всё о любом фильме:

Корпорация «Святые моторы»

Holy Motors
год
страна
слоган-
режиссерЛеос Каракс
сценарийЛеос Каракс
продюсерМартин Мариньяк, Альберт Превост, Морис Тиншант, ...
операторИв Кап, Каролин Шампетье
композитор-
художникФлориан Сансон, Эммануэль Кьюллери, Анаис Роман
монтажНелли Кветье
жанр фэнтези, драма, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  190 тыс.,    Великобритания  38.1 тыс.,    Германия  31.3 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время115 мин. / 01:55
Номинации:
Неведомое существо перемещается из жизни в жизнь. Обретает форму то мужчины, то женщины, то юноши, то умирающего старика. Он может оказаться нищим или сказочным богачом, плутом или достойным семьянином.

Героя фильма будет кидать по чужим жизням, он будет обнимать чужих жен и детей, убивать чужих врагов. Однако, сам он смертельно одинок. Где его дом, его близкие, что он такое на самом деле?
Рейтинг фильма
IMDb: 7.10 (29 105)
ожидание: 97% (861)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
125 + 13 = 138
8.2
в России
89%
17 + 2 = 19
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Леос Каракс предложил роль возлюбленной Оскара из прошлого своей бывшей девушке Жюльет Бинош. По словам Каракса, они так и не поладили. Затем он переписал роль, сделав эту героиню поющей, и на роль согласилась Кайли Миноуг, которую посоветовала Караксу режиссер Клер Дени.
    • Леос Каракс написал роль супермодели, представляя себе в этом образе Кейт Мосс. Ранее они хотели поработать вместе в другом проекте, но не сложилось. Так вышло, что на момент начала съемок Мосс готовилась к свадьбе и отказалась от роли, которая в итоге отошла Еве Мендес.
    • В одной из своих ипостасей герой Лавана выступил в образе подземного монстра из предыдущей работы Каракса «Дерьмо» (часть фильма «Токио!», 2008).
    • Эдит Скоб, которая играет шофера по имени Селин, снималась в французском классическом фильме ужасов «Глаза без лица» (1959) режиссера Жоржа Франжю. Маска, которую надевает Селин в конце ленты Каракса, — это прямой намек на фильм Франжю.
    • еще 1 факт
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 245 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Святые моторы

    Сказ о том, как некий мсье Оскар разьезжает по Парижу на белом лимузине и время от времени принимает участие в так называемых «встречах». Встречи эти заключаются в том, что Оскар гримируется до неузнаваемости и внедряется во фрагменты чужой жизни, внося весомый вклад в развитие некоторых событий, совершая то подвиги, то бесчинства. Оскар будто путешественник, он актер, он играет главные роли в чужих судьбах как в кино, он преображается до неузнаваемости. Зачем он это делает, путешествуя по локациям будто мифического Парижа, кто есть та таинственная женщина за рулем лимузина, что есть таинственная компания holy motors и кто же такой сам Оскар?

    Святые моторы — первый фильм истинно французского мистификатора Леоса Каракса после тринадцатилетнего воздержания. Фильм неоднозначный, непонятный, трепетный и визуально безупречный. Снова вечный спутник режиссера — Денни Лаван, снова размышления на тему неоднозначности человеческого существования. Мир Каракса — постоянно меняющийся, но цельный, герои фантомные и несуразные, но до одури человечные (взять того же подземного уродца с его трогательной решительностью и целеустремленностью при явном слабоумии). Однако, я считаю, что в этом фильме Леос перестарался. Картина не дает и половины ответов на интересующие зрителя вопросы, некоторые сцены чересчур натуралистичны, да и не все персонажи четко прописаны. При всем при этом наблюдать за почти библейскими сценами с перевоплощением главгероя очень интересно, работа гримеров достойна аплодисментов минимум, ну а Денни Лаван — персонаж столь яркий и самобытный, что осечек от него и не ждешь вовсе. Также Моторы пронизаны неподдельной ностальгией и теплом, чувствуешь, с каким трепетом режиссер создавал свое полотно после столь долгого перерыва (не случайно Каракс показывает сеанс немого кино с кучей зрителей, прилипших к экрану, не случайно и сам он появляется в кадре).

    Как итог, достойный камбэк одного из самых интересных режиссеров «современной» Франции; сыроватый, но честный фильм… о людях.

    7 из 10

    26 января 2013 | 02:32

    Произведение большого мастера всегда имеет множество смыслов. В фильме «Корпорация «Святые моторы» им нет числа. Чуть ли не каждую реплику, движение, сцену, музыкальное сопровождение можно анализировать, интерпретировать, искать их философские истоки, проводить параллели с человеческим существованием в целом и биографией создателя фильма в частности. При этом у каждого зрителя возникнут собственные трактовки, и всякий по-своему будет прав. Почему бы и нет?

    Но каким бы сложным и насыщенным не было произведение, мастер создает его для того, чтобы донести до своего зрителя (слушателя, читателя) одну-единственную, но самую важную для него мысль. Ее он бесконечно долго вынашивал и мучился в поисках формы воплощения. В одних произведениях мысль-загадка близка к поверхности, в других скрывается в труднодоступных глубинах. Признаюсь, вопрос «Зачем все это?» начал мучить меня с начала и не оставлял до конца фильма. По мере развития сюжета (если в данном случае подобное понятие уместно) возникали разные варианты трактовки.

    Картину «Корпорация «Святые моторы» можно смотреть как фильм об артисте мсье Оливье, человеке, беспрерывно меняющем личину. Насыщенный рабочий день заканчивается, он получает заработанное и идет домой. Его близкие — две обезьяны. Вместе они поднимаются на второй этаж и смотрят в окно. Да, вне работы артист становится зрителем. Или наблюдателем?..

    Картину можно смотреть как череду историй о любителях острых ощущений, желающих оказаться в необычных, но заманчивых для них ситуациях. Возможно, Корпорация занимается психологическим экстримом, обслуживая контингент пресыщенных жизнью и выполняя их нестандартные заказы (вспомним фильм «Игра» с Майклом Дугласом!), а ее руководство следит за качеством предоставляемого артистом сервиса.

    Возможны и иные варианты. Например, более обобщенный — о том, что менять личину не есть удел одних артистов, маски носят или надевают в определенных обстоятельствах все. Чем ближе к финалу фильма, тем мысль о лжи, притворстве, лицемерии, всеобщем лицедействе звучит все отчетливее и настойчивее. И если бы он закончился на эпизоде, в котором менеджер мсье Оливье Селина, возвратившись на территорию Корпорации, надевает маску манекена, можно было бы считать, что фильм поставлен ради того, чтобы это продемонстрировать.

    Но Селина удаляется, свет гаснет, и между отдыхающими от дневных трудов лимузинами завязывается разговор. Их волнует, что с ними будет, когда они устареют, ведь все гонятся за скоростью. Так, значит, «моторы тоже плачут», святые не уверены в своем будущем, следовательно, править миром они не могут! Похоже, большие надежды возлагать на Корпорацию не стоит, а ведь создалось впечатление, что она — сила, незримо управляющая событиями.

    Наступает финал. Сплелись ли, наконец, воедино все линии фильма, разбегавшиеся в разных направлениях? Кажется, нет. Он не о герое, хотя таковым можно считать актера мсье Оливье. Он не о ситуации или обстоятельствах, хотя режиссер смоделировал их более чем достаточно. Ни один из проигранных эпизодов (или встреч на языке фильма) завершения не получил. Все они обрывались, оставив зрителя в недоумении: зачем были нужны усилия актера, достигли они своей цели или нет? Исполнителем чьей воли он был? Или все случается потому, что случается? А что, если режиссеру и сценаристу Леосу Караксу хотелось представить мир как превратившееся в бессмыслицу нагромождение бесчисленных смыслов? По автору, в мире, которым не управляет некая единая воля или замысел, людям только и остается, что играть и играть устоявшиеся и стереотипные роли — богача, нищенки, безумца, модели, убийцы, авторитарного отца и так далее. Роли играются, но сценарист анонимен, цели — за пределом понимания, результаты — не ясны. Возможно, именно о том и хотел поведать режиссер своему зрителю, любителю изощренной эстетической формы. Возможно, и хотел…

    На этом можно было бы остановиться, если бы не будоражила очередная версия. Она ничуть не хуже предыдущих. Как и любую из них ее легко опровергнуть, потому, что ни одну из линий фильма режиссер намеренно не довел до логического завершения. Напротив, для каждой нашел противопоставление, контраргумент. Не будем забывать, что это его личная картина мира. Конструкция, талантливо исполненная, но абсолютно субъективная.

    Режиссер провоцирует свободный полет зрительской мысли, но очень жестко (и я бы сказала, жестоко) задает его эмоциональный контекст. Это безотрадность и безысходность, ибо только смерть есть радикальный способ решения сложных проблем. Надежда не промелькнула в фильме даже тенью. В нем нет ни единой светлой, радостной сцены. Веет от него холодом опустошенности и отчаяния. Если авторский замысел режиссера все-таки можно свести к лаконичной формуле, я бы сказала, что фильм создан им не столько для того, чтобы показать жизнь, сколько для того, чтобы показать свое отношение к ней, создать образную проекцию состояния своего духа: мне плохо, и потому плох мир вокруг.

    Но — со свободными ассоциациями не поспоришь! — вдруг возникает следующая версия. Ее навеял фильм режиссера Чарли Кауфмана «Нью-Йорк, Нью-Йорк». По стилистике они близки, только Кауфман сказал свое слово в 2008 году. Его герой, драматург и сценарист, всю жизнь мучается от того, что с великим трудом находит идеальную форму для выражения своих замыслов. Но вот однажды он, наконец, обретает уверенность, что пришел к ней. В то же мгновение он умирает. Когда художник перестает искать, он перестает быть… Мне почему-то хочется, чтобы фильм «Корпорация «Святые моторы» был воспринят не как вершина мастерства, а как неудачная попытка талантливого художника выразить себя, этап поиска взыскательного мастера.

    Если кому-то захочется взять проводником в мир отчаяния режиссера Леоса Каракса, разделить с ним его мироощущение и насладиться им, фильм «Корпорация «Святые моторы» создан для него.

    7 ноября 2012 | 23:57

    Прекрасная картина!

    Фильм действительно прекрасен. Поначалу мне показалось, что автор ограничится набором «образов» главного героя и, таким образом, проявит себя не столько как режиссёр, а, скорее, как художник, который предпочитает писать движущиеся полотна (сродни Питеру Гринуэю), так что дальнейшее развитие событий меня, стОит заметить, порадовало. Разумеется, следует признать, что многие из показанных «эпизодов» вполне можно расценивать как отдельные художественные полотна, но нельзя недооценивать методику их сборки Маэстро Караксом в единое целое. В результате получилась одна — единая, нисколько не разрозненная,

    Прекрасная картина!

    Можно искать её первопричины. Свой фильм режиссёр посвятил недавно умершей жене (посвящение на русском особенно порадовало). Скорее всего, этот фильм посвящён искусству актёра, искусству, где один человек способен, а правильнее заметить, должен переживать множество жизней, невзирая на то, как бы он ни был от них далёк (помните — «Сегодня есть задания в лесу? Жаль, я так скучаю по лесу»). Актёр, чтобы добиться успеха, должен суметь преобразиться в кого угодно — и в бродячего баяниста, и в миллионера, и в старуху, просящую милостыню, и в первоклассного танцора, он должен суметь стать любым человеком. С другой стороны, любому человеку приходится в своей жизни быть актёром и надевать маску, а, зачастую, просто принимать различные обличия, не имея возможности скрыть своего лица под этой шторой человеческих переживаний в качестве послабления. Человеку (или, с «обратной сторон медали», актёру), нередко приходится бороться с самим собой, а ещё чаще ему приходится вытеснять тех, кто похож на него или занимает его место в мире или в искусстве, чему, опять же, есть примеры в фильме, причём весьма буквальные… В общем, всё подводит меня к тому, что это

    Прекрасная картина.

    И неважно, кто её пишет. На самом деле её пишем не мы, не обычные люди. И даже не те, кто нами руководит. И не те, кто стоит на следующей ступеньке лестницы. Даже обладатели моторов, именем которых озаглавлено всё происходящее, казалось бы, «те самые» бездушные руководители и обладатели, понимают, что и их скоро спишут на свалку…

    Мсье Каракс провёл прекрасную работу. Мне даже стыдно, что я не знаком с его предыдущими картинами (работа в «Токио», конечно, не в счёт, ибо знаком), но я торжественно обещаю исправить это недочёт в ближайшее время. Но за эту работу, безусловно,

    10 из 10

    5 февраля 2013 | 03:41

    …Из разряда тех, что еще можно вспомнить от резкого пробуждения или не слишком быстро забыть в суетливой повседневности. Сны, идущие один за другим, очертания и границы между которыми стерты в единое сюрреалистичное целое, аморфное, нелогичное, метафоричное. Сны, где между сюжетами нет ни окон, ни дверей, но объединенных тонкими нитями, которые смогли просочиться в бессознательное из осязаемой действительности.

    В них мы пытаемся, в силу обыкновения своих когнитивных способностей, найти что-то логичное, последовательное, имеющее для нас хоть вскользь отдаленный смысл, первостепенную важность. И зачастую мы находим его, примеряя символы на реальные события и факты, достраивая сюжетную линию по своему усмотрению в силу своих внутренних желаний и видения мира до уровня, который показался бы нам приемлемым и допустимым в данный период жизни. Инвариантность таких допущений бесконечна.

    «КСМ» — всего лишь совокупность снов режиссера Леоса Каракса. Сны, в которых главным героем и является он сам, разъезжая из «комнаты» в «комнату», из сюжета в сюжет на респектабельном авто, меняя лица, тела, целые жизни, сюжет которых основывается на двух исключительно важных вещах для режиссера: парадоксальность кинематографа и печальную гибель его музы, Катерины. С одной стороны, это эгоцентрично-снимать фильм о своих переживаниях и ощущениях, в то время, когда зритель не привык плутать по неизведанным дорожкам в чаще мрачного чужого «Я», с другой — благосклонно, когда автор пытается доверить зрителям собственный мир.

    Фильм абсурден на столько, насколько он не является таковым, как и наши сны, которые мы смирились принимать как данность, а не как детально понятное руководство к жизни. Поэтому искать в нем «потерянные детали», символы и метафоры, вычленять их на отдельности, чтобы перевести на язык сознательного, логичного и легко понимаемого — не имеет никакого смысла, не за отсутствием как такового, а за ненадобностью абсолютной прозрачности. Это просто не нужно.

    «КСМ» не стоит смотреть только любителям Кайли Миноуг или Эвы Мендес, а также тем, кто любит складывать пазлы, слишком подходящие друг другу, разгадывать ссылки и головоломки, имеющие четкий графичный смысл или авторский категоричный посыл. Этот фильм мрачен, как «закадровая» жизнь, иррационален, излишне фрагментарен по смыслу и по сюжету. Это грустный, местами тошнотворный фильм-экстраполяция реального внешнего мира отдельного человека во внутренний; попытка сублимации режиссера.

    Этот фильм как пазлы, которые не походят друг другу, но имеют невероятную ценность, как доказательство существования хотя бы такой картинки, хотя бы какой-то жизни. Здесь сплелось все воедино: меняющий лица-жизни Оскар, говорящие авто с усталыми сердцами-моторами, дети-обезьяны, красавица-модель в «золотой клетке», спокойно отдавшая часть себя ради спокойствия и нужности.

    Отдельное спасибо Дени Лавану, который умеет превратить актерскую игру в показательно -эталонное выступление для своих коллег и для зрителя. Уже давно именно он стал для Леоса Каракса главным инструментом в выражении собственного «Я» на полотнах своих картин.

    Произведение слишком личное, чтобы «рыться» в нем слишком часто…

    5 из 10

    20 октября 2013 | 21:59

    Последний на текущий момент фильм французского режиссера Леоса Каракса, обожаемого мною уже только за полторы ленты, виденные ранее («Любовники с Нового моста», новелла из альманаха «Токио!»).

    Безумие, умноженное на страдание — «Я одинок и хочу стать сумасшедшим». Год назад ушла в лучший мир Екатерина Голубева — близкая подруга и главная муза позднего Каракса, сыгравшая у него в «Поле Х». Если иметь ввиду этот немаловажный факт, а также чутко реагировать на авторские подсказки (не только на закрывающий титр-посвящение и имена мужских персонажей, совпадающие с настоящим именем самого Каракса, но и на вполне прямое «Начинаешь особенно чувствовать жизнь, встретив смерть других»), то воспринимать весь фильм, всю вереницу сменяющих друг друга инкарнаций главного героя можно и, наверное, следует с учетом указанного личностного подтекста. Страх поднять глаза, переставшие видеть что-либо, кроме проносящихся мимо ног по мостовой. Невыраженная, невыплеснутая, буквально демоническая страсть, чувствующая себя не слишком уютно в мире новых технологий. Столкновение уродства и красоты, похищение Красавицы Чудовищем. Далее-далее…

    Можно, впрочем, даже с учетом бэкграунда воспринимать происходящее на экране чуть более доступно и приземленно. Вспомнить хотя бы то расхожее выражение, согласно которому все мы в некоторой степени актеры и одну за другой меняем маски в театре, бесконечно гастролирующем сквозь жизнь; несемся вперед, лишь бы успеть, подгоняемые этими, черт возьми, «святыми моторами», этим новым веком корпораций и действительно людей-функций, когда случайное «прости, мне пора бежать» незаметно перерастает в трагическое «у нас двадцать минут, чтобы наверстать упущенное за двадцать лет». Приятно также, что Каракса, кроме прочего, не покидает в настоящем случае и свойственная ему диковатая ирония — преисполненные едкого цинизма детали вроде могильных плит с надписью «Посетите мой веб-сайт»; эдакая пародийность самих образов, примеряемых Оскаром (особенно показателен в этом смысле эпизод заказного убийства); разухабистый музыкальный антракт, возникающий именно там, где зрителя впервые тянет посмотреть на часы; наконец, поданные с определенным демонстративным стебом все эти, извините, сиськи-письки, за которые массовая аудитория частенько не долюбливает арт-хаус.

    Другой вопрос, что при всех плюсах, при всей удачно реализованной драматургии картины, задействованные в ней метафоры порой, что называется, слишком «толсты», да и ритмически фильм в целом выходит не слишком ровным, затянутым во второй половине. Говорить о некотором фабульном сходстве (основная локация) с недавним «Космополисом» Дэвида Кроненберга, наверное, и вовсе не стоит, ибо, по-большому счету, несмотря на любые возможные аналогии, так, как Каракс, сегодня, пожалуй, все-таки никто не снимает. Безумно, едко, дико (эти эпитеты я уже использовал выше и еще раз их подчеркну), по-своему оригинально, но главное эмоционально сильно, отчаянно, трогательно, пронзительно, искренне. Прекрасное авторское кино-чувство. Безусловно, одно из лучших в этом году.

    8 из 10

    23 октября 2012 | 17:32

    Очень жаль, что мне пришлось познакомится с творчеством этого, как оказалось весьма известного и необычного режиссера именно с данной картины. Возможно я был бы более морально подготовлен к тому абсурду который мне пришлось лицезреть. Хотя впрочем в такой неподготовленности есть своя прелесть.

    Первая сцена, когда человек в пижаме внезапно обнаруживает за стеной своей комнаты громадный кинотеатр, наполненный мертвенными, неподвижными лицами, гипнотически прикованными к экрану, ясно дает понять, что режиссер настроен решительно и серьезно, во всей полноте обрушить на зрителя лавины своего авторского безумия, не питая ни капли жалости к человеческому восприятию, ни идя ни на какие уступки перед избалованной голливудом публики. Далее одна, за другой следуют маленькие спектакли, миниатюрки в исполнении Дени Лавана, каждая из которых художественно насыщенна, наэлектризована эмоциями. По старой привычке зритель наверняка будет пытаться найти между ними логическую связь, уследить закономерность, и это будет большой ошибкой. Не стоит искать в этом фильме чего то сложного и запутанного, пытаться искать смысл и символизм как в других артхаусных картинах, в этот раз все гораздо проще. Хоть на первый взгляд и кажется что на протяжении всего хронометража режиссер пытается обмануть зрителя, схитрить, укрыть, извернуться и бросить пыль в глаза, в последствии, ближе к концу фильма, приблизительно к тому моменту когда начинает петь Кайли Миноуг, начинаешь понимать, что все это время ты просто смотрел кино, в его первозданном, неприкрытом и обнаженном виде. Пытаясь разгадать чем же все это время занимается главное действующее лицо, приходишь к самому неожиданному и в тоже время очевидно-примитивному ответу: «Он просто играет». Но играет Дени Лаван с такой фанатичной убедительностью, одновременно перемещаюсь из одной шкуру в другую, что до самого конца характер человека на заднем сидении лимузина остается неизвестным, оттого его образ олицетворяет проффесию актера в целом, ведь в действительности мы любим актеров за их образы, но сама природа актера как человека, всегда остается за кадром.

    Итог такой: Кино про кино, актер про актера.

    16 января 2013 | 07:58

    Галлюцинации — лучшее развлечение для людей, ведь реальная жизнь для нас уже не в кайф. Что-либо выдуманное — становится для нас более реальным, нежели собственная жизнь. Это то, что захочет увидеть каждый; то, чего не существует, но то, что может взорвать сознание. То, что есть в параллельной реальности, которая переполнена абсурдных для нас явлений. Огромные динозавры на верёвках, вместо маленьких собачек; однополые браки; озарение; в каждом государстве по Иисусу; отсутствие половых органов. Та реальность, в которой бомжам завидуют чёрной завистью. Ихняя жизнь лучше, чем наша — без лицемерия и каменных лиц, весь мир в головах. Кино пропитано галлюцинациями и тем жизненным тонусом, которого не хватает каждому из нас. Чтобы вырваться, чтобы увидеть то, чего мы никогда не видели. Здесь в ногах прохожих можно увидеть больше, чем в Париже, или Лондоне.

    Единственное ради чего стоит жить — это само чувство жизни. И «Holy Motors» выступает этакой дозой серотонина для человека. Но кино это, а скорее даже размышления относятся уже к послевкусию. Ибо во время просмотра — порой хочется нажать на паузу и пойти отложить личинку. Но это ведь чисто физическое желание, а вот само кино кажется расследованием метафизическим на тему совокупления бытия рационального и иррационального.

    На одной из парт, в университете, я увидел надпись на столе, вырезанную ручкой, «Юлиус Эволла — крут», не смотря на одну лишнюю букву в фамилии я, тем не менее, очень порадовался. Хмурый оазис посреди жаркой пустыни. Таким для меня и «Holy Motors» оказался. «Духless» настолько же хорош в мире кинематографическом, насколько хороша надпись «половые органы рулят» на парте, но это всё не радует так, как радуют подобного рода откровения.

    На фоне всего абсурда в фильме наблюдается малая, эффективная и просто таки гениальная деталь — антракт! Где, вообще, такое использовалось ранее? Та музыка, изливающаяся из аккордеонов — просто божественна. Она уместна, она грустна и весела, она не однообразна, она — идеальный саундтрек для четырёх с лишним тысяч кадров.

    Объективным, так же, видится мнение по поводу универсальности данной картины, по отношение к испытываемым чувствам во время просмотра. Финальным, из которых, является шок — от осознания того, что всё это было просмотрено.

    Многое в фильме я не понял, но это не беда — «Одиссее» Кубрика аналогичный факт не мешает оставаться одним из важнейших фильмов 20-го века.

    Кино Каракса — этакий пластырь, приклеенный на израненное тело, так жаждущее тепла, ласки и тёплого золотого дождя.

    6 ноября 2012 | 23:23

    Я так понимаю, чтобы не пугать почтенную публику словом «артхаус», прокатчики нынче пишут вместо него «драма, фэнтези». Надо принять во внимание. В любом случае, фильм очевидно с треском провалился в прокате (на одни лимузины и гонорары должно было уйти больше 2 едва собранных млн), так что смотреть есть на что, как и в почти любом проекте, несоизмеримым по сборам со своим бюджетом. Как известно из опыта, самое дерьмо находится обычно посередине, где-то на границе окупаемости.

    Признаюсь честно — я в очередной раз ничего не понял (тут должна быть известная картинка). Однако в этот раз не понимать было куда как приятнее, чем на том же «Облачном атласе». Во-первых, отличная актерская работа (играет тут один Дени Лаван, остальные статисты, но достойные) и хороший уровень остального — музыка (едва ли не самое важное в хорошем артхаусе), съемки, монтаж — всё сделано очень прилично. Во-вторых, у автора есть ирония и юмор, что сильно скрашивает все эти киноцитаты, архетипы и прочую неизменную начинку «авторского кино».

    Ну и главное — каким бы ни было содержание фильма (понятно, что кому-то будет мерещиться принципиальное отсутствие нарратива, а кому-то внятный посыл, проговариваемый с предельной ясностью, притом оба будут правы), он снят вполне логично, современно и динамично. Я мало видал артхауса, но как мне кажется, большинство его губит дичайшая затянутость и банальность там, где надо бы быстро проговорить какие-то вещи и идти дальше. Каракс насовал в не слишком длинную ленту кучу символов, к которым, о счастье, не обязательно подходить с постной рожей и заранее нацепленным ярлыком. Как «стишки» Бродского — с одной стороны нечего прикидываться, что ты не знаешь, что ты великий поэт; с другой стороны, «мои стихотворения» точно звучало бы хуже. Вот и Каракс позволяет посмотреть «просто кино», буде случится такое желание, а не дрочить в очередной раз на «трагедию, создавшую искусство» (ну да, фильм посвящен самоубившейся любовнице, ну и что?). В этом он молодец.

    В чем не молодец? Ну, не знаю; наверное, где-то можно было не столь явно соваться в фарс, но кто я такой, чтобы советовать Караксу? К тому же, возможно, Лео нарочно придумал эти полминуты с членом, чтобы его не показывали школьникам в программе «современное кино — старшеклассникам» — тогда зачот. Ну и вот ещё что — ездил я в таком лимузине, хрен вы там будете так расхаживать внутри, даже при убранных сиденьях и такому коротышке, как Лаван.

    8 из 10

    Когда-нибудь можно и пересмотреть. Интересное кино. Ах, да, на всякий случай — в целом 18+, но если самостоятельно вырезать один кусок на полминуты любым видеоредактором (или если у вас продвинутые дети), то наверное лет с 13-14 можно и детям показать — мол, смотри, не весь он нудный, этот артхаус.

    28 февраля 2015 | 06:28

    Сложное для понимания кино Каракса «Святые моторы» становится совсем не сложным, если прочесть хоть одно интервью самого режиссера о том, что же он хотел сказать. Это важно.

    Кино не о людях, в общем-то, а об актерах и кино. И не более того. Ты должен быть и отцом семейства, и киллером, и старым, и молодым… Кем угодно. Ты должен перерождаться, возрождаться, уметь умирать, уметь любить, в конце-концов. Да, это театр, это роли и это костюмы. Это кино в кино, это жизнь в кино. Погружение через мишуру в актера и судьбу того, чем он живет.

    Дени Лаван в своем интервью говорил, что Каракс чувствует, что не знает, для какого зрителя снимает… Это проблема всего авторского кино. Человек, снимающий кино от себя и через себя, всегда должен иметь в виду, что он может остаться не понятым. Что бы кто ни говорил, но для поэтичного художника это мучительно. Через свои работы он пытается справиться со своим одиночеством. И если работы приняты, это является своего рода терапией. Но кто знает, будет ли отклик, кто знает, чего в этот момент хочет публика, кто знает, сумеет ли хоть кто-то разглядеть то, что хочется сказать… И есть ли зритель вообще? «Красота в глазах смотрящего». А кто же смотрит? Мейнстрим живет по главному рыночному принципу «спрос рождает предложение», даже некоторый артхаус, ориентируется на определенны круги… Но всегда есть вероятность не попасть в круг, когда режиссеру хочется искренности. Каракс боится, что настоящее кино не нужно и что его скоро выкинут на помойку, так же как выбрасывают устаревшую кинематографическую технику за ненадобностью. А ведь именно на нее снимали всю киноклассику… Святые моторы это корпрорация кино, это автомобили-камеры, запечатлевающие образы.

    Леос Каракс просыпается в своей комнате и, отворив дверцу в стене, обои на которой изображают лес, попадает в зрительный зал… немого кино, первого кино, где завороженный зритель смотрит…

    А дальше… А дальше жизнь-театр, жизнь-не-всерьез, целый день.. Девять человек с одной уставшей душой… «Я скучаю по лесу», — устало говорит многоликий герой Дени Лавана, «я тоже хочу побыть зрителем», вероятно, имеет он в виду. Но нет… Он должен играть, жить не свои жизни… День за днем, час за часом. Он должен умирать, возрождаться… Пять минут назад плакать, пять минут спустя смеяться. И никакой фальши! Что будет с его душой — вопрос побочный. Его ремесло — уметь выворачивать свое нутро так, чтобы смотрящий видел в нем каждый раз один из миллионных оттенков эмоций. И чем ярче образ — тем сильнее вживаешься, тем труднее не потерять самого себя.

    Две странные профессии, связанные одна с другой неразрывно. И постоянное чувство близости провала. Возможно, после провалившейся «Полы икс», Каракс, как истинный поэт, воспринявший все близко к сердцу, боялся браться за новые работы, да и не знал как и что снимать. А потом решил снять именно об этих своих измышлениях? Кто знает. Но похоже на то.

    Наверное простому зрителю не понять всех тонкостей, ведь этот фильм все-таки о кино изнутри… Но каждый творческий элемент в нас, не находящий отклика, боящийся вырваться наружу, должен прочувствовать его. В конце-концов, если мы это смотрим и нам это хоть немного близко, в нас тоже живет маленький беззащитный поэт, и красота в наших глазах еще жива.

    Не скажу, что смотреть надо всем, но кино очень важное.

    10 декабря 2012 | 16:26

    Итак, недавно я посмотрела в кинотеатре новый фильм Леоса Каракса «Корпорация «Святые моторы»». И мне хочется сказать: «Браво, Леос Каракс!». Фильм превзошел все мои ожидания.

    Леос Каракс повествует нам о неком Оскаре (Дени Лаван), чья жизнь — это бесконечная череда самых своеобразных перевоплощений, непрерывное движение, которое в фильме олицетворяет даже белый лимузин, перевозящий героя.

    «Корпорация «Святые моторы» состоит из многочисленных метафор. Например, машина, постоянный спутник героя, здесь некая пограничная зона. В ней Оскар на недолгий срок может оставаться собой в прямом смысле слова. Также она служит зоной смены его образов, средством перемещения из одной жизни в другую (а все остальное время Оскар в постоянной игре).

    И не случайно лимузин именно белого цвета. Белый — не только цвет чистоты, но и цвет, традиционно связанный с обрядами перехода, т. е. сменой социальных ролей (например, невеста в белом платье, выходящая замуж). И это далеко не единственный пример символизма в фильме, широко наполненного им, но ровно в такой мере, чтобы зритель мог не терять связь с реальностью.

    Ведь, несмотря на огромную череду, совершенно разных ролей и форм главного героя (от безумных до даже повседневных, но каждый раз уникальных), режиссер постепенно выстраивает вполне логичную, полную и глубоко эмоциональную общую картину, дающую возможность увидеть и самого Оскара за всеми проигрываемыми им жизнями, а также попытаться ответить на вопрос о том, какова его суть и человек ли он в полном смысле.

    В фильме есть очень тонкие сцены, отражающие проблемы как на более широком, социальном, так и на более узком, личностном уровне. Например, сцена с Евой Мендес весьма жестко, но вместе с тем иронично показывает грань между красотой, уродством и восприятием и потреблением этого обществом. Недаром в фильме звучит цитата: «Красота в глазах зрителя». И неважно, что возможно сама проблематика несколько избита, а важно, как ее показывает Денни Лаван, а он это делает необычно и блистательно.

    Кроме того, лично мне хотелось бы выделить момент с аккордеоном, он весьма эффектен. После предыдущей его «жизни», плавно отражен переход эмоционального стояния героя по средствам музыки.

    Также хочется отметить сцену в разрушенном здании с Кайли Миноуг, которая, кстати, отлично сыграла (как и все актеры в данном фильме) и весьма проникновенно спела (но спасибо нашим переводчикам, которые так и не научились переводить песни с субтитрами, а не с закадровым голосом, который, как правило, портит впечатление). Эта сцена полна метафор и именно в ней нам впервые явно приоткрывается завеса тайны жизни «подлинного» Оскара.

    В завершении, хотелось бы сказать, что автор своим фильмом как бы говорит нам: «А что наша жизнь, если не постоянное движение?» Все сменяется и рано или поздно уходит в прошлое. Что же лично от каждого из нас остается с течением каждой секунды жизни? И, конечно, кто же мы без наших масок и насколько они от нас отделены?

    25 октября 2012 | 02:01

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>