей правильной драматургией, для него всё равно, что лишится оркестра, конечно — внутреннего. А где трубы, скрипки, барабаны, почему звучит только флейта? Это ощущение скованности у Мамонова, его игры по правилам, его рамок и оттого натужности в воплощении чьей-то придуманной кем-то судьбы, не давало мне воспринимать ни историю на острове, ни историю XVI века.

    А был ещё местный (лыткаринский), почти пустой ДК, где мы с мамой следили за тяжёлыми отношениями отца и сына, разрешившихся незабываемой белой простыню из окна мчащегося поезда. И вот со времён этого взрывного, нервного, тревожного «Луна-Парка» проходит 20 лет и мы с мамой снова в почти пустом, но уже московском кинотеатре смотрим и слушаем кино того же человека и по сути — о том же, если не углубляться в подтексты, точнее — не измышлять их. Так о чём же и спустя четверть века? О том, как болезненна связь отца и сына, как трудно быть отцом, как трудно вообще любить и быть верным человеку, как трудно быть с ним и как бесконечно трудно быть им. Традиционный набор драмы. Но среди этих вечных вопросов появляется ещё один, вопрос сегодняшнего дня: работа, её цена. Достоверно ли или нет, но Лунгин показывает того, для кого работа стала целью, фактором, определяющим жизнь и другого человека. Ради неё он, герой, всё подвинет, к ней он всё прицепит, потому что вне её он себя не мыслит. А вне её оказывается целая жизнь, требующая гораздо больше, чем навыки профессии. Показательно место, где я смотрел фильм. Это был один из небольших залов в огромном торговом комплексе, который не что иное, как символ нашего времени, потребительская корзина. В неё свалено всё: от духов, носков, кукол и блинов с сёмгой до духовных ценностей, место которым — 4 этаж, 8 зал с названием «Амстердам» (есть ещё «Париж», «Берлин».) Как не свихнуться в таком блестящем многообразии, в мире, в котором всё можно купить, как не чувствовать себя в нём изгоем, что может сделать твой шаг в нём уверенным? Именно она — способность купить, возможность запускать руку в потребительскую корзину. Сейчас ты это твой хватательный уровень, а он напрямую связан с твоей работой, только она наращивает мускулатуру щупальцев, или делает их вид непристойным. Работать, значит зарабатывать, зарабатывать, значит жить, жить значит тратить — и наоборот. Cитуация складывается так, что звенья этой цепи примыкают друг к другу всё крепче, спаиваются, и врезаться в эту цепь другим звеньям становится всё сложнее. Если твоя жизнь держится только на «других» звеньях, ты выпадаешь из этого мира, погибаешь в нём. Но также погибаешь, если в твою жизнь не врезается то самое «другое» звено, без которого ты лишь холодный механизм, обеспечивающий условную систему энергией. В лучших картинах Лунгина — независимо от моих пристрастий — всегда есть этот конфликт живого с машиной. В начале, 20 лет назад, её представляли пролетарий и националист, теперь люди, облечённые властью. Менялась и противоположная сторона, идею свободы, человечности олицетворяли музыкант, истопник, священник и теперь художник, не появившийся в кадре, тем не менее незримо присутствующий в каждом. Художник, не устроившийся в этом мире, отторгнут им, отторгнут в лице того, чьи принципы и чьё состояние характеризуют сам мир.

    Несмотря на все натяжки и перетяжки, на музыку через край, её — местами — назойливость, несмотря на литературность в монологах, на то, что труп «дышит» и в один из первых кадров влезает чья-то голова, в фильме есть искусство. По крайней мере, во время просмотра в этом нет сомнений. Потом уже, выйдя из зала и стремительно теряя температуру, попав в царство сверкающих витрин, коробок и бесконечных вешалок, начинаешь рационализировать, разбивать в уме сгусток, который в тебя вошёл, тебя раздвинул. А он не так-то легко разбивается. Признак искусства. Ещё один: усилившаяся восприимчивость, внутренний микроскоп, с которого слетели пыль, грязь. Всё происходящее, как продолжение фильма, вот-вот из угла выйдет герой или пройдёт рядом. И вроде шум и суета, беспрестанное движение, яркие лампы, но всё бледнее, тише, статичнее и игрушечнее после такого напора эмоций, планов, красоты. Что же тогда подмывает сказать, что нет, на самом деле, в фильме никакого искусства, есть только его атрибуты? Почему же хочется поворчать об однозначности, о морализаторстве? Зачем хочется сказать о слабом послевкусии? Почему не терпеться выразить своё недовольство игрой Дарьи Мороз, сказать, что ни влюблённость у неё не получилась, ни настоящая тревога за детей? Потому что живёт во мне эта наша русская черточка — отыскивать плохое, упиваться им, раздувая, искажая, опошляя. Мы не очень умеем хвалить, не умеем радоваться за других, а что касается конкретно нашего кино, то здесь уж совсем не принято говорить добрых слов, принято ругать даже, не посмотрев, брезговать, а если смотреть, то через поволоку предубеждений, завышенных ожиданий, постоянных сравнений с западными образцами. Что ж, «Дирижёр» не только может выдержать сравнение с любым хорошо скроенным европейским фильмом, но и превзойти его. Я делаю небольшое усилие и принимаю все шероховатости картины, ей нужно это принятие, как нужно принятие и доверие нашему кино в целом, в котором сейчас пытаются работать и работать старательно, честно многие люди. Мы быстро учимся у американцев техническим вещам, у нас уже летают машины и ритм монтажа как в лихом блокбастере. Но они-то хотят от нас другого, Чехова, Достоевского. Они хотят от нас боли. Как было сказано — мы основной её поставщик. И нам она нужна не меньше, чтобы учиться жить с ней и, через себя, своё, чувствовать её в другом. Лунгин это, кажется, понимал всегда. Спокойный, разумный, рассудительный человек, не боящийся признаваться, что часто движется на ощупь, интуитивно. Слышал, что на съёмочной площадке у него вечный базар, цыганщина, кино снимается между бесконечными разговорами, шутками, чаем, всё ходуном, как в его «Свадьбе». Кто знает, может иначе о страдании снимать и нельзя. А снимать о нём необходимо.

    5 апреля 2012 | 22:41

    Не кино, но пиршество. Тон которому задаёт звучащая почти на протяжении всего действа оратория. Многоголосье сюжетов в музыке перекликается с эпизодами крупных планов нескольких одинаково главных драматических лиц. Человеческая драма не исчерпывается эмоциями в отношениях между людьми, как любят показывать в кино, и в книгах, и в картинах, и во всех видах искусства снова и снова, просто вопроизводя устоявшиеся стереотипы. Человек — остров, и бурлящая в нём внутренняя жизнь снова и снова замыкается на самой себе в самой себе, хотя и питаясь от взаимодействий с другими людьми, не приводя к реальному взаимодействию-пониманию с ними. С чем/кем же всю жизнь человек борется, мирится, делит радость и печаль, разговаривает и молчит. Слово «бог» истёрлось. «Бессознательное» и «психическая жизнь» вот-вот дойдёт до той же стадии. Вопрос остаётся открытым.

    А ещё этот фильм можно прочитать как евангелие. Евангелие от Бога-Отца. Сокуров в «Фаусте» пересмотрел расклад внутри отношений бог-дьявол-человек. Лунгин пересматривает отношения в связке иисус-бог-отец (или иисус — бог-отец). Мы знаем точку зрения евангелистов прошлого на то, что думал (и чувствовал) Иисус о Боге-Отце, когда шёл на Голгофу: бог ответственен за смерть Иисуса, но не виноват в ней. Но задумывался ли кто-нибудь когда-нибудь, что думал (и чувствовал) наш антропоморфный (а значит способный думать в человеческих терминах) бог о смерти Иисуса?

    И всё же прежде всего это катарсический фильм — фильм, очищающий внутреннее стекло прорывом захлестнувших слёз ни по кому и ни по чему, не из-за того и не потому.

    5 апреля 2012 | 23:18

    Насыщенное эмоциями кино. Множественный катарсис.

    Кино этапное. Этапное как для кинопроцесса этой страны, так и для творчества Павла Лунгина. Многие люди, которые пишут о кино, например, журналист Татьяна Витковская, ждут от российского кино возрождения. Этот фильм — явное подтверждение тому подъему. Фильм вызывает ассоциации с работами Ларса фон Триера. Он сравним с европейским мейнстримом.

    Кино музыкальное. В основе фильма — музыка. Именно так: сначала Павел Лунгин услышал ораторию митрополита Илариона (Алфеева) «Страсти по Матвею», потом задумал фильм. Также в интервью он назвал фильм экспериментом, делал упор на соединении языка кино и музыки. Музыка дополняет темп, развитие и даже сюжетные ходы фильма.

    Кино мультикультурное. В фильме говорят по-русски и на иврите. Дирижёра играет бергмановский актер Владас Багдонас. Действие переходит на святую землю с ее обитателями.

    Кино театральное. Чрезвычайная насыщенность эмоциями — главное, что мне понравилось. Сильное, захватывающее действо, драматургия, игра актёров — как в театре. А театр способен дать чувство полноты жизни и поймать вдохновение. Я получил от фильма катарсис множественный.

    Не в моих силах изменить судьбу фильма в прокате на Большом экране, а жаль.

    10 из 10

    1 апреля 2012 | 04:30

    Лучший фильм за последнее время (с точки зрения умения снимать кино и использовать данный жанр искусства, чтобы рассказать ПРАВДУ о мире). Фильм для взрослых людей, которые пытаются осознать, в чем смысл и цель нашего существования на Земле. Тем кто не потерял надежду получать от кино как от искусства то, что оно призвано давать — а именно, раскрывать перед человеком Правду о Жизни — приятного просмотра!

    В фильме поставлена проблема, в глаза которой многие не отваживаются посмотреть до конца жизни: проблема того, что все мы смертны, что однажды не будет и нас. В теме Смерти нет ничего мрачного, потому что отрицающие Смерть люди не способны оценить ни ценность Жизни, ни смысл Любви. Игра актеров на уровне, достойном самого большого уважения. Сценарий гармоничен. Музыка Митрополита уместна и оценена музыкальным миром высоко.

    Поднятая тема смысла человеческого существования не может быть раскрыта в принципе, но сами размышления на эту тему — я снимаю шляпу перед всеми, кто сделал фильм, кланяюсь и говорю «Спасибо Вам, что в этом выхолощенном последними «достижениями» кинематографа жанре вы сняли фильм, просмотр которого делает людей лучше». А смысл последней фразы? Это как тест на взрослость. Те, кто понял, поставьте «спасибо» этому отзыву.

    30 мая 2015 | 17:12

    Музыка изумительная и подобрана так точно — тема искупления, аналогия с грехом Петра, отрекшегося от Иисуса и отца, отрекшегося от сына.

    Дирижер ведет весь свой оркестр и вынуждает жить так, как он живет. Он гордец и все почти его участники страдают от гордыни. Никто не хочет принять высшую волю, все зациклены на себе, на своих желаниях и страстях. Все панически боятся дирижера, а больше всех Надеждин, у него раболепие смешанное с ненавистью.

    Другой солист у него гордость уже перешла все пределы и превратилась в ревность и похотливость, он не может устоять ни перед одной юбкой, предлагает одной женщине прийти на его концерт и то, что у нее двое детей его не смущает. Конечно же он надеется на продолжение их знакомства. А она явно разведена раз на святую землю едет одна с детьми, и в конце фильма (не буду раскрывать сюжета), она оказывается одна, к ней приходит едва знающая ее женщина. И ее реакция на просьбу жены солиста — не приходите на концерт — ее сильно задела — она гордая, поэтому и не смогла наверное прощать мужа и разошлась с ним. А Святая Земля как катализатор — и жертва ищет очищения и наказания. А дети еще не пошли по тенденции матери и поэтому у них есть шанс.

    И то, что все действие происходит в Израиле, неслучайно — ведь именно у израильтян стойкое ощущение богоизбранности и предельное чувство собственной правоты — потому и скитались они веками без собственной земли.

    Все герои живут чувством правоты — дирижер перед сыном, религиозный фанатик перед всеми другими, израильтяне перед другими народами. Надеждин перед дирижером. Механизм гибели цивилизации подмечен очень верно. А любовь должна быть выше правоты и самой жизни.

    Картина дирижера в образе Иисуса — отличная находка. Где интересно можно посмотреть фотографию картины и кто художник? Сын намекал отцу об искуплении своих грехов, и он просит прощения, но сам уже не может ничего сделать с собой. Все это как-то даже по-Иудовски, мне показалось, раз отец в образе Иисуса на картине.

    Дирижер сначала выбрасывает свой портрет, но потом начинает меняться, осознает необходимость прощения, по крайней мере, он пошел по пути прощения. Слезы на похоронах, дирижер перестает бояться покойников и похорон. А это опять же гордыня, торжество жизни над любовью.

    Жена солиста сама, быть может, уже не хочет жить с мужем — на обратном пути садится отдельно от мужа, хотя места свободны. Она сожалеет о случившемся с той женщиной и понимает, что измениться ее мужу будет крайне тяжело, если вообще возможно.

    И в конце катарсис — так как меняется дирижер — приходит на могилу и пишет ему возможно слова с просьбой о прощении — то остается надежда, что все члены оркестра, которыми он управлял, а соответственно и люди в целом на Земле, смогут искупить свои грехи, если обратятся к Богу с искренним покаянием.

    Мои поздравления авторам этой удивительной картины. Может картину мало кто понял, может нет наград особых. Но это неважно. Нелегкий путь проделан.

    Больше всего люблю у Лунгина фильмы ЦАРЬ, ОСТРОВ и теперь уже Дирижера.

    8 из 10

    23 мая 2013 | 14:07

    Дирижер отправляется со своим оркестром в Иерусалим, чтобы исполнить ораторию «Страсти по Матфею». Но гастроли оборачиваются трагедией. Черное солнце Иерусалима срывает с главного героя маску благополучного художника, заставляет увидеть себя в беспощадной наготе эгоизма и жестокости. Иногда за 3 дня человек может полностью переоценить и переосмыслить свою жизнь. Меняться никогда не поздно.

    Дирижер впечатлил меня своей особой аурой, созданной музыкальным сопровождением и сильным характером главного персонажа. Дирижер в исполнение предстает перед зрителями сильным, волевым человеком с твердым характером и принципами, соблюдение которых помогают ему в нелегкой работе управлением оркестром. И если в работе его методы оправданы целью создания великих произведений или исполнения уже созданных, переживших не одно поколение и вознесенных в вечность, то в личной жизни деспотичность и принципиальность привели к одиночеству и страданиям. Сюжет фильма начинается с того, как герой получает послание о смерти сына, решившего посвятить свою жизнь написанию картин, но не справился с атрибутами творческой жизни — бедностью и наркотиками. Не получив финансовой помощи от отца, сын кончает жизнь самоубийством. Но это событие является лишь следствием трудных отношений между ними. Создавая произведения искусства, которые будут жить вечно, дирижер сталкивается с конечностью мирского существования и тяжело переживает прощание с сыном.

    Фильм несмотря на наличие четких диалогов и достаточно живого действия местами переходит в медитативное состояние, предоставляя возможность пережить эмоции героя через потрясающую ораторию «Страсти по Матфею». Также мне понравилось, что фильм не перегружен религиозными подтекстами, а больше посвящен именно земным страстям.

    10 из 10

    30 марта 2012 | 18:44

    Чудом, успев купить последний билет на последний воскресный сеанс, я попал в маленький зал, до краёв наполненный людьми. Утонув в бесконечном кресле, на целых полтора часа отдавшись Павлу Лунгину и его «Дирижёру». Прекрасная атмосфера кинозала, только увеличивала напряжение фильма. Давно я не сидел с таким зрителем.

    Лунгин, как великолепный дирижёр, управляет всей махиной кино-оркестра, не озволяя ему сыграть ни одной фальшивой ноты. Держа зрителя в напряжении, он одной рукой накаляет события, а другой философски успокаивает, поднимая из глубины душ чувства, давно затерянные во времени. И вот все они голые пред нами, открыв нам свои сердца они, молча, поют реквием своим полетевшим в безвременье жизням. Один неверный ход, и замок из песка и тумана распадается на миллионы песчинок, так больно режущих слёзы в закрытых глазах.

    Три дня и резюме всей жизни на столе. Любовь и смерть здесь идут рука об руку, как два неразлучных супруга. И может было бы легче, если этот пресловутый самолёт так никогда бы и не приземлился. Но выбор сделан, и теперь отцу хоронить сына, детям мать, а жене смотреть на ставшего чужим мужа. Тихо стонут небеса Иерусалима, так сладко вдыхавшие гарь уходящего в небеса самолёта. Святая земля обернулась прибежищем для потерянных, и лабиринтом для верящих.

    Потрясающе сыграл Владас Багдонас. Изумительно выглядят крупные планы, его по началу немого лица. Но жизнь всё расставляет на свои места, и даже камень бесслёзно плачет. Инга Стрелкова-Оболдина по-настоящему, или я бы даже сказал, по-русски, женственна. Она сильна и любит, но и она не выдерживает.

    Прекрасно снят Иерусалим. Не показной туристический рай паломников, а величественный город с тяжёлой ношей кровавой земли. Без лишнего размаха и пафоса — просто пустыня с костяным прахом вместо песка. Аура места передаётся и людям. Подводя итог своим преждевременным поступкам, они только лишь целуют сырую землю, пытаясь вернуть невозвратимое. И Страсти по Матвею приобретают пугающую и восхищающую натуральность, соединившись в унисон со страстями музыкантов.

    Полная гармония музыки, актёров и сюжета, дающая на выходе полную трагической необратимости историю, без права на обжалование. Безысходная всепоглощающая скорбь грехов наших, так красиво и тонко обёрнутых Лунгиным в необременительные рамки кинофильма. Страсти не по Матвею, а скорбь по всем людям в бездонном колодце их пороков. Смерть не ради смерти, а ради спасения и тормозной путь длинною в жизнь. Такой он десятый фильм Павла Лунгина.

    9 из 10

    1 апреля 2012 | 20:52

    Чтобы описать то, что наличествует в этом фильме, лучше всего подойдет перечисление.

    - Иерусалим
    - Оратория епископа Илариона «Страсти по Матфею»
    - судьбы членов симфонического оркестра
    - сложный внутренний мир дирижера

    и т. д.

    Все это пишется в аннотациях, выглядит интригующе, завлекает в кинотеатр… Но цельной картины из развеселой мозаики не получается. В 86 минут хронометража режиссер Павел Лунгин втиснул как минимум три сюжетных линии. Они перебивают друг дружку, борются за экранное пространство, и ни одну не получается провести от и до с чувством, толком и расстановкой. Мало того: порой думаешь, что делают на экране все эти люди, говорящие куцые, малосодержательные фразы и отвлекающие от того, что было заявлено в качестве сюжетообразующего ядра.

    К тому же, те элементы, которые я перечислил выше и назвал «интригующими», они создают какую-то показную интригу, которая должна сработать наверняка. Примерно как новостные ссылки в интернете: «ШОК! Разгадана тайна века!»

    Судите сами:

    - Иерусалим. Если вы захотели нагрузить фильм серьезной моралью с акцентом на перерождение/воскресение, лучшего места действия не придумать. Какой простор для библейских реминисценций!

    - Оратория. Ребята, обычные песнопения вы можете послушать где угодно, а классическое произведение, написанное действующим иерархом Русской Православной Церкви (каково, а?) только здесь и сейчас (наверняка ведь еще не слышали). Марш в кино!

    - Дирижер. Весь между букв читается — «режиссер». Понятно, что все это крайне лично и на метафорическом уровне — автобиографично. Кстати, сын Лунгина, как и сын главного героя, тоже художник. Интересно? Конечно!

    И главное не надо лезть из кожи вон. Все «вкусности» лежат как на ладони. Причем в буквальном смысле. Мне посчастливилось побывать в Иерусалиме, и я знаю, что там фактически одна смотровая площадка — на Гефсиманском холме с видом на Старый Город. Туда везут всех туристов. Повезли туда и господина Лунгина. И что бы вы думали? Вид с этой площадки мелькает в картине раз пять. А больше Иерусалима почти и нет. То есть, величие и мощь мы показали, а что касается блуждания по маленьким улочкам (чем в серьезном кино и принято передавать абстрактный «дух города») — этим утруждаться не будем.

    А как насчет внезапно появляющегося террориста-смертника? (Если что, я не спойлерю, он в трейлере есть) Правильно, если не получается воздействовать на зрителя, оставив всех в живых, надо кого-нибудь принести в жертву (причем обратите внимание, кто приносится в жертву — тут сам Бог велел жалеть и сочувствовать). И все это, как вареньем, промазывается пластом арабо-израильских отношений и глобальных проблем — ну к чему он тут? По-хорошему говоря, надо штрафовать за столь откровенную эксплуатацию темы терроризма.

    Или история дирижерского сына. Только вдумайтесь, насколько она запутанна и ненатуральна. Пожалуй, здесь стоило вспомнить бритву Оккама и изобразить что-то попроще и реалистичнее, поскольку перегруженность предыстории лишь разрушает эффект.

    Нет, все это, в принципе, неплохо. И было бы еще лучше, если бы режиссером значился кто-то начинающий. Тогда сцены покаяния у Гроба Господня и кадр с засохшим деревом на выжженой израильской земле, который дублируется в самом начале и в самом конце (как учили), выглядели бы умилительно. Но после «Острова» и «Царя» мы вправе ожидать от Лунгина большего. Сильную драму на православной подкладке уже можно считать его коньком. Это жанр хороший и перспективный. Но иногда получается хорошо, а иногда средненько.

    6 из 10

    8 апреля 2012 | 21:39

    Фильм о всеобщем общечеловеческом кризисе: кризисе веры, кризисе европейской культуры, кризисе цивилизации, кризисе самого человека, оторванного от чего-то настоящего, истинного, исконного — от самых корней.

    Технически все более совершенные, но вечно неприкаянные люди «перекати-поле», люди «мотыльки-однодневки»… они летают поодиночке и стайками, принимая за истинный Свет электрические «блага цивилизации»: без прошлого, настоящего, будущего. Без памяти, истории и родной земли, в которую в назначенный час приходит срок лечь. Родная Земля Обетованная все примет, поймет и простит. Только у каждого она своя и попытки заменить ее на что-то иное в очередной раз приводит к краху.

    Предыдущая работа мэтра «Остров» оставляла нам Надежду, что Бог еще не покинул этот жестокий и несправедливый мир. «Дирижер» же не оставляет никакого выбора.

    Бога нет там, где попраны святыни, а незыблемые христианские парадигмы, на которых веками стояла вся европейская цивилизация и вовсе рухнули, не оставив камня на камне. Где напрочь смещены понятия и перемешаны: предательство отца, самоповешание сына, и массовое распятие арабского юноши-смертника и его жертв на базарной площади

    … без надежды на Воскресение…

    15 апреля 2012 | 19:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>