всё о любом фильме:

Зараженная

Maggie
год
страна
слоган-
режиссерГенри Хобсон
сценарийДжон Скотт 3
продюсерМэттью Баэр, Колин Бейтс, Билл Джонсон, ...
операторЛукас Эттлин
композиторДэвид Уинго
художникГабор Норман, Габор Норман Надь, Фрэнк Зито, ...
монтажДжейн Риццо
жанр драма, триллер, ужасы, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Франция  58.1 тыс.,    Португалия  4.9 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время95 мин. / 01:35
Девочка-подросток Мэгги заражается болезнью, медленно превращающей инфицированных в зомби. Правительство организует карантин для инфицированных, где их помещают в изоляцию. Её любящий отец не готов помещать её в карантин, и она живёт вместе с ним.
Рейтинг фильма
IMDb: 5.60 (23 465)
ожидание: 98% (2836)
Рейтинг кинокритиков
в мире
54%
57 + 48 = 105
5.6
в России
1 + 1 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • По сюжету Мэгги отрезает себе указательный палец левой руки. Однако, во время сцены, когда Тренд заперся в комнате и за ним пришли полицейские, Мэгги отходит к стене, и все пальцы у нее на месте.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 373 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Когда появились первые слухи о данном фильме, я было решил что это будет масштабный и зрелищный экшн-хоррор о том, как отец (Шварц) защищает дочь от огромной навалы оживших мертвецов. А так как я являюсь большим поклонником фильмов ужасов (в том числе и зомби-муви), да и к Шварцу отношусь положительно, то конечно же я моментально занес будущий проект в свой список ожидаемых. С появлением новой информации о фильме, стало понятно, что фильм будет малобюджетным и с уклоном в драму. Конечно, меня это малость (а может и не малость) разочаровало, но в принципе я не против драматического зомби-муви, с учетом если фильм действительно будет хорош как драма. Но, увы, не тут-то было.

    После просмотра, сложилось мнение, что создатели сделали ставку именно на необычность ингредиентов, что бы зритель, прочитав актерский состав и синопсис, с мыслями «Шварц, в драме? Да еще и про зомби? Ничоси!» сгорая от любопытства, тут же рванул в кинотеатр как угорелый, при этом совершенно неважно насколько удачно будет обыгран предлагаемый материал, главное лишь бы сработала замануха. И беда не в том, что в фильме не было полчищ зомби, впечатляющих разрушений и эффектной расчлененки, как я люблю. Как раз отсутствие всего этого я принимал во внимание перед просмотром и настроил себя именно на просмотр драмы. А вот с ней здесь как раз и получилась конкретная промашка. И дело не в том, что Шварц не вписался в этот жанр и смотрелся в духе «о боже, что он здесь забыл?». Как раз наоборот, если бы не участие известных актеров, то этот фильм остался бы никем незамеченным.

    А в чем собственно проблема? Сейчас попытаюсь объяснить. Вот взять, к примеру, ремейк «Рассвета мертвецов». Если рассматривать в общем, то это конечно совершенно другой тип фильмов (бодрый такой, зрелищный и в меру кровавый экшн-хоррор), но при этом в нем были отдельные, очень удачно поставленные драматические эпизоды. Ну, что б не спойлерить, опишу саму суть. В фильме были персонажи, которым зритель искренне симпатизировал и переживал за их судьбу, поэтому, когда потом выяснялось, что они заражены, становилось неимоверно жалко, ведь искренне хотелось, что бы они выжили. Так вот прикол в том, что эти отдельные эпизоды, воспринимаются куда более эмоционально, чем фильм «Мэгги», который, по сути и состоит из одного такого момента растянутого на весь хронометраж. И дело не в том, что дочь главного героя плохой или неприятный человек, которого не хочется жалеть, дело в том, что фильм всю эту драму показывает как-то очень плоско, наиграно, словно снимался по принципу «не знаешь как снять драму? заставь актеров ходить с печальными лицами и говорить короткими незаконченными фразами! Зритель решит, что им всем очень-очень плохо и будет рыдать не переставая».

    Здесь мало того, что зритель с самого начала знает, что девочка заражена, так при этом нам не показывают никаких попыток отца изменить ситуацию. Перед тем как забрать дочь из больницы, отец искал ее 2 недели, но об этом только упоминается на словах, хотя, по-моему, было бы интересней, если бы показали через какие трудности прошел отец в поисках дочери. Потом, из больницы, где она должна была остаться, он забрал ее опять же без труда, благодаря знакомому врачу. И получается, что вроде бы упор сделали на драму, и мы вместе с главными героями должны постоянно переживать, сталкиваться с трудностями, бороться и преодолевать препятствия, но этого здесь нет. Конечно, то, что на душе им в любом случае пришлось очень не сладко, это понятно, только вот по тому как построен сюжет, это очень слабо ощущается.

    Почему нельзя было показать, как отец старается помочь своему ребенку, как он ищет способ излечить ее, тратит кучу сил и нервов, продает все, что только можно что бы собрать деньги на лечение (как например, делают в реальной жизни родители ради спасения тяжелобольных детей). Ну, допустим, как вариант, показали бы в первой половине фильма борьбу отца за дочь, потом он нашел бы где-то вакцину, и вот она появившаяся надежда, девочке становится немножко лучше, но в конце, увы, все идет наперекосяк. Неужели так было бы не интересней и драматичней? Зритель хотя бы смог почувствовал переживания отца. А здесь что? Отец просто забрал девочку в дом, и просто ждал, когда девочка превратится окончательно. Причем процесс превращения в этом фильм длится днями-неделями, а не за пару часов как в остальных фильмах про зомби. Поэтому здесь получается такая ерунда, что вроде как над миром нависла страшная угроза и, казалось бы, здоровые должны шарахаться от зараженных, но из-за длительного перевоплощения, зараженные спокойно пребывают в компании здоровых, которых вовсе не смущает стремный запашок, торчащие вены и белые зрачки.

    В других фильма, как правило, в случае нашествия зомби сразу же появляются военные для зачистки территории от зараженных (не редко вместе со здоровыми). То есть правительство берет ситуацию под жесткий контроль. Здесь же обычные патрульные полицейские деликатно так намекают главному герою «ну у тебя там типа дочь того, ну так в общем надо бы ее отправить в карантин…». То есть опять же, могли бы показать, как у главного героя забрали дочь и поместили в какую-то лабораторию, что бы проводить опыты, и он пошел ее спасать. Но нет же, здесь всё происходит, так как решил для себя персонаж Шварца. Как будто все вокруг боятся, что если пойти против него, то он позовет Сталлоне и других дружбанов из «Неудержимых», после чего про зомби-апокалипсис все будут вспоминать как о старых добрых временах.

    3 из 10

    11 мая 2015 | 14:18

    Если бы, например, лет 25 назад анонсировали экзистенциальную зомби-драму с Арнольдом Шварценеггером в главной роли, наверняка многие просто покрутили бы пальцем у виска. Во-первых, в XX веке жанр еще не эволюционировал до того состояния, в каком мы его видим сейчас, а во-вторых — крайне сложно представить Железного Арни в столь необычном амплуа. Тем не менее современные кинематографические тенденции диктуют свои правила, поэтому удивляться абсолютно нечему, ведь сейчас даже созданный с помощью клавиатуры и мышки деревянный персонаж, произносящий всего одну фразу за весь фильм, может вызвать куда большую симпатию, нежели какой-нибудь условный борец за справедливость или даже мессия. Однако вопрос стоял в другом: насколько амбициозны молодые авторы и смогут ли они хотя бы немножко переосмыслить жанр, вывести его на принципиально новый уровень.

    Вполне естественно, что «Зараженная» рассчитана на ту категорию зрителей, которая знакома не только с фамилией Нолан, но и Долан, и еще более естественно, что не рассчитана на тех, кто увлекается творчеством Ромеро. Избитая тематика в «Зараженной» дебютанта Генри Хобсона — до мозга костей авторском кино, лишь притворяющимся историей о выживании в условиях страшной эпидемии — не является такой уж большой помехой, ведь зомби-апокалипсис служит всего-навсего фоном и выступает скорее как средство, а не цель. Все внимание сосредоточено на обычном американском фермере Уэйде Фогеле и его инфицированной дочери Мэгги, у которых осталось всего 8 недель, чтобы насладиться обществом друг друга, ибо по истечении этого времени подросток превратится в кровожадного гниющего кадавра. Бедолаге-отцу ежедневно приходиться наблюдать за тем, как огонек в глазах его ребенка понемногу угасает, как кожа бледнеет, а вены чернеют, и не за горами тот кульминационный момент, когда Уэйду предстоит сделать самый сложный выбор в жизни. Как поступить? Отправить дочку в зону карантина, к другим инфицированным? Запереть в чулане? Или же воспользоваться проверенным способом, держа заряженное ружье при себе? Страшно, когда родители хоронят собственных детей, но еще страшнее, когда родителям приходится их убивать собственноручно. Для Фогеля, сильного, волевого и умудренного опытом человека, пытающегося хоть немного подбодрить Мэгги (а заодно и себя) даже в такой невыносимой ситуации, это сугубо личная трагедия, но его безграничная любовь к своей кровиночке позволит сделать правильный выбор. Или нет? Amor

    Глядя на «Зараженную», в один момент приходит понимание того, что лента — неудавшийся экспериментальный симбиоз «Инфекции» Эрика Инглэнда и драматических картин вроде «Все еще Элис» с оскароносной Джулианной Мур. Хобсон использовал медитативную манеру повествования, нашпиговал своё детище монотонно-проникновенными диалогами и толстым слоем размазал мрачность и претенциозность по полуторачасовому хронометражу, что в итоге вылилось в катастрофически несуразное и, чего греха таить, заунывное зрелище, даже не старающееся заставить зрителя поерзать в комфортном кресле от тревожного ожидания неизбежного. Ставка делается в основном на актерский ансамбль, за который действительно нестыдно, однако поднимаемые вопросы о власти рока и всепоглощающей любви родителя к ребенку так и остаются вопросами, в то время как на эмоциональном уровне превалирует лишь стерильная пустота. От этого становится обидно вдвойне, ибо задумка предрасполагала к тому, чтобы буквально задеть за живое, вызвать сочувствие и сопереживание, но, к сожалению, этого не происходит. Вялотекущее топтание на месте и какое-то апатичное бездействие персонажей вгоняет в невероятную тоску, а схематичность распадающегося на части нарратива вынуждает усомниться в целесообразности задуманного. Вот плачет Арнольд Шварценеггер — галочка, вот он изображает безысходность — еще одна, вот он многозначительно смотрит в никуда, перед этим расправившись с ходячим мертвецом — третья, вот из Мэгги полезли черви — есть, а вот ее последние посиделки у костра с друзьями, последний поцелуй, и, что вполне логично — последний вздох. Занавес. Внести хоть какое-то оживление мог назревающий конфликт, когда герою Арнольда пришлось зарубить топором соседских детишек-зомби, но и эта линия не получила должного развития. А ведь плачущий Арни — это уже маленькая победа.Vincit

    В одном из эпизодов проскользнула надпись на заборе «We are human. Are we human?». Вопрос теряет актуальность, если человек сохраняет любовь в своем сердце даже в последние времена, когда практически все человечество охватила метафорическая чума. И пускай фильм начинающих кинематографистов навряд ли подтолкнет к размышлениям над вечными темами, он все же еще раз напомнит всем нам, что любовь таки победит всё. Или нет? Omnia

    3 ноября 2015 | 02:23

    При просмотре фильма и прочтении описания, сразу понимаешь, что будут зомби. Из всех фильмов, что про них есть, около 10% только интересно смотреть. Видя, что бюджет фильма 4 миллиона долларов, немного сомневаешься в его качестве, однако участие Арни в этом фильме меня заинтересовала. Вроде бы и на фантастику или ужасы не претендует, но в драматической картине было интересно его увидеть.

    Ввод фильма довольно плавный и начинается уже с укуса Мегги. Довольно неожиданное начало, где главный герой уже заражен. На протяжении всего фильма, у меня возникало два чувства переживания.

    Переживания отца

    Я всегда думал с точки зрения родителя, ибо это твой ребенок, с которым ты разделял и счастье и конфликты. Получал разные эмоции и вкладывал свою душу в его воспитание. Были построены какие то планы на будущее и у тебя было видение, каким твое чадо вырастет, как в старости ты будешь с ним обсуждать детство и с улыбкой на лице вспоминать мелочи, из-за которых конфликтовали, а потом, надутые друг на друга, обдумывали ситуацию в тишине, а на следующий день мирились. И вот, приходит всему конец. У тебя осталось всего несколько дней, прежде, чем ты потеряешь его, и твоя голова забита множеством мыслей — как быть, можно ли вылечить его, постоянно борются надежда и здравый смысл.

    Переживания ребенка

    С другой стороны, если мыслить с точки зрения ребенка, то всё так же очень печально. Сперва ты злишься на родителей, потому, что те слишком много внимания тебе уделяют, а потом, подумав наедине, понимаешь, что это последние часы как для тебя, так и для них. Нет смысла их тратить на ссоры, которые никому радости не приносят. Задумываешься о том, сколько всего не сделал и чего мечтал достичь. Вспоминаешь первую любовь, и возможно, жалеешь, что тогда, в школе, не признался в своих чувствах. Но ведь уже слишком поздно, и последнее, что остается, это довольствоваться отведенным тебе временем.

    Эпилог

    Фильм довольно эмоциональный, если задуматься о ситуации, хотя, должен признать, герои этого фильма могли сыграть и получше. Может быть это не их роли, или у них нет опыта в игре таких ролей, однако мне они показались не очень правдоподобными. Сюжет хорошо раскрывает процесс превращения и переживания героев.

    Это, наверное, единственный фильм, где зомби воспринимаешь не как тупое создание, единственной целью которого, это найти себе перекусить, а как человека, который стал жертвой эпидемии и который не хотел превращаться в зомби.

    8 из 10

    17 мая 2015 | 01:05

    «Мэгги», кино построенное на двух столпах своих качеств: первое актёры — Эбигейл Бреслин и Арнольд Шварценеггер, второе, зомби-эпидемия.

    Если бы не известные актёры, картина могла потерять долю, своей не шибко то выраженной привлекательности.

    Являясь скорее артхаусной лентой, Мэгги делает упор на драму, экшен в привычном понимании отсутствует, а на экране происходит даже не выживание людей, скорее, ожидание своего судного часа одной молодой девушки, которая ненароком была укушена зомби.

    Смертельному вирусу уделено ничтожно мало времени, не ясна толком причина его возникновения, но зрителям дают понять, что есть специальные учреждения для заражённых, выполняющие свою бестолковую функцию обычной мясорубки, куда попадают обречённые, чтобы не погибать на улице, не плодя ещё больше себе подобных. Вирус стараются исследовать, есть даже бесполезная сыворотка использующаяся скорее, как некая надежда для выживших.

    К сожалению, дочь Уэйда (Арнольд Шварценеггер) заражена, и для неё, не видишь положительного финала. Очень пугающе передана постепенная трансформация девушки в живого мертвеца. Настоящий триллер и напряжённые моменты обеспечены.

    Густая и серая атмосфера фильма, идеально подчёркивает его стильность, а редкие стычки с зомби выглядят естественно. Грим также одно из обязательных достоинств «Мэгги».

    При не свежем и не оригинальном сюжете, заслуживает похвалы актёрская игра, особенно хочется похвалить героя боевиков Арнольда Шварценеггера. Ему веришь, эмоции и чувства любящего отца, переданы как нельзя лучше.

    Бесподобно справились со своей работой оператор и композитор. Музыка производит очень трогательный эффект.

    «Мэгги» хорошее и скромное кино, любителям зомби-тематики и качественной драмы обязательно к просмотру.

    8 из 10

    17 мая 2015 | 14:01

    Что бы там ни говорили, а «Мэгги» — пока лучшая картина с Арнольдом Шварценеггером за последние пять лет. «Возвращение героя» было похоже на жвачку, в «Неудержимых» его затмевают все кому не лень, «План побега» — сугубо фильм со Сталлоне, Шварц там на подтанцовке. «Саботаж» — без комментариев. Хватит, наверное, бегать с пулеметом наперевес, пора сняться в какой-нибудь драме, возраст уже пенсионный. Да и задатки есть, чтобы играть по-серьезному. Хорошо, что он взялся за «Мэгги» не только в качестве актера, но и продюсера.

    Вирус зомби накрыл земной шарик, лечения нет. Процесс обращения идёт медленно, что весьма необычно для фильма с ходячими мертвецами. Вот Уэйд забирает свою зараженную дочку из больницы, решая, во что бы то ни стало, провести с ней последние дни. Ни полиция, ни врачи не заставят его отдать её в карантинную зону. Конец очевиден, остаётся только наблюдать за страданиями Арнольда/Уэйда и Эбигэйл Бреслин/Мэгги.

    Хоть и вспыхнула эпидемия, но люди, в большинстве своем, остаются людьми. Нет повального убийства зомби, это Вам не экшен или ужасы. Даже сцена «упокоения» почти останется за кадром. Пусть не смущает никого нелогичное поведение полицейских или врачей, главное — показать любовь родителя к ребенку.

    Фильм меланхоличный, грустный. Он держится именно на игре двух актеров, печальной/трагичной музыке и правильном посыле о семейных ценностях. Мне это понравилось.

    7 из 10

    12 мая 2015 | 10:00

    Папа говорит, что ты заболела, но ты же умираешь, правда?

    Не все режиссеры сразу же начинают с этого почетного звания — кто-то садиться в режиссерское кресло после десятилетий работы актером, кто-то ради него бросает ручку, бумагу и ремесло написания сценариев, а некоторые и вовсе приходит из среды маркетологов в сфере кино, как это случилось с режиссером фильма «Сельма» Авой Дюверней. Подобная история случилась и с автором фильма «Мэгги» Генри Хобсоном, который начинал свою карьеру в кинематографе как дизайнеров титров в 2008 году. Он поработал над приличным количеством различного рода проектов, начиная с короткометражных фильмов и документального кино и заканчивая коммерческими картинами и телесериалами. В числе его работ было много продукции, связанной с зомби и прочими сверхъестественными существами, в том числе и сериал «Ходячие мертвецы», поэтому Генри Хобсон был хорошо знаком с жанром кино о тех, кто ни жив, ни мертв, и, как и большинство, прекрасно осознавал его банальность. Именно поэтому его так удивил сценарий, написанный никому не известным сценаристом с третьесортным именем Джон Скотт Третий, который оказался далеко не таким не запоминающимся, как его имя. Сценарий «Мэгги» представлял собой совершенную противоположность большинству картин о зомби, даже самым изобретательным, и рассматривал историю эпидемии заражения вирусом, убивающим душу, но не тело, как человеческую трагедию, спетую в духе современного независимого кино. Работа Джона Скотта Третьего дала жизнь первому полнометражному фильму Генри Хобсона, в котором он предлагает не хоррор и даже не триллер, а медленную драму о медленной смерти, о личном апокалипсисе, который герои всячески пытаются оттянуть.

    Герой классического фильма о зомби очень редко сталкивается с какими-либо серьезными моральными дилеммами. Обычно он решает вопросы вроде чем отрубить голову ходячему мертвецу, пилой или лопатой, где переждать очередное наступление вражеской «армии», в какие часы безопасно выходить на улицу и как разумно расходовать оставшийся запас еды, что в итоге превращает фильм в одну из тысяч простоватых иллюстраций занудного кровопролития. Те немногие работы в жанре, которые снискали одобрение зрителя, выходили за рамки подобной философии и пытались поднять вопросы, которые при незначительном изменении формулировок, будут актуальны для нашей не инфицированной жизни. Именно это определило успех сериала «Ходячие мертвецы», который стабильно ставил своих героев перед решением весьма непростых моральных дилемм. В «Мэгги» Генри Хобсон пытается сделать нечто подобное, только он еще и полностью отказывается от каких-либо экшн элементов, таких, как эпичные бои с ордой очень голодных живых мертвецов. Столкновения героев с опасной нечистью мимолетны, их исход по-хорошему предсказуем, а главный интерес режиссера не в том, кто победит в схватке, но в том, какие психологические последствия она породит для выжившего. «Мэгги» стоит смотреть исключительно как независимую драму, тихую и неприхотливую, в которой нет места для интриги и саспенса. Это просто смесь чувств людей, оказавшихся с ситуации, в которой никто бы не захотел быть, переданная зрителю на фоне разрушенных городов, бескрайних полей и темных ночей.

    Дилемма, с которой сталкивается Мэгги, кажется нереалистичной только на первых взгляд — ежегодно многим людям в мире, еще не разрушенном и не инфицированном, приходиться решать, как достойно умереть. Раковые больные на последней стадии думают соглашаться ли им на болезненное лечение, которое наверняка не поможет, или наслаждаться жизнью, пока еще есть силы, а потом задуматься об эвтаназии. Психические больные раздумывают о самоубийстве, после совершения насилия, которое не хотели совершать, вроде того, когда героиня уничтожила лису, которой на самом деле пыталась помочь, не зная почему она оказалась способна на такую жестокость. Дебютный фильм Генри Хобсона это история, в которой счастливый конец просто не предусмотрен и надеяться на него это все равно, что смотреть картину с закрытыми глазами, не чувствуя ритма абсолютной безнадежности, которая создана режиссером в основном визуальными способами, в том числе с помощью талантливых актеров. Поиски надежды там, где ее нет — в этом заключается основная трагедия «Мэгги», фильма о способности человека найти в себе силы примириться с неизбежным. Работу Генри Хобсона не назовешь фильмом десятилетия, года или даже месяца, не порекомендуешь всем и каждому, как образчик превосходной режиссерской работы, но на нее можно посоветовать обратить внимание любителям меланхоличного независимого кино и тем, кто любит поразмышлять о жизни, смерти и том, что между ними.

    12 мая 2015 | 06:03

    Казалось бы, что ещё не так давно Арнольд Шварценеггер выступал с трибуны с политическими заявлениями, будучи губернатором Калифорнии. Этот герой кино 80-х и 90-х годов прошлого столетия даже удостоился сравнения с Рональдом Рейганом, тоже бывшим актёром второго разряда, ставшим президентом США. Но сроки полномочий у Арни подошли к концу, в связи с возрастом с карьерой культуриста уже можно подзабыть, лишь поддерживать форму необходимо, политическая карьера была не столь радужной, так что путь у экс-автрийца был один: возвращение в мир киноиндустрии. Он снимается в лентах, метко прозванных англицизмом «олд скул», что значит «старая школа». Во второй и третьих частях «Неудержимых», а также в ленте «План побега» Шварценеггер снимается с Сильвестром Сталлоне, с которым он соревновался в прошлом веке за звание лучшего героя боевиков и явно выигрывал. Был ещё неплохой боевик опять же в том же стиле «Возвращение героя», смешанные отзывы получил холодный экшн «Саботаж», уже официально появилась новая часть «Терминатора», но есть ещё и фильм «Заражённая».

    Первоначально лента носила оригинальное название «Мэгги», но за полтора месяца до официального релиза прокатчики решают назвать её «Заражённой», что вполне соответствует сюжету фильма. Молодая девушка Мэгги Фогель (Эбигэйл Бреслин) оказывается заражённой новым вирусом, который превращает людей в ужасных зомби. Правда это похоже на направление фильмов, прозванных зомбиапокалипсисом? Даже Брэд Питт не преминул случаем сыграть в фильме этого узко специализирующегося жанра, почему же Арни не принять в подобном участие? Только вот ожидать того, что нас ждёт фильм ужасов не стоит. Режиссёр Генри Хобсон и сценарист Джон Скотт 3, для которых «Заражённая» стала дебютом в кино, решили превратить фильм про зомби в острую социальную драму на мотив извечных проблем родителей и детей. Честно говоря, такой симбиоз смотрится несколько неожиданно и контрастно друг с другом. А может Хобсон и Скотт 3 решили найти свою нишу в кино и снять фильм в собственном жанре, да только далеко не всё им удалось.

    Фильм снят в очень тёмных тонах, что нагоняет на зрителя неудержимую тоскливость. Таким образом, нам указывают на безысходность сложившейся ситуации. Мэгги заражена вирусом, от которого нет противоядия, так что ей предстоит или отправиться в карантин, где её ожидает неминуемая гибель, или же дожидаться превращения в ужасное существо на глазах собственного отца Уэйда Фогеля (это и есть сам Арнольд Шварценеггер). Последний некогда был сам врачом и, по идее, должен искать возможность излечения своей дочери, но всё же заметно, что при такой тоскливости Уэйд лишь дождётся до того, как Мэгги окончательно превратится в зомби, но не спасёт её. Так что ленту «Заражённая» можно назвать последними днями двух любящих людей, ожидающих неминуемой трагедии. В этом время и другие люди страдают так же, как и отец с дочерью Фогели, пока они остановились у приютившей их Кэролайн (Джоэли Ричардсон). Но время идёт и Мэгги надо отправляться в карантин, но отпустит ли своё дитя горячо любящий отец?

    Фильм «Заражённая» ни в коем случае нельзя назвать быстро и динамично развивающимся. Скорее, он даже многим покажется чрезмерно затянутым. Многие сцены сопровождаются многозначительными паузами, от которых хочется так или иначе зевнуть и немножко перемотать картину вперёд. Наиболее радикально критикующие картину зрители вообще могут назвать её скучной до безумия. И, знаете, я их пойму, потому что и сам особых острых моментов в фильме не приметил. Режиссёру Генри Хобсону явно не хватает опыта и шестого чувства, когда нужно доводить кульминационные моменты до самой вершины, чтобы зритель готов был чуть ли не прослезиться. Но, что делать, раз уж у Генри Хобсона это первая работа, может дальше у него всё будет на мази. Не порадовал особо Арнольд Шварценеггер. Нет, не усомнишься в его харизме, но вот доктора доселе у него получались гораздо лучше (в лентах «Джуниор» и «Бэтмен и Робин»), а вот в «Заражённой» он какой-то дремучий, праздно шатающийся аки медведь, без искры. Лишь в сцене, когда ему приходилось демонстрировать силу, то тогда он словно выходил из спячки. Так что как был Арни героев боевиков так им и остаётся и даже за годы обретённого опыта он не стал драматическим актёром.

    Поклонники Железного Арни разумеется не пропустят эту картину, так что ни советовать, ни отговаривать их я не буду, это бессмысленно. Другие же зрители должны быть подготовленными к тому, что экшна и драйва в ленте не будет, потому что «Заражённая» — это драма о последних днях, прежде чем превратиться в зомби. Странный выбор сюжета, но может это как раз и более всего привлечёт аудиторию.

    5 из 10

    13 октября 2015 | 16:19

    Определение «зомби» в наших головах ассоциируется в первую очередь с тяжело инфицированным человеком, тело которого претерпело заметные преобразования, а разум затмило огромной пеленой, оставив все человеческие задатки где-то далеко-далеко, в недосягаемой области рассудка, превратив его носителя в кровожадное животное. Большое спасибо «Обителям зла» за более чем наглядное демонстрирование кровожадности оных, но в своем режиссерском дебюте Генри Хобсон берет тему зомби не для того, чтобы в очередной раз пройтись по приевшемуся развитию событий, когда группа людей пытается выжить в зомби-апокалипсис, проходя через кромешный ад, превращая толпы ходячих мертвецов в пепел, хотя и такие фильмы могут еще чем-то порадовать в плане оправдания надежд ("Война миров Z» с Питтом тому подтверждение). По сценарию (опять же новичка киноиндустрии) Джона Скотта Хобсон показывает историю отца, чье детище стало жертвой зомби, и теперь Мэгг медленно, но верно превращается в одного из таких кровожадных животных. Врачи дают отцу две недели на то, чтобы проститься с дочерью, а затем настаивают на ее отправлении в карантинную зону…

    С точки зрения новизны, фильм в какой-то мере необычен и интересен задумкой, но только если рассматривать его, как кино про зомби-апокалипсис. И то, если поворошить чертоги разума, можно вспомнить не так давнюю мелодраму про зомби, влюбившегося в живую девушку, что говорит о том, что не в первой нам смотреть на нестандартных зомби, так сказать, с другого ракурса. Но дело в том, что режиссер берет зомби-апокалипсис не за основополагающую составляющую фильма. Нам не пытаются втюхать новое представление о природе инфицированных людей или их душевной стороне: зомби здесь просто для фона. На первый же план выводят отношения людей, драму, в которой любящий отец не может смириться со смертельной участью своей дочери и всячески пытается отдалить «День Икс». С этой точки зрения, фильм далек от идеалов жанра. Взяв такой мрачный и беспросветный фон, как зомби-апокалипсис, Генри Хобсон лишает свою драму хоть малейшего лучика надежды на лучшее, погружая фильм в серые тона с вечно тучным небом и хмурыми лицами героев. Если взять фильмы про онкобольных, то можно вспомнить кучи удачно развитых веток героев, когда пытаются придать всей умертвляющей атмосфере чуточку жизни, последнего глотка воздуха перед концом, чтобы уход был как можно меньше мучительным и страдательным. Герой Шварценнегера пытается сделать его таким для Мэгги, но его речи звучат не столь убедительно, а действия выглядят бесполезными и вымученными. Масла в огонь добавляет мачеха, старающаяся как можно скорее избавиться от падчерицы, и отправление бывшего бойфренда в карантин из-за той же проблемы, что у нее. Поэтому Мэгги окончательно впадает в депрессию и все кончается так, как кончается.

    Арнольд и Эбигейл безусловно выдали отличный актерский дуэт, стараясь вложить как можно больше чувств и эмоций в свои персонажи; первый и вовсе предстал в непривычной для себя самого роли, повесив миниган на стену и перевоплотившись в драматического плана актера, и, главное, не подкачал. Однако, заданная атмосфера безысходности настолько сильна и беспросветна, что погружает во тьму и мрак еще до того, как настает тот самый «День Икс», поэтому к самому концу зритель остается абсолютно опустошенным и замученным, задаваясь вопросами типа «в жизни итак не все хорошо, а я себя еще смотреть заставляю на чужие муки?».

    6 из 10

    12 мая 2015 | 13:45

    Фильмы о чудовищной пандемии, превращающих всех и каждого в жутких зомби, в последнее время расплодились, как грибы после дождя. Пожалуй, нет уже такого жанра, в котором не успели ещё засветиться заражённые некро-вирусом (даже правило 34 здесь сработало). То ли действительно тема настолько популярна, то ли нас к чему-то готовят.

    «Мэгги» — очередная история из охваченного смертельным мором мира. Хотя в фильме есть моменты, призванные напугать (эффект неожиданности, нагнетание и просто отталкивающие сцены), к ужасам его отнести получается едва ли. Это полновесная драма, в которой абсолютно бессильный что-либо изменить отец вынужден наблюдать, как его дочь медленно угасает, превращаясь в это. И единственное, чем он способен хоть как-то скрасить её последние дни — помочь провести их в кругу семьи, не давая правительству увезти Мэг в карантин.

    Картина выполнена в тусклых, едва ли не черно-белых тонах, что только усиливает атмосферу тоски и обречённости, царящую в мире. Обстановка более-менее стабильна: карантином, военными зачистками, ликвидацией потенциально опасных продуктов (сжигаются целые поля посевов) удаётся сдерживать распространение; да вот только лекарства всё равно нет, и полную безопасность гарантировать нельзя никак. В отличии от других зомби-лент, здесь болезнь не поражает человека моментально, до терминальной стадии проходит несколько недель, в течении которых заражённый полностью сохраняет рассудок; и только благодаря этому удаётся контролировать большее число инфицированных, не допуская лавинообразного распространения заразы. И всё же, зрителю ситуация кажется безнадёжной, а человечество обречённым.

    Теперь о драме. Казалось бы, к чему так мудрить? Мало, что ли, страшных неизлечимых болезней? Заразите Мэгги каким-нибудь новым штаммом гриппа, раком, да той же Эболой; посадите возле кровати умирающей дочери безутешного отца — и сможете столько же слёз из зрителя выжать, а то и больше. Или меньше?

    Здесь дело осложняется тем, что человек не просто неизлечимо болен: смерть, как таковая, ему не грозит. И заражённый до конца сохраняет почти нормальную активность, а после лишь утрачивает разум. Это тот же родитель/родственник/ребёнок/друг, просто выживший из ума. Не бросают же своих близких, угодивших с тем или иным диагнозом в психушку. Просто в данном случае недуг неизлечим и предельно опасен, а потому носитель подлежит обязательной эвтаназии. А с этим не каждый готов смириться. Вот и прячут по всей стране уже полностью обратившихся, но ведь всё ещё (как прячущим кажется и хочется верить) живых. Пусть опасных и страшных, но по-прежнему родных и любимых.

    Достаточно сильная драма, с грустным и местами тяжёлым содержанием, может показаться несколько затянутой и скучной, но тут уже больше зависит от начальных ожиданий смотрящего. Эффектного боевика и экшена не будет, будет мрачная история трагедии, рассказанная так, как жанр трагедии того и требует.

    8 из 10

    4 октября 2015 | 23:36

    На днях решил посмотреть этот фильм, хотя был не в том состоянии. Раннее утро после бессонной ночи. Не смотря на обстоятельства и прочую фигню, которая пыталась залезть в голову, я думаю, что смог полностью оценить этот проект. Уже давно пытался нажать на плей, и вот наконец, я остался один на один наедине с фильмом.

    Сразу скажу, что фильм может показаться скучным или предсказуемым, но не для меня. В очередной раз, Эбигейл Бреслин пополняет мой список еще одним ужастиком. Во время просмотра я никак не мог отогнать от себя чувство тревоги, этот давний страх перед ожившими мертвецами, который очень долго находился в топе моих кошмаров. Знаете, такое ощущение, когда рядом с вами бродит какое-то хищное животное? Этот страх вкупе с недоверием, вот, какую смесь впрыснули в меня её глаза.

    И конечно же, не обошлось без замечательной игры Арнольда Шварценеггера, чьи спящая мощь, отцовская боль не могли остаться не замеченными. Как всё это удерживается на одних его плечах, как его терзают сомнения, всё это было прекрасно подано с помощью атмосферных композиций Дэвида Уинго.

    Весь фильм я как будто находился в своем старом кошмаре. И это только одна половина великолепной игры актеров, атмосферы обреченности и скорой кончины всего живого. Перед зрителем показывается та самая дилемма, когда один укус решает всё. Еще ни в одном фильме я не замечал ту боль, что сияла в глазах героев. Она раскрыта так, как хотелось бы мне видеть этого в других проектов об оживших мертвецах.

    10 из 10

    16 июня 2016 | 09:20

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>