всё о любом фильме:

Пена дней

L'écume des jours
год
страна
слоган-
режиссерМишель Гондри
сценарийМишель Гондри, Люк Босси, Борис Виан
продюсерЛюк Босси, Ксавье Кастано, Серж Хаят, ...
операторКристоф Бокарн
композиторЭтьен Шарри
художникСтефани Розенбаум, Пьер Ренсон, Флоранс Фонтен
монтажМари-Шарлотт Моро
жанр фэнтези, мелодрама, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  861.6 тыс.,    Россия  88.6 тыс.,    Бразилия  27.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время125 мин. / 02:05
История любви, разворачивающаяся в фантастическом мире, где влюбленные летают на свидания в розовых тучках и танцуют на потолке, где в коридоре обычной квартиры живет солнце, а мыши-домоправители ведут беседы с кошками, где цветы прорастают внутри людей, и тепло человеческого сердца способно уничтожить самое опасное оружие.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.50 (11 423)
ожидание: 85% (3206)
Рейтинг кинокритиков
в мире
62%
61 + 37 = 98
6.0
в России
64%
14 + 8 = 22
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • На английский язык фильм перевели как Mood Indigo ("Настроение цвета индиго»).
    • Режиссер Мишель Гондри сыграл в фильме небольшую роль доктора.
    • В фильме, как и в романе, появляется второстепенный сатирический персонаж Жан-Соль Партр, пародирующий философа и писателя Жана-Поля Сартра. Персонаж назван именем, созвучным с именем прототипа. К слову, Сартр высоко отзывался о творчестве Виана, в частности, о его рассказах.
    • Фильм Мишеля Гондри — экранизация одноименного романа французского писателя Бориса Виана.
    • еще 1 факт
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1570 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Довольно часто в той или иной кинокартине проскальзывают элементы так называемого сюра: или пейзаж, или живность, или персонажи оказываются подвержены влиянию последователей идей Андре Бретона, но чтобы всё это было объединено в единую взрывоопасную смесь… такое встречается совсем-совсем нечасто.

    Если начать описывать сюжет, не вдаваясь в подробности, то мы действительно рискуем получить (в особенности поначалу) довольно банальную историю любви. Жил да был добрый молодец, который всем сердцем желал попасть в сети Амура, и вот однажды его мольбы были услышаны. Небеса ниспослали ему чудную девушку, подходящую молодому человеку по всем параметрам… Скучновато звучит, не так ли?

    Но что если добавить малюсенькую щепоточку деталей?.. Например, возьмём квартиру Колена (имя главного героя): звонок здесь живёт отдельной жизнью, и в данном случае это не просто оборот речи, этот проказник вполне себе самостоятелен и занимает по совместительству с основной должностью звание мелкого паразита, наподобие обыкновенного таракана; домашним питомцем (исключая, звонок) является мышонок — маленький человек в костюме грызуна, имеющего в своём распоряжении точную копию жилища Колена. Пожалуй, уже этого хватит, чтобы только попытаться представить творящийся здесь хаос.

    Надо заметить, фильм не всегда будет придерживаться выбранной канвы лёгкой комедийной мелодрамы, в один момент он придёт к самой натуральной антиутопии, когда по улицам зашагают непонятные не то танки, не то БТР, больше напоминающие римский аналог черепахи. Это окончательно добьёт и без того метающиеся в черепной коробке остатки здравомыслия.

    Безусловно Пена дней — сильное произведение. Наверно, самая заметная картина в выбранной стилистике за последний десяток лет (по крайней мере, мне не удаётся вспомнить чего-то равносильного), тем не менее рекомендовать всем я бы поостерёгся. Резкий переход к мрачному тоталитарному государству, вкупе с изобилующими иррельными образами не может пройти гладко. На первом этапе хочется даже бросить просмотр, но если вы сумеете избежать соблазна уйти от стрессовой для сознания ситуации, то будете щедро вознаграждены.

    8,5 из 10

    14 февраля 2014 | 10:43

    Сидят две жабы на рельсах.
    Приближается поезд.

    Одна как заорет — «Астяяярееежняяя»!!!
    «Ачтоб апуф апуф»…

    Ахахахах…

    Есть такой французский режиссер по имени Мишель и по фамилии Гондри. Мне очень сильно не нравится его кинематограф от которого я стараюсь держаться подальше. Малышка моя об этом прекрасно знает, а вы нет, поэтому я и пишу сейчас этот великолепный картонный отзыв. Гондри снимает фильмы про девушек, которые превращаются в мебель из-за парней. Гондри снимает фильмы про девушек, которые любят поваляться в кровати без парней. Гондри снимает фильмы про девушек, которые от тебя уходят, а ты пытаешься их найти сквозь вечное сияние чистого и честного разума. А недавно он снял фильм про Одри Тоту, которая любит прыгать на кровати и рассказывать анекдот про двух жаб вместе с парнями. Странно. И я задумался…

    Что такое «Пена дней»? Живи малышка и не болей — это самое главное. Сегодня ты пьешь вино под дождем, а завтра ты уже гниешь в гробу. Вот она наша пена дней, малышка. Гондри ударили по голове, если он вдруг решил снять фильм про жизнь и смерть. Естественно он захватил с собой целую кучу своего любимого картона, который валяется у него дома со времен Эйса Вентуры. «Пена дней» — это мальчик встретил девочку. Только без Дени Лавана! Зачем в кинематографе Гондри парень встречает девушку, если она все равно превратиться в мебель? Что за мазохизм, Мишель? Я не знаю ответа на такие интимные вопросы. Абсурд малышка, потому что у Тоту есть любимый парень, который обращает на нее внимание в отличие от парня из Токио (намек понятен). Но перед тем как стать мебелью, великолепная Одри Тоту зажигает на всю катушку. Рассказывает анекдоты про жаб, летает на каком-то облаке, а на 59-ой минуте фильма так смачно отвешивает две пощечины двум разным мужчинам, что невозможно не заулыбаться.

    И не говорите мне, что Борис был необычным писателем, поэтому я сейчас должен расписывать вам про визуальную сторону фильма. Поймите меня правильно, писать только про оболочку товарища Гондри и восхищаться ею — это занятие для слепых киноманов. Там все хорошо и точка. Особенно темная сторона. Копайте глубже. Никакой пошлости дамы и чувихи. Два парня и одна девушка — это не разврат в кинематографе Гондри. А все потому, что один из этих парней наш старый друг Омарчик Си или Сай. Сейчас его мося должна появиться у вас на экране и улыбнуться. Омар Си — это черное чудо во всем французском кинематографе. Когда он улыбается, то и я улыбаюсь. Самый очаровательный черный актер со времен Эдди Мерфи в моем кинематографе. Почему он в Пене? Просто потому, что это очень модно снимать Омара Си везде после того самого фильма, где он ухаживал за больным человеком. Как вы думаете, что он делает в этом фильме? Ухаживает и обхаживает, но его улыбка…

    «Пена дней» — это жизнь. И дело даже не в мышках, которые живут у тебя за спиной (пробочку в попке я не заметил, поэтому сразу минус). Нужно радоваться жизнью постоянно, как это стараются делать герои в первой половине фильма, потому что она может закончиться в любую секунду. У Гондри жизнь заканчивается очень долго и дело тут не в хронометраже. Все дело в девушке. Если ее нет, то и ничего больше нет. Я давно не помню такого эффекта присутствия, как пел старик Вспышкин. Мне очень понравился финал фильма. Немой кинематограф! Все мы прекрасно понимаем, что в конце жизни нас всех ждет смерть. Даже если ты живешь в каком-нибудь необычном мире. Я не читал Бориса и не собираюсь, но финал фильма меня потряс до глубины души. Он такой логичный и очень печальный. Фильм у Мишеля заканчивается в мрачных тонах, но это лучшее что я смотрел у данного режиссера.

    И я признаюсь вам всем, как Питер Лорре стоя на коленях в конце гениального фильма Ланга «М». Да, мне понравился этот фильм! Он такой грустный и такой пессимистичный, что все остальные грустные фильмы Гондри нервно покуривают в стороне. Естественно тут есть забавные моменты. Никогда не забуду, как Омар Си подкидывал Тоту в воздух и забрасывал ее вообще куда-то на балкон. Но все равно «Пена дней» — это такая тоска и печаль, что просто раааууу, поэтому я еще больше ненавижу кинематограф Мишеля Гондри.

    Тормоза придумали трусы. Ты не плачь. Ты не бойся. Я с тобой навсегда. Живи малышка и не болей, а то я тоже умру…

    P.S.

    50-54

    Это лучшее что я смотрел в 2013 году.

    Всего четыре минуты, но каких, спасибо Гондри…

    11 октября 2013 | 16:57

    С юмором о грустном.

    Я так сильно ждала этот фильм в кино, чуть ли не дни высчитывала до премьеры. А в итоге… двоякое чувство. С одной стороны эту картину можно назвать стильной и смелой, но с другой уж слишком странной (для тех, кто не читал книгу вообще на экране творился полный психодел). Да, все эти неповторимые выдумки, фантазии и образы Виана присутствовали, ведь «слов из песни не выкинешь», но как по мне, кино было слишком нагромождено ими, не давая зрителю хоть капли отдыха. Когда читаешь Виана — смотришь на искаженную реальность, суть которой улавливается через сенсорные образы, но фильм Гондри не просто искажает и поворачивает реальность аллегорическим боком — он создает совершенно другой, дикий и безумный мир. Возможно, это и есть круто, но ведь из-за этого же труднее проводить параллель с реальностью…

    Понравилось, как использовали цвета в фильме, что бы передать настроение. Во всем же остальном — осталась разочарованной. Фильм призван был, как книга «промывать и щипать глаза», однако как по мне уж слишком-слишком много пены.

    6 из 10

    18 июля 2013 | 01:05

    Фильм Мишеля Гондри по одноименному роману Бориса Виана «Пена дней».

    Ещё одна пронзительная история любви на этот раз в абсурдно-сюрреалистическом стиле.

    Главный герой истории Колен счастлив, живя своей незатейливой жизнью. У него есть друг Шик, повар Николя и не то мышь, не то что-то подобное мышечеловеку. Шик влюбляется в Алоизу, а Колен в Хлою. Нормальное начало, да?

    Если ты не читал Виана, исключительно для общего развитие, образец его стиля.

    «Они шли по первому попавшемуся тротуару, сверху спустилось маленькое розовое облачко и приблизилось к ним.

    - Я подойду! — предложило оно.
     — Валяй! — сказал Колен.

    И облачко обволокло их. Внутри было жарко и пахло сахаром и корицей.

     — Нас больше не видно! — сказал Колен… — Но мы… нам их видно!..
     — Оно немножко прозрачное, — сказала Хлоя. — Не доверяйте ему».

    /Борис Виан «Пена дней»/


    Не доверяйте своему счастью. А потом как-то так получилось, что Хлоя чего-то там вдохнула и в лёгких у неё начала прорастать кувшинка, /такой водяной цветок/. А медицина то платная! Сюрреализм говоришь?. А ещё все деньги истратил Шик, увлечённый Жаном-Солем Партром, /а может Сартром/, тем самым с трубкой, который получил нобелевку. Как тебе развитие сюжета, а?

    А в доме пыль и паутина, и мир стаёт всё теней и тесней…

    И дальше сюрреалистический абсурд будет только нарастать. И до такой степени, что ты в него не сможешь не поверить. Возможно это другой мир. Мир, который живёт своей непонятной жизнью, мир в котором настоящая любовь. Любовь самая настоящая любовь.

    «История эта совершенно истинна, поскольку я ее выдумал от начала и до конца» /Борис Виан/.

    Вот и я говорю, не сможешь в неё не поверить.

    История эта вывернет твою душу наизнанку. Но это ещё не всё.. Ибо в истории этой закамуфлирована ещё одна история, так же поражающая, как и первая, на этот раз уже реальностью, /думал просто так мы Партра-Сартра упоминали/.

    История писателя, /творца/ творящего свой неповторимый мир. Выдуманный мир, превращающийся в мир настоящий. И не надо быть писателем, чтоб понять это, надо просто быть живым человеком. Чувствовать, как живой человек.

    К примеру, бывает, услышишь, — Я не понимаю и не хочу понимать, что это за квадрат Малевича?

    Да бог с тобой, не понимаешь и не надо. Чувствовать надо. Это для души, а не для разума. Это, как любовь, появляющаяся неизвестно откуда и зовущая неизвестно куда. И ты понимаешь, что ты должен, иначе ничего не будет. И тебя не будет, потому, что счастье твоё там. А боль твоя тут, в этом мире настоящем. А душа твоя там, в том мире, тоже настоящем.

    Мне, честно говоря, больше нравится книга, /несомненно, это высший пилотах в искусстве/, Потому я говорю, не прочитав книгу, ты можешь нечаянно пропустить главное. Я понимаю это непросто визуально отобразить градации души, нужно предварительно порядком покопаться в своей. А своя душа такие же потёмки, как чужая. Так вот, в этих потёмках надо отыскать луч света, а то и самому синтезировать /образно конечно/. Осветить авторскую художественную идею, насколько это возможно правильно и честно. А для этого нужно и самому быть художником, а не ремесленником.

    Признаем Мишель Гондри, это всё-таки не Борис Виан. Иллюстрация, /а фильм, довольно близко к иллюстрации/, должна быть не менее правдива, чем оригинал. И вместе с тем не менее живая. Душу вложить надо, а не просто повторить атмосферу и атрибутику.

    Но вот ещё какая заковыка. Писатель Виан, знал кино изнутри, он жил этим, и умер от этого, а режиссёр Гондри не писатель, он хороший режиссёр и только, /впрочем, это только мысли вслух, поиски причин несоответствия, ожидалось то немного другое/. Гондри хороший режиссёр, снявший неплохой фильм.

    Всего то.

    Но до шедевра этот фильм, увы, не дотянул. Жаль.

    10 июня 2015 | 08:17

    «Пена дней» — неординарный роман французского классика Бориса Виана, принесший популярность автору уже после его смерти. Красочная история любви в сюрреалистическом мире, полная как ярких красок так и темных тонов, шла в свое время против всего литературного движения, затрагивая довольно острые темы спрятавшись под покрывало шуток, образов и живых метафор — в книге можно встретить говорящих мышей; воду в ванной главный герой спускает проткнув ее дно; люди могут умирать от распускающейся в груди водяной лилии. Невероятное балансирование между комедией и трагедией, фантастикой и реальностью преобразило историю о том «как парень встретил девушку, а она заболела и…» в нечто уникальное, и не удивительно, что произведение Бориса Виана заняло почетное десятое место в списке «100 книг века по версии Le Monde».

    Фантасмагорию Виана оказалось не так просто перевести в кино формат. Тот нереальный мир, который был так тщательно описан автором был несомненно важным если не сказать незаменимым элементом произведения. Поэтому в момент выхода на экраны первой экранизации романа, снятой Чарльзом Белмонтом в 1968 году, технически воссоздать мир Виана было крайне сложно, и в итоге получилась довольно слабая грустная история о любви молодых мужчины и женщины. Японская экранизация 2001 года, именуемая «Хлоя», сознательно отказалась воплощать большинство из идей Виана, упомянув это в самом начале фильма. В картине остались некоторые элементы книги, к примеру водяная лилия, произрастающая в груди Хлои, однако на деле вышла та же самая печальная история о невероятной любви. И не считая внушительной игры Рие Томосака, исполнившей роль Хлои, в картине было мало положительных моментов — кино вышло неплохое, но не более того.

    Существует тезис о том, что нельзя сравнивать кино и оригинальную книгу, что кино по мотивам может быть не хуже, а иногда даже и лучше первоисточника. Довольно спорный тезис, который совершенно точно нельзя использовать в случае «Пены дней». Кино в любом случае должно соответствовать духу книги и доносить до зрителя те же идеи, что и книга. И здесь очень важно осознать, что «Пена дней» — это не очередное «нет повести печальнее на свете…», это произведение о праве каждого индивидуума на счастье, и о том как мир с его установленным «порядком» может высасывать это счастье у людей. Поэтому то, что режиссером версии 2013 года стал Мишель Гондри, автор великолепного «Вечного сияния чистого разума» и почитатель творчества Бориса Виана, не могло не радовать. Режиссеру уже не раз приходилось работать с выдуманными мирами, фантазией и на фоне всего этого не забывать о драматургии! И нужно признать, что «Пена дней» (2013) идет по стопам Виана, местами в продолжении ему, местами в дополнение.

    Гондри удалось перенести на экран весь сюрреализм произведения Виана — на экране мы видим мышей играющих на солнечных лучах, угрей вылезающих из кранов с водой, живые дверные звонки и многое другое. Очень много критики пришлось именно на данный аспект экранизации — мол очень много визуальных эффектов, много Гондри добавил «от себя», что автор заигрался в фантастику и забыл о драматургии. Стоит сказать, что данное утверждение в корне не верно, и нужно объяснить почему ненадолго вернувшись к роману.

    Виан написал книгу, в которой представлен мир-идиллия, в котором повсюду вкуснейшая еда, изобретения для создания сладостных напитков «пианоктейль», где есть все что пожелаешь, где захотев любви ты сразу ее находишь — лишь обмолвившись об этом Колен (Ромен Дюрис) встречает Хлою (Одри Тоту). Здесь все играет в пользу молодых, которые хотят жить и радоваться, живя в отдельном мире, который на самом деле можно тоже воспринять как метафору. И чем он фантастичнее, тем сильнее эта грань между обыденностью и мечтой, и это хорошо прочувствовал Гондри! Он хотел заставить зрителя поверить и полюбить этот забавный и причудливый мир — он даже неоднакратно использовал элементы присущие мультфильму (как впрочем и Виан), чтобы подчеркнуть то, что это мир-ребенок — смешной и забавный. Картина Гондри похожа на сказку, но сказку для взрослых…

    Виан придерживался идеи того, что лишь творческий труд может пробудить в людях все самое лучшее, пусть даже это создание замысловатого прибора «пианоктель»! Все остальное медленно высасывают из человека жизнь, и все это нещадно пародируется им в своем произведении — тут появляются сатира на философов в лице Жана-Соля Партра (Виан не переходил на личности, а подразумевал саму идею диктатуры философии), сатира на религию, сатира на труд отчуждающий человека от самого себя, то есть заставляющий как бы механичиски делать что-то. Все это играло важную роль в романе, являясь антагонистом мира-ребенка. И все это изображено Гондри в его экранизации — детально, подробно, тонко и умно.

    Книга в общем то о том, что мир очень часто заражает светлые и мечтающие умы своеобразной водяной лилией, окуная их в ту самую пену дней. В этом плане, Виан был бы Горд идейно-смысловой начинкой картины. Она точна, красива и действительно трагична. Разрушающаяся и гибнущая любовь показанная Гондри, пытающаяся бороться за выживание в мире реальном не может оставить зрителя равнодушным.

    Влюбленных исполнили Ромен Дюрис и великолепная Одри Тоту, и несмотря на то что обоим за тридцать (что далеко от романа), сыграть «детей» им удалось отлично — своеобразная игривость, жизнерадостность, открытость не позволяло даже думать о их возрасте. Омар Си очень удачно вписался в актерский состав, он сыграл наверное самого смешного персонажа, обеспечившего тот юмор, коим была наполнена книжка Виана.

    Вернувшись к японской экранизации «Хлоя», нужно отметить, что эту экранизацию погубила атмосфера. С самого начал фильм был представлен в темных тонах и в крайне депрессивном стиле, и чем дальше тем хуже как говориться. Не было никакого контраста. У Гондри же все иначе — яркий, наполненый лучами, светящийся, веселый, музыкальный мир медленно становится темным и полном безысходности, при этом Гондри очень удачно переходит к черно-белой картинке. Отлично удалось показать как рушится мир-ребенок в котором жили главные герои — он сжимается, сдавливается, покрывается паутиной, лишается света и цвета. Все это отлично видно в экранизации.

    История любви рассказанная в фильме четко соответствует книге и синопсису Виана «Я хотел написать роман, сюжет которого заключается в одной фразе: мужчина любит женщину, она заболевает и…». Грустная, жизненная история. Возможно Гондри немного переборщил с визуализацией, но это всего лишь «возможно», потому что вся эта игра на момент заставляет зрителя улыбнуться, и снова стать ребенком, и вместе с авторами покинуть эту злополучную «Пену дней»…

    24 июля 2013 | 01:26

    Грандиозно!

    Не заглядывал в произведение Виана, не смотрел оригинальную экранизацию, на большой экран, к сожалению, тоже не попал, но это и не важно. Главное что все-таки посмотрел и остался под большим впечатлением.

    Сюрная действительность с массой странностей и прелестей в которой парень встречает девушку, влюбляется в нее и по закону драмы теряет.

    Затейливый на удивительные нелепости и щемящие тонкости Мишель Гондри превзошел здесь самого себя, по началу я думал что сойду с ума от всего объема увиденного, от ускоренных действий кадра да и вообще от суматохи происходящего, так очевидно и передан период человека влюбленного, счастливого и не обремененного заботами, с выкидыванием денег на ветер и яств в мусорник (обязательная превентивная мера для зрителей смотреть фильм на сытый желудок), с танцами где вытягиваются ноги под стать музыки Дюка Эллингтона и где среди прочих причуд собакам устраивают грандиозный пир, но с приходом проблем и невзгод красочная витальная картинка постепенно станет меркнуть уходя в мрачный безжизненный монохром, солнце уйдет из дома, а стены покроются плесенью все уменьшаясь и уменьшаясь в размерах, как и деньги некогда богатого повесы Колина. Ради поддержания жизни любимой спутницы ему придется устроиться на работу, окунутся в реальный мир социально развернутого ужаса (сравнимый с Brazil_1985 Гиллиама), где у всевышнего есть ценовые категории на погребение и где за безработицу сажают в тюрьму. Вот светлое начало, а вот темный конец. Все на своих местах как никогда мрачно и обреченно. Как никогда появится кровь на полотне художника.

    Черт возьми, цветок распускается внутри человека и причиняя боль убивает его (!), колоссально. Моим эпитетам восхищения нет предела, как у Кирстен Данст с непропеченной булкой в Eternal Sunshine of the Spotless Mind_2004, с романом обязательно познакомлюсь.

    Гондри в своих полнометражках всегда удивлял ансамблем подобранных актеров, с не характерными амплуа Керри, Берналя, Рогена, Блэка и их так гармонично вписывающихся в дуэт партнеров, на этот раз пригласил земляков Дюриса с лучезарным оскалом и волоокую кареглазую Тоту. Но сама соль, это безусловно волшебный мир визуальной поэзии и неутомимой фантазии автора с их самобытными декорациями и предметами лишенными компьютерной графики, выдумками за каждым эпизодом, которые въедаются в образ так надолго, в моем случае навсегда.

    А что до людей набросившихся с пуристскими претензиями к данному шедевру, хочется посоветовать вообще не смотреть экранизации да может быть и кино как таковое забыть вовсе. Ведь бумага с буквами и пленка с кадрами вещи разные, на то оно и КИНО чтобы на финальных титрах голова была забита красотой (даже если ее через край) и тремором бегающим ощутимо было чувство прекрасного, сердцем в эмоциях утопая. Смотри, а не читай.

    10 из 10

    5 октября 2013 | 02:06

    «Знаешь, это какой-то бред», — сказал Колен. (с)

    Казалось бы, что эта цитата из книги Виана как нельзя лучше характеризует картину Гондри, снятую по одноимённой книге Бориса Виана.

    Начнём с того, что галочка в разделе «жанр» напротив «арт-хаус» делает эту картину настолько привлекательной, насколько и недоступной. В нашем городе её показывали только в одном единственном кинотеатре.

    Так что, попасть на сеанс было сложновато, но необходимо.

    Описать картины Гондри можно одним словом, которое наиболее ёмко скажет вам о его стиле: сюрреализм. Причём гротескный. По максимуму. Начиная от того, что шеф-повар подаёт нужные Вам ингредиенты прямо из телевизора, и заканчивая машиной, которая убирает горы мёртвых тел на катке после их столкновения.

    Гондри придерживается старого способа съёмок: а именно — никаких спец эффектов. В картине присутствует минимальная компьютерная графика, в основном всё снято с помощью подручных средств. Предметы в его фильме живут собственной жизнью, а вот жизни людей не так уж и важны.

    Картина начинается помпезно. Пред нами герой, у которого все пути в жизни открыты. Богат, красив, весел. В общем, загляденье. Праздник жизни.

    Но по мере развития событий зрителю открывается истина, о которой знают все.

    Мир полон лжи, он прогнивает изнутри, и эту гниль ничем нельзя убрать. Даже мышонок не в силах стереть её своими коготками. Мы погибаем, погибаем от собственной глупости, алчности, ревности. Мы растрачиваем свою жизнь на вещи, которые, на самом деле, совсем не важны.

    Образы дополняют великолепнейшие актёры: Ромен Дюрис, который мне приглянулся со времён фильма «Любовь на кончиках пальцев», и несравненная Одри Тоту, чьи роли запоминаются в каждом её фильме.

    После выхода из кинотеатр у меня были смешанные чувства, и когда меня спросили «Ну как тебе фильм», то я смогла лишь выдавить из себя решительное: «Перебор».

    Но знаете, в этом фильме благодаря этому самому «перебору» начинаешь понимать весь смысл вещей.

    Что-то эфемерное, что-то необъяснимое и совершенно чувственное. Чувственность в чистом виде, освобождённая от всего телесного. (с)

    8 из 10

    14 июля 2013 | 18:53

    Каждый раз, смотря экранизацию на какую-нибудь книгу, которую я не читал, я, не имея возможности сравнить с текстом, прилагаю умственные и душевные усилия к тому, чтобы понять: захотелось ли мне после просмотра ознакомиться с книжным оригиналом или обойдусь. Таковы критерии оценки, весьма сомнительные, но учитывая то, что минимум одна треть фильмов на планете снята по романам, повестям или рассказам разных авторов — скажите мне, что всегда предварительно читаете произведение, чтобы потом посмотреть кино по нему. Ну-ка, похвастайтесь!

    После «Пены дней» мне, несмотря на некоторые недостатки картины, всё же захотелось познать творчество Бориса Виана. Как стало известно, фильм не отходит от оригинала даже просто слабо, он очень точно поставлен и в том большая заслуга режиссёра, что он экранизировал фэнтезийно-романтическую историю так кропотливо, осторожно, красиво и с уважением к Виану. Говорят, экранизировать его романы сложно, потому что даже смерть автора связана с разочарованием от просмотра картины по его собственной книге «Я приду плюнуть на ваши могилы», что символично (и, пожалуй, одна из самых необычных скоропостижных смертей).

    Но приступлю к осмыслению увиденного в «Пене дней». Это феерическое зрелище.

    Одри Тоту снимается в необычных мелодрамах. Вспоминается «Амели» с ней же. Вряд ли кто-то скажет, что данные два фильма являются проходными и не отличающимися от канонических примеров жанра. «Пена дней» изобилует необычными приёмами, странными и чудаковатыми технологиями, поражающими аллегориями, искажёнными образами и авторским подходом. Каждый кадр здесь как открытие. К середине сеанса открытий становится слишком много (каких — и описать невозможно), поэтому действие постепенно из ироничного и позитивного обретает драматический, серьёзный, подчас трагедийный смысл. Я уверен, что многих восприимчивых и сентиментальных зрителей фильм глубоко затронет.

    Самое интересное, на мой взгляд, что из ярко-цветного колора обстановка по мере ухудшения дел у главных героев почти незаметно превращается в чёрно-белую. Что множество секретарш печатают эту историю, а потом Колин пытается в неё вмешаться. Что и лёгкость просмотра вскоре увядает, после чего сюжет замедляется, становясь арт-хаусом, тяжким, беспросветным, а чудеса куда-то уходят, исчезают в дымке воспоминаний, оставляя боль жить наедине с человеком.

    Возможно, показавшиеся мне недостатками в фильме качества — это перебор со всевозможными вариациями образов и слишком гладкий переход от счастья к горю. Мишель Гондри забавляется с персонажами и предметами, что порой переходит грань фантазии, в чём-то напоминая даже наркотический дурман, сопровождающийся обильной, но приятной шизофренией. Вероятно, я просто не привык к такому изложению, что не мешает оценивать кино как хорошее, качественное, эстетическое французское полотно, при ознакомлении с которым испытываешь совершенно разные чувства. Главными выделяются крайнее удивление, смех от импровизационного юмора, страх от внезапных теней (от которого почему-то тоже непроизвольно тянет одновременно бояться и хохотать), романтический настрой сентиментальности и последующее сопереживание, обращающееся в горестную печаль и то самое чувство, когда видишь несправедливость мира, а ничего с ней не можешь поделать. Внезапно и в то же время медленно, красиво, необратимо завораживающий мир увядает и гибнет.

    Посоветую картину всем тем, кто соскучился по оригинальности в кино, кому не безразличны хорошие экранизации, кем владеет любовь к кинематографу как к подлинному искусству. Полное погружение обеспечено, а чисто французское изложение добавит в него особенные впечатления, не сравнимые с иными прочими.

    7 из 10

    7 июля 2013 | 11:38

    В своем известном афоризме Фридрих Ницше заявил миру, что «Бог умер». Современный кризис буржуазных европейских ценностей, который демонстрирует бренность нашего бытия перед лицом тотального, раскрывается Мишелем Гондри сквозь призму созданного романом Бориса Виана фантастического мира картинных декораций, имитирующих современную «жизнь». Роман Бориса Виана является ментальным продолжением абсурдистских и экзистенциальных поисков Жана-Поля Сартра (не зря в картине доминирующее упоминание принадлежит Жан-Соль Партру), Мартина Хайдеггера, Эриха Фромма и других, и ставит кроме упомянутого выше кризиса и ярких примет исторического периода, который вечен (продолжающийся упадок за Освальдом Шпенглером), вопрос о месте человека в рамках этого глобального существования, о самой сути человеческого существования от рассвета до заката и о качестве такого существования.

    Послание, что второй раз, после 1968 года, теперь уже доносится Мишелем Гондри, не только впитывает особенности его собственного художественного характера и стиля (вспомнить «Вечное сияние чистого разума» и «Науку сна»), но и является ярким отражением тех доминирующих тенденций, вынесших ряд важнейших смертных приговоров таким ценностям как любовь, дружба, семья, счастье, свобода, сама жизнь, верность. Но суть как раз состоит в том, что эти смертные приговоры вынесены, во-первых, в очень особые способы и, во-вторых, вынесенные не только абстрактным формулировкам «универсальных» ценностей.

    Буржуазная атмосфера фильма выступает как сатирическое отображение существования, место которого должна бы занимать жизнь. Здесь мы видим и безработного Колена, что благодаря своему богатству может себе позволить удовлетворения любых желаний, при том эксплуатируя Николя и Мишона. Роскошные столы, музыкальные алкогольные коктейли и попсовая песня «Я всегда буду тебя любить», празднование дня рождения собаки Де Понтазан, гламурная манера «жизни» сочетается с непрофессионализмом рабочего персонала, врачей, директоров предприятия, денежная зависимость всего вокруг, включая любые «универсальные» ценности, и в конце концов каток, что символизирует общество, которое убивает людей, гонящихся за «наградами» в конкурентной общественной среде. К этому всему прилагается яркая коммерциализация церкви как института, что за свой девиз гласит: «Вообще-то мне грустно слышать, что кто-то беден. Вам бы обратиться к Богу, но за такие деньги его лучше не беспокоить ». Приговор Ницше находит свою реализацию в нашей жизни, как внутренняя смерть каждого из нас. Общество, где доминантами становятся черные стороны общественной и индивидуальной реальности, где убийство или предательство становятся повседневностью бытия.

    В фильме мы становимся свидетелями взаимодействия продуктов буржуазной действительности, стремящихся прикоснуться к основным буржуазным ценностям. Колен, наблюдая за устроенностью личной жизни окружающих, чувствуя глубокое чувство одиночества, решает для себя на основе модели малых детей «я хочу, я хочу», что у него есть потребность влюбиться. Реализуя эту идею, он фактически осуществляет выстрел пальцем в небо, выбирая объект заранее запрограммированного пути влюбления. Первичная слепота, страх упустить свой шанс, страх совершить глупость, противодействие инстинкту смерти трансформируют его личность и его собственный мир в новое явление, продиктованное буржуазной реальностью. Он в отчаянии, а счастье при этом нет, но ему хорошо от того, что он чего-то так сильно хочет, поэтому устройство собственного иллюзорного счастья для него становится псевдорождение чувства в короткий срок. Именно поэтому основным способом его существования становится придумывание, а полет в облачно-пенном стиле яркой иллюстрацией катастрофы, что надвигается. Вопрос как эта катастрофа будет выглядеть.

    Принятие спонтанных решений может продолжать свое существование не только индивидуально, но и билатерально. Такая двусторонность, подкрепленная предварительной сюжетной линией приводит к важному решению, которое принято в подземном парке дилеммы свободы. Птички в клетках является ярким фоновым усилением решение, основой которого является дилеммы еще с фильма 1961 года Блейка Эдвардса «Завтрак у Тиффани» с Одри Хепберн в главной роли.

    Как ни старается галстук главного героя, который символизирует сомнения, взаимодействие внутренних факторов и внешних воздействий дают нам стандартную «бело-черную» процедуру с демонстративной «открытой» машиной, которая направлена на всеобщее одобрение со стороны.

    Символическая появление первой волны воды в фильме символизирует первую коренную смену состояний главных героев из свободного плавания, экзистенциального одиночества, свободы в новое противоположное состояние. Выборочный характер падения дождя символизирует будущие неожиданные обязанности, падающие на голову мужчины, но пока все есть песней, все есть полетом, все еще в радость, все еще новое и загадочное. Когда ненавистная музыка пошла в комплекте с радостью радуги, а вместо мнимых природных ландшафтов появились пейзажи буржуазной промышленности, в очередной раз надо было понять, что в жизни ничего нет белого, что не сопровождалось бы черным. Вопрос лишь во времени.

    Картина коррелирует с «Жить» Акиры Куросавы. Странный мотив легкого становится ключевым событием, что «перехватывает дыхание». Окна пропускают все меньше света, тени все больше и больше заполняют пространство, что со временем становится все меньше, мир становится меньше, все стареют, все умирают. Свою историю не перепишешь, люди идут и годы идут. Меняются вещи, но не люди, но люди — это тоже вещи.

    Продукт буржуазной действительности становится объектом эксплуатации человеческого тепла ради создания инструментов для контроля людей и насилие над ними. Иллюзии о мечтах и улучшения сочетаются с необратимым загниванием, с ложью о том, что все будет хорошо, с мнимой страстью, с размышлениями о прошлом, об альтернативах. Вместо всего этого теперь существует долговая повинность, лишающая свободы, лишающая жизни. Вместо свободного и жизнерадостного человека теперь возникает «кислая рожа, что не может бороться, что сама не верит, чувствует жалость к собственному положения, что даже ребенок повесится». Буржуазный вопрос финансов разрушает и дружбу, что перед тем могла спокойно существовать, даже с очевидной одержимостью Жан-Соль Партром. Творчество «тошноты» и «ревматизма» Жан-Соль Партра в этом смысле символизирует то, что сущность нравственного ориентира Жан-Поль Сартра не играет никакой роли, потому что она нивелирована даже одержимостью его ценителя.

    Упадок становится реальностью, а появление второй волны воды символизирует новую смену состояния главного героя. Стоит ли такая «жизнь» того, чтобы ее прожить? М. Гондри и Б. Виан в своей фантастическом рассказе переходят от Ф. Ницше и Ф. М. Достоевского в контексте построения чаши весов без вынесения окончательного вердикта к Л. Н. Толстому, у которого имеет место смертный приговор. Но здесь имеет место не вынесения смертного приговора автором действительности, а буржуазная действительность выносит свой смертный приговор идеи сверхчеловека (по Ф. Ницше), а также идеи экзистенции (свобода быть собой вопреки внешним обстоятельствам), ответственности, свободы сознания (по Дж. Кришнамурти), индивидуальности, потому что вместо них появляются зависимости и бегства от свободы (по Э. Фромму) и культ массовости (по Ортега-и-Гассету), который реализуется в погоне за вымышленными универсальными ценностями, что является инструментами лишения свободы. Буржуазная действительность отвечает авторам своим собственным смертным приговором в виде афоризма, что в современном мире означает, к сожалению, что «Жан-Поль Сартр умер».

    9 из 10

    24 августа 2013 | 22:30

    Если Вам не понравилась «Пена дней», поздравляю, Вы принадлежите к числу людей со здоровым «ощущением жизни».

    0/10

    1) Герои представлены как существа, не способные влиять на судьбу, не готовые к действиям. Всякое позитивное переживание ведет к трагедии, которую не возможно предупредить. Старайтесь сколько угодно, но паутина все равно победит.

    2) Тьма иррационального, не поддающаяся осмыслению и корректировки — это вполне реальное ощущение жизни людей испытывающих постоянный страх, не осознающих свою жизнь, живущих ложными понятиями. Кому это надо? Если только Вы хотите быть больным и прожить всю жизнь в лихорадке с галлюцинациями… Человек со здоровым «ощущением жизни» считает себя сильным, героем, способным на поступки и творящим свою судьбу; в его голове нет каши подобной этому фильму — все рационально, светло, свободно. Ему не нужно лизать гнилые раны больного, как в средневековье — картина олицетворяющая «пену дней».

    3) Фильм кое-как еще мог бы получиться, если бы в противовес жизни в стиле «Сартра», главные герои стали бы счастливыми и глотнули бы воздуха. Это была бы нелепая пародия на экзистенциалистов… Но автор решил разрушить разум.

    4) Трейлер+команда актеров+саунд в трейлере сложили у нас впечатление, что это романтическая сказка. Мы были горько обмануты и подвергнуты просмотру этого чудовища. Как актеры, создававшие чудесные фильмы «Амели», «1+1», «Любовь на кончиках пальцев» могли сняться в этом аду…

    5) Подобные фильмы могут считаться интеллектуальными. Рекомендую почитать Айн Ренд, в противовес такому шлаку.

    12 августа 2013 | 19:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>