всё о любом фильме:

Головой о стену

Gegen die Wand
год
страна
слоган-
режиссерФатих Акин
сценарийФатих Акин
продюсерШтефан Шуберт, Ральф Швингель, Али Акдениз, ...
операторРайнер Клаусманн
композиторАлександр Хакэ, Масео Паркер
художникТамо Кунц, Сирма Брэдли, Нергис Чалискан, ...
монтажЭндрю Бёрд
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$110 000
зрители
Германия  791.2 тыс.,    Турция  294.3 тыс.,    Италия  269.9 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время121 мин. / 02:01
Сибель — турчанка, выросшая в Гамбурге. Она своевольна и слишком любит жизнь, чтобы смириться с участью благочестивой мусульманки. Чтобы избавиться от опеки семьи, ей надо заключить фиктивный брак с земляком. Девушка выбирает Кахита.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
90%
75 + 8 = 83
7.4
в России
100%
5 + 0 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 01:43

    файл добавилAYroslavaBondar.

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1059 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Сразу скажу, что фильм однозначно понравился. Определенно этот фильм заслуживает отдельного внимания! Дернул за ниточки внутри, задел эмоционально. Режиссер браво! Актеры браво!

    Он, далеко не молодой человек, который запутался в своей жизни, потерял любовь, веру и надежду, единственная радость это секс, наркотики и рок-н-ролл. В этой картине интересно показано то, с каким безразличием он относится ко всему во круг. Он унылый алкоголик и меланхолик с элементами психоза и склонностью к суициду. Ему наплевать на все… у него есть свобода и пустота внутри.

    Она, молодая женщина, полная противоположность ему и одновременно так похожая на него, горячая, вспыльчивая, дерзкая. Готовая на все ради свободы и независимости! Она не знает толком что хочет, она так же как и он запуталась. Единственное что ей нужно, это независимость от родителей и свобода.

    И что же может объединять этих двух людей? Случайность, всего лишь случайность. Жизнь сталкивает их лбами, дает шанс обрести любовь и счастье. Она начинает тянутся к нему, но он упорно игнорируют это и отталкивает, закрывают на все глаза и продолжает жить так, как считают нужным… и только потом понимает, что она ему очень дорога, что она именно та частичка, искорка, которой ему так не хватало в его сером, мрачном мире. Но не все так просто… каждый заслуживает именно той жизни, которую он создал сам…

    В общем смотрите сами и делайте выводы

    P.S.. Я смогла разглядеть в этом фильме элементы искренней нежности и любви, а так же жестокую не справедливость. Фильм рекомендую к просмотру, очень удачная картина на мой взгляд. Заставляет задуматься над некоторыми вещами. Моя оценка

    10 из 10

    12 октября 2014 | 18:42

    «Если не можешь изменить весь мир, измени свой собственный» (с)

    Она резала свои вены, искала свободу там, где ее не было, и счастливая, возвращалась под утро. Он не расставался с банкой пива, скорбел по своей бывшей жене и печально смотрел на Нее. Вместе они испытывали мир на прочность, кричали, что панк еще жив, нюхали кокаин и казались идеальной парой. До тех пор, пока любовь не накрыла.

    Безжалостно нежный фильм Фатиха Акина ранит душу тысячами осколков. Смотреть на главных героев тяжело. Оторваться — невозможно. Вот Кахит, со своим растрепанным обаянием в безысходности вечно похмельного утра, нигилист и бунтарь, глаза которого на испещренном лице выдают вновь обретаемый вкус к жизни. А вот Сибель, снимающая в ночном клубе свое обручальное кольцо, и заодно — очередного любовника. Необычная романтика Акина — в улыбке девушки, летящей домой после первой брачной ночи, в неистовом танце Кахита с окровавленными от счастья ладонями. Боль физическая, как радикальное средство от душевной. С такой же искренней болью смеется Акин над двойными стандартами турецкого общества. Над встречами родственников. Над героиней, которая крутит-вертит своим фиктивным браком, как ей вздумается. Над бездействием Кахита, чье имя по-турецки означает «человек, который предпринимает что-либо». Последняя и самая черная ирония режиссера — он подвергнет героев испытаниям, после которых обычно не соединяются вместе. Так же, как не соединяются воды Босфора и Эльбы.

    Гамбург во многих фильмах Акина — начало пути между Западом и Востоком. Здесь это город трущоб и донеров, от Реппербана до Альтоны заполненный соблазнами сомнительных удовольствий. Кадры Гамбурга в начале фильма — темные, мрачные, контрастируют с согретым весенним солнцем Стамбулом, где на берегах Босфора турецкий ансамбль поет старинные грустные песни. Что это — вечные метания режиссера между малой родиной и «большой землей» или дань памяти мудрости предков?

    Догадка осеняет внезапно. Музыкальные вставки не только анонсируют следующий акт драмы, они придают всей истории характер универсальной притчи, выходящей за рамки турецко-немецких проблем. Здесь важно не только возвращение к истокам — личная идентификация в этой короткой жизни важнее национальной. Важно то, что каждый может начать жизнь заново, обрести себя и внутреннюю свободу. Пусть даже так, как герои фильма — через страдания, через боль, головой о стену. Так через крайности человек приходит к гармонии. А любовь, хоть и не побеждает все, дает силы не сбиться с пути. И не важно, на каком языке поют Депеш Мод, стамбульский ансамбль или немецкие рокеры, суть одна — язык любви одинаков для всех.

    Акин говорит в своем фильме о невозможности счастья героев ни в Германии, ни на такой холодной для них исторической родине. Только внутренняя гармония позволяет пережить восточный фатализм последних двадцати минут фильма, которые могли бы исцелить израненного зрителя, но причиняют больше боли, чем все предыдущие потрясения. Горький финал простого, как сама жизнь, «роад-муви», единственной верной дорогой в котором является путь к себе.

    15 октября 2011 | 15:15

    Разрушительная сила

    Главная разрушительная сила заключена в самих людях. В порывистой девушке, стремящейся получить разом все удовольствия мира, не обременяясь при этом ни обязательствами, ни моралью, ни грузом ответственности. В потрепанном годами и по сути уже мертвом (душой) мужчине, разочарованном и в этом мире, и в его удовольствиях. В слишком рьяно оберегающих свои национальные традиции родственниках, способных убить за малейшую провинность. Даже в разумной успешной женщине, потонувшей в круговороте рутины и обыденности. Каждый разрушает себя и свою жизнь по- своему.

    Именно такими предстают перед зрителем герои фильма «Головой о стену». Сибель — отчаянная девушка, которая хочет использовать свою юность в полную силу и радоваться простым земным радостям, вроде секса, танцев и гулянок. По иронии судьбы, ей «повезло» родиться в мусульманской семье, где свято чтут традиции и её взгляды на жизнь считают недопустимыми. Выход из своего незавидного положения Сибель видит или в самоубийстве, или в замужестве. Поскольку попытки покончить с жизнью оказались неудачными, героиня останавливается на втором варианте, а в качестве суженого выбирает Кахита. Кахит далёк от девичьих представлений об идеальном муже — зарабатывает на жизнь тем, что собирает в баре бутылки, а в свободное от работы время пьёт, курит, потребляет наркотики, устраивает драки в баре, а однажды и вовсе разгоняется и таранит автомобилем стену. После чего и попадает в одну клинику с Сибелью. Однако, девушке нужен муж лишь как гарант независимости от родительской опеки, потому она смело обращается к Кахиту с фразой: «Женись на мне!» По сути, брак для обоих является жестом отчаяния и попыткой побега от беспросветной тоски и однообразия существования.

    Высокие отношения

    Внутри всего этого коктейля безысходности, безрассудности и безразличия неожиданно рождается чувство. Светлое, доброе, нежное и такое хрупкое чувство, которому, казалось бы, и не место среди всей этой грязи. Да простят меня поклонники фильма, но я не могу назвать это любовью. Однако могу сказать, что две потерянные души в момент крайнего отчаяния находят друг друга. Вдруг появляется кто-то такой же, кому нечего терять, нечем дорожить и значит, не за что держаться в этом мире. И Кахит с Сибелью становятся опорой и поддержкой друг другу, впрочем, всё так же утопая в пороках и потакая своим слабостям. Но теперь Вместе. И что самое важное, появляется огонёк надежды, рождаются маленькие радости вроде совместного танца на кухне, становится заметно стремление героев заботиться друг о друге. Отношения фиктивных супругов весьма странные и далеки от классических — это явно показано с первого же дня их совместной супружеской жизни. Представьте себе такую картину. Абсолютно счастливая невеста идёт наутро после свадьбы по улице города. На лице её светится широкая улыбка, отражающая благодать и любовь ко всему миру. Подобная сцена не была бы столь пикантной и вовсе не заслуживала бы внимания, если бы не одно «но»: она идёт не от своего жениха. Однако, при всей неидеальности и нестандартности отношений пары, определённая связь между ними есть, искренняя и целительная для обоих.

    Отрезвление и возрождение

    Любой поступок, будь он хороший или плохой, имеет свои последствия. Лучше всего в этом предстоит убедиться именно Сибель — молодой, дерзкой и безрассудной, так увлеченной круговоротом вольной жизни, что нет и секунды задуматься о том, чем это в итоге может обернуться. К счастью для зрителя, Фатих Акин — режиссёр милостивый, потому он дарит зрителю надежду. После всех пинков судьбы, после безуспешных попыток пробить стену непонимания между собой и окружающим миром, его герои всё-таки находят успокоение. Мы видим Сибель — уже повзрослевшую, куда более разумную и ответственную за свои действия, ведь ей уже есть кого терять. Да, в её душе ещё есть та искорка, влекущая её в вихрь страсти и приключений, но всё же разум берёт верх над чувствами. Кахит тоже другой, куда более человечный и уж точно куда более живой. Не такой обреченный, как прежде. Оба героя, пусть и вследствии тяжелого испытания, возрождаются и начинают новую жизнь. Будет ли она более счастливой? Неизвестно. Но надежда — это ведь всегда хорошо, правда?

    В качестве итога-рекомендации могу сказать, что фильм «Головой о стену» — дикая смесь чувственности, жестокости, безысходности и надежды. Он многогранен и достаточно сложен для понимания, его можно скорее только почувствовать. Признаться откровенно, мне этого сделать в полной мере не удалось. Однако попытать счастья стоит, поскольку фильм определенно не безыдеен и достаточно интересен.

    7 из 10

    31 июля 2013 | 22:11

    40-летний турок Чаит, окончательно опустившийся после смерти возлюбленной, собирает пустые бутылки в одном из ночных клубов Гамбурга. Отчаявшись вернуться в реальность, он решает свести счеты с жизнью и не находит ничего лучшего, как врезаться на машине на полном ходу в кирпичную стену. Однако вместо постоянной прописки на том свете, Чаит получает койку в психиатрической клинике, где судьба сводит его с эксцентричной особой по имени Сибель — 20-летней турчанкой с суицидными наклонностями.

    В первый же день знакомства Сибель предлагает Чаиту пожениться. Заключив фиктивное соглашение с турком-алкашом, Сибель надеется получить желанную независимость от своей семьи, а иначе чего хорошего ждать от жизни, если родной брат готов сломать тебе нос только за то, что ты обнимаешься с парнем. Все, что хочет Сибель, так это жить без оглядки — шляться по дискотекам и трахаться тем, кто подвернется под руку. В ее глазах спившийся лузер Чаит, который и дня не способен прожить без банки пива, может стать оптимальным прикрытием от бдительных и назойливых родителей.

    Чаит немало озадачен, но все же сдается под напором молодой землячки: теперь, по крайне мере, будет кому ходить за пивом. И вот уже следует знакомство с родителями и свадебная церемония… Так образуется этот странный семейный союз, который однако не дождется искомого благолепия. А пока поселившиеся в квартире Чаита молодые начинают вести свободную жизнь и волей-неволей вглядываться друг в друга. Так между ними начинается битва за то — самое главное — чувство, что называется любовью.

    В поэзии нет ничего безвкуснее и пошлее, как рифмовать «любовь» и «кровь»: 30-летний немецкий турок Фатих Акин на протяжении двух часов собственно только этим и занимается. Причем делает это без иронии и постмодернистских реверансов, что называется — «на голубом глазу». И у него получается не просто складно, а почти гениально. В непосредственности изложения истории и той эмоциональной силе, что захлестывают почище иных фильмов Кустурицы.

    Спрашивается: откуда что берется? Акин никогда не учился кино. Зато в детстве успел пересмотреть тонны фильмов — благо у соседей был свой видеомагазин. В шестнадцать стал актером и зарабатывал этим ремеслом до двадцати лет. В 25 он снял первый фильм как режиссер, поскольку так и не смог найти постановщика для своего сценария. И вот спустя еще 5 лет молодой самоучка выдал такой темпераментный и в то же время настолько мудрый фильм, что уже впору заканчивать с этим делом. Поскольку он сказал о жизни так много, что добавить что-то принципиальное уже вряд ли будет возможно.

    А ведь четыре предыдущих творения Акина ни разу не дали повода поверить в гениальность создателя. Он всякий раз сознательно снимал о том, что ближе, что находится буквально перед глазами. Так или иначе, проблематика первых картин («Быстро и без боли», «В июле», «Солино») разворачивалась вокруг иммигрантской темы. И вот вдруг он снял Кино — отчаянное и прекрасное, неистово взрывающее традиции тех политкорректных опусов, что пытаются, с большим или меньшим успехом, имитировать этнические конфликты.

    В Gegen Die Wand все начинается почти как анекдот на модную эмигрантскую тему, но постепенно история набирает такой накал, что к финалу драма из жизни турецких самоубийц, с кровью и песнями Depeche Mode, оборачивается экзистенциальной трагедией, которые разучились снимать, пожалуй, со времен «Последнего танго в Париже». Как и у Бертолуччи, у Акина буквальная попытка самоубийства — врезаться в кирпичную кладку — преобразуется в метафору: герои бьются головой о стену непонимания и разобщенности. Как и у Бертолуччи, любовь сливается в объятиях со смертью и кружит в танце, который хоть и не становится последним, но дает шанс по-настоящему оценить жизнь окончательно отчаявшемуся.

    В финале Сибель после серии новых метаний и очередных суицидных провокаций обретает ту самую стабильность, от которой так отчаянно пыталась сбежать. И тут неожиданным образом либеральный настрой картины, вроде как призванный расшатать или поставить под сомнение архаичные устои, оборачивается полной своей противоположностью. Противостояние мусульманским традициям в итоге становится гимном родовому культу. И такая смысловая рокировка оказывается еще одним, может быть, самым главным откровением фильма.

    Акин своим подходом к кино напомнил Фассбиндера: сделал все как будто в первый раз. Может поэтому, Восток в его фильме предстал таким же прагматичным как Запад. Теперь уже стало окончательно ясно, что на Земле есть лишь одно место, где можно укрыться от вселенской холодности — только в собственном сердце.

    Незапланированный, но заслуженный триумф фильма на Берлинском фестивале, куда он попал в последнюю минуту, вылился в скандал. Оказывается, ушлые репортеры раскопали ленты, в которых до того инкогнито успела сняться 23-летняя дебютантка Сибель Кекилли, сыгравшая тут свою тезку. Ими оказались десять порнокартин, в которых нетипичная турецкая красавица втайне от семьи уже два года зарабатывала себе на жизнь, скрываясь под различными псевдонимами. После обнародования этих материалов родители Сибель (совсем как в фильме) едва не отреклись от дочки.

    Однако после берлинского торжества Кекилли моментально стала звездой иного масштаба и скоро подписала несколько серьезных контрактов, неимеющих никакого отношения к голому кино. О том, что это девушка редкого таланта говорит хотя бы тот факт, что она обошла при кастинге 350 конкуренток, наверняка жаждущих этой работы ничуть не меньше. Нечто похожее случилось и с 42-летним турком Биролем Юнелем, к тому времени уже 15 лет разменивающим свой талант в серийно-телевизионной глупости и проходном кино B-класса. Они оба долго бились головой о стену, прежде чем в феврале 2004-го, объединив усилия, таки пробили ее.

    20 июля 2012 | 19:12

    «Головой о стену» ещё раз подтверждает, что Стамбул начинается в Германии. Начинается в Гамбурге, где родился сам Фатих Акин, и ещё сотнях городов и городков в центральной Европе. Начинается, чтобы завершиться разбитыми судьбами, экстрадиционными картами, полулегальными борделями, собиранием пивных бутылок, фиктивными свадьбами, второсортным коксом, психиатрическим клиниками для тех кто в битье о стену жизни зашел слишком далеко. Великий Стамбул заканчивается там, где заканчивается Восток, но так и не начинается Запад. Всё просто. Такой простоты, видимо, и добивался Аким снимая кино «на грани» турецкой ортодоксальности и немецкой прагматичности.

    Акин даёт понять, что Восток вещь неистребимая, что даже рождённые в Германии турки так и остаются турками, только с немецкими паспортами, а сам режиссёр хоть и живёт на арийской земле все ровно снял свой самый известный и проникновенный фильм о родном, о «наболевшем».

    В «Головой о стену» обычные выходцы с родины Ататюрка выживают в прагматичных условиях современности, где между «хочется» и «нужно» лежит такая же огромная пропасть как между баварским пивом и турецким кофе. Пропасть непонимания не преодолеть, потому как турок проживший в Германии несколько лет становиться полулегальным «европейцем» с измененным состоянием сознания, а смесь эмигранта и неудачника — это предел, до которого и докатились герои Акина. Он — временами буйствующий алкоголик попытавшийся загреметь в вечность под скрежет своего раздолбанного «Форда» о добротный немецкий кирпич, Она — суицидальная нимфоманка со стажем.

    И этот проклятый мир, умещающийся между до верху забитой грязной посудой раковиной в его съёмной берлоге и её изрезанными запястьями, может спасти только чувство, способное заполнить эту нищую пустоту. Испытавшие потребность в привязанности уже не обречены, не безнадёжны, они могут лишиться прошлого, но эта мера любви дарит им бессрочный пакт на возможность нормальной жизни и нечего тут не поделаешь, раз живешь на Планете Людей. В конце концов можно умереть и не кончая с жизнью.

    Современная политкорректность и социальная осмотрительность покинула Акина. Героям он оставляет только чувства которые не побороть и не пережить невозможно, а разрушить не хватит сил. И от того, прикасаясь к Нему, она прикасается к бедным гамбургским кварталам, к его мёртвой Катарине, к забытому турецкому городку Мэрсин, где он был рождён, а Она хранит в себе все смерти, что ей довелось пережить, всех встреченных когда-либо мужчин, с которыми не сложилось, всех, кто её проглядел и не заметил.

    Акин хорошо усвоил, что артхаус — вещь хрупкая и условная, чья ускользающая красота набивает оскомину при неумелом использовании. Он усвоил, что чередующиеся один за другим крупные планы плохо загримированных актёров — это не только mauvais ton, но и элементарная кинобезграмотность. И отнюдь не дебютная картина этого режиссёра-самоучки, скорее прекрасная стилизация под отрешенную независимость, без «триерщины» и флешбэковского напора, изящная зарисовка из жизни «умирающих» с аутентичными музыкальными открытками от турецкой певицы Идиль Юнер.

    «Головой о стену» фильм, что хорош сам по себе. Хорош без Золотого Медведя и скандалов связанных с исполнителями главных ролей. Фильм чья до съёмочная и после съемочная биография не важна, она не может в отличии от самой ленты дать ответ на банальный эмигрантский вопрос: во имя чего стоит разбивать голову о турецко-немецкую стену взаимного непонимания?

    Фатих Акин — явно не лишенный художественного чутья человек снял картину о том, что, как порою не бейся, но проклятое эмигрантство не отпускает. Не отпускает жизнь, в предвзятом существовании которой только и остается, что калечить руки в кровь о разбитые стаканы, о расколотую мечту, о раскрошившуюся любовь…

    24 июля 2008 | 15:30

    Вижу, что фильм уже досконально проанализирован здесь куда более компетентными знатоками кино. Постараюсь не повторяться, цитировать предисловие Кирилла Разлогова к показу турецкого шедевра на канале «Культура» и далее разбирать сюжет по косточкам, дабы не лишать потенциальных зрителей возможности прочувствовать эту небанальную историю вместе с героями в той последовательности, как ее увидел режиссер. Мне важнее поделиться своими зрительскими впечатлениями.

    Прежде всего, в картине поражает эмоциональной глубиной передачи чувств и вызваемого сопереживания. Я и не заметила, в какой момент из отстраненного наблюдателя за действием на экране я превратилась в крайне заинтересованного, искренне сочувствующего этим в общем-то чужим мне людям человека, понимающего нюансы чувств и мотивы поступков каждого из участников драмы.

    Поначалу никто из героев не вызывал у меня симпатии: ни издерганный жизнью нервный герой, ни взбалмошная девица, стремящаяся к свободе любой ценой: хоть замуж за первого встречного, хоть на тот свет — лишь бы ей не мешали жить, как она считает нужным… Но жизнь — бумеранг, и никто не знает, когда он вернется и по какой болевой точке ударит. Кроме всего вышесказанного о серьезной религиозно-национальной подоплеке, по-моему, фильм и об этом.

    Теперь «Головой о стену» неразрывно ассоциируется у меня с любимой «Девушкой на мосту» Патриса Леконта. Возможно, дело в очевидном сходстве фабулы: герои встречаются на пике отчаяния, когда обоим кажется, что жизнь загнала их в глухой тупик.
    В обеих историях путь к осознанию собственной ценности и глубины взаимного чувства проходит в стороне от телесной близости. Обе истории освещены любовью, чувственностью и отменным художественным вкусом создателей. При этом в них нет ни малейшей тавтологии.

    Турецкий фильм бьет по нервам жестокой реальностью и не оставляет иллюзии сказки, за которую я так признательна французскому режиссеру.

    Но вот что я думаю всерьез: может быть, такой только и бывает настоящая любовь? Для вызревания и роста в глубину и высоту ей необходимо иметь достаточно времени на инкубационный период?..

    10 из 10

    9 декабря 2008 | 11:01

    Фатих Акын (так звучит его фамилия правильно) — немецкий режиссер с турецкими корнями. Его родители переехали в Гамбург из Турции еще до его рождения. Но против генетики не попрешь. Проживая с детства в европейской среде, Фатих все-таки остался верным культуре своей страны. В принципе, большая часть турецкой диаспоры в Германии чтят свои корни и традиции, исповедуют ислам и даже говорят на родном языке.

    Но некоторые из них, как главные герои фильма, более адаптированы к новым условиям, что сказывается на их мировоззрении. Сибель не хочет мириться с ролью покорной мусульманской женщины. Она молода и хочет наслаждаться жизнью в полной мере, не отказывая себе во многих развлечениях, на которые наложен запрет. Но ее семья никогда не даст девушке полную свободу. Пришлось ей найти жениха для прикрытия. Кахит нехотя ввязался в эту авантюру. Но чем ближе они узнают друг друга, тем менее понятным становится их фиктивный брак.

    Лично для меня главным достоинством этого фильма стала турецкая атмосфера. Мне интересно буквально все: семейные отношения и их традиции, взаимоотношения внутри брака, народные обряды, музыка и кино, язык, даже национальная кухня. Поэтому фильм просто не мог мне не понравиться. Основное действие происходит все-таки в Германии, но восточная атмосфера хорошо чувствуется.

    Вообще этот фильм можно отнести больше к турецкому кинематографу, если закрыть глаза на несколько откровенных постельных сцен. Например, в фильмах Нури Бильге Джейлана тоже показывают темперамент турков в постели, но делает он это не так открыто, хотя тоже довольно откровенно. Но наши зрители видят секс почти в каждом втором фильме. Так что, этим нас не удивишь.

    Сюжет тоже интересный. Я с удовольствием наблюдал за развитием отношений странной парочки. Сначала мне главный герой казался омерзительным. Живет в свинарнике, немытые волосы, опухшее лицо от постоянной выпивки. Но ближе к концу фильма он все больше и больше стал преображаться. И ведь Сибель этому поспособствовала. Вроде и принесла в его жизнь проблем, но и вернула его к жизни. Любовь исцелила обоих. Кстати, это первая роль Сибель Кекилли в художественном фильме. Раньше она снималась в порно. Наверное, ей это помогло войти в образ, потому что сыграла она замечательно.

    Вообще хорошая история. Местами грустная, местами жестокая, иногда трогательная. Сначала фильм может показаться немного скучным, но все самое интересное будет под конец. За саундтрек отдельное спасибо. Когда слышу турецкие мотивы в фильмах, сразу попадаю под их очарование. Мне понравилось. Турки чаще всего снимают фильмы про войну, а я больше люблю такие драмы.

    8 из 10

    25 февраля 2012 | 01:47

    Фильм просто замечательный. Посмотрела, к сожалению, поздно — только вчера, но, наверное, раньше бы не смогла понять в полной мере. Ощущения сильные и очень разные — хотелось и напиться, и побиться головой о стену, и плакать, и смеяться… Рекомендую всем, неважно, верите вы или нет, что любовь существует независимо от наших желаний!

    16 марта 2007 | 10:46

    Раньше я представлял себе Фатиха Акина нудным, унылым режиссером, снимающим фильмы исключительно ради фестивалей, используя все фишки и штампы фестивального кино. Но мое отношение к нему резко изменилось после фильма «Солнце ацтеков» — веселой, яркой, светлой, воздушной романтической комедии, который можно назвать просто эталоном легкого кино и ромкома. После этого фильма я загорелся желанием посмотреть другие его фильмы, но вот следующий просмотр состоялся спустя полтора года, когда я выбрал его главный и самый признанный и награжденный фильм «Головой о стену». ну, что же сказать… Этот фильм гораздо ближе к моему первоначальному представлению о творчестве режиссера, но все равно фильм прекрасен.

    Сюжет фильма можно описать так: встретились два одиночества, два суецидника-неудачника. Один не хотел совершать самоубийство до того момента, как напился; другая же напротив пыталась порезать себе вены, чтобы позлить своих родителей. Она предлагает ему жениться на ней, чтобы уйти из родительского дома и осуществить свою мечту: «быть замужем, отдыхать в клубах и трахаться, но только все с разными мужчинами». У него умерла жена и он согласился на странное предложение, потому что не видел в жизни дальнейшего смысла и просто хотел помочь девушке, которая режет себе вены по поводу и без. И так, в один прекрасный день, они стали мужем и женой, только спять они совсем с другими людьми, изредка встречаясь в квартире (когда оба пьяные) и творя всякие глупости. Они жили вместе по документам, на фактически они жили порознь. И вот, когда они получше друг-друга узнали, судьба сыграла с ними в злую шутку…

    Главные герои фильма — турки, но, по моему, это не сильно важно. Можно было бы выбрать любую другую нацию, которая чтит Коран и тому подобное. Нацию, которая не дает людям наслаждаться жизнь и молодостью. С одном стороны — это очень плохо, ущемление прав и чувств человек и тому подобная демократическая хрень. Но, с другой стороны, фильм дает нам понять — ну получили герои свободу от семьи и от религии, ну воспользовались они ею по максимуму — и к чему все это привело?

    Ну, да ладно. не будем об этом. Как я уже сказал, главные герои — иммигранты из Турции, но Акин на этом почти не акцентирует на этом внимания. Да, герои — иммигранты. но разве они жалуются на то, как им тяжело живется и как коренные жители ущемляют их права? Нет! Они круглосуточно веселятся и радуются жизни! Они радуются всем возможным мелочам и прелестям свободной жизни, на которые простые, коренные жители уже перестали обращать внимание, воспринимая это как должное. А для молодой, турецкой девушки, поход в бар является настоящим событием, которому она неимоверно радуется и хочет поделиться своей радостью с другими.

    Прекрасный фильм, который можно назвать яркой и подробной иллюстрацией пословицы «стерпится-слюбится», со всеми вытекающими отсюда последствиями и проблемами.

    Удивительный фильм, который начинается, как довольно забавная и веселая трагикомедия, но постепенно фильм набирает обороты и ближе к финалу фильма нет вообще никакого намека на улыбку и счастливый конец. Точнее, намек то на счастливый конец есть, но вот только фильм очень жизненный, приближенный к реалиям, так что все свои иллюзии относительно счастливого финала для двух влюбленных можно не питать. И хочется, конечно, чтобы у героев все было хорошо, но уж очень долгое время они сознательно отталкивали друг друга. И, как говориться, если не можешь сделать человека счастливым, то не мешай это делать другим. И еще есть в фильме прекрасная сцена, где героиню избивают гопники. Три раза. Они ограничились бы и одним. но после первого раза она поднимается на ноги и говорит, какие они жалкие и трусы (ну, немного другими словами), после чего они избивают ее снова. После этого она опять встает на ноги и говорит, какие же плохие у них матери, раз они воспитывают таких сыновей (ну, опять же, немного другими словами), после чего она получает серьезные травмы от третьего избиения. Замечательная сцена на грани комедии и драмы, и при ее просмотре даже не знаешь, смеяться тут надо или плакать? Еще по ходу фильма мы постоянно слышим выступления оркестра, одетого в национальные турецкие наряды и поющего национальные песни, то грустные, то веселые, что постоянно задает фильму определенное настроение.

    В общем, попробую описать все, что я сказал, несколькими словами. Удивительная, многогранная мелодрама, одновременно очень веселая и невероятно грустная, с прекрасной актерской игрой и мастерской постановкой. Фильм вполне заслуживает все награды, которые он получил, и вообще его можно смело отнести к классике мирового кино.

    6 января 2014 | 22:36

    Картина «Головой об стену» дает четкий пример не то чтобы столкновение двух цивилизаций, а яркий, пусть даже брутальный пример тенденций ассимиляции нравственных традиций в современном быту.

    По некоторым сведениям, актриса Сибель Кекилли не просто так была выбрана на полученную роль, режиссер Фатих Акин хотел интерпретировать свою проблему максимально правдоподобно, и приглашать западных актеров в картину, где должны играть турки и все должно быть связано с турецким бытом, было невозможно. Таким образом, режиссер выиграл лотерейный билет, поскольку Сибель Кекилли не брезгала своим происхождением, ей удалось сыграть правдоподобно и не стесняться откровенных и постельных сцен.

    В фильме «Головой об стену» хватает достаточно кровавых и постельных сцен, в которых не каждая женщина согласится играть, не говоря уже об этнических мусульманках. Однако опыт актрисы Сибель Кекилли в картинах порнографического характера помог ей полностью реализовать задумку Фатиха Акина.

    Фильм обладает неким брутальным поведением, и многим он очень легко может стать противным и неприемлемым, однако, если глянуть глубже в проблему, которую хотел показать режиссер, то картина достаточно важная и актуальная. Поэтому, просмотреть или нет — решать каждому, главное чтобы потенциальный зритель понимал о чем должен быть фильм.

    6 из 10

    22 марта 2011 | 10:34

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>