всё о любом фильме:

8 с половиной

год
страна
слоган«A picture that goes beyond what men think about - because no man ever thought about it in quite this way!»
режиссерФедерико Феллини
сценарийФедерико Феллини, Эннио Флайяно, Туллио Пинелли, ...
продюсерАнджело Риццоли
операторДжанни Ди Венанцо
композиторНино Рота
художникПьеро Герарди, Леонор Фини, Вито Анцалоне
монтажЛео Каттоццо
жанр фэнтези, драма, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время138 мин. / 02:18
Фильм — парафраз виртуозности и поэтичности творческого процесса режиссера: кризис, поиск, каверзы воображения, тупики, интеллектуальный климат, неразрывный поток субъективного и объективного.

И, конечно, обилие женщин, окружающих героя, его иллюзорный гарем, в котором все без исключения любят его, хотя идиллия перемежается с бунтом, подавлять который приходится с помощью хлыста.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
98%
40 + 1 = 41
8.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Съемочный период: 9 мая — 14 октября 1962.
    • Оригинальное название «8 1/2» объясняется довольно просто — это восьмой с половиной фильм Федерико Феллини. Ранее он снял шесть полнометражных и две короткометражных (которые посчитал за одну) ленты, а также «Огни варьете», созданные в сотворчестве с Альберто Латтуадой (та самая искомая «половинка»).
    • Феллини постоянно давал самому себе письменное напоминание — «Опомнись, это комедия».
    • Феллини подумывал отдать главную роль Лоуренсу Оливье.
    • Благодаря участию фильма на международном кинофестивале в Москве супруги Феллини в первый и последний раз посетили Советский Союз.
    • Никита Сергеевич Хрущев, присутствующий на конкурсном просмотре картины в Москве, до конца сеанса не дотянул и уснул. Когда Феллини узнал, что Хрущев уснул на премьере фильма, он решил не идти на вручение премии и уехал с Джульеттой Мазиной и друзьями на подмосковную дачу.
    • еще 3 факта
    Трейлер 03:40

    файл добавилTotalCentre

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 222 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Меня зовут Гвидо. Поправляя черные очки, после очередной иллюзорной встречи с юной незнакомкой, я никак не могу выкинуть ее лицо из своей головы. Реальна ли была та встреча? Не знаю. Я вообще ничего не знаю, раньше чемодан с идеями был полон, а ключом к его замку была уверенность в себе. Но ключ потерян, как и желание прыгнуть в омут с головой. Продюсер, почесывая лысину, лениво спрашивает о дате съемок, я ищу оправдание для очередной отсрочки. И кто придумал снимать фильм сразу после успеха предыдущего? Я не могу сочинить ничего кроме сюрреалистической истории на тему любви, но сейчас нельзя без развития сюжета и персонажей. Я танцую на краю пропасти с музами, которые давно потеряли свою волшебную силу вдохновлять. Приближаюсь к бездне, а в голове только равнодушие.

    «Восемь с половиной» вместил в себя все переживания и страхи режиссера, человека искусства, когда его настигает творческий кризис и отсутствие желания это искусство в народ нести. Действительно, ведь нужно ли оно кому-нибудь рядом? Вокруг много людей, они «преклоняются» перед твоим талантом, говорят какой ты хороший автор, но… им нет дела до твоего фильма, им есть дело только для себя, своего участия в нем. И тут понимаешь самое страшное — тебе тоже безразличен твой фильм. Актрисы сменяются на пробах, продюсер восклицает, насколько они хороши, но в голове Гвидо только цокот каблуков удаляющейся от него жены. Кризис творческий сменяется кризисом личным.

    Ты приходишь на площадку, и безостановочно все задают тебе «всего лишь три вопроса», ответ на которые один — «не сейчас». Но когда? Фильм Гвидо с монструозными декорациями, условными ролями нужен режиссеру только для того, что бы понять самое главное. Можно сколь угодно гнаться за своим фильмом, утверждать, что все нормально, не имея даже сюжета, слепо верить — идея сама придет в голову на площадке, рефлексировать, но снять его без волшебного заклинания, что было написано мелом на стене нельзя — Аза-Низи-Маза — анима — душа.

    Восьмая по счету полнометражная лента Фредерико Феллини созвучен с его предыдущей работой «Сладкая жизнь». Оба героя находятся в жизненном замешательстве и ищут спасения, но находят в разном. Герой «Жизни» Марчелло — в женщинах, а Гвидо в себе, его музы не могут дать идею и желание работать. Гвидо постоянно проваливается в видения, сюрреалистические эпизоды, где смешалось его прошлое и настоящее, страхи и радости. И, несмотря на то, что выхода нет, он бросает свой фильм и погружается в немыслимый хоровод из персонажей, родившихся в голове, тех, кто ему близок и вообще был в его жизни. Точного ответа на сакраментальный вопрос «что делать?» герой так и не получает, но понимает, что можно попробовать спасти брак, который одновременно с творческими трудностями дал трещину.

    12 сентября 2013 | 18:41

    К Феллини относился ровно. Видел «Дорогу», «Ночи Кабирии», «И корабль плывет» и «Джинджер и Фред». Начинал лет семь назад смотреть «Сладкую жизнь», чуть не уснул и подумал, что посмотрели и хватит. Всему свое время, знаете ли. Кому-то было озарение — прочесть еще в школьном возрасте «Преступление и наказание» и «Войну и мир», для меня же оба романа были изуверской пыткой. В пятнадцать лет ты читаешь «Мастера и Маргариту» с одним багажом переживаний и опыта, в двадцать пять — с другим. Словом, Феллини не был мне близок. Я признавал его талант, но не более. А тут решил посмотреть его самый знаменитый фильм. Диск лежал на полке, если что, больше года. Косился на него, но рука не тянулась. Решился. 175 минут пролетели, словно лепестки в порыве шквального ветра.

    Сюжет: режиссер Гвидо Ансельми (Мастрояни) на грани нервного срыва: фильм надо снимать, но что-то тревожит, женщины требуют внимания и скандалят, воспоминания одолевают солнечным теплом, усталость жерновом на шее и критик над ухом жужжит. Жизнь не хочет ложиться в формат фильма, норовит вырваться и встряхнуть незадачливого Гвидо.

    Повторите это — жизнь не хочет ложиться в формат фильма, и становится понятно, почему Феллини — гений. Видимо, активность солнца в 63 году зашкаливала: Трюффо и Феллини, как один, заключили, что кино — искусство бесполезное, мертвое, муторное, и творчества там мало. У каждого случился кризис, и были найдены выходы. Только француз снял смертную тоску (это я про «Нежную кожу»), а итальянец — свою лучшую работу.

    Вы знаете, что Феллини не писал сценариев? Он не знал, куда его выведет волна. И не хотел знать. Он снимал, словно вынимал кино из сердца, и признавался в том, что не всесилен. И, пока камеры во всем мире занимались вуайеризмом, Маэстро заставил свою камеру стать сообщницей акта эксгибиционизма. Курорт, где скисшие сливки общества нежатся в грязи и поглощают минеральную воду, становится первой сценой и ареной. Появляется Клаудия (Кардинале) в святом образе Флоренс Найтингейл, актриса, похожая на Данаю, верещит о том, как собирается играть, помахивает ручкой крестный отец продюсер, сон сменяет явь и мечты играют в чехарду с монтажом.

    Вторая сцена — детство. Одержимая танцовщица Сараджина (потрясающий типаж, не забыть вовек, порочная мать-земля), купание в лохани (материнская любовь, светящийся воздух дома, ночная болтовня), ворчливая бабушка (вот, могла бы выйти замуж за кого красивее), проверяющая — спят ли внуки. А потом карусель людей вертится все быстрее, Гвидо пора выбирать актрису на главную роль, а жена режиссера — Луиза (божественная Эме) — заметила любовницу:
    - Вульгарная дрянь! Корова!

    Гарем, конструкция для полета в космос, журналисты, гомерический хохот и выстрел.
    Основное ощущение от картины — легкость. Маэстро любит жизнь и своим фильмом заповедует любить ее прочим. Всегда бывает и горько, и смешно, и тяжко, и безвыходно, одиноко и мечтательно. Но праздником станет жизнь или похоронами — решает человек, ты сам — творец мира, монтажер своей жизни, режиссер своего успеха.

    10 из 10

    3 апреля 2009 | 14:47

    Феллини вывернул на нас изнанку собственного нутра. Посмотрев фильм, можно получить явственное и четкое представление как о кинопроцессе, так и о дилеммах и проблемах так сказать «акта творения».

    Режиссер хочет снять умное, может даже назидательное кино, хочет сказать. Только вот проблема в том, что он не знает что сказать. Проблема эта отягощена и огромными ожиданиями касательно режиссера со стороны его окружения — все думают что маэстро вот-вот должен разродится шедевром. Однако сам маэстро не чувствует в себе твердости. Многим из нас знакомо чувство, когда относительно вас существуют какие-либо завышенные ожидания, и вы боитесь их неоправдать. Только вы знаете, что вы не умеете или не можете сделать то, чего от вас все ждут.

    Маэстро также боится быть банальным, он боится создать вместо жизни на экране жалкую пародию на нее, театр шутов. Возможно, группа клоунов, которые несколько раз появляются в фильме и есть олицетворение этого страха режиссера.

    Кроме того, проблема и в том, что может сказать автор, чему он может научить других людей, если он сам не может справиться с собственной жизнью. Он сам не знает куда ему идти. Этот мотив мне очень напомнил бергмановское «Причастие». Там священник перестает быть священником когда в его душу закрадываются сомнения относительно истинности веры. Эти два фильма объединены мотивом проблемы, куда может вести поводырь, если он сам не знает дороги, и даже не уверен, а стоит ли вообще куда-то идти.

    Внутренней неопределенности содействует и богемная среда, создающаяся вокруг режиссера. Все женщины вокруг него мечтают только о карьере, мечтают погреться в лучах славы выдающегося режиссера. Такая среда создает иллюзию разнообразных чувств и связей, которые на самом деле являются пустыми. Сквозь круговорот общение героя зияет его одиночество. Все герои фильма как-бы вместе, и одновременно каждый находится наедине с собой, и пути для возможного контакта не просматривается. В этом фильм конечно перекликается с картинами Антониони.

    Несмотря на это, кажется что режиссер все таки талантлив (оба режиссера;). Оказывается, что нутро героя не скудное, оно богато красками, рождает шикарные ассоциативные картины, навеянные личной жизнью, воспоминаниями детства, и т. д. Это, конечно, оставляет надежду, что фильм всё-таки получится…

    1 июля 2010 | 14:00

    Анализировать этот фильм сложно — он великолепен. «8 1/2 » настолько совершенен, что говорить о нем что-то кажется совершенно лишним. Сама задумка — снять фильм о режиссере, который снимает фильм, и снять этот фильм в своем — кто, кроме Феллини, способен на такое? Это образец кинематографического искусства, когда фильм невозможен без мастерской работы режиссеры, оператора, звукорежиссера, актеров и всей съемочной команды, но что еще важно — он невозможен без зрителя. С первых кадров и до финальных шагов мальчика с флейтой чувствуешь, что ты — участник и соавтор данного произведения.

    К слову первая сцена очень интересна своей аллегоричностью и методом подачи: как искусно Феллини передает психологическое состояние человека, впавшего в творческий кризис — ему душно, не хватает воздуха, он задыхается, и окружающая толпа лишь с интересом наблюдает за развитием событием, всем безумно интересно, что же с ним будет, и никто даже не пытается вытащить режиссера из страшного положения; римское «Хлеба и зрелищ!» будет актуально, кажется, во все времена. Собственно, это и есть фабула фильма — творческий кризис режиссера, его окружение, его жизнь и страхи, что привело его к такому состоянию и как он пытается из него выбраться.

    Во время просмотра я часто ловила себя на мысли, что передо мной и главным героем разыгрывается спектакль — массовка часто нарочно заглядывает в камеру, передвигается в кадре совершенно неестественно, эмоции героев (кроме главного) кажутся наигранными. И тут же следуют кадры, будто вырванные из повседневной жизни. На протяжении всего фильма Феллини играет со зрителем, не дает ему опомниться, дать понять, что же он видит — реальность или нет. Весь фильм сшит какими-то фантастическими нитями: переходы от сцены к сцене настолько плавные, что их не замечаешь, каждый кадр стоит на своем месте, нечего добавить и убавить, — невозможно понять, как режиссер добивается такого эффекта; кажется, Феллини кинематографический волшебник, других объяснений у меня нет.

    При всем при этом Феллини не терпит фальши — сложно описать, но даже когда вы видите наигранность (подчеркну: специальную наигранность) эпизода, вы чувствуете, насколько он естественен в этой наигранности. Это для зрителя, но нельзя не почувствовать отвращение Гвидо к его лживому и лицемерному окружению. Режиссеру (так же, как и главному герою) чужда формальность, он никогда не будет делать так, как хотят другие — он сделает так, как хочет сам, и заставит других захотеть того же самого. Вообще многие называют этот фильм автобиографичным относительно самого Федерико, и в это легко поверить — такой фильм нельзя было снять, не пропустив через себя.

    Что касается актерской игры — как и в других фильмах Феллини, каждый актер — на своем месте. Марчелло Мастроянни безупречен — Феллини заставил его буквально вывернуться наизнанку ради этой роли, и мы видим даже в самом Мастроянни отголоски жизни главного героя. У Гвидо нелегкая судьба, ему присущи многие страхи — в детстве мальчика запугивали церковью, с детства же идет неоднозначное отношение к женщинам: в жене он видит мать и наоборот, подсознательно хочет одновременно и подчиняться женщинам, и подчинять их (типичная фрейдовская теория вкупе с «эдиповым комплексом»). Страх остаться одному и страх находиться с кем-то — герой полон противоречий, и все его душевные переживания мастерски передает Мастроянни, так же, как режиссер, пропуская через себя это кино.

    Относительно работы оператора Джанни Ди Венанзо, дабы не повторять разнообразные синонимы слова «потрясающе», хочется сказать вот что: попробуйте остановить фильм на любом моменте, и вы получите совершенный по композиции, светотеневому рисунку и психологической передачи атмосферы кадр. Наверное, даже не стоит говорить о том, что без этого оператора этого фильма бы не было. Да в нем, конечно, взаимосвязаны абсолютно все, вплоть до эпизодических персонажей, появляющихся на несколько секунд, до стакана воды, который красотка протягивает Гвидо и до сверкающих глаз Сарагины. И конечно, атмосферу фильма сложно представить без звукового сопровождения: музыка Вагнера и Чайковского звучит очень органично, прекрасные мелодии Нино Рота стали как бы еще одним героем картины.

    Феллини говорит о жанре этого фильма как о комедии — с этим сложно согласиться (так же, как и с Чеховым, дававшим такое же жанровое произведение своим произведениям). Скорее, это философская притча, и главных тем тут две, как и вообще в жизни: это фильм, как бы банально ни звучало, во-первых, о поиске себя и смысла жизни, а во-вторых, конечно, о любви. «Маэстро! Всем взяться за руки!», кричит Гвидо и пускается в бесконечный хоровод, приглашая зрителя присоединиться.

    20 марта 2014 | 22:46

    У известного режиссёра Гвидо Ансельми случается нервный срыв и его направляют на курорт в санаторий, подлечиться минеральной водой и солнечными ваннами. Причиной же этого душевного истощения послужил творческий кризис, разгоревшийся аккурат посреди подготовки к масштабным съёмкам нового фильма. Гвидо нужно как можно быстрее собраться с мыслями, определиться с выбором актёров и сценарием, и запустить съёмочный процесс. Но его многое гложет и не даёт спокойно работать, экзистенциональный и творческий кризисы продолжаются.

    Всё в этой истории посвящено главному герою, он же Ансельми, он же режиссёр Феллини. Своеобразная рекурсия итальянского мэтра, снимающего фильм о себе же, снимающем этот фильм. Если это пока забыть и искать другие параллели, то можно найти две главные, литературные. Прослеживается схожесть Гвидо со Стивом Дедалом, главным героем Улисса. Точно так же, герой «Восьми с половиной» боится этого мира и хотел бы вернуться в утробу матери, лишь бы не сталкиваться с проблемами и не получать жалоб и требований от близких и коллег. У него схожие жизненные принципы, но он также почему-то слишком легко готов ими поступиться.

    Также в некоторых моментах Гвидо думает и говорит прямо как Мерсо, герой произведения Альбера Камю «Посторонний». Все окружающие пытаются рассказать ему что-то, абсолютно Гвидо не интересное. Пытаясь быть честным, а не грубым, он откровенно говорит им об этом. Однако те продолжают изливать ему душу и рассказывать, что их беспокоит и интересует, и что должно вроде бы вызывать у главного героя такие же чувства. Однако невольное равнодушие не отталкивает от него людей, наоборот, этих докучающих становится с каждым часом всё больше.

    Женщины требуют от него слишком многого, как и продюсеры. И точно также Ансельми пытается внушить жене, друзьям, коллегам, шишкам из кинокомпании, да и себе тоже, что ему жизненно необходимо снять фильм для самого себя и о самом себе. Это должен быть фильм-откровение о своих детских воспоминаниях и текущих острых переживаниях, показать на контрасте, чего он хотел и что получилось. Несмотря на «личность» фильма (no pun intended) тем не менее, он может быть многим интересен. Ну только если те переживания и вопросы, что Ансельми хочет изобразить не лично его проклятие. Но нет, в этом и секрет успеха и признания этой кинокартины. Оказалось, если смело и умело экранизировать даже самый, казалось бы, безумный ход потока сознания, он окажется близок огромному количеству людей. Почти все сцены других фильмов слишком прямолинейны, в них нет подтекста. Единственный секрет, не показанный там в кадре — личность убийцы или секрет афёры. «Восемь с половиной» в этом плане очень богат на различные инсинуации и крайне ресмотрибелен. Стоит только подумать, что вы всё поняли и все намёки уловили, обязательно окажется, что вами была пропущена дюжина других иносказаний и символов.

    Если всё-таки пытаться выделить главную тему фильма, то мне кажется, что в первую очередь это кино о неизбежном одиночестве. После 20 лет совместной жизни с женой, он упрекает её в том, что у неё до сих пор неправильное представление о нём. Своего некогда лучшего друга он презирает, причина тому — тот превратился в человека, которым Гвидо становиться очень не хочет — стареющего и уже примирившегося со многим мужчины, ищущего счастье утешение в вине и молодых любовницах. Согласный на сладкую ложь старик, бросивший попытки понять себя. Роль, которую многие даже и не подумают осуждать, вполне себе респектабельный способ обмануть себя. Именно, самообман как естественная в глазах общества черта характера Гвидо презирается. Его мучает, что он на своих же глазах, так сказать, пытается всё оправдать и найти компромисс. Но его нет, в этой сюрреалистической авантюре всеобщее непонимание и неуверенность в своих желаниях — даже необходимые компоненты успеха. У Гвидо нет сценария, его попросту не может быть, разум в честном анализе рождает образы, которые должны быть экранизированы немедля, без вопросов. Но упрашивание актёров и продюсеров требует время силы на, казалось бы, сумасбродные идеи. Но им всем нужно лишь слушаться великого режиссёра и всё. Настоящие актёры так и сделали, неровные куски пазла в конечном итоге сложились в шедевр.

    21 апреля 2015 | 16:48

    Есть очень редкая категория фильмов, которые создают вокруг себя совершенно неповторимую атмосферу. Вокруг картины «Восемь с половиной» витает дух таинственности и некой интимности, так как Феллини приоткрывает занавес, разделяющий зрителя и режиссера, впуская всех желающих в свой загадочный мир художника. Перед этим творением мастера не устояла даже советская идеология, отдав ему победу на III Московском Международном фестивале (как известно, главную награду планировалось отдать ленте из СССР).

    Итак, главный герой, Гвидо Анселми, он же альтер-эго самого Федерико Феллини, талантливый режиссер, дамский угодник и просто красавец-мужчина в самом расцвете сил. Но прежде всего он художник, который пытается творить. Однако это совершенно не интересует его продюсера, спонсора и т. д. — они лишь делают деньги, и искусство как таковое для них лишь один из видов дойной коровы, который необходимо поставить на конвейерное производство. Твой прошлый фильм был успешен? — ну так чего ты ждешь?! Снимай следующий. И никого не волнует, что у Гвидо творческий и духовный кризис, что у него нет ни стимула, ни вдохновения, ничего. Но вот у него появляется идея — и снова все не так: это слишком непонятно, слишком странно для толпы, она не поймет. Гвидо в своих стремлениях снять достойный фильм одинок, кроме него это практически никому не нужно (неслучайно тема диссертации одной из его муз, Глории, звучит как «Одиночество современного человека в театре»). И здесь подспудно встает вопрос: а так ли нужно нести искусство в массы, если оно им не нужно? Может быть, все наоборот, и это массы должны «нестись» за искусством, стремясь прочувствовать и понять его, а не требуя его бесконечного подстроения под свое узкое сознание?

    У всего есть свой конец — приходит конец и Гвидо. Он, как режиссер, любит себя в искусстве, а не искусство в себе. Он считает, что справится с амбициозной задачей снять фильм о любви, однако вовремя осознает, что у него не хватит сил. Гвидо оказывается неспособен снять фильм о том, чего сам никогда не умел — любить. У него не остается того, что он мог бы сказать зрителю. Однако никто этого так и не понимает: строятся декорации, на роли пробуются актеры. И никого не смущает, что начало съемок подозрительно задерживается: у кого-то на уме были деньги, у кого-то слава, но никто не думет о самом фильме. И снова Гвидо остается один.

    Не спасают его даже музы, коих великое множество. Множество женщин проходит через его жизнь, одни в ней задерживаются, другие нет. Гвидо принадлежит к тому типу мужчин, которые черпают вдохновение в женщинах и исключительно в женщинах, поэтому его никак нельзя назвать банальным бабником. Своих жену и любовниц он не рассматривает, как предметы чувств — в каждой из них он находит что-то от себя самого и тем самым узнает себя, но не их. Он лишь привязывается к женщинам и не дает им взамен ничего похожего на то, что дают ему они. Единственное, что Гвидо может для них сделать, — это увековечить их в своей картине, но вот тут-то он и сталкивается с проблемой непонимания и совершенно разных взглядов на искусство с другими. Замкнутый круг.

    Феллини потрясающим образом удалось связать столько сюжетных линий в один клубок (Гвидо-зрители, Гвидо-коллеги, Гвидо-женщины, Гвидо-искусство), распутывать который — истинное удовольствие. Можно смаковать каждый кадр, каждое появление на экране великолепного Марчелло Мастрояни, каждую ноту марша клоунов Нино Рота, который, кстати, играл на похоронах самого Федерико Феллини. Для него это, безусловно, был особенный фильм — он показал свой творческий процесс, свои страхи и опасения, свое желание делать фильмы, которые впоследствии станут настоящими шедеврами киноискусства.

    Гвидо Анселми не удалось снять свой главный в жизни фильм. Возможно, в одном из неснятых фильмов Феллини мы бы увидели, к чему привели все терзания Гвидо, однако маэстро оставил зрителю возможность самому предсказать судьбу своего незадачливого альтер-эго. Мастер лишь слегка приоткрыл рядовому зрителю дверь в мир кино, а открыть ее полностью он должен сам.

    10 из 10

    13 июля 2010 | 22:52

    Фильм Федерико Феллини «8 с половиной» смотрела всего два раза (с интервалом примерно три года). Для тех кто уже видел это кино — рекомендую иногда пересматривать — более того, если у вас творческая профессия или профессия имеющая отношение к кино.

    В фильме нет случайностей — все что мы видим — это продуманные до тончайших деталей образы, типажи, декорации, костюмы, игра актеров (великолепный актерский состав), что они говорят — как себя ведут их жесты и как это увидено оператором — каждая сцена — это гениальная композиция, каждый ракурс выстроен со смыслом. Для тех кто еще не знаком с фильмом — обязательно рекомендую к многократному просмотру! Более того предлагаю отвлечься от всех многочисленных комментариев, рецензий и отзывов и сделать свои собственные выводы. Картина настолько глубока что при каждом просмотре ты открываешь для себя что-то неожиданное. Невозможно дать однозначный и категоричный ответ на вопрос «о чем фильм». На первый взгляд — это фильм о фильме. Но режиссер поднимает в нем так много вопросов и оставляет зрителя без ответа. Наверное он знает ответ для себя — но предпочитает чтобы его герой молчал. С одной стороны он ищет путь, единственный верный и честный, у него в голове крутится много идей но это как раз таки все от чего он хочет освободиться — то от чего он хочет убежать — та ложь которую он уже не может преодолеть — или та путаница с правдой и ложью которую он сам уже не способен различить. Он ищет чистоту и правду. Он хочет освободиться от чего-то внутри себя и одновременно обрести сверхъестественную силу — такую легкую и такую полную что позволит ему парить в небесах. Но «Напротив. Но я ведь и есть тот самый — в котором нет никакого мужества забыть чтобы то ни было. Когда же я сбился с пути? Мне нечего сказать, но в то же время мне нужно сказать что-то…"

    С другой стороны — у него нет «источника». Высшей силы и энергии которая будет им двигать и вдохновлять. Эту силу он ищет в женщине. Женщин много — все они красивы — все они разные — и казалось бы все его любят — но каждая из них страдает — и страдает в том числе от лжи Гвидо (Марчелло Мастрояни). Потому что ни одна из них не может воспринимать его таким какой он есть — с «его» правдой. И он не может. «Сможешь ли ты бросить всё и начать всё сначала? Сможешь ли ты посвятить себя чему-то одному единственному и быть верным до конца? Сумеешь ли ты найти смысл в этом… просто потому что ты веришь в это? Сможешь ли ты сделать это?»

    Отдельно хочу обратить внимание на то что фильм черно-белый. У Феллини гениально всё начиная с названия фильма. Никаких красок и цвета — только черное и белое и их градации. Ничего лишнего что могло бы отвлечь восприятие от всей серьезности этой… «комедии» (по версии самого Федерико Феллини). Всё внимание на экран — на суть — всмотреться в потрясающие лица актеров — их «роль» в этой истории.

    И конечно же музыка! Картина с каждой ее составляющей звучит гармонично. А композиция в начале фильма (примерно на 7-й минуте) очень напоминает музыку из «2001 год: Космическая одиссея» Стэнли Кубрика.

    10 из 10

    31 марта 2016 | 03:53

    Я не согласна с тем, что фильм прост в понимании. Феллини вообще очень тяжело понять до конца, можно думать что понял, но посмотрев фильм еще раз ты понимаешь, что это лишь сотая доля мыслей, вложенных великим автором в его фильм.

    Картина потрясающая, много метафор, кульминация великолепна, а первая драм. ситуация не поддается ни одному закону драматургии. Я преклоняюсь перед умным, эпатажным, смелым Федерико Феллини. Также восхищаюсь его не менее замечательной женой Джульеттой Мазиной. Поистине гениальный союз, благодаря которому родилось множество гениальных фильмов. Клаудиа Кардинале в фильме «Восемь с половиной» совсем не смотрится куклой, умеет великий мастер вкладывать смысл в людей.

    ФИЛЬМ ПОТРЯСАЮЩИЙ!

    13 декабря 2008 | 22:28

    У каждого режиссера, если он, конечно, хочет что-то сказать своими фильмами, найдется период, когда любое слово покажется лишним, сюжеты — ложью, актеры — фальшивкой, приготовления — пустой суетой, да и сама жизнь — бессмыслицей. Однако мало кто додумается создать из этого картину, основанную на сознательных противоречиях, пребывающих в поиске художественной истины. Впоследствии режиссер сам выскажется: «Ложь развивает воображение. Если вы говорите правду, вы потом должны на ней стоять и, значит, никуда не двигаться. В творческом смысле, правда — это тупик», и именно эту мысль можно поставить, как итоговый вывод из проделанной работы.

    Фильм «8½» считается одним из важнейших успехов в карьере итальянца Федерико Феллини, наравне с предыдущей картиной, которую по логике здешнего скромного названия следовало бы окрестить «7», но по какому-то вопиющему недоразумению, вышедшую под более художественным заголовком «Сладкая Жизнь». Особенно учитывая близость картин в фильмографии режиссера, схожесть тем и выразительных средств, и даже героев, хоть и носящих разные имена, внешне подозрительно напоминающих актера Марчелло Мастроянни. Оба фильма бессюжетны и пребывают в творческом блуждании и поиске несуществующих идеалов. Приблизиться к пониманию тонких вопросов смысла жизни или источника вдохновения можно лишь случайно, подобно тому как, только заблудившись, можно найти место, не указанное на картах. Вот только в отличии от сладострастного журналиста, герой «Восьми с половиной» — режиссер, приготовившийся сделать фильм, и уже фактически собравший всю съемочную группу, которая находится в игривом неведении, считая, что только он знает, что это вообще будет за фильм. Сам же режиссер тем временем, путешествует внутри себя, собственных воспоминаний и идей, в поисках вдохновения, понимая лишь, что ему предстоит самая важная работа в жизни. Вот так и сам Феллини, находясь в поиске, снимает фильм без названия о метающейся по закоулкам разума душе художника, чтобы познакомить зрителя с важнейшей работой в своей жизни. Забавная связь, да?

    Велика, впрочем, и разница, потому как, зачастую, именно «восьмую с половиной» работу признают лучшим фильмом Феллини, оказавшим наибольшее влияние на кинематограф, нежели жизненная «Dolce Vita». У Гвидо Ансельми на личном фронте также оказывается немало забот, ведь он уже давно не живет с собственной женой и ждет развода, что волнует прессу не меньше его карьеры. И это, конечно же, влияет на кризис, ведь еще древние сравнивали вдохновение с музой в женском обличии, а наш герой, имея вокруг себя массу прекрасных нимф, музу-то как раз и потерял. При всем этом, реализма фильм нарочно лишен, все происходящее — фантасмагория разума, ищущего, за что можно зацепиться в мире, где все ценное настолько иллюзорно, что уже не понять, где правда, а где вымысел, если только первая вообще существует, а второй не является ложью. До этого в кинематографе использовались приемы, переходы человека в собственные воспоминания или фантазии, однако, они выделялись каким-то зрительным образом. В «8½» же нет никаких четких границ, что стало одним из важнейших приемов, открытых именно этим фильмом. Помимо этого здесь огромное число своеобразных находок, которыми режиссер старался показать нереальность происходящего, местами — едва заметную абсурдность, не отходя от привычного стиля фотографического изящества и серьезных лиц.

    Еще одна интересная особенность вышла из того, что Феллини снимал своего рода «фильм о фильме», что позволило ему вовсю развернуться с таким противоречивым образом, как Внутренний Критик, представленный писателем, к которому обратился Гвидо. Однако, по сути, этот суховатый человек в очках сам свалился на его голову в начале, четко сформулировав все то, за что можно обругать этот фильм. «Отсутствие проблематичной идеи, или, если хотите, философской предпосылки превращает фильм в серию голословных, пусть и забавных, эпизодов, в меру их сомнительного реализма», — именно так начинает он свою тираду. Однако, из его же монолога в конце видно, насколько безнадежны эти умозаключения для художника, ведь центральной их догмой станет молчание, которое красноречивее и правдивее любого сказанного слова, что равносильно пистолету в правом кармане костюма Гвидо, который положил туда именно заботливый критик. Именно поэтому, Феллини и дает понять, что его произведение насквозь лживо, с немой позиции, в нем нет ни капли правды, но при всем при этом оно гениально и вне критики. Это напоминает самобичевание, где сам автор последними словами, уложившими бы в гроб любую работу, уничижает свою, и в этом приближается к откровению, переворачивающему действительность с ног на голову.

    Эстетика у Феллини, как и всегда, стоит на первом месте, и каждая сцена представляет интерес, как тщательно спланированный и поставленный спектакль, чтобы еще больше убедить зрителя в ирреальности происходящего. При съемках не использовалось никаких специальных трюков, извращающих реальность или четкость картинки, за счет чего эта смелая фантазия кажется реальной, ведь самое удивительное, что происходит в кадре — сочетание образов, которые не могли встретиться на самом деле. Возможно, оттого в фильме и появляется, построенная за 70 миллионов, реальная стартовая площадка для космического корабля, а не используется стандартный «задник». И, тем не менее, чувствуется лоск и художественный вкус в подборе съемочных площадок и актерского состава, где даже отвращающие образы вызывают восхищение своей гармонией. Порой даже удивляешься, что у человека, способного снимать настолько красивые и продуманные сцены вообще мог быть творческий кризис, и даже если фильм был задуман в трудный период, то снят-то уж точно на волне прилива внутренних сил.

    Речь здесь, конечно же, в первую очередь о самом Феллини, в чьем образе лишь играет Марчелло Мастроянни, но в ту же очередь имя герой носит другое. Феллини сам говорил, что… А впрочем, чего уж юлить и придумывать что-то, и я надеюсь, будет не слишком уж навязчиво, что в заключение отзыва, я вставлю эти слова автора, как нельзя лучше характеризующие эту потрясающую картину: «Я хотел создать фильм, который должен был бы явиться портретом человеческого существа во многих измерениях, то есть постараться показать человека во всей его совокупности — показать всю вселенную, которую представляет собой человек. Поэтому я задумал поставить фильм, в котором рассказывалось бы о человеке в различных планах, то есть в плане его физической жизни, в плане его чувств, а также в плане его мечтаний, его воспоминаний, воображения, предчувствий, рассказать об этом так, чтобы из хаотического, противоречивого, путаного общего возникало бы человеческое существо во всей своей сложности».

    Итог: фильм о трудных взаимоотношениях художника со своими тараканами, поднимающий вопрос о правде и лжи в искусстве, в гротеске и театральных условностях, ставящий важные личностные вопросы для Феллини, и проецирующий их на киноэкран, где каждый зритель, наверняка, ухватит кусочек и для себя.

    28 августа 2010 | 21:29

    Вы спросите: о чем этот фильм? Ни о чем. Он обо всем. О жизни, о нас с вами, о чувствах, переживаниях.

    Этот фильм не просто об отрывке из жизни режиссера, он о большем. За те два часа, что идет фильм я несколько раз успел заметить похожие ситуации из своей жизни. Да и мне кажется, не только я, многие из нас были в похожих ситуациях, ну или хотя бы чувствовали то же самое.

    В фильме все великолепно, все сделано именно так, как оно должно быть, ничего лишнего.

    Оценка? Она не требуется. Это просто надо почувствовать.

    10 ноября 2008 | 21:42

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>