всё о любом фильме:

Бархатная золотая жила

Velvet Goldmine
год
страна
слоган«The secret to becoming a star is knowing how to behave like one»
режиссерТодд Хейнс
сценарийТодд Хейнс, Джеймс Лайонс
продюсерКристин Ванчон, Кристофер Болл, Скотт Мик, ...
операторМариза Альберти
композиторКартер Бёруэлл, Крэйг Уэдрен
художникКристофер Хоббс, Эндрю Манро, Сэнди Пауэлл
монтажДжеймс Лайонс
жанр драма, музыка, ... слова
сборы в США
зрители
США  224.7 тыс.,    Франция  162.8 тыс.,    Великобритания  114 тыс., ...
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время118 мин. / 01:58
Номинации (1):
1971 год. Глэм-рок врывается на музыкальную сцену. Брайан Слейд оказывается в центре внимания. Он вместе с американским рокером Куртом Уайлдом завоевывают мир. 1974 год. Неожиданно на пике карьеры Брайан решает имитировать свою смерть на сцене. 1984 год. Десять лет со дня исчезновения Слейда. Журналист Артур Стюарт расследует это дело и докапывается до правды. События совпали с пиком сексуальной революции в Англии, которая сопровождалась массовыми беспорядками, волнениями молодежи, рок-концертами, похожими на ад, и реками кокаина.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
56%
23 + 18 = 41
6.5
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • На стадии производства фильм носил названия «Glam!» и «Glitter Kids».
    • На роль жены Брайана Слэйда, Мэнди, претендовало много актрис; Тони Коллетт получила роль буквально перед самым началом съемок. Тодд Хейнс согласился взять Коллетт после того, как она послала ему факс, в котором написала: «Я — Мэнди Слэйд!». По мнению Хейнса, Мэнди поступила бы именно так.
    • Название фильму дала одноимённая песня Дэвида Боуи 1971 года Velvet Goldmine с весьма двусмысленным текстом.
    • Музыка Дэвида Боуи должна была звучать в фильме, но он был категорически против этого, так как ему не понравился сценарий.
    • Кортни Лав планировала принять участие в записи саундтрека фильма, однако, посмотрев черновой монтажный вариант, решила, что персонаж Курта Уайлда слишком похож на ее покойного мужа Курта Кобейна — и внешне, и по характеру. Режиссер Тодд Хейнс и Юэн МакГрегор уверяли, что сходство получилось непреднамеренным: они в основном опирались на образ Игги Попа, у которого Кобейн позаимствовал многие стилистические особенности своего творчества. Но Кортни Лав все равно осталась непреклонной
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • По завершении съёмки сексуальной сцены между Артуром Стюартом и Куртом Уайлдом (героями Кристиана Бэйла и Юэна МакГрегора) режиссёр Тодд Хейнс не сказал «Снято!», так что актёры продолжали симулировать акт ещё несколько минут, пока, наконец, не поняли, что над ними смеются.
    • еще 3 факта
    Трейлер 01:46
    все трейлеры

    файл добавилDark*Rain

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 34 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Безумный фильм. Так я думала, когда пошли титры. Безумно интересный, безумно захватывающий.

    Джонатан Рис-Майерс… Нельзя сказать, что я его поклонница, просто мне нравится его игра. Но даже здесь я не ожидала такого!

    Юэн МакГрегор — выше всяких похвал! И на самом деле его Курт безумно похож на Курта Кобейна.

    Фильм очень сильный, такой, который хочется пересматривать снова и снова. Отдельное спасибо всем, кто писал отзывы про этот фильм до моего. Именно благодаря этим отзывам я и посмотрела «Бархатную золотую жилу». Безумный фильм с безумным сюжетом, безумной игрой и все это БЕЗУМНО мне понравилось!

    10 из 10

    23 октября 2008 | 16:58

    С одной стороны, этот фильм — концерт, состоящий из красочных музыкальных номеров, где события служат только для связки. С другой стороны, есть и попытка осмыслить путь артиста, незаурядной личности в нашем мире — например, обращение к детству героев, тема Оскара Уайльда и несколько содержательных эпизодов (костюмированная пресс-конференция с тем самым поцелуем), но бОльшая часть фильма «провисает» между ними. Забавно, что в некоторых эпизодах Брайан Слэйд (Джонатан Рис-Майерс) очень похож на Рудольфа Нуриева, особенно на фото в финале, а Курт Уайльд — тёзка Оскара Уайльда.

    Самый красивый эпизод — Курт и Брайан на карусели. В полутьме, без спецэффектов, без «глэма» и без секса, между прочим. Очень романтично и трогательно. Бедные мальчики, которые никогда повзрослеют, каждый со своими детскими травмами и недетскими демонами.

    «Он назвал это свободой, которую ты можешь себе позволить. О, нет». И что же они могут себе позволить? Ну, конечно, секс во всех его видах, выглядеть, как хочется, жить красиво… спиртное, наркотики… То, что запрещают строгие родители. То, что шокирует обывателей. Наверное, немало, потому что большинству недоступно и это.

    Что ещё? Свобода творчества, самовыражения? Свобода быть собой? «О том, какое я произвожу впечатление, спросите у моего менеджера». «Мы договорились, что если ты вносишь какие-то изменения, это нужно обсудить заранее». «Хочешь уехать? Об этом не может быть речи -ты должен закончить начатое…» Свобода, но только в рамках, установленных продюсером, у которого в каждом глазу по зелёненькому доллару. Но и он, в свою очередь, зависит от толпы, от того самого обывателя, и именно толпа обывателей делает некоторые послабления в области морали для лицедеев, если они её хорошо развлекают. И здесь круг замыкается, на карусели весело кататься, но на ней никуда не уедешь.

    Остаётся только музыка, которая, и правда, дивно хороша.

    Тема журналиста, в прошлом фаната главгероев (Кристиан Бэйл), показалась мне то ли неинтересной, то ли нераскрытой. Не совсем понятно, зачем так много внимания уделено бывшей жене Слейда, какая-то она квёлая, и к чему там некоторые мутные персонажи, вроде Шеннон. Может, и правда, для связки, а может — для тусовки. Это связано с биографией Дэвида Боуи, но в структуре фильма всё это ни о чём… Кстати, Боуи вроде бы счастливо женат уже много лет, есть дочка, демоны его почти не мучают… Не знаю, может, для этой истории возможен хэппи-энд… То есть кому-то он — хэппи, а кому и не очень…

    9 сентября 2011 | 22:01

    «…Честно признаюсь, я полюбила группу Placebo, ну и естественно самого Брайана Молко…Так вот, однажды я наткнулась на интересную вещь, узнала, что, оказывается, Брайан снимался в фильме. Узнала в каком, ну и решила посмотреть…»

    Это предисловие объясняет, почему я села смотреть «Бархатную золотую жилу». Увы, в фильме я была разочарована. Не знаю почему, но с самого начала он начал вызывать у меня какое-то странное чувство, но явно не доброжелательное.

    Сама история не то чтобы очень интересная. Все крутится очень медленно и нудно. Я ожидала чего-то более яркого, волнующего. Как-то все рутинно, немного непонятно, местами чуднО. Это еще раз доказывает, что знаменитые актеры не всегда могут выдержать фильм на плаву.

    По мере просмотра фильма я старалась сделать кое-какие выводы по поводу самой идеи картины. Ну, так максимум, что я смогла понять, режиссер показывает нам глам-рок изнутри, какой он был на самом: не яркий, блестящий и радостный, а губительный, развратный и местами просто глупый! Что ж, если это так я ни чуть ни расстроена, ни обрадована…Мне лично все равно каким он был, я просто ожидала истории, захватывающего сюжета. Но получила лишь часы нудного просмотра перед экраном телевизора. Естественно, единственное, что порадовало меня в фильме, это редкие кадры с Молко. Пусть игры от него сильной не требовалось, зато хоть он раскрасил мое отношение к «Вельвет Голдмайн».

    В общем, фильмом я недовольна. Не ахти.

    3 из 10

    2 сентября 2009 | 18:31

    «Взрослые говорят, что детство — самое счастливое время в жизни, но насколько он себя помнил, Джек Фейри знал и кое-что получше… Пока не настал один таинственный день, когда Джек открыл, что существуют и другие такие как он, выделенные великим даром… И что настанет время, когда весь этот вонючий мир будет принадлежать им…"

    Начало 70-ых годов. Глэм-рок расцветает, повсюду подростки, молодежь… Но что с ними? Они яркие. Вся та расцветка, ядерных цветов одежда, значки, блёстки, туфли на платформе… И главное, почему они такие?

    Знакомьтесь — странная фигура под псевдонимом Джек Фейри. Тот, кто начал «вытаскивать» глэм-рок в люди. Рискованно… Но оно же того стоило! После буйных 60-ых, молодежи захотелось иной музыки. Странной, пронизывающей их души до тех ниток, которые могут порваться только от чувств, эмоций…

    «Мир стал иным, потому что в него пришел ты, созданный из слоновой кости и золота. Изгиб твоих губ перепишет заново историю мира.»

    На музыкальный Олимп всходит новая звезда. И это — Брайан Слейд. Молодой, полный амбиций. И такой же яркий… Его пластинки раскупаются, едва попав на прилавок! «Демон Максвелл», провозглашающий свободную любовь…

    Началось все с детства. Закончилось тем, что он увидел на одном из концертов великого Курта Уайльда, и захотел быть таким же эпатажным, как тот… И конечно, влюбился в него.

    И тут пошла эпоха Брайна Слейда. Он стал популярен как никто другой. Все хотели быть похожим на него. И они были такими… Внешне. Но никто, никто не мог прочесть его душу до конца, и узнать, чего же он хотел на самом деле — любви, или же музыки?

    С Куртом они соединили и то, и другое. И на второй план отошла Мэнди Слейд. Она все видела, наблюдала. Но не Мэнди ли провозглашала с Брайном бисексуализм? Но ей было больно, вечно грустные и уставшие глаза, которые оглядывали парочку Слейд-Уайльд… Ей не хотелось самой себе признаваться, что это — ревность.

    Хочется порассуждать и об актерском составе. Юэн МакГрегора я раньше и не примечала. Но черт возьми, в «Бархатной Золотой Жиле» он выложился на полную катушку! Он просто великолепно сыграл роль Курта Уайльда… Весь этот динамизм, сумасшествие!

    Джонатан Рис Майерс… Он прекрасен. Лучшая роль. Все эти эмоции, они же такие разные… Переживание, радость, влюбленность… И все это — в нем.

    Сам фильм затягивает обилием красок, блесток, какой-то нереальности… И песни! Они пронизывают душу…

    Baby`s on Fire!

    10 из 10

    15 июля 2011 | 21:17

    Нереально, откровенно, красиво, интересно. Этот фильм потрясающий, и пусть история о Брайане Слейде вымышленная, но зато как же чудесно представлен мир глэм-рока. Яркий макияж, блестящий костюмы, нетрадиционная ориентация, они были не такие как все, были совершенно другими, не от мира сего. Но именно такими их полюбила публика. Они знаменитости, перевернувшие жизнь людей, сделав её более разнообразной, яркой, открытой.

    В первую очередь хочется отметить актеров. Это было незабываемо, как же сыграли, такое чувство, что они во время съемок просто жили той эпохой. Джонатан Рис-Майерс в роли Брайана Слейда, получился очень даже ничего, запоминающийся, насыщенный образ. А от Юэна МакГрегора я вообще в шоке. Было непривычно его видеть в роли развязной рок-звезды. А как они с Джонатаном играли бисексуалов! На такое не каждый актер согласится. Также понравился Кристиан Бэйл. Его герой — журналист Артур Стюарт, расследующий дело Брайана Слейда. И вот, эти великолепные актеры сошлись в одном фильме, и мы получили шикарный фейерверк из музыки, блеска, эпатажа.

    Многим кино может не понравится, кто-то его не поймет, останется безразличным, а кто-то будет наслаждаться каждой минутой просмотра. Для одних он будет слишком пафосный, откровенный, долгий, для других короткий, красочный и удивительный. Пожалуй, я отношусь к тем, кому фильм понравился. Ведь он застревает в памяти благодаря своему особенному сюжету, хорошим актерам, фееричной музыке.

    Итого: получилось ошеломляюще!

    20 августа 2009 | 07:19

    Рассказ о мальчике-звезде начинается в глубинах космоса, где на чёрном бархате вакуума блестят стразы чужих солнц. В какие-то моменты незримые губы шепчут «Пора» и в вспышке пламени на земле появляется он — Мальчик-звезда, который принесёт иной свет для глупого, заблудшего человечества.

    Эпоха детей цветов даже самими хиппи всегда воспринималась как ступенька прокуренной и захламлённой лестницы в небо, ведущей к блаженному и единому раю для всех. Каждые двадцать лет меняются поколения, а это значит, что на земле есть две волны традиций, часы столетий делают короткую остановку на нуле, чтобы каждые десять лет дети одного поколения передавали пальмовую ветвь первенства детям другого. Родители подростков шестидесятых были людьми, пережившими гниющую, разглающуюся и разлагающую войну, потому призыв к общему вечному миру так громогласно стал девизом их детей, стремившихся не потратить свою юность на чужие прошлые ошибки. Молодёжь семидесятых годов — отпрыски свингующих пятидесятых. Их символом веры стала музыка. Торжественно наплевав на хипповские сантименты, которые не слишком остро обозначали объекты своей «свободной любви», ценностью начала семидесятых молодые назначили сексуальную свободу и откровенную бисексуальность.

    Иконой эпохи глэм-рока стал Дэвид Боуи, чьи разноцветные экстравагантные наряды, альбомы со сквозным сюжетом от песни к песне и вызывающее поведение, отвечали духу времени. Не столько новое направление, сколько бесконечный эксперимент. Он напоминал ребёнка, который вертит в руках игрушку и с удовольствием показывает миру, сколько возможностей в ней таится.

    Мальчик-звезда никогда не был похож на своих сверстников. Он привлекал их своей яркостью, но и отталкивал заносчивостью и необычностью. Однако он рос и поклонников у него становилось всё больше, потому что, пообщавшись с ним, в час прихода теней люди стали распахивать окна и осознавать, как много радостей ночи, которое скрывает звёздное сиянье, они раньше не знали.



    От какофонии радиоволн в космосе до последних аккордов глэм-певца, раздающихся из старенького приёмника в каком-то забытом пабе, Velvet Goldmine под бодрый перестук ботинок на высоких каблуках, движется на волне ритмов известных мелодий. Дэвиду Боуи, песня которого и дала название фильму, нашлось место в образе элегантного певца Брайана Слейда: барочно-порочная романтика, извращённая утончённость и утончённая извращённость, горы пудры, перьев и стразов. Его экранный любовник Курт Уайльд как пёстрый костюм — состоит из аллюзий на целую кучу реальных лиц. Прежде всего, в создании маски-образа виден падшеангелоподобный Курт Кобейн, у которого позаимствовано не только имя, но и внешность, затем дворовогаражный Игги Поп, чьи песни перепевает экранный Курт, — друг и объект почитания Боуи, так как холодного интеллектуала Дэвида вечно завораживает боговдохновенность и страстная энергия других, ну и, разумеется, неистовый искуситель Мик Джаггер.

    Любовь между Дэвидом и Миком — притча во языцех в рок-тусовке на многие десятилетия. Эта пара не скрывала ни своих чувств, ни характера отношений. В тот период модной бисексуальности связь этих двух звёзд стала штандартом для молодых гомосексуалов, которые наконец смогли выбраться из подполья грязных подвалов под яркий свет блёсток, зеркал и свечей, что и показано в образе подростка Артура Стюарта, только начавшего осознавать границы собственной сексуальности. Глядя на засаленные от прикосновений фотографии жёлтой прессы, смакующей скандальное поведение двух звёзд, он ассоциирует себя с бунтарём Брайаном, постепенно и сам освобождаясь от гнёта мещанских традиций.

    «Нет, это, конечно, всё замечательно», говорили люди, «но если бы он чуть больше походил на нас. Тогда, разумеется, мы прислушивались бы к нему гораздо охотней». Мальчик-звезда пытался измениться, он старался больше походить на человека, но при этом не замечал, как всё больше гаснет его звёздный свет.

    Мы часто видим падающие звёзды, но совсем иное — увидеть, как звезда карабкается на небосвод. Эта история о звёздных мальчиках, стремящихся перекроить устои, и Джеке Фэйри — ещё одном глэм-рокере, который нашёл осколок упавшей звезды, и составляют фон фильма, то слегка обнажающийся под пристальным взглядом, то снова уходящий на глубину и скрытый под валом символов: губами, раскрашенными собственной кровью, двумя куклами в посвёркивающих нарядах, признающимися друг другу в любви, и цитатами из Оскара Уайльда.

    Пламенные шестидесятники переродились в работников корпораций. Семидесятники породили яркую, но пустую по смысловому наполнению культуру девяностых. Боуи и Джаггер — сейчас примерные семьянины, развлекающие публику, но более не жаждущие изменить человечество. Руки тех, кто пытался перевернуть мир, оказались слишком слабы. Боль по упущенной возможности сочится из ран фильма. Это тоска по молодости, по времени, которое никогда не повторится, а если повторится, то уже не для нас. Глэм-рок умер. Но… Но да здравствует глэм-рок! Ни одна жертва не оказалась напрасной. Они пошатнули статику. Медленно, набирая обороты, мир крутится, изменяясь, в кружении сбрасывая годы и становясь вновь молодым. Перья, блёстки, меха и экстравагантный макияж — мир может блестеть и когда-то снова заблестит так, как нам казалось, он блестит много лет назад.

    Серый мир поглотил мальчика-звезду. «Значит, ещё не время», — сказали люди. «Нет», ответили им сверху незримые губы, «самое время». Никто не заметил момента, в какой возродился мальчик-звезда. Он летел над запрокинувшими вверх головы детьми, которые были озаряемы его светом. Одиночки. Которые когда-то найдут друг друга. «И тогда весь этот вонючий, паршивый мир будет принадлежать им».

    8 октября 2014 | 16:48

    В моих словах не больше смысла, чем в пустоте. В той самой пустоте, что на мгновение возникла внутри меня во время того, как на экране то и дело менялись цвета и снизу вверх ползли строчки с именами участников истории. Героев, актёров, не важно.

    В голове одновременно звучали десятки мелодий, эхом раздавались слова, простые, сложные, красивые и не очень. Но всё это так, вроде фона. На самом деле были лишь глаза. Взгляд. Четыре разных взгляда, в сущности выражающих одно и тоже. В этих глазах тоска от невозможности бунта, угасшая надежда, злость и непонимание этого мира, море безысходности и что-то ещё. То, что я в конце концов всё-таки упустила.

    Ассоциации, аллюзии, агония — столько умных слов приходит в голову. Казалось бы, неожиданно для характеристики фильма, в котором рассказывается о судьбе музыкантов и их поклонников. Две яркие звезды, два ярких образа, два одиночества. Джонатан Рис-Майерс и Юэн МакГрегор. Оба творят музыку, оба способны на многое. Оба жертвы и оба палачи собственной жизни. Один убивает в себе себя, но продолжает жить. Второй живёт, но кажется мёртв изнутри. И между ними любовь, а может быть ненависть. Притяжение, то, которое сильнее земного, сильнее здравого смысла, сильнее правил и норм и разрушительнее урагана.

    Поклонник. Кристиан Бэйл. Фанатичный, преданный, искренний. Идеальный. Может быть единственный, ставший свободным. С погасшим взглядом и тоской по прошлому.

    И конечно же женщина. Тони Коллетт. Единственная. Но увы ненужная. Лишняя на этом празднике жизни. С уставшими пустыми глазами. Она знает про маску. Она знала об этом с самого начала. Она сама согласилась. Она разделяла свободный взгляды на свободную любовь. Она получила свободу, но навеки осталась в клетке того времени.

    Создатель. Режиссёр. Тодд Хэйнс. Он любит музыку. И он знает про тех, «кого здесь нет». Он умеет про них снимать. Он не просто творит про них кино. Он создаёт легенды.

    «Художник доложен создавать прекрасные произведения искусства, не внося в них ничего из своей личной жизни».

    Если кратко, то: ярко, красиво, жёстко и откровенно. Музыка жизни, музыка в жизни, музыка, музыка… Блёстки и перья, шик и гламур, взлёты и падения, непонимание и истерики. И своя, ни с чем не сравнимая романтика. Где-то там Брайан Молко в цилиндре на сцене. Живой, настоящий. Там же призраки Боуи, Игги Попа и едва ли не Курта…Почти настоящие и точно — живые. Целая эпоха за два часа. А потом приходит настоящее. Вернее, для нас и оно уже — прошлое.

    Серый унылый мир. Он всегда приходит на смену ярким краскам прошлого. Ушедшая эпоха кажется лучше. Настоящее — угнетает. Будущее — неизвестно. На смену одним течениям приходят другие, движение жизни — не остановить. Эпоха уходит. Люди остаются. Одиночки приходят в этот мир и покидают его точно также — в одиночестве, пускай и окружённые толпами восторженных фанатов. Эпоха уходит. Новые цвета нынче в моде. Новая мода на подиуме жизни. Люди остаются.

    «- Мы хотели изменить мир. А изменили лишь себя.
    - А что тут не так?
    - Ничего. Если не смотреть на мир».

    23 сентября 2008 | 16:04

    Культовый фильм Тодда Хейнца про эпоху блестящего глэм-рока… Я прочла о съемках этого фильма еще в пору юности в 98 г, но посмотреть удалось лишь спустя 13 лет. Смелость того времени перенесенная на экран, сила молодости и красоты в попытках изменить этот мир-все это захватывает с самого начала и держит в напряжении до финала. После остаешься в состоянии шока, хочется пережить все то что было тогда, завидуя актерам с упоением окунувшихся в образы своих героев.. Фильм потрясающий, музыка подобрана стильная, а тем более узнав что многие хиты исполнены самими актерами. Джонатан Рис-Майерс играет вымышленного героя-идола конца 70-х списанного с Дэвида Боуи. Этот образ женственного и одновременно мужественного артиста завоевавшего славу и миллионы поклонников найден очень удачно. И его решение уйти в самом расцвете славы можно понять.. Ведь нет ничего хуже для работника сцены как постареть и потерять свое величие..

    Могу часами смотреть на Эвана Макгрегора, его образ отличается от его арт-хаусных ролей, и кажется этот английский актер прекрасно вжился в рол рок-н-рольного бунтовщика праобразом которого был Игги Поп. Кристиан Бейл в роли скромного корреспондента сначала не вызывает никаких эмоций. Но позже, углубляясь в его воспоминания юного фаната рок-музыки и то как он теряет девственность с самим Куртом Уайлдом-понимаешь как артист с удовольтвием погрузился в роль..

    Сама атмосфера эффектных костюмов, пестрых блесток и потрясающей музыки впечатляет. Полностью передано то время всеобщей увлеченности раскрепощением в музыке поведении и моде.

    Хотелось бы сказать молодым любителям кино-не судите строго то время.. То чего удалось достичь той молодежи нам никогда не придется пережить. Они стояли у истоков свободы самовыражения и не всегда законного..

    Ставлю

    10 из 10

    не меньше.

    P.S. хиты группы T-REX Twenty Century Boy в исполнении Брайана Молко и компании придает фильму современное звучание. Всем спасибо.

    6 мая 2012 | 12:38

    После просмотра этого фильма, мы с подругой минут 10 просто сидели и не могли и слова сказать. Потом синхронно поднялись, взяли сигареты и пошли курить.

    Я вот это к чему.

    Мы никогда не жили в такую эпоху. Не жили и, надеюсь, жить не будем. Слишком сильная она будет для нас, приземленных, слабых. Но фильм этот дает очень ярко прочувствовать ту атмосферу, которая царила в те времена.

    И, может быть, реплики преисполнены пафоса, сюжет глуп и как-то раздут. Ну да, как же это может быть глупо раздуть проблему двух человек до размеров вселенной, затаскивая весь мир в их отношения.

    Может быть, как-то глуповато это выглядит — свели два таких ярких противоположных друг другу образа, превратив их во всеобщую проблему.

    Но, черт… так затягивающе. Так затягивающе это все выстроено. Эта атмосфера, игра актеров, некоторые реплики…

    И… я никогда бы не мог подумать, что Юэн МакГрегор так похож на Кобейна.

    7 июня 2010 | 17:48

    Наслаждалась каждым кадром. В полнейшем восторге. (Невзирая на некоторые недостатки).

    Starring: Ewan McGregor, Jonathan Rhys Meyers and Christian Bale. От такого состава ожидается многого. Да еще и в фильме про глэм-рок.

    МакГрегор в роли скандального рокера Курта Уайлда, призывающего к примитивным инстинктам, просто потрясающий. Поражает убедительностью, голосом и манерой поведения. Нет слов.

    Джонатан Рис-Майерс тоже был на высоте. Персонаж Брайана Слэйда получился обаятельным и запоминающимся. Правда, в нем мало от Дэвида Боуи…

    Роль Кристиана Бейла несколько сера по сравнению с другими более яркими персонами. Уж больно не убедителен в образе юноши-подростка, фанатеющего от блесток и рока.

    Атмосфера передана отлично: 70-ые года, глэм-рок, секс, наркотики… Единственный недостаток — пустые диалоги, претендующие на глубину.

    Отдельно хотелось сказать про музыкальное сопровождение. Просто чудесное. Брайан Молко изумительный.

    10 из 10

    2 июня 2010 | 00:41

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>