всё о любом фильме:

Танец Дели

год
страна
слоган-
режиссерИван Вырыпаев
сценарийИван Вырыпаев
продюсерАнастасия Рагозина, Виолетта Кречетова, Константин Панфилов
операторАндрей Найденов
композиторАндрей Самсонов, Борис Гребенщиков
художникМаргарита Аблаева
монтажМариус Блинтрубас
жанр драма
сборы в России
зрители
Россия  5.3 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время95 мин. / 01:35
«Танец Дели» — это семь короткометражных фильмов о знаменитой танцовщице, придумавшей потрясающий танец, который она назвала «Танец Дели». Это семь самостоятельных историй о любви, смерти и танце. Их действия происходят в одном и том же месте, в городской больнице, где герои встречаются, любят, переживают смерть своих близких и пытаются найти гармонию, покой и любовь.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.10 (149)
ожидание: 90% (234)
Рейтинг кинокритиков
в России
50%
4 + 4 = 8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 01:58

    файл добавилEvgenyPotapov

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 299 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Наше замыленное сознание настойчиво требует, чтобы мы воспринимали искусство буквально. Нам привычно и УДОБНО смотреть на картинку, героев и сюжет, которые для нас вполне понятны.

    Когда я начинаю смотреть подобное кино, тот же «Кислород», мой ум нервно выплескивает нейромедиаторы и требует логики, и жаждет понимания, и стремиться выстроить адекватную хронологию, всего происходящего на экране. Не дождетесь. Вырыпаев, в очередной раз приготовил для вас, тот самый немедийный, неформатный, несмотрибельный, но до боли чувственный и пронзительный нефильм, но как сам он любит говорить-текст.

    Бедность и абсолютная, на первый взгляд, незаполненность кадра, так же сбивает с толку. К концу первой новеллы, я была уверена, что локации будут меняться. Это ведь по крайней мере странно, все время снимать на стену. Однако, уже к концу второй новеллы я полностью растворилась в происходящем. Минимализм белого кафеля и почти полное отсутствие динамичности, сделали свое «Вырыпаевское» дело и я начала ОЩУЩАТЬ.

    Этот фильм надо воспринимать, как сон, где действия зачастую бессвязны и алогичны, но даже в дреме, вы прекрасно понимаете, что и для чего вам сейчас сниться. Диалоги, как часто бывает у Вырыпаева повторяются. Это создает удивительный эффеект «заедания». Слова героев вертяться в голове, словно примитивная мелодия, которую ты непроизльно напеваешь весь день.

    Вырыпаев так жадно хочет докричаться до зрителя. Так настойчиво он пытается научить нас жить более качественно, научить нас ОЩУЩАТЬ, что ты чувствуешь его любовь ко всему миру и к себе в частности.

    Мы его талантливыми глазами можем увидеть мир наполненный болью, любовью и смыслом.

    Всего пять говорящих персонажей, всего две избитые темы: любовь и смерть; и всего одна больничная лавка, вмонтированная в белое кафельное полотно… и сколько в этом любви и смысла…

    20 июля 2013 | 16:21

    Танец Дели — это семь одноактных пьес, они объединены местом действия и персонажами — молодая женщина Катя — танцовщица, её мать, больная раком женщина, их общая подруга, танцевальный критик, Катин возлюбленный Андрей, его жена и медсестра. Всё происходит в больничном коридоре. Первая часть начинается с того, что Катя узнает о смерти матери, во второй мать умирает только в середине, а в третьей она жива, хотя ей уже поставлен смертельный диагноз. Подруга матери, пару раз приносящая дурную весть, в другой части упоминается как покойница, причем давняя. В одной из частей умирает сама главная героиня, в другой жена Андрея совершает самоубийство, а в последней она жива, но получает известие о смерти мужа. Каждый из героев хоть раз, но умирает. Обстоятельства жизни как бы меняются, не только во времени, но и их смысл, в зависимости от того с какой стороны мы на них смотрим. Неизбежно только одно — смерть.

    Еще один персонаж — это танец, о нем постоянно говорят. Это Катин танец, который родился у неё в Индии, посреди нищеты, болезней и грязи. Танец наполненный чужой боль… и красотой! Как и любой вид искусства, этот танец заставляет людей забыть о несчастьях, болезни, смерти, и вот в конце танца ты уже ощущаешь умиротворение и спокойствие, ты всё принимаешь, ты наслаждаешься красотой.

    17 декабря 2012 | 07:14

    Очень жаль, что на «Танец Дели» обратил внимание довольно узкий круг людей. Фильм «Эйфория» 2006 года, дебют Вырыпаева в кинорежиссуре, несмотря на свою порой нарочитую «арт-хаусность» все-таки как-то сильнее прогремел. Хотя с другой стороны, возможно, звездный час «Танца» просто еще не настал. А может, и не надо. Фильм и так великолепен, и если большинство российской публики так его и не посмотрит — хуже от этого станет только им.

    Казалось бы, все, что можно было создать симбиозом кино и театра, уже давным-давно создано: Триер со своей трилогией из двух частей «U.S.A.», созданной в стилистике архаичного телетеатра, гениальные работы Марка Захарова в жанре телеспектакля и прочее, и прочее, и прочее… Вроде бы, тема уже исчерпала себя. Но нет — Вырыпаев снимает «Танец Дели». Хотя нет, не снимает — четыре основных плана в одной-единственной декорации, которая, между прочим, представляет собой белую стену, выложенную кафельной плиткой, с полным отсутствием действия — тут, скорее, уместнее будет сказать не снимает, а «пишет». Потому что основная составляющая фильма — диалоги.

    Диалоги в «Танце» — пожалуй, сильнейшее, что я видел в 2012 году. Уже сами по себе они поражают своей абсолютно лишенной нарочитости театральностью, но при этом не имеют ни одного намека на реализм (вспомните хотя бы еще один российский фильм 2012 — картину Василия Сигарева «Жить»: диалоги в ней только и состояли, что из междометия «Чё»). А с такими актерами, даром что их в фильме всего пятеро (это, напомним, постоянная гостья фильмов Вырыпаева Каролина Грушка, великолепная Ксения Кутепова, а так же Игорь Гордин, Арина Маракулина и 

    Инна Сухорецкая) диалоги превращаются в нечто космическое.

    Еще одна важная составляющая фильма — музыка. Музыку к «Танцу Дели» предоставили молодой композитор Андрей Самсонов и горячо обожаемый автором этих строк Борис Гребенщиков. И музыка эта создает эдакий симбиотический контраст — вроде и не совпадает с происходящем на экране (а герои в основном разглагольствуют о смерти, а в каждой новелле кто-то из них уже мертв и в кадре не появляется), но когда в титрах (а они возникают после каждой новеллы) звучат яркие (я бы даже сказал — светлые) гитарные переборы Бориса Борисовича — понимаешь, что смерть — просто продолжение жизни, любовь и сердце — одно и то же, и вообще — все будет хорошо.

    Жаль, что вы не видели танца Дели…

    9 из 10

    24 января 2013 | 21:37

    Танец Дели это сеанс у странного психолога, к манере изложения которого долго привыкаешь: он говорит сбивчиво, но всегда прямо и всегда всерьез. С самого начала нужно принять его правила игры и свыкнуться с тем, что ничего не будет понятно, все будет ново и сам сеанс произойдет в условиях, когда происходящее вокруг будет обнажаться с ужасной скоростью, декорации слетать сами собой, а Освенцим, тот Освенцим, в котором из еврейских детей делали мыло, окажется тюрьмой твоей собственной головы, из которой вот уже много лет делает мыло кто-то еще.

    9 июля 2014 | 22:56

    До мурашек…

    Настолько это созвучно с тем, о чем думаю и говорю все эти дни…

    О принятии и чувстве вины, о ведах и родовых сценариях, о выборе и ответственности за свой выбор, о страдании и красоте, о разных картинах мира…

    Много фраз под карандаш, которого не было с собой (зато есть интернет).

    «Тот, кто сострадает, тот ест пищу грязными руками, а тот, кто тщательно мылит руки перед едой, тот увеличивает потребность мыла на мировом рынке. Мыла изготавливается все больше и больше, но руки при этом чище не становятся. Ты думаешь, есть две чаши весов. А на самом деле, у этих весов только одна чаша. Есть только одна чаша, и на ней ничего не взвешивают, из этой чаши пьют. Пьют свою жизнь. Каждый свою жизнь. И не нужно превращать Грааль в продуктовые весы.»

    Но если фильм я пересмотрю с карандашом, то ответы Ивана после показа и его комментарии уже не повторятся… А говорил, а точнее, рассуждал он о многом. О субъективности и объективности, о том, что каждое Я — это и есть мир, но оно (это Я), каждый день меняется, смотря на этот мир с разных точек, под разными углами, и мир меняется, но вместе с тем — мир всегда один и тот же.

    Художник, как сказал Иван, не должен давать ответы на вопросы, он должен их ставить. И он их ставит. И даже, когда, кажется, что вот, тут же и ответ есть, следующая фраза диалога роняет ответ на лопатки:

    «-Нужно просто разрешить всему этому быть. Ничего не запрещать… Не в смысле отсутствие запретов, но даже сами запреты пусть тоже будут. Словом, нужно внутри самого себя разрешить быть всему, что происходит вокруг и везде. И пусть все останется на своих местах. Пусть все останется, так как есть.
    - А Освенцим?»

    7 историй, с одними и теми же героями, но рассмотренных с разных точек, под разными углами-вопросами, композиция выстроена в зеркальном совершенстве. На первый взгляд, казалось бы, рассказано театральным языком, но не совсем, ибо, нарочитая монотонность речи в тех местах, где можно и нужно играть драму, как поясняет режиссер для того, чтобы зритель не начинал сопереживать героям, а оставался один на один с текстом.

    6 ноября 2014 | 08:56

    В этом фильме каждый найдет свой смысл, возможно даже множество смыслов. Диалоги героев настолько глубокие, что можно обдумывать каждую фразу, находя в них что-то важное для себя. Думаю, это как раз такой фильм, который можно смотреть несколько раз с интервалом, например, в несколько лет (а может просто, при другом настроение) и он тебе, каждый раз, будет открывать новые смыслы, в соответствие с твоими изменениями, изменением твоего отношения к жизни. Напишу то, что тронуло больше всего, наверно потому, что я думала об этом, это фраза: «смерть нас лечит». Я понимаю ее как, если бы мы жили и понимали, что смерть непременно наступит, именно не знали, а понимали, даже скорее — чувствовали неизбежность смерти, то жили бы гораздо умнее. Мы бы могли все жизненные дары, даже страдания, оценивать как великую благодать, не просто своим осознанием, а чувствовать, это каждой частичкой души. Принимать все события в свою душу с большой любовью.

    В фильме так же говорится о том, что не возможно описать красоту, ее нужно чувствовать, и сколько бы не было слов, все равно получится ложь, настоящую красоту не опишешь словами. Возможно, поэтому моя рецензия, получилась, корявой.

    10 из 10

    18 января 2013 | 14:45

    Давеча ходил на фильм «Танец Дели» режиссера Вырыпаева. Положительно впечатленный премьерой его восхитительного «Кислорода», которую показывали по тв в передаче «Закрытый показ», в этот раз был разочарован. Ни уму, ни сердцу. Ни уму, потому что те диалоги (которые на самом деле один вырыпаевский монолог), которые были представлены, не преподнесут ничего нового для человека, хоть немного «по верхам» сведущего в буддизме. Та же самая нью-эйджевская каша из «вечных истин»:

    - Дочка, жизнь есть страдание, желаю тебе понять это поскорее

    - Мама, тебе нужно отпустить концепцию страдания и понять, что все это один вселенский танец

    Я в стольких вариациях продумывал эти простые, но по-своему глубокие истины, что мне это надоело, и поэтому я считаю, что раз уж творец берется за их озвучивание, то он должен представить их с какой-то новой стороны, чтобы я был впечатлен, поразился глубине рассуждений. Или же меня должна эмоционально затронуть та история, которая служит холстом, иллюстрацией этих идей. Ничего этого не было. Сама обстановка, а точнее, отсутствие ее смены в фильме (все происходит в коридоре неизвестной больницы), накладывает дальнейшие ограничения на возможность что-либо художественно выразить. В таких условиях игра должна быть гениальной, и, думаю, Вырыпаев это понимал. Думаю также, что в силу именно этой причины, а не в дань постмодернизму, он избрал именно такую подачу. Актеры в этом фильме играют и не играют одновременно. Игра неубедительна, но чаще они именно НЕ играют — они служат говорящими головами для вырыпаевского текста. Происходит все примерно так (это почти цитата):

    - Твоя мама умерла

    - Уф. Пичалька.

    Меня под конец преследовала мысль «Несмешная вышла комедия, Вань.». Потому что Ваня снял фильм про то, как шел медведь по лесу, видит, машина горит, сел в нее и сгорел.

    А еще фильм, как и все почти все авторское кинцо, явно сделан «на экспорт». Смешно под конец слушать потуги БГ на английском, смешно и немного оскорбительно, что в больнице у уборщицы на ведре «WARNING SLIPPERY FLOOR», да и вообще, кафель больно чистый, хоть и совковый.

    Конфетка без души. Зал был почти полон московскими хипстерами. Блевать тянет от этой небритой публики в шарфиках, которые настаивают на том, что небрежность в одежде это тоже стиль, блевать тянет от их стремных телок в очках с роговыми оправами.

    Я не верю в настоящесть всех этих людей. Уж слишком они следуют сценарию времени.

    13 декабря 2012 | 02:49

    Когда вы говорите, ваши слова в голове звучат так же, как Вы их произносите? Или вы вовсе их не слышите?

    Что случится, если некоторые очень важные события будут повторяться, но при этом не менять саму структуру движения времени? Как в танце повторяющиеся движения не нарушают структуру, а лишь дополняют ее.

    Этот фильм не обо всех людях, хотя, как мне кажется, претендует на это. Героям его ничего не нужно, только поговорить и не каждый это примет, только тот, кто воспринимает мир посредством непрекращающихся разговоров.

    Мне очень понравилось, что нет в этом фильме человека положительного или отрицательного, каждый может осудить другого, а другой каждого.

    Но абсолютно не близко мне, что каждый из них считает себя правым не только для других, но и для самого себя. У этих людей нет сомнений в собственной жизни и правоте, а так не бывает. Мне кажется, не бывает.

    Весь этот комментарий имеет холодное отношение к фильму, это лишь мое впечатление. Как же было бы интересно обсудить его с кем-то.

    27 июня 2015 | 16:26

    Выход первый. «Настоящая рецензия…»

    «Здравствуйте». «Здравствуйте. Присаживайтесь, пожалуйста. Меня зовут Андреем, и я должен провести с вами десять стандартных тестов, хорошо? Замечательно. Возьмите, пожалуйста, карандаш и нарисуйте на этом листе дом». «Дом?» «Да». «Но я не умею рисовать». «Это не имеет значения. Я не буду оценивать ваш талант, мне только необходимо узнать ваше эмоциональное состояние». «Нет, нет, зачем это нужно? Вот давайте-ка я вам лучше этот дом сыграю, а?»

    Он достает из сумки флейту-пикколо.

    Выход второй. «…как и любое другое…»

    «Что ты там опять смотришь в рабочее время?» «Танец Дели». «Про что?» «Про… про то, как танцевать жизнь». «Скажешь тоже! Слушай, я тут вспомнила: попросил меня как-то Эльдар посмотреть клиента, а там натуральная шиза! Я ему говорю: «Нарисуйте мне дом, дерево и человека». А он знаешь, что отвечает?» «Что?» «Да нет, — говорит, — так скучно. Давайте-ка я вам эти дом, дерево и человека сыграю?» Представляешь?»

    Выход третий. «… произведение искусства…»

    «Доктор, помогите, пожалуйста». Я взглянул на часы: припадок продолжался полминуты, зубы были сжаты настолько, что оставалось одно: стирать стекающую слюну уголком простыни. «Что с ней?» «Эпилепсия. Метастазы в мозг». «Ужас! Сейчас как?» «Нормально». «Ясно. Слушай, я вчера посмотрела фильм, который ты советовал, «Танец Дели». Здорово. А есть что-нибудь еще из его же?» «Вырыпаевское?» «Да». «Эйфория», «Кислород», очень неплохо, но после «Танца» тебе не понравится». «Почему?» «Это его вершина. Нынешний потолок. Не знаю, что будет дальше, но сейчас он довел стиль до совершенства. Свой собственный стиль. Ничего лишнего, понимаешь? Достаточно белой стены, скамьи и нескольких человек. И с этим только можно рассказать обо всем. Рассказать все: тебя, меня, мир, танец, Дели, счастье, несчастье, красоту, мерзость, Бога…»

    Мы помолчали.

    Выход четвертый. «… коим она является…»

    «Блин, в маске так неудобно… и почему здесь такой запах?» «Формалин слабой концентрации, ткани начинают подгнивать…» «Передай мне голову, пожалуйста». «Ты не находишь, что это чересчур?» «Ты о чем?» «Посмотри, это же ребенок». «Его голова». «Прекрати. Это неправильно. Мы кичимся тем, что мы делаем. Что заходим сюда и роемся в этой горе органов, в мешанине, ты только посмотри: это же куски мертвых детей: голова с содранным скальпом, две ножки на обнаженном позвоночнике, этот вообще с вытащенным кишечником. Это неправильно, понимаешь? Кем мы становимся?» «Врачами. Все с этого начинают». «Я не хочу так. Начинать с этого — значит этим и продолжить и закончить. Это уродство. Не дети, которые вот здесь, в ванне, а то, что вокруг. Уродство, несчастье, боль. А мы… мы пытаемся на этом построить свое будущее…» «Ты говоришь как Вырыпаев» «Кто это?» «Режиссер, снявший «Танец Дели», Я вчера посмотрел. Вы и место с ним выбрали… похожее». «Тебе смешно?» «Нет, мне очень грустно. Но давай все-таки отнесем их, а то ты ведь знаешь Палыча — за морально-нравственные рассуждения он зачет не ставит».

    Выход пятый. «… должна исходить…»

    «Я так и не поняла фильм, который ты мне дал посмотреть», — сказала Динка, опуская голову мне на плечо. Рядом монотонно бубнила девочка-экскурсовод: «Ночной Павлиний глаз считается необычной бабочкой. По народному преданию, если он опустится на человека, тот может загадать любое желание, и оно обязательно сбудется». «А что такое?» «Не знаю, просто не поняла. Объясни мне». «Что объяснить?» «О чем он?» «Молодой человек, вы что, не замечаете?» Я обернулся. Толстая тетка показывала на мою футболку. На ней сидела крупная серо-желтая бабочка. «Загадывайте желание», — впервые за все время экскурсовод оживилась. «Что ты загадал?» «Ничего. Пусть все идет своим чередом.» «Ну ты даешь! Так о чем же все-таки фильм?» «Об этом, Дин. О бабочке. О желании. Точнее, о его отсутствии». Она улыбнулась.

    Выход шестой. «…не из головы…»

    «Почему ты ушел?» «Знаешь, я пытался. Я ломал себя. У меня болели ноги, у меня даже грибок на ступнях появился, у меня! Ты представляешь? Но я не могу танцевать в его группе. Я ему не нужен». «Просто не нужно считать себя великим». «Я и не считаю. Я танцую. И я знаю, что могу станцевать что угодно: тебя, его, себя, этот снег… что угодно! И так, что даже другие смогут это понять. Я знаю, я уверен, потому что это просто жизнь. Помнишь, как в том фильме… «Танец Дели»… счастье, несчастье, боль, смерть, страх, любовь — все это просто есть и не мы создаем это и не нам взвешивать то, что получается и то, что дано. Да ничего и не дано, кроме чаши, и взвешивать на ней нечего. Надо просто пить, понимаешь?» «Нет. Но я хочу, чтобы ты станцевал меня сейчас».

    Выход седьмой. «…а из сердца».

    Белый кафель. Скамья. Мужчины. Женщины. Живые. Мертвые. Меняющиеся местами живые и мертвые. Танец. Боль. Счастье. Смерть. Любовь. Страх. Жизнь.

    «Чтобы понять «Танец Дели», его нужно видеть. Писать о танце все равно, что проживать чужую жизнь вместо своей. Счастливый вегетарианец с куском сырой свинины во рту — вот что такое «Танец Дели…»

    20 августа 2013 | 20:23

    В рамках фестиваля «Меридианы Тихого» посмотрела «Танец Дели». Скажу честно, ушла после 3 «истории» этого «шедевра». В общем, не нужно до конца смотреть откровенную халтуру, чтобы понять, что она таковою является. Просто мне стало жаль своего личного времени на такое вот «искусство». Весь просмотр меня не покидало ощущение включенного телевизора, который не можешь не только выключить, но даже переключить на другой канал. Очевидно, было жаль времени, а главное эмоций самим актерам, которые тараторят свои монологи с такой скоростью и с такими каменными лицами, что прочувствовать хоть что-то, кроме раздражения мне так и не удалось. Все фразы — набор заезженных «штампов», диалоги откровенно скучны, каждая мысль повторяется не менее пяти раз, словно режиссер полагает, что его основной зритель — законченный имбецил, который не в состоянии воспринять информацию с первого раза.

    Пожалуй, самое интересное то, что сейчас режиссеры постоянно пытаются найти что-то новое в искусстве, бесконечные новые трактовки старых произведений, «служебные романы: перезагрузки», нестандартные взгляды и новые подходы. Однако хочется просто хорошей актерской игры, там где не надо говорить: «Я трус, Катя. Я тебе все наврал.», а где по одному взгляду героя будет понятно, что наврал, что трус и почему наврал, в общем всю ту гамму чувств, что испытывает нормальный человек, а не эти «модели людей» представленные в фильме.

    Сейчас модно говорить, мол, «ты просто не понял, не дорос до такого искусства, не увидел скрытый смысл». Это очень удобно. Собственно хипстеры пользуются этим приемом регулярно. Но тем и хорошо настоящее искусство, особенно такое народное, как кино, что чтобы отличить хорошее кино от плохого не нужно быть профессионалом. Пожалуй, важнее быть просто живым человеком, способным чувствовать.

    8 сентября 2013 | 16:09

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>