всё о любом фильме:

Елена

год
страна
слоган-
режиссерАндрей Звягинцев
сценарийАндрей Звягинцев, Олег Негин
продюсерАлександр Роднянский, Сергей Мелькумов
операторМихаил Кричман
композиторФилип Гласс
художникАндрей Понкратов, Анна Бартули
монтажАнна Масс
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  142.4 тыс.,    Россия  102 тыс.,    Польша  14.1 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время109 мин. / 01:49
История пожилой семейной пары Елены и Владимира. Богатый и скупой Владимир относится к Елене скорее как к служанке, чем к жене. У обоих есть дети от первого брака: у Елены — сын, у Владимира — дочь…
Рейтинг фильма
IMDb: 7.30 (8023)
ожидание: 95% (683)
Рейтинг кинокритиков
в мире
93%
56 + 4 = 60
7.9
в России
100%
9 + 0 = 9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Съёмки фильма стартовали 9 апреля 2010 года и полностью проходили в Москве.
    • Изначально фильм должен был сниматься на английском языке, в США или Англии, рабочее название — «Хелен», мужа главной героини должны были звать Ричард. Из-за абсолютно русского менталитета сценария ленты место действия было решено переместить в Россию.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 15386 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Пожалуй, наиболее часты параллели этого творения Звягинцева именно с самым известным романом Достоевского, однако, лишь наполовину. Если у классика литературы убийство происходит в первой половине произведения, у российского режиссёра — во втором, скажем так, акте. Казалось бы, незначительная деталь, но она меняет всё.

    Актёрская игра — я бы не сказал, что выразительна, хотя по-своему достаточно на высоком уровне, исполнительницу роли Елену даже не знаю, за что похвалить — типичная такая русская женщина, с пресловутой «загадочной душой». Ставит свечку за здравие, а действия свои направляет вполне себе на упокой.

    Владимир и его богемная дочь — заурядные представители высшего света, отпрыск, принадлежащий «золотой молодёжи» и отец, вечно погружённый в счета — здесь тоже без откровений.

    Конечно, хотелось бы разобрать фильм на кусочки — уж очень много в нём противоречий и кусочков той мозаики, которая отделяет картину от заурядной «бытовухи», что льётся на нас из телеэфира, однако без спойлеров это сделать невозможно.

    Два часа прострации и глоток действительности, эфемерная красота оболочки и горесть начинки — это блюдо способно удовлетворить и гурманов, и ценителей фаст-фуда.

    18 июля 2012 | 22:47

    Не могу пока определить, как могла бы оценить фильм, но одно точно — зацепило.

    Почему-то многие рецензии проводят параллель с «Преступлением и наказанием» ФМД, я не стала бы присоединяться к мнению — преступление налицо, а наказания не будет — эти люди не способны испытывать подобных чувств. Просто, видимо, отсутствует такой орган.

    Не очень понятно, что могло связать пару героев А. Смирнова и Н. Маркиной, но очевидно, что это мезальянс. Когда-то (судя по фотографиям) женщина действительно не была лишена привлекательности, но полностью ее растеряла, да и стремление напрочь отсутствует. Притом возможности явно позволяют. Супруг не держит ее без средств и относится с достаточным уважением (когда в раздражении Елена бросает, что готова отчитаться за каждую копейку с ее карты, он извиняется, боясь, что задел ее чувства). Видно, что этот состоятельный человек по-своему любит жену, хотя и несколько странною любовью. Но как часто бывает, это не особо ценится. Елена скромна в худшем смысле слова, относится к мужу, как к «хозяину», пребывая в трепетном страхе и стараясь угодить, имея в виду, что «всем ему обязана». Круг ее интересов ограничен — содержать в порядке дом, в свободное время — телек со всем набором идиотских передач (разве что Поля чудес не хватает), забота о семье сына — инфантильного человека, который не отказывается от положения иждивенца своей матери, беззастенчиво принимая от нее деньги (пенсионные, поскольку это единственный ее собственный доход, которым она считает вправе распорядиться, не отчитываясь перед мужем).

    Семья сына. Казалось бы, обычная семья, но это и удручает — это действительно обычная семья, «примета времени». Взрослые люди, заводящие семью не чувствуют никакой ответственности ни за содержание, ни за воспитание своих детей. Растут детки, как трава — чем занимается Саша в свободное время, никого не колышет. А забавы у него далеки от интеллектуальных — бухнуть и помахаться «двор на двор», а дома комп с игрушками — не до подготовки в институт, одна надежда на богатого дядю. Да и институт не для образования, а только как возможность откосить (а то ведь заметут «в какую-нибудь Осетию»).

    Не удивительно, что Владимир отказывается помогать деньгами в такой ситуации.

    И опять возвращаясь к «загадочной русской душе» героев. Очень мы любим себя к православным относить — в церковь ходим, свечки ставим — а чего проще? И вот так, поставив во здравие мужу свечку, женщина приходит домой и совершает преступление. Вера и нравственность для нее видимо лежат в разных плоскостях. Ну а что, просто «так сложились обстоятельства». Порыдав на похоронах, Елена передает деньги сыну и присоединяется «отметить событие» — новая жизнь же начинается! Сережа получает деньги и изрекает: «хоть одно доброе дело сделал Владимир». Интересно, много ли добрых дел на счету самого Сергея. Да и «новая жизнь», судя по всему, — это то же безделье и праздность, только в других декорациях — зомбоящик под пивко в дорогой квартире в престижном центре. Уже и планы на квартиру появляются — не важно, что есть еще одна наследница («А что, Катя, Катя — договоримся»).

    Пожалуй, достоевщиной отдает концовка — гнетущее чувство, безысходность и бесполезность, богатство не в помощь и, как ни банально, не в деньгах счастье — живя с миллионером, героиня не производит впечатления счастливой женщины. И вряд ли свалившееся богатство осчастливит семью Сергея.

    Нельзя не отметить великолепную операторскую работу — потрясающее начало фильма, вся картина выдержана в определенном цвете, что также придает ей настроение и стиль. Да и актерам спасибо — весьма реалистично выглядели эти неприятные люди, «как в жизни».

    8 из 10

    21 ноября 2011 | 14:11

    Фильм «с идеей», но без ожидаемой в таких случаях выверенности форм. Сценарий, как говорят, писался быстро. Вдохнуть в концепцию жизнь не успели.

    Фабула: мать попирает закон и нормы морали ради выгоды своих детей. Казалось бы, святое дело! И те, что с либеральным упоением терзают прах убитого кулаками «сына-предателя» Павлика Морозова, должны быть довольны — крепь семейных уз торжествует! Но, ведь даже Христос, бывало, отворачивался от матери своей во имя паствы. Вся эволюция родо-племенного общества началась с выхода за рамки частных семейных интересов…

    Поэтому для человека в любом смысле идейного уже в самой фабуле сокрыто осуждение героини. Если бы режиссёр стремился осложнить нравственный выбор зрителя, он, очевидно, добавил бы тёплых красок этой «мадонне» вместе с её чадами. Но Звягинцев поступает ровно наоборот.

    Вместо матери, радеющей об интересах семейства, мы видим хищную свиноматку. Вместо ея кротких чад — паразитический быдлячий выводок. И напротив, тот, кто оказался на пути чадолюбивой Елены — не просто буржуй. Он носитель протестантской этики, т. е. ударник капиталистического труда, полагающий последний едва ли не нравственной обязанностью человека.

    Быдло вероломно экспроприирует трудовой капитал — трындец всему! Столь легко прочитываемый авторский тенденциоз напрочь лишает фильм проблемности. К тому же, шизоидная режиссура привносит умозрительные схемы и напрочь убивает живые детали. Поэтому происходящее на экране выглядит не как «случай из жизни», а как типологическое обобщение. Но это и вовсе вызывает отторжение. Потому, как показанное — не типично. Богатые семейства обычно оч-ч-чень хорошо умеют аккумулировать активы.

    Ещё одно следствие шизоидной (концептуальной) режиссуры — беспомощная игра актёров. Не игра, а читка сценария. Елена — это ходульный персонаж с деревянным голосом, тоскливой физиономией и подмороженной мимикой. Её сын — типаж, в лицо которого нет ни нужды, ни желания вглядываться. Смирнов также скучен. Его отношения с женой показаны так, как будто их нет…

    Я не люблю, когда о целой страте людей художник говорит с чувством нескрываемой гадливости. В этом нет психологической правды, а есть чипованные идеями «литературные» мозги. Но для того ли русская литература с её темой «маленького человека» вышла из гоголевской «Шинели», чтобы сейчас Звягинцев ритуально-фестивально на эту шинель помочился?

    4 из 10 

    но только за серьёз

    9 ноября 2011 | 17:23

    Андрей Звягинцев уже давно заявил о своём мастерстве. Его предыдущие работы — «Возвращение» и «Изгнание» — получили признание критиков. «Елена» 2011 года удерживает планку режиссера: ещё до начала съёмок получил премии за лучшую сценарную разработку на фестивале независимого кино «Сандэнс», а на данный момент у Звягинцева в кармане специальный приз жюри Каннской фестиваля «Особый взгляд», «Золотой орел» и «Ника».

    Сюжет фильма крутится вокруг бывшей сиделки Елены. Два года назад её муж Владимир заключил с ней брак после почти восьмилетней совместной жизни. Но для него она не любящая жена, а скорее служанка. У каждого из них есть дети от предыдущих браков. У Елены — безработный сорокалетний Сергей, который не в состоянии прокормить жену и растущих детей, у Владимира — Екатерина, молодая и беззаботная девушка, которая всегда находится в поиске удовольствий.

    В этом фильме противопоставлены друг другу два мира: фешенебельная Москва с богатыми и бесчувственными героями и бедный пригород. С одной стороны — Владимир с дочерью, а с другой — Елена с семьёй сына. И ужасают не жуткие материальные условия жизни Сергея с семьёй, не серость в пейзажах, а поступок внешне духовно благополучной Елены. Утверждая о своей любви к мужу, ежедневно заботясь о нем, ставя за него свечки в церкви, она решается на преступление, поставив на первое место «гнилое семя». Так ли она религиозна? Так ли она нравственно чиста, как было заявлено изначально? Нет, и оправдать её поступок никак нельзя. И лишь мертвая тишина центра Москвы предвещала её поступок.

    Вместе с этим стоит задуматься и библейской фразе, брошенной Еленой Владимиру, «И последние станут первыми». Но кто из героев последний? Бедные или богатые? Стоит посмотреть на это с другой стороны и окажется, что Владимир, отказавшийся помочь сыну-оболтусу Елены и её внуку, который в точности повторит судьбу отца, и Катерина, сознательно бросая себя в бездетность, оберегая будущих отпрысков от её же пагубного влияния и дурного воспитания, окажутся богаче духовно. Сергей, его жена, сын вечно обречены на удовлетворение инстинктов, а Елена — на муки совести. В этом её можно сравнить с Раскольниковым. Отсылкой к Достоевскому служит и убитая лошадь.

    Нельзя недооценить и работу Михаила Кричмана. Чувствуется невероятная глубина кадра! А в сцене с дракой эффект любительской съёмки придаёт элемент присутствия.

    Создали невероятную атмосферу и актеры. Надежда Маркина, исполнительница роли Елены, смогла воплотить на экране все нюансы характера героини. Сам же Звягинцев говорит о ней: «У неё уникальное сочетание: народный тип и в то же время — удивительное благородство почти аристократического толка. Восхитился редким свойством её натуры. Вот она встанет, раскинет руки — Родина-мать, ударник труда в пуховом платке. Слегка повернется, в профиль — жена патриция, императрица, редкое благородство. В ней есть объём, многомерность». Елена Лядова (Катерина) нашла те черты своей героини, за которые в создании образа можно было ухватиться. Благодаря этому, Катя получилась не шаблонной, а живой. В Андрее Смирнове чувствуется внутренняя живость, стремление к жизни, что и передалось Владимиру.

    Этот фильм — не карточный домик, который, сопоставив с реальностью, легко можно разрушить. В нем есть правда, российская действительность, российское общество. И нужно не поддаваться искушениям, чтобы его окончательно не разрушить.

    2 августа 2012 | 20:01

    Фильм «Елена» получил приз Каннского фестиваля в номинации «Особый взгляд». Андрей Звягинцев в очередной раз (как в Возвращении) погружает зрителя в историю семьи. В «Елене» жена-служанка убивает обеспеченного мужа из-за его нежелания помочь деньгами ее сыну от первого брака.

    Звягинцева, как Тарковского, для неискушенного зрителя надо переводить. И здесь без словаря не обойтись. В этот словарь должны войти как минимум три темы — тема дерева, тема телевизора, тема Бога. И один из приёмов раскрытия тем — статичность камеры.

    Затянутость кадра — первое, что раздражает неискушённого зрителя. Камера ждёт рассвет, сфокусировавшись на ветках дерева, и даёт рассмотреть паутинку мелких веточек, сучки, шершавость коры, ворону на ветке. Дальше тема дерева продолжается в интерьере: стол, фасады кухонного гарнитура, поднос, раздвижные двери в спальню, паркет, рама для зеркала и даже заколка Елены сделаны из дерева. Живые цветы в вазе, растительный узор обоев в спальнях супругов (бутоны цветов у мужа, листья — у жены) — говорят о том, что хозяин квартиры ценит живое и настоящее. Добрая жена-служанка немодельной внешности без причёски и косметики вписывается в тему живого дерева — она как листья (не случайно обои в её комнате в виде листьев), без которых не может существовать ни крона дерева, ни бутон цветка. Так, тема дерева объясняет, почему эти люди вместе.

    Елена ведет себя как верная жена: муж в больнице — она ставит свечку за здравие. Ее правильность выглядит святостью, когда камера застывает, и Елена, зажигая свечу на фоне иконы, оказывается в одном ряду со святыми.

    Ей трудно найти нужных небесных покровителей, потому что у нее свой бог- сын. В ее комнате, словно иконостас в церкви целая, стена фотографий сына и его семьи. Именно ради него Елена отнимает жизнь у мужа. И здесь она выступает для супруга Богом, решая — жить ему дальше или нет. Автор конструирует символ всемогущества с помощью трюмо — он показывает три лица Елены в момент принятия главного решения.

    Фильм чётко поделён на два мира. С одной стороны — чистота, размеренность и достаток — с овсянкой по утрам в квартире террасой, футбольной площадкой во дворе, доставкой продуктов на дом, посещением фитнес клуба, с ироничным взглядом на жизнь и твёрдыми принципами.

    С другой стороны — хаос и безнадёга — с орешками и пивом у телевизора в тесной хрущёбе на окраине, и искренней верой в то, что «последние станут первыми», если первые поделятся. Огромные трубы ТЭЦ, покрывают этот антимир дымом, сквозь который с трудом пробиваются здравый смысл и библейские заповеди.

    Телевизор как символ информационного шума проходит сквозной темой через весь фильм. Он постоянно звучит фоном на заднем плане. Когда герои молчат, за них говорит телевизор. Кроме признаков качественной колбасы, рецептов салата и футбола, телевизор говорит правду семье Елены об их жизни — «Суета-сует и пустота-пустот у вас в головах». Но они её не слышат.

    5 апреля 2016 | 22:12

    Елена. Пожилая женщина, неизвестным образом заарканившая богатого мужчину двадцать лет назад и живущая с тех пор за его счёт. Исправно готовит овсянку по утрам, стирает пыль с плазменных телевизоров, клянётся в вечной любви и скромно просит о материальной помощи своему потомству. Всю пенсию отдаёт бездельнику-сыну, печётся о судьбе гопника-внука и искренне радуется незапланированной беременности в семье, которая не может себя прокормить. В минуты душевных потрясений Елена ходит в церковь и ставит свечки, но когда манна перестаёт валиться с неба, эта женщина вполне способна нарушить все десять заповедей и повернуть ситуацию в свою пользу.

    Сергей, сын Елены. Мужчина, который не устаёт плодиться и размножаться, несмотря на то, что сидит весь день на диване в спортивных штанах и ни копейки в дом не приносит. С женой разговаривает отборным матом, воспитание сына заменяет вопросом «Ты уроки сделал?» и гневным ударом кулака по столу.

    Саша, внук Елены. Хочет откосить от армии, поступив в университет за чужой счёт. Досуг проводит за компьютерными играми и подзаборными драками. Знает два слова: «Чё?» и «Ну».

    Владимир, муж Елены. Добился всего сам, живёт с комфортом и некой скорбью по судьбе своей непутёвой дочери. Говорит справедливые слова, но слишком некстати умирает, оставив униженным и оскорблённым надежду на светлое будущее.

    Катя, дочь Владимира. Слишком цинична и пассивна, чтобы вызвать симпатию или что-то исправить. Резонёр авторского немого крика о том, куда катится мир.

    Андрей Звягинцев, режиссёр. Впал в мизантропию, но запретил себе распинать людей на кресте, поэтому максимально отстранился от происходящего и не позволил себе и слова осуждения. Мол, кому надо — и так поймут. Но все эти Елены, Сергеи и Саши, сидящие по другую сторону экрана, вынесут из картины одно — что будет и на их улице праздник. Что нищие духом любимы Господом, и каждая тварь заслуживает второго шанса. Что буржуи будут наказаны, а кто-то поднимется из грязи в князи.

    Сюжет как способ воздействия оказался куда сильнее, чем молчаливое презрение режиссёра со всеми его длинными планами и бытовыми деталями. На титрах хочется лезть в петлю. Хорошее кино должно воодушевлять и делать людей лучше. «Елена» же вызывает внутренне содрогание и желание сплюнуть.

    5 из 10

    1 июля 2012 | 21:05

    Фильм начинается с длительного показа интерьера квартиры. Не назову её шикарной, просто всё сделано профессионально, без излишеств, со всеми необходимыми атрибутами для удобной жизни. То, что называется новой классикой. В этой квартире живут два человека — Елена и её муж. Хотя правильнее наоборот, мужчина за 70 со своей Еленой. Каждое утро она встаёт, готовит завтрак, будит мужа. Затем он отправляется по своим делам, а она занимается домом. Казалось бы, полная идиллия, но это лишь первое впечатление.

    Надежда Маркина создала цельный образ Елены. Её брак — это обоюдовыгодная сделка. Она не столько жена, сколько домработница, сиделка и секстренажёр для поддержания жизненного тонуса. О любви здесь и речи нет, просто трезвый расчёт. Вся её любовь предназначена семье сына — великовозрастного бездельника, безработного, но любящего делать детей. Елена полностью содержит его семью, а теперь ещё нужно отмазать внука от армии. Что и стало главным катализатором драмы.

    Андрей Смирнов сыграл мужчину в полном смысле этого слова. Несмотря на возраст, он продолжает держать себя в форме, дабы поддержать свой статус, о котором не говорится прямо, но, судя по всему, очень уважаемый человек. К Елене у него тоже нет любви. Любит он единственную, хотя и безбашенную, дочь Катерину, которой готов прощать всё. Всё, что он имеет, предназначено только ей.

    Андрей Звягинцев в очередной раз снял кино про жизнь. Причём, не про русскую жизнь, проблема общечеловеческая. Мало кому легко добытые деньги приносили счастье. Они демотивируют и в конце концов приводят к трагедии. Автор не даёт оценок ни одному из героев. Он оставляет это право зрителю и, скорее всего, они будут диаметрально противоположны. Слишком сильно социальное расслоение в нашем обществе.

    Что касается оценки фильма, то для меня он один из лучших российских за последнее время. Проблема нравственного выбора очень остра в нашей жизни. Большинство людей, поставленных перед выбором — деньги или совесть, почти не задумываясь выберут деньги и это печально.

    8 из 10

    28 июля 2012 | 00:35

    Сложный фильм. Хотелось мне написать. Но нет. В нем все довольно просто. Есть глубокие смыслы, как и в каждом хорошем кино. Есть и простые поверхностные. Вот и о них и поговорю.

    Все просто. Елена — жена/служанка богатого человека, у которого главной целью в жизни, по словам его дочери, всегда были деньги. И как любой нормальный человек, умеющий эти деньги зарабатывать, он знает им цену и не готов кормить тех, кто в состоянии сам их заработать. У Елены есть сын, точнее семья сына, которую по факту она обеспечивает за счет своего супруга. Когда возникает проблема (опасность), что ее родной человек останется без этого обеспечения, она решается на преступление. Во благо, как говориться.

    Собственно, о чем я хотела сказать. Елена, безусловно, главный персонаж этой картины. Игра Надежды Маркиной превосходна. Ни ноты фальши и т. д. и т. п. И, казалось бы, ты на ее стороне. Но черт подери, скажите пожалуйста, зачем растить уродов? Ведь как иначе можно назвать ту медвежью услугу, которую она оказывает своим родным? Ее муж прав — он не обязан кормить чужих детей. То, что он кормит свою дочь… Ну, так он ее любит. Он же ее отец. Хотя и вред нанес ей не меньший, чем Елена для своего сына.

    В общем и целом, фильм смотрится на одном дыхании: еще не случилось долгожданного инфаркта, а прошло уже пол-фильма. Сюжет, действительно, чрезвычайно прост. Да и выходит в итоге у героев все довольно просто: все устраивается, и простые «быдла» из трущобных районов перебираются жить в элитную квартиру почившего супруга. Только остаются они все теми же «быдлами». А Елена… Что Елена? Только ей надо думать о судьбе своей семьи, и только ей предстоит нести ношу тяжкого, простите за банальность, греха. Вот так.

    24 августа 2012 | 05:37

    Парадоксально, но нет большей кары для человека, чем общественное признание. 47-летний Андрей Звягинцев снял всего три полнометражных фильма, но его уже успели окрестить наследником Тарковского, одарить венецианским «Золотым Львом» и дважды пригласить в Канны. Вопрос сейчас не в том, соответствуют ли заслуги режиссера статусу. Статус всегда несет для художника опасность потерять собственную идентичность и стать именно что воплощением этого статуса: иными словами, для Андрея Звягинцева, на разные лады называемого гением и если не Толстым, то хотя бы Достоевским от кино, существует реальный риск принять собственную гениальность как данность. И его последний фильм «Елена» неожиданно становится тому тревожным симптомом.

    Конечно, «Елена» — без оговорок сильный фильм чуткого и умного режиссера, который одинаково умело владеет киноязыком, выстраивает драматургию и добивается пронзительной искренности от актеров. Вместе с замечательным оператором Михаилом Кричманом он выстраивает кадр с завидным перфекционизмом, за кадром же «Елена» поражает еще более несвойственной новейшему российскому кино точностью звукового решения. На этом оценок и пресловутых статусов, пожалуй, хватит — вопрос, как уже говорилось, не в них.

    Главное отличие «Елены» от предыдущих фильмов Звягинцева заключается в ее бытовой конкретности. Никаких вневременных островов, внепространственных деревень и условных ресторанов. Вот эта улица: Большой Кисельный переулок в самом центре Москвы, сосредоточие престижа и власти. Вот этот дом: портье, подземная парковка и просторная квартира на верхних этажах с двумя спальнями, тремя телевизорами, балконом, элегантной чистой кухней и автоматической кофемолкой. Вот, наконец, эта девушка, которая совсем не девушка, но простая русская баба Елена Анатольевна в серой кофточке и белой косынке с таким «своим», родным лицом и грустным, сочувствующим взглядом серых глаз. Каждое утро она просыпается, дожидается в кровати звонка будильника, выключает его, тяжело поднимается и переходит за туалетный столик, где привычным неторопливым жестом перед трюмо расчесывает и закалывает темно-русые волосы. Затем она направляется в соседнюю спальню, раскрывает шторы, как всегда легонько касается ноги под одеялом и произносит «Доброе утро», не дожидаясь ответа, уходит на кухню и не спеша варит кофе, пока из ванной доносится жужжание электрической бритвы. Завтракает, коротко и просто отвечает на вопрос о планах на будущий день, получает в кассе свои 30 тысяч рублей пенсии, едет в автобусе на платформу, оттуда в электричке добирается до ближнего Подмосковья, игнорируя призывные крики продавщицы журналов, а там, зажатая на узкой тропинке между угрюмой чащей и нависающей громадой ТЭЦ несет деньги сыну, энергично ступая по грязи…

    Повседневный быт своих героев Звягинцев прописывает вплоть до каждой детали и не жалеет времени на экспозицию, подчеркивая размеренность, спокойствие и какую-то подавляющую «нормальность» происходящего. По сути, проходит добрая пятая часть картины, прежде чем интрига трогается с места и звучит вопрос, становящийся для нее отправной точкой, да и тот подан ненавязчиво, как бы между словом: «Мам, ты поговорила с ним насчет Сашки? Ну а чего ты тянешь?»

    И весь дальнейший фильм предстает бесконечной цепью вопросов, ведущих от одной нормальности к другой. «Володь, ты поможешь Саше?» — нормальный отказ — «Почему я должен содержать семью твоего сына?» — нормальный поход в спортклуб — нормальный инфаркт — нормальное, хоть и первое в жизни посещение церкви — «Вам свечку за упокой или за здравие?» — «А кормить должен чужой дядя?» — «Какое Вы имеете право думать, что Вы особенный?» — нормальное убийство, нормальная кража, нормальное избиение. Нормальный Конец Света. Один из последних вопросов: «Это, наверное, во всем доме?» Один из последних ответов: «Во всем мире,…»

    Андрей Звягинцев не однажды рассказывал о происхождении «Елены» как части нереализованного международного проекта, посвященного теме Апокалипсиса, поэтому в таких переходах от конкретного к глобальному, казалось бы, нет ничего необычного. Тем не менее, финал фильма, напротив, наводит на мысли о том, что неожиданный уход Звягинцева в обобщения — явление подчеркнуто-национальное и прослеживается еще от классической литературы XIX века, титаны которой были непременно философами или даже учителями, а потому за каждой частной проблемой видели либо раскол поколений, либо вовсе крах мироздания. Неслучайно в лаконичной, но эффектной концовке камера Звягинцева запечатлевает каждого из членов семьи Елены, постепенно спускаясь от нее самой — воплощения старшего поколения — к свернувшемуся на постели мертвеца новорожденному младенцу. А рупором режиссерской морали неожиданно становится незаметный и не нарушающий привычной нормальности «герой» — телевизор, передачей «Давай поженимся!» укоряющий: «У вас в головах суета сует и пустота пустот».

    И тут вся картина приобретает совершенно новый оттенок. Через формально объективный подход Звягинцева к изображению своих героев и их мотивации начинает просвечивать его глубинная неприязнь к этим циникам, убийцам, лентяям, бездарям, мошенникам и ворам, которые, сидя утром перед трюмо, будто выбирают свой внешний «объективный» облик, на деле всегда сохраняя готовность совершить обыкновенное преступление, а после с жуткой верой в собственную непогрешимость защищать себя, будто молитвой (ведь настоящих молитв они уже и не знают), простыми словами: «Ты должна мне верить». Их истинное лицо останется в прошлом; на фотографиях, среди которых Елена, мучительно всматриваясь, ищет свое былое «Я», вроде бы радостное и светлое, но композиционно уже стоящее на грани между жизнью еще зеленого леса и медленным умиранием леса осеннего. И когда, несколько секунд спустя, смерть все-таки наступает, остается лишь оплакать потерянную Елену горькими слезами, а на следующее утро спокойно проснуться и вновь сесть перед трюмо.

    Звягинцев, безусловно, поддерживает образ скромного и тактичного режиссера-интеллектуала европейского толку. И подход к морали у него значительно менее навязчивый, чем у соотечественников — взять хотя бы сыгравшего в «Елене» главную мужскую роль Андрея Смирнова, чья последняя режиссерская работа «Жила-была одна баба» в своей критичности достигает почти библейского размаха. К притчевости в своих первых полнометражных фильмах был склонен и Звягинцев, однако во вневременных и внепространственных мирах «Возвращения» и «Изгнания» общие идеи режиссера были к месту и не теряли соответствующей философской отрешенности и необходимой абстрактности. Перенесенные же на предельную конкретность современной Москвы в «Елене», они тоже стали предельно конкретными и потому сжались до едких, пусть и в своей холодной вежливости не вульгарных, комментариев к нравственной апокалиптичности современного мира, в котором каждое новое поколение становится заложником пороков собственных и своих родителей. Но разве не в этом же мире, не в этой же самой Москве нулевых живет сам Андрей Звягинцев? И, стало быть, честен ли он перед самим собой, когда пусть и завуалированно, но предъявляет обвинения своему конкретному миру и своему конкретному времени? Готов ли он нести ответственность за такие обвинения?

    На этот вопрос каждому (Звягинцеву в том числе) придется искать ответ самому.

    14 декабря 2011 | 23:50

    … Стыдно признаваться в некоторых вещах, но приходится: до «Елены» я не смотрел фильмов режиссера Звягинцева. Да, тех самых, обласканных призами и критикой «Возвращения» и «Изгнания» — не смотрел. Сознательно. Потому что не слишком люблю режиссера Тарковского, с которым Звягинцева сравнивают постоянно. Отдавая должное безусловной самобытности и гениальности Тарковского, ничего не могу с собой поделать — минуте на 8-й «Зеркала» я начинаю засыпать. Идти на Звягинцева, чтобы бороться в кинозале со сном, не хотелось.

    И тут «прошел слух», что Звягинцев снял нечто принципиально иное, совсем не «тарковское». На злобу дня. Слух заинтриговал. Увиденное — не то что не разочаровало (спать не хотелось ни секунды), а — потрясло.

    Разум человеческий устроен таким образом, что при встрече с чем-то новым начинает судорожно искать ассоциации среди того, что уже есть в копилке памяти. Ровно так же и с кино: более-менее «насмотренный» зритель при встрече с новым фильмом невольно начинает думать « а на что это может быть похоже». «Елена» лично у меня в сознании связывается с двумя такими непохожими отечественными фильмами разных лет, как «Родня» Михалкова и «Груз 200» Балабанова. «Родня» — потому что в центре повествования конфликт отцов и детей и образ матери, в роли которой так и видится Мордюкова (хотя сам Звягинцев говорит, что Нонна Викторовна здесь была бы «слишком героиней). А «Груз 200» — из-за мощного эмоционального воздействия, бьющего наотмашь страшного диагноза всем нам. Причем Звягинцев, в отличие от Балабанова, обходится без изнасилования бутылкой и прочей внешней «чернухи». Звягинцев говорит языком не плаката, но штриха. А это впечатляет еще сильнее.

    История, рассказанная в «Елене» — очень проста. Немолодые муж и жена. Владимир (очередная блестящая актерская работа Андрея Смирнова), судя по внешним атрибутам — «Ауди», нехилая квартира — если и не олигарх, то весьма состоятельный человек. Жена при нем — нечто среднее между сиделкой и домработницей. У каждого из супругов непутевые дети от первых браков — богемная дочь у Владимира и сын Елены Сергей, проводящий свой высокоинтеллектуальный досуг за пивом и игровой приставкой. Сына Сергея Сашу надо устроить в платный вуз — мальчику, который в соответствии с пословицей про яблоко и яблоню недалеко ушел от папы, в полный рост светит великая и ужасная российская армия. Денег на учебу, кроме, как у Владимира, взять неоткуда. Но супруг Елены не торопится помогать ее внуку…

    Велик соблазн обозвать «Елену» социальной драмой про противостояние олигархов и люмпенов. Такой мотив, конечно, присутствует в мелодии Звягинцева. Причем, в противостоянии этом — и здесь еще одно сходство с «Грузом 200» — нет ангелов и злодеев: все отвратительны примерно одинаково. Со спокойной безжалостностью Звягинцев показывает и неприятного во всех отношениях сумрачного тирана Владимира, и быдловатую семейку Сергея. Но — это приговор не только и не столько российскому обществу начала десятых, сколько обществу в принципе. Показательно, что изначально картина должна была сниматься на английском материале. Для Звягинцева проблема не в социальном, а в человеческом несовершенстве. В любые времена и при любых режимах дети не поймут родителей, бедные — богатых, и никто не в силах изменить свою судьбу. Даже усилия матери — неважно, Родины-матери, которую вроде бы, как и в «Родне», символизирует главная героиня, или просто мамы — ни к чему хорошему не приведут. Звягинцев далек от гневного осуждения и дидактики, но прозрачно намекает, что дальнейшая участь Елены и ее детей-внуков весьма незавидна. Живи еще хоть сто раз по четверть века — все будет так, исхода нет. Документальная точность и подчеркнутая нейтральность интонации, как ни парадоксально, только помогают Звягинцеву добиться глобальности обобщения. Так вроде-бы-социальный репортаж на тему «так жить нельзя» оборачивается притчей — одной из самых ярких и страшных в российском кино последних лет.

    9 из 10

    9 октября 2011 | 13:27

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...
    Билеты на Московский кинофестиваль — за лучшую рецензию

    Индекс популярности

    DVD, Blu-Ray ...

    Blu-Ray, 199 руб.
    подробнее

    Новости


    Проект студии Никиты Михалкова о мюнхенской Олимпиаде «Движение вверх» оказался на первом месте по результатам голосования экспертов Фонда кино. Александр Роднянский вошел в жюри Каннского фестиваля. Многострадальный «Преступник» получил прокатное удостоверение, а депутаты внесли законопроект о «прогрессивном налоге». Подробности — в дайджесте КиноПоиска(...)
     
    все новости

    Интервью


    Что означает глобальный приток женщин-режиссеров и женщин-продюсеров в наше кино? Есть ли в номинации на «Оскар» «Левиафана» и участии семи российских картин в программах Берлинале хоть капля политики? Почему Восточная Европа сейчас в тренде? И последует ли за бумом-2015 дефицит отечественных лент? КиноПоиск обсудил с программным директором «Кинотавра» Ситорой Алиевой главные тенденции в российской киноиндустрии. (...)
     
    все интервью

    Статьи


    На экраны вышел фильм «Орлеан», где Елена Лядова сыграла роль парикмахерши Лидии, которая спит со всеми подряд и, не терзаясь размышлениями о морали, один за другим делает аборты. Еще один неоднозначный экранный образ героини «Елены» и «Левиафана» стал поводом для того, чтобы вспомнить все, что мы знаем об актрисе. (...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Андрей Звягинцев рассказывает в интервью THR о том, как успех влияет на режиссерскую карьеру, почему его «Лефиафан» — народное кино, а также о том, где появилось название проекта. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Angry Birds в киноAngry Birds38 155 177
    2.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War32 939 739
    3.Соседи. На тропе войны 2Neighbors 2: Sorority Rising21 760 405
    4.Славные парниThe Nice Guys11 203 270
    5.Книга джунглейThe Jungle Book10 944 350
    20.05 — 22.05подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse417 087 247
    2.Angry Birds в киноAngry Birds157 229 791
    3.Экипаж40 352 730
    4.Первый мститель: ПротивостояниеCaptain America: Civil War39 340 516
    5.Любовь не по размеруUn homme à la hauteur9 142 052
    20.05 — 22.05подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 544 015102 918
    Деньги686 557 497 руб.10 622 072
    Цена билета269,87 руб.14,50
    20.05 — 22.05подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    240.Рапунцель: Запутанная историяTangled8.063
    241.ДогвилльDogville8.062
    242.РататуйRatatouille8.060
    243.ГаттакаGattaca8.060
    244.Республика ШКИД8.060
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    1.Отряд самоубийцSuicide Squad96.82%
    2.Человек – швейцарский ножSwiss Army Man96.30%
    3.ПассажирыPassengers96.06%
    4.Темная башняThe Dark Tower95.96%
    5.ДюнкеркDunkirk95.95%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Местный колоритCouleur locale1
    Винсент и ТеоVincent & Theo8
    Браво!Aferim!1
    Колония ДигнидадColonia26
    13 часов: Тайные солдаты Бенгази13 Hours: The Secret Soldiers of Benghazi19
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ВаркрафтWarcraft8.268
    Алиса в ЗазеркальеAlice Through the Looking Glass6.895
    Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse7.557
    Angry Birds в киноAngry Birds6.542
    Экипаж8.173
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Черепашки-ниндзя 2Teenage Mutant Ninja Turtles: Out of the Shadows02.06
    Иллюзия обмана 2Now You See Me 209.06
    Славные парниThe Nice Guys16.06
    День независимости: ВозрождениеIndependence Day: Resurgence23.06
    Тарзан. ЛегендаThe Legend of Tarzan30.06
    премьеры