всё о любом фильме:

Старое ружье

Le vieux fusil
год
страна
слоган«Revenge has never been so sweet!»
режиссерРобер Энрико
сценарийРобер Энрико, Паскаль Жарден, Клод Вейо
продюсерПьер Каро
операторЭтьен Беккер
композиторФрансуа де Рубэ
художникКоринн Жорри, Жан Соссак
монтажЕва Зора
жанр триллер, драма, военный, ... слова
зрители
Франция  3.37 млн,    Испания  677.6 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время103 мин. / 01:43
Франция, 1944 год. Хирург местной больницы, помогающий Сопротивлению, отсылает жену и дочь в деревню, а когда приезжает их навестить, видит тела зверски убитых людей, среди которых его застреленная дочь и соженная из огнемета жена. Эсэсовцы же все еще были на месте расправы, празднуя «победу» местного значения. Тогда хирург достает старое ружье, и начинается возмездие — доктор отлично знал все уголки этого старинного, неприступного замка, а дома, как говорится, и стены помогают…
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Идеей сюжета послужила резня в Орадур-сюр-Глан, когда батальон панцер-гренадёр Ваффен-СС «Фюрер» дивизии «Дас Райх» вырезал население одноимённой деревни: мужчин, женщин и детей (всего 642 жертвы), что стало самым массовым убийством гражданских, совершённым немецкими войсками на французской территории за всю историю Франции.
    • Фильм снимался в деревне Брюникель, департамента Тарн и Гаронна, и в городе Монтобан.
    • После выхода фильма Филипп Нуаре стал первым актёром, получившим премию «Сезар» за лучшую мужскую роль.
    Трейлер 01:38

    файл добавилilona__Ponomareva

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Эта французская картина вышла к 30-летию окончания второй мировой войны и пользовалась широким признанием критиков и зрителей, заслужив «Сезар» за лучший фильм года, а спустя 10 лет даже удостоившись «Сезара десятилетия» (подобная премия, к сожалению, потом почему-то не вручалась). «Старое ружьё» как раз относится к тому моменту в постижении мировым кинематографом военной темы, когда после увлечения в 60-е годы масштабными батальными кинополотнами или же военно-приключенческими лентами стал формироваться иной интерес — к психологическому, а порой и к психопатологическому подходу в анализе судеб людей, которые испытали на себе воздействие войны и эпохи тоталитаризма. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Что-то мне подсказывает, неуловимое и невидимое наитие, что Робер Энрико предавался тем же размышлениям, что и я. А размышления эти о Второй мировой. Я вот к примеру, недоумеваю как так сложилось, что одно из сильнейших государств мира по сути ничего не противопоставило Германии. Взбунтовавшееся Варшавское гетто продержалось дольше, чем вся Франция. Да и многочисленные военные преступления гитлеровцев вполне могли быть нейтрализованы простой активностью мирного населения.

    «Старое ружье» — это фильм о скучном враче, типичном французском буржуа, типаж которого прекрасно передал Филипп Нуаре. Полноватый, спокойный и привязанный к своим очкам. Мужчина очень трогательно относится к своей жене и дочери, бережет их. Но, увы, обстоятельства оказываются выше его предосторожности. Банда гитлеровцев оказывается полностью сломленной хитроумной местью этого мужчины. Он, в сущности, не предпринимает ничего особенного, внешне повторяя Дастина Хоффмана из «Соломенных псов». Но Нуаре идет дальше, показывая глубины мужской рациональности, которая не может смириться с трагедией, принимая войну как дело личной мести. Уверен, что Энрико так и транслировать сказать зрителю простую мысль — «если бы все французы вели себя как герой Нуаре, война бы окончилась куда раньше». И многочисленные «Сезары» достались ленте именно за этот посыл.

    На самом деле, фильм ведь получился совсем не фестивальным. Не было в нем ничего прагматичного. Просто Энрико решил соединить модный в те годы «эксплуатейшн» и тему Второй мировой и сделал кино, которое вполне мог снять и Кастеллари. Только снял его так, что все вопросы о качестве ленты были сразу же закрыты. Шедевр и нет никаких вопросов. Чего только стоит сцена в церкви, когда Нуаре крушит святыни. А его неожиданная истерика в финале и деланное успокоение? Как по мне, так именно четкость и безукоризненность этих сцен и стало самой большой удачей режиссера.

    Был, разумеется, и еще один составной элемент, добавивший ленте приятгательности. Это — Роми. Она вроде ничего и не сделала особенного в этой ленте. Но постоянные флешбэки к ней — жизнерадостной и наполняющей теплом все помещения, сделали свое дело. Роми показала то, ради чего мужчины должны бороться — семейный очаг. При этом, она умудрилась показать еще и женский характер, с которым не многие смогут. В фильме ее героиня очень четко формулирует — «Я не остаюсь с теми, кому легко уступаю…». Глубоко и точно.

    Как по мне, так «Большое ружье» — большая удача. Приятный во всех отношениях, жесткий и глубокий фильм, который смотрибелен и интересен.

    10 из 10

    3 марта 2014 | 04:10

    Жизнь превыше всего, и это аксиома для каждого зрелого мужчины является нормой. Защитить себя и свою семью — это долг перед родиной, страной, миром, это часть предназначения. Наш герой прекрасный врач. Но он инфантилен. Так как не замечает элементарного, опасность которая к нему подошла вплотную, он её пропускает — думает что это не настолько серьезно. Лишь вскользь обсуждает с партнером.

    Проходит время, и он сталкивается с ужасающей реальностью. Обнаружив что его жену сожгли заживо а девочку расстреляли, он в шоке. Это нормальная реакция. И тут он решается отважиться и убить всех немцев (отомстить). Так как когда партизаны предлагают ему помощь, он говорит что не надо, мол сам справиться. Не ужели нужно становиться героем, только тогда когда твои близкие убиты по твоей вине. Отработать грех. Да возможно.

    Но первичным для любого мужчины это смотреть и следить за тылами. Слабые звенья, дети. жены и т. д. Эти факторы должны быть на первом месте. Чтобы потом не упиваться горькими слезами, и не грезить прекрасными воспоминаниями.

    Понятно, что коли так уж вышло, и мужчина прокололся — не смог справиться с моделью безопасности, получаем трагедию. И тогда ничего не остаётся как встать на путь войны. Но мудрее, предвидеть эти события. Понимать что из пространства был знак. угроза его жене и дочери, это значит что в тот же момент нужно уехать вместе с ними как можно дальше, и быть с ними и защищать их до лучших времен.

    Это выбор. Что дороже — система (мед учреждение в данном случае) или всё же семья (ему дорогие и горячо любимые). Что выбрать — решает каждый из нас. Но нужно помнить мужчинам. что сохранение Рода превыше любого социума.

    10 февраля 2014 | 17:22

    Я бы не стала, наверное, вспоминать этот старый фильм, если бы не ряд исключительно положительных отзывов о нем современных зрителей. Лет 40 назад на меня, школьницу, он тоже произвёл неизгладимое впечатление. Что изменилось с тех пор? В том то и дело, что ничего.

    За «Старым ружьём» последовали «Переход», «Выбор Софи» и множество других, как правило талантливых и всегда хорошо рекламируемых фильмов, где люди, говорящие по-немецки, только и делали, что насиловали, жгли, убивали женщин и детей. В крайнем случае они хладнокровно расстреливали из неприступных бетонных укрытий юных пехотинцев, которые падали замертво, успев только жалобно позвать маму.

    Правда, было одно почти исключение — «Список Шиндлера». В нём фигурировал один (пишу цифрами: 1) хороший немец. То, что Шиндлер позиционируется в свою очередь именно как исключение, — основополагающая идея фильма.

    Наверное, читающий эти строки думает: к чему клонит автор? Уж не собирается ли он (точнее, она, но это не важно) защищать фашистов? Тех, кого осудил Нюрнбергский и многие другие трибуналы. Уж не собирается ли автор пересматривать итоги Второй мировой или даже Отечественной войны? Упаси меня Бог. Я только хочу напомнить, что и Великая отечественная, и Вторая мировая были войнами, где с обеих сторон фронта действовали в подавляющем большинстве хорошо вооружённые мужчины.

    Но вернёмся опять ненадолго к «Старому ружью». Его сила в чрезвычайно эмоциональной подаче и талантливой игре. Расчёт на то, что потрясённый зритель не способен трезво оценить мелочи действия. Например то, что, если схватиться за дуло стреляющего автомата, то обожжёшься. (Герой Филиппа Нуаре вырывает оружие из рук солдата, который выпустил в него очередь, но промахнулся).

    Оставим мелочи, задумаемся о завязке сюжета. Целое эсэсовское подразделение во главе с офицерами в разгар наступления союзников уединяются в замке и предаются распутству. Они что, дезертиры? Увольте, я могу поверить во многое, но только не в это.

    Однако зритель не рассуждает. Это же фашисты! От них можно ждать чего угодно. От фашистов, от немцев…

    Да, история пишется победителями. Но в том то и дело, что и по победителям рикошетом ударила подобная политика. Логика тут простая: немцы добровольно посадили над собой шизофреника, русские 30 лет терпели над собой людоеда. Народ достоин своего правителя, народ подобен своему правителю… И вот чуть ли не рядом с отморозками-фашистами в американских фильмах появляются отморозки-коммунисты. Русские коммунисты…

    Говорят, кино — грубое искусство, которому свойственны яркие краски, а не полутона и оттенки. О, какое это лукавство! Могучее искусство кино способно на всё. Было бы желание авторов.

    9 января 2010 | 17:37

    Фильм Роберта Энрико «Старое ружье» в который раз поднимает тему второй мировой войны и судеб людей, чьи жизни были сломлены жестокостью немецких захватчиков, но делает это он настолько «не тривиально» и свежо в истории мирового кинематографа, что впечатления от просмотра остаются самыми яркими.

    История о «толстопузом», с виду слабом и не опасном человеке, который после потери своих любимых превращается в одержимого местью хладнокровного убийцу, крепко держит зрителя у экрана и не отпускает до самого конца. В ходе повествования сюжета нам не раз показывают довоенную жизнь главного героя. Каким он был счастливым, безобидным, хорошим. После чего зрителя опять возвращают к сценам жестокой расправы отчаявшегося человека. В какой-то момент ты понимаешь, что герой фильма потерял человеческий облик и увлекся безжалостной местью, но его можно понять и можно посочувствовать ему.

    Конечно, стоит отметить пронзительную музыку, отличную постановку и исполнителя главной роли. Честно сказать, этот фильм показался мне привлекательным для просмотра, так как я очень люблю творчество французского актёра Филипа Нуаре (Откройте, полиция). Он очень убедителен в своей роли, очень талантливо вжился в образ Жюльена Дандьё. Человека, который в прошлом был добрым и ласковым отцом семейства, ставший безудержным и жестоким убийцей по вине фашистов.

    26 ноября 2010 | 18:03

    Галстук-бабочка, идеально выглаженный костюм, очки в темной оправе. Добряк и жизнелюб Жюльен больше всего на свете любил две вещи: свою работу и свою семью. Первая помогала спасать жизнь другим: его профессия — врач. Вторая спасала его жизнь от одиночества: красивая жена Клара и милая дочь были его отрадой. Напряженный день в операционной сменялся тихим вечером в домашней обстановке. Бокал вина за ужином, умиротворяющая музыка, томик стихов, оброненный на колени, полудрема в кресле, лампа под абажуром — все это было его жизнью и вмиг исчезло: немцы, оккупация, выстрелы по ночам и больше пациентов с огнестрельными ранениями. Но вот гитлеровские войска отступают: зверь ранен, зверь бежит, зверь мечется. От греха подальше Жюльен отправляет жену и дочь в тихую провинцию — в родовой замок. Эх, знать бы наперед все в этой жизни: вырвавшись из больницы на пару часов, хирург приезжает к родным, но вместо поцелуев и улыбок его встречает деревня, заваленная окровавленными трупами, среди которых обезумевший от горя мужчина находит бездыханную дочь и сожженное заживо тело жены. Старый замок, родные стены и отцовское ружье на чердаке, а враги все еще здесь — в родовом гнезде. Впереди длинная ночь. Ночь мести и правосудия.

    Взяв за основу исторический факт злодеяний немецких войск на территории Франции, Роббер Энрико снял жесткую и пронзительную историю о войне, о силе любви и о силе ненависти, о том, как нежный заботливый, добрейший человек в одночасье может стать беспощадным мстителем. Картина с первых же кадров подкупает удивительной одухотворенностью, полным отсутствием фальши и потрясающей актерской игрой. Режиссер с одинаковым блеском справляется с драматическими, лирическими и боевыми сценами, а потому лента смотрится на одном дыхании. «Старое ружье» поднимает сюжет до вершин психологизма, эмоциональности и художественной достоверности. В первую очередь, этот фильм — драма, мелодрама, но, ни в коем случае, не боевик. Конечно, присутствует здесь некая часть, посвященная хитроумным ловушкам и ходам благородного мстителя. И если рассматривать его действия и поступки в отрыве от гибели родных, то можно было бы причислить картину к приключенческим лентам. Воплощение плана мести происходит в стенах старинного замка, но здесь герой лазит по стенам и проползает по присыпанным пылью времен ходам не ради авантюры, не в погоне за сокровищами или шпионским материалом. Его цель — отомстить, убить палачей, растоптавших его счастье, уничтоживших его жену и дочь. Одиночка в стане волков: герой фильма вынужден действовать хитроумно и ловко, несмотря на обжигающие мозг эмоции, и режиссер не концентрируется на сценах, заполненных кровью и разлетающейся от заряда картечи плотью, показывая их вскользь и рывками.

    Если в американском фильме «Соломенные псы» режиссер Пекинпа стремился продемонстрировать героя, охваченного жаждой крови, то в этой ленте ситуация несколько иная. «Старое ружье» взывает не к животным инстинктам зрителя, а к их добросердечию, состраданию, милосердию. Между двумя этими картинами часто проводят параллель, хотя фильмы, на самом деле, разные. Если у персонажа «Соломенных псов» лицо в кадре искажалось от ненависти, то во французской ленте Нуаре почти не демонстрирует злобу. Пухлощекий добряк, глаза которого полны слез, задумчиво смотрит вдаль — куда-то за горизонт, где еще виднеется шлейф его безоблачного счастья. Флэшбэки, прерывающие сюжетную линию настоящего, переносят зрителя в те времена, когда наш герой был беспечен, наслаждаясь любовью к своей жене. Там можно повстречать влюбленных — мужчину и женщину. Он немногословен, строг и безмятежен. Он признается женщинам, что не умеет флиртовать, а найдя ту единственную, смотрит на нее завороженным взглядом, произнося лишь «Я вас люблю». Он из тех мужчин, которые не сбегают поутру после проведенной с женщиной ночи, старомодно предлагая руку и сердце.

    Так уж повелось, что одним из символов французского кино является красивая женщина в кадре. Австрийка Роми Шнайдер покорила сердца зрителей всего мира, снимаясь во Франции. Великая в кино и трагическая в жизни — она так и не смогла оправиться после разрыва с Делоном, не смогла вырвать его из своего сердца, погубив себя на лету, успев все ж стать кумиром миллионов. Роль Клары в «Старом ружье» была и остается, пожалуй, одной из самых ярких и искренних актерских работ в фильмографии актрисы. Ее героиня создана для любви. Таинственна, нежна, привлекательна. Утонченная, совершенная и невероятно аристократичная. Поворот головы в элегантной шляпке, большие глаза, спрятанные под вуалью, которую она приподнимает рукой, обтянутой в черную перчатку. Жюльен любуется ее лицом: длинные ресницы, гладкая кожа, густые волосы, полуоткрытые губы, зовущие, говорящие о сдерживаемой страсти. Без излишней наготы откровенных сцен режиссер подчеркивает шарм и обаяние героини маленькими штрихами. И неважно, надевает ли она медленно чулок на точеную ногу или широко улыбается белоснежной улыбкой, в каждом кадре она прекрасна и становится понятно, почему в Клару так беззаветно влюблен Жюльен. Музыка к фильму, как прибрежный бриз, погружает нас в любовное настроение. Где-то на заднем плане слышны звуки пианино, словно невидимый тапер подобрал романтический мотив. Залитые солнцем луга, длинный стол в саду, белая скатерть, аппетитные окорока и бутыли с красным вином — французская провинция с шумными праздниками под открытым небом завлекает, убаюкивает сознание, в которое, словно зажженная спичка, расплавляющая нитроцеллюлозу кинопленки, врывается эсэсовец с огнеметом в руках, чтобы обуглить плоть, испепелить любовь, выжечь душу. Убить. Сжечь заживо красоту, жизнь, женщину. Это жуткая чудовищная сцена вызывает страх, боль, негодование. И неволей понимаешь и одобряешь месть Жюльена, видя, чего лишили враги этого человека, кого у него отняли. Пролог и финал содержат одну и ту же довоенную сцену, полную мира и любви, словно иллюзию, которой больше нет, тем самым пробирая до мозга костей, до самого сердца. И еще раз вспоминается улыбка на лице Клары. И ее чарующий голос, который умолк. Навсегда.

    20 ноября 2014 | 11:19

    Один из обожаемых мною с детства французских фильмов, который с большим успехом шёл в 70-х в советском прокате. Трудно сказать однозначно, о чём этот фильм — о любви, о войне или о мести. Как мне кажется, этот фильм из разряда стильных и очень тонких.

    «В беседе с французом никогда не затрагивайте тему Второй мировой войны и, тем более, фашисткой оккупации», — ведь так нас учат франковеды.

    Известно, что практически каждый француз живет с осознанием своей национальной исключительности. Это чувство воспитывалось на протяжении многих веков. Поэтому снимать французское кино про события, которые ассоциируются с поражением и сдачей без боя целых городов, — весьма деликатное для режиссера дело.

    Наверное, я уйду недалеко от истины, если предположу, что французы ждали такой фильм. Ждали, чтобы вновь оправдаться (прежде всего, перед самими собой), ещё раз искусно отомстить, и доказать, что и в годы оккупации они оставались настоящими французами — самыми умными, самыми сильными и умеющими по-настоящему любить.

    С другой стороны, авторам фильма необходимо было выдержать определенную политкорректность и, по возможности, не злоупотреблять демонстрацией жестокости немецких захватчиков. Дело в том, что в период съемок фильма, в Европе шли двухлетние переговоры, завершившиеся подписанием как раз в 1975 году Заключительного Хельсинского акта (начало рождения ОБСЕ). Фактически, это означало великое европейское перемирие и начало новой совместной жизни. А во время перемирия, известно, что случается с глазом того, кто поминает старое…

    Все это усложнило задачу режиссера Роберта Энрико, но он, мастерски оперируя всем кино-инструментарием, с ней справился на «отлично», хотя и в свойственной французам витиеватой манере.

    Одна из находок режиссёра — это сочетание флэшбеков, т. е. воспоминаний хирурга Жульена о предвоенной жизни, его знакомстве и любви с Кларой, и реальной ситуации, где фашисты уже оккупировали его страну, и рукам врача приходится браться за ружьё. При этом переходы на флэшбеки не создают острого контраста, а романтический саундтрек композитора Франсуа де Рубэ помогает главному герою плыть по волнам своей памяти. Эти воспоминания как бы зомбируют Жульена отчего его месть несуетлива, наполнена уверенными и расчетливыми действиями. Намного интереснее наблюдать за местью, когда она осуществляется заурядным человеком. Это возбуждает и заставляет зрителя сопереживать.

    Другая удача режиссёра — это удачный подбор актёров. Филипп Нуаре и Роми Шнайдер как будто созданы друг для друга, прекрасный дуэт. Кадры флэшбеков покрыты лёгкой дымкой и это только подчёркивает изящество и красоту Роми Шнайдер.

    В 1976 году фильм был удостоен премии СЕЗАР сразу по категориям: Лучший фильм (Роберт Энрико), Лучший актер (Филип Нуаре), Лучшая музыка (Франсуа Де Рубэ) и ещё… благодарность зрителей разных стран.

    10 из 10

    7 августа 2008 | 19:49

    Сегодня практически невозможно посмотреть кино в настоящем качестве. Полноформатное кино показывают в редких залах и не факт, что это действительно полный кадр. Поэтому, вместо фильмов мы смотрим их «фотографии» в плохом качестве. Нам приходится воображать, представлять реальную картинку.

    А «Старое ружье» — это настоящий широкоформатный фильм (формат «Аватара» в лучшем качестве).

    Когда, в первых кадрах семья героев прогуливается в белых костюмах на велосипедах по парку, то глаз видит каждую капельку утреннего тумана, звук создает полное ощущения присутствия в весеннем лесу, и этот эффект присутствия не покидает до самого конца фильма.

    Не знаю, есть ли фильм, лучше объясняющий, что такое фашизм. В «Старом ружье» это звериное отношение к человеку. Очень доступно.

    Роми Шнайдер на тот момент — одна из самых красивых женщин в мировом кино. Ей не нужно ничего играть, это просто символ. На самом деле гитлеровцы сожгли и убили целую деревню со всеми жителями. В фильме только две смерти, но этого достаточно.

    Зверей нужно убивать. Иначе людям не выжить. Толстый, некрасивый Филипп Нуаре с самой благородной и гуманной профессией врача неотвратимо понимает, что это делать нужно, и это сделать придется ему — больше никого нет. Неважно, сколько их — они звери и их нужно убить. Нужно показать, кто хозяин на этой земле.

    Этот фильм — гимн справедливой мести. Никто не жует сопли. Здесь человек становится человеком, когда берет в руки оружие. Старое доброе ружье. Такова философия фильма.

    В заключительных кадрах герои снова едут на велосипедах. Акт возмездия очистил их, принес покой мертвым.

    Тебе страшно, ты понимаешь, что есть звери в человеческом обличье. Но ты также понимаешь, что каждый может и должен стать человеком. Если бы герой Нуаре не отомстил, он остался бы животным, каким и хотели видеть его фашисты.

    «Старое ружье» — фильм, каких мало. Великолепный закат французского кино. Дальше одни комедии. Но этот фильм — вершина, таким и остался.

    10 из 10

    30 апреля 2012 | 22:45

    Вопрошает жрец науки:
    -Для чего фашисту руки?
    -Чтоб держать топор и меч,
    Чтобы красть, рубить и сечь.
    -Для чего фашисту ноги?
    -Чтобы топать по дороге, -
    Левой, правой, раз и два!
    -Для чего же голова?
    -Чтоб носить стальную каску
    Или газовую маску,
    Чтоб не думать ничего.
    (Фюрер мыслит за него!)


    (Самуил Яковлевич Маршак. «Юный Фриц»)

    Наверное, никому из людей не нужно объяснять сущность такого явления, как фашизм, ибо все и без лишних объяснений прекрасно понимают, какое это зло. Хотя нет, не все. Как это ни прискорбно, но даже в наш «просвещенный» век есть такие, кому не дают спокойно спать биографии нацистских лидеров. Чума фашизма, на первый взгляд обезвреженная, сейчас является вполне реальной опасностью, затрагивающей в основном молодых людей без сформировавшихся взглядов (см. уже озвученные строчки из Маршака). Но, как бы парадоксально это ни звучало, не это является самым ужасным. Ужасным является то, что сейчас находятся люди, смотрящие на это весьма лояльно. И если и пытаться найти виноватых в том, что и сейчас фашистские настроения являют собой вполне реальную угрозу — это будет вина тех, кто смотрит на проблему сквозь пальцы. Я искренне недоумеваю, как можно говорить о «других подходах» к фашизму. Скажите, какая терпимость, какая жалость вообще может быть к выродкам, которые точно никого не пожалеют на своем пути?..

    В фильме идет речь об обычной французской семье, живущей в оккупированном городке. Глава этой семьи — врач-хирург, женатый и имеющий дочь. Уже с самого начала фильма мы видим ужасную нацистскую жестокость — гестаповцы арестовывают больного человека. Арестовывают того, кого нельзя трогать. Жюльен Дандье отвечает фашистам: «Я не лезу в политику, я только врач». Но что он может сделать против тех, кто берет силой и большинством? Даже жалобы окажутся бездейственными.

    Но дальше — больше. Правду гласит народная мудрость, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Герой Филиппа Нуаре, желающий обезопасить своих близких, в конечном итоге лишается их. Как говорится, карты легли, звезды встали… В 1944 году оккупация доживала даже не дни — часы. И столь трагическое стечение обстоятельств…

    Не буду говорить прописных истин о том, что самое ужасное — это лишиться тех, ради кого ты вообще живешь. Фильм излишней тезисностью не страдает и при его просмотре вполне отчетливо чувствуешь контраст между той жизнью, что идет до отправки родных в соседнее поселение, и тем, что испытывает Жюльен после их гибели — горе, шок, опустошение, ощущение бессмысленности дальнейшей жизни…

    Отвлекусь еще раз (обещаю, последний). Если лица, проявляющие снисхождение к фашизму, не почувствовали сейчас пошатывание своих взглядов, то они могут дальше не читать — ибо бессмысленно.

    А чем остается жить человеку, пострадавшему от ужасающей фашистской жестокости, что остается ему делать? Неужели смириться с тем, как подонки на твоих глазах радуются жизни? Если попытаться вникнуть, на несколько секунд поставить себя на место Жюльена Дандье, то отлично ясно — нет, ни в коем случае, примирение смерти подобно. Герой Нуаре идет по единственно верному в таком случае пути — вытаскивает старое ружье, приводит его в рабочее состояние и открывает охоту на негодяев…

    В фильме персонаж Филиппа Нуаре — обычный человек, по сути ничем не выделяющийся. Таких людей сотни. Мы каждый день видим таких и никогда не выделяем их из толпы. Но как это ни парадоксально, именно на таких людях, мирных в обычное время, но имеющих несгибаемый внутренний стержень и высокий моральный дух, держится мир. Поэтому и герою Нуаре веришь безоговорочно, веришь тому, что обычный человек способен отомстить.

    Старое ружье в этом фильме является орудием правосудия. Подобные дела вершат лично, без привлечения к этому закона. «Насилие порождает насилие, ненависть порождает только ненависть». И я с этим всецело согласна, это закон бумеранга, ненависть не может порождать любви.

    А ведь фашизм жив. И мне, человеку, рожденному и живущему в «цивилизованном» веке, претит любое снисхождение к нацизму.

    Именно «Старое ружье» доносит до зрителя мысль о том, насколько фашизм ужасен и что терпимого отношения к нему не должно быть в принципе. Да, не должно, если мы не желаем повторения известных событий, относящихся к периоду времени с 1933 по 1945 годы.

    И то, что в своем 1975 году картина получила целых три «Сезара» — за лучший фильм, лучшую музыку и лучшую главную роль, говорит о том, что небесполезны такие фильмы, четко демонстрирующие столкновение обычного врача с фашистами, что не оставляет людей равнодушными роль человека, сделавшего единственно верный для себя выбор. Хотя, как по мне, основная заслуга фильма — это Филипп Нуаре, великий французский актер, блистательно вжившийся в своего героя. Франсуа де Рубэ, гениальный композитор, создавший за очень короткую жизнь большое количество запоминающейся музыки, на момент написания сопровождения к «Старому ружью» явно не был в ударе — звуковая дорожка «Ружья» немного теряется на фоне остальных шедевров.

    Благодаря Филиппу Нуаре, воплотившему на экране образ человека, наказавшего убийц своей семьи, мы можем убедиться в том, как следует относиться к фашизму и его проявлениям. Благодаря фильму «Старое ружье» мы видим фашизм таким, каков он есть, без смягчения красок, без малейшего умаления того, что такое нацизм и присущие ему жестокость и бесчеловечность.

    16 октября 2009 | 12:40

    Парадоксальное название отзыва, неправда ли? Разве фильм о войне может быть светлым? Да, как ни странно… У меня этот фильм оставил в душе именно свет. Я вообще редко пишу отзывы на фильмы, не умею сформировать свои ощущения в слова. Сейчас я тоже буду говорить сбивчиво и путано, наверно…

    Многие рецензенты почти обвиняют Жюльена в эгоизме, нежелании взглянуть в глаза войне. Возможно… Но за весь фильм я ни на секунду об этом не подумал. Жюльен просто делает своё дело, не делая ни для кого различий, лечит всех. И для меня в этом его вклад в дело войны. Вообще, удивительно: Жюльен и Клара… такие разные, такие непохожие-и вдруг вместе. Она восхитительно красива, он милый и домашний полноватый мужчина. Но я влюбился в эту семью уже через десять минут фильма. И тем страшней та трагедия, которая произошла с ними. Зверское убийство несчастных людей стаей… да даже не животных, животные так не поступают… Стаей тварей, единственное имя которым-фашисты. Наверно, именно такими и должны быть фильмы о войне-не нужен размах «Сталинграда» и «Освобождения», не нужен монументализм. Маленькая трагедия на фоне трагедии мировой-вот что гораздо сильнее отдаётся в сердце. Когда я весь фильм шептал себе:"-Жюльен, только выживи, пожалуйста, только выживи!» — наверно это и есть успех режиссёра. И каждой победе Жюльена я искренне радовался, потому что только так и не иначе дОлжно поступать с этими мерзавцами. А вообще слов мало, лучше просто посмотреть этот фильм. Он стоит просмотра. Его должен видеть каждый.

    9 декабря 2013 | 11:53

    В этом старом фильме Роми Шнайдер прелестна как никогда. Если вы задумывались о том, как этой немке удалось влюбить в себя Францию и стать в какой-то мере олицетворением французского шарма, — посмотрите «Старое ружье», в котором эта обворожительная женщина сияет, как весеннее солнце.

    Это солнце будет убито в «Старом ружье» с особой жестокостью, ради забавы, убито удирающими нацистами. Собственно, и забавы особой не выйдет — это зверство никому удовольствия не доставит. Просто такова природа нацизма: если ребенок пытается убежать, его надо застрелить. Если женщина похожа на солнце, ее надо уничтожить. Если жизнь может быть чудесной и красивой, ее надо испоганить, старинный замок — осквернить, церковь завалить трупами, великолепный южный пейзаж с роскошными скалами намертво увязать с резней, злодеянием и воспоминанием о заживо сожженной прелестной женщине.

    Впрочем, фильм — не о природе нацизма. Одна из его тем — месть.

    Как и все, я видела, наверное, десятки фильмов о мести с навязшим в зубах синопсисом под копирку: «…убили всю его семью… теперь он пойдет до конца… его ничто не остановит… они заплатят за всё…»

    «Старое ружье» — первый и пока единственный фильм о мести одиночки, которому я поверила как реальной истории.

    Мстить за жену и дочь, за уничтоженный смысл жизни предстоит Жюльену Дандьё, герою Филиппа Нуаре. Существа, убившие его семью, еще пируют в его доме (собственно, это замок — настоящий, старый, на скале, с подземельями, древним колодцем и подвесным мостом над пропастью). Дандьё предстоит тайком проникнуть в собственный дом с отцовским охотничьим ружьем и уничтожить их всех по одному — медленно, изобретательно, безжалостно. Наверняка, когда он был ребенком, он играл в своем замке в нечто подобное, тайно радуясь тому, что знает свои владения как никто, и может устраивать врагам хитроумные ловушки. И какой же отчаянно непохожей на эту игру будет реальность, в которой уничтожение мрази станет не романтическим приключением, а долгом, выполняемым героем словно во сне, в липком кошмаре: их надо убить, это как работа, это его долг, потом он сможет отдохнуть и подумать. А пока надо позаботиться о ряде вещей: о том, чтобы они не смогли покинуть замок, о том, чтобы никто не помешал ему в деле, которое он должен сделать один, о том, чтобы уничтожить всех до единого.

    Вот так, летом 44-го, начнется и кончится для Жюльена Дандьё Вторая Мировая война.

    До этих нескольких жутких дней он был врачом, мягким, добродушным, близоруким увальнем. Теперь, после столкновения с нечеловеческим ужасом, рухнувшим ему на голову, ему впервые за всю войну предстоит осознать, что такое эта война, и для чего во время войны может пригодиться оружие.

    К тому, чтобы нанести первый удар — сделать первый выстрел, — он будет готовиться долго и тщательно, как к операции. Выстрел разорвет мучительное ожидание, и неожиданно для себя я с облегчением выдохну вслух: «Наконец!»

    Enfin!

    Может быть, дело в том, что стрелять надо было раньше. Не накануне, и не два дня назад — может быть, четыре года назад.

    Около четырех лет назад, когда они только познакомились, Жюльен сказал Кларе: «Скоро будет война». Она, расчесывая перед зеркалом густые локоны, пожала плечом и улыбнулась с такой прелестной, такой женской легкомысленной мудростью, знающей, что хорошая прическа гораздо важнее войны: «А мне-то что до этого?»

    Мы, женщины, все немного такие (я-то — точно). Нередко я думаю, что на этой женской мудрости легкомыслия держится мир: пока сумасшедшие мужчины устраивают друг другу войны и революции, мы готовим им обед и подкрашиваемся, чтобы нашим драчунам было приятно вернуться с поля битвы домой. Мы знаем, что действительно важно: скатерть должна быть чистой, улыбка — сияющей, обед — горячим, а талия — тонкой. Это, возможно, мещанский взгляд на мир, но где бы он был, наш глупый мир, без этих простых житейских радостей, которые женщины из века в век несут как свое маленькое скромное знамя?

    Но Вторая Мировая война спутала и искромсала все, растоптала остатки ошметков европейского рыцарства, узаконив зверства в отношении женщин и даже детей, разучившись понимать, что нельзя поднимать руку на женщину-солнце, и накрыла ее, прелестную, легкомысленную, презирающую глупые мужские войны, волной пламени из огнемета.

    Ее мужу предстоит теперь что-то с этим делать.

    Он думал, что устроил свою жизнь, что и ему война нипочем. У него была прекрасная удобная профессия врача, дарующая возможность клятвой Гиппократа и профессиональным милосердием объяснить свой выбор в пользу философской позиции «над схваткой», позволяющая даже в дни войны не лишать себя тепла домашнего очага и общества любимой женщины. И действительно, даже оккупанты уважали доктора Дандьё и не трогали его семью. Иногда он мог даже немного помогать Сопротивлению. Разве это не доказывает, что он сделал правильный выбор?

    Но, правильный или неправильный, это был выбор в сторону женских ценностей, милых и мещанских, выбор в пользу тех, кто с неугасимой верой в жизнь и святую важность своего дела готовит обед и подкрашивается, пока безумцы режут друг другу глотки.

    И он, мужчина, сделал этот женский выбор — как миллионы других французских буржуа.

    Но мужчины и женщины сделаны из разного материала. Потому-то женщине идет снисходительное презрение к войне и глубокий интерес к зеркалу, и то же самое не идет мужчине, способному одновременно любить Сирано де Бержерака и улыбаться немцам, оккупировавшим его страну. Он ошибся, он ничего не устроил в своей жизни, он не защитил свою дочь и свою женщину-солнце от диких зверей… Женщина может быть прелестной буржуазкой, но мужчина не может быть очаровательным буржуа. Мужчина должен быть воином — если он забудет об этом, жизнь напомнит ему.

    Жизнь напомнила. Напомнила жутко и дико.

    Теперь ему предстоит вспоминать конфигурацию подземных ходов своего замка и отстреливать уродов по одному, вспоминать, каково это — быть мужчиной. Возможно, когда-то его предки защищали этот самый замок вполне всерьез. Ему еще ни разу не приходилось ничего защищать всерьез. Но, оказывается, он тоже кое-что может. Одного немца он даже убьет руками. Оказывается, когда не боишься, это можно сделать, даже когда ты безоружен, а враг вооружен. Он будет великолепен в своей мести.

    Но дочка и жена будут улыбаться теперь только в его воспоминаниях. В довоенном воспоминании очаровательная женщина приподнимет вуалетку, ее глаза будут сиять лукавством и радостью, и она пригубит шампанское.

    «Будет война… — А мне-то что до этого?» И она улыбнется, как солнце.

    10 из 10

    14 декабря 2012 | 16:36

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Кинокасса США $ Россия
    1.Земля будущегоTomorrowland32 972 000
    2.Идеальный голос 2Pitch Perfect 230 830 000
    3.Безумный Макс: Дорога яростиMad Max: Fury Road24 815 000
    4.ПолтергейстPoltergeist22 600 000
    5.Мстители: Эра АльтронаAvengers: Age of Ultron21 691 000
    22.05 — 24.05подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Земля будущегоTomorrowland194 909 197
    2.Безумный Макс: Дорога яростиMad Max: Fury Road137 788 937
    3.Век АдалинThe Age of Adaline19 020 834
    4.Мстители: Эра АльтронаAvengers: Age of Ultron13 675 819
    5.Одной левой10 698 111
    21.05 — 24.05подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители1 527 75636 900
    Деньги409 819 420 руб.19 512 380
    Цена билета268,25 руб.6,14
    21.05 — 24.05подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    120.Самый быстрый IndianThe World's Fastest Indian8.225
    121.Шерлок Холмс и доктор Ватсон: Король шантажа8.221
    122.Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен8.217
    123.Брат8.211
    124.Жизнь Дэвида ГейлаThe Life of David Gale8.211
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    36.Бэтмен против Супермена: На заре справедливостиBatman v Superman: Dawn of Justice92.92%
    37.Мир Юрского периодаJurassic World92.91%
    38.Маленький принцThe Little Prince92.87%
    39.Тор: РагнарёкThor: Ragnarok92.77%
    40.Ночная жизньLive by Night92.73%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Изгоняющий дьявола IIIThe Exorcist III7
    Падение ОлимпаOlympus Has Fallen139
    Ночной беглецRun All Night21
    Kingsman: Секретная службаKingsman: The Secret Service219
    НалётBraquo7
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Земля будущегоTomorrowland6.480
    Безумный Макс: Дорога яростиMad Max: Fury Road8.487
    Разлом Сан-АндреасSan Andreas6.736
    Хранитель ЛуныMune, le gardien de la lune
    Век АдалинThe Age of Adaline7.596
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Астрал 3Insidious: Chapter 304.06
    ШпионSpy04.06
    Мир Юрского периодаJurassic World11.06
    МордекайMortdecai18.06
    Третий лишний 2Ted 225.06
    премьеры