всё о любом фильме:

Затмение

L'eclisse
год
страна
слоган-
режиссерМикеланджело Антониони
сценарийМикеланджело Антониони, Тонино Гуэрра, Элио Бартолини, ...
продюсерРаймон Хаким, Робер Хаким
операторДжанни Ди Венанцо
композиторДжованни Фуско
художникПьеро Полетто, Биче Брикетто, Джитт Магрини
монтажЭральдо Да Рома
жанр драма, мелодрама, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время125 мин. / 02:05
Номинации (1):
Виттория перетекает по жизни из одних обстоятельств в другие: мужчина — подруга — другой мужчина — соседка… Уходы — приходы — встречи — рассказы…

Все это, как облака, проплывающие по небу: вот они есть, а через мгновение — уже нет. Ничего особенного, акцентированного. Жизнь проживается. Танец-лицедейство: вода в чане, щепочки на сухой земле, затмение…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
17 + 2 = 19
7.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм был сокращён в советском кинопрокате на 21 минуту.
    Трейлер 01:59

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Этот фильм Микеланджело Антониони, некогда смущавший умы интеллектуалов всего мира (в том числе — и у нас, когда довольно неожиданно попал в советский кинопрокат, хотя и лишился, вероятно, из-за необходимости сокращения более чем двухчасового хронометража, одного из своих ключевых эпизодов — полёта на небольшом частном самолёте), вполне может теперь показаться старой доброй классикой. Обострённо нервная, мятущаяся героиня Моники Витти, которую здесь зовут Витторией, терпит вопреки собственному имени поражение за поражением в личной жизни, опять переживая прославившую Антониони на рубеже 50—60-х годов («Затмение» — четвёртая часть условной пенталогии: от «Крика» до «Красной пустыни») проблему «некоммуникабельности чувств» в экономически стабилизировавшемся обществе. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Сразу скажу — когда смотришь этот чёрно-белый фильм, получаешь огромное эстетическое удовольствие. И вот ведь какая штука — как-то внятно объяснить, описать эти чувства словами очень сложно. Что-то подобное испытываешь, глядя на картины импрессионистов. Всё очень зыбко, неопределенно, тона и полутона… Конечно, это заслуга, прежде всего, режиссёра. Это его язык общения с нами.

    Фильм появился на экранах через год после выхода предыдущей работы Антониони, то есть в 1962 году. Так вот, сравнивая его художественные достоинства с тем, что видишь на экранах сегодня, даже в лучших образцах, невольно задумываешься — прогресс или регресс произошел в кинематографе за эти годы?

    Именно стремление и способность Антониони из довольно простых сюжетов реальной жизни создать яркое художественное полотно привлекает и сегодня к нему внимание, как коллег — режиссеров, так и простых зрителей. Причём, далеко не все в восторге. Кто-то называет это направление «арт-хаус»? Что ж — пусть будет так.

    В центре фильма «Затмение» героиня Моники Витте. Её роль — это уже не эпизод, как в картине «Ночь». Здесь актриса проявляет свой талант в полной мере, благо сценарий (вновь с участием Т. Гуэрра) позволяет. Витте играет изумительно, а, главное, стильно. Так, как ее научил Микеланджело Антониони. До сих пор на экране встречаются актрисы, взявшие на вооружение образ Витте в этом фильме, копирующие ее задумчивую манеру, элементы одежды и прическу. Даже в российском кино есть примеры. Фамилии называть не стану — кто знает, тот поймёт.

    После тревожной атмосферы « Ночи», фильм « Затмение» производит впечатление маленького праздника жизни. Его не омрачают начальная сцена расставания героини с когда-то любимым человеком, и даже сцена катастрофы автомобиля. Может быть, дело в том, что большая часть действия происходит днем, когда много света, когда вокруг много красивых лиц и красивых пейзажей… Показалось, что название «День» для «Затмения» тоже было бы неплохим вариантом.

    Основная сюжетная линия фильма — развитие любовных отношений героини и героя (его играет молодой Ален Делон). Мы уже привыкли, что в современных фильмах любовь сопровождают нервные потрясения вплоть до истерик, детективные сюжеты, страстные объятия с раздеванием, переходящие затем в «разбор полётов» со взаимными обвинениями. И, по правде говоря, таким трафаретным сюжетам не особо-то веришь. Как бы авторы не силились доказать обратное.

    В фильме Антониони ничего этого нет. Но есть зыбкая атмосфера взаимной симпатии и неуверенности, аура лёгкой романтики. Герои Антониони не заламывают руки в стиле «люблю до безумия», а внимательно изучают, присматриваются друг к другу в стиле «кажется, люблю». И эти отношения вызывают доверие и понимание. Встречаются два, в общем-то, совершенно разных человека, а притяжение возникает. И что будет дальше, предсказать невозможно. Именно так в жизни и бывает. Или я ошибаюсь?

    Если говорить о структуре фильма, то наибольшее впечатление произвела сцена на аэродроме, в которой удивительно точно передана уютная добрая атмосфера 60-х годов, которую чуточку удалось застать. Сцена вызвала прилив теплоты и волну воспоминаний. Наверное, не у одного меня. Это ведь и есть признак гениальности произведения искусства, не так ли?

    октябрь 2012

    26 октября 2012 | 10:37

    «Я хочу дать ход свободному развитию характеров, достичь, насколько это возможно, состояния внутреннего «саспенса», не связанного с внешним миром, но проявляющегося в действиях героев, отражающих их душевное состояние», — написал Микеланджело Антониони. И воплотил свои слова в жизнь, сняв «Затмение».

    Сюжет можно описать одним предложением: молодая девушка, расставшись с женихом, ищет общения с друзьями и новой любви. Из этого пустяка могла бы получиться и мелодрама, и даже порнофильм. Но Великий режиссер рассказал историю Великого Одиночества.

    Архитектурно выверенные планы, минута молчания на бирже, попытка пробуждение дикой человеческой природы, попытка полета, попытка любви, попытка воспоминаний… Во время просмотра фильма у меня возникало ощущение, что я погружаюсь в пустоту, которая меня обволакивает, и самого делает невесомым. Поневоле прислушался к своему сердцу — оно работает? О, да! И бьется учащенно, потому что, увиденное на экране — правда!

    Нам кажется, что мы значимы и нужны. Но биржевой маклер, который в один день может озолотить или разорить человека, вдруг признается, что он, по сути, всего лишь девушка по вызову. И уже он, в редком порыве откровенности, бросает в лицо потерявшему деньги клиенту: «Вы заработали на бирже состояние. Но что купили на эти деньги, куда их потратили?» И получается, что в Мире внутренней пустоты даже очень большие деньги ничего не могут изменить.

    И любовь — лишь воспоминание о месте свидания, на которое никто не придет.

    В главной героине, которую изумительно сыграла Миника Вити, все же прорываются истинные чувства, когда она преображается в представительницу дикого африканского племени. Но это лишь пугает ее подругу.

    Меланхоличные пейзажи. Полная чужих воспоминаний нежилая квартира, щепка. Урбанистический дизайн. Безжизненный ландшафт. Весь этот внешний мир очень точно отражает внутреннее состояние героев. Такие фильмы никогда не могут устареть.

    «Мир и реальность, в которых мы живем, невидимы, а потому мы должны довольствоваться тем, что видим», — еще одна цитата Антониони.

    9 из 10

    26 января 2014 | 20:59

    Это мой первый фильм Антониони. Я не делаю культа и не создаю кумиров. Фильмы оцениваю по принципу понравился/не понравился независимо от жанра, режиссера и т. д. По просмотру возникали следующие мысли.

    Моника Витти бесконечно красива. Это сразу настроило меня на положительное восприятие. Далее она вяло расстается со своим мужчиной, что навевает мысли об отсутствии искренних чувств между ними. Нам показывают работу биржи, все на нервах, все кричат, метутся, в это безумие втянута мать главной героини. У нее с матерью разговор в стиле «тупого с глухим». Там же брокером работает молодой Ален Делон. Скорее всего, его дублировали на итальянском. С ним завязываются отношения, не настолько вялые, как с предыдущим. Показывают газетную статью про ядерную угрозу. Тут во мне затаилась надежда на ядерный удар, вот это был бы поворот! Однако заканчивается фильм как будто ничем.

    Что впечатлило. Очарование старых фильмов — одежда, прически, люди шестидесятых, маленькие итальянские квартирки. Удивили неполиткорректность — расистские высказывания про негров соседки главной героини, стрельба по шару из опасного оружия в жилом квартале. Монику Витти в шутку гримируют под негритянку, и она замечательно-шутливо танцует африканско-охотничий танец. Все говорят про жару, меж тем лица не потные, одежда не мокрая, так что приходится верить на слово.

    Я киноман, то есть в фильмах всеяден, нормально воспринимаю и мейнстрим и арт-хаус. Однако по просмотру авторского кино почти всегда повисает немой вопрос: «Что хотел сказать автор?». В рецензиях говорится, что фильм об отсутствии чувств. Ну, тогда на вопрос о чем фильм отсутствует ответ.

    Смотреть стоит за-ради Моники Витти и биржевого сумасшествия.

    29 июня 2014 | 14:12

    «Я отсутствую…»
    Мария Кюри


    Анализировать Антониони — все равно, что танцевать на проволоке: и опасно, и, в общем-то, бессмысленно. Микеланджело дает тебе кусок мрамора, а ты отсекаешь все лишнее. Спрашивать о сюжете — все равно, что задавать вопрос «Верит ли Стивен Кинг в Бога?». Просто героиня Моники Витти два часа кряду открывает настежь все встречаемые ею на пути окна, свои и чужие, пытаясь найти ветер. Он где-то рядом, раскачивает провода, срывается с губ вентилятора, колышет траву и волосы, но они все никак не встретятся. Дни наполнены жарой, суетой и финансовым кризисом. Жизнь начинается после, когда наступила ночь, и небо покрылось пылинками звезд, и выгнулись ветки упруго… Эстетика сухих звуков — ломких и, словно ток, текущих в изоляции проводов, не смешиваясь, не пересекаясь, явственно звучащих в пустоте. Вот только с тем, чтобы услышать кого-то, прямо беда — никак не получается.

    Пока где-то на другом краю света первое послевоенное поколение захлебывалось чистой и непорочной нежностью звезд, Италия, если верить Антониони, медленно умирала отравленная искусственно созданным вирусом одиночества. Есть у вирусов такая фаза — «эклипс» — он в клетке, но еще не виден, клетка жива, но это ненадолго. Камера как глаз аутиста — протидиакризис чувств: ей не важно, что перед ней, разницы между живым и неодушевленным она не замечает, длинные сцены, не несущие никакой смысловой нагрузки, короткие ключевые эпизоды. Спустя некоторое время, входишь в транс от ощущения сладкого декаданса, когда чувства, которые обычно заторможены, вдруг начинают работать, а те, которые пахари, расслабляются и сонно следят за происходящим, не подавая признаков активности. Предметы и люди никогда еще не были так изолированы друг от друга, на всем лежит невидимым коконом прозрачная пленка, абсолютно эмоционепроницаемая. Между ними вакуум, поэтому чувства замкнуты на себя — идеальный нарциссизм, идеальная рекурсия, идеальная линия, ограничивающая пустоту, в которой тонет и стирается содержимое. Виттория, главная героиня, встречает Пьеро, который совсем никогда не плачет, а вместо этого играет на бирже. Зачем миру нужен Пьеро, который не умеет плакать? Не выполняющий свою основную функцию? Два часа кряду Виттория пытается это понять, подходя все ближе: мраморная колонна, оконное стекло, струящийся под пальцами шелк, текучие прикосновения рук, губ, смешивающееся дыхание… Здесь Антониони еще предельно осторожен, чувственность пока не уступила место откровенности, а влечение — лобному синдрому, все это придет позже, с цветом и английским наречием. Но что-то от Кафки уже присутствует, и слабые прикосновения слюны дьявола также вполне ощутимы. Антониони, он ведь и сам как дьявол — он в мелочах, в деталях. Правда, детали зачастую скрывают целое, и два часа кряду героиня, с которой пока что еще отождествляет себя режиссер (если, конечно, он не отождествляет себя с ветром), пытается выбраться из них на поверхность зрительского восприятия, задыхается под их толщей и теряется на их фоне, чтобы самой став деталью, вдруг воскреснуть где-то на следующем повороте действа. Как и любая другая песчинка, возомнившая себя горой, она будет предана забвению задолго до конца, ангел без крыльев, свергнутый, но! Непобежденный, в первую очередь в силу своей женской сущности, которую режиссер так никогда и не сможет идентифицировать полностью, так что ему придется смириться с ее присутствием здесь.

    Антониони разделил судьбу андерсеновской русалочки: танцует на ножах и молчит, а зритель должен догадаться обо всем по намекам и мимике. Более того, тут ведь и сосредоточиться не дадут как следует, с такой скоростью пластику женской ножки заменяет пластика табуретки, оказавшейся на ее пути. Ритуальные танцы, почти криминальная смерть, крах валютных рынков… все в фильме мастера течет как горькая вода Леты, в которую он набросал свои игрушки и теперь, идя по берегу, следит за тем, как они кружатся, тонут, вновь всплывают, нагромождаются друг на друга, расходятся, распадаются, растворяются в ней… «Так делают многие», — скажете вы, и будете правы. Только вот шагает он в обратную течению сторону.

    И ищет звездную нежность.

    18 апреля 2015 | 06:05

    Кинодрама «Затмение» Микеланджело Антониони завершает его негласную трилогию так называемой некоммуникабельности, которая отражает в себе чувства одиночества и покинутости, накатывающей депрессии. От малого к большему растут мои впечатления от картин Антониони, хотя есть еще непреодолимые преграды в его творчестве, которые мне пока не удалось осилить. Таким до сих пор остается неполное восприятие картины такой, какой ее хотел представить сам режиссер, ибо закладываемая им суть, истина демонстрируемого кино, загадочным образом все время ускользает, на сколько бы ты близко к ней не подобрался.

    Постановка картины вызывает хорошие отзывы, сочетая в себе неожиданные сюжетные развязки и режиссерские приемы. Передаваемая атмосфера киноленты увлекает, заинтересовывает, привлекает, но в то же время находит такие маленькие сглаживающие впечатления от фильма колкости, которые в пору было бы опустить, но которые все равно остаются на виду.

    Из актерской игры хотелось бы выделить снова актрису Монику Витти, которая была задействована во всех трех фильмах этой трилогии Антониони. Обратить внимание на эту актрису определенно стоит и в других лентах. Прекрасное исполнение роли и воплощение образа на экране. А вот Ален Делон не так уж сильно притягивал к своей персоне внимание, несмотря на свою очаровательную внешность.

    Для полноты восприятия стоит смотреть этот фильм после просмотра более ранних картин режиссера, которые вошли в эту трилогию. Хорошее кино, но чего-то не хватает, как говорится, для полного счастья.

    7,5 из 10

    20 февраля 2010 | 00:15

    Только что я посмотрела этот фильм (давно хотела) и скажу, что фильм не однозначный. Он вызывает различные чувства одно за другим, и постепенно ты проникаешься одиночеством главной героини. Каждый из нас испытывает это чувство, но лишь на короткое время. Потом мы вливаемся в русло и забываем о бездонной пустоте в себе.

    Весь фильм — красивая меланхолия, затягивающая и трогательная. Но местами и печальная. Мертвые пустые улицы, недостроенное здание, бак с разливающейся водой… А того, кого мы больше всего ждем нет. И не знаешь, чего ждать дальше. Но ответ приходит сам собой. Пустоту. Ничто. И все те люди, охваченные страстью к бумажкам, несущиеся непонятно куда, не будут значить ничего.

    Любить — значит понимать. Но не каждым это удается в полной мере, но мера рано или поздно истекает и остается снова Пустота. Чарующая и поглощающая.

    Фильм великолепен и он не требует никакой критики. Ему просто не нужна критика. Это фильм о человеческой душе и его природе. И режиссеру удалось отобразить это невесомое в то же время невыносимо тяжелое состояние… Затмение.

    10 из 10

    19 мая 2012 | 21:30

    О художественном методе Микеланджело Антониони можно писать и писать, однако есть ли в этом смысл? Самый загадочный режиссер двадцатого века думал, видел, ощущал и творил особо, по-своему, через призму отчуждения и одиночества. Его черно-белые киноленты стали настоящей классикой. Каждый кадр — шедевр, отражающий неповторимый стиль Антониони. Киноязык режиссера одновременно прост и богат: его герои мало говорят, много думают о чем-то запредельном и мучительно смотрят в сторону зрителя.

    От «Затмения» не стоит ждать ясности. Фильм полон загадочного и необъяснимого. Во время просмотра может быть грустно и весело, спокойно и страшно. Антониони использует тревожную музыку для нагнетания мрачности, как будто произойдет что-то неизбежно-фатальное и безвозвратное. В центре повествования — история меланхоличной и потерянной Виттории (Моника Витти), ищущей или не ищущей себя (что тоже сложно понять). Навряд ли, главная героиня четко ответила бы на вопросы на тему, чего она хочет, о чем мечтает, на что надеется… Сюжетная линия связана с любовной стороной жизни девушки. «Затмение» начинается со сцены расставания Виттории с Риккардо (Франсиско Рабаль). На первый взгляд, кажется, что это болезненно и тяжело для обоих партнеров. Привычка быть вместе, отсутствие взаимопонимания и дичайшее одиночество — так можно охарактеризовать союз молодых людей. Свободная Виттория ни разу не вспомнит о бывшем мужчине, не заплачет и не пожалеет о том, что его больше нет рядом. Риккардо, в свою очередь, исчезнет совсем: никаких преследований, напоминаний о себе.

    Образ Виттории в какой-то степени собирательный. Режиссер показывает своих современников, окруженных всеми благами, но потерявшими способность делиться своими переживаниями вербально. Камера постоянно направлена крупным планом на прекрасный взгляд актрисы, в котором не раз захочется утонуть и узнать то, о чем она думает. Внутренний мир героини — недосягаемая планета. Случайный гость в ее жизни — Пьеро (Ален Делон). Он украсит своим присутствием одинокие дни. Сладкая парочка будет веселиться, радоваться, наслаждаться друг другом, излучать сильное взаимное влечение. Пожалуй, эти моменты в фильме самые чудесные и действительно счастливые. Антониони снял неповторимую историю отношений между Пьеро и Витторией. При просмотре этих кадров возникает непреодолимое желание запомнить каждый момент, каждую деталь. Да, именно такой бывает любовь, пусть и кратковременная, но яркая, чувственная и желанная. Создать такую красоту на кинополотне мог только гений.

    «Затмение», как и другие фильмы Антониони, не отличаются динамичностью. Все происходит неспешно. Героиня утопает в своем одиночестве, медленно и красиво. После расставания с Риккардо она приходит к матери, чтобы поделиться с ней новостью. Диалог не клеится. Мать одержима деньгами и практически живет на бирже. Она не замечает никаких изменений в настроении дочери. Видимо, так было всегда. Все жили так, как хотели. Режиссер показывает страшную вещь: самые родные люди не знают друг друга и не хотят сближаться. Даже природа как будто протестует против такого равнодушия. Современные люди изображены холодными, неприветливыми, некоммуникабельными фигурами. Иногда кажется, что попадающая в кадр шелестящая от ветра листва живее живых, и она и есть главный герой. Как будто природа протестует против всеобщего равнодушия.

    Антониони в «Затмении» отражает окружающий его мир: все идут куда-то, бесцельно и одиноко. Даже громкая толпа людей, желающих обогатиться на бирже, лишена жизни. Одна минута тишины в этом месте стоит больших убытков. В кинокартине много шума, звонков, которые создают дисгармонию. Хочется выключить звук. Возникает ощущение, что режиссер намеренно выбрал такой способ антимузыкального звучания. А ближе к финалу Антониони использует тревожные мелодии, свойственные триллерам и ужасам. Это не музыка, а крики-предостережения о том, что близится затмение, все изменится и ничего не останется кроме пустоты. И вспоминается прелестное воркование двух влюбленных, пусть временно, но очарованных друг другом Пьеро и Виттории. Но одиночество предрешено всем. Пустота вокруг, вокруг пустота.

    18 марта 2016 | 18:33

    Не знаю, но думаю, что в ближайшем обозримом будущем, вряд ли осмелюсь посмотреть фильмы Микеланджело Антониони. Это вызвано тем, что двух фильмов «За облаками» и «Затмение» мне хватило. И, если первый, ещё как-то тревожит разум и волнует чувства, то со вторым «творением» дело обстоит иначе. Пригласить в своё кино двух популярных артистов, это ещё далеко не значит, что фильм будет ВАУ! Может конечно я не прав и не смыслю в колбасных объедках, но, перефразируя слова знаменитого комментатора Озерова, такой фильм нам не нужен. Для чего он? Честно говоря я так и не понял, что хотел донести Антониони.

    Виттория (Моника Вити) умна, недурна собой, встречается с Рикардо. Вернее сказать встречалась, потому как одна ночь, поставила крест на их отношениях. А почему? Потому что они всю ночь проспорили. Но нам известно, хочешь испортить отношения с человеком, начни их выяснять. Далее пойдёт хождение по мукам от синьоры Виттории. Красивую белокурую женщину мы будем видеть слоняющейся из угла в угол. В то время, когда её мать играет на бирже. Слоняясь там и сям, Виттория встречает Пьеро (Ален Делон). Дюже гарный хлопец является знакомым матери нашей героини из чего можно сделать вывод, что такое понятие, как биржа, ему знакомо не понаслышке. И вот эти два кадра и будут переливать весь фильм из пустого в порожнее.

    Но фильм не безнадёжен. Кое-что в нём всё-таки есть. Например рассуждение Виттории о том, что ей всё равно кого держать в руках, будь то иголка с ниткой, книжка или мужчина. Зажигательный африкано-кенийский танец в исполнении Моника Витти немного сглаживает общую безрадостную картину. Парочка диалогов между Витторией и Пьеро не даёт скатиться этому фильму в пропасть.

    Моё мнение о фильме таково, что если людей устраивает простое созерцание молодых Алена Делона и Моники Витти, то вам определённо сюда. Но в этой картине вы не найдёте глубокого смысла, потому как его там нет вовсе и не бывало. Что хотел сказать Антониони остаётся тайной за семью печатями. И мне непонятно название фильма. Оно фигурирует лишь в конце, но так толком и не разъясняет суть происходящего. В фильме практически нет музыки, что является безусловным минусом. Из плюсов могу отметить старания молодого Делона, его горячность в освещении своего персонажа. Моника Витти с возложенной на неё ролью справилась достаточно хорошо, как собственно роль того и требовала. Но буду настаивать на том, что фильм Антониони помимо эстетического восприятия не несёт в себе акцентированного смысла.

    Но всё вышеперечисленное повторюсь, является лишь отдельными фрагментами, а всей картины в целом углядеть возможным не представляется. А посему, перефразируя Глеба Жеглова, могу сказать: по полтора бала вам граждане, по полтора бала на душу населения! В итоге троечка.

    3 из 10

    21 мая 2014 | 12:10

    Красота. С первого до последнего кадра. Любой из них можно скриншотом — и в рамочку, но нельзя — пропадет движение. Как хорошо, что не было цвета в кино: были и другие выразительные средства: рельеф, композиция, ритм и т. д. Здесь красиво все: интерьеры, фактура тканей, какие-то вещицы, движение листьев. Но главная красота — это лицо.

    Камера изучает лицо Моники Витти, все возможные эмоциональные состояния и ракурсы, но его загадка так и остается до конца не познанной. Наверно, если бы в фильме не было бы ничего кроме её лица, то его все равно было бы интересно смотреть. Правильное, но необычное, выразительное, но затаивающее чувства, искреннее, самодостаточное, не требующее больше ничего в кадре. Как же оно контрастирует с лицом Алена Делона: смазливым и пустым.

    Но красота лишь средство, а цель Антониони — изоляция людей. Биржа, как ключевая метафора современного состояния человеческого сообщества. «Я так и поняла, что это контора, базар или ринг», — говорит главная героиня. Шум, крик, страсти, движение — но за всем этим ничего нет. Все искусственно придумано, чтобы заполнить вакуум человеческой экзистенции.

    Виттория одинока всегда: наедине с собой, с мужчиной, с которым уже рассталась, с новым приятелем-красавчиком Пьеро, с подругами, с матерью. Отчужденность передается и нам, зрителям, мы тоже не можем понять героиню Моники Витти. Её чувства — набросок, а не законченная картина.

    Бывают минуты просветления, когда девушка полностью погружается в игру, изображая африканку с копьем, но тут же натыкается на стену из непонимающих глаз. Полет на самолете, ожидание новых отношений — вроде бы обещают кванты света. Но полноценного солнца греющего и ласкающего мы так и не увидим. Потому что наступило затмение. Затмение разума погоней за деньгами, эмоциями, удовольствиями. Затмение смысла.

    10 из 10

    12 апреля 2015 | 09:36

    Можно долго спорить о том, помогла ли Антониони цветовая стилистика до конца выразить киноязыком весь спектр «некоммуникабельных» чувств, но не признать того, что в черно-белом контрасте выразительность Антониони не пострадала невозможно. Однако цельную часть «некоммуникабельности» выражать теперь приходилось по средствам хрупкого образа Моники Витти, «печальной музы» режиссера.

    Итак, образ. Потеряв смысл союза со своим мужчиной, героиня Моники Витти, условно, бросается в новые приключения. Стоит упомянуть с какой тонкостью и безудержной легкостью Антониони демонстрирует эту потерю смысла в отношениях: как томно героиня водит своей рукой по предметам в его квартире; как дует ветер из вентилятора, филигранно сдувая её волосы, обнажая молочного цвета кожу лица. А после, расставшись с ним, она снова попадает в механическое общество. В обычную среду, где вновь ищет сети её душа.

    Ведь «печальная муза» Антониони в сущности своей не может жить без какого-либо внимания. Она вовсе не тщеславна, она, как и любой человек просто жаждет любви. Только как оказалось любви даже не мужской, потому что, получив её, быстро разочаровывается.

    Хотелось бы не обойти стороной механизм, который весьма изобретательно Антониони показывает в фактуре биржи, где люди поглощены в денежный поток.

    Здесь и встречаются герои картины. Вглядитесь как мерзко происходит встреча, герой Делона толком не взглянув на героиню, жмет ей руку и молниеносно растворяется. Мало того что именно здесь Антониони символично вставляет процесс «минуты молчания», что говорит о многом, так герой Делона ещё и приговаривает: «одна минута здесь — стоит миллиарды».

    В нашем осатаневшем обществе, когда каждый печется лишь о своей ханжеской точке зрения, жизнь, как таковая, ужасным образом сужает границы нашего сердца, реальность сдавливает душу и вытесняет из неё что-то светлое, чистое и не лишенное смысла. Люди, в которых остались какие-то отголоски возвышенного нрава, тщетно попытавшись сопротивляться, с горечью осознают всю безысходность положения.

    Остается пустота. Некоторые с гордостью утверждают, что незнамо им это чувство. Только чувство это внутри, его можно не ощущать поверхностно, но копни глубже… Другие же пытаются скрыть, обставить реальность формами, штампами, оперируя какими-то целями, тем самым бессознательно игнорируя пустоту. Но и это неправильно. Надо понимать, что она рядом, а уже из этого позже исходить. Так ли правильно? Что-то я стал повторяться. Повторился и Антониони, но скрыл это удачным финалом затмения.

    Поначалу же мне показалось, что Антониони не может найти ответа пустоте. Только позже я осознал, что ответа-то и нет. Пустота.

    31 мая 2009 | 02:20

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>