всё о любом фильме:

Рыцарь кубков

Knight of Cups
год
страна
слоган-
режиссерТерренс Малик
сценарийТерренс Малик
продюсерНиколас Гонда, Сара Грин, Кеннет Као, ...
операторЭммануэль Любецки
композиторХанан Тауншенд
художникДжек Фиск, Рут Де Йонг, Жаклин Уэст, ...
монтажА.Дж. Эдвардс, Кит Фраэс, Джеффри Ричман, ...
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время118 мин. / 01:58
Номинации:
Сценарист, живущий в Лос-Анджелесе, пытается разобраться в странных событиях, происходящих вокруг него.
Рейтинг фильма
IMDb: 5.80 (10 970)
ожидание: 97% (7422)
Рейтинг кинокритиков
в мире
46%
64 + 75 = 139
5.6
в России
100%
5 + 0 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 235 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Если говорить о внутреннем монологе, как о своеобразном, и многими забытом стиле авторского кино, то недавние работы Терренса Малика можно по праву считать таковыми, несмотря на разного рода критику, нередко ссылающуюся на искусственную высокопарность и претенциозность. Монолог данного режиссера действительно настолько внутренний, что аудитории приходиться гадать, кого из известных актеров, заявленных ранее в составе, творец не захочет упомянуть на этот раз. Да и самим резидентам фабрики грез наверняка интересно, по кому пройдутся монтажными инструментами. Пострадал ли от подобных творческих издержек последний фильм американского классика в этот раз? Можно только гадать. Получился ли он? Нужно только гадать. На картах Таро.

    Наполовину импровизационный, как в плане актерской игры, так и в игре известнейшего оператора с экспозицией, ракурсами, линзами и прочим инструментарием, четкой структуры «Рыцарь кубков» не имеет. События легко можно перетасовать, как карты в колоде. Однако, при отсутствии классического сценария, сценарий в картине имеется. Собственно он и отождествлен с самим кинопроизведением. Здесь иллюстрируется противопоставление жизни нормального человека, которая никак не может быть собрана из множества кусочков, как мозаика, в отличие от сценарной жизни персонажа, коим является Рик (герой Кристиана Бэйла) — опьяненный творческой свободой голливудский сценарист, никак не делающий выбор. Каждая глава намеренно утолщает объем смыслов, которые нарекаются «Луной», «Судом», «Башней», «Смертью» и несколькими другими судьбоносными картами. Все они прекрасно и вполне вменяемо интерпретируются, даже без помощи гадалки. Появляются новые образы, герои и ситуации, постепенно формирующие главы. Тем не менее, львиная доля действия и информации, остающихся за кадром, вкупе с обилием монологов персонажей образуют собой поток сознания. В нем, сродни болоту человеческой рутинной жизнедеятельности, будь то шоу-бизнес или что-то другое, и вправду легко утонуть, особенно если Вы, исходя из сценария, ангел без крыльев, т. е. личность заурядная, несмотря на кристальную душу. Таким образом, Малик сам упорядочивает словесную материю в упомянутый выше внутренний монолог. Ту самую жемчужину из заглавной легенды. Начинать или завершать линии второстепенных героев, т. е. всех, кроме апатичного Рика, режиссер даже не пытается, что абсолютно оправдано. Неужели, добавление драмы в ту или иную сцену драмы автоматически добавит пресловутой драматургии? Особенно в мире кино, где реальность уже не имеет значения ни для кого.

    Сценарист, живущий по законам своего сценария, где свобода гипертрофирована, и позволяет ему писать и выбирать прекрасных спутниц, как на жизненном пути, так и на пути в очередной клуб или на вечеринку. Свобода дает право обожествлять элитных жриц любви; любить девушку красоты девы из морской пены и горевать с утраты не рожденного от нее дитя; быть слабым перед молодостью взбалмошной девицы; безмерно уважать чистоту и бескорыстность своей первой настоящей любви. Разумеется, все это, так или иначе, сопряжено с реальностью, в которой далеко не каждая прыгнет за ним в море непостоянства и эмоциональной нестабильности или же останется в отношениях дольше недели. Мечты прекрасны, но жить в них нельзя, постулирует одна из объектов страсти современного рыцаря, чей кубок на половину пуст… или полон?

    Неужели так замечательно быть свободным от жизни, которую нам предлагает объективная реальность? Так ли сладка свобода? Нет, она слишком приторна, намекает автор. Однако истинна именно свобода выбора. Выбора, из какого кубка сделать первый глоток, а может и вовсе его осушить. Только тогда «сценарий» получает необходимую логику повествования и долгожданное развитие. Отправная точка превращается в многоточие. «Written and directed by Terrence Malick». Как бы претенциозно это не звучало.

    25 июня 2016 | 04:31

    Не то что бы разочарован… Скорее… опустошен и разбит. Оннулирован я… Уж чего-чего, а подобного и ожидать бы не смел.

    Вокруг фильма.

    К долгоиграющему выходу в свет «Рыцарю кубков» присматривался давненько. Очень пристально слежу за фильмографией Кристиана Бэйла и премьера этого фильма, отснятого аккурат сразу после «Темного рыцаря: возрождение легенды», заставила себя долго ждать. По необъяснимым причинам. Сейчас же, после просмотра, могу предположить, что ТАКОЙ фильм не знали как воспринимать и на какую дату ставить премьеру. Несмотря на блестящий главный актерский суперзвездный ансамбль. Вот и получилось, что фильм созданный в 2012 выходит в ограниченный прокат начиная с 2014 и по сей день в 2016-м.

    А фильм ведь самый что ни на есть не игровой. Я так понимаю, это арт-хаус. А значит он не для всех. (Чего не мог я представить и в кошмарном сне)

    Несмотря на то, что «Рыцарь кубков» открывал своей премьерой статусный Берлинский кинофестиваль, взяв с собой на премьеру и Бэйла, и Портман, и задавая тон всему фестивалю, первые отзывы получились несколько… молчаливыми. В лучшем случае смешанными. Это как бы уже… насторожило. Но насторожило еще больше, когда и Портман и Бэйл поведали всему свету на пресс-конференции, что они не играли свои роли, а… импровизировали их. То есть Малик им сказал: делайте, ребята, что хотите, а сам уютно усаживался в рабочее режиссерское кресло и что-то там мысленно у себя в голове ваял.

    Много ли вы знаете фильмов, которые фактически полностью были отданы в объятия импровизации, а у актеров не было даже заготовленного текста? Я, лично, ни одного… Что насторожило меня уже во второй раз. А если учесть, что фильм довольно долго добирался до зрителя, то можете воспринимать сей факт, как моё насторожение третье.

    Касаемо трейлера и фотографий со съемок — то они меня наоборот удовлетворяли в полной мере. Ожидалось интересное, КРАСИВОЕ зрелище, вероятно мелодрама, с очень известными и уважаемыми звездами, где все концы сводились в главном персонаже, в исполнении моего уважаемого и любимого Бэйла, внешний вид которого конкретно в этом фильме, на мой взгляд, самый подходящий для него.

    О самом фильме.

    Понять о том, что происходит — практически нереально. И не знай из синопсиса, что рей пойдет об известном сценаристе Рике (Бэйл), который впал в некое помутнение, а скорее в творческий кризис, а возможно и в кризис среднего возраста, то вряд ли бы я, среднестатистический гражданин планеты, понял бы и хоть это.

    Трейлер говорит куда о большем, и куда понятнее, нежели сам весь фильм.

    И лишь от трейлера, не от фильма, остается приятное послевкусие и ожидание НАСТОЯЩЕГО кино.

    Какова цель фильма, к чему он ведет, даже более того — о чем он — для меня осталось большой загадкой. Весь фильм — это спонтанное, возможно и не-, брожение по Лос-Анджелесу и самым знаменитым его видам главного героя, множество флеш-беков из прошлого и непрекращающиеся закадровые голоса разных героев от которых толку для понимания всего происходящего попросту нет. И лишь отдельные действия героев и их поступки могут быть поняты. Большая же часть — ни в коем разе.

    Возможно, в этом есть что-то гениальное, когда режиссер отдает все на откуп актерам, а его фильм плывет по течению хаоса. Возможно, этот хаос как раз-таки контролируем режиссером. Не знаю, чем мыслит Малик и уж что он, простите, курит или же видит в своих снах. Я знаю и описываю, что вижу я: а вижу я ослепительной красоты и очаровательнейшей работы камеры зрелище, в которое влюбляешься глазами, которое готов уважать хотя бы из-за трех главных ПРОФЕССИОНАЛОВ экстра-класса, но которое не подвластно понять, а значит и насладиться им в полной мере.

    Я готов любить и обожать этот фильм хотя бы за то, что я вижу. Но лучше мне не слышать о чем в нем говорится… Возможно, лучше было бы так и сделать…

    Постскриптум.

    Я не ищу параллелей в еще одном «рыцарстве» Бэйла, на этот раз, в «Рыцаре кубков». Я не вглядываюсь, нажимая на паузу, в это бесчинство селебрити, что принимает участие, возможно и ненароком, в этом фильме. Я не обращаю внимание, что заявленные Бланшетт и Портман играют роли совсем небольшие, а появление Портман — из категории главной звезды второго плана.

    Я просто разочарован в том, что не смог понять фильм, который столько ждал и который так жаждил. Хотя…

    … быть может в этом не моя вина?..

    6 из 10

    24 июня 2016 | 18:31

    «Помнишь, что я тебе рассказывал, когда ты был маленьким? О молодом принце, о рыцаре, которого послал отец (король Востока) на Запад, в Египет отыскать жемчужину. Жемчужину из самых глубоких морских вод. Но когда принц добрался, ему налили чашу, и он выпил её. И забыл всё, что знал. Забыл даже, что он сын короля. Забыл о жемчужине. И погрузился в глубокий сон.»

    «Рыцарь кубков» — еще одна атмосферная картина от необычайно талантливого сценариста и режиссера Терренса Малика. Этот фильм, как и многие прежние работы с его участием ("Древо жизни», «Медвежий поцелуй», «К чуду»), с трудом вписываются в рамки современного игрового кино. Это скорее целая Философия, потоки мыслей, образов, взглядов и эмоций, облаченные в художественный кадр. Новое Кино, которое можно не только смотреть и слушать. Кино, в котором можно присутствовать, с которым можно говорить…

    И вновь не могу не отметить невероятную операторскую работу Эммануэля Любецки. Его взгляд на этот Мир поразителен. Красота в каждом кадре.

    17 января 2016 | 12:17

    В своей крайней картине Терренс Малик окончательно освобождается от пут нарратива и сценарной стройности, которых он хоть и условно, но придерживался в предыдущих своих работах, полностью отдавая полотно на волю уникальному поэтическому стилю. Зрителю предлагается наблюдать случайные фрагменты жизни главного героя, популярного сценариста Рика, которые не несут значительной смысловой нагрузки, и, как и сам Рик, тянутся пассивно, амбивалентно и местами необязательно. Голосом Бена Кингсли мы узнаем, что однажды Рик достал карту таро, сбившая его с пути истинного и теперь он мечется из рук одной красавицы к другой, роли которых, к слову, исполнили такие богини, как Кейт Бланшет, Натали Портман, Имоджен Путтс и Фрида Пинто, в поисках утраченного смысла бытия. Нельзя ни упомянуть и великолепного Кристиана Бэйла в роли Рика, становящегося для Терренса тем, кем когда то был Мастроянни для Феллини или Жан-Пьер Лео для Франсуа Трюффо. Их связь во многом медитативна, герой Бэйла за 118 минут экранного времени вслух произносит дюжину слов.

    Для Малика доминантна идея, возведенная в «Рыцаре» в абсолют и препарирующаяся излюбленным и коронным инструментом режиссера — приемом ассоциативного монтажа; бесчисленное множество фрагментов, длящихся секунды, минуя мозг, достигают вашего подсознания намного глубже, чем вы могли себе представить; их нельзя понять, можно только прочувствовать, осязать. Взаимная любовь, гармония мужского с женским, по Малику, недостижимы априори. Ряд образов совершенных в своей форме констатируют, то, что чувства относительны, текучи и непостоянны. Подобные аксиомы были бы непозволительны мастеру, если в осадке от картины не оставалось бы такого же приятного послевкусия и флера одиночества, которое когда то оставлял своими прохладными пальцами на душах кинозрителей Антониони.

    В заключении хочется сказать, что если вы собираетесь посмотреть только один фильм этой зимой — то пусть это будет «Рыцарь кубков».

    9,5 из 10

    3 января 2016 | 02:36

    Долгое время независимый режиссёр, сценарист и продюсер Терренс Малик демонстрировал всему миру свою оригинальность даже вне искусства кинематографа. Первая же лента его производства «Пустоши» (1973-ий год выпуска) с Мартином Шином и Сисси Спэйсек в главных ролях, рассказывающая о путешествии убийцы с необузданным нравом и его юной спутницы, сделала Малика знаменитым на всей планете. Только ленивый критик не восхищался работой тридцатилетнего тогда постановщика. Спустя пять лет Малик снимает новую картину — в 1978-ом году на экраны выходит драма «Дни жатвы» с Ричардом Гиром, которая также оказывается обласканной критиками и зрителями тоже. И после этого Малик уходит из мира кино, спрятавшись от него на целых двадцать лет, за что получил прозвище «режиссёр-затворник». Но в 1998-ом году Малик выпускает военную драму «Тонкая красная линия», в которой снимается большое количество звёзд первой величины.

    В дальнейшем у Малика так всё и продолжилось — в его лентах с удовольствием снимались даже в крохотных ролях немало знаменитостей. А после «Тонкой красной линии» Малик стал более-менее стабильно показывать миру свои новые работы. А начиная с 2010-го года, когда режиссёр снял семейную драму «Древо жизни», его фильмы принимаю образ фэнтези, но фэнтези внутреннего, психологического, его герои практически не произносят реплик, это заменяется закадровым нарративом, где участники проектов вещают мысли своих героев. Таким образом Малик решил раскрывать психологическое состояние своих героев, так, чтобы это мог понять любой зритель, чтобы зритель смог проникнуться внутренним насыщением персонажей фильма. Также Малик начиная с того же 2010-го года начал совместную работу с оператором Эммануэлем Любецки. Да-да, тем самым оператором, который три последних года подряд берёт «Оскар» за свою работу (за фильмы «Гравитация» (2013-ый), «Бёрдмэн» (2014-ый) и «Выживший» (2015-ый)).

    В совместных фильмах с Маликом Любецки играет с камерой, делая из неё порхающую и вольно плавающую машину. Съёмка обтекает как бы героев фильма то с одного кадра, то с другого, выныривая с неожиданных сторон, кружась и танцуя. Сложная маневренность оператора привлекла своей оригинальностью в «Древе жизни», вышла на новый качественный уровень в «К чуду» (2012-ый год), но в «Рыцаре кубка» эта оригинальность сошла на нет. Если честно, то было уже совершенно безынтересно смотреть за этими манипуляциями Любецки, а таким образом и сама картина становится скучной. С ленты «К чуду» с Маликом также работает композитор из Новой Зеландии Ханан Тауншенд. К нему нет претензий — он создаёт особенный материал, который по своей атмосферности погружает внутрь показываемого кадра. Вообще музыка — это одна из сильнейших сторон всех фильмов Малика и Ханан Тауншенд не подвёл поверившего в него кинематографиста и пишет действительно правильную сопутствующую «Рыцарю кубков» музыку.

    Но жаль, что всё остальное не так совершенно. Можно взять на рассмотрение хотя бы сюжет. Да, Малик никогда не раскрывает своих карт сразу же, зритель должен сам догадаться, что же произошло или происходит с героями его фильмов. Правда, по отношению к главному герою «Рыцаря кубков» в исполнении Кристиана Бэйла загадки практически никакой нет и можно довольно быстро понять, что гложет этого человека. Но всё остальное — это совершенная сумятица, постоянно добавляющиеся персонажи, которые не несут особой какой-то ценности для фильма и, в конце концов, они просто меняют друг друга, как меняются люди в автобусе. И когда ты уже понимаешь, что там с главным героем, то остальное действие становится скучным. Я помню как в ленте «К чуду» Бен Эффлек и Ольга Куриленко привлекали своей игрой, своими образами, в «Рыцаре кубков» этого нет и в помине, есть разве что восхищение таким скопищем звёзд первой величины, даже наш Сергей Бодров тут мелькнёт, но от самой игры актёров удовлетворения не получаешь никакого.

    В общем, Терренсу Малику было бы неплохо вернуться к своим истокам, когда он снимал такие фильмы как «Пустоши» и «Дни жатвы», потому что его новая вариация постановки фильмов исчерпала себя и «Рыцарь кубков» это точно подтвердил. В фильме есть глубокомысленность, неплохая музыка, оригинальность, но в общем они вряд ли становятся каким-то привлекательным зрелищем, даже несмотря на то, что оператором картины стал сам Эммануэль Любецки.

    5 из 10

    30 апреля 2016 | 15:01

    Сегодня посмотрел этот фильм. Очень неординарный сюжет. С первых минут подумал: — Что то похожее я уже видел (имеется ввиду сюжетная линия), и вспомнился фильм «Древо жизни», потом почитал в интернете: оказывается и тот фильм тоже работа Терренса Малика, и тут все стало на свои места.

    Что касается фильма: в целом впечатления разные, очень двоякие. С одной стороны кажется: из чего же состоит сюжет? И в чем смысл картины? Может многим зрителям фильм показаться скучным и однообразным, но если смотреть и чувствовать сюжет, и окунуться в него, то в нем описывается очень много событий. Событий ярких и жизненных, чувств. Это фильм про чувства, то есть описание чувств испытываемые человеком. Таких как любовь, радость, наслаждение, страсть, разочарование, потерянность, страх, умиротворенность, бесчувственность, хладнокровие, поиск, поиск себя, потеря и многие другие. Все чувства поочередно дополняют друг друга и тем самым украшая картину.

    Очень рад что главную роль исполнил Кристиан Бэйл. Могу сказать с ней он справился отлично, а все потому что он не играет, он живет на экране. В целом фильм понравился, потому что он не обычный, потому что когда смотрите его, то представляете все это мысленно, все эти чувства, и еще больше дополняете его, тем самым расширяя сюжетную линию в своей голове… И вы плывете в этих воображениях, кажется глаза вам не нужны вовсе, вам достаточно слушать этот фильм и воображать.

    В заключении хочу сказать, что смотреть фильм стоит. Хотя бы потому что он очень необычный, таких фильмов очень мало. Понравится или нет, вам судить.

    7 из 10

    2 февраля 2016 | 03:17

    Очевидной тенденцией в мире большого Голливуда последних полутора лет является обращение к его корням, истокам, к постижению его истинной непредельной сущности, существующей на тонкой грани между явью и вымыслом, реальностью кинематографической и реальностью обыденной, а по сути — вневременной. Голливуд пытается понять сам себя, но все больше запутывается. И «Звездная карта» Кроненберга, и «Хичкок» с «Девушкой», и — частично — «Бердмен» Иньярриту(хотя тамошнее пространство много больше обычного высказывания на тему театра и актерствования), не говоря уже о готовящемся к выходу «Аве, Цезарь» братьев Коэнов — все эти фильмы в той или иной степени, но переосмысливают природу Голливуда, превращая его в место бесконечного кафкианского кошмара, в котором синематические творцы стали заложниками собственного искусства. Впрочем, с последней по счету крупной режиссерской работой Терренса Малика, «Рыцарем кубков» 2015 года, представленном в рамках Берлинале, все крайне относительно. С Маликом вообще все относительно, ибо, как ни пытайся встроить его в общепринятую канву, все будет не то, половинчато и отрывочно. И, хоть на первый взгляд кажется, что «Рыцарь кубков» продолжает линию острокритических выпадов в сторону Голливуда, увы, сие мнение ошибочно и поверхностно, хотя без едких уничижительных плевков и издевательски эффектных комментариев в сторону нынешней лос-анджелесской праздной знати Малик не обошелся совсем, но без излишнего зацикливания.

    Завершающий неформальную трилогию о бытие, начатую еще в 2010 году «Древом жизни», в 2012 году продолженную «К чуду», «Рыцарь кубков», в отличии от тех двух картин цикла, даже не пытается иметь видимую сюжетную структуру, хотя сама история главного героя со множеством ответвлений все равно вырисовывается более-менее конкретно. Начав высчитывать логарифмической линейкой перпендикуляры нарратива, зрителя ожидает самая, пожалуй, доступная из всех Истин противоречивого Малика. Сценарист Рик, утративший вдохновение и вкус к жизни, на всем протяжении лишенного любых всплесков осознанной драматургии повествования блуждает по Лос-Анджелесу, кружится в медленном танце рефлексии на фоне веселящейся публики, кричащей гламуром голливудской знати, для которой он свой, но фактически уже чужой, далекий, иноприродный. Но блеск и нищета голливудских кинокуртизанок меркнут перед личной историей самого Рика, которую Малик рассказывает намеками. Рик — это муж, разлюбивший свою жену и полный несусветной апатии вообще ко всяким женщинам(Рик и Женщины в картине ловко рифмуются с аналогичной расстановкой в «Сладкой жизни» Феллини, более претенциозной вариацией которого и является отчасти «Рыцарь кубков»). Рик — все равно что Мерсо из «Постороннего» Камю, встроенный в современную систему координат большого Голливуда, который предстает в своем китчевом лоске и выхолощенной пустоте. Глянец буквально слепит глаза, искусственность, вычурность и манерность побеждают все и всех. Долина Кукол становится Долиной Смерти, и Рик фактически обречен или на погибель, или на бунт. Но первое Маликом лишь только предполагается, а второе — невозможно. Рик плывет по жизни да и только. Он — наблюдатель, не вмешивающийся в большую игру; он лишь ждет воли свыше, сбывшихся предсказаний, неутраченных надежд. Но с той же высокой степенью уверенности можно трактовать все происходящее в «Рыцаре кубков» и как плод невоплощенного на бумагу воображения самого Рика, как его тягучий кинематографический сон, который длится ровно столько, сколь пожелает сам исписавшийся сценарист, творящий в своем пограничном разуме словно Бог, лишенный божественной сущности — Человек-миф, помещенный в бессмысленный по сути своей мир архетипических мифов Голливуда. Рик и сам режиссер, который предпочел свой творческий уют большой суете, становятся пресущественными Отцом и Сыном, создающим на экране собственную субъективную реальность, в которую зритель должен просто поверить, отменив и подменив любые реальные контексты, не интересующие Малика ввиду своей очевидной прозаичности. Прозу жизни режиссер заменяет ритмической поэзией кадра, изысканным монтажным рисунком, философической всеохватностью.

    Вообще, характерная для Малика стилистика остановившегося времени, приправленная вербализацией «правильных», морализирующих авторских тезисов, оборачивающихся в ряде случаев прямолинейным морализаторством в полном же отсутствии зримого нарратива и эдакой струящейся визуальной многослойной и многословной декларативностью(Малик-Пророк и Малик-эстет едины в своем лике с наступлением нулевых, хотя с темой Платона он, допустим, чересчур переборщил, буквально ткнув зрителей в одну из основных философских твердынь, на которых стоит его фильм), в «Рыцаре кубков»(а таковым является сам Рик) достигает своего апогея, красота запечатленного момента неслучайным Любецки сосуществует с красотой зрелой умозрительной авторской мысли, которая движет всем в фильме, но при этом в картине четко соблюдено единство времени и действия. За пределы Лос-Анджелеса Рик почти не выходит. Малик намеренно делает хронотопическое пространство замкнутым, превращая Город Грез в Город Слез — невыплаканных, невыстраданных, невысказанных, откуда, покуда не придет Знание, невозможно будет выйти, покинуть пределы собственной экзистенциальной ловушки, в которую Рик загнал себя сам, пресытившись, но не пожелав искать что-то новое, неизведанное.

    Рик — это старший брат, ненавидящий младшего. Сын, который боится собственного отца, истово служащего Богу. Сызнова рефренизируя темы религии, «Рыцарь кубков» из метафизической притчи, из которой жанрово расходятся волны семейной драмы и сатиры на поп-кинематограф, становится притчей религиозной. Рик — это Каин, близкий к тому, чтобы убить своего Авеля, и блудный сын, не желающий возвращаться в родной дом, ибо там, среди мельтешащих в своей бесконечности призраков прошлого, придется исправляться. Ну, или хотя бы попытаться. Однако сложно поддаться чужой воле того, кто ломает собственных детей, того, для кого вера это много больше чем смиренные молитвы и покаяние. Безжалостный Отец, в уста которого режиссер вкладывает легенду про юного египетского принца, забывшего самого себя и смысл своего существования — легенду-лейтмотив всей картины, бесспорно, склонен быть неправым, его жесткость привела к очевидному краху семьи, в которой нет более согласия, но Отец, по Малику, равен Богу, и отвергая Отца, его непутевые сыновья отвергают и самих себя, свою истинную сущность. Только вот младший по-прежнему обитает подле, тогда как старший предпочел предательски надеть маску, спрятаться на голливудском маскараде, до поры до времени не понимая, что прошлое его настигнет. Глубинный кризис личности Рика не решить уже просто вернувшись к началу, к питательному витальному естеству.

    26 июня 2015 | 06:41

    Терренс Малик — удивительный режиссёр.

    После премьеры его последнего фильма в прошлом году, в Берлине, многие решили, что он с ума сошёл, а многие выходили из зала с недоумением на лицах, относительно того, что они только что посмотрели. На пресс-конференции после показа, говорят, яблоку негде было упасть — желающих расспросить про увиденное было огромное количество, однако, сам Малик конференцию своим присутствием не почтил, а актёры ограничивались историями со съёмок и шутками.

    В действительности это и есть едва уловимая магия кино. Малик не контактирует с прессой, не потому что у него фобии или гордыни много; скорее всего всё дело в том, что трактовать получившиеся картины, что-то разъяснять значит искажать свою работу, едва ли не принижать её достоинство.

    А нынешняя работа Малика — одно сплошное достоинство. Да, вы перед просмотром спокойно можете прочитать синопсис и не найдёте в нём ничего мудреного. Затем посмотрите трейлер и тоже более-менее трактуйте его. Но, когда вы сядете за просмотр полноценной картины, с первых же минут вы будете абсолютно обезоружены происходящим.

    Диалогов минимум. Те, что есть, произносятся малозначащими для истории персонажами, будто режиссёр ставит условный знак равенства между ними и своим зрителем. В центр же он ставит потерянную душу одного человека, его чувства и обстановку, которая оказывает на него прямое воздействие. Из выходных данных мы знаем, что герой Бэйла сценарист, но на самом деле это не важно. В трактовке Малика он — человек, потерявший дом. Потерять дом значит потерять самого себя. Тут на помощь приходит сравнение с первым грехопадением, где Бог — это отец, а герой Бэйла — Адам, который сам себя изгнал из райского сада.

    Имеется и Ева. Здесь она многолика, что картине только в плюс. Самые разные актрисы, играющие самых разных героинь, как бы расщепляют на составные части одну единую материю — Женщину. Никого нельзя отнять, ни одну нельзя упрекнуть в халтуре, разве что чуть возвысить Бланшетт, Портман и Палмер, да и то только потому, что их роли прописаны чуть жирнее.

    Женщина у Малика отнюдь не второстепенна, но и не центральна. Она точно тень главного героя, концентрация лучшего, что в нём может быть. Тень эта обозрима, но Малик позволяет нам её видеть, потому что любит её и не может таить эту любовь от зрителя, на которого ему похоже совсем наплевать. Режиссёр не без помощи гениального оператора Любецки, чья камера и стиль съёмки давно заслужили место на вершине киноискусства, тасует колоду карт Таро так, как хочет этого сам. Он не идёт на сделку с публикой, прекрасно осознавая, что пытаться угодить её низшим потребностям — значит убить в себе то светлое, что ведёт творца правильной дорогой. Взяв за основу утверждение, что жизнь — это беспрерывный поток событий, сменяющих друг друга, и мгновений, откладывающихся в памяти, тем самым формируя наше прошлое, и перенеся это всё на экран при помощи камеры, ограничив себя в возможности всё разжёвывать, Малик сам того не замечая, кажется, вывел себя на передовую современного киноискусства, оставив многих мастеров далеко позади.

    Даже не пытайтесь подходить к его работам с привычным критическим подходом. Последние фильмы Малика, и «Рыцарь кубков» не исключение — красочный, яркий лист бумаги, на котором постоянно перемещаются фигуры людей. Соединить их между собой сюжетными линиями — наша задача. Маэстро сделал свою работу, а вот удовлетворение её результатами зависит от того, насколько мы окажемся способными творить.

    В сущности, если вдуматься, это и есть смысл кино как искусства великого и прекрасного. И только за это нужно давать Оскара.

    9 из 10

    7 января 2016 | 22:26

    Где-то на просторах интернета, я увидела кадры из данного фильма, и они меня заинтриговали, к тому же я очень люблю Кристиана Бейла. Вообщем, надежды на этот фильм у меня были. В итоге, я получила лишь сожаления об потраченном времени.

    Сразу же, мы замечаем, что фильм снят в необычном стиле, мы называем это арт-хаус, или авторское кино. Я не всегда люблю подобные фильмы, потому как они сродни современному искусству: кто действительно делает, что-то новое и необычное, прилагает к этому усилия и ум, и действительно получается шедевр, который не все может поймут, но ценители оценят, а кто-то, разбивает яйцо на полотно и называет, это опять же шедевром. Так, вот в арт-хаусе та же штука, например фильм Алехандро Ходоровски «Танец реальности», это произведение искусства, гениальная картина, которая поражает, ты не всегда можешь понять, что происходит, что режиссер имел ввиду, но смотришь не отрываясь, она восхищает визуально, и заставляет думать, как картины Сальвадора Дали. «Рыцарь кубков» же просто халтура, картина с претензией на гениальность.

    Сюжет. Как бы, режиссер не пытался запудрить мозги, и сделать фильм глубже Марианской впадины, сюжет плавает на поверхности. Главный герой переживает кризис, что не редкое явление у мужчин слегка за сорок, и пытается понять свое место в жизни. Ищет ответы в прошлом, мы видим не простые отношения с отцом, с младшим братом. Так, же он ищет ответ в женщинах, вообщем депрессия с уклоном на самокопание. Все просто как двери, и фильмы со схожим сюжетом начали снимать, еще задолго до Карибского кризиса. И уж, если снимать на заезженную тему, то хоть, что-то мало мальски достойное. Почему бы не снять просто драму, это было бы куда лучше.

    Еще обидно за Бейла, он без лишней скромности гениальный актер, который известен своими невероятными преображениями, он может сыграть кого угодно, его мастерство вживаться в роль, просто поражает. А тут, мы наблюдаем его затылок, без преувеличений добрую часть фильма, мы наблюдаем за главным героем со спины. С этой ролью справился бы даже Пореченков.

    Вообщем, господа, «а король то голый», псевдоинтеллектуальное кино, которое напичкано мудростями, снято в виде притчи, а на деле «болтовня ни о чем». Ничего полезного из этого фильма я не вынесла. Он напомнил мне как герой пьесы «Бесприданница» Карандышев, поставил на столь бутылки с дешевым вином на которых были наклеены этикетки из-под дорого, и был уверен, что никто этого не заметит. Так, и тут пустышку замаскировали под шедевр.

    Отдельный минус, за сцену с засовыванием ноги в рот, лично для меня это выглядело мерзко. Уж, не знаю, может кто-то в этом увидит что-то прекрасное, но меня простите, увольте.

    Из плюсов, это музыка, единственное, что мне понравилось в этом фильме. И пару эпизодов с пейзажами.

    Никому не рекомендую, не обессудьте.

    13 февраля 2016 | 20:03

    Есть два типа хороших режиссеров. Те, кто снимают хорошие, но разные фильмы (например, Джеймс Кэмерон, Стивен Спилберг, Питер Джексон или Роберт Земекис). И те, у которых есть свой уникальный отличительный стиль (Уэс Андерсон, Тим Бёртон, Дэвид Финчер, или Вуди Аллен), позволяющий лишь по короткому отрывку их фильма определить авторство. Терренс Малик относится ко второму типу. Однако принадлежность ко второму типу не отрицает характеристику фильмов режиссеров первого типа. Другими словами, следуя своему стилю и манере съемки, могут получаться как плохие, так и хорошие фильма. Терренс Малик снимает «свое» кино, такое, каким он его видит. Он — автор, художник-импрессионист, мыслитель, поднимающий каждый раз все более сложные философские мотивы в своих фильмах. Он все больше отходит от привычного повествования, рассказывая историю скорее не для глаз и ушей зрителей, а нацеливаясь глубже — прямиком в подсознание. Где постепенно, уже после просмотра, очередное его творение приобретает форму. Его слова — это образы, символы, планы окружающей среды. Его речь — это поток сознания. Его новый фильм — «Рыцарь кубков».

    Само название исходит из карт Таро, где карта «рыцаря кубков» символизирует молодого, привлекательного, артистичного, беззаботного и авантюрного по своей натуре человека, коим в фильме является Рик (Кристиан Бэйл). С самого начала голос за кадром повествует нам историю о неком принце, отправленным королем в Египет за прекрасной жемчужиной, однако по прибытию принцу предлагают испить из кубка, после чего тот теряет память и впадает в сон. Таким нам и предстает Рик, голливудский сценарист, погрузившийся в пучину пафосной, полной безвкусной роскоши, жизни Лос-Анджелеса. Познав всю эту помпезность, так сказать, испив из кубка, Рик серьезно поплатился. Он потерял себя. Мы видим, как персонаж Бэйла скитается по безжизненной пустоши, которая указывает на точно такую же мертвую пустоту в душе Рика. Он не знает, куда идти, что делать, кто ему нужен. Лишь шепчет за кадром: «Все те года, что я жил жизнью того, кого я не знал», подчеркивая манеру повествования Малика — обрывками фраз, произносимых за кадром (а, может быть, даже в наших головах) — и окутывая зрителя всё плотнее элегией происходящего на экране.

    Малик не изменяет себе, с первых же секунд, как только голос за кадром читает отрывок из «Путешествия пилигрима» Джона Буньяна, и камера подхватывает первые пейзажи дикой природы, сомнений не остается, что это будет стилистическое продолжение «Древа жизни» 2011-года и «К чуду» 2012 года. Но в то же время, «Рыцарь кубков» диаметрально отличается от них. В первую очередь, тем, что Терренс впервые перенес основное место действия в город, теперь нет никаких широких полей с высокой травой и рек, стремящихся вдаль, только городской декаданс, токсичные облака которого проникают в атмосферу, в людей, в их образ жизни, в их души. Рик пытается раствориться, забыться в этой помпезной бессмысленной жизни. Для девушек он словно магнит. Одна за другой сменяется, будто в калейдоскопе. Одна красивее другой, стройнее, изящнее. Девушка с красными волосами (Имоджен Путс) говорит, что «любовь не для любви, любовь для впечатлений». Но Рик уже забыл о ней, теперь он увидел сногсшибательную модель (Фрида Пинто) на светской вечеринке, где она чувствует себя лишней. Дальше — стриптизерша, предпочитающая мир фантазий, где «ты можешь быть кем угодно», обнаженная девушка на балконе, говорящая по телефону. Нам даже не показывают её лица, а нужно ли оно? А были ли у предыдущих девушек лица? Вообще, какое это имеет значение, когда твое собственное лицо лишь маска былых лет?

    Тема любви, вся её суть, была проанализирована Маликом в его предыдущем фильме «К чуду». Однако значение любви в этих фильмах совсем разное. В «К чуду» любовь представляет собой чувство, одновременно земное и божественное, единственный путь к познанию бытия. А в «Рыцаре кубков» любовь — лишь оправдание. Оправдание той пустоты в душе Рика. Она будто специально показана пошло, вымышлено, как действие на втором плане. Оттого и повторяется один и тот же диалог между Риком и очередной его девушкой: «-Как тебя зовут? — А тебя?». Любовь здесь ненастоящая, как и всё вокруг. Только воспоминания о бывшей жене (Кейт Бланшетт) на секунду позволяют почувствовать Рику хоть что-то. Сама Бланшетт, путем сурового монтажа Малика, появляется в фильме на 5 минут, как и еще одна пассия главного героя — замужняя девушка (Натали Портман). Однако игра Кейт настолько ошеломляющая, что за те 5 минут ей удалось не только раскрыть свою героиню, но и оставить лучшее впечатление, чем вся роль Бена Аффлека в «К чуду».

    Каждый персонаж олицетворяет свою карту Таро. Свой символ. Этим фильм приобретает некую структуру повествования, чего в фильмах Малика почти нет. Здесь есть главы, которые создают лишь иллюзию упорядочности. Но это все тот же поток сознания, глубочайшие мысли сменяются бессмысленными фразами. Разве мы с вами мыслим иначе? Каждый раздел полон соответствующих символов. Если в части «Свобода» мы наблюдаем за океаном, то в главе «Смерть» нам крупным планом показывают высохший и заброшенный фонтан. Вопрос лишь в том, сможет ли зритель отыскать эти символы.

    Чтобы запечатлеть умопомрачительные виды, как городских ландшафтов, так и творений природы, игры стихий, камерой управляет лучший на данный момент оператор в кинематографе — Эммануэль Любецки. Камера буквально ни на секунду не останавливается (как и жизнь в Лос-Анджелесе?). Любецки то водит нас по морскому побережью, двигая камеру в такт приливам и отливам, то на сумасшедшей скорости провозит нас по неоновым, сверкающим яркими огнями, ночным дорогам неспящего города.

    «Рыцарь кубков» — это апогей всего позднего творчества Терренса Малика. В нем прослеживаются идеи и тематика всех фильмов, снятых им в 21 веке. За что и нужно любить творчество Терренса Малика это ха то, что каждый его фильм заставляет зрителя думать, думать во время просмотра, думать после просмотра. Не о том, есть ли линейное повествование или четкий сюжет в фильме, а о том, что он хочет сообщить, передать. Чтобы зритель после просмотра сам начал задавать вопросы. А есть ли у меня цель? Есть ли куда идти? Вдруг я буду одной из тех собак, что ныряют в бассейн за мячиком, но ни у одной не получается его достать? «Рыцарь кубков» — это синтез, смесь, переплетение живописи, кинематографа, музыки, фотографии и дизайна. Совокупность художественной и философской мысли. Искусство. Его воплощение. Противоречивое, запутанное, тайное. Изящно выложенная колода карт Таро, а как её интерпретировать — дело сугубо личное для каждого.

    8 из 10

    28 июня 2015 | 13:04

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>