всё о любом фильме:

Рыцарь кубков

Knight of Cups
год
страна
слоган-
режиссерТерренс Малик
сценарийТерренс Малик
продюсерНиколас Гонда, Сара Грин, Кеннет Као, ...
операторЭммануэль Любецки
композиторХанан Тауншенд
художникДжек Фиск, Рут Де Йонг, Жаклин Уэст, ...
монтажА.Дж. Эдвардс, Кит Фраэс, Джеффри Ричман, ...
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время118 мин. / 01:58
Номинации:
Сценарист, живущий в Лос-Анджелесе, пытается разобраться в странных событиях, происходящих вокруг него.
Рейтинг фильма
IMDb: 5.80 (10 235)
ожидание: 98% (6707)
Рейтинг кинокритиков
в мире
46%
64 + 75 = 139
5.6
в России
100%
5 + 0 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 232 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Очевидной тенденцией в мире большого Голливуда последних полутора лет является обращение к его корням, истокам, к постижению его истинной непредельной сущности, существующей на тонкой грани между явью и вымыслом, реальностью кинематографической и реальностью обыденной, а по сути — вневременной. Голливуд пытается понять сам себя, но все больше запутывается. И «Звездная карта» Кроненберга, и «Хичкок» с «Девушкой», и — частично — «Бердмен» Иньярриту(хотя тамошнее пространство много больше обычного высказывания на тему театра и актерствования), не говоря уже о готовящемся к выходу «Аве, Цезарь» братьев Коэнов — все эти фильмы в той или иной степени, но переосмысливают природу Голливуда, превращая его в место бесконечного кафкианского кошмара, в котором синематические творцы стали заложниками собственного искусства. Впрочем, с последней по счету крупной режиссерской работой Терренса Малика, «Рыцарем кубков» 2015 года, представленном в рамках Берлинале, все крайне относительно. С Маликом вообще все относительно, ибо, как ни пытайся встроить его в общепринятую канву, все будет не то, половинчато и отрывочно. И, хоть на первый взгляд кажется, что «Рыцарь кубков» продолжает линию острокритических выпадов в сторону Голливуда, увы, сие мнение ошибочно и поверхностно, хотя без едких уничижительных плевков и издевательски эффектных комментариев в сторону нынешней лос-анджелесской праздной знати Малик не обошелся совсем, но без излишнего зацикливания.

    Завершающий неформальную трилогию о бытие, начатую еще в 2010 году «Древом жизни», в 2012 году продолженную «К чуду», «Рыцарь кубков», в отличии от тех двух картин цикла, даже не пытается иметь видимую сюжетную структуру, хотя сама история главного героя со множеством ответвлений все равно вырисовывается более-менее конкретно. Начав высчитывать логарифмической линейкой перпендикуляры нарратива, зрителя ожидает самая, пожалуй, доступная из всех Истин противоречивого Малика. Сценарист Рик, утративший вдохновение и вкус к жизни, на всем протяжении лишенного любых всплесков осознанной драматургии повествования блуждает по Лос-Анджелесу, кружится в медленном танце рефлексии на фоне веселящейся публики, кричащей гламуром голливудской знати, для которой он свой, но фактически уже чужой, далекий, иноприродный. Но блеск и нищета голливудских кинокуртизанок меркнут перед личной историей самого Рика, которую Малик рассказывает намеками. Рик — это муж, разлюбивший свою жену и полный несусветной апатии вообще ко всяким женщинам(Рик и Женщины в картине ловко рифмуются с аналогичной расстановкой в «Сладкой жизни» Феллини, более претенциозной вариацией которого и является отчасти «Рыцарь кубков»). Рик — все равно что Мерсо из «Постороннего» Камю, встроенный в современную систему координат большого Голливуда, который предстает в своем китчевом лоске и выхолощенной пустоте. Глянец буквально слепит глаза, искусственность, вычурность и манерность побеждают все и всех. Долина Кукол становится Долиной Смерти, и Рик фактически обречен или на погибель, или на бунт. Но первое Маликом лишь только предполагается, а второе — невозможно. Рик плывет по жизни да и только. Он — наблюдатель, не вмешивающийся в большую игру; он лишь ждет воли свыше, сбывшихся предсказаний, неутраченных надежд. Но с той же высокой степенью уверенности можно трактовать все происходящее в «Рыцаре кубков» и как плод невоплощенного на бумагу воображения самого Рика, как его тягучий кинематографический сон, который длится ровно столько, сколь пожелает сам исписавшийся сценарист, творящий в своем пограничном разуме словно Бог, лишенный божественной сущности — Человек-миф, помещенный в бессмысленный по сути своей мир архетипических мифов Голливуда. Рик и сам режиссер, который предпочел свой творческий уют большой суете, становятся пресущественными Отцом и Сыном, создающим на экране собственную субъективную реальность, в которую зритель должен просто поверить, отменив и подменив любые реальные контексты, не интересующие Малика ввиду своей очевидной прозаичности. Прозу жизни режиссер заменяет ритмической поэзией кадра, изысканным монтажным рисунком, философической всеохватностью.

    Вообще, характерная для Малика стилистика остановившегося времени, приправленная вербализацией «правильных», морализирующих авторских тезисов, оборачивающихся в ряде случаев прямолинейным морализаторством в полном же отсутствии зримого нарратива и эдакой струящейся визуальной многослойной и многословной декларативностью(Малик-Пророк и Малик-эстет едины в своем лике с наступлением нулевых, хотя с темой Платона он, допустим, чересчур переборщил, буквально ткнув зрителей в одну из основных философских твердынь, на которых стоит его фильм), в «Рыцаре кубков»(а таковым является сам Рик) достигает своего апогея, красота запечатленного момента неслучайным Любецки сосуществует с красотой зрелой умозрительной авторской мысли, которая движет всем в фильме, но при этом в картине четко соблюдено единство времени и действия. За пределы Лос-Анджелеса Рик почти не выходит. Малик намеренно делает хронотопическое пространство замкнутым, превращая Город Грез в Город Слез — невыплаканных, невыстраданных, невысказанных, откуда, покуда не придет Знание, невозможно будет выйти, покинуть пределы собственной экзистенциальной ловушки, в которую Рик загнал себя сам, пресытившись, но не пожелав искать что-то новое, неизведанное.

    Рик — это старший брат, ненавидящий младшего. Сын, который боится собственного отца, истово служащего Богу. Сызнова рефренизируя темы религии, «Рыцарь кубков» из метафизической притчи, из которой жанрово расходятся волны семейной драмы и сатиры на поп-кинематограф, становится притчей религиозной. Рик — это Каин, близкий к тому, чтобы убить своего Авеля, и блудный сын, не желающий возвращаться в родной дом, ибо там, среди мельтешащих в своей бесконечности призраков прошлого, придется исправляться. Ну, или хотя бы попытаться. Однако сложно поддаться чужой воле того, кто ломает собственных детей, того, для кого вера это много больше чем смиренные молитвы и покаяние. Безжалостный Отец, в уста которого режиссер вкладывает легенду про юного египетского принца, забывшего самого себя и смысл своего существования — легенду-лейтмотив всей картины, бесспорно, склонен быть неправым, его жесткость привела к очевидному краху семьи, в которой нет более согласия, но Отец, по Малику, равен Богу, и отвергая Отца, его непутевые сыновья отвергают и самих себя, свою истинную сущность. Только вот младший по-прежнему обитает подле, тогда как старший предпочел предательски надеть маску, спрятаться на голливудском маскараде, до поры до времени не понимая, что прошлое его настигнет. Глубинный кризис личности Рика не решить уже просто вернувшись к началу, к питательному витальному естеству.

    26 июня 2015 | 06:41

    Рыцарь кубков или медитация в кинематографе.

    Рецензия должна быть написана без знаков препинания, без точек, запятых и заглавных букв. Как вода, как погружение в сон, как сам фильм, как тристесса керуака которая вспомнилась мне после первых минут просмотра.

    «Двух часовой танец сценариста (Кристиан Бейл) на фоне предрассветного Венис Бич, особняков Голивуд Хилс, на фоне Города ангелов без ангелов, с меняющимися как приливы зеленых волн феями который мастерски запечалил Любецки и порезал на монтажные склейки Эдвардс будто под сольные аплодисменты в режиме слоумоушн.

    это все похоже на сон который хочется пересмотреть снова, сон не для всех и не для меня». Этим бы я ограничился, но рецензию следует сделать немного развернутей.

    Поэтому я для начала отдам должное тандему режиссер-композитор, Малик и Тауншенд. Как Озон не отправляющий нас в путешествие без Филлипе Ромби. Музыка тут играет не малую роль, ведь танца без нее не бывает. Это не голивудское кино, это кино о голивуде, а точнее о небольшой шестеренке в механизме киностудий и пустых ангаров бутафорских городов. Оно насквозь пропитано не передаваемой атмосферой легкости. Как заставки к блудливой калифорнии, но без самого сериала.

    Кино далеко не для семейного просмотра, им как (гилтиплэжер) стоит наслаждаться

    в одиночестве и с правильным настроем. Но можете быть уверены, время не будет потрачено зря. Приятного просмотра!

    10 из 10

    3 марта 2016 | 12:21

    Долгое время независимый режиссёр, сценарист и продюсер Терренс Малик демонстрировал всему миру свою оригинальность даже вне искусства кинематографа. Первая же лента его производства «Пустоши» (1973-ий год выпуска) с Мартином Шином и Сисси Спэйсек в главных ролях, рассказывающая о путешествии убийцы с необузданным нравом и его юной спутницы, сделала Малика знаменитым на всей планете. Только ленивый критик не восхищался работой тридцатилетнего тогда постановщика. Спустя пять лет Малик снимает новую картину — в 1978-ом году на экраны выходит драма «Дни жатвы» с Ричардом Гиром, которая также оказывается обласканной критиками и зрителями тоже. И после этого Малик уходит из мира кино, спрятавшись от него на целых двадцать лет, за что получил прозвище «режиссёр-затворник». Но в 1998-ом году Малик выпускает военную драму «Тонкая красная линия», в которой снимается большое количество звёзд первой величины.

    В дальнейшем у Малика так всё и продолжилось — в его лентах с удовольствием снимались даже в крохотных ролях немало знаменитостей. А после «Тонкой красной линии» Малик стал более-менее стабильно показывать миру свои новые работы. А начиная с 2010-го года, когда режиссёр снял семейную драму «Древо жизни», его фильмы принимаю образ фэнтези, но фэнтези внутреннего, психологического, его герои практически не произносят реплик, это заменяется закадровым нарративом, где участники проектов вещают мысли своих героев. Таким образом Малик решил раскрывать психологическое состояние своих героев, так, чтобы это мог понять любой зритель, чтобы зритель смог проникнуться внутренним насыщением персонажей фильма. Также Малик начиная с того же 2010-го года начал совместную работу с оператором Эммануэлем Любецки. Да-да, тем самым оператором, который три последних года подряд берёт «Оскар» за свою работу (за фильмы «Гравитация» (2013-ый), «Бёрдмэн» (2014-ый) и «Выживший» (2015-ый)).

    В совместных фильмах с Маликом Любецки играет с камерой, делая из неё порхающую и вольно плавающую машину. Съёмка обтекает как бы героев фильма то с одного кадра, то с другого, выныривая с неожиданных сторон, кружась и танцуя. Сложная маневренность оператора привлекла своей оригинальностью в «Древе жизни», вышла на новый качественный уровень в «К чуду» (2012-ый год), но в «Рыцаре кубка» эта оригинальность сошла на нет. Если честно, то было уже совершенно безынтересно смотреть за этими манипуляциями Любецки, а таким образом и сама картина становится скучной. С ленты «К чуду» с Маликом также работает композитор из Новой Зеландии Ханан Тауншенд. К нему нет претензий — он создаёт особенный материал, который по своей атмосферности погружает внутрь показываемого кадра. Вообще музыка — это одна из сильнейших сторон всех фильмов Малика и Ханан Тауншенд не подвёл поверившего в него кинематографиста и пишет действительно правильную сопутствующую «Рыцарю кубков» музыку.

    Но жаль, что всё остальное не так совершенно. Можно взять на рассмотрение хотя бы сюжет. Да, Малик никогда не раскрывает своих карт сразу же, зритель должен сам догадаться, что же произошло или происходит с героями его фильмов. Правда, по отношению к главному герою «Рыцаря кубков» в исполнении Кристиана Бэйла загадки практически никакой нет и можно довольно быстро понять, что гложет этого человека. Но всё остальное — это совершенная сумятица, постоянно добавляющиеся персонажи, которые не несут особой какой-то ценности для фильма и, в конце концов, они просто меняют друг друга, как меняются люди в автобусе. И когда ты уже понимаешь, что там с главным героем, то остальное действие становится скучным. Я помню как в ленте «К чуду» Бен Эффлек и Ольга Куриленко привлекали своей игрой, своими образами, в «Рыцаре кубков» этого нет и в помине, есть разве что восхищение таким скопищем звёзд первой величины, даже наш Сергей Бодров тут мелькнёт, но от самой игры актёров удовлетворения не получаешь никакого.

    В общем, Терренсу Малику было бы неплохо вернуться к своим истокам, когда он снимал такие фильмы как «Пустоши» и «Дни жатвы», потому что его новая вариация постановки фильмов исчерпала себя и «Рыцарь кубков» это точно подтвердил. В фильме есть глубокомысленность, неплохая музыка, оригинальность, но в общем они вряд ли становятся каким-то привлекательным зрелищем, даже несмотря на то, что оператором картины стал сам Эммануэль Любецки.

    5 из 10

    30 апреля 2016 | 15:01

    За свою жизнь известный затворник Терренс Малик дал лишь несколько интервью. В одном из них он говорил о своей любви к творчеству Федерико Феллини. Вот и его новый фильм «Рыцарь кубков» явно перекликается с знаменитыми творениями итальянца — «Восемь с половиной» и «Сладкая жизнь». Будни буржуазии, рефлексия, поиск ответов в своем прошлом — основные составляющие «Рыцаря кубков». «Голливудская одиссея» Терренса Малика и темами, и мизансценами очень схожа с его последними работами, имея те же самые достоинства и недостатки.

    Как и в «Древе жизни» или «К чуду» Терренс Малик выстраивает свое произведение словно в форме воспоминаний главного героя, порой хаотичных и обрывистых. Молчаливый главный герой в исполнении Кристиана Бэйла, видимо, голливудский режиссер и сценарист, проводя время в бесконечных вечеринках все пытается понять правильность выбранного им жизненного пути. Так, Терренс Малик обращается к одной из главных тем своего творчества — метафорического поиска рая на земле. Вот и главный герой «Рыцаря кубков» несмотря на обилие красивых девушек, денег и удовольствия чувствует метафизические «тени в раю».

    Терренс Малик изображает голливудский высший свет в виде прослойки общества, живущей вне обычной жизни, словно во сне. Землетрясение, полицейские погони, ограбление не выводят главного героя из мира грез. Характерной чертой является и мотив скуки, который был основополагающим для ранних сюжетов Терренса Малика. Меланхолия вытекает из некоммуникабельности, которая словно пронизывает всю жизнь главного героя. Поэтому «Рыцарь кубков» схож и с фильмами еще одного знаменитого итальянца — Микеланджело Антониони. Подобный синефильский европейский взгляд Терренса Малика несколько выделяет «Рыцаря кубков» из других фильмов про сущность голливудской системы. «Фабрика грез» часто представляется либо раем для красивых и успешных, либо извращенной системой, не совместимой с гуманистическими идеалами. Терренсу Малику явно ближе второй вариант, однако его Голливуд показан вполне человечным и настоящим, где нужно всего лишь побольше «света в глазах других».

    11 февраля 2016 | 20:51

    Глянул «Рыцаря Кубков», есть сказать пару слов. Изумительный визуальный ряд поэзией обречённости и романтикой одиночества, сильна своей смысловой составляющей сюжетная структура, всё это вызывает восторг. В плане живости картинки, и её драйва, Теренс Малик не уступает поколению молодых режиссеров, как и в плане, её многообразии цветов, палитры характеров.

    Вот что за блюдо было приготовлено Теренсом Маликом. Сочетавший воедино ингредиенты своих прошлых работ режиссёр-затворник сумел найти золотую середину. К этому добавим операторскую работу «всевышнего» Любецки, отличное музыкальное сопровождение, намёк в сторону буржуазии и получим в итоге натуральное, авторское кинополотно. К слову, не сказать, что у него вышло идеальное произведение искусства, идеального в мире ничего нет, и никогда не появится.

    Об актёрской игре, сказано будет мало. Да задействованный состав пестрит звёздами Голливуда: Кристиан Бейл, Натали Портман, Кейт Бланшетт и т. д. Но если говорить открыто, то здесь играет важную роль само настроение и подобие ауры, а ещё сам киноязык Маллика, его режиссура.

    Важнее всего, а это касается самого фильма, — картина о сценаристе пытающемся разобраться в странных событиях, происходящих вокруг него, старается разобраться в самом смысле жизни. Либо возможно, в состояние души, которая всё же, наверное, существует. Кто его знает, нам остаётся только смотреть это удивительное чудо, и искать тот самый рай, который мы никак не найдём. И что ещё невероятно, на мой взгляд, ей удалось дать, она мне его показала.

    Всего доброго, спасибо за внимание.

    24 февраля 2016 | 16:08

    Терренс Малик — удивительный режиссёр.

    После премьеры его последнего фильма в прошлом году, в Берлине, многие решили, что он с ума сошёл, а многие выходили из зала с недоумением на лицах, относительно того, что они только что посмотрели. На пресс-конференции после показа, говорят, яблоку негде было упасть — желающих расспросить про увиденное было огромное количество, однако, сам Малик конференцию своим присутствием не почтил, а актёры ограничивались историями со съёмок и шутками.

    В действительности это и есть едва уловимая магия кино. Малик не контактирует с прессой, не потому что у него фобии или гордыни много; скорее всего всё дело в том, что трактовать получившиеся картины, что-то разъяснять значит искажать свою работу, едва ли не принижать её достоинство.

    А нынешняя работа Малика — одно сплошное достоинство. Да, вы перед просмотром спокойно можете прочитать синопсис и не найдёте в нём ничего мудреного. Затем посмотрите трейлер и тоже более-менее трактуйте его. Но, когда вы сядете за просмотр полноценной картины, с первых же минут вы будете абсолютно обезоружены происходящим.

    Диалогов минимум. Те, что есть, произносятся малозначащими для истории персонажами, будто режиссёр ставит условный знак равенства между ними и своим зрителем. В центр же он ставит потерянную душу одного человека, его чувства и обстановку, которая оказывает на него прямое воздействие. Из выходных данных мы знаем, что герой Бэйла сценарист, но на самом деле это не важно. В трактовке Малика он — человек, потерявший дом. Потерять дом значит потерять самого себя. Тут на помощь приходит сравнение с первым грехопадением, где Бог — это отец, а герой Бэйла — Адам, который сам себя изгнал из райского сада.

    Имеется и Ева. Здесь она многолика, что картине только в плюс. Самые разные актрисы, играющие самых разных героинь, как бы расщепляют на составные части одну единую материю — Женщину. Никого нельзя отнять, ни одну нельзя упрекнуть в халтуре, разве что чуть возвысить Бланшетт, Портман и Палмер, да и то только потому, что их роли прописаны чуть жирнее.

    Женщина у Малика отнюдь не второстепенна, но и не центральна. Она точно тень главного героя, концентрация лучшего, что в нём может быть. Тень эта обозрима, но Малик позволяет нам её видеть, потому что любит её и не может таить эту любовь от зрителя, на которого ему похоже совсем наплевать. Режиссёр не без помощи гениального оператора Любецки, чья камера и стиль съёмки давно заслужили место на вершине киноискусства, тасует колоду карт Таро так, как хочет этого сам. Он не идёт на сделку с публикой, прекрасно осознавая, что пытаться угодить её низшим потребностям — значит убить в себе то светлое, что ведёт творца правильной дорогой. Взяв за основу утверждение, что жизнь — это беспрерывный поток событий, сменяющих друг друга, и мгновений, откладывающихся в памяти, тем самым формируя наше прошлое, и перенеся это всё на экран при помощи камеры, ограничив себя в возможности всё разжёвывать, Малик сам того не замечая, кажется, вывел себя на передовую современного киноискусства, оставив многих мастеров далеко позади.

    Даже не пытайтесь подходить к его работам с привычным критическим подходом. Последние фильмы Малика, и «Рыцарь кубков» не исключение — красочный, яркий лист бумаги, на котором постоянно перемещаются фигуры людей. Соединить их между собой сюжетными линиями — наша задача. Маэстро сделал свою работу, а вот удовлетворение её результатами зависит от того, насколько мы окажемся способными творить.

    В сущности, если вдуматься, это и есть смысл кино как искусства великого и прекрасного. И только за это нужно давать Оскара.

    9 из 10

    7 января 2016 | 22:26

    Рассветы, закаты, вода, детство, ритмичный закадровый голос рассказывающий нам сказки поэтично и медленно, красота в каждом кадре, в каждой мелодии, в каждом слове, в каждом обрывке фразы. Все-таки «Рыцарь кубков» зрелище в большей степени медитативное. Тебя будто бы погружают на глубину, сквозь толщу которой ты пытаешься разглядеть окружающий мир.

    Как такого сюжета в фильме нет, лишь полутона и ощущение хрупкости всего происходящего, молчаливый и инертный главный герой, в глубине души жаждущий какого-то разрешения, он ждет знака, благословения, любви, чтобы все что с ним происходит, чтобы он сам, обрели смысл. Думаю, всем знакомо ощущение, что ты не на своем месте, подспудная тоска, что ты что-то упустил, невыносимость ожидания, желание заполнить чем-то пустоту. Все эти эмоции Малик обнаруживает и вытаскивает наружу в Рыцаре кубков. В купе с потрясающей операторской работой Эммануэля Любецки, и удивительным подбором музыки, фильм производит впечатление ожившего стихотворения. А стихотворение в первую очередь ловит ощущение.

    Не могу сказать, что в данном случает, это ощущение было положительным, скорее мне передалась инертность, какая-то инопланетность главного героя, который на все смотрит будто впервые и при этом ощущает какую-то непереносимую вселенскую усталость. Он меняет женщин, места, но в сущности повторяется одна и та же рутина. Малик очевидно не оптимист и надежды он не дает, скорее он пытается передать и обрести смирение. Принять вещи такими какими они есть- жизнь, смерть, любовь, время.

    Актерские работы в фильме не то чтобы впечатляющие, они просто органичные, вплетенные в запутанное кружево фильма. Бэйл замечательно справляется со своей ролью, плеяда прекрасных актрис феерически проходит перед нашими глазами. С каждой повторяются одни и те же мотивы. Почему я в начале говорила о глубине, фильм наполнен водой (не в том плане, что бессмысленен)- каждый раз нас упорно возвращают к теме воды, вот вечеринка у бассейна, вот фонтан, вот океан, вот руки хрупкой Фриды Пинто тоже в воде, вот Кейт Бланшетт плывет, вот Натали Портман плачет у океана, вот прекрасные женские ножки по щиколотку в воде. Вода для меня символ, и жизни, и времени, и силы одновременно. «Будь водой, друг мой»- сразу всплывает у меня в голове известная фраза Брюса Ли.

    Хотелось бы отметить в фильме ощущение эмоциональной и социальной депривации, главный герой- отшельник, но в сущности, каждый герой в фильме- отшельник, добровольный изгой, страдающий от невозможности подлинного и долговечного человеческого контакта. Быть вместе, невозможно не открываясь, не вытащив голову из своей же глубины. Герою Бэйла так и не удаётся это сделать (на мой взгляд).

    Думаю, Рыцаря Кубков стоит рассматривать скорее как меланхоличную поэму о невозможности достижения счастья, о скоротечности жизни и о любви, а не как художественный фильм. Но это не делает его плохим, эта особенность очаровывает, поэтому моя оценка будет достаточно высокой. Но я не могу поставить высшие баллы, потому что атмосфера фильма обезличенная, равноудаленная от всего не дает даже шанса на возможность эмпатии. Несмотря на то, что большая часть мыслей и ощущений мне действительно близка. Поэтому

    8 из 10

    6 мая 2016 | 12:02

    Несмотря на то обстоятельство, что «Рыцарь кубков» попотчевал меня внушительной порцией ярких впечатлений и оставил после себя насыщенное послевкусие, я все-таки постараюсь не сильно ударяться в обильный поток мыслительных излияний по этому поводу и не стану топтаться вокруг да около, поскольку сэр Терренс Малик уже прошел сей тернистый путь и сделал это с присущими ему достоинством и благородством.

    В финальной картине своей релятивной кинотрилогии («Древо жизни», «К чуду») режиссер полностью сбрасывает с себя стандартные и привычные для законодательства принятого на территории «Голливудского царства» оковы реалистичного повествования, облачается в свежую камизу странствующего министреля эпохи пост-модернизма, берет в руки лютню и запевает изящную тантрическую Chanson de geste,тем самым отправляя героя по имени Рик (Кристиан Бэйл) вместе со зрителем/слушателем в долгий экзистенциальный (местами и пост-структуральный) «Крестовый поход» по необъятным трансцендентальным дебрям современного «города ангелов» (в простонародье LA), совершенно неограниченный даже условными пространственно-временными рамками и какими-либо локусами восприятия, что в принципе вполне должно истинному произведению искусства. Баллада, как и само путешествие, о котором она повествует, изобилует богатым спектром эмпирических оттенков, как негативного характера, так и наоборот, что наполняет ее лирической пронзительностью, характерной академической поэтике и риторике, но это отнюдь не делает нашу историю классическим произведением. Художественно-выразительных средств тоже хватает, — литературных: эпитеты, метафоры, олицетворения, иносказания, реминисценции и визуальных.

    Сценарист Рик, истерзанный различными жизненными невзгодами, пребывает в творческом кризисе и предстает перед нами самым настоящим «рыцарем кубков» из заметно поредевшей колоды Таро, со всеми присущими персонажу характеристиками. Рик — нежный любовник и верный друг, дипломат, верующий в высшие силы, хотя и не всегда знает в какие. Самый настоящий «Рыцарь Святого Грааля», который продолжает нести свою высокую миссию сквозь иллюминированные неоновыми огнями непреступные крепости ночных стрип-клубов, наносит многочисленные визиты в стеклянные феоды многочисленных «голливудских лордов и маркизов», обрамленные пестрыми лужайками и лазурными бассейнами, осаждает и без того разрушенные горем владения членов своей семьи, резвится с прекрасными дамами, наслаждаясь морскими приливами или несется на верном четырехколесном коне за пределы горизонта, перестав заботиться о мнении очевидцев и отдавать себе отчет, что из озвученного выше реальность, а что воспоминание-ширма. Когда карта лежит прямо, наш Айвенго внушает силу и доверие, блещет умом и красотой, хоть и не без нарциссизма, мирно сосуществует с другими картами из колоды, — «Луной» и «Верховной жрицей», сопереживает с «Отшельником» потерю «Повешенного» и защищает его от нападок «Короля жезлов», в общем, полностью олицетворяет и воплощает собой абсолютную конвенциональную гармонию с собой и окружающим миром, городом, природой, жизнью на радость себе, Огюсту Конту и ряду неопозитивистов. Когда карта перевернута, Рик предстает перед нами в роли самоистязателя, которому не дают покоя внутренние инверсии, резиньяции, будто бы врожденные дистимии, или приобретенный от всего этого дерматозойный бред, заставляющий судорожно конвульсировать в такт балладе нашего многоуважаемого менестреля, которая периодически разбавляется то величественными канонами Пахельбеля, то психоделическими запилами хулиганов из Thee Oh Sees, что время от времени приводит к воспалению у нашего Ланселота аффективных уплощений, на потеху любителям Шопенгаура и Чорана. И поскольку у обозначенной карты есть две стороны (а у многих из нас и того больше), вполне естественно, что на протяжении всего этого действа постоянно разгораются как внутренние, так и внешние философские (и не только) столкновения-антитезы: духовного и материального, добра и зла, релятивистских представлений о категориях бытия, пространства, времени и субстанциальных, происходит конфликт в котором нет правых и виноватых, где совершать выбор вовсе не обязательно, поскольку наш рыцарь и сам не знает полон его кубок или пуст, он просто делиться всем, что у него есть с той же легкостью, что и принимает дары от других. Именно в результате всего этого структурного напластования, повествование прекращает быть классическим рыцарским романом и объединяется с сюрреализмом, абсурдизмом и прочими формами литературы «потока сознания», получается полотно, на котором францисканская Мадонна предстает перед нами супрематистским ромбом светло-оранжевого цвета, нечто напоминающее «Историю безумия в классическую эпоху» Мишеля Фуко или литературные опусы Итало Кальвино.

    Само это шествие, представляет собой динамичное перекатывание многострадальной карты, подгоняемой ветряной мельницей перемен, вдоль демаркационной тропы, которая играет не только разъединительную функцию, но и является, в то же время, центральной деталью, соединяющей фрагменты модернизированной схоластической фрески. Здесь рождается конфликт вышеупомянутой тропы и движущейся по ней энергии, где само это движение, ввиду почти полного отсутствия привычного кинематографического нарратива как такового, становится главной повествовательной единицей, посредством потрясающего визуального ряда, за который стоит поблагодарить мейстера Эммануэля Любецки, который в свою очередь, вступает в гармоничную дуэль с бардом Маликом. Каждый звук, каждый вздох, каждое слово, слетевшее с уст гипертекстуального глашатая, проиллюстрированы оператором настолько ярко и досконально, что картинка оживает не только ментально, но чуть ли ни тактильно. Природа, показанная на экране объята запахами, любовь учащает сердцебиение, прогулки персонажей по береговой линии обволакивают мурашками, а страдания Рика откликаются неприятным сосанием под ложечкой. И вот зритель снова предстает пред эмоционально-рациональной дихотомной развилкой и снова решает куда отправиться, то ли сделать шаг в сторону эпикурейского наслаждения, то ли продолжить шествие в долине вертеровских страданий. Посему, учитывая все озвученные и продемонстрированные обстоятельства, не следует считать поход съемочной группы за «Золотым медведем» неудачным, несмотря на то, что шкура его так и не была добыта. Само шествие получилось триумфальным. Да будет пир на весь мир!

    Баллада подошла к завершению. Сражения превращаются в далекие отголоски эха, страсти стихают, знамена развеваются на ветру, дворцовые стены восстанавливаются. Битва окончена, но война продолжается.

    10 января 2016 | 13:16

    В своей крайней картине Терренс Малик окончательно освобождается от пут нарратива и сценарной стройности, которых он хоть и условно, но придерживался в предыдущих своих работах, полностью отдавая полотно на волю уникальному поэтическому стилю. Зрителю предлагается наблюдать случайные фрагменты жизни главного героя, популярного сценариста Рика, которые не несут значительной смысловой нагрузки, и, как и сам Рик, тянутся пассивно, амбивалентно и местами необязательно. Голосом Бена Кингсли мы узнаем, что однажды Рик достал карту таро, сбившая его с пути истинного и теперь он мечется из рук одной красавицы к другой, роли которых, к слову, исполнили такие богини, как Кейт Бланшет, Натали Портман, Имоджен Путтс и Фрида Пинто, в поисках утраченного смысла бытия. Нельзя ни упомянуть и великолепного Кристиана Бэйла в роли Рика, становящегося для Терренса тем, кем когда то был Мастроянни для Феллини или Жан-Пьер Лео для Франсуа Трюффо. Их связь во многом медитативна, герой Бэйла за 118 минут экранного времени вслух произносит дюжину слов.

    Для Малика доминантна идея, возведенная в «Рыцаре» в абсолют и препарирующаяся излюбленным и коронным инструментом режиссера — приемом ассоциативного монтажа; бесчисленное множество фрагментов, длящихся секунды, минуя мозг, достигают вашего подсознания намного глубже, чем вы могли себе представить; их нельзя понять, можно только прочувствовать, осязать. Взаимная любовь, гармония мужского с женским, по Малику, недостижимы априори. Ряд образов совершенных в своей форме констатируют, то, что чувства относительны, текучи и непостоянны. Подобные аксиомы были бы непозволительны мастеру, если в осадке от картины не оставалось бы такого же приятного послевкусия и флера одиночества, которое когда то оставлял своими прохладными пальцами на душах кинозрителей Антониони.

    В заключении хочется сказать, что если вы собираетесь посмотреть только один фильм этой зимой — то пусть это будет «Рыцарь кубков».

    9,5 из 10

    3 января 2016 | 02:36

    В качестве вступления: если бы фильм сняли в России, или режиссера бы звали не Терренс Малик, фильм получил бы столько критики, что и не снилась Томми Вайсо как драматургу.

    Предавшись в вечный гедонизм старина Терренс Малик вываливает монотонный выхолощенный бесструктурный хаос, прикрываясь аллюзиями к Библии, философским трактатам и собственному творчеству. Механизм настолько огромен, что вся цепь событий, состоящая из метафоричных отсылок, приводит в никуда крайне изощренным способом, что хочется поскорее забыть все. Гипертрофированный транс, не имеющий ни капли адекватного обоснования, не смотрящийся ни как алогичный сон, ни как какой-то сюрреализм, скорее, как никому не нужное самовыражение режиссерских мыслей, не формируется ни во что. Самобытный символизм посвященные уловят совершенно непостижимым образом, ибо отвлекают маневры операторской работы, придавая эффект безумной пляски, а нерядовой монтаж и вовсе обескураживает. Не принявшим образность материала, можно последить за актерами первой величины, они здесь, как сноска для быдло, которому после незатейливого анализа и скоропостижных выводов можно будет развлечься, следя за персонажами.

    «Рыцарь кубков» — лоскутное одеяло, в котором фрагменты рандомно разбросаны в неуловимом порядке и соприкасаются друг с другом благодаря зрительскому контролю над происходящим. И овладеть всем этим получится только у особо замороченных, у которых в голове имеется свой Терренс Малик, именуемый выходящим за рамки воображением. Но для таких ценителей режиссер мог и вовсе подготовить статичный белый фон на два часа. Это все к тому, что художник сменил эпохальные курсы, став из полотен подготавливать цветные обрезки, бросая их все в ту же корзину под названием «киноискусство». Хотя по содержанию это двухчасовая маститая документальная притча о бренности бытия, для людей, подготовленных к такому формату, но никак не полноценное игровое кино. Ведь потеряно самое главное — универсальность киноязыка, доступность для любого абсолютно зрителя, желающего прикоснуться к искусству, которое для Терренса Малика стало способом для самолюбования.

    10 января 2016 | 20:25

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...
    КиноПоиск в Каннах

    Индекс популярности

    Новости


    Сразу две истории связаны на этой неделе с Кейт Бланшетт. Актриса ведет переговоры насчет главной роли в мелодраме Ричарда Линклейтера «Куда ты пропала, Бернадетт?», а по слухам, Бланшетт зовет студия Marvel играть главную злодейку в фильме «Тор: Рагнарёк». (...)
     
    все новости

    Интервью


    В США «Рыцарь кубков» Терренса Малика выйдет в прокат лишь в 2016 году. Новостей о российской премьере все еще нет. Чтобы скрасить ожидание, мы предлагаем вам почитать интервью с Натали Портман, в котором она рассказывает об опыте работы с классиком и о его удивительной манере съемки. (...)
     
    все интервью

    Статьи


    Самый сексуальный мужчина Швеции, девушка с сами знаете какой татуировкой, подростки-вампиры и робот-полицейскийКиноПоиск вспоминает, чем богата северная страна, не считая «Икеи», Ингмара Бергмана и Карлсона. (...)
     
    все статьи

    Репортажи


    Фильм Алексея Германа-младшего «Под электрическими облаками» вызвал множество обсуждений на Берлинском кинофестивале и в итоге получил «Серебряного медведя» за операторскую работу. На пресс-конференции Алексею пришлось рассказывать о том, с каким аршином подступиться к его картине и к России в целом, о нелинейности времени, а также о спасении фальшивого Ленина. (...)
     
    все репортажи
    Записи в блогах

    Четвертый день в Берлине начался через три часа после третьего и прошел под знаком «Рыцаря кубков», который все посмотрели накануне. Я чувствовала себя как вегетарианец, попавший в секту каннибалов. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Angry Birds в киноAngry Birds38 155 177
    2.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War32 939 739
    3.Соседи. На тропе войны 2Neighbors 2: Sorority Rising21 760 405
    4.Славные парниThe Nice Guys11 203 270
    5.Книга джунглейThe Jungle Book10 944 350
    20.05 — 22.05подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse417 087 247
    2.Angry Birds в киноAngry Birds157 229 791
    3.Экипаж40 352 730
    4.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War39 340 516
    5.Любовь не по размеруUn homme à la hauteur9 142 052
    20.05 — 22.05подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 543 964102 969
    Деньги686 544 097 руб.10 608 672
    Цена билета269,87 руб.14,50
    20.05 — 22.05подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    145.Тэмпл ГрандинTemple Grandin8.171
    146.ПривидениеGhost8.170
    147.Вам и не снилось...8.170
    148.Писатели свободыFreedom Writers8.170
    149.Белый пленEight Below8.169
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    1.Человек – швейцарский ножSwiss Army Man97.63%
    2.Отряд самоубийцSuicide Squad96.83%
    3.ПассажирыPassengers96.05%
    4.Темная башняThe Dark Tower95.97%
    5.ДюнкеркDunkirk95.88%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    ВаркрафтWarcraft8
    BadComedian10
    Только через твой трупKuime3
    Кристофер и ему подобныеChristopher and His Kind11
    ДэдпулDeadpool404
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ВаркрафтWarcraft8.768
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse7.611
    Angry Birds в киноAngry Birds6.549
    Экипаж8.178
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Черепашки-ниндзя 2Teenage Mutant Ninja Turtles: Out of the Shadows02.06
    Иллюзия обмана 2Now You See Me 209.06
    Славные парниThe Nice Guys16.06
    Дочь БогаExposed16.06
    День независимости: ВозрождениеIndependence Day: Resurgence23.06
    премьеры