всё о любом фильме:

Измена

год
страна
слоган«С тобой это случилось, но ты об этом еще не знаешь»
режиссерКирилл Серебренников
сценарийНаталья Назарова, Кирилл Серебренников
продюсерСабина Еремеева
операторОлег Лукичёв
композитор-
художникИрина Гражданкина, Ульяна Полянская
монтажСергей Иванов
жанр триллер, драма, ... слова
сборы в мире
$577 043 сборы
сборы в России
зрители
Россия  75.6 тыс.,    Украина  2.6 тыс.,    Испания  2.5 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время115 мин. / 01:55
Номинации:
Двое случайных знакомых узнают о том, что их супруги являются любовниками. Это открытие заставляет их совершать поступки, на которые они не решились бы ранее.

Ревность или страсть, месть или прощение — герои ищут основы для новой жизни, но сделать это нелегко — измена подчиняет все их поступки своей логике.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.30 (461)
ожидание: 94% (1365)
Рейтинг кинокритиков
в России
73%
11 + 4 = 15
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1318 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Она изменяет вам, а он изменяет мне. Две таких разных супружеских пары — холодная, обрекающая отстраненность партнеров; неожиданный срыв эмоций на ребенке, а затем попытки робкими поцелуями зажечь былую страсть в неверной, в еще не знающей, что ты уже знаешь…

    На первый взгляд, новая картина Кирилла Серебренникова напоминает (простите, за столь грубое сравнение) те знаменитые массовые не столько романтические, сколько, наверное, пост-, метаромантические многоугольники, к которым лично я, даже будучи человеком, который в принципе никого не любит, питаю определенную слабость — «Близость», «Прошлой ночью в Нью-Йорке» и им подобные. Многие уже поспешили припомнить также и «Любовное настроение» Вонга Кар-Вая, но поскольку я данный фильм пока не видел, не могу судить о какой бы то ни было справедливости подобных аналогий. Чем действительно и в первую очередь интересна «Измена» (независимо от своего азиатского побратима или, наоборот, переосмысляющая его), так это достаточно своеобразной работой с собственным внутреннем временем действия.

    В основной, внешней реальности фильма, мы по сути имеем еще как минимум две или три. Прежде всего у нас есть строгий сюжетный нарратив, если позволите, фильм-факт, двигающийся от условия — мужчина узнает от женщины, что ее муж тайно встречается с его женой. Второй слой представляет собой вербальный фильм-расследование, поданный впроброс интригующий детектив — «здесь они иногда сидят на лавочке, а вот этот номер в гостинице они регулярно снимают». В-третьих, фильм-эксперимент, фильм-слежка шаг в шаг — действительно ли сидят, действительно ли этот номер? В-четвертых, где-то ближе к концовке неожиданным броском главной героини через снежный лес за раз проходит несколько лет, о чем мы узнаем чуть позже. Наконец, в-пятых, присутствует в фильме определенная общая закольцованность действия и речь не только о, грубо говоря, высшем возмездии, но и о том, что открывающий картину визит человека к врачу повторится здесь еще как минимум однократно. Собственно, все эти заигрывания с драматургической манерой, с подачей истории, пусть и не столь очевидные на первый взгляд, помогают ей выглядеть достаточно свежо на фоне многих других схожих картин (помимо вышеперечисленных, на ум может прийти и, например, неторопливая, такая же, скажем, «комнатная» «Елена» Звягинцева), но чем дальше, тем сложнее у фильма получается выезжать засчет одного удачного приема.

    Во второй половине, буквально сразу после ключевого сюжетного твиста (подробнее о нем нельзя — спойлер!), лента заступает скорее куда-то на территорию недавнего Сигарева. Как пережить? Как преодолеть? Как хотя бы забыть? Наблюдать за поведением героев в указанной ситуации не многим менее занятно, чем за теми же трюками со временем — так, например, персонаж Франциски Петри, буквально посеявший изначально зерно гневного раздора, позднее пытается отстраниться от случившегося и даже на какое-то время уходит в своеобразный фетиш (сцена с бритвой). Кроме того, порой фильм кажется эдакой попыткой авторов нарисовать, создать целый мир невыплеснутой, невыраженной, бурлящей человеческой страсти (вот и милиция подключается к этому всеобщему зуду и просит о малюсенькой услуге в обмен на пару подписей), однако на деле это стремление оказывается неприятно лишенным всяческих рамок — как технических (в конце концов, фильм все-таки очень затянут), так и моральных (от тонкой грани между истинным ярким сексуальным влечением и грязью его удовлетворения, пошлостью чувствуется все-таки больший уклон в сторону последней). Наконец, со мною лично (поэтому в том числе, я и вспомнил про Сигарева) фильм просто-напросто никак не работает эмоционально, не получает от меня душевного отклика… Ах да, точно, я же в принципе никого не люблю.

    5 из 10

    2 ноября 2012 | 17:49

    Мы пришли посмотреть на надрыв страстей, надлом души, а получили долгое ожидание конца, затянутые сцены, скучные расстановки и банальный сюжет. Все это перемежалось какой-то поразительной абсурдностью, которая скорее всего и должна была быть проводником в мир надлома и страстей души, но так и осталась абсурдностью. Дикий эпизод с поцелуем то ли следователя, то ли криминолога, нелепые обнаженные распростертые тела, невероятное количество женских грудей, автомобильная авария и много чего ещё поражали нас своей неуместностью. Подозреваю, что все это было очень символично, знаково и должно было навести на глубокие размышления, но не навело. Не навело ни одну меня, люди, выходя из зала, смеялись над нелепостью фильма.

    Непонятно, зачем Кирилл Серебренников набрал иностранных актеров, которые из-за акцента не могли передать ни одной эмоции, весь фильм — это диалог роботов с отчеканеными словами и режущими слух «ш», «щ», «з», «с». Вместо эмоций было очень много трагичной и заунывной музыки, от которой хотелось спать.

    Фильм идет около двух часов. И второй час постоянно ждешь, что а) все закончится вот так, а вы дальше сами думайте, что к чему б) сейчас кто-то умрет в) умрут все, потому что пришле апокалипсис. Вариант «б» оказался самым правдоподобным, но наиболее отдаленным и его пришлось ждать ещё час.

    Вывод один — это не «Изображая жертву» и даже не «Юрьев день». Грустно

    4 из 10

    13 ноября 2012 | 00:57

    Он и она здесь — двое несчастных, обнаружившие, что их благоверные изменяют им друг с другом. Причём точку экстремума, кульминационный пик режиссёр поместил уже в самую первую сцену: она (доктор с холодными руками) сообщает ему (зрелому сильному мужчине) о своей, а значит и его беде. Все последующие событие напоминают скорее циклические сюжетные вариации на тему адюльтера: попытка убийства, жажда мести, смерть, крики, обмороки и, наконец, новые семьи, — те самые события, которые ровным счётом ничего не меняют. Оттого и страшно, что, несмотря на название самого фильма, измены не выходит, боль не чувствуется, а сами герои ничем не отличаются от своих нелепо погибших супругов.

    В «Измене» нет такого действия, совершив которое, герой мог бы повлиять на происходящее. Условно умерев в первых же сценах, он и она пытаются заставить мир реагировать если не на их желания, то на поступки. Но их вопросы никто не слышит; их любовь остается безответна. И ему и ей очень хочется, чтобы виновными были они сами, супруги обманутые. Они не испытывают ни жалости, ни боли, а попытка изменить жизнь в новых семьях приводит к тому, что они сами становятся любовниками. Тот же отель, та же кровать, та же сауна, тот же бассейн, те же диалоги. Мир, в который поместил их автор, лишил их даже права выбора любовников: он и она вместе лишь потому, что вместе их супруги. А в конце фильма Она не может поверить, что при всей жажде смерти, которая есть в ней, при жутком чувстве чёрной дыры вместо её собственного сердца происходящее неподвластно ей.

    Герои «Измены» словно решают уравнение, решить которое можно лишь зная инструменты и методы, недоступные их пониманию. Поэтому они могут лишь менять местами правую и левую стороны, между которыми в любом случае остаётся знак равенства. Герои мертвы изначально. Мир, который мы видим, в котором существуют они, — зеркало, остаточное воспоминание, причём ограниченное, как остров. Здесь можно вспомнить и легендарное полотно Бёклина «Остров мёртвых»; и одноименную симфоническую поэму Рахманинова, которую Серебренников использует в качестве саундтрека к «Измене»; и «Остров проклятых» Мартина Скорсезе, где всё происходящее, всё движение вперед — лишь иллюзия действий и стараний главного героя, несчастного душевнобольного. В каждом из этих произведений сюжетная структура связана с бесконечно-цикличным: волны Стикса на картине Бёклина, музыкальный размер в музыке Рахманинова, повторяющиеся сновидения в фильме Скорсезе или же любовные сцены у Серебренникова. Он и Она в «Измене» постоянно ищут своё место: в несчастливой семье, в пустом доме, в новой жизни, в каждом кадре. Мизансцена здесь подчинена единственной логике мёртвого мира — беспокойному поиску собственного места.

    Здесь, в «Измене», мир стерилен, как кафель или стеклянные стены и двери, безразлично отражающие то одних, то других любовников. Движение камеры прислушивается к музыке Рахманинова за кадром и выстраивается в величественное панорамирование в музыкальном размере 5/8. Рефрен как важнейший инструмент абстрактно-изящных искусств превращается в «Измене» в стилистический фундамент.

    Стерильность у Серебренникова тем прелестнее, что заключает в себя стиль как содержание, причём их отношения в картине взаимозависимые. Серебренников будто говорит: «Я расскажу вам историю о безымянной стерильной, холодной женщине с чистыми руками в стерильном интерьере, в холодную погоду, снимая сквозь стекла и зеркала. Я расскажу вам о явлении с помощью этого же явления». Не только сама ситуация адюльтера, преподнесённого нам ею с медицинской точностью, становится безэмоциональна и бессмысленна, но здесь сами формалистичные составляющие кадра взаимозаменяемы. Любые попытки изменить существующий порядок бессмысленны.

    Особенному театральному эффекту режиссёра соответствует и работа оператора Олега Лукичёва, играющего с отражениями пустых комнат и гостиничных номеров в стеклах и зеркалах, сквозь которые мы видим обнаженные тела героев; и работа художника-постановщика Ирины Гражданкиной, помещающей прощание с усопшим в церковь с прозрачными стеклянными стенами, а в кабинет следователя — печатную машинку вместо компьютера.

    Столь демонстративное решение этой проблемы — чем обставить историю, какие выбрать декорации, что высветить сценическим светом, как именно произнести текст — выдает в Кирилле Серебренникове режиссера действительно театрального, жаждущего эффекта. Ясно, что такого же эффекта добивается главная героиня, когда не надевает белья перед смущенными генералами.

    Перед нами манифест обобщения, условности, универсальности и бессмысленной трагичности адюльтера. Кино намеренно лишено признаков места и времени. В условном-условном европейском городе жили-были условные мужчина и женщина, у них были условные семьи, они испытывали условную ревность и условно убили изменявших им супругов.

    Но отсутствие имен, красивая картинка и рассказ о страстях не делают фильм ни притчей, ни историей про всех и каждого. Кто-то из итальянских критиков после сеанса даже посетовал, что Серебренников не снял «Измену» на эсперанто: высказывание было бы законченным.

    Условность достигает в «Измене» такого уровня, что даже чисто театральный ход — пробежка по сумрачному лесу и переодевание к новой жизни героини Франциски Петри — не кажется в заданных авторами обстоятельствах таким уж нелепым. Чистая механика: Он, Она, Измена, Страсть, Последствия. Всё с большой буквы.

    Никакого намёка на духовность у Серебренникова нет. Его нельзя за это ни упрекать, ни хвалить. Автор будто остаётся среди собственных героев в придуманном для них мире, где все приведено к одному знаменателю. Герои бесчисленное количество раз будут пытаться изменить собственные жизни, но так ничему и не научаться. Как и все герои тысяч похожих историй, они будут задавать себе одни и те же вопросы. Не нужно ждать от них оригинальности. Как герои Серебренникова вечно примеряют на себя комнаты, волосы и запахи изменяющих им супругов, так и все жертвы супружеской измены пытаются найти себе место в новом мире, созданном не для них, но теми, кто изменяет. Режиссёр «Измены» лишён возможности дать положительную или отрицательную оценку происходящему, ему нужно было лишь заметить и холодно законспектировать эту стерильность и бесконечность происходящего. Тем самым он солидарен со своими героями, способными лишь наблюдать за миром стеклянными мёртвыми глазами. Мне же, рецензенту, не способному повлиять на происходящее действие на экране, остается лишь констатировать объективные факты, не пытаясь постичь стерильную природу человеческих душ, созданных режиссёром непостижимыми.

    7 сентября 2014 | 13:12

    Третий, после «Изображая жертву» и «Юрьева дня» фильм Кирилла Серебренникова в августе открывал программу Венецианского кинофестиваля. И не просто открывал, а еще и был номинирован на главную награду фестиваля — «Золотого льва», которую, к слову, в этом году получил Ким Ки Дук со своим триллером «Пьета».

    «Измена» — фильм русского режиссера на европейский манер с европейскими «незасвеченными» актерами.

    Сюжет фильма не нов, но и не банален, и уж точно актуален: герой фильма (Деян Лилич) случайно узнает от лечащего его доктора об измене своей жены. Причем, не с кем иным, а с мужем этого самого доктора. Поначалу восприняв эту новость как шутку, герой фильма все же натыкается на суровую правду, после чего судьбы двух оскорбленных скрещиваются и настает черед сумбурных, резких и фатальных поступков.

    Фильм условен и антиутопичен. Действие фильма происходит в специально декорированной гостинице, сама картинка обволакивает будто холодным пледом, а у героев картины и вовсе нет имен. Этим режиссерским ходом Серебренников, по его же словам, хотел показать, что у настоящего человеческого чувства, такого как боль, отчаяние или любовь нет переводчика. Боль, как и любовь космополитична. Возможно, именно поэтому он пригласил никому неизвестных европейских актеров, озвучивали которых русские дублеры. В «Измене» дебютировала бывшая солистка «Виа-Гры» Альбина Джанабаева, которая, по заверениям Серебренникова является достаточно зрелой драматической актрисой.

    Можно смело сказать, что «Измена» это наиболее самостоятельная и профессиональная работа одного из самых талантливых российских режиссеров современности.

    2 ноября 2012 | 14:48

    Первое что бросается в глаза — операторская работа, монтаж, кадры плавно перетекают, увлекая зрителя в мир режиссерского сюрреализма, мир символов. Крупные планы застывшего лица, минимализм, огромные, полупустые комнаты в холодных тонах подчеркивают внутреннюю пустоту героини. Стальной характер, присущий большинству докторов, закрывшихся в себе, от ежедневной боли и страха пациентов, холодная расчетливость, конструктивность, педантичность, граничащая с нескрываемым безумием. Сильные люди не сгибаются, они рассыпаются на осколки. Мир, привычный для её сознания рушится, её поглощает пустота, тишина, апатия ко всему. Боль разъедает её, достигнув апогея, героиня теряет чувственность и контроль над происходящим. Она рассеянно передвигается по дому, стремится уйти с головой в работу. Боли больше нет. Она ест землю, волосы, бреет собственное лицо и тело, в её поступках больше нет логики, и звучит истерический смех. Я думаю, понять героиню могут только те, кто проходил через предательство и ложь.

    В противовес, герой живет в теплом настоящем, у него «счастливая» обычная жизнь, любимая жена, сын, прогуливающий школу. Узнав об измене жены, герой отрицает это известие, он ищет успокоение в её объятьях. Осознание приходит позже. Зритель наблюдает, как герой погружается в мир героини. Он борется с исходящим от нее холодом, испытывает к ней симпатию, заботу и.. похоть.

    Черный мешок в лесу, в который героиня сложила свое прошлое, достав из него свое будущее символизирует время, которое лечит, оставляя глубокие рубцы в сознании героев, изменяя их навсегда.

    Этот фильм не драма, это психоделическая картина от Кирилла Серебренникова, с целью проникнуть в глубины сознания человека, столкнувшегося с изменой и предательством..

    10 из 10

    8 апреля 2013 | 14:41

    После шикарного «Юрьего дня», от «Измены» ждёшь того, что в сегодняшнем русском кино является редкостью, штучным товаром. А именно многослойности, богатства содержания, вкупе с эстетическим удовольствием. И, нужно сказать, начало фильма с лихвой оправдывает ожидания. Лобовое откровение женщины-кардиолога случайному пациенту, что её муж изменяет ей с его женой, интригует зрителя. А случающаяся вслед за этим авария, ужасающая в своей роковой обыденности, крепко привязывает его к экрану. Но, в скором времени, реализм повествования оттесняется метафорами, а резкий и явно неожиданный сюжетный кульбит может привести зрителя в недоумение. Вместо семейной драмы о разрыве и переживании супругами этого сложного, болезненного и мучительного периода, с взаимными упрёками и обвинениями, истериками, поисками предпосылок и виновных, попытками удержать то, что рушится и стараниями склеить разбитое, зритель натыкается то ли на детектив, то ли на триллер. А к моменту, когда женщина-чиновник просит главного героя о поцелуе, для зрителя, который так и не смог перестроиться на просмотр притчи-исследования наступает предел. Теперь можно раздражённо произнести всегда готовое для подобных случаев: «Ну и бред», и удалить фильм с жёсткого диска. Однако, я бы не спешил этого делать.

    «Измена», несомненно, приточное киноразмышление. Причём автор настойчиво это акцентирует. Отсутствуют любые географические привязки. У главных героев нет имён, они просто он и она. Почти футуристические интерьеры вряд ли кто-то назовёт российской действительностью. Это некое абстрактное пространство, в котором автор занимается препарированием и исследованием измены. Своего рода модель или проекция.

    Серебренникова больше знают и любят на западе. У нас же его упрекают в том, что он снимает не русское кино, а скорее европейский арт-хаус, слишком откровенно ориентированный на фестивальную публику. С этим трудно не согласиться, «Измену» вполне можно назвать фестивальным фильмом, но… Такое вот, своего рода западничество, бывает различным. К примеру, страдающий тем же недугом Герман мл. снимает «исторические» фильмы о существовавшей лишь в его воображении России или СССР, с томящимися в унынии и декаденстве главными героями и аутистскими диалогами. Серебренников же, избрав язык метафор, намеренно избегая временных и территориальных координат, осознанно или нет, затрагивает духовную природу вещей. По сути, он говорит, пускай и в «чуждой», холодно-отчуждённой стилистике, о грехе и его губительных последствиях. О том, что всегда волновало и отличало русских авторов. После опознания трупов ОН спрашивает ЕЁ, будет ли отпевание. На что она отвечает: «Я думаю, это им не поможет». И в этом, страшная правда. Их смерть ужасна, если вспомнить грозные слова: «В чём застану, в том и сужу». В измене, многократно воспетой западными авторами, нет любви. Есть страсть, секс, предательство и смерть. Любовь созидает и объединяет, она не разрывает и не убивает. Грех, не является сугубо-личным. Он как камень, брошенный в воду. И волны, им образуемые, могут превратиться в цунами. Охваченный пламенем страсти не в состоянии осознать её последствий. На что способен муж, узнавший об измене. Какова будет жизнь сына, когда весь город узнает, что его мать умерла, занимаясь сексом с любовником на балконе. Поэтому и существует категоричный императив: Не прелюбодействуй. Хорошо сказано в аннотации: «Ревность или страсть, месть или прощение — герои ищут основы для новой жизни, но сделать это нелегко — измена подчиняет все их поступки своей логике».

    Интернациональный актёрский состав, с русским меньшинством, где главные роли играют немка и серб (ещё один повод для нареканий) справился с задачей великолепно. Пререкаемый и критикуемый кастинг, скорее всего, лишь ещё одно свидетельство того, что поднятая в картине тема, не имеет национальных очертаний. Однако, отдельного упоминания заслуживает, на мой взгляд, Альбина Джанабаева. Экс-участница «Виагры» не просто сверкает аппетитными формами (постельную сцену с её участием можно легко вырезать, фильм от этого ничего не потеряет), но демонстрирует качественную игру, ни в чём не уступая иностранным коллегам. Фильмы Серебренникова хороши тем, что в их содержании содержится пища для размышлений, возможность множества интерпретаций, трактовок, есть повод для дискуссий. А визуально — эстетически они близки к совершенству. Все части этой конструкции подогнаны друг к другу идеально. В чём так же большая заслуга Олега Лукичёва, оператора, профессионализм которого постоянно совершенствуется. Считаю что «Измена» — содержательная и высокопрофессиональная картина, которая займёт достойное место в моей коллекции.

    9 из 10

    12 ноября 2014 | 21:48

    Я не являюсь фанатом отечественного кино за неимением широкого выбора в отличие от зарубежного. Мне посоветовали посмотреть фильмы Кирилла Серебренникова, ссылаясь на нестандартность подхода. Выбор пал на Измену.

    Как обычно, начнём с технической части произведения. Операторская работа и монтаж просто шикарны. Плавные переходы, отражения, тени, необычные ракурсы и ничего лишнего. Оператор прочувствовал ощущения, которые испытывали главные герои. В каждом кадре чувствуется какая-то холодная свежесть. Даже красный цвет не кажется тёплым и это только подчёркивает атмосферу фильма. Музыки в фильме присутствует по минимуму, в основном естественные звуки, тем самым окуная зрителя в суровый реализм.

    Актёрский состав подобран довольно необычно: и немцы и македонцы и русские в одном котле. Насчёт игры солистки Виагры Альбины Джанбаевой не могу сказать что-то особенное, но справилась на твердую четверку. Македонец Деян Лилич играл странного персонажа. Его образ как раз-таки выразил всю неопределённость и недосказанность, которая присутствует в отношениях при возникновении проблемы. Но он скорее был спусковым механизмом в руках ключевого звена Франчески Петри. Она была инициатором происходящего. Независимая, холодная женщина непроизвольно рушила человеческие судьбы и при этом оставалась демонически притягательной. Её бредовые выходки и нездоровое поведение, особенно на похоронах, отнюдь не показывали слабость персонажа, а в очередной раз намекали на ведьмовскую сущность. Такие женщины опасны для мужчин, которые плывут по течению.

    Сценарий написан в манере психологического триллера. На протяжении всего фильма сохраняется напряжение из-за безразличности героев. К тому же, возникает желание поскорей добраться до развязки, поскольку события не сразу раскрывают суть неожиданных поворотов сюжета. Символизм в картине достаточно прост и тема заезженна, но несмотря на это история рассказана в необычной манере. А хорошо рассказанная история, затрагивающая, пускай, и банальную тему, куда лучше смотрится, чем слабоватый рассказ, раскрывающий оригинальную.

    В заключение, хочу сказать, что фильм приятно удивил. Ещё больше обрадовало, что снят был русским режиссером, хотя кино совершенно не похоже на отечественное.

    8 из 10

    23 октября 2013 | 02:33

    Двое случайно встретившихся людей, Он и Она, узнают, что их супруги изменяют им… друг с другом. Он — среднего достатка порядочный семьянин с женой и ребенком, она — врач в городской поликлинике, у нее есть муж. Пугающая уверенность незнакомой женщины в том, с кем, где, как, и когда ее муж изменяет с его женой, вовлекает ничего ранее не подозревавшего мужчину в водоворот абсурдных событий, логика которых подчинена лишь измене.

    Последний фильм Кирилла Серебренникова, который даже боролся в основной конкурсной программе за главный приз Венецианского МКФ, представляет собой претенциозный набор отсылок к работам великих кинорежиссеров, таким, как Бергман, Линч, Кубрик, и Звягинцев, с явным символистским перебором, доводящим все увиденное до фарса и абсурда. У режиссера получилось очень странное и неровно срежиссированное кино, усиленно пытающееся заискивать с западной фестивальной аудиторией, где все эти многочисленные отсылки беспорядочно покиданы в салат, который распадается на ингредиенты, так и не ставшие единым целым блюдом. Большим плюсом в картине является отличная операторская работа Олега Лукичева, который уже сотрудничал с Кириллом Серебренниковым в создании новеллы для киноальманаха «Короткое замыкание» и картины «Юрьев день». Видимо, режиссер старался сделать свой фильм не привязанным к определенному месту действий, именам, и национальности, из-за чего все персонажи не имеют имен, и действие происходит в неизвестном вымышленном городе, что так же отразилось и на подборе актеров. Среди них были не только наши соотечественники, например, македонец Деян Лилич (Он), немка Франциска Петри (Она), латышка Гуна Зариня (небольшая роль следователя), и некоторые другие.

    Из актеров, как раз, наиболее понравилась фактурная немка Франциска Петри, и, главный сюрприз — дебютантка Альбина Джанабаева, которую мы знаем, как бывшую солистку украинской музыкальной поп-группы «ВИА Гра», также оказалась весьма недурна, как актриса второго плана в роли Его изменяющей жены, и, даже порадовала нас своим красивым телом в постельных сценах. В общем, при находчивой операторской работе (даже любовные сцены, которые в российском кино почти никогда не умели грамотно снимать, здесь оказались хорошо сняты), и естественно смотрящихся в кадре актерах, фильм, к сожалению, подвела невнятная режиссура и явное подражание другим известным режиссерам прошлого и настоящего, заставляющее на него повесить ярлык в виде такого несоответствующего арт-хаусной категории фильмов прилагательного, как «вторичный».

    В двух словах: Очень неровное кино с претензиями на высокий символизм, хорошими актерами, и безупречной операторской работой.

    6 из 10

    19 марта 2013 | 19:14

    Этот фильм сложно однозначно оценить простыми словами нравится/не нравится..

    Он въелся в подсознание, пытаясь собственными кадрами как-то построить логичную цепь понимания.

    Совершенно иное кино.

    Главные герои — 2 человека, мужчина и женщина из разных пар. Пар, в которых огромная пропасть между людьми.. их домов, где слишком много места и душно…

    Смерть по любви, жизнь без любви.. одиночество вдвоём.

    Не хочется верить, что мы, т. е. люди вот такие… в носках, высоких колготках, жуём землю от нервных событий, пьём виски и не знаем, как поговорить со своими детьми. Но есть подозрение, что мы именно такие. Обычные люди, с обычными странностями, тяжестями, событиями под которыми хочется лечь на лопатки.

    Фильм под настроение и, на мой взгляд, не кинотеатровый. Не хочется его смотреть в присутствии чужих людей, он интимный, потому что показывает людей в такие моменты, в которые мы не хотим себя показывать.

    14 ноября 2012 | 11:18

    Безликий, выхолощенный коридор. Невыразительная дверь больничного кабинета. Героиня широко распахивает её, как бы приглашая нас отнюдь не к своему рабочему месту, а в собственную жизнь. Открывает всю подноготную, снимает табу с запретных тем.

    Дальше не стоит ждать никаких имён или координат. Это обезличенная и обобщённая история-притча будет происходить, по словам её создателя, преимущественно во внутреннем пространстве, потому что «Измена» — больше метафизическое сказание, чем любовное…

    Герой спокойно заходит в кабинет. Зябко поёживается не столько от холода фонендоскопа, сколько от неприязни к прикосновению чужих рук кардиолога, от удивления на её признание:

    - Мне изменяет муж.
    - Сочувствую.
    - Он изменяет мне с Вашей женой.


    Увиденная на остановке авария словно дублирует, визуализирует аварию героя внутри, в его сердце. Дежурный поцелуй жены у порога, а что-то уже не так, как прежде, что-то сломалось, механизм измены запущен…

    Реальность героини ещё плачевнее. Когда муж закрывает дверь в ванную, не выдерживая её пристального, испытующего взгляда, ей становится душно. Если открыть окно, это не поможет. Самоудовлетворение на супружеском ложе, где лежат двое, — это уже акт протеста из крайности, отчаяния и невозможности терпеть дальше. Не замеченный мужем. Или проигнорированный?

    Одиночество — это болезнь,
    передающаяся половым путём.
    Я не лезу, и ты не лезь.
    Лучше просто побудем вдвоём,
    поболтаем о том о сём,
    ни о том ни о сём помолчим
    и обнимемся, и поймём:
    одинокий неизлечим.
    (Вера Павлова)

    Героиня не хочет унижаться и наряду с этим терпит унижение бесконечно, изо дня в день, в деталях, подробностях, молча — до того часа, пока не расскажет о его происхождении второй пострадавшей стороне. И потом брошенный на землю клубок продолжит разматываться медленно, зато необратимо-фатально. Она совершит много странных, нелепых и несуразных, даже дичайших, на взгляд постороннего, непосвящённого человека, поступков: бросится поедать землю и остатки волос мужа, путешествовать по местам его «боевой» славы. Она пойдёт в дождь с распростёртыми руками, словно принимая, приглашая его в себя, растворяясь в нём без остатка, и это будет разрядкой, очищением. Она судорожно рассмеётся в метро над серьёзным вопросом, и это будет истерикой от опустошённости. Она совершит эротический выход к гробу покойного в полупрозрачной блузке, и это будет прощанием и продуманным актом великой женской мести. Похоронив и словно умерев при этом самолично, она, как птица Феникс, возродится из пепла и, пережив облитерацию души и сердца, станет нещадно сжигать других. Выстрадав равнодушие, научится любить до остервенения, до электрического тока от случайного соприкосновения двух рук на барной стойке. Перетерпев множество одиноких ночей, отдастся страсти целиком, занимаясь сексом плотоядно, как самка богомола, точно заглатывая спину партнёра, чтобы утолить лихорадочный голод, и оставляя предательские следы-метки красной помадой на его коже. Научившись курить с подачи одного человека, пообещает отучиться от этой пагубной привычки уже другому…

    В центре сюжета — любовный квадрат, две стороны которого заменятся с течением времени на другие, а две расположатся рядом друг с другом, а не напротив. Профессиональная деформация коверкает людей по-своему, здесь же героев деформирует измена…

    Это предельно чувственный фильм. Красота операторской работы Олега Лукичёва околдовывает, а подрагивание камеры из-за съёмок с плеча вдыхает жизнь в каждый кадр. Футуристические архитектура и интерьеры, будто сошедшие с фото из журнала «АрхИдея», так же фантасмагоричны, как само происходящее. Картина переполнена символами и лопается от них, как перезрелый плод граната. Под музыку из симфонической поэмы Рахманинова «Остров мёртвых» препарируются причины и следствия измены, а также происходят ритуально-загадочные события. Кто-то задумается над перемещением героини из одной жизни и реальности в другую, куда она шагнёт после внезапного переодевания (Серебренников: «Женщины сильнее мужчин; они, как змеи, сбрасывают кожу, после чего даже молодеют и хорошеют!»), подобно детям из «Хроник Нарнии», но без помощи таинственного шкафа:

    В объятьях держишь — думаешь, поймал?
    Отброшу тело, ящерицын хвост.
    И то, что между ног моих искал,
    тебе искать придется между звёзд.
    (Вера Павлова)

    Кто-то увидит в трёх женских образах аллегоричные Любовь, Жизнь и Смерть. Но Любовь почему-то отвергнута и бесплодна, Жизнь умирает, а Смерть смеётся прямо в лицо, выглядя куда счастливее первых двух, и дарит/принимает роковой поцелуй…

    Вообще актёрский ансамбль в «Измене» — отдельная находка: немка Франциска Петри, латыши Гуна Зариня и Артурс Скрастиньш, македонец Деян Лилич, непрофессиональный российский актёр Андрей Щетинин и солистка «ВИА Гры» с русско-казахскими корнями Альбина Джанабаева. Незнакомые и преимущественно зарубежные лица актёров выглядят свежо и настраивают зрителя на камерный лад, не отягчая шлейфом предыдущих экранных ипостасей.

    Да простят меня служители Мельпомены мужского пола, но в «Измене» правят бал именно представительницы слабой половины человечества. Вслед за зюскиндовским Гренуем режиссёр предпочитает рыжеволосых красавиц, чья белая кожа ярко отсвечивает на киноплёнке, а медовый аромат упоителен по умолчанию. Альбина Джанабаева в доподлинном амплуа (амплуа ли?) смотрится убедительно, но всё-таки заметно уступает в игре заграничной диве — Франциске Петри. Последняя же необыкновенна: дауническо-демоническая мадонна с инопланетным взглядом. С героини, а не с любовницы, хочется писать картины. Ей хочется посвящать музыку и стихи. Если бы я была мужчиной, я бы изменяла только с такой женщиной, как главная героиня. Нет, не то. Я бы любила только такую женщину…

    Что до Кирилла Серебренникова, то это Личность. Золотой медалист, физик, реформатор театра, апологет формы. Он не мимикрирует — меняется, ищет себя и свою историю от фильма к фильму. Его не любят на родине, обвиняя в западничестве. Оно и понятно: славянам нужны ответы, а не загадки; эмоции, надрыв, «достоевщина», а не холодная интеллигентно-рассудочная красота картинки, маскирующая внутреннее кипение страстей на самом предельном градусе. Нам бы «Цыганочку с выходом» или кипу денег — да барским жестом в огонь, а потом из него, и чтобы все кругом «ах!» да «ох!», а один — непременно в обмороке…

    - Людям не нравится скучная смерть. Скучная смерть, скучная жизнь…

    Этот фильм не показался мне скучным. Я наслаждалась им. Несмотря на IMDb-рейтинг и незадавшуюся фестивальную судьбу, критику прессы или язвительные замечания недоброжелателей. Поначалу проводя аналогии с другими картинами («Любовником» Валерия Тодоровского, «Любовным настроением» Вонг Кар Вая, «Порнографическими связями» Фредерика Фонтейна, «С широко закрытыми глазами» Стэнли Кубрика, «Богиня: как я полюбила» Ренаты Литвиновой), я оставила эту затею на полпути, поняв, что «Измена» — нечто совсем другое.

    Мне не верится, что «Измену» снял тот Серебренников, который стал известным в мире кино после бесшабашно-ироничного фильма «Изображая жертву». Мне не верится, что «Измену» вообще мог снять мужчина. Хотя признавался же публично Флобер: «Госпожа Бовари — это я!»…

    8 из 10

    21 июня 2015 | 15:35

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...
    Билеты на Московский кинофестиваль — за лучшую рецензию

    Новости


    Сергей Маковецкий роется в мусоре, Виктор Сухоруков, как Индиана Джонс, охотится за древностями, а Екатерина Щеглова превращается в невидимку в альманахе «Новые русские», состоящем из шести коротких фильмов молодых российских режиссеров. КиноПоиск представляет первый трейлер. (...)
     
    все новости

    Интервью


    Что означает глобальный приток женщин-режиссеров и женщин-продюсеров в наше кино? Есть ли в номинации на «Оскар» «Левиафана» и участии семи российских картин в программах Берлинале хоть капля политики? Почему Восточная Европа сейчас в тренде? И последует ли за бумом-2015 дефицит отечественных лент? КиноПоиск обсудил с программным директором «Кинотавра» Ситорой Алиевой главные тенденции в российской киноиндустрии. (...)
     
    все интервью

    Статьи


    Фуа-гра или острая лапша? Как непросыхающий герой заработал 137 миллионов? Какой пикантный российский фильм собирал аншлаги за рубежом? КиноПоиск вспоминает главные события 2013 года и просит их прокомментировать эксперта в области российского кино и программного директора фестиваля «Кинотавр» Ситору Алиеву(...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Итоги года для российского кино: 68 фильмов в прокате, десяток кассовых успехов, остальные не могут свести концы с концами. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Angry Birds в киноAngry Birds38 155 177
    2.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War32 939 739
    3.Соседи. На тропе войны 2Neighbors 2: Sorority Rising21 760 405
    4.Славные парниThe Nice Guys11 203 270
    5.Книга джунглейThe Jungle Book10 944 350
    20.05 — 22.05подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse417 087 247
    2.Angry Birds в киноAngry Birds157 229 791
    3.Экипаж40 352 730
    4.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War39 340 516
    5.Любовь не по размеруUn homme à la hauteur9 142 052
    20.05 — 22.05подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 544 015102 918
    Деньги686 557 497 руб.10 622 072
    Цена билета269,87 руб.14,50
    20.05 — 22.05подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    1.Побег из ШоушенкаThe Shawshank Redemption9.199
    2.Зеленая миляThe Green Mile9.150
    3.Форрест ГампForrest Gump9.003
    4.Список ШиндлераSchindler's List8.894
    5.1+1Intouchables8.874
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    51.Красавица и чудовищеBeauty and the Beast90.16%
    52.Неизведанное: Удача ДрейкаUncharted89.92%
    53.Полный расколбасSausage Party89.78%
    54.Проект ХXProject XX89.54%
    55.Джон Уик 2John Wick: Chapter Two89.50%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    ПутьThe Path4
    Волк с Уолл-стритThe Wolf of Wall Street457
    Сказка о царе Салтане4
    КокаинBlow172
    ВаркрафтWarcraft69
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ВаркрафтWarcraft8.261
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass6.890
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse7.555
    Angry Birds в киноAngry Birds6.546
    Экипаж8.173
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Черепашки-ниндзя 2Teenage Mutant Ninja Turtles: Out of the Shadows02.06
    Иллюзия обмана 2Now You See Me 209.06
    Славные парниThe Nice Guys16.06
    День независимости: ВозрождениеIndependence Day: Resurgence23.06
    Тарзан. ЛегендаThe Legend of Tarzan30.06
    премьеры