всё о любом фильме:

Ты и я

Io e te
год
страна
слоган«Пора открыть мир заново!»
режиссерБернардо Бертолуччи
сценарийНикколо Амманити, Умберто Контарелло, Франческа Марчано, ...
продюсерМарио Джанани, Лоренцо Мьели, Оливия Слейтер
операторФабио Чанкетти
композиторФранко Пьерсанти
художникЖан Рабасс, Кристина Онори, Метка Косак, ...
монтажЯкопо Куадри
жанр драма, семейный, ... слова
сборы в России
зрители
Италия  288.9 тыс.,    Нидерланды  27.9 тыс.,    Россия  25.1 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время103 мин. / 01:43
Четырнадцатилетний интроверт Лоренцо сторонится сверстников, не находит общего языка с родителями. Когда весь класс отправляется на экскурсию в горы, парень сбегает и запирается в подвале собственного дома, чтобы побыть в одиночестве. Неожиданно для Лоренцо в доме появляется очень необычная девушка, которая загадочным образом оказывается связанной с мальчиком и его семьей.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.60 (4080)
ожидание: 98% (425)
Рейтинг кинокритиков
в мире
68%
26 + 12 = 38
6.0
в России
63%
5 + 3 = 8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 881 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    С перерывом в 11 лет Бертолучи снял еще один классный фильм Ты и я. Кто способен снять целый совершенно полный философской глубины фильм в одной комнате? Два-три человека на свете? Но для Бертолуччи это не вопрос.

    Четырнадцатилетний Лоренцо, прячась от всех, кто мешает его одиночеству, оказывается в подвале собственного дома, где совершенно добровольно собирается провести целую неделю каникул. Он внешне более чем странен, а если подумать вполне органичен (ну кто из нас не хотел хоть раз сбежать и спрятаться?), и подвал — это его истинное желание, где он будет бездельничать, валяясь на диване, читать книги вслух и весь день слушать музыку.

    Мне кажется это сложным и вместе с тем логичным — взять такую тему для кино. Вы только подумайте — режиссеру 72 года, у него за плечами огромное количество прекрасных работ — великие страсти Последнего Танго в Париже, и любовь и расставания в Ускользающей красоте, ХХ век, да все не перечислишь. И вот: история подростка. Они почему-то волнуют человека, который прожил жизнь. Возможно, что только он и способен говорить о них адекватно, поскольку великие к старости молодеют. Лично я плохо помню свои 14 лет, лишь обезоруживающее чувство неуверенности и много страхов обо всем, и сейчас они естественным путем вытесняются как негативное, а потому ненужное. Подозреваю, что, Бертолуччи пожалуй и не стремился сужать возраст как таковой, ведь речь идет о человеке, и образно в нас живет этот подросток, придавленный заботой учителей и родителей и собственной нескладностью; и он где-то бессознательно ОЧЕНЬ хочет повзрослеть. Вот только не знает КАК.

    Бертолуччи не дает герою остаться одному, в подвал приходит его сводная сестра — Оливия, красавица в черном лохматом пальто, для которой художник уже приготовил ярко красный диван, куда она точно впишется в лучших традициях эстетики Висконти и Бергмана. Но дело не в красоте, речь о другом. Когда они проживут отведенное время вместе, всего несколько дней, они станут друг другу ближе. Это тонкое чувство, понять, что ты не один. А если такое произошло впервые? Все равно как родиться человеку на свет, только теперь по-настоящему.

    В действительности, фильм так наполнен опасностью, и ты готовишься к худшему, а получаешь преображение. Сказать сначала, что жизнь — это ломка, а потом подарить выход из твоего любимого подвала! Я благодарна за такой финал — этот танец, где они, обнявшись, попросили друг у друга главное. В этой сцене под музыку Дэвида Боуи — все самое светлое, благость божья. В такие моменты ты перестаешь быть одиноким. Мы конечно не знаем, что будет дальше с Оливией, но герой стал взрослым, в самом лучшем смысле этого затертого слова. А действительно, не пора ли открыть мир заново?

    10 из 10

    10 марта 2013 | 12:16

    В этом фильме только два героя и еще несколько всего лишь персонажей. И это неслучайно: небольшая история (несколько дней, не наполненных никакими яркими событиями) на самом деле может быть истолкована как современная притча. Герои — 14-летний Лоренцо и его старшая сестра находятся в разной позиции по отношению к окружающему миру людей. Лоренцо, прыщавый зажатый подросток, готовится вступить в него, а его сестра там побывала, исковеркана этим миром и «выныривает» из него на время, чтобы восстановиться. Вот на этой стадии они проводят вместе несколько дней в подвале жилого дома, где Лоренцо опасливо отлынивает от чрезмерного контакта с классом, уехавшим на лыжное катание. Лоренцо осторожно разглядывает предстоящую среду обитания, расспрашивает (контакт с персонажами), разговаривает с бабушкой, выслушивает диктаторские указания матери. Мир взрослых он видит над собой (отличный сон-аллегория) и ищет его образ. В зоомагазине он рассматривает разных зверей и спрашивает продавца о хамелеоне (!), наблюдает броненосца, запертого в узком пространстве и бегущего без остановки по ?-образному пути, огибая лоток с едой и лоток с питьем. Кто не в курсе: форма этого пути — знак бесконечности. Позже в какой-то момент Лоренцо и сам начинает бежать по петле бесконечности, но быстро берет себя в руки. Еще Лоренцо спрашивает продавца об игрушке — для кошек она или для собак. А продавец отвечает: без разницы! Но Лоренцо это не нравится, мир не должен стирать разнообразие, и мальчик говорит: нет, так не бывает!

    В зоомагазине Лоренцо выбирает животных, моделирующих предстоящий ему мир взрослых: это муравьи. В последующем эпизоде мальчик читает описание муравьиного сообщества из энциклопедии, и мы убеждаемся в совпадении сообществ — та же специализация особей и предопределенность. А у людей еще и большая доля выдуманности бытия — понимание этого Лоренцо прекрасно демонстрирует, живо описывая матери по телефону свое несостоявшееся пребывание на лыжном курорте.

    Единственный не шокирующий Лоренцо канал связи со взрослым миром — бабушка. Возраст и предощущение конца освобождают ее от условностей — она естественна и потому крайне привлекательна, и Лоренцо общается с ней без напряжения, с иронией, совсем не так, как с прочими взрослыми.

    Оливия, сестра Лоренцо, пожила в том мире взрослых, окунулась в искусство, стала наркоманкой, завела хвост эротических связей и теперь ей предстоит восстановиться, прежде чем начать осмысленную упорядоченную жизнь. Она успешно занималась фотографией, и мы видим некоторые ее работы. Они оригинальны, но уродливы: все представляют собой исковерканные формы объектов.

    Лоренцо внимательно изучает сестру, «вынырнувшую» на мгновенье из взрослого мира — в одном кадре он буквально рассматривает ее в лупу.

    Итак, обоим врослый мир не по душе: один не хочет в него погружаться, а другая уже залечивает раны. Где же выход? Он в слогане фильма: пора открыть мир заново, т. е. обновить его! И кто же должен это сделать? Ответ в заголовке: ты и я.

    24 марта 2013 | 23:49

    С моей точки зрения, этот фильм стремление Бертолуччи к возвращению в утраченную молодость с сохранением жизненного опыта.

    Фильм откровение автора, его самокритика, переосмысление прошедших лет и диалог со зрителем, изобилирующий попытками донести до зрителя свое видения красоты и многогранности жизни, привить любовь к ней, показывающий на опыте главных героев, что не смотря на все пороки, падения, сомнения, страхи — жизнь прекрасна и в ней всегда есть место чувствам и всегда есть человек, который, пусть и не осознанно, сможет войти в твою жизнь, пускай нежданно и порой без спроса, против твоей же воли. Своим появлением он перевернет ее взбудоражит и изменит.

    Герои фильма Лорнцо и Оливия, проникновенны, многогранны и интересны. Они оба люди, со своими причудами, совершенно разные, однако, сумевшие, пусть в случае Оливии и ненадолго изменить друг друга, заставить чувствовать, заботиться, любить, научить переживать и совершать забавные, но отчаянные поступки.

    У фильма есть послевкусие, как у хорошего вина… его нужно смотреть, смаковать, а после подумать…

    Потрясающий саундтрек, песня Девида Боуи, звучащая во время танца героев, заставляет сердце сжиматься, для меня этот момент в фильме пик эмоциональности.

    Через какое-то время я пересмотрю фильм и думаю покажу его своим будущим детям, когда у них наступит переходный возраст.

    Браво, Маэстро Бертолуччи! Браво!

    9 из 10

    11 января 2014 | 22:10

    Жизнь — дурная бесконечность непрерывного движения, страшного в своей непознаваемости. Люди — хаотическое столкновение частиц, большой муравейник или зверинец, где каждый сидит под стеклянным колпаком замкнутого мира личной клетки, в этой прозрачной непроницаемости, бессмысленной суетой создавая иллюзию полноты существования — одиночество среди толпы. Здесь в случайных столкновениях нет встречи, в поцелуях любви, а в объятиях дружбы. Отстраненность и бесчувствие как защитный панцирь броненосца, что восьмерками отмеряет кусочек своего жизненного пространства, — вот удел живого сердца, которое хочет сохранить себя от боли и страданий.

    Лоренцо — четырнадцатилетний «проблемный» подросток, замкнутый и нелюдимый, в тщетной попытке перехитрить судьбу запирается в заброшенном подвале родительского дома, надеясь провести в тишине и уединении семь дней своей жизни. Это его «подполье», где он наедине с муравьями в стеклянной колбе — маленьком макета его личной вселенной — может спокойно предаваться мечтам и просто быть собой. Но в это столь тщательно отгороженное им личное пространство вдруг неожиданно и стихийно врывается нечто инородное — одна из частиц того броуновского движения, которым для Лоренцо является все вокруг. Его сводная сестра Оливия несчастна и больна. Она живет как бы на ветру, открытая для мира, его невзгод и страданий, такая же, как и брат, неприкаянная в своем одиночестве среди миллиардов чужих душ. Но она тоже придумала свой способ защиты, свой уход в небытие. И теперь хочет отлежаться, зализать раны, чтобы снова начать жить и чувствовать. Она готова еще раз попробовать. И вот перед глазами Лоренцо происходит эта мучительная борьба за жизнь, за выход из своей темницы, за возможность вновь ощущать переменчивый ритм судьбы, потому что ничего не может быть хуже бесчувствия — того спасительного кокона, куда брат с сестрой загнали себя в этом тотальном жизненном испуге.

    Спустя десять лет после нашумевшего и предельно откровенного фильма «Мечтатели», Бертолуччи неожиданно снимает, может быть, свою самую камерную и целомудренный картину «Ты и я», где он и она проводят несколько дней, вынужденно находясь в одном помещении. Режиссер вновь и вновь возвращается к этому сквозному для его творчества образу замкнутого пространства — уникальной возможности посмотреть на жизнь под другим углом, ощутить свободу от постоянного давления обстоятельств и времени. Это образ из детства — завешенный одеялами стол, темнота и фонарик, создающие иллюзию защищенности и уединения. А также попытка воссоздать момент жизненного самоопределения — своеобразный стоп-кадр длиной в один фильм, остановка в поисках тайны своего истинного «я». Но это и мир, где через призму молодого сознания проглядывает опыт старости. Камера для режиссера — то же увеличительное стекло Лоренцо, фокусирующее даже самые незначительные мгновения встречи двух юных существ. Бертолуччи открыто любуется их молодостью, как бы проживая вместе с ними жизнь заново. Это взгляд прошедшего долгую дорогу путника, который знает цену каждой пролетающей минуте бытия, каждому «ты», встретившемуся на его нелегком пути, — тому самому остановившемуся прекрасному мгновенью. И как мать позднего ребенка, имеющая уже опыт скоротечности и необратимости всего живущего, стремится запомнить и насладиться всей полнотой младенчества своего дитяти, так и умудренный жизнью Бертолуччи открывает нам уникальность того, что происходит в эти считанные дни с его героями.

    Лоренцо, впервые сталкиваясь с такой болезненной и мучительной формой страдания, которую претерпевает его сестра на пути к свободе, начинает как бы оттаивать, открываться навстречу другой душе — не существовавшему доселе «ты», проникаться значимостью рядом существующей жизни и сочувствовать ей. И постепенно они обретают друг в друге то душевное единство, которое так долго искали где-то на стороне. Отказавшись по опыту своих прошлых фильмов от тщетных попыток показать обретение этой близости через страсть и секс — внешней, искусственной меры, не приносящей ничего кроме опустошения и горечи, Бертолуччи находит его в духовном родстве одиноких и чутких к красоте душ, невидимая связь которых проявляет себя через завораживающий музыкальный ритм: есть какая-то щемящая нежность в сцене, когда брат с сестрой, обнявшись, слушают песню «Space Oddity» о пути неизвестного странника. Здесь уже ощущается грусть предстоящей разлуки, тоска по чему-то несбыточному и прекрасному — тому, что знают только они и что предельно обостряет все чувства.

    «Ты и я» — это пастельный набросок, нарисованный рукой мудреца-ребенка. Он о том, что печаль бывает светла, а радость и страдание неотделимы друг от друга. Это знание осеннего дня, когда через облетающую листву и голые ветви деревьев проглядывает случайный солнечный луч. А Маленький принц весело смеется со своей далекой планеты, затерянной среди миллиардов звезд: «Ты будешь для меня единственным в целом свете. И я буду для тебя один в целом свете». И тогда все далекие и чужие звезды посмотрят на тебя уже знакомыми глазами. Ведь через приятие лишь одного из множества «ты» преображается вся вселенная, мир наполняется смыслом и красотой, становится вдруг так ясно и просто жить, чувствовать и верить.

    6 ноября 2013 | 12:10

    Сторониться ли жизни или бросаться в самую её гущу? Два вопроса, две жизни. Или — две ошибки?

    Один в свойственной метущемуся подростку манере хочет убежать (и убегает) от шума и общества, ещё даже толком не успев повариться в нём. Другая — окунулась в society с головой, попробовала его на вкус, пропиталась им, как губка, и теперь ищет пути назад, а они — скрыты, тонут в табачном дыму и иссушающей ломке.

    И каждый не видит исхода. Живёт как одичавший зверёк, обременённый интеллектом. Но ведь так нельзя — их живые сердца это понимают, но сделать мало что могут.

    Что ж, случай сделает пол-дела за них. Остальное довершит беззлобие этих ребят, присущее их натурам. И снова надежда забрезжит — просто от неравнодушия их друг к другу. Но главное для них теперь — не поменяться ролями. Не удариться одному в бесшабашный хаос, а другой — в холодное затворничество. Попытаться найти золотую середину.

    Недельный эпизод — сюжет фильма. Он незатейливый и забавный, печальный, серьёзный и, как всегда, обнадёживающий. Нужно, нужно людям говорить друг с другом, чтобы находить выход и снова обретать себя и почву под ногами. Всё это старо, как мир, но неизменно радует в каждой новой такой истории.

    3 марта 2013 | 00:14

    Фильм, как точно заметил Федор Иванович Гиренок, — развернутая реминисценция на знаменитую формулу Достоевского: «Кто победит боль и страх, тот бог будет». Бертолуччи показал кинематографическое видение решения этой мысли. (Бертолуччи боготворит Достоевского.) Эти двое — Лоренцо и его сестра — стали богами — там, в подвале, — она посредством наркотиков (мы помним монолог Оливии о том, что она не чувствует боли), он — через постоянные прятки от всех и вся. В конце фильма герои дают клятвы друг другу: «набей тумаков, но выйди отсюда», — говорит она ему; «не принимай наркотиков», — его просьба. Боги выходят и вочеловечиваются: она возвращается к своему утраченному естеству, он — становится мужчиной, уходит от детских страхов и предельной наивности. Это один из прочитываемых пластов.

    Перед нами фильм в подлинном смысле этого слова. А если еще углубиться в Кантовское понятие «точка зрения», по поводу которого у героини целый монолог, начать размышлять о сцене с танцем, фантастической находке с прыщами, муравьях и броненосце, то — вообще голова пойдет кругом. Фильм — превосходен.

    Герои в точке бифуркации (пучка возможных исходов). Бертолуччи придерживается концепции, согласно которой культура — это свобода. А свобода — это наличие выбора. У героев остается выбор — принимать наркотики или нет, прятаться или не прятаться. Без этого выбора персонажи были бы бесхребетными тварями, а не людьми. Фильм заканчивается бифуркационно, как и любая другая работа художника. Это одна из стилистических особенностей индивидуального почерка Бертолуччи.

    10 из 10

    31 октября 2014 | 01:05

    Бернардо Бертолуччи возвращается к тому, с чего начинал. Смотря фильм «Ты и я» я заметил не одну ретроспекцию к «Партнеру». Главный герой — спрятавшийся в себя, молодой и наполненный противоречивыми устремлениями 14-летний парень попросту боится окружающего мира. Его юношеские прыщи на лице выдают усиленное действие тестостерона. Он уединяется в подвале, где проводит время за чтением вниз головой книг о Лестате.

    Неожиданно в его жизнь проникает молодая, но уже видевшая гораздо большее — девушка. они представлены друг другу, как родственники. Она пытается преодолеть свою зависимость от сильных наркотиков, а он — находит свой источник для взросления.

    Уже из этого, весьма ограниченного описания ленты становится понятно, что фильм будет балансировать на грани «Помнишь ли Долли Белл» Кустурицы и уже упомянутого «Патрнера» Бертолуччи. Местами лента напоминает «Конформист» (в части воспоминаний героя о переживании молодости — там такие же мрачные тона были), местами возвращает нас к «Луне», местами дает намеки на «Мечтателей». Но при этом, фильм, как мне показалось, так и не избавился от своей вторичности.

    Конечно, Бертолуччи хорош своими намеками и недомолвками. Прекрасно, что в фильме почти нет родителей (да и про их ошибки молодости просто намекается). Только представьте себе, что сделал бы с таким сюжетом Томас Винтерберг или Ингмар Бергман — они просто сделали бы социальную драму.

    Безумно повезло молодым актерам — им удалось поработать с одним из лучших режиссеров мира. У Теа Фалько яркие черты лица и красивая фигура. Кто знает, вдруг через несколько лет станет кинозвездой, как и Ева Грин? Весьма фактурная внешность и у Якопо Ольмо Антинори — молодого актера.

    Но, в конечном итоге, этот фильм похож на старческое восхищение годами юности. Простое и незатейливое восхищение. Без сожаления и нервов, без раздражения и беспокойства. Наверное именно поэтому, этот весьма профессионально сделанный фильм кажется чрезмерно легким и скучноватым — Бертолуччи light(С)

    Мне было бы куда интереснее посмотреть и послушать, как работал и что говорил Бертолуччи на съемочной площадке. Уверен, что эта лента наполнена символизмом, который понятен лишь одному человеку и если бы узнать, что именно Бернардо имел ввиду — ее просмотр был бы куда интересен. Понимая это, немного повысил оценку.

    5 из 10

    17 августа 2013 | 05:25

    Тонкая психологическая драма… Ясно. Понятно.

    Время от времени кажется, что Бертолуччи тесно, что он вот-вот готов разорвать все эти бумажные стены аморфного жанра, что он видит то, как вы зеваете и икаете в ваших креслах, пространно отхлёбывая минеральную воду.,словно он чувствует, что от него, Бертолуччи, ждут диковатого эротизма и драйва межличностных отношений. и хочет исправиться!, но не может.

    Он не дает себе забыть о том, что ему уже 70. посему практически полностью оскопил своих персонажей, не оставляя нам надежды даже на заурядную мастурбацию.

    Тем не менее, пожилой шалун, не лишил фильм неких пикантностей, которые безусловно разглядит придирчивый зритель.

    Фильм напомнил старый автомобиль, который пытается завести старый дед, чтобы прокатить нас с ветерком, своих любимых внуков-зрителей, мы смотрим на то как дед старается и кряхтит, поворачивает ключ, открывает капот, двигатель вот-вот грозит завестись, НО так и не заводится. И мы разбредаемся по домам, поездка не состоялась.

    Но не всё так плохо- шикарная музыка, роскошный итальянский cover на Дэвида Боуи, игра актеров, типажи, хороший, добротный финал. Оба героя получают шанс, а там уж оптимист Вы-пессимист ли-сообразно с этой стороной мировоззрения Бертолуччи и предлагает закончить сюжетную линию. каждый для себя сделает это сам. Смотреть стоит.

    7 из 10

    3 марта 2013 | 19:07

    Уединение — как способ борьбы с одиночеством..

    Казалось бы, Бертолуччи не было никакой необходимости ждать целых девять лет, чтобы снять что-то вроде парафраза скандальных «Мечтателей». Историю про троих юных экспериментаторов, уединившихся в роскошной парижской квартире, на этот раз сменил камерный сюжет, почти все события которого разворачиваются в подвале римской многоэтажки. Именно там находят себе временный приют два главных персонажа, объединенные кровью общего отца, но вскормленные молоком разных матерей.

    Прыщавый 14-летний интроверт Лоренцо, похожий одновременно на юного Малкольма Макдауэлла и нашего Плюмбума (помните, был такой страшненький подросток в одноименном фильме), не очень ладит с окружающими и особо не пытается выстраивать коммуникации с миром. Наоборот, он даже собственной матери задает всё более неудобные вопросы. Например, такой: «Если бы мы вдруг остались в этом мире одни, то во имя продолжения рода человеческого ты бы сделала со мной ребёнка?». Даже эмансипированной и моложеватой мамочке Лоренцо, которая больше походит на его сестру, слушать такие вещи от собственного сына не очень приятно.

    С помощью таких диковатых провокаций сыну хоть как-то удаётся дистанцироваться от слишком плотной опеки. Но всё равно время от времени ему случается переходить на крик. Только таким образом Лоренцо убеждает мать не подвозить его к автобусу, который отправляется на горнолыжный курорт, где ему с одноклассниками предстоит провести неделю отдыха. Однако юноша в автобус не садится, а вместо этого возвращается назад и тайно проникает в подвал своего дома, в котором из запылившегося антиквариата обустраивает себе келью для семидневного проживания. Но одиночество Лоренцо вскоре нарушает его единородная сестра Оливия…

    Что интересно отметить: годом раньше похожая история была предложена в израильском фильме «Обмен», герой которого каждый день говорил жене, что идёт на работу, а сам отправлялся в подвал своей многоэтажки, где вместе с таким же странноватым соседом коротал отпущенное для жизни время. Такой, знаете ли, хаус-даушифтинг: уход от мира, не выходя из дома. Впрочем, тренд именно подросткового бегства от цивилизации куда интереснее был проявлен в фильме «Королевство полной луны», который был в конкурсной программе прошлогоднего каннского фестиваля, куда Бертолуччи, в свою очередь, был допущен только вне конкурса.

    Вам нравилось в раннем детстве строить себе из стульев что-то вроде домика, а то и вовсе прятаться под столом с длинной скатертью? Но запоздалая инициатива Лоренцо, скорее всего, представляет собой бессознательную инициацию вхождения во взрослую жизнь. Если у племенных народов юношей традиционно на определенный срок отправляли жить в леса или в горы без средств к существованию, оставляя один на один с природой, и посвящая их таким образом в мужчины, то здесь мы видим что-то вроде щадящего варианта данного ритуала, лично инспирированного героем.

    72-летний Бертолуччи выдержал слишком большую паузу, прежде чем вновь приступил к своим главным обязанностям, к тому делу, которое лет сорок назад получалась у него едва ли не лучше всех в мире. «Ты и я» — наглядная иллюстрация популярной поэтической строчки: «Если бы молодость знала, если бы старость могла», первая часть которой имеет отношение к героям фильма, а вторая непосредственно к режиссёру. Даже без особого желания можно разглядеть в его новое работе целый ряд самоцитат, изъятых из «Последнего танго в Париже», «Луны» и уже упомянутых «Мечтателей».

    Видно, что Бертолуччи уже не вдохновляют глобальные задачи, но гложет необходимость завершить какой-то подростковый гештальт. Ведь как сказал один известный психотерапевт: «Никогда не поздно прожить счастливое детство». Равно и юность. Может поэтому он снял абсолютно неамбициозное кино без претензий, не оставляющее поводов для глубокомысленных умозаключений. Но в этом-то как раз и таится главная прелесть его новой картины, которую довольно долгое время ни одна страна мира не хотела приобретать для проката. Первой оказалась российская компания с символичным названием «Другое кино».

    6 июля 2013 | 21:17

    В очередной раз, посмотрев фильм Бертолуччи на большом экране, я вдруг ясно для себя поняла, что его шедевры полноценно передаваемы только лишь в кинотеатре и смотреть их надо только на итальянском, с субтитрами, конечно, но суть в том, что язык «этот несет невообразимую по своей сути энергетику и порой даже не надо перевода, чтобы понять, что пытается донести до нас тот или иной бертолуччинский герой.

    Смотрела премьеру в Cinematheque Francaise в присутствии самого автора, не буду скрывать, что его начальное ознакомительное слово не повлияло кардинально на просмотр фильма. Десять лет перерыва между его последним и новым фильмом, передвигаясь на инвалидном кресле не так легко снять любой понравившийся материал. «Я знал свои лимиты и я в них вписался»,заявил он перед началом просмотра. Действительно, действие не перемещается из одного единственного крошечного пространства, старого заброшенного подвала, но это пространство физическое, а ведь духовное, оно, бесспорно, не имеет своих масштабов в этом фильме. Его философия уходит далеко за рамки любых обозначенных границ.

    У каждого, у нас, в детстве был свой секретный садик, будь это старый чердак или захламлённый до упора чулан, где мы создавали свой тихий и спокойный мирок, свой собственный микрокосм со своими не тлеющими тараканами, но зато единственно свой и уникальный, где только покой и полная безопасность. Так и наш главный герой, четырнадцатилетний подросток Лоренцо, спрятавшись ото всех в подвальчике, прихватив с собой всю муравьиную диаспору из зоомагазина, погружается в свою эдакую нирвану, в чистый экстаз. И всё это ради того, чтобы пожить своей жизнью, а не жизнью семьи или общества;глотка воздуха, кусочка свободы, свободы мысли и свободы действия.

    И этот рискованный поступок с его стороны, вознаграждается ему встречей с сестрой. Оливия, талантливая сестра — наркоманка, уже не раз обожженная судьбой, в общем-то за несколько дней раскрывает ему уже и без того широкие глаза на этот не всегда радостный мир. Но при этом добавляет, что прятаться от жизни нельзя и что порой и кулаком получить полезно, но без этого мол не вырастишь и не повзрослеешь. Однако, в то же самое время, проникнувшись и заразившись его ещё детской чистотой и наивностью, внезапно сама обретает прежний вкус к жизни. В этой истории придется долго разбираться, кто кому больше помог. В сумме, и он, и она просто дополнили друг друга необходимыми жизненными элементами:добротой, искренностью и пониманием. То чего многим из нас не хватает. Я и ты, вроде бы такие разные, а в сумме одно и то же.

    История, конечно же, не банальная, но в принципе до боли простая, но всё же так, как её пересказал Бертолуччи, вряд ли кому-либо ещё по силам. Его почерк не спутаешь ни с одним другим. Кто бы спорил, ведь даже в Каннах фильм получил звание out of competition,что в переводе- вне конкуренции.

    10 из 10

    17 сентября 2013 | 03:52

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>