всё о любом фильме:

Дом терпимости

L'Apollonide (Souvenirs de la maison close)
год
страна
слоган-
режиссерБертран Бонелло
сценарийБертран Бонелло
продюсерБертран Бонелло, Кристина Ларсен
операторЖози Дешайе
композиторБертран Бонелло
художникАлен Гюффруа, Анаис Роман
монтажФабрис Руа
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Франция  201.6 тыс.,    Россия  9.7 тыс.,    Португалия  8.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время122 мин. / 02:02
Номинации:
Начало ХХ века. Парижский публичный дом, доживающий последние дни. Длинный шрам на лице одной из проституток — словно трагическая улыбка. В этом отгороженном стенами закрытом мире, невидимом со стороны, происходит целая жизнь: мужчины влюбляются или ненавидят, а женщины делят радости, печали, страхи и секреты…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.80 (3645)
ожидание: 98% (73)
Рейтинг кинокритиков
в мире
0%
22 + 5 = 27
7.1
в России
67%
6 + 3 = 9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • В фильме имя персонажа Clotilde (Клотильда) написано с ошибкой (Clothilde, распространенная ошибка во Франции), это можно увидеть, когда появляется строка с ее именем, где указывается, что она надзирательница.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 111 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Дом Терпимости», фильм о проститутках, нет, будет мягче сказать, о жрицах любви, но вернее, увы, именно о проститутках, ведь любовь они не дарят, лишь продают секс и свои души.«Запертые» в стенах публичного дома, они годами, десятилетиями томятся в стенах своей обители, спрятанные от внешнего мира и забывшие о простых человеческих радостях, зная лишь своё дело и обрекая себя на муки грусти и одиночества.

    Казалось бы, избитая тема в кинематографе- бордель, клиенты, проститутки, их отношения и тайны, жизнь в спальнях и комнатах, всё просто и обыденно, может даже показаться, немного скучно и монотонно, но что- то отличает этот фильм от подобных ему картин, задевающих столь щепетильную тему. Что же- обнаженка?(нет, ведь она свойственна большинству работ французских кинематографистов);антураж?(нет, ведь есть масса фильмов, более качественных и оригинальных в визуальном плане);подача материала?(нет, качественно, но не столь изящно и оригинально).-Герои, образы и, конечно, их воплощение — именно эти качества являются сильнейшими сторонами картины, достойными детального рассмотрения, вызывающими буру чувств и эмоций, достойные восхищения и печали. Собрать под одной крышей столь разных героев — глупые и простые, изящные и утончённые, божественно красивые и зверски изуродованные (можно продолжать сравнения, но это не будет иметь смысла — всё итак ясно)-это доказательство виртуозности сценариста Бертрана Бенелло,(также взявшего на себя режиссёру фильма, и пускай второе уступает первому), а также сплочённость актерского состава, которые вместе создают интересный контраст, при этом не упуская возможно выступить сольно, полностью раскрыв свою героиню и передавая этот эмоциональный заряд зрителю, в особенности стоит отметить Селин Салетт и Жазмин Тринка, оказавшимися более чувственными и интересными.

    И пускай режиссура не блещет оригинальностью, крупные планы раздражают глаз, а музыка не всегда соответствует действиям, создавая неверный эмоциональный тон сцен, зато актрисы и их героини, создающие тот самый «цирк уродов» — печальных, весёлых и ущербных, стоят тех двух часов, потраченных на просмотр картины, с уверенностью перекрывающие все недостатки фильма, за это им мои аплодисменты.

    8 из 10

    4 января 2013 | 15:10

    Данный фильм — угрюмая элегия о жизни парижского публичного дома. Здесь богатые мужчины томятся с шампанским и табаком, в то время как красивые молодые женщины обнимают и ласкают их на бархатных диванах.

    Можно проводить параллели с публичным домом и обществом того времени, но время нам дано лишь как факт, его не ощущается во время просмотра, ровно, как и места действия, ведь за пределы дома фильм выходит лишь один раз. Бертрану Бонелло удалось показать всю подноготную жизни элитных проституток, и сделано это с такой профессиональной тонкостью, что запутанные повороты сюжета даже как-то мешают простому созерцанию жизни высшего света. Музыка из середины XX века, перекочевавшая в конец XIX, грамотно вплетена в безжизненную атмосферу публичного дома, декорации которого поражают роскошью. Все это сопровождается хорошей операторской работой и меланхоличным саундтреком от самого режиссера. Целая плеяда никому не известных французских актрис предстает здесь в обворожительном и болезненном свете куртизанок, переставших бороться за свою жизнь, лишь увеличивая и без того большие долги. Каждая из актрис на своем месте и сложно выделить среди них главную: каждая особенная, каждая чем-то запоминается и притягивает с невероятной силой.

    Проститутка не имеет никаких прав, и фильм Бонелло заставляет приблизиться к их жизням, помогает понять их положение и проявить сочувствие. Крайне сложно уловить их чувства — грустно ли, тошно ли от такой жизни, получают ли они еще удовольствие, или притворяются, играя свою роль. Их жизни уже куплены тысячи раз, они томятся в этом доме, зная, что никогда не выйдут наружу. Фактически они — рабыни, живущие роскошной жизнью, но платящие за это свободой.

    Во время просмотра получаешь какое-то крайне приятное эстетическое удовлетворение от неспешной манеры съемки, изящества интерьера в комнатах дома, слоняющихся в расслабленном состоянии, полуголых проституток в шикарных одеждах. Публичный дом предстает здесь сетью запутанных коридоров и комнат, по которым сонными мухами ходят прекрасные девушки, а посетители сидят в богатой гостиной, забавляясь шампанским, игрой и беседами. Беседы ведутся долго, беспечно, никто не торопится увести купленную девушку наверх, все купаются в безвольном упадничестве порока. Сумерки XIX века уже отгремели, и начался новый XX век, не предвещающий ничего хорошего. Ощущение грядущей катастрофы неотвратимо увеличивается, и к концу фильма напряжение достигает крайнего предела. Распад общества грянул, и никто уже не в состоянии вырваться с терпящего бедствие корабля. Все скоро потонут, публичный дом закроется. Проституция выйдет на улицы мира.

    25 апреля 2012 | 16:42

    Рубеж XIX и XX веков. Франция. Закрытый бордель для состоявшихся в жизни и обеспеченных мужчин.

    Фильм — не только грусть по неизбежно уходящему в небытие настоящему с его особенным укладом жизни, а бордели подобные Аполлониде, как ни крути, один из символов 19 века. На фоне смены эпох режиссер размышляет о тяжкой доле женщин, вынужденных продавать свое тело клиентам.

    Итак, в кои-то веки я смотрю фильм, где центральной темой является не сексуальность, а переживания и чувства героинь, которые работают в публичном доме, чтобы выплатить свои долги. Цель есть у каждой — свободное будущее, но только оно так далеко и настолько туманно, что верить в него у героинь уже нет сил.

    Как уже не раз подчеркивали различные рецензенты фильм можно охарактеризовать как асексуальный. «Те самые» сцены присутствуют, конечно, и не единожды, но, присутствуют единственно с целью полного воспроизведения быта подобных заведений. Их может и можно было бы исключить полностью, так как не постельные утехи волнуют режиссера, но торговля телом слишком важный элемент в этой истории.

    Безусловно, сложно понять и описать то, чего не видел своими глазами, не слышал, не испытал на собственной шкуре. Однако, суть настроения схвачена автором очень тонко. Тоска и печаль сквозит на бледных, изможденных лицах Мадлены, Леи, Жюли, Клотильды и Самиры и других. О каждой из них мы узнаем пусть мелкие, но детали и вот они уже перестают быть безликой массой и немножечко приоткрываются нам как личности. И ведь «Апполонида» — это не дешевая забегаловка, а аппартаменты, в которых чисто, тепло и приятно пахнет, нет паразитов и за здоровьем девушек следят. Но все равно это тюрьма, в некотором смысле золотая клетка. Это так же внешний мир в миниатюре. Это иллюзия свободы. Иллюзия в которую поверила молоденькая девочка Паулина и добровольно пришла в это заведение. Так что нам тоже не следует сильно обнадеживаться насчет нашей свободы.

    Так как обычно выход за пределы дома девушкам запрещен только однажды они выбираются на пикник в окрестностях реки. Эта вылазка как глоток воздуха, небольшой перерыв между первой и второй частью дорогого спектакля. После этой прогулки, по возвращении в тесные комнаты борделя еще острее чувствуется вся тяжесть их заключения. Живя в изоляции от быстроменящегося мира 1900-х годов девочки могут только прислушиваться к разговорам мужчин о строительстве метро или нашумевшем деле Альфреда Дрейфуса. А пока каждый их новый день похож на предыдущий: те же лица, те же занятия и разговоры. Но время идет и перемены скоро коснутся непосредственно их самих. А пока же даже само время в борделе статично, отчего фильм воспринимается некоторыми как затянутая тягомотина. Но это не недостаток фильма, а реалии жизни человека запертого в 4-х стенах.

    Итак, Дом Терпимости довольно качественно снятый фильм, красивый, чувственный, вместе с тем отталкивающий своей жестокостью, но ничем радикально не выделяющийся из череды прочих исторических лент.

    6 из 10

    13 августа 2013 | 00:41

    1899 год, в Европе расцвет «Прекрасной Эпохи», которая, однако, не слишком ощущается в элитном парижском борделе «Апполонида». События, имеющие место в действительности буквальной, не находят отражения в этом месте, где царит давно заведенный порядок и стоит своя атмосфера. Роскошная обстановка, дорогие платья, классическая музыка — все это служит лишь ширмой для дома похоти и разврата. И хоть, девушки, работающие в Апполониде, следят за собой и умеют вести высокие разговоры, на деле они, естественно, несчастны. Каждая из них лелеет мечту выбраться обратно во внешний мир, хоть призвания свое они выбирали самостоятельно, предпочтя быть проституткой, а не швеей, или прачкой. Вот и 15-летняя Паулин, не желая жить обычной жизнью, отправляет в бордель практически резюме, с рекомендацией от родителей и автопортретом. А пока хозяйка дома терпимости раздумывает об ответе, происходит трагедия, нарушающая привычный ход событий, и служащая отправной точкой повествования. Постоянный клиент, в порыве страсти, рисует на лице одной из девушек вечную улыбку перочинным ножом, превращая ее из просто Мадлен, в женщину, которая смеется.

    Проходит год — Паулин уже вовсю осваивается на новом рабочем месте, шрамы Мадлен заживают, а в борделе, как и во всем мире, наступает эпоха перемен. 20й век неумолимо надвигается, общество меняется на глазах, а услуги элитных проституток становятся все менее необходимыми, что делает их жизнь еще более трудной. Однако демонстрация внутреннего мира и переживаний куртизанок не являются той сутью, которую хотел передать зрителям французский режиссер Бертран Бонелло. Жизнь публичного дома — это лишь фирменный почерк, авторская стилистика, призванная стать фоном для чего-то более глобального и общедоступного. Смена эпохи, перемены в жизни людей, новые обстоятельства и жизненные условия, неизбежно возникающие в судьбоносный момент столкновения веков — вот главный лейтмотив «Дома Терпимости». Бонелло сталкивает своих героинь с безысходностью и беспомощностью, которую ощущал тогда, наверно каждый человек, чувствующий необратимые перемены, происходящие, что в социуме в целом, что в жизнях отдельных людей.

    И поскольку кино, как и многие другие виды искусства, часто строится на крайностях, облегчающих понимание и восприятие авторского замысла зрителем, декорациями для действия фильма был выбран публичный дом. Ведь на чьем примере, можно лучше иллюстрировать человеческую слабость перед чем-то глобальным и необъятным, как само Время? Исторически самый незащищенный слой населения, девушки, не знающие жизни, находящейся за пределами лживого и грязного мирка публичного дома, ставшего против их воли им родным. Вряд ли, какой-то другой пример был бы более показательным. Используя девушек и «Апполониду» как фундамент для основного посыла фильма, Бонелло тем не менее сделал все, что бы этот фундамент был как можно более прочным. Атмосфера, костюмы, образы девушек — все это проработано до мельчайших деталей, что не осталось без внимания кинопремий — «Дом терпимости» был номинирован на «Сезар» в номинациях «Лучшие костюмы» и «Лучший художник-постановщик».

    Не остались без внимания режиссера и личные переживания героинь, без которых, безусловно, картина вышла бы неполной. Проходящий, что через маски, что через изуродованное лицо Мадлен, символ потери личности, лишний раз подчеркивает потерянность и неприспособленность героинь фильма к жизни. Постоянные обиды и разочарование сменяются в девушках на слабую надежду, лишь после случайно брошенных очередным клиентом намекам на спасение. И все это, для того, что бы после вернуться обратно — к еще большим унижениям, а, после — к разорению, болезням и, в конце концов, смерти, как в стенах дома, так и везде за его пределами.

    11 июля 2013 | 19:25

    L`Apollonide — эстетическая драма в постмодернистском толковании.

    Фильм-воспоминание повествует о тяжкой доле тружениц фронта любовных утех в элитарном борделе на рубеже XIX и XX века. Монотонное действие практически всего фильма происходит в замкнутом пространстве, с единственной вылазкой на природу (сердцевина картины), где куртизанки с глотками естественного воздуха более остро ощущают безнадежность своего настоящего и будущего. В прекрасной манере показаны бытовые, жизненные перипетии девушек, с присущими им страданиями, болезнями и мечтами о возврате долгов, с осознанным пониманием, что вернуть их никогда не удастся.

    Размытая фабула по замыслу автора Бертрана Бонелло, определила концепт эпохи фривольности, чрезмерной расслабленности и декадентства переходного времени. Отсутствие откровенных эротических сцен, разочаровало многих кинозрителей, но они и не являлись главенствующей темой фильма, как это может показаться на первый взгляд из названия. В этом случае режиссер решил уйти от прямолинейности подобного жанра и не посмел слить свой чувственный шедевр в перегнойную яму порно-мелодрам. В основном представлены легкие формы перверсий и фетишизма (сцена с ванной из шампанского).

    Купаж из непрофессиональных и достаточно известных актрис, оправдывает себя в полной мере. Автор не делает акцента ни на одной из них, все в равной степени являются частью общей картины, срезом французского общества в период наступления века двадцатого. Хотя Бонелло ненавязчиво выделяет на фоне остальных, единственную — «женщину, которая смеется», лишенную самого интимного, в результате бесчеловечной выходки горячо любимого посетителя.

    Отдельным моментом выделяется художественная постановка — ансамбль манерных тюрнюров, элегантных корсетов, интерьеры инкрустированные позолотой и перламутром, атмосфера ироничной отрешенности, все содействовало получению визуального удовольствия от просмотра. Сезар за лучшие костюмы — достойная и заслуженная награда!

    На музыкальном плане звучит «soul» 1960-х годов, проводя параллели с угнетенными чувствами бывших рабов и узниками дома терпимости. Кроме того, выбор данного звукосопровождения обусловлен смещением времен, подобно тому, как дом закроется, и действие передвинется в современный мир, на улицу…

    P.S. Избыток затянутых и манерных сцен не пошел фильму на пользу, восприятие получилось однообразным. Впрочем, статичность сюжетного элемента сыграла на выгоду, позволив реализоваться центральным идеям «Конца века» с визуальной позиции.

    7 из 10

    20 апреля 2012 | 15:50

    Бертран Бонело снял ленту, где нет сильных чувств и эмоций, но есть атмосфера. Пусть это атмосфера публичного дома, где соседствует роскошная гостиная и спальни для гостей, с убогими каморками и коридорами, где живут девушки, но дается погружение в мир порочной страсти и подчас животных инстинктов. В фильме воссоздана эпоха конца 19 века, на самом рубеже с ХХ веком, за сексуальными играми и жизнью проституток уже слышна поступь новейшего времени, когда красота и внешний лоск уступит место голому содержанию. Перед зрителем разворачивается действо в неком клубе по интересам, где секс перемешан с табаком и шампанским, где ручная пантера такой же привычный предмет интерьера как карточный столик. Гости, именно так называют клиентов, приходят туда, где их ждут иллюзии любви и отношений с женщиной, иллюзия, которая так же хрупка, как и ненадежна любовь проститутки. Мазки, образы, полутона открывают зрителям мир за красным фонарем с одной стороны, а с другой обволакивают тягучим действом. На два часа атмосфера фильма затягивает и создает эффект присутствия в мире платной любви.

    В отличие от «Ямы» Куприна в данном фильме характеры героинь не прописаны, они ровные и не всегда понимаешь, что заставило из прийти в дом терпимости, зрителю просто дается данность — они такие как есть. Кто не желает жить такой жизнью — может уйти, но за весь фильм показана только одна девушка, которая покинула дом Мари — Франс, атмосфера тягучего существования за закрытыми дверями засасывает. Единственный момент — выезд на пикник превращает обитательниц дома терпимости в обычных женщин, которые наслаждаются теплом, солнцем, водой и следом возврат за закрытые двери, где обычная проверка гинеколога может вызвать нервный стресс.

    Под занавес фильма — аллегория падения Рима, когда под грохот салюта, проходит последняя оргия с масками и обреченным весельем. Режиссер пытается показать зрителю, что век галантных отношений, пусть и с отдельными маньяками, остается в прошлом — а впереди темные века варваров, оставившие в руинах античный мир. Красный фонарь над дверью заведения Мари — Франс гаснет, и следующие кадры демонстрируют мир продажной любви современности.

    Несколько романтизированное и идеалистическое изображение дома терпимости, на мой взгляд, не все было так чинно благородно в то время, но не хочется придираться к мелочам, тягучая атмосфера, в хорошем смысле, довлеет над зрителем и после просмотра, и хоть на мгновения начинает казаться, что тогда (давно) все было по другому…

    8 из 10

    5 апреля 2013 | 01:15

    На рубеже 20 века заканчивает своё существование респектабельный парижский бордель. Под чутким контролем Госпожи Мари-Франс последний бастион лояльности под названием «Апполонида» обеспечивает удовольствиями богатейших представителей Парижа. Диапазон специалистов здесь также широк, как и предлагаемые ими услуги и может удовлетворить желания даже самых прихотливых гурманов.

    За закрытыми дверями, в богато украшенных костюмах — под стать наполненному тонким, шикарным декором антуражу, находят своё пристанище души добровольно отдавшие себя в руки похотливому брату Амура. Проститутки и их клиенты пребывают здесь в одурманенном томлении и кажется вот-вот утонут в изобилии шампанского и опиума, а вальяжно раскинувшаяся на кушетке чёрная пантера под стать общей атмосфере, с нечитаемым выражением оскала, наблюдает за всем этим.

    Бонелло наполняет свой фильм атмосферным сочетанием притяжения и отталкивания. Клиентам здесь предлагаются элегантные просторные помещения с прекрасными каждая по своему девушками, чей особый мир существования подходит к концу, а их тела медленно убивает сифилис. В результате чего возникает довольно своеобразная смесь романтического декадентского и полу-сюрреалистического состояния. Бонелло создаёт очень богатую смесь и его фильм приятен взору несмотря на несколько вялый темп двухчасового повествования в изучении мира борделя. Проституция, как театральный акт. Есть определённая магия в этом замкнутом мире в котором блудницы и их клиенты, как лунатики скользят через движения секса, тем самым создавая непреодолимую силу оставляющую след в зрительной памяти.

    И в правду, бордель — весьма интересное место развития человеческой сексуальности, которое берёт свои истоки ещё с Древней Греции. Парижские бордели процветали вплоть до 20-х годов 20 века и оставались открытыми до Первой Мировой войны, пока последний дом удовольствий не погасил свой красный фонарь, а жрицы любви не вышли на улицы.

    Пускай работа Бонелло не имеет сильного драматического сюжета, но созданная им гедонистическая атмосфера — является одним из самых подробных и успешных изображений борделя на плёнке, чьё чёткое время и место действия, подобно подзаголовку является сувениром из эпохи, которая кажется потерянной навсегда.

    4 января 2013 | 12:29

    Кино о парижском борделе, которое потребует от зрителя усидчивости и терпения.

    В предновогоднем репертуаре, адаптированном для семейных посещений, этот фильм стоит особняком и выглядит как бельмо на глазу. Уже потому хотя бы, что переносит зрителя не в феерию рождественской сказки, а в элитный дом терпимости, в последний год XIX-го века. Здесь время замерло. Здесь томность и томление. Здесь ананасы в шампанском. Здесь галльский дух парфюмом пахнет, а за портьерами в тиши красотка без клиента чахнет… Ну вот, ещё парочка воспоминаний и придётся окончательно перейти на амфибрахий или анапест.

    Выход за порог борделя, например, завтрак на загородной лужайке, тут такая же редкость, как и, против всех ожиданий, эротические сцены. Довольно скоро становится понятно, что постановщика куда больше волнует, как девушки одеты, а не до какой степени они раздеты. Наградой за режиссерский произвол при таком названии фильма стал единственный «Сезар», полученный как раз за лучшие костюмы. В картине, которая по определению должна быть вроде как про секс, эта награда смотрится если не как издевательство, то, по меньшей мере, как оксюморон. «Сезар», кстати, оказался в итоге одним из восьми возможных.

    Что ещё следует отметить: потратив четыре миллиона (в том числе и государственных) евро на кино, снятое, по сути, в одном доме, французы до сих пор, смогли пристроить его в прокат только лишь трёх (помимо себя) стран — в США, Португалию и Россию. И вряд ли ещё куда пристроят. То есть вернули в казну сущие копейки, по моим прикидкам — осьмушку затраченных средств. Получается: выбросили деньги на ветер. Но так красиво — на бордель — могли выбросить средства налогоплательщиков только в этой стране. За что, конечно, им респект.

    И что же мы имеем в остатке? Эстетское кино со слабо выраженной драматической ситуацией, но зато с красивыми женщинами. Помимо этого не совсем желательная (для большинства зрителей) режиссерская безответственность заключается в том, что время от времени почти полное отсутствие действия вдруг взрывается жутковатыми сценами насилия. Впрочем, такая манера изложения является характерной для француза Бертрана Бонелло, которого без большой натяжки можно объединить с такими мэтрами экранной брутальности, как Гаспар Ноэ («Необратимость») и Брюно Дюмон («29 пальм»). Чтобы вы не сочли меня голословным, обязательно посмотрите у Бонелло «Тирезию» (2003).

    Но, похоже, что этого режиссера интересует не столько насилие само по себе, сколько насильственные манипуляции с телом, за которыми он предпочитает как бы подсматривать. В этой связи вспоминается бородатый анекдот про расценки во французских борделях. 100 франков — позаниматься любовью, 200 — посмотреть, как это делают другие, и 300 — посмотреть за теми, кто подсматривает. Это дает мне некоторое основание называть стиль Бонелло «перверсивным вуайеризмом» (я, конечно, дико извиняюсь за свой французский). Из всех известных режиссеров, сделавших своей профессией искусство подсматривать, Бонелло в большей степени злоупотребляет этой возможностью, поскольку как-то не особенно явно проявляет заинтересованность в том, чтобы поделиться своими открытиями со зрителем.

    В очередной раз он целиком поглощён упаднической визуальностью красиво выстроенных мизансцен. Впрочем, это не значит, что он совсем отказывается от образных решений. Самое броское из них — это использование в звуковой дорожке соул-музыки 1960-х, самое вызывающее — белые как известь слёзы, текущие из глаз изуродованной проститутки, что можно трактовать не иначе как «плач спермой». Вызывающе, не правда ли? Но поскольку данный символ упакован в контекст сновидения, то почему бы и нет…

    «Яма» Куприна, наверно, единственное произведение русской литературы, которое могло бы предоставить для экранизации материал близкий по духу «Дому терпимости». Но у русской литературы всё равно не тот коленкор. Русскому человеку без души ну никак: Катюша Маслова, Сонечка Мармеладова — вот подлинные олицетворения падших женщин. В контекст эстетских изысканий Бонелло они вряд ли встроятся. У него бордельные куртизанки лишены ярких индивидуальных характеров, они — как команда подводной лодки: многолетнее совместное проживание плечо к плечу, бедро к бедру, когда все радости и горести именно что общие, и, главное, у подавляющего большинства нет никакого желания покидать сиё небогоугодное заведение.

    Кроме того, у Бонелло слишком много холодности, чтобы можно было всерьёз проникнуться сентиментальной жестокостью декаданса или, проще говоря, очарованием порока. Ну, тогда, чем не повод наконец-то (а кому-то, может, и в очередной раз) в нём разочароваться?

    6 июля 2013 | 20:20

    Любовь — иллюзия, любовь — мечта. А за мечту можно заплатить, ее можно сделать товаром. Дарить мечту о неземной любви и страсти, которой нет в повседневной жизни, задача девушек легкого поведения, куртизанок, проституток…

    Бордель начала 19 века, здесь по вечерам собирается мужская элита, или просто те, у кого есть деньги. Сам дом — прекрасный особняк с множеством комнат, практически вся жизнь девушек протекает в нем, днем они спят, а ночью работают. Они живут в эдакой золотой клетке, не зная жизни и зная лишь самые ее неказистые стороны, даже не пытаясь что-то изменить. За них все решает Мадам, они ее товар, за ее доброжелательностью и снисхождением кроиться жажда наживы и властолюбие.

    Даря мечту мужчинам, они невольно сами поддаются ее очарованию, многие начинают верить в то, что их любят и ждать того, что их выкупят и подарят уже им их мечту о свободе и нормальной жизни. Эти девушки, для которых занятие любовью стало уже чем-то омерзительным, — безвольны и беззащитны, стоит им потерять бдительность, как у мужчин могут проснуться садистские наклонности, которые превратят их и без того опостылую жизнь в беспросветный мрак.

    В этом фильме нет главных героинь, каждая девушка просто рисует одну из возможных судеб проститутки: будь это самая желанная, самая старая, новенькая, заболевшая или пострадавшая от руки, купившей ее. Их жизнь похожа на дурманящий сон, повествование ирреально и плавно. В фильме две части, повествование первой происходит по спирали, с каждым разом приближаясь к кульминационному моменту: трагедии, изменившей всю жизнь Еврейки. Вторая часть уже линейна, ее апогей это воплощение сна «девушки, которая смеется» и продажа дома. Фонарь гаснет.

    Наши дни. Теперь у девушек больше нет золотой клетки, они поджидают своих клиентов у дорог.

    Этот фильм не пытается вызвать жалость или сочувствие, он просто рассказывает историю публичного дома и его обитательниц, без прикрас, но и без надрыва. Терпимость этих девушек, привыкших к ударам судьбы, передается зрителю, так что все происходящее кажется предрешенным.

    2 июня 2012 | 13:46

    Обыкновенно думают, что вор, убийца, шпион, проститутка, признавая свою профессию дурною, должны стыдиться ее. Происходит же совершенно обратное. Люди, судьбою и своими грехами-ошибками поставленные в известное положение, как бы оно ни было неправильно, составляют себе такой взгляд на жизнь вообще, при котором их положение представляется им хорошим и уважительным. Для поддержания же такого взгляда люди инстинктивно держатся того круга людей, в котором признается составленное ими о жизни и о своем в ней месте понятие. Нас это удивляет, когда дело касается воров, хвастающихся своею ловкостью, проституток — своим развратом, убийц — своей жестокостью. Но удивляет это нас только потому, что кружок-атмосфера этих людей ограничена и, главное, что мы находимся вне ее. Лев Толстой

    Париж на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков: момент переосмысления ценностей для общества. Пока в мире стремительно случаются метаморфозы, а каждый новый день стремится отличиться от прежнего, в Доме Терпимости не меняется ничего. Над этим маленьким островком гармонии и постоянства не властно время. И вчера и сегодня прелестные девушки в полупрозрачных платьях и туго затянутых корсетах будут царственно восседать на бархатных диванчиках, развлекать гостей играми и танцами, класть голову на колени страждущим ласки и принимать в комнатах наверху всех желающих. Эти дамы с легкостью могут перевоплощаться в мертвенно-бледных фарфоровых кукол, обольстительных японок или мертвых нимф, им по силам удовлетворить любую фантазию. В свободное от работы время девушки могут просто обняться, трогательно прижимаясь друг к другу в поисках иллюзорной защиты, и уснуть, а уж потом приходится подниматься и тщательно готовить свое тело к новому праздному вечеру. Одеколоны, крема, пышные юбки, сложные пояса, удушающие корсеты.

    Бертран Бонелло представил миру эстетически милую, но в то же время и пустую зарисовку. Нет никакого сомнения в том, что получить некое наслаждение и вдохновение, наблюдая за юными девами и их томлением в этой золотой клетке, не составляет труда, но в то же время за двухчасовым повествованием, призванным осветить все трудности и низости древней профессии, не скрывается глубокого смысла или высокой эмоции. Руководящим чувством скорее является упомянутое ещё в заголовке терпение, оно и правит этот бал, где девушки, страстно желающие просто уснуть в своем закутке, натянуто улыбаются гостям и уже рефлекторно раздвигают ноги и обнажают бедра. Одним посетителям угодно смотреть на плоть, другим разговаривать, третьим молниеносно сливаться в горячих объятиях. А угодить следует всем. И да, случается, что проникаешься глубоким состраданием к еврейке с длинным шрамом вместо привычных пухлых губ, любуешься пляшущими дамами или прельщаешься их звонким, неискренним смехом, но это всего лишь мимолетные, едва ощутимые эмоции, которые почти мгновенно тонут в пучине меланхолии, которой прониклась лента от начала и до конца.

    Довольно сложным занятием представляется и вычленение некой сюжетной линии из общей композиции: картина обходится без главных героев и первостепенных событий, она больше похожа на стремительный ручей с холодной пресной водой, обычный поток воды, который несется вперед, даже если на пути его сухие ветки или пыльные булыжники. Нет никакой особой морали, нет специфической задумки, есть лишь возможность созерцать и воспринимать, пропускать через себя все, а вовсе не избирательно, моменты жизни Дома Терпимости. Тебе не приходится выбирать между ванной, наполненной холодным шампанским или обыденным перепихом на кровати, ты вынужден терпеливо ждать, когда все закончится. Однако конца у таких историй не бывает, как правило, они увенчаны знаком бесконечности, также как девушки могут похвастаться клеймом разврата, которое на них беспечно поставила жизнь.

    Бонелло не драматизирует, он, напротив, стремится показать, что все эти трагедии, болезни и несчастья — естественная часть жизнь подобных девушек, а потому не стоит пускать скупые крокодильи слезы, от которых все равно нет никакого толку. Эти девушки просто существуют на правах райских птиц, поражающих своей прелестью и идеальностью, они не дожидаются чего-то конкретного, не верят в чудеса и не мечтают о том дне, когда станут свободными. Любую перемену в своей жизни они смогут принять достойно и с высоко поднятой головой, потому как падать ниже им уже некуда, а значит и страшиться нечего.

    Переломный момент, стирающий границу между изыском и роскошью Дома Терпимости, где плотская любовь за деньги ещё имела оттенки эстетики или хоть какой-нибудь красоты, и проституции, вышедшей веселой походкой на улицы большого города, оказывается просто очередным событием, ещё одной ниточкой в гобелене жизни. Вот эти прекрасные создания и вырвались «на свободу»,вот и получили возможность ежедневно любоваться небом и глядеть на красоту перекошенных, стареньких домиков. Однако возникает щемящее чувство тоски по тому изысканному, бархатному плену, который казался чем-то лучшим, но остался пройденным этапом жизни девушек. На этом рассказ обрывается, но не потому что история подошла к логическому завершению, а потому что рассказчик утомился от бомбардировки сознания пессимистическими оттенками чувств, тем более слушатель и сам знает продолжение истории, потому как он и есть часть этого нового мира, полного бед и разврата. Но даже это не повод драматизировать, а всего лишь факт, который следует с достоинством признать, потому что в тот день, когда развалится и эта прогнившая система, нужно будет красиво встретить конец всего.

    16 августа 2012 | 10:34

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    DVD, Blu-Ray ...

    DVD, 323 руб.
    подробнее

    Новости


    Драма о буднях парижской полицейской бригады по защите несовершеннолетних детей «Полисс» получила максимальное количество номинаций — тринадцать — на французский «Оскар», премию «Сезар». Фильм бывшей супруги Люка Бессона Майвенн Ле Беско получил в прошлом году приз жюри Каннского кинофестиваля. (...)
     
    все новости

    Интервью


    На российские экраны вышел фильм Бертрана Бонелло «Сен-Лоран. Стиль — это я», где роль легендарного кутюрье исполнил новый секс-символ Франции Гаспар Ульель. КиноПоиск встретился с актером и режиссером и расспросил их о том, как создавалось это необычное кино. (...)
     
    все интервью
    Записи в блогах

    Вот уже 13 лет подряд в середине декабря в России проходит фестиваль «Французское кино сегодня». Он познакомит российскую публику с самыми интересными французскими фильмами до их официального выхода в прокат. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.ЯростьFury23 702 421
    2.ИсчезнувшаяGone Girl17 511 956
    3.Книга жизниThe Book of Life17 005 218
    4.Александр и ужасный, кошмарный, нехороший, очень плохой деньAlexander and the Terrible, Horrible, No Good, Very Bad Day11 456 954
    5.Лучшее во мнеThe Best of Me10 003 827
    17.10 — 19.10подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ДракулаDracula Untold176 938 566
    2.СудьяThe Judge66 403 582
    3.ИсчезнувшаяGone Girl54 021 430
    4.Выпускной43 105 021
    5.СтраховщикAutómata30 376 176
    16.10 — 19.10подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители1 933 109896 779
    Деньги482 323 866 руб.209 365 828
    Цена билета249,51 руб.5,09
    16.10 — 19.10подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    110.Как украсть миллионHow to Steal a Million8.254
    111.КазиноCasino8.252
    112.Семь жизнейSeven Pounds8.247
    113.РэйRay8.244
    114.Одиннадцать друзей ОушенаOcean's Eleven8.242
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    46.Миссия: невыполнима 5Mission: Impossible 591.02%
    47.Седьмой сынSeventh Son90.98%
    48.Неизведанное: Удача ДрейкаUncharted90.96%
    49.Большие глазаBig Eyes90.88%
    50.НесломленныйUnbroken90.83%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Мой маленький пони: Девочки из Эквестрии – Радужный рокMy Little Pony: Equestria Girls - Rainbow Rocks3
    ИсчезнувшаяGone Girl118
    Сен-Лоран. Стиль – это яSaint Laurent7
    ДракулаDracula Untold44
    РогаHorns21
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ДракулаDracula Untold6.633
    СудьяThe Judge8.229
    Выпускной4.754
    ИсчезнувшаяGone Girl8.511
    Александр и ужасный, кошмарный, нехороший, очень плохой деньAlexander and the Terrible, Horrible, No Good, Very Bad Day6.524
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    ЯростьFury30.10
    СеренаSerena30.10
    ИнтерстелларInterstellar06.11
    ДеткаLaggies06.11
    Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 120.11
    премьеры