всё о любом фильме:

Посторонний

Lo straniero
год
страна
слоган«Albert Camus' Chilling Story of a Man Who Was Damned If He Would And Damned If He Wouldn't...»
режиссерЛукино Висконти
сценарийСузо Чекки д’Амико, Жорж Коншон, Эммануэль Роблес, ...
продюсерДино Де Лаурентис
операторДжузеппе Ротунно
композиторПьеро Пиччони
художникМарио Гарбулья, Пьеро Този
монтажРуджеро Мастроянни
жанр драма, ... слова
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время114 мин. / 01:54
Артур Мерсо — француз, постоянно проживающий в Алжире, убивает на пляже араба. Его арестовывают и он предстаёт перед судом…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
22%
2 + 7 = 9
5.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 7.5/10
    Данный фильм чаще всего не относят к числу крупных удач выдающегося итальянского мастера кино Лукино Висконти. Хотя это — добротная и точная экранизация знаменитого романа французского писателя Альбера Камю, ставшего одним из художественных манифестов экзистенциализма. Дело, видимо, в том, что «Посторонний» не был на магистральном пути в творчестве Висконти, даже несмотря на то, что в театре он ставил Жан-Поля Сартра, другого экзистенциалиста в искусстве. Режиссёр тщательно, словно в протокольной манере, воспроизводит при поддержке актёра Марчелло Мастроянни (к нему он обратился после десятилетнего перерыва — раньше оба сотрудничали вместе на картине «Белые ночи» по мотивам повести Фёдора Достоевского) «разорванное сознание» героя Камю. Чуть ли не физически ощущаешь отчуждённость и враждебность мира, который залит палящим солнцем, пронизан сводящим с ума, толкающим на немотивированное убийство зноем. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка


    Есть мнение о том, что «Посторонний» не находился на условном «магистральном» пути Висконти. В силу этого обстоятельства — это не самая лучшая работа мэтра.

    Но посмотрев фильм (кстати, завершая тем самым просмотр всей фильмографии дона Лукино) я пришел к выводу, что кино получилось вполне самодостаточным и достойным. Оно стилистически не взаимосвязано с другими фильмами (если, конечно не искать параллели с фильмом «Белые ночи» в котором также сыграл главную роль Марчелло Мастрояни). Единственным исключением я назвал бы «Смерть в Венеции».

    Сюжетная конструкция обоих фильмов немного сходна. Но если внутренние переживания героя в «Постороннем» разъясняются, то в «Смерти в Венеции» — нам приходится давать толкование каждой сцене. Более того, как известно «Смерть в Венеции» заканчивается на пляже, а ключевая сцена в «Постороннем» тоже сделана на пляже. Разумеется, при создании «Смерти в Венеции» Висконти отталкивался именно от «Постороннего».

    Больше всего меня радует то, что Висконти снимал кино на совершенно непривычном для него пленэре: морской берег, пустыня, алжирские пейзажи. Кино совсем не похоже на ставшие привычными венецианские интерьеры или стилистику Висконти периода неореализма.

    Самое сильное впечатление на меня произвела работа с цветом. Думаю это был осмысленный ход автора. Висконти не мог удивить интерьерами (действие происходит в Алжире, а сюжет не предполагает увлечения арабской культурой), и таким образом, поскольку он не любил экспериментировать с камерой, то именно работа с цветом и освещением должна была дополнительно усиливать эффект от фильма. Все что связано с освещением в этом фильме сделано на самом высоком уровне.

    В силу особенностей сюжета — Висконти совсем не создает напряжения в кадрах и при постановке сцен, поскольку в этом просто нет необходимости. Зато создается очень интересный образец судебного разбирательства, ни в коей мере не похожий на суд изображенный у признанных лидеров Крамера (Нюрнбергский процесс) или, например, Орсона Уэллса (Процесс).

    Несмотря на то, что мне не слишком симпатичен сюжет книги, я думаю что экранизация сделана превосходно. Правда, возможно Марчелло немного не тот актер, который в полной мере подходит для этого фильма. Несмотря на то, что он идеально подходит по типажу, для него это очень психологически насыщенная роль.

    Он конечно же играет на высоком уровне, но — можно было сыграть совсем на другом уровне. В частности, думаю что Дирк Богард (который нравился Висконти) создал бы гораздо более сложный психологический портрет главного героя.

    8 из 10

    31 мая 2012 | 23:34

    «Если Бога нет, всё дозволено?» Вопрошает Достоевский устами Ивана в романе Братья Карамазовы.

    У Мерсо, главного героя повести Камю, Бога нет, как и нет морали, амбиций, интереса к межличностным играм. И ему всё дозвололено. Хотя он и получает удоволствие от человеческих радостей: секса, купания в море, пития вина. Но Мерсо ничего особенно не желает и ему скучно в воскресенье. И в то же время, если и нельзя сказать, что он любит жизнь, то сказать что он хочет жить можно со 100% уверенностью. Со всеми этими качествами, и добавленной к ним патологической честностью Мерсо не очень похож на живого человека. На мой взгляд он больше похож на абстрактную конструкцию идей Камю, концепцию «абсурдного человека». Человека который избавился от надежды и принял тихое равнодушие мира.

    Что касается самого фильма, то он хорош. Всё строго по тексту, ничего лишнего и вроде бы ничего важного не упущено. Разве что Марчелло Мастроянни слишком красив и мужественен для Мерсо, не попал он в мои представления о главном герое. В целом прочтение книги было очень ярким впечатлением, а фильм лишь освежил в памяти эти впечатления.

    4 января 2016 | 17:32

    «Посторонний» Л. Висконти демонстрирует ситуацию, когда литературный материал концептуально чужд постановщику, однако, его режиссерское мастерство, тем не менее, дает о себе знать в каждом эпизоде. Философский подтекст повести А. Камю достаточно глубок: столкновение героя как с внешней абсурдностью мира, так и с внутренней сущностной пустотой толкает его на спонтанное преступление, за которое этот абсурдный мир и судит героя, прикрываясь лицемерными, ничего не значащими перед лицом смерти моральными идеалами.

    Концептуально точен выбор М. Мастроянни на главную роль, психологически изощрено воссоздающего образ Мерсо, наполняя безысходным отчаянием, духовной опустошенностью свое существование в кадре. Его актерская палитра достаточно скупа в передаче эмоциональных состояний: лицо может застыть в скорбной маске, глаза могут остекленеть в муке непереносимого страдания.

    Потерянность, дезориентация героя особенно ощутима в сцене судебного процесса: в отличие от подчеркнуто аффектированного поведения прокурора, судьи и адвоката Мерсо экзистенциально обескровлен, лишен жизненных ориентиров. Особенно удалась Висконти сцена психологического поединка Мерсо со священником — успокоенным лицемером с холодным лицом в исполнении Бруно Кремера.

    В этом эпизоде крупные планы лиц выхоленного кюре и мятущегося Мерсо резко контрастируют — это поединок мировоззрений, набожной успокоенности, как ее понимал Камю, и непереносимой острой экзистенциальной боли, трагической ломки приговоренного к смерти сознания.

    Д. Ротунно, постоянный оператор Феллини, к этой картине чрезвычайно аскетичен, лаконичен в выборе ракурсов, углов съемки и способов освещения, психологически оправдано использует затемненные интерьеры, силуэты фигур вместо хорошо освещенных объектов. Периодически мы замечаем типичные, свойственные фильмам Висконти, наезды камеры с тележки, длительное панорамирование (особенно заметное в сцене суда), длинные общие планы, насыщенные множеством деталей.

    В то же время мы становимся свидетелями плодотворного усвоения Висконти режиссерской манеры Антониони (которая просто создана для экранизации этого материала и тематически и формально): использование пустых планов, молчащих персонажей, которые «должны показать, что думают в кадре» (как говорил сам Антониони).

    Ритмически фильм организован безупречно: как одному из величайших трагиков в истории кино (наряду с Бергманом и Пазолини) Висконти было свойственно уникальное чувство музыкального ритма, оперный размах повествования, благодаря чему оно приобретало масштаб исторической панорамы. «Постороннего» он снимает не как локальную драму индивидуального сознания, а как современную трагедию семантически опустошенного мира.

    Ритм фильма диктуется неумолимым роком, и это делает его висконтиевским по духу, несмотря на усвоение некоторых элементов антониониевской эстетики. В отличие от Пазолини, трагика инстинктов и Бергмана, трагика индивидуального сознания, Висконти всегда изображал трагедию культуры и истории.

    Отягощенная знанием о себе, опустошенная онтологическими исканиями и экзистенциальным вопрошанием культура выдыхается и деградирует, следуя неумолимой логике существования всех живых организмов. Подобное мировосприятие заставляет вспомнить философию О. Шпенглера, незримо присутствующего во многих фильмах Висконти. Мерсо — дитя этой культуры, наследник ее духовной пустоты и фатальной, закономерной смерти.

    Даже экранизируя концептуально чуждый себе материал Висконти насыщает его своими темами и маниями, отчего книга только выигрывает, приобретая размах трагедийного повествования о современном мире.

    31 декабря 2015 | 22:48

    Странно, что экранизация Лукино Висконти осталась мало замеченной, а ведь фильм очень хорош, и что главное почти не отступает от одноименной повести Альбера Камю «Посторонний».

    Мое знакомство с данным произведением произошло недавно, и при прочтении главный герой Артур Мерсо почему-то безумно напоминал «Степного Волка» Германа Гессе, та же отстраненность, то же смирение и тяга к свободе. Безликий Мерсо, чья внешность в повести даже и не упоминается, уступая место глубокому психологизму, блестяще преподносит нам колоритный Марчелло Мастроянни. Главный герой никогда не врет, даже если ото лжи зависит жизнь, он не ищет оправдания по поводу того, что отдал мать в богадельню, не унижается и не кричит на суде, он смиренно ждет, пока решается его судьба.

    Безусловно, такие люди как Артур Мерсо — это редкость, их почти нет, но, а если встречаются, то мир вокруг просто не в силах вынести их. Тем, которым нет разницы, умереть в 30 или 70 лет, но в сердце каждого теплится надежда прожить еще хотя бы один лишний денек, радуясь солнечному свету и морю. Тех, кого ничего не держит в этом мире кроме свободы и любви к природе…

    «И тогда я понял, что человек, проживший на свете хотя бы один день, мог бы без труда провести в тюрьме сто лет. У него хватило бы воспоминаний для того, чтобы не скучатьь…»

    Когда я читала это произведение, то никак не могла понять главного героя, почему он не пойдет навстречу, почему не борется за свою жизнь. Сейчас, через какое-то время я осознала, он заранее знал, что все, что нужно он повидал, и в будущие 20 или 40 лет нового бы ничего не произошло, но вдруг жизнь предоставила еще бы один денек, тот он и этому был бы рад.

    Он любил жизнь, любил это море, это солнце, которое так подвело его в тот жаркий день…

    Человек привыкает ко всему, уж так он устроен.

    «Мне часто приходила тогда мысль, что, если бы меня заставили жить в дупле засохшего дерева и было бы у меня только одно занятие: смотреть на цвет неба над моей головой, я мало-помалу привык бы и к этому»

    Мне просто хотелось высказаться. Спасибо.

    18 августа 2010 | 12:46

    Фамилия Камю звучит, словно название сладкой конфеты. На самом же деле ничего сладкого в Камю нет. Он так же противен, как Сартр, Селин, де Бовуар и прочие французы, сникавшие славу на поприще философских идей в художественной литературе. Камю ценят интеллектуалы, но лично для меня он особого интереса не представляет. Вообще, читая «Постороннего», казалось, словно Камю и не писатель вовсе. Его переходы напоминали мне мои собственные. Обрывки мыслей, обрывки смыслов, замедления и ускорения сюжета — что это вообще? «Небо уже принимало зеленоватый оттенок, на душе было тихо, спокойно. И все же я пошел прямо домой, хотелось сварить себе на ужин картошки.» Какой, к черту, картошки? О чем он вообще? Дальше все стало проясняться, но все же такой вот прямолинейный и скупой стиль меня поразил. Этим же стилем написано кино, и конкретно в этом случае сходство (даже галстук адвоката в бело-черную полоску) не играет на руку фильму. Очень сухо, как переваренная картошка. И существенное различие в атмосфере двух произведений — Мастрояни в роли Артура выглядит словно Духовны в роли условного Буковски. Не смогли.

    Вообще, мне кажется, что о Камю забудут. Сейчас следует странная извращенная мода на мутных уже умерших писателей. Жизнь их кончилась, и слава вскоре так же закончится, оставшись лишь в пыльных библиотеках нашего поколения. Нынешние писатели творят уже не под алкогольными напитками различной градуировки, а под кофеиносодержащими препаратами и энергетиками. Современный писатель — это не алкоголик, с душой-друшляком или нудный интеллектуал-идеалист, а подкаченный умник, дергающий от переизбытка энергии ногой под столом. Нынешняя бумага далеко не хрупкая материя, слезящаяся и кончающая, она превратилась в котировки на Уолл-Стрит, когда от реакции брокера зависит дальнейший успех материала. Любой мертвый писатель — это старый писатель, любой живой — молодой и актуальный, будь ему хоть 90 лет от роду. И видел он еще твою голую бабушку, делающую минет на перроне, после того, как поезд с твои дедом уехал в дальние фронтовые края. Нынешняя книга умещается на флешке, размером с человеческий зрачок. Говорят, что бумага все стерпит. Да, она будет истерзана порезами пера, из нее кровоточит чернило, края будут обожжены, но цифровая бумага на все эти недоразумения плевала. Её вообще не будет, ей не нужно терпеть и страдать, теряться в переполненных барах и сгорать при пожарах. Она будет находиться, одновременно, в далеких США, Голландии и Австралии на серверах, сломать которые под силу лишь Армагеддону, или Иисусу Христу. В конце концов, нынешняя литература может уместиться в одной фотографии с набранным поверх нее текстом.

    Плохо ли это? Наверное, нет. Это естественный отбор, детка! То же произойдет и с французским кинематографом, который морально остался в двадцатом веке. А скоро и физически погибнет в двадцать первом. Знаете в каком формате я посмотрел данный фильм? В цифровом переводе с кассеты. Это кино умрет, как умрем и мы. Лишь бы только не во сне.

    Настроение так себе, словно Кафку почитал, или «Антихриста» Ницше. На самом деле умудрился целый день в «Постороннем» провести. Такие вылазки необходимы человеку, он не должен думать, что все в нашем мире прекрасно и здорово. Боль и не понимание окружает нас, социальный гнет и нищета судебной системы. Когда человека судят за иное преступление. Когда распятие для тебя ничего не значит. Время меняется, течет, и Камю был лишь бликом на огромном полотне человеческой истории. Кто-то увидел этот блик и обрадовался, другой счел его раздражающим. Мы садимся, словно пальчиковые батарейки, и пусть Камю был Duracell, а не VARTA, он так же сядет. Посидит. И изыдет из этого мира.

    9 августа 2015 | 23:00

    «Как будто недавнее мое бурное негодование очистило меня от всякой злобы, изгнало всякую надежду и, взирая на это ночное небо, усеянное знаками и звездами, я в первый раз открыл душу ласковому равнодушию мира. Я постиг, как он мне, братски подобен, понял, что я был счастлив и все еще могу назвать себя счастливым. Для полного завершения моей судьбы, для того чтобы я почувствовал себя менее одиноким, мне остается пожелать только одного:пусть в день моей казни соберется много зрителей и пусть они встретят меня криками ненависти.»

    Единственным, что побудило Мерсо к активному сопротивлению, это слова кюре, что он будет за него молится, поставив тем самым косвенно рамки внутренней свободы и вторгнувшись на последнюю территорию свободы-свободы выбора, убеждений, мыслей. Но он не проиграл, не был сломлен и в конечном итоге мир ему открылся с совершенно понятной и естественной стороны своей натуральной бессмысленности и безразличия, подтверждая его правоту.

    И только после того, как вынесут страшный вердикт, люди, лично не знакомые с Артуром Мерсо и так рьяно и отчаянно осуждавшие его до этого, проникнутся к нему даже каким то уважением, поскольку в своей ипостаси узника приговоренного к смерти он наконец-то займет недостающее место в пазле их представления о преступнике и заслуженном наказании. Поскольку реальная личность никого не интересует, а лишь общее, формальное соответствие социальной роли.

    Артур Мерсо будет казнен, поскольку останется посторонним, свободным от любых уготованных для него ролей-оков, он останется свободным, даже перед лицом собственной физической смерти, он выбирает внутреннюю правду, свободу души, выбора, человечности, а не стада.

    После убийства человека, Артура Мерсо будут судить основываясь не за факт совершения этого убийства, а разыгрывать определенный сценарий поведения, оценивать его жизнь, его личность, встраивать его в уготованный внутри себя образ убийцы и никого не интересовали слова подсудимого. Он оставался абсолютно безучастен, показывая насколько чужд действительно здоровый морально человек этому миру фарса и лицедейства. Что он даже не может вполне понять, что происходит вокруг.

    Человек, в настоящее время всепроникающих социальных связей, норм морали, поведения, эталонных оценочных суждений, является лишь актером в заранее написанном сценарии «правильной» жизни. Многие люди подавляют свои истинные желания и чувства. Человек искренний,«настоящий»,становится посторонним, поскольку все происходящее вокруг него представляется малосущественным.

    Я спросил нельзя ли погасить одну из ламп. Яркий свет отражался от белых стен и мне резало глаза. Сторож сказал, что одну никак нельзя, такая уж проводка, или горят все, или ни одной.

    17 января 2015 | 00:50

    Гениальное произведение Альбера Камю кажется удобным для экранизации: небольшой объём, позволяющий уместить события в экранный формат; динамичный сюжет; наличие философских смыслов для интерпретации. И данная экранизация отвечает всем требованиям: полтора часа разбиты на множество коротких сцен для удобства восприятия; сюжет воспроизведён, практически, слово в слово, включая необходимые монологи главного героя, звучащие за кадром; тема равнодушного социума порождающих «бесчувственных» Мерсо донесена в полной мере. И всё же «Посторонний» Висконти — неудача. Художественный пшик проходящий перед глазами, подобно бесшумному жизненному пути Артура Мерсо.

    Висконти не собирался подходить к повести буквальным образом, но деликатная натура аристократичного художника заставляла его корректировать сценарий прямо на съёмках, сохраняя максимальную близость к литературному оригиналу. Вдова Камю не пропустила ни одного съёмочного дня, молчаливо наблюдая за сохранением творческого наследия знаменитого супруга. Разочарованный результатом, режиссёр отмахнулся от фильма, как от незаконнорождённого ребёнка, проклял всех родственников великих и больше никогда не работал ни с одним из занятых фильме актёров. А исполнительский состав тут под стать материалу: Мастроянни, Карина, Блие, Кремер.

    Главной проблемой любой экранизации «Постороннего» является личность главного персонажа. Мерсо, на первый взгляд, человек без свойств, без личного мнения, без духовного нутра. Он посторонний на празднике жизни, но своей безличностью он и привлекает людей, находящих в нём отражение собственных чаяний. Ему всё — равно. И то, что именно он оказывается самым честным представителем рода человеческого, его тоже мало волнует. Выхода нет и всех ждёт один и тот же конец. Это вопрос времени. Передать, иначе как в литературе, образ вылепленный иконой экзистенциализма невозможно. Текст построен таким образом, что каждый должен увидеть своего Мерсо, т. е. свою личную ипостась в его равнодушном существовании, как это делают остальные персонажи. Лицо актёра моментально персонализирует человека, лишая зеркального статуса «постороннего». Тем более, если это лицо Марчелло Мастроянни. Лицо красавца, кинозвезды, светского льва с целым шлейфом публичных и экранных образов. О каком «постороннем неучастии» после этого может идти речь… К тому же сама исключительная ткань литературного повествования превращается кинематографом в очередной «кафкианский» кошмар, что искажает изначальный рациональный замысел.

    Назначение работы Лукино Висконти в ознакомительной функции, вроде краткого изложения синопсиса в школьном сочинении. Выводы сделать можно, но о высокой художественной ценности не может быть и речи.

    5 из 10

    4 мая 2011 | 23:24

    Фильм Лукино Висконти «Посторонний» (1967) является точной экранизацией одноименной повести А. Камю. Все снято тщательно по книге, никаких отклонений, режиссер ни на йоту не сходит с рельсов сюжета литературного произведения, воссоздавая диалоги и монологи героев в строгом соответствии с первоисточником. Нужно признать, такое решение со стороны Висконти было очень смелое, потому как общее настроение повести нельзя назвать веселым, а сюжет — сложным и занимательным. Другой на месте итальянского режиссера обязательно прибегнул бы к определенной части авторского домысла, дабы разбавить терпкое вино экзистенциальной драмы водой развлекательных сцен и эпизодов. Но не тут то было. Висконти не желает угождать широкой массе зрителей, и в этом он заслуживает уважения.

    Во время просмотра я даже немного удивился тому, что мое восприятие книги почти полностью совпало с восприятием режиссера картины. Практически все отснятые сцены — похорона матери Мерсо, купания Мерсо с Мари, ссоры Раймона и его содержанки, убийства на пляже, тюремного заключения Мерсо и суда над ним — я точно так и воображал, когда читал повесть А. Камю. Единственное и самое досадное несоответствие — это образ главного героя. Я ничего не имею против талантливого и известного актера Марчелло Мастроянни, который легко справился с передачей небольшого спектра эмоций угрюмого протагониста, но личность Артура Мерсо я воображал намного моложе. Ставить это в минус режиссеру не отважусь, поскольку каждый имеет право видеть художественное произведение по-своему, но вот если бы пришлось действительно в чем-то упрекнуть Л. Висконти, то я бы упрекнул его в том, что персонажи фильма постоянно курят (особенно Мерсо и Раймон). Это замечание, наверно, можно приложить к очень многим фильмам, и я не боюсь показаться неоригинальным, если еще раз напомню, что киноискусство очень эффективно влияет на сознание зрителей, и то, что нормально на экране, стает впоследствии нормой в жизни.

    Понравилась игра Анны Карины в роли Мари. Актриса очень живо сыграла свою партию, а ее привлекательная внешность и улыбка служит украшением всей картине. Девушка Мерсо, пожалуй, единственная, кто заслуживает сочувствия. До сих пор не понимаю, почему фильм на немецком языке, а не на итальянском… может, объяснит кто-нибудь? Мне сложно оценивать картины полувековой давности, ведь я воспитан на современных фильмах, снятых современными операторами и смонтированных современными монтажерами. Оценивая старые фильмы, всегда нужно быть немного снисходительным. Книге я поставил бы 8, а фильм, на мой взгляд, до нее чуть недотягивает, потому

    6 из 10

    27 мая 2014 | 01:44

    Жан-Люк Годар считал, что хорошая экранизация возможна только заведомо неудачных произведений. То есть экранизировать классику бессмысленно. Очень хорошие сценарии нужно распечатывать и продавать, как книги, а не снимать фильмы… Фильм по его мнению это то, что стоит выше печатного материала…

    И практически всю жизнь так и поступал. Экранизировал третьесортную литературу, сценарии-наброски. И очень удачно!

    Лукино Висконти считал по-другому. Он брал барьеры! Гениальные вещи он снимал на таком уровне, что не так просто решить, что же лучше книга или фильм…

    И если на вопрос о «Смерти в Венеции» я после паузы не совсем уверенным тоном отвечаю, что рассказ Т. Манна лучше, то, пожалуй в случае с «Посторонним» я предпочту фильм Висконти.

    Может быть, потому, что автор сценария сам Камю. И таким образом, Камю показал, что он имел в виду. Марчелло Мастрояни прекрасно выразил, как посторонний выглядит в жизни. После фильма, я наконец-то поняла книгу!

    После прочтения повести Камю у меня был какой-то абстрактный вывод в голове: человек убил человека, но осудили его за то, что он не плакал на похоронах матери… Как это? Зачем? Кто он?

    После фильма Висконти стало ясно, как людей возмущает отклонение от нормы. Причем отклонением от нормы убийство считается в гораздо меньше степени, чем общепринятое, настоянное годами, усвоенное как непреложное лицемерие. Не повел себя как «надо» и этим обвинил всех. (странно, больше всего запомнился монолог прокурора и его обвиняющий перст в сторону главного героя)

    Старо как мир, не лгать невозможно… Ложь во спасение, невинная ложь, ложь вежливость, ложь ради выгоды, низкая ложь. Но кругом одна ложь.

    Ты можешь говорить жестокую правду и быть любим (На вопрос Мари, любит ли он ее, он честно отвечает, наверное всё-таки нет), быть уважаем, иметь друзей, но в обществе, ты обречен на смерть

    Какая разница, умрет человек в 70 или в 30, если речь идет о твоей собственной смерти?

    Действительно, никакой, если накануне смерти, ты все равно будешь страшно хотеть жить, именно тогда ты осознаешь, что жить — это и есть счастье…

    30 августа 2010 | 16:41

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...
    Билеты на Московский кинофестиваль — за лучшую рецензию

    Новости


    Один из крупнейших продюсеров в истории мирового кино Дино Де Лаурентис умер в Лос-Анджелесе на 92-м году жизни. Его карьера продолжалась почти 70 лет. (...)
     
    все новости
    Кинокасса США $ Россия
    1.Angry Birds в киноAngry Birds38 155 177
    2.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War32 939 739
    3.Соседи. На тропе войны 2Neighbors 2: Sorority Rising21 760 405
    4.Славные парниThe Nice Guys11 203 270
    5.Книга джунглейThe Jungle Book10 944 350
    20.05 — 22.05подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse417 087 247
    2.Angry Birds в киноAngry Birds157 229 791
    3.Экипаж40 352 730
    4.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War39 340 516
    5.Любовь не по размеруUn homme à la hauteur9 142 052
    20.05 — 22.05подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 544 015102 918
    Деньги686 557 497 руб.10 622 072
    Цена билета269,87 руб.14,50
    20.05 — 22.05подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    50....А зори здесь тихие8.449
    51.Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Собака Баскервилей8.444
    52.Хороший, плохой, злойIl buono, il brutto, il cattivo8.441
    53.Крестный отец 2The Godfather: Part II8.425
    54.Как приручить драконаHow to Train Your Dragon8.419
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    31.Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказкиPirates of the Caribbean: Dead Men Tell No Tales92.09%
    32.Изгой-Один. Звёздные Войны: ИсторииRogue One: A Star Wars Story92.03%
    33.Тор: РагнарёкThor: Ragnarok92.02%
    34.Великолепная семеркаThe Magnificent Seven92.01%
    35.Мстители: Война бесконечности. Часть 1Avengers: Infinity War. Part I91.78%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    ПортнихаThe Dressmaker15
    Черная роза33
    Кожа, в которой я живуLa piel que habito214
    Сестры МагдалиныThe Magdalene Sisters34
    Angry Birds в киноAngry Birds17
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ВаркрафтWarcraft8.242
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass6.888
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse7.548
    Angry Birds в киноAngry Birds6.547
    Экипаж8.172
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Черепашки-ниндзя 2Teenage Mutant Ninja Turtles: Out of the Shadows02.06
    Иллюзия обмана 2Now You See Me 209.06
    Славные парниThe Nice Guys16.06
    День независимости: ВозрождениеIndependence Day: Resurgence23.06
    Тарзан. ЛегендаThe Legend of Tarzan30.06
    премьеры