всё о любом фильме:

На исходе дня

The Remains of the Day
год
страна
слоган-
режиссерДжеймс Айвори
сценарийРут Правер Джхабвала, Кадзуо Исигуро
продюсерДжон Калли, Исмаил Мерчант, Майк Николс, ...
операторТони Пирс-Робертс
композиторРичард Роббинс
художникЛучана Арриги, Джон Ральф, Дженни Беван, ...
монтажЭндрю Маркус
жанр драма, мелодрама, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  5.59 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время129 мин. / 02:09
Номинации:
Стивенс — образцовый английский дворецкий, который всю жизнь провел в старинном поместье. Он отдал свое сердце беззаветному служению, и нет ничего, что может заставить его изменить долгу. Неожиданно привычное течение дней нарушается, когда в поместье появляется новая экономка, мисс Кентон.

Стивенс пытается скрыть глубокие чувства к этой женщине, но ни вековая традиция, ни священные обязанности не могут остановить вспыхнувшую любовь. И лишь теперь, на закате дней, преданный дворецкий открыл для себя тот единственный идеал, который достоин истинного служения…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
37 + 1 = 38
8.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    Трейлер 02:19

    файл добавилkindeer

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 7.5/10
    Чопорный дворецкий Стивенс в поместье лорда Дарлингтона словно отгораживается от самой действительности, посвятив себя без остатка беспрекословному и бездумному служению своему господину, пусть и называемому им по-современному, по-канцелярски — «наниматель». Но ничего не остаётся «на конец дня» — для частной жизни: ни романа с мисс Кентон, экономкой; ни сочувствия к престарелому отцу, помощнику дворецкого, со смертью которого будто издаёт последний вздох пришедшая в упадок эра просвещённого монархизма цивилизованной имперской политики, а также сохранявшихся веками аристократических ритуалов и респектабельных нравов знати. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 25 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Несколько лет назад посмотрел в театре отличный спектакль по пьесе Бернарда Шоу. Собственно, фильм во многом созвучен классическому произведению «Пигмалион», но в то же время у него есть собственные грани для раскрытия основной темы — «английского человека в футляре».

    Кроме того, события картины разворачиваются на фоне непростого предвоенного времени, показанного с довольно необычного ракурса (аристократия и их слуги). Тут уже уместно упоминание другой отличной ленты — «Я обслуживал английского короля», в которой, правда, совсем другой акцент (поэтому упоминаю в качестве исторической справки, без явной рекомендации к просмотру).

    К сожалению, не могу сказать, что фильм меня потряс, задел или хотя бы тронул.

    Но, думаю, виной тому не режиссёр и актёры, а собственное отношение к основной проблематике картины. Такое бывает, когда ты давно внутренне согласился с предлагаемым тезисом, и вместо радостного или горестного «Да!» выходит лишь молчаливый кивок понимания…

    31 октября 2012 | 20:46

    Gentleman will walk and never run (Sting — Englishman in New York)
    Сколько бы он ни желал, сколько бы к ней ни тянулся — не будет он ею
    владеть, красотой и любовью мира! (Дж Голсуорси, Сага о Форсайтах)


    На самом деле, фильм намного лучше, чем кажется на первый взгляд. Восемь номинаций на Оскар, пусть он и проиграл все до единой Списку Шиндлера — фильм, тем не менее, оставляет послевкусие и заставляет вернуться к нему во второй и в третий раз. Заметить то, что ускользнуло во время первого просмотра — как прячет верный себе Cтивенс подгоревший тост в карман в финале этой истории. Kак похоже на своего отца он сутулится с возрастом. Становится понятно что история идет по кругу — еще чуть чуть и он сам будет спотыкаться, доставляя подносы с чаем, и скоро будет разжалован — сначала из butler в underbutler, а затем и вовсе сослан в крошечную комнатку наверху доживать свой век

    Стивенс — в чем -то ничуть не менее гениальное творение сэра Энтони, чем культовый Ганнибал Лектер. Tак и хочется обратиться к Стивенсу -Хопикнсу словами Лектера -Хопкинса — «Вам следует поучиться получать больше удовольствия от жизни!»

    Стивенс — это посредственность, чопорность и благоразумие, подчиненность этикету, условностям, которые его держат сильнее любых запоров. Он — домашний эльф, которому сколько шапки ни шей, ему служение милее в сто крат любой свободы.

    Свою (не говоря о чужой) приватность он охраняет с какой-то прям девичьей стыдливостью и не откроет своих чувств никому, даже если его будут об этом практически умолять. Даже если сама ситуация будет требовать от него раскрыться, он лишь произнесет что- нибудь вроде «Мясо будет на обед милорд» и сбежит к своим серебряным ложкам.

    Лишь один раз он «прокалывается» и говорит вслух будущему мужу мисс Кентон — я пропаду без нее. Но тут же спохватывается и добавляет, что на хорошей экономке подчас держится весь дом.

    Все мы знаем, как Хопкинс виртуозно владеет голосом, как умеет то растягивать слова с издевкой («people will say we are in lоооve»), то наоборот — чеканить их, словно выстреливая каждую согласную («He coveTS!», «Эф Би Ай!), как умеет подпускать в него то бархат, то сталь приказа.

    Здесь как у его героя, по сути, нет индивидуальности — так нет и голоса у Хопкинса — он разговаривает приглушенным отрывистыми фразами c жутким британским акцентом, повторяя как шарманка вежливые, приличествующие моменту слова — «да сэр», «нет сэр», «не угодно ли вам», «прошу меня извинить», «если вас не затруднит», «при всем моем почтении»…

    А может, и нет там никаких чувств? Может, бедная мисс Кентон напрасно ищет темную кошку в темной комнате, которой там нет? Может, действительно у этого человека вместо сердца — счетоводная книга, а вместо крови — жидкость для полировки серебра?

    О нет — конечно, он чувствует! Но Стивенс так зажат в свои представления о приличиях, в броню долга, что даже в самые критичные минуты — смерть отца и сообщение о замужестве любимой женщины — мы лишь по глазам, да чуть сгорбленным плечам догадаемся, что ему плохо. Hа тревожный вопрос молоденького Хью Гранта — все ли в порядке? — он натянуто улыбнется и скажет: «Все прекрасно, сэр, просто немного устал, должно быть».

    В кульминационной сцене борьбы за книгу (о, сэр Тони, Bам следовало больше сниматься в любовных мелодрамах!) очевидно, что ему так хочется прикоснуться к ней, сдаться под ее натиском, стать счастливым и сделать счастливой ее. Но как может он — столько раз предупреждавший молоденьких служанок от романов с мужчинами — вдруг сам сделаться этим «мужчиной»? И он говорит прямо противоположное тому, что думает — «Я прошу вас — пожалуйста(!)- не беспокойте меня в столь редкие минуты уединения»

    Стивенс — это все хорошее и все плохое, что есть в англичанах. Своей узколобостью, ханжеством, приверженностью заведенному раз и навсегда порядку они подчас упускают саму жизнь. Иногда следует дать волю чувствам — швырнуть вазой, выругаться, выпустить пар. Но они лишь произнесут очередную ничего не значащую вежливость и заведут разговор о погоде.

    Но в достоинстве, чувстве долга они и почерпнут силы в часы испытаний и поражений. Они — как по отдельности, так и всей нацией — соберут себя по кусочкам снова и снова, потому что иначе неприлично.

    И можно долго рассуждать, что Стивенс — дурачок: он упустил прекрасную девушку ради служения невесть чему, он растратил свою жизнь на то чтобы содержать в образцовом порядке чужую.

    Но ему не в чем и упрекнуть себя — он делал то, что должен был, к чему обязывал его статус в этом доме.

    Он не женился на мисс Кентон, не зажил с ней долго и счастливо. Но он и не скомпрометировал ее, не поставил ее и себя в неловкое положение, не устроил сцену.

    Тот самый категорический императив Kанта — поступай так, чтобы максима твоего поведения могла стать всемирным законом.

    Куда скатится мир, если все начнут жениться на экономках? Ведь некому станет подавать чай!

    Поэтому улыбаемся и машем. Просто помнить долг. Овсянка, сэр

    По десятке Энтони Хопкинсу и Эмме Томпсон, а также за прекрасную операторскую работу и музыку

    За некоторую схематичность всего остального — 7

    9 из 10 

    за все вместе

    8 апреля 2013 | 01:54

    Лично я разочарована в разочаровавшихся этим незаурядным фильмом. Такая сильная игра актеров и тонкая передача знАчимости основы человеческих отношений — Уважения меня привела в восторг.

    Большинство «лордов» (как нарицательное) не стоят и мизинца простого дворецкого, сколько чопорности и высокомерия в них, желания высмеять (сцена большого приема), которые разбились в пух и прах об учтивость героя фильма.

    Он не дурачок и далеко не человек без лица, он Человек с большой буквы — тонкая вежливость, безотказность, любовь к своему делу достойная похвал — это далеко не качества служки, это благородство до «мозга костей».

    Дворецкий не ропщет на судьбу, не знает зависти и злости, он даже романтичен и робок (даже слишком робок к моему сожалению).

    Фильм оценят определенно созревшие личности, либо стремящиеся познать нечто светлое и непобедимое.

    Шикарно и просто потрясающе

    10 из 10

    29 декабря 2010 | 03:55

    Британцы — это холодность, сдержанность, чопорность. Они хранят молчание в транспорте, не повышают голоса в общественных местах, не целуются на улицах. Они уравновешенны, степенны, любят дом, сад, спорт, клуб, чай и домашних животных. Британцы — это сельский пейзаж, твидовый костюм, трубка, палисадник и камин. Это орфография английского языка, левостороннее движение транспорта, технология варки эля и изготовления виски. Это традиции, консерватизм, особое чувство юмора и любовь к абсурдизму, странная привычка шутить над тем, что их окружает, при этом не выказывая непочтения. Удивительный такт. Снисходительность, гордыня, надменность, остаток имперских амбиций, их колониального наследия, когда флаг Британской империи развевался над четвертью суши. Это стремление к свободе, уважение к частной собственности, крайний индивидуализм, предприимчивость и трудолюбие; это критичное относиться к политике, острые, частые споры в Гайд-парке. Это Ла-Манш, узкая полоска воды между континентом и Британскими островами — ров, защищающий «остров-крепость» от захватчиков и охраняющий особую английскую ментальность. Не понимая англичан, их невозможно полюбить. Не любя, невозможно понять.

    Вот почему картина Джеймса Эйвори, трогательно почитающего все британское, за пределами туманного Альбиона сегодня многими останется непонятой. Покажется скучной, затянутой, холодной, бессюжетной. Почему? В ней слишком много истинно британского. Слишком много фона в отсутствии героев на переднем плане. Слишком много атмосферы в отсутствии событий. Слишком много разговоров о политике в отсутствии конфликтов, действ и происшествий. Слишком много едва заметных намеков на любовь в отсутствии объятий и признаний. Слишком много красноречивого молчания и бесед на отвлеченные темы. Слишком много «благодарю», «вы так добры», и «берегите себя». Это скорее живопись, нежели фильм. Серия гравюр из жизни обитателей старинного английского поместья в преддверье Второй мировой войны, а жизнь эта — удивительное переплетение судеб хозяев «Дарлингтон-холла» и его прислуги во главе с преданным потомственным дворецким.

    «Остатки дня» — это история двух мужчин, работодателя и слуги, написанная для каждого своими кистями и красками, но, по иронии, одного метафоричного содержания. Дворецкий Стивенс — добровольная собственность Дарлингтон-холла. Сервировка стола, полировка серебра и подготовка к банкетам служат своеобразной призмой, сквозь которую Стивенс смотрит на мир, ограничивая его для себя хозяйственной жизнью поместья, в то время как история буквально вершится у него перед носом — лорд Дарлингтон принимает у себя сильных мира сего, дипломатов, чиновников, министров. Но слышит ли он разговоры, при которых присутствует? Нет. Имеет ли собственное мнение? Нет. Слепотой, самообманом и иллюзией комфорта в своем маленьком мирке Стивенс отгораживается от любых опасностей и потрясений, будь то ветер политических перемен или внезапное чувство к новой экономке, молодой, самоуверенной женщине, жаждущей украсить его неброское, скромное, но жестко подконтрольное и упорядоченное существование собой и букетом цветов на столе.

    А в это время его хозяин-миротворец, столь же близорукий и несвободный от предубеждений, ведомый чувством вины и устаревшим понятием чести, уже ввергает Англию во Вторую мировую войну, свято веря в то, что стремится ее от этой войны уберечь… Консерватизм обоих становится повязкой на глазах в стремительной скачке к краю пропасти. «Остатки дня» — это трагедия одного человека, упустившего свой шанс на счастье. Это трагедия социальной прослойки британских политиков-любителей, чурающихся радикализма и готовых пожертвовать сухой теорией ради зеленеющего дерева практического компромисса. Это трагедия страны, уже утратившей былую роль на политической арене, но отчаянно цепляющейся за мираж собственного героического прошлого. Это красота в мелочах, драма в мимике и голосах без привязки к диалогам и фразам, это культура, в которую я жадно влюблена, несмотря на все ее изъяны и противоречия.

    Энтони Хопкинс. Дурной характер. Многолетний алкоголизм. Поздняя слава. Сэр, вы гениальны, я люблю вас. Его Стивенс — как он ходит, как говорит, как нервно и подобострастно улыбается, в то время, как мысли его далеко и заняты совсем другим! Как преувеличено бурно реагирует на разбитую бутылку вина, как спешит поскорее уйти от жестоких слов женщины, одновременно заставляя себя остаться и выразить подобающие поздравления. Как вздрагивает при приближении мисс Кентон, как прикасается взглядом к ее лицу в знаменитой сцене борьбы за книгу. Как мимолетно, взволнованно и смущенно улыбается в ответ на ее фразу «ведь я покинула тогда поместье, чтобы досадить вам». Самолюбие, твердость, осанка в начале. Уязвимость, незащищенность, сгорбленность в конце. Это невозможно описать. Это нужно увидеть.

    Эмма Томпсон. Ее чувства — это бабочка, пойманная в стеклянную банку. Не способная разбить стекло, она отчаянно бьется о ее поверхность, причиняя себе острую боль. Как она нервно мерит шагами комнату, как почти навязчиво привлекает внимание Стивенса хозяйственными мелочами, как сверкает глазами во время стычек и ссор, как стремится быть нужной! Она боролась. Устала. Почти смирилась. А в это время вдоль туманной набережной, в сумерках, зажглись огни. Для кого-то вечер — лучшее время суток. Для кого? Для них?

    Кто-то сказал, что этот фильм рождает собой не светлую грусть, а мрачную скорбь. Подобная реакция возможна и даже предсказуема, прими вы несостоявшийся роман героев или порок английского менталитета близко к сердцу, но для большинства зрителей эта картина Джеймса Айвори, боюсь, так и останется монотонной, сдержанной, малособытийной и безрадостной зарисовкой из жизни британского поместья, понятной только самим англичанам и страстным поклонникам их своеобразной культуры. Для меня же в этой исключительной картине дорог каждый миллиметр потраченной пленки.

    10 из 10

    21 апреля 2012 | 13:38

    Чопорная основательность, тщательная неторопливость, скрупулёзная доскональность. В такой обстановке детективам Агаты Кристи весьма кстати происходить. Как ни поразительно, это не детектив Агаты Кристи, и вообще не детектив, но дворецкий здесь выполяняет роль куда поважнее, чем быть убийцей или же участником детективного действа!

    Мелочность, помпезность, тщетность, тленность идут под руку с иерархичностью и регламентированностью практически всегда. И достойные старинные «традиции» даже очень человечных и порядочных людей часто искажат. Необычайную остроту, даже при внешней взвешенности и приглушённости, приобретают споры экономки с дворецким, демонстрирующие то, кем они осознают себя, друг друга, хозяев, гостей. Экономка не собирается обращаться на «Вы» к тому, кто имеет должность младшего лакея. И дворецкого упрекает в том, что его старый отец не туда положил совок или поставил статуэтку. Сам же дворецкий считает, что нельзя отдыхать, пока работодатеель не доволен работой, и что негоже прислушиваться к торжественным разговорам именитых господ за столом…

    «Я прислуживал за столом пятьдесят четыре года» — проронит отец главного героя, расстроенный тем, насколько урезали его обязанности из-за его чахнущего здоровья. Ведь старые слуги, для кого единственное средство ощутить себя нужным — выполнять немеряно всяческих дел на грани физических и душевных сил, не хотят прекращать сие, даже если это угрожает их жизни. А сын может быть настолько занят своими заботами, что закрыть глаза своему умершему четыре минуты назад отцу он доверит другому человеку.

    Но не одна повседневность господ и слуг — антимилитаристская и антифашистская тематика тут тоже присутствует. Действие частично происходит на фоне международных интриг и надвигающегося военного конфликта, причём даже многие из тех, кто не являются немцами, испытывают иллюзии по отношению к Германии. Всем уже ясно, что Германия вооружается — а всё разглагольствуют о мире, о том, как убедить французов относиться к рейху дружественно. И как же после войны удручает оборачиваться на свои предыдущие решения, и просить прощения за те ошибки…

    Кто-то всерьёз возглашает, что меры по чистке цивилизованных стран от евреев, негров и цыган запаздывают. А в Германии же экономический подъём, все за фюрера, никакие профсоюзы не смеют возникать, так почему и в других странах не утвердить такие же традиции? Особенно щемящий эпизод — увольнение двух прилежных служанок-иммигранток лишь за то, что они еврейки.

    В этом фильме как будто нет того, что полагается «крутым» и «продвинутым» произведениям. Ни экшена, зрелищных драк, ни таинственных убийств, ни вообще особо острых событий, в которых бы фигурировали главные герои, война и та за кадром. Но… Изумительна атмосфера — без пафоса и гротеска, сдержанная и эстетичная. Живописны интерьеры. И жаль, что Энтони Хопкинс и Эмма Томпсон не получили Оскаров. И дворецкий, и экономка тут одновременно как будто архетипы, но потрясают личностными, индивидуальными чертами, крайней отзывчивостью, трепетностью, уютностью. Они способны освободиться из этого искусственного мира, понять что-то очень сокровенное. В тот остаток дня.

    6 апреля 2014 | 20:45

    Остаток дня — это вечер. Он наступил для старой доброй Англии. Вечер изысканных манер и скромного поведения, вечер устаревших представлений о долге, чести, справедливости… Когда придет ночь нашей славной цивилизации, не будет места таким людям как лорд Дарлингтон и его дворецкий Стивенс.

    Пока же мы наблюдаем, как наивный Дарлингтон (Джеймс Фокс) пытается примирить увязших в своих национальных амбициях немцев с американо-британскими нуворишами, прикрывающимися заботой о соотечественниках. Давно миновали те времена, когда подобные споры решались умными людьми, по-рыцарски настроенными в отношении друг друга. Теперь бал правят хамство, злоба, жадность, шпионаж…

    Стивенс — такой же динозавр, как и Дарлингтон. В наши дни ТАК себя не ведут даже потомки былой аристократии, кривляющиеся и визжащие на светских раутах. А тут — дворецкий! Необходимо помнить, однако, что выдержка истинных слуг воспитывалась столетиями и заслуживала не меньшего уважения, чем происхождение их хозяев. Я снимаю шляпу перед талантом сэра Энтони Хопкинса. Какое мастерство, какая вдумчивость, какое… благородство!

    Трудно сказать, изменилось ли поведение Стивенса, сложись иначе его отношения с экономкой мисс Кентон (Эмма Томпсон). Дворецкий не показался мне несчастным, поскольку он — самодостаточен. Неприятно кольнуло другое: неудавшаяся попытка Стивенса отречься от своего бывшего хозяина в послевоенной Англии, охваченной патриотическим психозом.

    Увы, судьба поместья лорда Дарлингтона типична для той эпохи. Большинство родовых гнезд после войны было продано или сдано в аренду таким личностям, как конгрессмен Трент Льюис (Кристофер Рив), и потакающее лейбористам государство одобрило процесс купли-продажи очагов национальной культуры.

    Фильм снимался на юго-западе Англии. Внешне роль Дарлингтон-Холла исполнила усадьба Дайрем (Глостершир), а в интерьере же выделяются музыкальный салон с прекрасным камином и парадная лестница замка Поудерем (Девоншир).

    10 из 10

    1 апреля 2011 | 16:13

    Идиома, заключённая в английском названии, представляет собой тот непродолжительный период времени на исходе суток, когда после трудового дня можно, наконец, заняться личной жизнью. Она была извлечена Джеймсом Айвори из романа японца Кадзуо Исигуро, действие которого берёт своё начало после Первой мировой войны. В поведанной истории эта словесная формула выступает в роли ключевой метафоры.

    Личной жизни раз и навсегда лишает себя Стивенс, образцовый английский дворецкий, который всю свою жизнь провёл в одном из самых знатных домов Англии — старинном поместье Дарлингтон-холл. Он не просто самый старший слуга, но ещё и самый преданный хозяину человек, своего рода, генерал прислуги, строго следящий не только за порядком в гигантском особняке, но и контролирующий все служебные взаимоотношения в подведомственном ему государстве.

    Многолетнее подавление личных желаний во имя служебных принципов научило Стивенса до такой степени скрывать свои чувства, что он начал походить на манекена. Но привычное и неизменное течение дней неожиданно нарушило прибытие новой экономки, мисс Кентон. Но на все попытки неравнодушной к нему домоправительницы сблизиться Стивенс отвечает молчаливым отказом, так и не отважившись дать волю начавшемуся пробуждаться интересу к женщине. Он посвятил свою жизнь беззаветному служению Дарлингтон-холлу, и нет ничего, что могло бы заставить его изменить долгу и главной своей социальной функции…

    Этот фильм стал как бы квинтэссенцией целого цикла картин американского режиссёра Джеймса Айвори, предпочитающего работать в Англии и снявшего там свои лучшие картины, как правило, обращённые к викторианской эпохе. Тщательно воссоздавая атмосферу патриархального уклада и ритуалов, царящих в поместьях родовой аристократии, Айвори именно здесь доводит до логического завершения, до абсолюта драму противостояния рутинного церемониала и живых эмоций.

    Окультуренная традиция лишила институт английских слуг не только комплексов плебейства, но и, больше того, создала из них особую касту, потребовав взамен «всего ничего» — подавления чувственных проявлений. Поэтому Стивенса можно считать не только носителем, но и заложником этой системы. Кастовые отношения хозяев и слуг обрели в Британии с течением лет статус одной из особенностей национальной культуры, постоянно притягивающей к себе интерес как английской литературы, так и кино.

    Тут достаточно вспомнить хотя бы знаменитого «Слугу» (1963) Джозефа Лоузи. Кстати, Джозеф Лоузи, Стэнли Кубрик, Терри Гиллиам и Айвори составляют своеобразную, немногочисленную команду великих режиссёров, которые перебрались из Америки на Туманный Альбион (хотя первый из них не совсем по своей воле). Фильм The Remains of the Day был выдвинут на «Оскар» в восьми номинациях. Но этим всё и ограничилось, поскольку никому тогда не удалось составить конкуренцию «Списку Шиндлера», сорвавшему призовой банк.

    11 сентября 2013 | 16:39

    Пару часов назад я считала, что когда нечего особо посмотреть, открывай фильмографию Хопкинса, тыкай пальцем наугад в любом фильм — не прогадаешь. Однако, с прискорбием стоит сказать, что я ошибалась. И у великих бывают провалы.

    Я не могу сказать, что фильм не удался из-за сера Энтони Хопкинса, это было бы кощунством с моей стороны, и даже лицемерием. Тогда в чем причина спросите вы? Режессер недостаточно внимания уделил мелочам, сценарист сюжету, оператор — неким таким приемчикам, когда зритель малозначительные детали возводит в ранг первостепенных вещей. Упущена атмосфера, потеряна, испорчена иллюзия викторианской эпохи. Характеры актеров практически не переданы, нераскрыты. Съемочная команда словно размазала действия по кинопленке. Вместо того чтобы развивать основную сюжетную линию, приводить чувства зрителя в напряжение, режиссер распылялся на совершенно отвлеченные вещи, не имеющие никакого отношения к развитию событий.

    Я понимаю, что фильм этот создатель его пытался сделать нешаблонным, отойти от традиций Голливуда, но он переборщил. Фильм пуст, бессмысленнейший. Что пытался сказать автор? По моему, он ничего не сказал. Просто история неудачной жизни, такой, которой живут миллионы людей.

    А кем является главный герой? К какому типу его определить: «человек без лица», «маленький человек», может просто дурачок?

    Простите, но мне непонятно зачем создавать безыдейный фильм, когда ты ни выводов никаких из него извлечь не можешь, ни даже насладиться картинкой…

    Признаться, я разочарована.

    5 из 10

    21 июля 2009 | 17:45

    Для меня, ярой англоманки, этот фильм был просто как глоток свежего воздуха. Это какой-то «Даунтон Эбби» в формате полнометражки.

    Неторопливый, по-английски обстоятельный рассказ об одном отдельно взятом британском доме в период между двумя мировыми войнами и немножко после второй мировой. Актеры — не менее мировые: Энтони Хопкинс, Эмма Томпсон, Хью Грант, Кристофер Рив.

    Дворецкий Стивенс верно служит своему хозяину, держит целое поместье, и все это происходит в то время, когда Европа решает: дать ли Германии второй шанс. Хозяин Стивенса сделал неверный выбор.

    Как и сам Стивенс. Причем не только в сфере политики.

    Я лично смотрела с субтитрами, как смотрю вообще все английские фильмы и сериалы. Не могу не млеть от этого потрясающего английского. 2 часа удовольствия вам гарантированы.

    28 августа 2013 | 22:30

    Этот фильм из той самой категории «особенных» фильмов, о которой я уже упоминал. Один из величайших, когда-либо созданных. Просто гениальный. Но в данном случае это та гениальность, которая не бросается в глаза. В результате кому-то покажется, что фильм «так себе». На самом деле он поразительно глубокий и жизненный, созданный с отменным вкусом и тонкостью — в общем, действительно элитарное кино, по контрасту с искусственной «элитарностью» многих артхаусных режиссёров. И вот вам, пожалуйста — к чему мудрить, что-то закручивать, всё просто, на первый взгляд — а тут вам и глубина, и красота, и всё что должно быть в кино по высшему разряду.

    Все, принимавшие участие в производстве этого фильма, прекрасно сделали свою работу, но особо хочется отметить три ведущие скрипки этого оркестра, которым фильм, по сути, и обязан своим успехом, которые в те славные времена находились на пике формы и, что называется, «зажигали». Во-первых, это, конечно, режиссёр, Джеймс Айвори, который всего через год после великого фильма — «Говардс-Энд» — снял ещё более великий фильм — «На Исходе Дня». Энтони Хопкинс — после оскароносного Ганнибала Лектера играл одну великолепную роль за другой, стараясь при этом не повторяться. Эмма Томпсон — четыре года подряд номинировалась на Оскар, дважды выиграла — не знаю, бывали ли ещё в истории подобные случаи.

    В общем, я такие фильмы в своей жизни по пальцам могу пересчитать. В нём затрагиваются действительно важные жизненные вопросы, касающиеся каждого из нас. Это, в первую очередь, вопрос морального выбора и личной ответственности. А также связанная с этим проблема следования принципам, «долгу», которые каждым из нас понимаются по-своему, но которые зачастую вступают в противоречие с реальной «живой жизнью», не терпящей жёстких схем и надуманных условностей. Загоняя себя в рамки «приличий» и «долга», мы не только пропускаем эту самую жизнь мимо себя, не только собственную жизнь губим, но и чужие топчем, вольно или невольно, поскольку все мы связаны нитями неразрывными, хотя и слишком тонкими, чтобы их можно было сразу заметить. Обнаруживаются они тогда, когда мы отталкиваем других людей от себя настолько, что эти нити предельно натягиваются и превращаются в удавку. И служение долгу и принципам, особенно ложно понятым, оборачивается полнейшей моральной пассивностью, страусиной трусостью и безответственностью. И в результате льётся чья-то кровь, она служит смазкой для жерновов истории, которые всех нас растирают в пыль, хотим мы того или нет. Каждый из основных персонажей фильма так и не сумел взять ответственность за свою жизнь(а значит, и за чужие тоже), и расплачивается за это по-своему. Особенно, конечно, герой Энтони Хопкинса. Ведь даже случайные знакомые, приютившие его в дороге, оказываются живым упрёком и следствием его прежней бездеятельности — их сын, погибший на войне, стал жертвой того, во что дворецкий в своё время даже не захотел вдуматься. И вот так всё прошло мимо него — и любовь, и живая история, вообще реальная действительность — но формальный долг выполнен, приличия соблюдены, «документы заполнены по форме». Это, повторюсь, касается очень многих из нас, и потому оставляет ощущение экзистенциальной тоски. А это и есть признак качественного фильма — когда после просмотра остаётся послевкусие — горькое, сладкое, не важно, оно может быть и горько-сладким.

    Мне больше всего понравилась «политическая» линия фильма, но на самом деле в нём множество разных красок и эмоций, выдержанных в нужной пропорции. Стоит только вспомнить, например, забавный эпизод, когда дворецкий пытается говорить с пасынком хозяина о «пестиках и тычинках», или трогательное финальное прощание с героиней Эммы Томпсон. В общем, для меня этот фильм нисколько не скучный, не однообразный и монотонный, а очень яркий, красочный и многогранный.

    Конечно, в значительной степени глубина фильма — в литературном первоисточнике, но важно ещё и как подать исходный материал. Режиссёр, при помощи актёров и оператора, а также композитора и декораторов создал подобающую атмосферу. Чего стоят одни только шикарные панорамные виды и внутренние интерьеры. Музыка, несколько печальная и даже довольно зловещая, ненавязчиво, но стопроцентно точно подчёркивает смысл и настроение фильма.

    В общем, я считаю позором нашего зрителя, что в топ-250 довольно много попсовой ерунды, но нет этого фильма.

    10 из 10

    3 мая 2014 | 20:28

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>