всё о любом фильме:

Страсти Жанны д`Арк

La passion de Jeanne d'Arc
год
страна
слоган«JOAN of ARC PICTURES Inc. presents»
режиссерКарл Теодор Дрейер
сценарийДжозеф Дельтель, Карл Теодор Дрейер
операторРудольф Мате
композиторЙеспер Кюд, Оле Шмидт
художникВалентина Юго, Жан Юго, Херманн Варм
монтажМаргерит Боже, Карл Теодор Дрейер
жанр драма, биография, история, ... слова
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время82 мин. / 01:22
В этом фильме суд на Жанной д`Арк, который в действительности длился целый год, спрессован в один единственный день. В этот день её неоднократно допрашивает духовный суд, ей постоянно угрожают пытками, её лишают причастия, если только она не сознается в колдовстве. Наконец, когда она сталкивается с тем, чтобы быть сожжённой заживо, она отрекается, но после отрекается от своего отречения, и ее публично казнят.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
37 + 1 = 38
9.0
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм был запрещён к показу в Великобритании из-за того, что английские солдаты изображены в нём как садисты, издевающиеся над Жанной.
    • По замыслу режиссёра, фильм должен демонстрироваться без звукового сопровождения, в полной тишине.
    • В процессе съёмок никто из актёров не гримировался, что было в те времена совершенно беспрецедентно.
    • Для съёмок фильма Карл Теодор Дрейер разработал специальные декорации с подвижными стенами, на создание которых ушла основная часть выделенного бюджета. При этом декорации в кадре видны лишь фрагментарно, так как основной акцент сделан на крупные планы персонажей.
    • Работа над фильмом продолжалась около полутора лет.
    • Оригинальный негатив фильма был утрачен в результате пожара и Дрейер заново смонтировал новую версию из дублей, которые были им прежде отклонены.
    • Около 1950 года французский киновед Ло Дука обнаружил фрагменты фильма в архиве студии Gaumont и сделал собственный монтаж фильма с субтитрами и музыкой Вивальди, Альбинони и других композиторов эпохи барокко в качестве звукового сопровождения. Эта версия вызвала резкие протесты Дрейера, который заявил, что монтаж Ло Дука не имеет ничего общего с первоначальным монтажом его фильма.
    • В течение полувека первоначальная версия фильма считалась утраченной, однако в 1981 году в Осло в кладовке психиатрической клиники была обнаружена отлично сохранившаяся практически полная копия оригинального фильма с датскими субтитрами, которая стала основой для существующей сейчас восстановленной версии.
    • В 1985 году Французская Синематека выпустила восстановленную версию фильма, в которой был полностью сохранён монтаж найденной в Осло копии, а субтитры переведены с датского на французский. Для этой версии композитор Ричард Эйнхорн в 1994 году написал музыкальное сопровождение — ораторию «Видения света».
    • еще 6 фактов
    Начало фильма 10:13

    файл добавилalechorseman

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 19 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Уникальная в своей гениальности постановка.

    Нечеловечески длинный, душу тянущий судебный процесс. Уродливые лица церковных ханжей. Крупные планы лица Жанны. Страдающие, чистые, полные слез глаза. Боль и вера.

    Как бы ни была хороша Йовович, как бы ни был талантлив Бессон, — до сражающей наповал эмоциональной силы картины Дрейера им так далеко!

    10 из 10

    30 сентября 2008 | 23:32

    Фильм снят очень необычно, почти весь фильм мы наблюдаем за эмоциями на лице Жанны д`Арк, которое все время показывается крупным планом. Режиссер решил такой находкой сделать акцент на чувствах и переживаниях Орлеанской девы, чтобы зритель настолько проникся горем, страданием и смятением этой девушки, что сам бы оказался на грани нервного срыва наряду с актрисой.

    Мария Фальконетти гениально сыграла все необходимые по сценарию, задуманные режиссером чувства. Но ей было35-36 лет в 1928 году! Как бы там ни было, но очень бросается в глаза. Я таких несоответствий очень не люблю. На вопрос церковника «сколько тебе лет?», она отвечает «по-моему, 19». Ну, куда это годится. А, по-моему, 35 лет. И правда, посмотрела потом информацию, актриса родилась в 1892 году. Я, конечно, понимаю, что в 20-годы не было большого количества киноактеров, но театральных вполне хватало. Среди них, однако, трудно было выбрать достойную кандидатуру, так в театре лицо и эмоции на нем никому не были видны, театральная школа учит выражать эмоции и чувства телодвижениями. Не смотря на это, Дрейер именно на подмостках и нашел Марию. Видимо помоложе не нашлось в то время…

    Фильм рассчитан на тех зрителей, которые знают историю Жанны. Потому что кино посвящено только судебному процессу и как итог — её смерти. Кино снято, прежде всего, для французов, а каждый из них с детства видимо знает этот драматический момент их истории. Либо авторы киноленты по наивности надеялись, что про их деву знает весь мир. Молодое российское поколение вряд ли поймет о чем идет речь.

    Фильм для своего времени просто шедевральный, является одним из лучших представителей психологического кино, заставляющего задумываться о душевных противоречиях человека, о его внутреннем и внешнем конфликте, о том, что бог и церковь это разные вещи для некоторых людей, о том, что не всегда получается жить так как ты хочешь.

    18 августа 2012 | 20:10

    Кино на начальном своём этапе крайне сильно отличалось от того, чем оно является сегодня. И современному зрителю подобные старые фильмы могут показаться не то, чтобы неинтересными, а просто непонятными — смотря на экран, они могут их просто не воспринимать, потому что они не похожи на те фильмы, к которым они привыкли. Но дело в том, что сравнивать старые фильмы с новыми просто нельзя — по мне, это абсолютно две разные категории, со своими методами подачи сюжета, со своими критериями качества. И дело даже не в том, что тогдашние технологии не позволяли снимать более технологичные фильмы (хотя это не совсем правда, достаточно посмотреть такие фильмы как Метрополис, Триумф Воли, да даже Полёт на Луну). Просто происходит абсолютно разный подход к создании конечного продукта — то что работает в первом случае, будет смотреться неуместно во втором (и наоборот). Поэтому и сейчас можно смотреть старое кино и получать от него такое же удовольствие, как и от новых его представителей. Хотя я не утверждаю, что много людей смогут получить это самое удовольствие от просмотра — не каждый человек может воспринимать подобное кино. Так уж получилось, что мне не составляет труда смотреть, а уж тем более получать удовольствие от таких фильмов (спасибо великолепному Метрополису).

    В этом фильме не будет рассказываться о жизни Жанны, о её влиянии и т. п. Нет, этот фильм показывает несправедливость и жестокость тогдашней судебной системы на примере одного человека. Здесь Жанна показана простым человеком того времени, которого почти полностью душевно поломали и прежняя сила воли которого проявляется исключительно в действиях героини, которые, тем не менее, даются ей с огромным трудом. Весьма тяжёлое зрелище. Мария Фальконетти, исполнившая главную роль, настолько прониклась всей этой атмосферой безысходности, что во время съёмок испытала нервный срыв и после этого уже никогда больше не снималась в кино. По поводу самой Марии хочу сказать, что она идеальный вариант на роль Жанны и вряд ли кто-то лучше смог в последствии передать этот достаточно сложный образ. Вообще актёрский состав на удивление удачен. Без лишних кривляний они смогли хорошо передать свои эмоции и мысли зрителю, чтобы тот без особых проблем мог понимать суть происходящего и при этом не скучать. При этом у всех была достаточно характерная внешность и богатая мимика, что в немом кино, особенно в таком, где всё состоит из крупных планов, имеет невероятную важность.

    По поводу музыки ничего такого сказать не могу — она никак особо не выделяется и является просто фоном, особо не влияя на восприятие фильма.

    Минусов как таковых нету. Единственное — декорации. Я знаю, что тут декорации практически не имеют роль, но всё таки — когда Жанну отвели в камеру пыток, меня достаточно сильно передёрнуло. Могли хотя бы стены в серый покрасить.

    Итог — достаточно неплохой исторический фильм с интересным выбором периода жизни Жанны д`Арк. Мария Фальконетти и актёры, сыгравшие второстепенные роли, выполнили свою работу достойно. Но тем не менее можно было и лучше.

    7 из 10

    14 марта 2011 | 20:07

    … От боли не больно стоящим поодаль.
    Живущим сегодня от жара не жарко…

    Она терпит все эти нечеловеческие страдания и немыслимые муки, она бессильна, у нее отобрали последнее, теперь она — безмолвное тело и кричащая душа. И вот, наконец, ее тело сожгли, остался лишь пепел. Но мертвым не больно. Теперь ей никогда не придется повстречать этих жалких людишек.

    Это лицо, эти чувства и эти слезы. Их невозможно забыть.

    10 из 10

    10 марта 2010 | 01:35

    Буквально с первых минут живешь в кадрах. Туда переносишься не зависимо хочешь этого или нет. Режиссер Карл Дрейер передал эти ехидные, высохшие лица, прогнившие слова. Понимаешь, как они прожили жизнь, и как проживут, понимаешь, как они думают. И невольно начинаешь ненавидеть их, хочется ответить им, чем-то колючим, дерзким. И контраст — измученное, чистое лицо Жанны. Как только меняется кадр, меняются ощущения. Тут же стараешься вместе с ней высмотреть хоть немного справедливости, или хотя бы жалости. Весь фильм, в ней — надежда и смирение вместе. До последнего цепляешься за любой проблеск и любую эмоцию окружающих ее людей. Равнодушие или скуку хочется принять за сочувствие или понимание. И все время задерживаешь дыхание от эмоций, которые переносятся к тебе и в тебе поселяются. Белые стены, пространство — добавляет и усиливает страх, пустоту, которую проживает Жанна. Крупные планы дают направление — сосредоточится на лицах, эмоциях, уйти туда.

    Для меня этот фильм стал еще одним открытием.

    7 августа 2013 | 02:28

    Неподдельное страдание. Душевное смирение. Святое мученичество. Искренние слёзы. Немой ужас. Спасающая молитва. Нервный срыв как плата за гениальность.

    Преувеличенная и сосредоточенная чувственность. Периодические обморочные состояния. Отсутствие грима. Последняя роль Марии Фальконетти, волей судьбы замеченной Карлом Дрейером на любительском театральном спектакле.

    Музыка Ричарда Эйнхорна, не просто музыкальное сопровождение, а то достижение в искусстве, которое, благодаря своему совершенству, достигает бессмертия.

    Поразительная разрывающая сердце красота. То редкое исключение в кинематографе, когда Игра становится самой Жизнью.

    28 мая 2011 | 19:45

    Святая Жанна д’Арк, отважная воительница… призванная сражаться и спасти свою страну от врага, даруй… услышать в своей жизни зов Божий и иметь отвагу верно ему следовать… Святая Жанна д’Арк, молись за нас.

    Прекрасная, полная сил дева; воительница в сверкающих доспехах; бесстрашная освободительница, уводящая за собой одним именем своим; отважная, мужественная, говорящая с ангелами на одном языке… Ни одну из этих земных ипостасей реальной женщины в фильм не позвали. Жанна входит в кадр мелкими шагами человека напуганного, с отчаянным горящим взглядом, подозрительная, не понимающая. Она ещё поборется, надеясь, видимо, на чудо, но постепенно и эта хрупкая надежда угаснет, как исчезнет привидевшаяся тень французского флага, — прямоугольника с крестом, который суждено нести ей всю свою недолгую жизнь. Жизнь, которая здесь, в прямоугольнике экрана, уже не будет ярким факелом, озаряющим отныне свободное будущее родной страны. Теперь это свеча на ветру, чей неверный свет лишь сильнее подчёркивает подступающую со всех сторон тьму.

    «Страсти Жанны д’Арк» похожи на вырванный из исторического контекста абзац: знаковый, судьбоносный, но только один. Как театральная рампа, он высветил лишь эпизод из биографии национальной героини Франции — в угоду гармонии художественного замысла режиссёр отказался от всего остального. Фабула, построенная на протоколах допросов церковного суда, выдержана в стилистике документальной ленты, воссоздающей события с хроникальной последовательностью; вот только события пяти месяцев втиснуты в одни нескончаемые, томительные сутки. Жанна Дрейера — мученица, жертва. Одинокая, всеми покинутая, обуреваемая сомнениями, трясущаяся от страха. Не такой предстаёт она в жизнеописаниях, не так глядит с полотен. Разве что иллюстрированные жития святых, канонически воздевающих очи горе, да скорбные надгробные статуи были моделями для создания образа — не человека, нет… Святой. Весь фильм создатель убивает свою героиню, ведёт её к этой святости за обмякшую от изнеможения руку. Мучительно долго душит вопросами, давит судебными проволочками, режет острыми, словно ножи, издевательскими улыбками судей, а потом сжигает дотла.

    Этому фильму было суждено родиться немым. Рассеянная полуулыбка Жанны и перманентно возведённые к небу глаза достойны слабого, надломленного голоса — и эта неестественная черта ещё дальше отстояла бы от Жанны настоящей, с её с решительной речью и особой, подчёркиваемой современниками выдержкой. По задумке Дрейера лента и должна была остаться беззвучной, дабы сила воссозданных на экране страданий дошла до каждого в интимной тишине, что громче всяких звуков. Чтобы пережить всё вместе с Ней, от начала до конца. Чтобы кожей ощутить беспринципность и лживость высокопоставленных святых отцов, словно вороны слетевшихся на свеженькое мясо — интриганов, двуличных, мелких и порочных. Они «читаемы» и без слов. Изборождённая морщинами кожа, запавшие глаза, искривлённые в насмешке губы, обрюзгшие телеса под просторной одеждой, недостойная суетливая возня с намерением запутать подсудимую сетью теологических уловок, не давая времени выпутаться из силков, — всё это не «говорит», а почти кричит о бесчестности продажного судилища. И это тоже приговор, вынесенный режиссёром тем, кто посмел, кто поднял руку…

    Есть и Божий суд, наперсники разврата. И не важно, что впоследствии другой церковный суд реабилитировал осуждённую, что суд истории оправдал её стократ; что и судили тогда не женщину, а дело её, великое дело. Дрейер, как демиург собственной художественной вселенной, дал себе право рассудить самолично. Он рисует своих героев крупными мазками — светом, тенью, искажёнными ракурсами, бесчисленными крупными планами, — и несметная толпа священников становится почти демоническим легионом порочных и запоминающихся, даже в эпизодах, типажей. Английские стражники подчёркнуто уродливы, немногочисленные сторонники сочувственно благообразны, народная толпа не исторически патриотична. А в центре всего — Дева, не Мария, а почему-то мадемуазель, Фальконетти. За полтора года работы над картиной она не сыграла — прожила свою роль. Дрейер выточил свою Жанну, словно Галатею, заставив лицо человека, измученного, колеблющегося, обернуться светлым, одухотворённым ликом Святой. С внешностью, почти лишённой признаков пола, с горестной складкой губ и тончайшими движениями мимических мышц. Страдающая, мятущаяся душа, раздетая объективом камеры до такой степени эмоциональной обнажённости, что впоследствии актриса навсегда отказалась сниматься в кино. И будь эта роль единственной, её хватило бы для билета в вечность.

    Мессия, Дочерь Божья. Дрейер канонизировал Жанну; спустя восемь лет после Ватикана, канонизировал вторично. И, наверно, грешно и пошло было бы судить его за это.

    2 сентября 2013 | 04:55

    Именно сейчас все и должно произойти… После краткого и совершенно ненужного пролога перед вами обязательно возникнет арка. Хрупкое творение человека уже давно прикрывшего за собой старую дубовую дверь. Эта арка Дрейера… Невесомая и почти полностью покрывшаяся толстым налетом пыли. И только у самого основания отчетливо заметны неряшливые надписи тех немногих кто еще помнит о существовании этого ошеломляющего по своей природе чуда…

    Суд в самом разгаре. Собрание величайших теологов своего времени под чутким руководством английской пятерни. Насмерть перепуганные манекены неистово вопят и задают каверзные вопросы. Эти старые пауки с напускным презрением отбрасывающие слова несчастной Жанны… Гневно вопящие на ту кто появилась на этот бренный свет лишь для служения собственной стране. Служению народу, богу и королю. И только молодой монах, которого играет великий Антонен Арто поддерживает несчастную девушку. Он и несколько его собратьев взявших на себя роль невольных наблюдателей за поисками нужных слов. Нельзя же сжечь святую! Нужны доказательства, которые позволят громкий суд. И каждому понятно, чем это все в конечном итоге обернется.

    Карл Теодор Дрейер создал не просто метафизическую арку. «Страсти Жанны д’Арк» это, безусловно, одно из самых величайших творений десятой музы. Но монолитные фигуры Дрейера и вышеупомянутого Арто отходят в сторону перед актрисой одного единственного фильма…

    Марии Фальконетти.

    Девушка, история которой так и осталась за плотной стеной времени. Бесчисленных поколений промелькнувших после появления легенды. Не очередной звезды, история которой обязательно зайдет за небосвод… Это легенда, одержавшая великую победу. Дитя кинематографа.

    Пронзительные крупные планы заставляют не просто сопереживать или чувствовать волнение. Ряд лиц проходящих сквозь зрителя в конечном итоге завладеет им. Разрывая сердце уже давно отвыкшее от подобных потрясений и заботливо собирая его многочисленные осколки для финальной сцены с костром. И огонь, в конечном итоге пожирающий не только всякого человека решившегося на просмотр этого фильма, но и прекрасную женщину в чье существование ты хочешь верить. Как впрочем, и в раскаяние самых узколобых служителей одного мертвого бога. В страх солдат утренние звезды которых не спасли их от ярости толпы.

    Величие подобных фильмов… А стоит ли об этом говорить? В этом бренном мире существует не столь уж много арок способных встать на один уровень с творением Дрейера. Они как сверкающие слезы на лице у Марии Фальконетти. Как «Видения света» Ричарда Эйнхорна ставшие печальным эхом основной трагедии.

    «Страсти Жанны д’Арк» это отголосок не только мрачного в своем невежестве средневековья. Это кино, без которого мир потерял бы одну важную часть собственной души. Осколка еще не полетевшего в костер…

    14 ноября 2011 | 22:56

    На самом деле, сказать после просмотра фильма было нечего. Только встать и аплодировать. Величественность.

    Это фильм должен быть обязательным учебным пособием для начинающих (да и уже начавшихся) актеров и режиссеров. Пусть они не будут в своей профессиональной деятельности использовать приемы из этого великого фильма, но они должны знать, что можно так снимать и так играть.

    Настоящий шедевр немого кино. Через 18 лет этому фильму будет век. За это время появился звук, цвет, компьютер, цифра, 3D и не известно, что еще успеет появиться. Но этот фильм навсегда в истории кино, как один из лучших его представителей. Бессмертный.

    Отдельное спасибо композитору Оле Шмидту, который родился в один год с выходом этого фильма, но написал музыку к нему много позже (изначально фильм показывался под живой аккомпанемент, что игралось — неизвестно). Очень точно написал, чутко.

    И огромнейшее спасибо всем тем, благодаря кому мы можем видеть этот фильм спустя почти век.

    Такой сильный, эмоциональный фильм. Настоящие страсти.

    7 ноября 2010 | 17:56

    1928-ой для истории кино был годом переходным, «десятая муза» медленно и болезненно переходила на звук. А потому, этот год стал не самым урожайным на киношедевры: «Октябрь» Эйзенштейна, «Ящик Пандоры» Пабста, «Цирк» Чаплина- вот пожалуй и все откровения високосного 28-го… И можно было бы его посчитать одним из самых заурядных за всё время кинолетописи, если бы не одно «Но»- картина Карла Теодора Дрейера- «Страсти Жанны д`Арк»!

    Никогда ещё в истории кино до этого фильма, да и после него как оказалось тоже, экранное человеческое лицо не было столь мощным эмоциональным оружием воздействия на зрителя. Последовательно сменяющие друг друга сверхкрупные планы достигают драматического накала, в то время как Дрейер следуя манере художников ренессансного Гротеска, создаёт калейдоскопический пантеон лиц, уродливость которых, есть печать внутреннего состояния души их обладателей.

    Тем разительней отличие, от этого судейского паноптикума, образа орлеанской девы- в запредельном исполнении Рене(Марии?) Фальконетти. Изолированные от общих планов кадры с лицом актрисы- подобны иконам, а совершенная по интимности манера игры, на крайнем пределе, за гранью которого начинается аффектация, так и вовсе говорит о том, что перед нами- лучшая женская роль в истории кино!

    Снимая крупные планы глаз Жанны, Дрейер словно бы обнажает душу мученицы, давая возможность зрителю, заглянуть в эти «зеркала», чтобы увидеть отражение собственного сочувствия.

    Датский режиссёр создал модернистскую мистерию «последнего искушения», запечатлев на панхроматической плёнке почти осязаемую боль и борьбу духа, где единственной возможной интонацией является взгляд. Триумф перспективы и декадрирования, возвращает изображение к своей исходной точке- двухмерной визуализации. Также здесь прослеживается связь с «Броненосцем „Потёмкиным“- задумка со съёмкой актёров без грима заимствована у Эйзенштейна, да и лексика монтажа подобна.

    И как не отметить присутствия в фильме великого и безумного Антуана Мари Жозефа Арто, основателя «крюотического театра», человека прожившего по психушкам и проведшего в опиумном угаре- полжизни, борясь с хроническими депрессиями. Здесь он предстаёт в роли монаха Жана Массье, единственного сочувствующего Жанне, что зная его биографию- очень символично.

    8 из 10

    28 мая 2011 | 01:14

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>