всё о любом фильме:

Конгресс

The Congress
год
страна
слоган-
режиссерАри Фольман
сценарийСтанислав Лем, Ари Фольман
продюсерРейнхард Брюндиг, Себастьен Деллуа, Петр Дзецоль, ...
операторМихал Энглерт
композиторМакс Рихтер
художникДэвид Полонски, Мэнди Лайн, Гия Гроссо
монтажНили Феллер
жанр фантастика, мультфильм, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  10.9 тыс.,    Португалия  977 чел.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время118 мин. / 01:58
Стареющая безработная актриса соглашается на последнюю работу, не представляя себе последствий, которые повлечет за собой это решение…
Рейтинг мультфильма
IMDb: 6.50 (10 852)
ожидание: 98% (874)
Рейтинг кинокритиков
в мире
74%
69 + 24 = 93
6.6
в России
40%
2 + 3 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на мультфильм
    Знаете ли вы, что...
    • Основой фильма стала книга польского писателя Станислава Лема «Футурологический конгресс» 1971 года.
    • Как и у ее экранного альтер-эго, у Робин Райт двое детей, старшая девочка и младший мальчик.
    • Изначально на главную роль рассматривались актрисы Кейт Бланшетт и Кэмерон Диаз, но увидев на одном мероприятии актрису Робин Райт, режиссер Ари Фольман сделал предложение именно ей.
    • Все анимированные сцены предварительно были сыграны актёрами в павильонах для того, чтобы аниматоры наиболее достоверно перенесли сюжет в мультипликацию.
    • Живая часть фильма снята в Америке, а анимацией занимались специалисты из Израиля, Германии, Бельгии, Люксембурга и Польши.
    • еще 2 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 3710 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Идея об экранизации Лема — это что-то из разряда призраков. Вроде бы и говорят, что они где-то есть, но достойных носить это гордое имя не так и много. В основном — это то, что прячется под известным названием, но при этом является чем-то самостоятельным или не слишком известным. Этот «Конгресс» — еще один представитель подобных призраков. На мой взгляд — попытка сыграть на известном имени, при некотором, практически дословном копировании. И при этом — оно является самостоятельным произведением.

    И если честно, во время просмотра вопрос «Что это было, Пух?» возникал у меня достаточно часто. Например, выбор главной героини. Тот же Ион Тихий в рассказе смотрелся органично (ну, а как иначе?), здесь же стареющая звезда вызывает больше вопросов, чем положено по нормативу «введение нового персонажа». Зачем нам показывают, что её так долго уговаривают на контракт? Чтобы показать её страх перед новыми технологиями, что ли? Или боязнь лишиться привычного дела? Почему она выбрала семью, но весь фильм ищет своего сына? Что за ерунда вокруг нее творится? Тьма подобных вопросов. Неужели нельзя было вписать её более органично?

    Если абстрагироваться от них, чувствуется, что сюжет у фильма сыроват. В оригинальном рассказе все было на своих местах. Одни глюки перетекали в другие, еще более глубокие, а потом и еще более глубокие. И это действительно пугало. Как сон, в котором просыпаешься и понимаешь, что еще спишь и пытаешься проснуться. А здесь все это выглядит простым и каким-то… не знаю, наивным что ли. Вместо философских вопросов о том, как мы можем доверять тому, что мы видим, нам предлагают упрощенный вариант: «почему мы хотим казаться, а не быть», «к чему это может привести».

    Но даже с учетом этого вопроса сюжет выглядит неполным. Здесь нет плавности переходов. Все происходит излишне резко и неожиданно. Только нам показывали беснующегося оратора, и вот уже началась стрельба, потом будут посиделки в подвале (практически точное цитирование Лема), внезапный полет на вертолете, и еще одна длинная повествовательная сцена. Стоит зевнуть или отвернуться в ненужное время, и уже ничего не понятно. Словно авторы создали много переходных сцен, но решили их не включать в сюжет.

    Если честно, я смотрел этот фильм еще и из-за анимации. Есть у меня слабость к анимационным фильмам. И надо сказать, этот фильм оставил двоякие впечатления и в этом плане. Да, картинка здесь яркая, необычная, запоминающаяся. Но при этом эклектика мощными ударами отправляет мозг в нокаут. Глаза разбегаются следить за всем что происходит на экране. Здесь есть и фигуры словно вышедшие из «Желтой подводной лодки» (она сама тут тоже есть), есть герои мультфильмов 90-тых, есть анимация 40-ых… да много кто здесь есть. Пожалуй, только аниме не завезли. Впрочем, может быть, я плохо смотрел и не заметил. В дальнейшем анимация становится более «традиционной», при этом не теряя в сюрреализме. Местами, это стоит признать, это выглядит очень и очень впечатляюще.

    Этот фильм, понятное дело, не для всех. Это Арт-хаус, который каждый поймет по-своему. Возможно, что моего интеллекта не хватило до осознания каких-то деталей и важных поворотов сюжета. Может быть, я схватил только верхний слой смысла, оставив незамеченным Марианскую впадину глубинного подтекста. Но, на мой взгляд, именно в этом и была сильная сторона «первоисточника» — простыми словами говорить о сложных вещах. Чтобы увлекательно и понятно порассуждать о философских сентенциях.

    И вообще, на мой взгляд — не стоило объявлять этот фильм «по мотивам». Сказали бы просто «вдохновлен рассказом» и было бы все нормально. Никаких претензий бы не возникало. Мало ли мы видели фильмов о «реальности, которая прикидывается реальностью, которая кажется реальностью». А так, он выглядит несколько странно — новые идеи раскрывает неохотно, старые идеи — не развивает. Кусками копирует какие-то детали из первоисточника. Просто показывать оригинальное переосмысление книги — это, конечно хорошо и заслуживает уважения. Но когда я смотрю «по мотивам», я все же надеюсь увидеть немного и от этого «мотива».

    6 из 10

    15 апреля 2014 | 21:01

    Вдохновившись произведением «Футуристический конгресс» польского писателя Станислава Лема, израильский режиссер Ари Фольман поставил фильм «Конгресс». Масштабность задуманного обернулась нагромождением художественных конструкций картины, но обеспечила Фольману билет на ряд престижных мировых киносмотров.

    В центре повествования стоит сентенция «To Have or to Be?». Что в некотором смысле снимает многие художественные претензии. Даже если вы подходите к просмотру фильма с изрядной долей скептицизма, то первый час «Конгресса» не оставит вас равнодушным. По крайней мере, вам придется признать, что идея у Ари Фольмана была неплохая, пусть обосновать и раскрыть он ее не смог.

    Рассказ о стареющей актрисе и ее взаимоотношениях со студией-работодателем немного затронет бытовые сложности героини по имени Робин, а затем перенесется на метафизические высоты, которые зачем-то были выполнены в анимационном стиле — то ли это потуги на эксклюзивность, то ли просто импотенция способности выразить свое художественное заявление.

    Дав героине имя играющей ее актрисы, и назвав студию «Miramount» (аналогия очевидна), сценаристы рассматривают вполне актуальные вопросы соотношения актерской игры и человеческой личности. «Что такое актер в отношении играемого персонажа?», «Есть ли какая-то особая составляющая актерской игры (и мира кино в целом), которую нельзя определить эмпирическим путем?» и самый главный вопрос — «Что делать, когда зрителю становится наплевать на содержание кинематографа, а его начинают интересовать только лишь его внешние атрибуты вроде «звезд» и «голливудского стиля жизни»?

    Эти вопросы поистине важны. Ведь публика во многом действительно перестала следить за кино, а больше обращает внимание на «желтую» прессу и обожает клеить ярлыки, так «Одинокий рейнджер» заносится недальновидными зрителями в разряд худших фильмов, а Адам Сандлер, к примеру, представляется общественным мнением каким-то недалеким простаком.

    Беда в том, что эти сущностные вопросы должным образом в «Конгрессе» не раскрыты, но уже заявить их тоже чего-то стоит. И если Фольману удалось заставить часть зрителей, посмотревших его фильм, хотя бы на минуту задуматься о том, что значит существование и как ужасно имитировать, а не быть, то значит «Конгресс» при всех его значительных огрехах был снят не зря.

    Актриса на главную роль очевидно была выбрана исходя из предпочтений режиссера, так как Робин Райт не является особой способной привлечь зрителя и не может похвастаться выдающейся актерской игрой. Несмотря на довольно внушительную фильмографию, более всего Райт известна как «бывшая жена Шона Пенна» и это многое может рассказать о ее даровании. Она прекрасная второстепенная актриса, но брать ее на главную роль — большой риск. Кроме Райт «Когресс» посетили Харви Кейтель, Сами Гэйл, Пол Джаматти, а Джон Хэмм отдал одному из персонажей свой голос. Если кого и стоит особо выделить из актеров фильма, то это будет Майкл Сталь-Дэвид. Исполнив главную роль в экстраординарном и новаторском фильме Дж. Дж. Абрамса «Монстро», Сталь-Дэвид с тех пор не получал сравнимых по резонансности ролей. В то время, как актер он очень хороший и способен справиться с любой поставленной задачей.

    «Конгресс» это типичный представитель сегмента под названием «арт», который является самым востребованным продуктом на кинофестивалях. Если первый час своей картины Ари Фольман еще удерживается в повествовательных рамках, которые позволяют выстраивать логику происходящих событий и считывать подтекст, то вот после пересечения 60-тиминутной отметки «Конгресс» превращается в нечто, что смотреть довольно трудно, если не сказать больше.

    Возможно, не будь доля анимационной вставки столь огромной в общем экранном времени, то фильм получился бы более «готовым к употреблению». Но желание режиссера показать свою оригинальность идет ему же во вред. Имея на руках, отличную основную идею и неплохие наработки для ее реализации, Ари Фольман решает, что волен показывать все, что вздумается, не заботясь о том, чтобы картина представляла из себя целостное произведение. В результате фильм, рассказывающий антиутопическую историю, в центре которой стоит соотношение «мир реальный — реальность художественная», рассыпается на отдельные сцены, среди которых есть и довольно затянутый мультипликационный сегмент.

    Конечно, если рассматривать «Конгресс» как сугубо фестивальный фильм, то все режиссерские ходы выглядят адекватными, но для широкой публики такое творчество не подходит. Не потому, что массовый зритель не поймет картину, а потому, что создатели не потрудились сделать ее понятной, ставя на первый план собственное самовыражение, а не желание поделиться важными открытиями с публикой.

    P.S. А еще в фильме есть нарисованный «Том Круз», хотя имя его не называется, а сам Том к картине никакого отношения не имеет — увидеть на экране этого культового персонажа, тем не менее, очень приятно.

    9 марта 2014 | 02:47

    Странно, что теоретики до сих пор не задались этим вопросом. Если в мультипликации возможно все, то зачем тогда вообще кино? Особенно теперь, когда технология стерла остатки границ между кино реальным, физически достоверным, и кино квазиреальным, большую часть экранного времени существующего вне реального физического пространства.

    Как бы там ни было, не сговариваясь, различные авторы то и дело обращались к этой проблеме. Никкол и его «S1m0ne» пытаются серьезно высказаться по теме. Визуальные амбиции «Final Fantasy: The Spirits Within» в итоге уступают миниатюрному технологическому демо «Heavy Rain». «Pixar» периодически пугает фотореалистическими пятиминутками в своем полном метре. В конце концов, что есть «Аватар», если не высокобюджетный анимационный фильм с редкими live-action вставками?

    В одном ряду со всем этим баловством расположены и вполне состоятельные работы, конструирующие заведомо ложные фильмические пространства и тем самым дающие возможность через смещение реальностей внутри кинокартины ощутить переход от одной реальности, реальности фильма, к другой, более общей, реальности изображения, того, что видит глаз — и усомниться в ней. Впрочем, как таковая, идея не нова, скорее банальна, «Это не трубка». «Матрица» и «Экзистенция» просто фиксируют этот опыт в плоскости кинематографа.

    После всего этого «The Congress» Фольмана — один сплошной неправильный гипертекст, по касательной задевающий чуть ли не все существующие на данный момент ленты сходной тематики. Однако ссылки и цитаты в нем существуют вне необходимости нормализации текстовых аномалий и исключительно в виде подобия изображений.

    Этим аккумуляционные емкости «Конгресса» затягивают внутрь и многие из фильмов о кино. Глубоко личные «Holy Motors» Каракса актуализируют всю мощь индивидуальных отношений между автором и произведением. Робин Райт не даром заменила Ийона Тихого. Литературный текст «Футурологического конгресса» проглядывает на большем протяжении хронометража ленты, но, после «заключения» Райт в цифровую клетку, после одновременного смещения ее реальности как в реальность цифровой вечной жизни, так и в реальность неизбежного физического забытья, на заднем фоне ясно проступает мсье Оскар. В бесконечной череде его сюжетов, в веренице смены масок он тоже однажды попал в эту западню. Сумел ли сбежать или же находился в ней на всем протяжении «Holy Motors» — дело десятое. Главное здесь это срабатывание триггера.

    Невидимый рычаг дает ход инъекции в тело «Конгресса» всего личного кино о кино — что само по себе в контексте уничтожения личности актера, Робин Райт, в контексте грядущего исчезновения целых кинематографических структур и институтов, матриц, реальностей, прямо переворачивает с ног на голову буквально все.

    Слишком явно замена Тихого на реальную, во всех отношениях, Робин Райт в фильме о несуществующей реальности выдуманной студии и исторических процессов в контексте вопроса о подмене реального пространства пространством ирреальным, наталкивает на рассуждения о значении и ценности физически осязаемого, реального кино, как кино, а не просто последовательности технологически синтезированных изображений.

    Переходом от техники кинематографической к анимационной Фольман запускает механизм изменения восприятия. Фотографическое изображение явно противостоит изображению нарисованному — при том что оба они предметы искусства, артефакты. Насилие над перцепцией зрителя, смещение кинематографической реальности относительно начальных условий, синхронизированное со смещением реальности Робин Райт, прямо ставит вопрос о равенстве техник, технологий, о необходимости сознательного уравнивания механизмов анализа изображения вне зависимости от их природы.

    Реальность проникает в сознание человека через глаза. Так почему же стоит обращаться с заведомо ложным, нарисованным, ирреальным изображением иначе, нежели с фотографически точным? Графическое пиршество закрытой анимационной зоны Абрахам кишит и извивается, мимикрирует и непрерывно проверяет вестибулярный аппарат на прочность. Бескостные герои классической американской анимационной школы тридцатых-сороковых соседствуют с изящной угловатостью Дэвида Боуи. Все находится рядом со всем. Безграничная эклектика создает один из величайших аттракционов. Где-нибудь на заднем фоне можно разглядеть даже безупречных женщин Мацумото. В этом пространстве ртутно-текучего «Конгресса» возможно пережить все. Такова его концепция. В анимационном пространстве возможно пережить все. Таков его потенциал.

    И вот на фоне двух этих потенциалов, в зоне их суперпозиции в пласте повествования готовится третий сдвиг реальностей, главное событие, Великая Токсическая Революция, галлюциногенный путч. Это был бы хороший абсурдистский ход для фантасмагорической антиутопии — не будь Робин Райт в фильме самой собой.

    Реальность ее нарисованной фигуры якорем удерживает в нашей памяти фотореальную часть фильма и заложенный в ней фундамент для грядущих преобразований. Повествовательный пласт активно взаимодействует с изобразительным. Третий, не реализовавший себя сдвиг, можно весьма ярко нарисовать в своем воображении. Будет ли этот умозрительный, не снятый кусок фильма, реальным? И да, и нет.

    С одной стороны, нет реальных фактов, подтверждающих его существование. Но, с другой, он достаточно реален, его ощущение зрителем может быть достаточно реальным — в том числе и в результате совмещения просмотра фильма с прочтением этого текста.

    В конце концов, восприятие реальности, как изображения, не зависящего от природы, раскрывается через Аарона. Героя, чьи органы восприятия работают вне принятой традиции. Их дефект из той текущей данности воспринимается скорее негативно. Но вряд ли кто-то из современников понимал всю суть дисфункции, тем более не понимал ее и Аарон. Уникальность его позиции в повествовании и в концепции восприятия изображения не является побочной или главной, то и дело, подобно фону, проступает в рассказе без особого влияния, взрывая, однако, его в самом конце. Это не внезапная thrilleresque-развязка, нет, но неожиданный ключ, некий паттерн, позволяющий переосмыслить весь фильм с первого и до последнего кадра. Главным образом, за счет изменения механики восприятия — исключительно в части полного нивелирования разницы между фильмом и анимацией.

    На сегодняшний день «Congress» является общим знаменателем достаточно большого корпуса кинотекстов, так или иначе затрагивающих вопросы взаимодействия реальности и изображения в сознании индивида. Возможность в облике Быка-Юпитера украсть Европу противопоставляется материальной и визуальной бедности бытовых реалий. Трансформация материальной и визуальной бедности бытовых реалий через тотальное и безусловное (об)искусство(вление) пространства как главная цель, желанная утопия, возможная только в рамках кинематографической анимационной условности — реализована Фольманом. Антропологический фундамент — отказ от социальных институтов и новая волна сексуального раскрепощения. Корпорация «Мирамаунт Нагасаки», некогда лишь киностудия, один из инициаторов процесса, технологический локомотив, возносит на трибуну своего джобсоподобного пророка с дьявольским оттенком. Грядущая визуальная и чувственная революция на экране готова обрушить, вывернуть наизнанку и выстроить вновь индивидуальные универсумы реципиентов. Она готова отменить границу между Восприятием и Воспринимаемым. «Конгресс» готовит нас к этому.

    18 марта 2014 | 21:12

    Привет Морфеусу. Он-то знал какую именно из двух таблеток выбрать, чтобы не ошибиться с правильной реальностью. А вот значительно ранее его, благодаря неуемной фантазии Станислава Лема появился «Футурологический конгресс», позже стильно экранизированный голливудской машиной. Даже удивительно, с какой самоиронией и безжалостностью с самого начала создатели ленты принялись обличать все несовершенства современной кинематографической американской индустрии. Переведя все действие в юрисдикцию производственных кинокомпаний тут очень четко привязали все к реальной карьере актрисы Робин Райт. Тем самым, фильм добился приятного пересечения с реальностью размывающей все условности и позволяющей каждому увидеть собственный потаенный смысл.

    И ведь действительно, кто-то в этой милой трехактной пьесе сможет увидеть скорбное пророчество, кто-то — жесткий стеб над нравами современного Голливуда, а кто-то пропаганду средств, провоцирующих бегство от реальности. Мнений может быть больше, и все будут правы. Мощная и стилистически тонкая философская притча поражает своей многогранностью. При всей своей простоте, история отсылает к самым простым ценностям — нетленной материнской любви и детству, противостоящим алчности и социальной несправедливости. А это позволяет Робин Райт выдать весьма неожиданную и неочевидную по отношению ко всей своей прежней карьере серьезную роль. Она тут удивительная, привлекательна и глубока, что в старости, что в нынешнем возрасте, что в образе мультяшном. Вместо типичного для многих американских фильмов инфантильного бунта ее образ предлагает настоящее и выдержанное годами испытаний чувство, становящееся мощным инструментарием для сопротивления сложившемуся укладу. Немного приторно, но слащавость не испортит сего фильма. Отнюдь, привычный антураж киберпанка тут заменит мультипликационная мелодрама.

    7 из 10

    31 августа 2014 | 09:04

    Я обратил внимание на этот фильм в первую очередь как на экранизацию Станислава Лема. Не могу сказать, что получил то, что ожидал, однако, фильм заставляет задуматься.

    С оригинальным текстом Лема режиссер обошелся бережно, но своенравно, переписав основной сюжет под других героев. Исполнительница главной роли прекрасная Робин Райд, играет как бы саму себя. Этот смелый и интересный ход сильно освежил картину. Агенты и продюсеры давят на выходящую в тираж актрису, увядающую красотку, перечисляя фильмы её реальной фильмографии. Потухающей звезде предлагают последний в жизни контракт, кинокомпания хочет полностью выкупить все права на использование актрисы в своих будущих фильмах в качестве цифровой копии. Райд сначала глубоко оскорблена таким предложением, недоступная в таких условиях свобода выбора, кажется ей неприемлемым условием. Но оглянувшись вокруг, глядя на своих детей, на сына, что медленно теряет слух и зрение, она решает согласиться, закончить карьеру и посвятить себя детям.

    Через двадцать лет Робин Райд возвращается в кинокомпанию, ставшую к этому времени закрытой анимационной зоной, чтобы принять участие в Футурологическом Конгрессе и продлить свой договор со студией. Здесь зрителя поджидает тяжелый вход в многоступенчатый анимационный трип, который давит, не только визуально, но ещё и отсутствием логики. Большие смысловые куски оригинального текста просто выкинуты, от чего ощущение наркотического опьянение только усиливается. Все тонет в розовом тумане, расслаивается и вибрирует, одна картинка наползает на другую, сюжетные ниточки спутываются, зритель падает обессиленный, не сумев удержаться на гребне мощной психоделической волны. Если этот вполне уместный по смыслу эффект был запланирован режиссером, то можно сказать, что все получилось. Хотя порою возникают подозрение, что смысловой массив, который автор планировал втиснуть в хронометраж, в купе с психоделической анимацией дают слишком большую нагрузку на восприятие, что неминуемо идет в ущерб режиссуре.

    В анимационной реальности нет войны, борьбы и ненависти, все вольны выбирать себе аватаров на свой вкус. Цифровая копия Робин Райд снимается в целом конвейере третьесортных боевиков, вдохновляет миллионы, занимает высшую ступень на звездном пьедестале. В мире, где все хотят быть Робин Райт, сама Робин Райт счастья найти не может. Разрыв между реальностью и сном все менее ощутим, социум забывается в сладкой галлюцинации, пока кинокомпания набивает карманы. Рисованный мир ярко парадирует всю современную индустрию, особенно задевает проповедник галлюциногенного будущего с лицом Билла Гейтса и замашками Стива Джобса. На экране постоянно крутятся узнаваемые персонажи, карикатурно изображенные звезды шоу бизнеса, герои фильмов, образы, сошедшие с полотен мировой живописи. Интертекстуальное общество бурлит, наслаждаясь самим собой. Все счастливы в этой квазиреальности, лишенной телесности. И вдруг все сложные философские вопросы, которые могла бы поставить картина, разбиваются об стандартный сентиментальный нарратив.

    Мрачное предсказание величайшего из фантастов уже не раз становилось предметом осмысления в кино и не только. Братья Вачовски создали свою матрицу под впечатлением от этого текста. Но судя по всему общество, постепенно зарывающееся в виртуальность, вызванную наркотической приятностью, нам не грозит. Нам грозят куда более страшные вещи, поэтому картина Ари Фольмана выглядит приятно, но до конца понятной она может быть только бывалым психонавтам.

    23 июля 2014 | 18:40

    Станислава Лема экранизировать, конечно, очень непросто. И «Солярис» Тарковского и по атмосфере, и по нагнетанию напряжения, был на порядок выше голливудского «Соляриса» с Джорджем Клуни. Но хорошо уже то, что делаются попытки экранизаций. Потому что автор действительно классный — и достоин быть воплощен в киноработах. С Филиппом Диком удивительным образом все получилось — вышло уже множество хороших фильмов. Лему везет гораздо меньше. Хотя «Футурологический конгресс», чью адаптацию якобы снял и написал Ари Фольман, книга столь же галлюциногенная, как и миры, рисуемые Диком. Но получился в результате — странный синтез драматической истории о стареющей актрисе, ее взаимоотношениях с детьми и кислотного антиутопического мультфильма — о том, что новая реальность практически уничтожит реальный мир. В общем, от Лема осталась только идея о том, что в будущем химические препараты позволят нам путешествовать внутри собственного сознания, и что это приведет мир к катастрофе.

    К первой киношной части нет никаких претензий. История актрисы Робин Райт (она представляет здесь свое альтер-эго), которой предлагают последний контракт в ее жизни — оцифровку, достаточно трагична. Монолог Харви Кейтеля, сыгравшего ее агента, вообще может войти в учебники истории, настолько он сильно написан. Но дальше действие переносится в анимационную реальность (так решил режиссер) — и начинается натуральный бред. Снять такое очень просто. Мультфильм в кислотных тонах, напомнивший одновременно Yellow Submarin Битлов и «Король-журавль» советских кинематографистов практически лишен сюжета. Почти бессюжетные блуждания внутри головы героини длятся бесконечно долго, заставляя проклинать режиссера за «авторскую находку». Мультик при этом даже не 3D — примитивная анимация, напоминающая не о 90-х, а о 80-х годах. Но, понятное дело, на бюджете она позволила сильно сэкономить. Хотя если бы режиссер снял все галлюцинации в киножанре, и придал им немного логики, получилось бы куда интереснее — нечто похожее на «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» — только с сильной идеей Лема.

    Робин Райт играет как всегда хорошо. Она вообще великолепная актриса. И действительно стареет очень красиво, как сказано в фильме. Хотя в отсутствие подтяжек и ботокса лично я не верю — слишком гладки все черты лица вдруг сделались еще в «Карточном домике». Одним спортом и сауной лица тут явно не обошлось. В 48 лет она играет 44-летнюю, или привирает продюсеру, что ей 44, как и положено актрисе.

    Меня по-прежнему волнует вопрос об адаптации. Что под ней понимают? Если только заимствование основной идеи — то это не адаптация, и незачем трепать имя известного автора в титрах. Другие режиссеры запросто воруют идеи — и не думают об упоминании авторов, у которых они их нашли. Скорее всего, именем Лема Ари Фольман хотел привлечь к своей картине больше внимания. Привлечь тех, кто читал «Футурологический конгресс», любит хорошую фантастику. Но все эти люди, скорее всего, будут долго плеваться. Потому что окажутся обмануты в своих лучших ожиданиях.

    Критика столь же неоднозначна, как сама картина. К моему удивлению, есть такие, кому бредовая кино-анимация, спекулирующая на имени Лема, понравилась. Но их, к счастью, немного.

    4 из 10

    12 апреля 2014 | 01:35

    Триповое кино

    Несмотря на то, что этот анимационно-игровой фильм, снятый по роману Станислава Лема «Футурологический конгресс» (1971), был удостоен европейской кинонаграды, как лучшая мультипликация 2013 года, он ни в малейшей степени не располагает к тому, чтобы провести время с удовольствием или «просто с детьми». Вероятно, что и сопереживать героям тоже получилось бы далеко не у всех. А вроде бы всё предвещало успех: и книга известного польского фантаста, и постановка израильского режиссера Ари Фольмана, снявшего пятью годами раньше глубокий по содержанию и необычный по форме «Вальс с Баширом», где была предпринята попытка соединить документальное кино и анимацию.

    Станислав Лем ещё задолго до революционной «Матрицы» братьев Вачовски прогнозировал в своём романе апокалипсическое будущее и расслоение реальности на две составляющие. Фольман, сохраняя этот принцип, сильно меняет содержание, убирая с авансцены повествования главного лемовского персонажа, Ийона Тихого, и отдавая её… американской актрисе Робин Райт. В отличие от книги, Фольман не просто существенно меняет акценты, но предлагает экранизацию, про которую логичнее было бы сказать: «снято под впечатлением». Начинающееся как вполне себе художественное кино, обыгрывающее мотивы личной истории Робин Райт, исполняющей здесь в какой-то мере саму себя, оно делает затем не вполне ожидаемый кульбит и надолго становится мультфильмом.

    Можно предположить, что на этот раз Фольманом двигало не столько желание снова войти в знакомую воду, а скорее отсутствие надлежащих средств, которые израильское кино при всем желании изыскать на такого рода фантастику не может. Это вам не «Мосфильм» 1970-х, финансировавший для Тарковсого «Солярис», но даже и участие в проекте ещё с полдюжины стран вряд ли удовлетворило бюджетный потенциал сценария. Однако рисованная анимация, позволившая сэкономить немалые средства, выглядит здесь каким-то жутковатым анахронизмом. Мрачные аллюзии апокалиптического толка и замысловатость драматургических ходов не делают фантазию Фольмана гипнотической, в отличие от той же «Матрицы».

    Киберпанковская эстетика «Матрицы», к слову сказать, до сих пор выглядит образцом для подражания, особенно в сравнении с кислотным поп-артом «Конгресса», который смотрится преданьем старины глубокой. К тому же это кино грешит серьёзными сценарными неувязками и скатывается к злобной, но беззубой карикатуре и ретроградской патетике о технологическом тупике, в котором скоро окажется человечество. И вроде бы надо поддержать этот пафос, но почему-то не хочется. Поскольку фильм на это не особенно вдохновляет, перегружая мозг безысходностью депрессивных прогнозов, а философию доносит не столько с помощью образов, сколько слов, принижая значение визуального ряда. В итоге антиутопия оборачивается беспомощной и ворчливой сатирой с плоскими и не всегда понятными аллюзиями.

    Так, если в названии киностудии «Мирамаунт», купившей у Робин Райт права на использование её оцифрованного образа в кино, прочитываются однозначные намёки на голливудских мейджоров — «Парамаунт» и «Мирамакс», то появление ряда медийных лиц, например, Майкла Джексона в анимационном образе официанта, скорее, просто озадачивает, нежели располагает к каким-то актуальным размышлениям. Галлюцинации и психоделики, о влиянии которых главным образом здесь идёт речь, выглядят единственным способом выйти за рамки мрачного настоящего и раствориться в мире радужных грёз. Но не исключено, что кем-то это может быть воспринято слишком буквально — как пропаганда химических препаратов, изменяющих восприятие.

    2 июля 2014 | 10:52

    Ари Фольман буквально поразил своим «Вальсом с Баширом». Такие фильмы чрезвычайно редки, и когда я ждал выхода «Конгресса», то ожидал фильм еще более высокого уровня.

    Фильм меня чуть-чуть разочаровал, однако это разочарование связано скорее с тем, что этот фильм все-таки не был локализован и не был пущен в прокат в России.

    В первую очередь стоит отметить то, что фильм немного «сырой». Да, приятно снято, анимация великолепная (даже завораживающая, я бы сказал), однако во всем ощущается какая-то «недоделка», будто от фильма оттяпали много крайне важных моментов. Ярче всего это проявляется в сюжетной линии. Все события перемешиваются, путаются, не всегда понятно, как и где все это происходит.

    Кроме того, фильм оставляет после себя много вопросов, причем вопросов не для философского размышления, а именно сюжетных. Часто сюжет просто провисает, происходят огромные временные скачки, и не всегда понятно, как некоторые персонажи или события связаны между собой. В фильме ответов на эти вопросы нет.

    С другой стороны, фильм меня поразил такой замечательной мультипликацией и порой довольно сложными и трогательными моментами. Спойлерить не буду, лучше все это увидеть и ощутить самим.

    Если вы все-таки решились на просмотр этой ленты, обязательно прочтите Лема. Да, возможно, вам не понравится, как здесь интерпретировали его историю (между прочим, большая часть гневных отзывов на сайтах для киноманов связана именно с неправильным подходом к сравнению «Футурологического конгресса» и сей ленты), однако именно так вы сможете ответить на те вопросы, на которые фильм не дает ответов.

    И да, саундтрек отличный, Макс Рихтер молодец.

    9 из 10

    Посмотрите и убедитесь сами.

    13 декабря 2013 | 14:02

    Необходимо сразу сделать дисклеймер. Это не экранизация. Это «что-то по мотивам». В этой позиции так нагло узурпировать произведение Лема и всю дорогу пытаться выдать это за экранизацию, конечно, грешно. Но.

    В чем главный конфликт картины? Героиня Робин Райт, попадая в мультипликационный трип, не находит там себе места. Она из другого жанра. Ей комфортнее в первой части фильма, где все определено, все драматические ходы видны издалека, есть сын, которого надо лечить. И карьера, которую надо спасать. Не даром даже при подписании контакта она настаивает на том, чтобы ее оцифровка не играла в фантастике. Такая ультимативная позиция свойственна фашизоидному типу личности, характеризующемуся в неприятии всего инакового.

    Таким образом, весь дивный новый мир мы оцениваем сквозь призму восприятия героини пресных драм. В мире где «Каждый тот, кто он есть и тот, кем он хочет быть. Где нет горя, жесткости, тщеславия». Она продолжает искать какую-то настоящую реальность. Ей прямым текстом говорят: Всё происходит в голове. Если вы видите темноту — это ваш выбор. А она все про сына. Кстати, почему ей наплевать на дочь?

    Особенно весело становится, когда она пытается задвинуть какую-то жалкую телегу про: «Одумайтесь, люди. У меня сын глохнет, а вы тут гедонизируете. ». Но в чем принципиальная разница между Смотреть на экран/Кушать пилюли? Это просто новый способ доставки контента. Но нет, обществу счастливых и добрых людей она предпочитает общество голодных рабов.

    Мир спасут фармакологи в сотрудничестве с кинематографистами. Красивую утопию актриса видит как антиутопию. Все выглядят как Иисусы и Будды. Все ведут себя, как они. А надоело — можно стать Зевсом. Или отрастить крылья и полететь. Ну разве не прекрасно?

    Весь потенциал мультипликации Ари Фольман демонстрирует на контрасте с серой обыденностью кино. Черт возьми, дайте мне пожить в этом мультике! А реальность унесите.

    18 апреля 2014 | 12:24

    Не далёк тот день, когда настоящих, живых актёров на экране кинотеатров сменят их копии, смоделированные на компьютере, тем более данный случай уже имел место в мировой практике, вспомним последний «Форсаж». Израильтянин Ари Фольман создавший чуть ли не шедевр независимой взрослой мультипликации в 2008 года пацифистского уклона, под названием «Вальс с Баширом» где нет ничего лишнего, снова принялся рассуждать, только уже о днях будущего, в вышедшем в 2013 году, и принятом критикой прохладно, «Конгрессе» основанного по мотивам книги Станислава Лема.

    Причём один из лучших на сегодня, а может быть даже самый лучший, лично мною любимый композитор Макс Рихтер написавший саундтрек, стал ещё одной причиной для повторного пересмотра. Умеющий своей музыкой управлять сердцем, вспомним тот самый сильный момент из «Острова Проклятых» Скорсезе, у него не пафосные, громогласные фанфары Циммера и Уильямса, это чуть ли не музыка Верди, бесподобная и играющая тобой, как кукловод марионеткой.

    И вот именно, в этой утопической трагедии мира будущего, где процесс смены настоящего на рисованную реальность дошёл до своего пика. Где всё выглядит как в «Жёлтой субмарине» (художники постарались на славу), некогда известной актрисе (Робин Райт), из-за проблем со здоровьем своего сына (его играет Коди Смит-МакФи), приходится идти на так называемый актёрский ксерокс. Не осознавая, к чему это может привести, она идёт на рискованное дело, по зову сердца и материнскому инстинкту.

    И следует, заранее вас предупредить Фольман тут опять создаёт не выверенное, и отлаженное, игровое кино, построенное по сценарным стандартам, а он предоставляет картину будущего и снова же играет на манипуляции зрительского внимания, средствами именуемые народом, — сентиментальность, подобие флёра, таинственность. Важную роль играет ещё та самая депрессия по солнцу, немного напоминающая местами то Триеровскую катастрофу, то картины Тарковсого и Бергмана разом.

    Вдобавок мир разделяется на две стороны: яркая мультипликация сменяется ландшафтами пост-апокалипсиса из «Дороги» Хилкоута. Дабы не видеть данного ужаса, народом употребляется яд в виде капсул, но не что не вечно, и к финалу вы, возможно, будете ошарашены исходом событий, либо пустите слезу за героев, — это же произошло со мной. Фольман снова доказывает, взрослая мультипликация способна выразить послание о проблеме идентичности человека в мире развивающих кибертехнологий, и о его внутренней боли за потерянное счастье, и влияет на сознание не хуже ряда драм поставленных именитыми режиссёрами.

    20 апреля 2016 | 16:27

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...
    Билеты на Московский кинофестиваль — за лучшую рецензию

    Новости


    Австралийский актер Коди Смит-МакФи, известный по фильмам «Дорога» и «Планета обезьян: Революция», получил роль Ночного Змея в фильме Брайана Сингера «Люди Икс: Апокалипсис». (...)
     
    все новости

    Статьи


    19 февраля в российский прокат выходит картина «Унижение» с Аль Пачино в роли утратившего вдохновение актера, второе дыхание которому помогает обрести любовь. КиноПоиск вспоминает еще 10 картин об актерах и их нелегком труде — от лент «Сансет бульвар» и «Тутси» до «Малхолланд Драйв» и «Артиста». (...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Фестиваль перевалил за экватор (простите за банальность!), так что я решила подвести кое-какие итоги и кратенько описать свои впечатления от увиденного. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Angry Birds в киноAngry Birds38 155 177
    2.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War32 939 739
    3.Соседи. На тропе войны 2Neighbors 2: Sorority Rising21 760 405
    4.Славные парниThe Nice Guys11 203 270
    5.Книга джунглейThe Jungle Book10 944 350
    20.05 — 22.05подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse417 087 247
    2.Angry Birds в киноAngry Birds157 229 791
    3.Экипаж40 352 730
    4.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War39 340 516
    5.Любовь не по размеруUn homme à la hauteur9 142 052
    20.05 — 22.05подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 544 015102 918
    Деньги686 557 497 руб.10 622 072
    Цена билета269,87 руб.14,50
    20.05 — 22.05подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    145.ПривидениеGhost8.170
    146.Вам и не снилось...8.170
    147.Писатели свободыFreedom Writers8.170
    148.Белый пленEight Below8.169
    149.Тэмпл ГрандинTemple Grandin8.169
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    36.Большой и добрый великанThe BFG91.74%
    37.Двадцать восемь панфиловцев91.73%
    38.Мстители: Война бесконечности. Часть 2Avengers: Infinity War - Part II91.33%
    39.Плохие парни 3Bad Boys 391.21%
    40.Индиана Джонс 5Indiana Jones 591.14%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    ПутьThe Path4
    Волк с Уолл-стритThe Wolf of Wall Street457
    Сказка о царе Салтане4
    КокаинBlow172
    ВаркрафтWarcraft69
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ВаркрафтWarcraft8.256
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass6.890
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse7.555
    Angry Birds в киноAngry Birds6.548
    Экипаж8.173
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Черепашки-ниндзя 2Teenage Mutant Ninja Turtles: Out of the Shadows02.06
    Иллюзия обмана 2Now You See Me 209.06
    Славные парниThe Nice Guys16.06
    День независимости: ВозрождениеIndependence Day: Resurgence23.06
    Тарзан. ЛегендаThe Legend of Tarzan30.06
    премьеры