всё о любом фильме:

В прошлом году в Мариенбаде

L'année dernière à Marienbad
год
страна
слоган«It Has The 'Marienbad Look'»
режиссерАлен Рене
сценарийАлен Роб-Грийе
продюсерПьер Куаро, Анатоль Доман, Рэймонд Фроман, ...
операторСаша Вьерни
композиторФрансис Сейриг
художникЖак Солнье, Бернард Эвейн, Жан-Жак Фабр, ...
монтажЖасмин Шасни, Анри Кольпи
жанр драма, детектив, ... слова
сборы в США
зрители
Франция  1.12 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время94 мин. / 01:34
Действие разворачивается в французском отеле. Молодой человек пытается убедить девушку, что в прошлом году они уже встречались в саду Фредериксбурга. Но девушка не то, что не помнит этого человека, она даже не знает, была ли эта встреча в Фредериксбурге или Мариенбаде. Молодой человек описывает момент их встречи. Рассказывает, что она едва не отдалась ему, но передумала в последнюю минуту. Они тогда договорились встретиться здесь через год, чтобы проверить, как сильны их чувства…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
40 + 2 = 42
8.3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Съёмки фильма проходили в Париже.
    • Визуальный ряд и персонажи картины были использованы в клипе «To The End» (1994) британской группы «Blur». Видео представляет собой переснятые сцены из фильма Алена Рене, сопровождаемые абсурдными английскими субтитрами. В роли Икс в клипе снялся вокалист «Blur» — Дэймон Элбарн.
    • Несмотря на то, что в своём предисловии к изданному в виде книги сценарию Ален Роб-Грийе заверяет, что города «Мариенбад» никогда не существовало на карте, Мариенбад существует и сейчас. Это город-курорт в Чехии, и местные жители называют его «Марианске Лазне».
    • Самый знаменитый кадр фильма — вид на парк, открывающийся героям при выходе из отеля: люди неподвижно стоят на широкой дорожке, проходящей через парк, и отбрасывают длинные тени, в то время как ни у деревьев, ни у статуй нет теней. Съёмка велась в яркий солнечный день, а для создания этого сюрреалистического эффекта тени людей были попросту нарисованы на земле.
    • еще 1 факт
    Трейлер 02:06

    файл добавилmoietoile

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Этот фильм в момент своего появления вызвал бурю споров, массу противоречивых оценок — от восторгов до полного неприятия, став на какое-то время чуть ли не нарицательным при определении заумно-интеллектуального (как писали на Западе) или буржуазно-элитарного (так считали у нас) кинематографа. Например, ошибочный вариант перевода «Прошлым летом в Мариенбаде» даже спровоцировал отечественного драматурга Александра Вампилова на демонстративно спорящую перекличку заголовка его пьесы «Прошлым летом в Чулимске». (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 19 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Я сегодня до зари встану. По таинственному пройду саду. Что-то с памятью моей сталo.

    Посвящается Мариенбаду


    Несмотря на то, что со дня его выхода на экраны прошло более 50 лет, «В прошлом году в Мариенбаде», поставленный Аленом Рене по сценарию Алена Роб-Грийе, остаётся одним из самых загадочных европейских интеллектуальных кино-экспериментов. О нём написаны тысячи исследований, сломаны горы полемических копий, высказано столько же любви и восхищения, сколько непонимания и даже презрения. А он, обладая чарующей гипнотической притягательностью, до сих пор свои секреты не раскрывает и приглашает зрителя самому решить, что же случилось в прошлом году (или не в прошлом) в Мариенбаде или совсем даже не там, а во Фридериксбурге, и случилось ли вообще? И что же происходит в пустынном грандиозном отеле, где прошлое встретится с настоящим в тот момент, когда камера Саша Верньи сфокусируется на лицах двух гостей, выхватив их из толпы элегантно одетых дам и джентльменов, движущихся бесцельно, кaк в трансe? Безымянные мужчина и женщина, возможно, близко знакомы ещё с прошлого года, а возможно, и нет. Oн с отчаянной настойчивостью будет призывать Её вспомнить их прошлогодние встречи, которые Она, сначала с вежливым безразличием, а затем всё с большими недоумением и неуверенностью, будет отрицать.

    Готов ли зритель, следуя совету автора сценария Алена Роб-Грийе, погрузиться в экранный мир Мариенбада, распахнув дверь чисто чувственному восприятию? Такой подход позволит оценить сюрреалистичную загадочность фильма, его многогранность, нелинейное развитие действия, основанное на свободном перемещении во времени и в пространстве, а также поразительную открытость «Мариенбада» любой интерпретации. Зритель становится «соучастником преступления», он может приобщиться к тайнам фильма, предложить свою трактовку и, тем самым, приблизиться к постижению его сути. А кто-то увидит всего лишь пустоту, возведённую в степень усложнённой многозначительности, и со вкусом упакованную в изящную шкатулку претенциозности. Это тоже одна из трактовок фильма, о котором его создатель, Ален Рене, сказал, что «В прошлом году в Мариенбаде» не имеет никакого смысла, но вдохновляет на бесконечные размышления. При работе над ним, Рене размышлял об одиночестве, неопределённости, двусмысленности и неосознанном страхе подавляемых желаний, которые терзали героев фильма и которые режиссёр воплотил на экране в гипнотических образах. Иллюзорный, обманчивый и неопределённый мир фильма подчинён своему внутреннему ритму и существует в симметричных композициях, зеркальных отражениях, мгновенных столкновениях белого и чёрного цветов, в геометрически выстроенном саду, в котором только люди отбрасывают тени, а деревья и кусты — нет. Долгие проезды камеры по бесконечным коридорам и салонам зрительно увеличивают размер отеля, полноправного персонажа фильма, делая здание бесконечным и запутанным лабиринтом, в котором герои кружат, подобно беспамятным душам в чистилище. Единственной их надеждой вырваться из лабиринта oстаётся память. Только она может указать выход в мир живущих.

    Память и её неодолимая власть над нами были предметом пристального интереса Алена Рене на протяжении всей его творческой жизни, начиная с первого художественного фильма, «Хиросима, любовь моя». Настойчивость памяти и её соотношение с реальностью становятся одной из главных тем «В прошлом году в Мариенбаде». Можем ли мы всегда доверять своим воспоминаниям? Отражает ли память события в той последовательности, в которой они действительно произошли или наше видение этих событий изменяется с течением времени под воздействием новых чувств, лиц, ощущений, неизбежно входящих в жизнь и затмевающих прошедшее, вытесняющих его в глубины подсознания? Воспоминания меняют очертания и форму. Сливаются в одно и разбиваются, как зеркало, вдребезги, на бесчисленные осколки. Сменяются резко и болезненно, как звук стекла по асфальту, и скользят плавно друг за другом в неуловимой последовательности. Мариенбад прошлого года ничем не отличается от нынешнего, и кто может точно сказать, что и кем было обещано? Забылись ли уверения в любви или их никогда и не произносили? Да и строились ли вообще планы о встрече ровно через год, которым не было дано воплотиться? Фильм бросает зрителю вызов, предлагая бесконечное множество ответов, включающих интерпретации всех дошедших до нас циклов древнегреческой мифологии, мрачные миры Кафки, элегантно-отчуждённые рассказы Борхеса, манифесты сюрреализма, символизма, и прочих -измов. Но начиная игру первым, как самый загадочный из его персонажей, остающийся на заднем плане, фильм всегда одерживает победу, не давая единого ответа, оставляя за собой последнее слово, за которым может стоять только многоточие.

    14 сентября 2014 | 09:27

    На вопрос «ЧТО есть реальностью?» — НЕТ и никогда не будет конкретного ответа. Ведь прежде прочего нужно определить ЕСТЬ ли она вообще и из каких компонентов состоит. Известно, что к всякой существующей в мире вещи примешиваются наши так называемые субъективные ощущения — память, эмоции, чувства и только так мы ее и воспринимаем. Но если даже восприятие физической материи такая хрупкая штука, зависящая от нашего настроения, внимания и концентрации, то насколько же сложнее, в общем-то практически невозможно, воспринять душу, субъективность другого человека, которая столь же тонка, мимолетна и непостоянна. «Чужая душа — потемки».

    «В прошлом году в Мариенбаде» с невероятной тщательностью, дотошностью и вниманием к мельчайшим деталям фиксирует своеобразный процесс взаимопроникновения, диффузии двух субъектов. Ими, вполне естественно, являются две противоположные части единого целого — мужчина, женщина и их общая страсть и загадка. Он встречает ее в роскошном французском отеле и клятвенно убеждает, что они уже встречались ранее. Более того пережили момент интимной близости. Как раз в тот момент их застал ее муж. Это случилось в прошлом году. Разве она не помнит

    Вот и все, что можно определенно сказать о сюжете фильма. Действие, разворачивающееся после этого крайне условного вступления не поддается никакому рациональному объяснению. В этом и есть весь секрет фильма. Он словно одновременно разворачивается в двух плоскостях. В одной динамика и ход развития событий имеют крайне запутанную, но все же единую нить повествования. Инструментами психоанализа, символизма и сюрреализма, пожалуй, можно найти как минимум несколько возможных интерпретаций происходящего. Но нужно помнить, что расшифровка фильма — это не разгадка кроссворда, и верных, равно как ошибочных, результатов здесь просто не существует. Все что вы можете — это прийти в меру ваших сил и возможностей к определенному выводу, но вы никогда не перейдете через горизонт собственного сознания. А разгадка именно там. Или, что вполне вероятно, ее не существует вовсе. (Можно назвать этот способ мужским, т. е. рациональным)

    Второй вариант — фильм можно рассматривать в качестве своеобразного магического кристалла, в котором каждый следующий поворот четкой структурной формы привносит с собой совершенно новый вид, блеск и роскошество образов. Фильм словно разбивается на тысячу мозаичных кусочков, каждый из которых абсолютно самодостаточен и автономен. Бессмысленная и бессильная рациональность должна уступить место чувству и интуиции, рефлексия смениться перцепцией. Только тогда, погрузившись с головой во все разнообразие, пестроту и таинственность повествования вы прочувствуете фильм душой. (Можно назвать этот способ женским, т. е. эмоциональным).

    Картина не просто необычайна, разнопланова и необъяснима. Она способна поставить в тупик любого умника или, тем более, романтика. Она эпохальна. Но потрясение вы испытаете, только настроившись на определенную волну (о двух способах см. выше, в противном случае фильм покажется нестерпимо скучным, бессвязным бредом). И тогда вы услышите словно какой-то грозный, могучий, страстный и непостижимо глубокий океан бытия тихо, но властно ропщет, а его волны омывают совершенно сухой и бесплодный берег вашего сознания. Что он? Загадка страсти? Формула мысли? Секрет жизни? НЕТ. Он и есть жизнь.

    Если же начинать разговор о технической стороне картины, то нужно писать еще одну рецензию. Идеальная геометрия построения кадра, совершенная гармония светотени, абсолютно сюрреалистические, почти гипнотические сцены (повторяющиеся вновь и вновь), выверенные с точностью до микрона нужны только для одного… Включить в фильм главное действующее лицо. Этим лицом являетесь вы сами. С вашей памятью, способностью мыслить, рассуждать и воображать. С точки зрения воздействия на зрителя фильм ближе к музыкальному, нежели изобразительному искусству. Он только задает ритм и гармонию, а дальше… дело ваше!

    Вся после кантовская философия познания и все кинематографические возможности ее реализации объединились в этой фреске о «бытии и времени», о «разуме и чувстве». Познать ее невозможно, как и достигнуть ее вершины, не потеряв по дороге саму способность мыслить и рассуждать (или довести ее до совершенства что одно и то же). Ведь как говорил великий безумец Фридрих Ницше «Истина требует, подобно всем женщинам, чтобы ее любовник стал ради нее лгуном…»

    9 мая 2015 | 19:19

    Непередаваемо красивый, завораживающий и сюрреалистичный фильм.

    В фильме отсутствует сюжет как таковой, все построено на непрекращающейся рекурсии — герои вспоминают что-то и тут же оказываются внутри воспоминаний, которые, в свою очередь, постоянно меняются, трансформируются, предлагают множество трактовок одних и тех же событий. Постепенно, Зритель оказывается окончательно запутан, теряя конец ниточки повествования.

    Напрашиваются параллели с «Шоссе в никуда» и «Малхолланд Драйв», Линча. Та же нелинейность, та же подвешенность сюжета и, главное, та же ключевая загадка фильма — какая линия сюжета представляет собой абсолютную реальность, а какие линии — лишь чей-то сон? В чьем сознании происходит действие? В сознании Героя? В сознании Героини? А может — в сознании Зрителя?

    Вообще, на мой взгляд, это главная парадигма арт-хауса — в фильме не должно быть какой-то одной интерпретации. Каждый Зритель сам решит, что именно означает каждый кадр в отдельности и фильм, в целом. В этом и есть функция искусства — быть своеобразной взлетной площадкой для фантазии Зрителя. Режиссера, активно навязывающего свои видение и интерпретацию собственного фильма, могут обвинить в морализаторстве и дурновкусии. В «Прошлом году в Мариенбаде» Зрителю предлагаются на выбор разные концовки: расставание, убийство, хэппи-энд. Зритель сам соберет свою причудливую фигуру из кубиков сюжета. Пересматривая его снова Зритель соберет новую фигуру, в зависимости от своего внутреннего состояния. И каждый раз — это будет уникальный фильм. Таким образом, у фильма появляется второй режиссер — внутренний мир Зрителя.

    Очень мощно в фильме раскрыта чувственная составляющая. Чувства, как вечная борьба. Натиск одного и страх другого. Смена ролей.

    И эти вечное противостояние, вшитое в саму человеческую природу: отталкивание — притяжение, нежность — грубость, напор — пассивность. И невозможность, абсолютная невозможность простого и понятного счастья двух людей.

    И в чувственной плоскости кроется один из вариантов разгадки фильма: здесь вообще нет истории как таковой, весь сюжет разворачивается вокруг архетипов и архетипичных отношений. Мужчина-завоеватель, испуганная, но покорная Женщина и кто-то третий, абстрактная фигура, вечное «Но», всегда стоящее на пути у чувств.

    Непередаваемо великолепна работа режиссера. Если работы Мэтью Барни и Питера Гринуэя — это работы художников, то работа Алена Рене — это работа скульптора. Так тщательно проработанные позы и выражения лиц, почти неподвижные герои, порою вдруг застывающие вовсе. И эта знаменитая безумная сцена, когда люди замерев стоят посреди парка и видны их длинные тени, а деревья и скульптуры теней не имеют.

    И, Боже, как же невыносима прекрасна тут Дэльфин Сейриг — отстраненная, медлительная и очаровательно рассеянная. В связке с волевым и стремительным Джорджио Альбертацци они олицетворяют абсолютные женственность и мужественность.

    Вообще, в фильме все сделано для того, чтобы ввести Зрителя в глубокий транс. Закольцованный текст, повторяющийся первые 15 минут фильма, медленно движущаяся камера оператора, выверенные, детализированные интерьеры, непрекращающаяся смена белого и черного, низкие, вкрадчивые голоса актеров, постоянная игра взглядов: Он смотрит на нее — Она смотрит вдаль, Он отводит взгляд — Она смотрит на него. Нельзя смотреть этот фильм незагипнотизированным, нельзя смотреть его, ожидая традиционных форм — сюжета, развития, кульминации. Включив «В прошлом году в Мариенбаде» Зритель должен отдаться фильму, попасть внутрь него и, в конце концов, забыть о том, в чьем сознании все происходит.

    10 из 10

    23 января 2013 | 20:08

    Главной прелестью этой ленты Алена Рене является наличие разных, порой взаимоисключающих, трактовок её сюжета и образов. Это позволяет зрителю выйти за рамки привычного состояния пассивного восприятия и, включив на полную абстрактное мышление, стать своего рода соавтором сценария фильма. Для рецензента здесь также открываются широкие горизонты, а посему следующий текст предложит читателю сразу несколько возможных версий происходящего, объединённых одной темой.

    Для начала необходимо выяснить что же, всё таки, за место является подмостками для этой сюрреалистической драмы. Основой сюрреализма является сновидение. Сновидение восходит к колыбели. Колыбелью же европейской цивилизации и культуры можно по праву считать Древнюю Грецию. Именно древнегреческие мотивы и образы проецируются на гостиницу, в которой происходит действие фильма. Если конкретнее, то эта гостиница суть есть вольный парафраз подземного царства, управляемого мрачным Аидом — братом громовержца Зевса. Серые и безликие постояльцы позволяют понять, что мы имеем дело с определённой частью аидова загробного царства — не с ужасным Тартаром и не с вечно солнечными и радостными Елисейскими полями, а со скучным и унылым Асфоделевым лугом — пристанищем большинства душ, ибо обыватели в массе своей не являются ни грешниками, ни праведниками. Причащаясь водами Леты, дарующими забвение, души бесцельно бродят по коридорам дворца, словно сомнамбулы. Именно они служат постоянной в уравнении фильма.

    Переменной же, в свою очередь, выступают три главных персонажа картины: мужчина, женщина и, скажем так, мужчина-антагонист. Архитекторами же данной киноконструкции являются находящиеся за кадром режиссёр Ален Рене, сценарист Ален Роб-Грийе и оператор Саша Вьерни. Они словно Цербер о трёх головах стерегут идеально выстроенное неэвклидово (ибо понятие пространство-время здесь крайне условно) пространство фильма. Или же их можно воспринимать иначе. Роб-Грийе создатель, а значит Аид, Рене организатор, стало быть, Гермес, ибо посланник богов доставлял души на место, являясь своего рода организатором путешествия, а оператор Саша Вьерни выступает, в свою очередь, в качестве Харона, провозящего души, читай зрителей, по бесчисленным коридорам и комнатам гостиницы-реки Стикс. Но настало время разобраться, собственно, в происходящем.

    Вначале стоит рассмотреть высказанную некоторыми критиками версию о том, что происходящее на экране является вольным пересказом мифа об Орфее и Эвридике. Первый мужчина, являющийся, по сути, единственным истинно живым героем фильма, отчаянно пытается вызволить свою возлюбленную из царства теней. Мужчина-антагонист воплощает, в свою очередь, сразу два образа — Харона и Аида, всячески ставя препятствия настойчивому Орфею и подчёркивая свои права на душу Эвридики. Однако в этой версии мифа героев могут ожидать сразу несколько финалов, лежащих в параллельных плоскостях, а поскольку пространство у нас неэвклидово, то и финалы эти вполне могут пересекаться.

    В качестве второй версии можно допустить нестандартное прочтение мифа об Аиде и Персефоне. Если предположить, что сновиденческая природа сюрреализма допускает, в том числе, и половые трансформации, то на роль тоскующей по дочери Деметры более всего подходит именно протагонист. Он является наиболее активным участником событий, воплощая эмоциональное начало богини плодородия. В противовес ему мужчина-антагонист якобы является проекцией твёрдой, рациональной и хладнокровной натуры Аида. Ровно посерёдке находится разрываемая между двумя огнями, эмоционально истощённая Персефона. Но! Если подвергнуть данный миф инверсии, то мы получим прелюбопытную картину. А именно — протагонист и антагонист меняются ролями, и уже Деметра предстаёт в образе чрезмерно властной матери, не желающей выпускать чадо из гнезда. Игра в Ним, в которую антагонист раз за разом побеждает всех присутствующих во дворце, включая протагониста, символизирует в данном случае гипертрофированное материнское эго. А всемогущий Аид, внезапно оказавшийся практически гостем в собственном доме, отчаянно пытается вырвать возлюбленную из плена чрезмерной материнской опеки. В пользу данной версии в целом говорит воспоминание многочисленных постояльцев о прошлогоднем холоде, ведь, как известно, разлука Персефоны с Деметрой иначе называется зимой.

    И, наконец, третья, наиболее экстремальная версия, суть есть усложнённый вариант мифа о Пигмалионе. Причём не просто о Пигмалионе, а о Пигмалионе, находящемся в состоянии сна после создания прекрасной статуи. Уподобимся Жан-Жаку Руссо и назовём статую Галатеей, пускай даже на самом деле она и является персонажем совсем другого мифа. Итак, Пигмалион создал свою статую, и воспоминание о ней перенеслось в сложносочинённый сон. И вот здесь следует провести ещё одну инверсию. Отталкиваться в данном случае следует от наиболее известного кадра из фильма, где люди отбрасывают тени, а деревья и статуи — нет. Казалось бы всё ясно: люди — воплощение жизни, статуи — смерти, либо её брата сна. Но! Вдруг совы не то, чем кажутся? Вдруг создателем сновидения является не Пигмалион, а Галатея? Тогда выходит что всё наоборот — жизнь это сон, а сон это жизнь. Люди это статуи (что подтверждают статичные позы постояльцев), а статуи — люди. И тогда попытки Пигмалиона пробудить возлюбленную следует рассматривать как покушение на убийство. Вот откуда этот ужас в глазах женщины. Именно она, согласно данной трактовке, является истинным протагонистом истории, отчаянно сопротивляющимся чужеродному элементу, пришедшему из реальности. Заступника наша сомнамбула находит в лице инфернального антагониста — бога сновидений Морфея.

    Безусловно данные теории вполне могут показаться притянутыми за уши. Однако и опровергнуть их весьма непросто. Хотя всегда можно попробовать.

    Извольте начинать…

    10 из 10

    8 сентября 2014 | 16:28

    Всё, что об этом фильме было сказано, как о новой вехе в кино, безусловно, верно. Фильм со множеством измерений, в который помимо нелинейного временного измерения добавляется еще и иллюзорное (мнимое), допускающее несколько вариантов. При этом автор отсекает всё лишнее, дабы картина наполнялась вглубь, а не вширь (на мой взгляд, поэтому и использован прием с замиранием всех фоновых персонажей, оттеняющих главных героев или главное действие на данный момент).

    Я бы не стал говорить, что в данном фильме главное — это формализм. Да, форма необычна, как и стиль подачи (оператор С. Верни — мастер своего дело, и уже здесь появляется его плавная съемка парящей камерой, которая впоследствии будет присутствовать во многих картинах Питера Гринуэя). Но эта форма скорее является способом погрузить зрителя в транс и отсечь всё ненужное, а не самоцелью.

    ***

    Мысли, возникающие после просмотра, трудноуловимые и у каждого свои, подчас даже несвязанные друг с другом. На мой взгляд, отель — символ повседневной рутинной жизни, галереи, коридоры, скульптуры; и лишь комната героини с приоткрытыми дверями отличается для Него. Сад — способ выбраться из обычной жизни в другое измерение, где нет догм, где скульптурные мужчина и женщина могут быть кем угодно — это зависит только от фантазии — а не «Карлом VI и его женой в одежде, стилизованной под Древнюю Грецию».

    Не берусь судить, строили Рене и Роб-Грийе какую-то абстракцию в виде этого отеля-жизни, или же это было выплескивание личные демонов, как во многих фильмах фон Триера… Всё застывшее, неживое, даже люди неживые, как и их ничего не значащие разговоры. Из всей толпы живыми являются только главные герои.

    Отношения героини с «мужем» является гротескным показом отчужденности между людьми, когда не осталось теплоты, а только привычка и безразличие. И если в своей жизни мы можем стараться не обращать внимание, когда попадаем в такую ситуацию, то в данном фильме Рене возводит все чувства в куб, что они начинают выглядеть сюрреалистично, как и всё остальное: если отчуждение — то полное и очевидное, если страсть и любовь — то всепоглощающая и сверхчувственная. Обнажается скелет, убирается всё лишнее.

    А после просмотра фильма появилась мысль, а был ли Он? Если это сон, то определенно это Её сон. Ведь Он слишком отличается от всех постояльцев отеля. Она его придумала, Она хотела бы, чтобы Он пришел за ней сейчас, год назад, 10 лет назад. Если угодно, Его хочет Её сверхсознание. При этом подсознание всячески сопротивляется, привыкнув к устоявшейся рутине и боясь нового. Кто Он — просто вернувший Её к жизни мужчина, или Её смерть, или кто еще — не берусь судить.

    И вообще подводя итог, и опять-таки отсекая всё лишнее, я бы сказал, что этот фильм о том, что бывает любовь-страсть-родство, ради которого можно ждать годами (здесь оно показано в рафинированном виде, в каком в жизни не встречается), и о том, как сложно сделать выбор между своей стабильной неудовлетворяющей (впрочем, Она уже смирилась) жизнью и неизвестностью, страстью. И с каждой итерацией тех же фраз, сцен, мы, как по спирали, уходим вглубь персонажей, вглубь себя…

    На самом деле, фильм требует соответствующего неспешного и расслабленного настроения при просмотре, поэтому, на мой взгляд, смотреть его лучше как раз вечером, чтобы он стал почти сновидением. И тогда наслаждение одной из главной жемчужин мирового кино и свои собственные мысли из подсознания вам обеспечены. И после него, пусть немного, переосмысливаешь свое отношение к любви, раздвигая её рамки. Да, она может быть и такая. Где-то. В Мариенбаде… Или в Карлсбаде… Или еще где… Неважно…

    10 из 10

    (с субтитрами)

    28 ноября 2010 | 21:28

    После мероприятия в холле французского отеля некий мужчина с итальянским акцентом заводит разговор с женщиной, уверяя её, что они уже виделись раньше. Правда, женщина подобной встречи не припоминает. Но человек попался настойчивый. Уверяет, что это несомненно было в саду то ли Фредериксбурга, то ли Мариенбада год назад. И они тогда договорились встретиться через год. Вместе с героями зрителю приходится путешествовать по обманчивым двоящимся волнам воспоминаний.

    Попадая на подобные фильмы определённо штучного производства, внезапно закрадывается чувство растерянности от двоякости ощущений, что ты в этом мире явно что-то не догоняешь (а почему бы и нет, опция «автопоймёж» тут не спасёт), и в то же время, всё тобой виденное до этого кажется несколько мелочным. Во вроде бы простой ситуации «помню — не помню», внезапно оказывается непросто ухватиться за ход мыслей героев, будто у каждого свои воспоминания, да и к тому же и те и другие недостоверные. На самом деле это вполне укладывается в стиль режиссёра Алена Рене, не в первый раз обращающегося к устройству человеческой памяти. В к/м «Статуи тоже умирают», созданном автором при участии Криса Маркера, память была частицей генофонда носителя древней культуры, в «Хиросиме мон амур» это память через ощущения, ну а в «Мариенбаде», созданном на основе сценария Алена Роба-Грие, это игры разума — то ли перепрограммирование, то ли memento mori. Основной же мыслью можно проследить то, что человек, помнящий о прошлом, имеет право на будущее, а находящийся в забвении — обречён на повторения ошибок и на вымирание. Дальше уже можно строить различные теории относительно происходящего на экране. Связывать в уме гоняющиеся по кругу в медитативном сонливом ритме мысли, движения, слова, делящиеся на отзеркаленные проекции и просто, как кажется фантазии с догадками. В частности немножко растапливает замешательство мысль о загробном мире, где, как кажется, и оказывается нерешительная в поступках девушка, по ходу фильма застреленная ревнивым мужем. Но так как она этого не помнит, то обречена который год (а который?) жить одними и теми же событиями, обманывая себя лишь деталями, когда внезапно объявляется некто в человеческом обличии, то ли ангел, то ли дьявол, и помогает ей наконец через возвращение памяти сделать конечный выбор на развилке при выходе из лимба. Шатко, понятно, но хорошо кино тем, что это лишь одна из догадок о размытом в пространстве и времени мелодраматическом сюжете, подкреплённом уже вполне конкретной шикарной операторской работой Саши Вьерни, оригинальной авторской стилистикой Рене и жутковатой музыкой Франсиса Сейрига.

    10 из 10

    22 апреля 2016 | 22:49

    Есть свой шарм в том, чтобы нажать кнопку Play и «проглотить» фильм без всякой подготовки, не слышав о нем до просмотра ровно ничего. Однако с «Мариенбадом» такой метод не прокатит. Необходимо заранее отдавать себе отчет в том, что данная лента полностью игнорирует законы кинематографа и не содержит ни сколько-нибудь содержательного сюжета, ни даже внятных персонажей. Тогда, возможно, вам будет легче продраться сквозь первые 20 минут, которые предваряют основную коллизию и служат увертюрой, погружающей зрителя в специфическую атмосферу.

    Что же есть в «Мариенбаде»? Однозначно можно говорить лишь о двух атрибутах. Во-первых, это абстрактные Мужчина и Женщина, вечные образы, два полюса мироздания, скрепляющих его своим антагонизмом. Во-вторых, это Сад, Гостиница и Комната — метафизические пространства, которые можно истолковать как разные состояния души или даже как разные формы бытия.

    Зачем создателям фильма понадобилось так глубоко копать? Затем, что в любых отношениях действующих лиц трое: Он, Она и напряжение, энергетическое поле, возникающее между ними. В обычной, «бытовой» истории все внимание уделяется характеристике субъектов. Здесь же, сводя конкретику на нет и нарочито подчеркивая обобщенность образов, авторы — сценарист Ален Роб-Грийе и режиссер Ален Рене — выводят на первый план то самое напряжение. Именно оно смакуется и рассматривается с разных ракурсов, а, следовательно, является главным героем картины.

    Дальнейшее зритель волен домысливать как ему угодно: картина принципиально открыта для интерпретаций. Можно проследить историю развития энергетического поля: ближе к концу фильма образы и пространства словно выворачиваются наизнанку, маркируя эволюцию отношений — сначала Мужчина добивался Женщины, теперь Женщина боится его потерять. Можно сделать акцент на концепте измены и «третьего лишнего» — на заднем плане маячит персонаж, которого остальные называют Мужем.

    А можно вообще не утруждать себя и просто смотреть фильм: его эстетика создает особую трансцендентальную реальность, самодостаточную, как любое произведение высокой культуры. Тягуче-атональная органная музыка, изящная игра контрастной черно-белой гаммой, помпезные интерьеры из гипса, мрамора и лепнины, из картин, орнаментов и зеркал, из украшений и богатых туалетов — все это входит в странную и по-своему красивую гармонию.

    Сюда же можно отнести и сдержанную постановку Алена Рене, и плавное, будто апатичное, движение камеры, и аскетичную игру актеров. Отдельно стоит отметить Алена Роб-Грийе — это тот случай, когда фильм всецело держится на сценарии. Он мало чем отличается от романов Роб-Грийе, с той лишь разницей, что его тексты, воплощенные визуально, выглядят даже более убедительно и выразительно, чем чисто литературные работы. Весь «Мариенбад» соткан из рефренов и лейтмотивов — как и подобает символистскому искусству (хотя вообще-то здесь нужно говорить о «новом романе» — движении, придуманном и возглавляемом Роб-Грийе).

    Подводя итоги: в какой-то мере фильм увлекателен, в какой-то — безумно тяжел. А уж чтобы решиться пересмотреть его, нужно быть подлинным мазохистом.

    8 из 10

    28 ноября 2011 | 03:13

    «В прошлом году в Мариенбаде» — один из ключевых фильмов французской Новой волны, движения, которое ставило своей целью обновить привычный для того времени киноязык, дать больше свободы автору в выборе выразительных средств.

    И «В прошлому году…» полностью соответствует этой концепции. Эксперименты с трансформацией традиционного для того времени киноповествования привели к весьма радикальным результатам: в фильме фактически нет классической структуры «завязка-кризис-кульминация-развязка». Более того, даже, кто является главными героями, мы узнаем лишь на 15-20 минуте. Фильм очень похож на кошмарный сон. Грань между явью и фантазией — размыта. Время и место действия никак не обусловлены, постоянно изменяются. Так, например, диалог может начинаться в одной локации, а заканчиваться в другой (и даже в другом времени). Все это сопровождается невыносимой, атональной музыкой, сюрреалистичными образами и потрясающими ч/б съемками в роскошных декорациях старинного барочного дворца.

    Эксперимент? Безусловно. Выдающийся? Да. Вне зависимости оттого, был ли авторами действительно заложен какой-то смысл в их творение (сценарист Ален Роб-Грийе и режиссер Ален Рене давали довольно противоречивые комментарии касательно его главной идеи), или же это лишь «шоу», имитация. Им удалось внести новшества в киноязык и киностилистику того времени. «В прошлом году в Мариенбаде» оказал заметное влияние на киноискусство. Им вдохновлялись, к примеру, такие выдающиеся режиссеры как Дэвид Линч, Питер Гринуэй, Стенли Кубрик…

    Однако, для зрителя этот эксперимент обернулся тяжкой пыткой. Рыхлое, мутное, и бессвязное повествование отнюдь не способствует концентрации внимания. Как не способствует этому и шизофренически-нервозная атмосфера фильма, которая оказывает примерно такое же действие на зрителя, как звук гвоздя, проведенного по стеклу. Дело усугубляется еще и тем, что нет возможности ощутить эмпатию к героям. Им не получается сопереживать, потому что о них ровным счетом ничего неизвестно: у них нет характеров, биографий, желаний, проблем и проч. Все это превращает 90 минут экранного времени в 180 или даже больше. Фильм неинтересно смотреть. Порой неприятие стилистического или композиционного решения фильма можно преодолеть ради чего-то другого: содержания, истории, идеи. Но здесь нет ровным счетом никаких причин, которые бы могли заставить зрителя сделать это усилие над собой.

    Неслучайно на протяжении тысячелетий для передачи истории использовалась классическая композиционная структура, основы которой изложил еще Аристотель в «Поэтике». Она использовалась и используется везде: от древнегреческой трагедии до рассказов в курилке о происшествии во время отпуска. Видимо, она лучше всего отвечает тому, как человек воспринимает информацию. Ради эксперимента можно ей пренебречь. Но вытеснить её вряд ли получится.

    27 марта 2015 | 23:11

    Проблема колосса Алена Рене в том, что мы знакомимся с ним в приложении ярлыков о знаковости, культовости, упоминаемых в разнообразных топах лучших фильмов всех времён. А также с аннотированными трактовками событий произошедших в «одинаковых комнатах», в «одинаковых коридорах». Эти данности мешают взаимодействию с картиной, затрудняя параллельное путешествие с героями по закоулкам сюрреалистичной ирреальности гениально прописанной Аленом Роб-Грийе и тщательно воссозданной Аленом Рене.

    Даже, если ничего не понять в увиденном видеоряде и смотреть с выключенным звуком, всё же, трудно переоценить влияние фильма на последующее развитие киноязыка, пропитанного «мариенбадскими» домыслами и смыслами. Гнёт шедевральности не оставляет шанса критикующим, будто указывая им на собственное скудоумие, бесконечными цитированными кусочками в других таких же шедеврах. А, между тем, это невероятно воздушное и очаровательное кино, лёгкое дыхание которого в полной мере, пожалуй, смогли оценить лишь члены жюри Венецианского фестиваля 1961 года, отдавшие фильму главный приз.

    ОН убеждает ЕЁ, что они встречались в прошлом году толи в Мариенбаде, толи в этом странном замке, толи ещё где-то. Она не помнит и не верит. Он убеждает и доказывает. Она всё равно не верит. Ещё есть третий. Кто он? В кого стреляет и в чём секрет хитрой игры с числами. Есть ещё люди, тени, двойники, проекции, скульптуры….

    Головоломка, которую заразительно интересно наблюдать, вычисляя возможные разгадки, каждая из которых оборачивается новой невозможностью. Прокручивая в голове и пересматривая раз за разом историю, сталкиваешься с чёткой выстроенностью придуманного создателями, на первый взгляд, неестественного мира. Он становится очевидным, рассеивается сновидческая пелена камеры Саша Верньи. Он пугает и завораживает, обещая разъяснить рациональный смысл происходящего. Но ответа не будет, хотя вера в то, что такой смысл есть, не пропадает. Это не пресловутый поиск чёрной кошки в тёмной комнате. Это стремление вырваться за круг очерченного. И для расширения умозрительных горизонтов не обязательно задаваться глобальными онтологическими вопросами. Достаточно сосредоточиться на одном, казалось бы, незначительном эпизоде, на возможной или невозможной встрече с конкретным человеком. Всё это было. И было в прошлом году. Возможно, в Мариенбаде…

    10 из 10

    4 декабря 2010 | 10:55

    Загадочная, магическая история, мистическая. В неё попадаешь как в сон, медленно и неотвратимо, слушая как заклинание долетающие до слуха обрывки слов, которые становятся всё чётче, всё слышнее и понятнее, становятся осязаемыми. «Анфилады дверей и анфилады перекрытий…» «убранство века иного»…

    Итак, мы в лабиринте, в некой Гостинице. Коридоры, комнаты, переходы, зеркала — всё это нечто пространственно-временное и в то же время фантомное. Это — память. И тут идёт Представление. Театрик (На афише какая-то пьеса, вроде под псевдонимом немецкой писательницы Эльзы Бернштейн — Росмер). Действие на сцене плавно перетекает в общее действие, обрывки слов, недосказанных мнений по поводу когда-то произошедшего и теперь представленного, они то ли помогают, то ли — наоборот. И тут приходит мысль — всё взаимосвязано, бесконечно малое где-то незримо смыкается с бесконечно большим, это и есть Сама Бесконечность. Лента Мёбиуса. «Крутящаяся восьмёрка» — знак бескрайности…

    Иллюзорность происходящего усиливается вкраплением фрагментов, картин, кадров, разных по сути и времени. Неподвижность замерших фигур, вдруг остановленных чьей-то волей. Это, конечно же, Память… Герой бродит по ней, ищет и натыкается, снова уходя. Некая спиральность, спираль как основа всего — двойная спираль ДНК и спиральная лестница, со ступеньками-соединениями. Топтание по кругу и выход в конце концов на новый виток…

    Основных героев трое, они несколько условны и в тоже время извечны, «любовный треугольник» — Он, Она и её Муж (Мужчина). Все остальные проходят мимо как тени, как отражения, когда-то мелькнувшие по склере глаза-зеркала, как актёры, идущей на подмостках пьески…

    Мужчины на протяжении всего фильма играют в игру, предложенную Мужем и по сути беспроигрышную. Действие разгоняется по кругу, по лабиринтам коридоров, пустых комнат и переходов, выходит за рамки гостиницы — в геометрически правильный сад без теней с водным каскадом и статуями. Действие подспудно уплотняется, материализуется, но как-то всё равно зыбко… Это Память. Или Мысль. Или Мечта… Итог предначертан, как сама жизнь — от нас зависит лишь выбор, порой случайный, неосознанный, тех или иных карт в этой игре…

    Женщина как олицетворение Любви или Мечты погибает в прошлом, намёк слишком уж явный. Год назад или целую вечность тому как… И бродит теперь по залам и галереям этой Потусторонности, где всё уже произошло, но существует вне времени. Она заторможена и неясна как призрак, как тень, сама того не понимая или не желая признать. Он пытается разбудить её, растормошить как спящую царевну. Она жива в его памяти, но и только…

    И тут, под занавес, кадр как бы слипается… Голосом главного Героя говорит… Муж!

    Это его память. Это его рассказ. Нет никакой «троицы» и не было, есть только Он и Она. Как их изначально сотворил Господь. И постоянно повторяющаяся драма, трагедия ошибки. Быт, земное и плотское убивают Любовь, комкая в потных ладонях хрупкие и хрустящие крылья бабочки…

    Так или иначе, но Он каким-то образом смог разбудить Её. Смог уйти из лабиринта в сад и…

    Куда дальше мы не знаем. Мы выпадаем из повествования как из сна, неожиданно и неотвратимо. А может и не ушёл он никуда, а остался в «завтрашней» пустой комнате в теле Мужа. А ушла как видение его Память, с Его Любовью…

    На чёрном фоне фасада Гостиницы горят (то ли холодно, прощально, то ли тепло и зовуще) несколько окон. Вроде семь. Одно, три, четыре в разных рядах, на разных этажах… Попытайтесь теперь сами погасить их, начав Игру, и не остаться в последнем… Или всё-таки — остаться?..

    10 из 10

    3 сентября 2014 | 19:54

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...
    Билеты на Московский кинофестиваль — за лучшую рецензию

    Индекс популярности

    Новости


    Выдающийся режиссер, один из корифеев французской «новой волны», Ален Рене ушел из жизни в возрасте 91 года. В числе его работ такие фильмы, как «Ночь и туман», «Хиросима, моя любовь», «В прошлом году в Мариенбаде», «Мюриэль, или Время возвращения» и «Мой американский дядюшка». (...)
     
    все новости
    Записи в блогах

    В журнале Sight & Sound опубликованы любимые фильмы Федерико Феллини. На первом месте сразу три картины Чарли Чаплина, а на последнем — его собственные «Восемь с половиной». Плюс рекомендации от Акиры Куросавы. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Angry Birds в киноAngry Birds38 155 177
    2.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War32 939 739
    3.Соседи. На тропе войны 2Neighbors 2: Sorority Rising21 760 405
    4.Славные парниThe Nice Guys11 203 270
    5.Книга джунглейThe Jungle Book10 944 350
    20.05 — 22.05подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse417 087 247
    2.Angry Birds в киноAngry Birds157 229 791
    3.Экипаж40 352 730
    4.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War39 340 516
    5.Любовь не по размеруUn homme à la hauteur9 142 052
    20.05 — 22.05подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 544 015102 918
    Деньги686 557 497 руб.10 622 072
    Цена билета269,87 руб.14,50
    20.05 — 22.05подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    165.Назад в будущее 3Back to the Future Part III8.153
    166.Тренер КартерCoach Carter8.152
    167.Шерлок ХолмсSherlock Holmes8.151
    168.Звёздные войны: Эпизод 3 – Месть СитховStar Wars: Episode III - Revenge of the Sith8.150
    169.Золотой теленок8.149
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    1.Отряд самоубийцSuicide Squad96.82%
    2.ПассажирыPassengers96.05%
    3.Темная башняThe Dark Tower95.97%
    4.Человек – швейцарский ножSwiss Army Man95.90%
    5.ДюнкеркDunkirk95.88%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    ПортнихаThe Dressmaker15
    Черная роза33
    Кожа, в которой я живуLa piel que habito214
    Сестры МагдалиныThe Magdalene Sisters34
    Angry Birds в киноAngry Birds17
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ВаркрафтWarcraft8.242
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass6.888
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse7.548
    Angry Birds в киноAngry Birds6.547
    Экипаж8.172
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Черепашки-ниндзя 2Teenage Mutant Ninja Turtles: Out of the Shadows02.06
    Иллюзия обмана 2Now You See Me 209.06
    Славные парниThe Nice Guys16.06
    День независимости: ВозрождениеIndependence Day: Resurgence23.06
    Тарзан. ЛегендаThe Legend of Tarzan30.06
    премьеры