всё о любом фильме:

Елена

год
страна
слоган-
режиссерАндрей Звягинцев
сценарийАндрей Звягинцев, Олег Негин
продюсерАлександр Роднянский, Сергей Мелькумов
операторМихаил Кричман
композиторФилип Гласс
художникАндрей Понкратов
монтажАнна Масс
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  142.4 тыс.,    Россия  102 тыс.,    Польша  14.1 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время109 мин. / 01:49
История пожилой семейной пары Елены и Владимира. Богатый и скупой Владимир относится к Елене скорее как к служанке, чем к жене. У обоих есть дети от первого брака: у Елены — сын, у Владимира — дочь…
Рейтинг фильма
IMDb: 7.30 (6299)
ожидание: 95% (683)
Рейтинг кинокритиков
в мире
93%
56 + 4 = 60
7.9
в России
100%
9 + 0 = 9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 11883 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Современная история о том, как благие намерения аккуратно прокладывают свою тропинку к личному аду; аду немолодой, некрасивой, не богатой, не любимой, не счастливой Елены.

    Личному аду, который неторопливо разворачивается в декорациях декадентского современного мира — показательно разного, но идентично упаднического.

    Мир Елены — это жизнь ее великовозрастного сына, чье существование не увенчалась ничем примечательным — у него нет любимого дела, воспитание детей не вызывает в нем сильного интереса или участия. А еще это супруг — Владимир, немолодой, состоятельный и безучастный к своей жене, которая все больше напоминает обслугу — учтивую, исполнительную и непритязательную. В их просторной квартире, интерьер которой тоже разительно отличается от дома Сергея, аккуратно расположившийся в историческом центре, нет ничего пригодно для счастливой жизни, кроме звучной пустоты хлопающих дверей. Вот эти люди и есть мир Елены, в котором она растворяется изо дня в день, но который так и не принял ее, не нашел для нее — истинно ее места. Сын безразличен к ней, его интересует то, что она может дать, не попросив ничего взамен — ведь ей достаточно заботиться о нем, о внуках, быть для них важной.

    И в рамках этого мира, который не способен к созидательному длительному развитию, потенциям, будущему, планомерно тонущему в своем потребительстве, Елена могла бы быть символом святой жертвенности, если бы не одно но. Никакой святой жертвенности в Елене нет — есть слепая инертность, пассивность, которая в последствие, сменится кромешной деструктивностью мыслей и действий.

    Ей не хватает смелости или ума понять, что сын — это ее материнский провал; взрослый здоровый мужчина, подобно инфантильному ребенку, не стремится что-то изменить, на что-то качественно повлиять, используя свои ресурсы, свой потенциал. Но он умет лишь просить, просить требовательно, с расчетом на что-то… И ныть в случае не удовлетворения своих нужд. И ведь самое страшное: он растит по той ж самой уродливой кальке своих детей, которые обречены двигаться в неверно заданном направлении с самого начала.

    Иронично, но именно армия, от которой так жаждут «отмазать» юного отпрыска, могла бы действительно помочь ему, стать все таки мужчиной, а не копией недоросля-отца. И всякие опасения, вскормленные на сводках из ужасов армейской жизни, здесь не более чем пшик — ничто, пустой звук.

    И Звягинцев это наглядно доказывает кадрами досуга подростка, когда не ровен час, в одной из таких «районных» потасовок — случится то, чего уже не исправить ни N-ными суммами, ни квартирами, ни свечками в церкви.

    Вот и казалось бы, что Владимир прав, когда высокопарно поучает свою жену-сиделку о судьбе ее никудышного сына. Все так, если бы у самого за спиной не сидела точно такая же инфантилка, которую приходится на аркане тащить к больному отцу; из которой, с вынужденной минной безразличного цинизма, сыплются то обвинения, от оправдания.

    Образ дочери здесь занимает максимально мало времени, впрочем как и образ сына, они лишь точно расставляют акценты в портретах своих родителей — кромешных неудачников в плане воспитания и построения семьи. Катерина — потребитель, не способный чувствовать глубже, чем предписывают условности и рамки, которых она демонстративно чурается, но послушно существует в их же плоскости — вымученная улыбка, сменяющаяся циничной тирадой, обиженного на все и вся подростка, потом скупые скорбные слезы единственного родственника, быстро потерявшие свою актуальность и оставленные позади, когда пришло время обсудить завещание почившего папеньки.

    Что же, по существу — ни Елене, ни Владимиру нечего предложить этому миру больше, кроме своих собственных, уже не молодых, тел. Здесь резонно возразить — но, подождите, Елена не ровня Владимиру — человеку успешному и состоятельному, а она кто — медсестра. Все так, вот только ирония звягинцевского повествования диктует суровую правду бытия — деньги может и имеют смысл, но только пока ты жив; после смерти, ты даже не можешь быть уверен, что они отойдут тому, кому бы ты хотел. Воля случая и полное твое бессилие! Они не спасут тебя от смерти, которая, волей не волей, но уже околачивается возле тебя, бесцеремонно наступая на пятки, и только и ждет наилучшего случая.. или человека, чтобы покончить с этой бессмысленной гонкой на опережение.

    Они одинаковые. И в этом заключена самая страшная трагедия, ты может искать сколько угодно отличий, различий и преимуществ, но принципиальна одна мысль — в сухом остатке — это две горстки пепла, чьи жизни прошли бесцельно, бессмысленно и бесконечно быстро.

    Две совершенно разные семьи с одной и той же болезнью — предельная формальность, где члены семьи — чистейшая бутафория, по сути бесплодная и бессмысленная. И в этом разрезе есть одно ощущение — полное отсутствие жалости или сожаления к кому-нибудь из героев.

    Тотальное равнодушие, с одной единственной мыслью — невозможно прожить всю жизнь и так ничего не понять; не осознать тщетность тех вещей, в жертву которым бездумно приносятся истинные ценности — семья, дети.. собственные души.

    Для самой же Елены — это пригласительный в свой персональный ад, из которого уже просто так не выбраться — за все приходится платить, и после того, что она совершила, платить придется по самой высокой цене. Предчувствие этой расплаты теперь неотступно и символично будет следовать за ней попятам, вселяя все больше тревоги и все больше страха — сцена на железнодорожном переезде с белой лошадью, беспричинно гаснущий свет — символичный колокол, который уже известно по ком звонит.

    С технической точки зрения фильм сделан качественно, с чувствующейся уже набитой, мастерской рукой — никаких интуитивных многоходовок — все выверено и точно.

    Актеры играют убедительно — без лишних надрывов, без лишних эмоций. Каждый на своем месте и это образует некую внутреннюю гармонию в пространстве фильма — в голову не приходят мысли, кто бы смог сыграть лучше или убедительнее, органичнее. Это определенный успех «Елены» — крайне простой сюжет, без лишних философских отвлечений, убедительный актерский состав и присущая Звягинцеву красота кадра — этого не отнять, учитывая не большой размах пейзажей и декораций — оператор мастерски работал со светом в кадре.

    Но потрясает навязчивое, излишне броское, авторское — семьи нет, есть ее подобие — суррогатное, безвкусное, но безумно массовое. И именно это впитывают дети, которые вырастают бесчувственными, холодными, неприспособленными людьми, для которых семья — это не опора, поддержка, это не ценность и не смысл, это некая условность, догма, которая рано или поздно отомрет, как рудимент.

    Есть единственная ценность — качественное утоление своих потребностей, в рамки которой никак не вписывается ни семейственность, ни ответственность, ни любовь. Вот такая зияющая холодная пустота вокруг и больше ничего.

    25 января 2015 | 02:28

    Это моя любимая цитата из фильма «Елена» (2011) Андрея Звягинцева. Произносит ее моя любимая героиня Катька. И пусть отец ее не любит и называет «гедонисткой», она во многом права, права больше всех остальных героев.

    Ее отец Владимир и его жена Елена в чем-то тоже правы, но каждый по-своему. Он — в том, что не обязан помогать ее взрослому сыну, она — в том, что родному дитя сложно отказать в помощи, даже если сын уже давно вырос.

    А вот сын Елены Сережка вообще паразит, который на матери же и паразитирует, пользуясь ее чувствами. В его возрасте нужно не сидеть на ж… ровно и ждать, пока мать все принесет-решит-купит сделает за него, а всеми силами обеспечивать жену и детей, которых он «случайно» делает. Вот я честно и искренне не понимаю таких паразитов и никогда, наверное, не пойму. Здоровый ведь мужик во всех смыслах!

    В общем, фильм понравился. Он вскрывает главные пороки нашего общества — лень и быдло. Сразу хочется валить из страны и не забыть выключить свет в аэропорту, хотя и понимаешь, что хорошо там, где нас нет, но вера же умирает последней…

    26 февраля 2012 | 12:14

    В моем понимании драма — это нечто, раскрывающее какой-либо смысл, несущее какую-либо идею, говорящее о чем-то важном, а если не замахиваться, то хотя бы впечатляющее. В данном же опусе Звягинцева (сразу оговорюсь, что с иными его работами не знакома) представлено достаточно скучное жизнеописание нерациональной женщины, которая положила начало (или продолжила, предыстория неизвестна) семейной линии бесполезных, а на примере внучка, за которого она и радела, социально опасных отбросов жизни, ради существования которых она приносит в жертву жизнь человека, куда более достойного, чем вся родословная Елены. И дело вовсе не в вечном противовесе бедных и богатых. Сын Елены беден и убог не по предназначению, и не по обстоятельствам суровой жизни. Его выбор был сделан им самим в пользу бытия ничтожеством-потребителем и диванным деспотом, имеющим, однако, достаточно эгоизма, чтобы судить того, за счет кого жив, и выносить ему вердикт

    Я не знаю, какой реакции ожидал Звягинцев на свою главную героиню. Жалость? Сочувствие? Сострадание? На протяжении всего фильма Елена вызывала дикое отвращение и желание увидеть ее страдания и боль. Она не вызывает ни понимания, ни прощения, ибо ее цель не оправдывает средства. Сын — ее вина и забота, самым простым было достать легкие деньги, окупив отсутствие воспитания

    Действительно, бросается в глаза разночтение самим режиссером Владимира — в разговорах о сыне Елены он предстает разумным и расчетливым человеком, а в ситуации с завещанием выглядит слепым и наивным. Роль дочери совершенно размыта — вроде она представляет собой недоброжелательную оппозицию, а затем просто внезапно, без лишних слов, покидает картину

    Так же очень неприятной оказалась трансляция по телевизору всех самых популярных ток-шоу Первого канала. Дешево

    Сквозь пальцы смотреть можно

    5 из 10

    9 декабря 2011 | 01:46

    Один из наиболее обласканных критиками и заслуженно превозносимый узкой думающей прослойкой зрительской аудитории Андрей Звягинцев следует точно в выбранном фарватере собственного кредо, последним российским Диогеном пытаясь отыскать и объединить «человеков» своим взывающих к совести и разуму творчеством. Вопреки заявленной фестивальности «Елены» (которая тем не менее свершилась в рамках возможного максимума), актуальную социальность ее не может не увидеть только слепой, светакурицына и Джордж Буш-младший.

    Первое впечатление от фильма — это чистейшая эволюция михалковской «Родни». Причем определение «эволюция» в данном контексте исключительно обозначающее более поздние временные рамки событий картины Звягинцева, потому как по всем признакам проползшая поперек шпангоутов семейных ценностей трещина, только наметившаяся у Михалкова между представителями различных поколений (еще предпринимающих хотя бы видимость попыток преодолеть духовный вакуум между родными людьми), разрослась до катастрофических размеров. Эволюция своеобразная, потому что как можно считать движением вперед рост злокачественной опухоли?

    И не склеить эту трещину, не замазать столь искренне имитируемыми соплями главной героини картины Звягинцева, не заткнуть толстыми пачками денег из сейфа отравленного супруга. Эта трещина давно разрослась и разорвала некогда единое общество на миллионы микро-Гондван и милли-Лавразий эгоизма, в крайне ограниченных пределах которых мы барахтаемся слепыми котятами.

    И все стало иначе. И мы — больше не социум, но его дешевая имитация, так как сваленный в кучу набор запчастей черта с два является осмысленной конструкцией. И параллельные прямые брака не только пересекаются вопреки всем законам, но и уничтожают одна другую в точке перечения. И остается нам, зрителям, смаковать живописнейшие «потемкинские деревни» искренности семейных уз (возведенные выражаясь словами БГ по принципу «турки строят муляжи святой Руси за полчаса») в процессе разрыва между телевизором и карьерой критически истончавших и отмершихза ненадобностью, оставив любопытным душекапателям с архелогическим призванием только фотографии на кухонной стене как окаменевшие слепки с чего-то светлого из далекого прошлого. И смакуя, признавать, что хорошо известная, но при этом совершенно вычурная для формата взаимоотношений отцов и детей форма духовного проституирования последних типа «утром деньги-вечером стулья» (объятия, внимание — подставить по вкусу и разумению), стала нормой повседневной жизни.

    И колоссальная без преувеличения заслуга режиссера заключается в том, что он не пытается отвести глаза зрителя от этой проблемы. Более того, Звягинцев цинично, словно снимающая в фильме шелковые простыни с койки уехавшего ВИП-пациента медсестра, сдергивает гламурный полог с преподносимой нам ежедневно приукрашенной реальности, демонстрируя таким образом нелепость припудривания трупных пятен на лице социума в попытке сохранить его приличествующий вид, хотя оное (то есть лицо) изнутри уже очевидно изрядно поедено червями.

    Отдельно хотелос бы отметить ту роль, которую сыграл в формировании впечатлений от картины внутрифильмовый звук телевизора. Телевидение как один из непосредственных виновников гибели семейных уз, выступая Кассандрой, доносит до зрителя вполне осмысленные (и местами даже глубокомысленные) реплики бессмысленных телешоу, гармонично подчеркивающие внутреннее состояние героини и последующие события, которым, в принципе после преступления как кульминации действа, придана исключительно художественная функция. Но все простительно — уж очень яркая эта картина о «суете сует, пустоте пустот» вырисовывается.

    И по делам их узнаете их. И нас, может быть. И поделом

    9 из 10

    16 сентября 2012 | 22:05

    Всю свою историю человечество занимается тем, что: вооружается, развивает науки, летает в космос и не перестает эволюционировать, забывая об одно, единственно верном — правильном и цельном воспитание потомства. Без этого никакой эволюции не видать человечеству как собственных ушей.

    В этом году уже второй артхаусный режиссер высказывается на тему конца света. И если Ларс фон Триер в своей малобюджетной «Меланхолии», отталкиваясь от личных переживаний, убивает человечество по средствам компьютерного столкновения планет, то Андрей Звягинцев за еще более смешные деньги и без привлечения специальных средств, рассказывает историю, идущую в никуда, на примере одной российской семьи.

    Сюжет повествует о жизни пожилой семейной пары. Владимир относится к Елена скорее как к служанке, чем к жене. У обоих есть дети от первого брака: у Елены — сын, безработный, который не может прокормить свою жену и двоих детей, они живут только на деньги, которые дает им его мать, у Владимира — дочь, богемная девушка, живущая на деньги отца.

    Владимир попадает в больницу с инфарктом. Там его навещает дочь, и ее визит меняет все. Выйдя из больницы, Владимир объявляет Елене, что он решил изменить завещание — все деньги получит его дочь, а Елене достанется лишь небольшая пожизненная рента. Скромная и послушная Елена решается на отчаянный поступок…

    Автор напоминает нам, что хоть старшее поколение и не без греха, большинство в молодости вместо того, чтобы заниматься детьми зарабатывали деньги, но если что были готовы пожертвовать всем и своими жизнями в том числе, ради них.

    Среднее поколение в картине штрихпунктирной линией делится на два лагеря: первый — иждивенцы (трутни) только и делают, что размножаются и существуют, не думая о последствиях и ставя себя выше остальных, считая, что им все обязаны, вторые — хоть и живут за чужой счет, считают, что сами родились ублюдками и не хотят продолжать свой род, чтобы не дай бог не появились на свет еще большие уроды. Как первые, так и вторые ведут население страны к тупику и вырождению.

    Младшее поколение, главное для которых получить от жизни по максимуму и отбросить «копыта» побыстрее, чтобы не дай бог мир не успел выставить им счет и правила взрослой жизни в нем. То есть тоже, не давая надежды на продление жизни на земле.

    Авторы на самых элементарных вещах показывают зрителю, насколько проржавело современное общество, и что от поколения к поколению большинство людей все больше и больше деградирует.

    Мастерски проработанная Звягинцевым тема отцов-детей, сразу помещает зрителя в специфическую и такую современную атмосферу фильм. Андрею Звягинцеву настолько точно удается с каждым новым фильмом все сильнее копаться в человеческих взаимоотношениях и чувствах, что сразу начинают вспоминаться: Даррен Аранофски, Дэвид Линч, Ларс фон Триер и другие классики артхаусного кинематографа.

    Операторская работа филигранна и сложна, оставляет после просмотра легкое и неугасающее послевкусие.

    К актерам не вообще никаких вопросов и претензий настолько веришь каждому их слову и движению.

    Композитор фильма создал к фильму небольшой музыкальный шедевр для ушей.

    Пожалуй, самый сильный и важный фильм программы «Арт-Мейстрим».

    19 августа 2011 | 03:20

    Перед нами — серая картина обыденной жизни двух семей: Елены и Владимира, Сергея и Татьяны. Объединяет и разделяет их только одно — необустроенность их жизни (в духовном и в финансовом плане соответственно).

    Это все только на первый взгляд, проблема спрятана глубже.

    Обратите внимание на первый кадр: нам показывают засохшее дерево, которое не дает почек. Так и жизнь наших героев — устоялась и зачерствела.

    Но все меняется в один день, когда Елена решается на ужасный безнравственный поступок ради своей семьи. И вот вопрос: а меняется ли?

    Фильм построен на теме конфликта воли и отсутствия какого-либо желания менять свою жизнь. Владимир, сделавший себе состояние, на мой взгляд, имеет право с высоты собственного опыта осуждать семью Елены, поскольку с его позиции ее родня — не более чем нахлебники и дармоеды. Родная кровь же требует постоянной заботы о близких — вот Владимир и Елена, по сути, делают одно и то же: защищают и берегут свою семью. Каждый по-своему. И не смотря на разность мнений, они оба понимают, что иначе невозможно.

    Другое дело, поколение их детей: неспособное оторваться о родителей, беспутное, беспросветно серое и отупевшее, озлобленное на всех и вся, на себя. Желание лучшей жизни — не грех, грех — ничего не сделать для этого.

    Так что же изменила Елена свои поступком, если ее сыну на роду написано сидеть у ящика и клепать детишек от нечего делать, внуку Саше — лоботрясить до последнего, пока здоровья хватает, меньшому — вообще неизвестно? Что уж говорить про Катю — дочь Владимира…

    Фильм заставляет задуматься. Хотя бы о том, какие мы есть и что мы дадим детям своим.

    Не будет ли их жизнь засохшим деревом?

    22 апреля 2012 | 00:13

    В кинозале долго не включали свет — он зажегся лишь под конец титров, когда публика уже практически покинула зал. Видимо, сказалось отсутствие бравурных финальных аккордов, на которые привыкли реагировать механики при прокате майнстримовских лент. Впрочем, учитывая контекст «Елены», казус явно оказался из числа символических случайностей. Семантика света имеет в картине большое значение, выступая, быть может, своего рода ключом к прочтению всего фильма.

    Безусловно, злободневный, социально нагруженный сюжет склоняет к идентификации картины в качестве острого социо-критического и даже политического высказывания. Вместе с тем произведение дает возможность и иной, более широкой интерпретации, вскрывающей пласт гпубокого философско-религиозного дискурса. Поводом к этому служит уже само название фильма. Вероятно, дав картине нарицательно-архетипическое женское имя, автор преследовал цель отсылки зрителя к более обширному культурному контексту. В образно-семантическом ряду мировой культуры Елена — это, прежде всего, античная Елена Прекрасная, роковая виновница гибели великой Трои. Менее известен образ другой Елены, относящийся уже к христианской традиции. Имеется ввиду Елена Гностическая, спутница одиозно упоминаемого в апостольских деяниях Симона-мага, сопоставимая по своей роли с Марией Магдалиной христиан.

    Воспринятый в таком ракурсе сюжет фильма приобретает черты эсхатологического мифа гностиков. В экспозиции мы видим Елену (чья светоносная функция передается неоднократной сценой раззанавешивания окон в спальне), которая втайне от деспотического Демиурга (Владимир) покровительствует угнетенным «сынам света», символично живущим вблизи городской ТЭЦ. Далее развитие сюжета происходит по всем канонам перверсивной гностической теологии — защищая Сына, Елена восстает против злого бога-Владимира и свергает его, подводя мир к концу света (буквально переданному отключением электричества в доме). Вслед за этим логично встраивается сцена Армагеддона — массовой драки в потемках. И кульминацией всего служит финальное вознесение «сынов света» в рай элитных апартаментов с видом на укрощенные орды Гога и Магога, безобидно гоняющие мяч в гастарбайтерских робах. Так последние становятся первыми.

    Подобная экзегеза, конечно, не претендует на сколь-нибудь исчерпывающее значение, но, по крайней мере, позволяет уйти от сомнительных попыток оценить действия главной героини с этической точки зрения. Ведь, как говорил Ницше, сделанное из любви не морально, а религиозно…

    22 октября 2011 | 19:37

    Не припомню такого рода фильм, который так жестко показывает современную социальную разобщенность. Чтобы говорить о таком кино, его надо сперва «переварить». Это кино (как уже говорил сам Андрей) с открытым финалом и каждый зритель как бы соавтор и концовку додумывает сам, но само направление режиссером в фильме поставлено безжалостно точно, как надвигающийся апокалипсис семьи главных героев, их жизни и страны в целом. Звягинцев сохраняет свой почерк как режиссер. Как и в первых двух его фильмах, опять в центре внимания семья, только на этот раз берутся не религиозные, а социальные аспекты. Классовое неравенство, бедные и богатые. Это непримиримое двоемирие (в современной Москве), атмосфера и того и другого… и все это в одной семье. Финал фильма, который предлагает Звягинцев, ставит диагноз сегодняшней социальной жизни. И этот диагноз — смертелен. И происходит все это через внутренний выбор главной героини, которая решается на убийство собственного мужа ради сына-алкоголика и непутевого внука, которому надо помочь «откосить» от армии.

    Опять много символики и этой приятной монотонности кадра различных пейзажей столичного мегаполиса (все это явные черты фильмов Звягинцева).

    Его фильмы — это, конечно, особое мнение о ценностях жизни; взаимоотношениях; через что человек может переступить, а через что — нет.

    10 из 10

    4 января 2013 | 17:42

    Первыми кадрами, состоящими из холодной, тревожной цветовой гаммы режиссер задает настроение всей картины. Под крышей одной, хорошо обставленной квартиры, в разных комнатах живет семьи. Владимир — бизнесмен, Елена — домохозяйка, бывшая медсестра. Их брак — сожительство по расчету: Владимир получил домработницу и медсестру, а Елена, женщина из низов, с окраины столицы — получила неплохое обеспечение. У каждого есть дети от предыдущего брака. У Владимира — разбитная Катя, которая живет в свое удовольствие, у Елены сын, у которого есть своя семья, и который так же праздно проводит время. Конфликт наступает, когда Елена просит Владимира помочь внуку откосить от армии. Владимир, не из жадности, а из принципа отказывается. Его отношение неудивительно. Сын Елены — взрослый женатый мужик, который сидит на мамкиной шее, лакает пиво, плюет с балкона и пялится в телек, в ожидании ее денежной подкормки. Он не работает и не собирается куда-либо устраиваться. Помогать человеку, который ведет паразитарный образ жизни, Владимир отказывается и тем самым подписывает себе смертный приговор.

    Простой по подаче фильм затрагивает актуальные проблемы современного общества. Еленоподобные мамочки-чудовища, которые до последнего вздоха будут содержать своих великовозрастных детин-дубин, делая за них все, лишь бы ребенку было комфортно, растят нелюдей, социальных пиявок. В том, что сын вырос лентяем, неприспособленным к труду, не умеющим нести ответственность, виновата Елена, которая всегда бралась за решения проблем своего сына. Нет ничего страшнее такой материнской гиперопеки, которая, как лавина, стирает личность человека. В результате мы получаем таких инфантильных маменькиных сынков, которые живут по принципу «мне все должны». Елена, поджав губки, мнит себя великомученицей, а на деле она — монстр. Она осуждает дочь Владимира, за то, что та ведет праздный образ жизни, но не видит бревна в своем глазу. Еще бы, ее сын вовсю «плодится», в то время, как у Кати хватает ума, не беременеть от каждого встречного. Лицемерие, собственное якобы «духовное» превосходство (Елена же в глазах сына и его жены с мозгами курицы просто святая) толкают женщину на преступление.

    Не могу не отметить удачный режиссерский ход: почти во всех сценах присутствует телевизор, показывая, что убогая жизнь героев проходит под отупляющий бубнеж «ящика». Невнятные телепрограммы, монотонный звуковой фон, глупые телешоу — идеальный саундтрэк для пустой, бестолковой жизни насекомых.

    У актрисы Надежды Маркиной (Елена) получилось создать образ «простой русской бабы», которая с животным смирением терпит мужа, готовит и убирает, и с маниакальным упорством нянчит взрослого сына. Слова Елены несли бы истину, не будь женщина столь примитивна и лицемерна. Из актеров второго плана мне понравилась Елена Лядова (Катя), чья героиня сначала вызвала антипатию, но потом даже стала симпатичная своим трезвым, прагматичным подходом к житейским ситуациям. Катя — не образец для подражания, но она честна. В сцена похорон, она лишь сдерживает рыдания, в то время, как Елена наигранно льет слезы и убивается по нелюбимому мужу.

    В этом фильме герои фильма легко узнаваемы, таких людей мы можем и на улице, и на лестничной клетке. Только будут ли эти «елены» смотреть фильм и делать выводы? Вряд ли.

    17 ноября 2014 | 09:43

    Если честно, под впечатлением. И, если честно, не ожидал. У меня был как-то раз неудачный случай знакомства с творческом Звягинцева на примере «Изгнания». Не оценил. Конечно, потом был «Нью-Йорк, я люблю тебя» и гениальная, на мой взгляд, миниатюра Звягинцева «Апокриф» из него. И вот теперь — «Елена».

    Фильм о том, что отключили свет. Во всем квартале. Во всей России. Во всем мире? Фильм, в котором, на мой взгляд, показана вся изнанка постсоветской реальности в общем, и современной России, в частности, — с пафосом «семейных ценностей», с религиозным суеверием, разгулом жестокости…

    Кто-то возразит: «Слишком мрачно», — чьи-то чувства будут оскорблены. Но для меня здесь весь постсовок. Это его мозаичный портрет. Изнаночный, отраженный в кривом зеркале, утрированный, но бьющий точно в цель.

    Искусство на то и искусство, чтобы ставить проблемы. Не убегать от них, а резать по живому и кричать: «Общество больно. Здесь выключили свет. Нужно лечить».

    Как контраст — телевидение, которое фоном проходит через весь фильм. Очень важная деталь. Весь фильм мы слышим обрывки телепередач, веселых и беззаботных. Телевидение здесь заполняет пустоту жизни. Пустоту сердец. Пустоту бытия.

    И еще это фильм о том, что все друг другу чужие. Здесь нет общения. В мире, который рисует Звягинцев, не может быть общения. Глухота доведена до максимума.

    И как вариант прочтения: чем не аллегория октябрьской революции? Мелькнула у меня такая мыслишка в конце, метафорическое воплощение исторического переворота в России.

    Жду «Левиафана». Очень жду.

    24 октября 2014 | 23:39

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    DVD, Blu-Ray ...

    DVD, 154 руб.
    Blu-Ray, 230 руб.
    подробнее

    Новости


    Александр Роднянский, продюсер картины «Левиафан», получившей приз за лучший сценарий на Каннском кинофестивале, рассказал КиноПоиску о том, почему новый фильм Звягинцева ждет еще более успешная судьба в мировом прокате, чем предыдущие ленты режиссера, и как хвалебные рецензии критиков мгновенно влияют на продажи. (...)
     
    все новости

    Интервью


    Андрей Мерзликин и в жизни такой — неравнодушный, воспринимающий все близко к сердцу. Я заранее понимал, что для „Дома на обочине“, где вся острота сюжета внутри человеческой души, где нужно прорабатывать тонкие психологические вещи, нужен именно такой актер... (...)
     
    все интервью
    Записи в блогах

    Андрей Звягинцев рассказывает в интервью THR о том, как успех влияет на режиссерскую карьеру, почему его «Лефиафан» — народное кино, а также о том, где появилось название проекта. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.СнайперAmerican Sniper64 628 304
    2.ПоклонникThe Boy Next Door14 910 105
    3.Приключения ПаддингтонаPaddington12 266 287
    4.Шафер напрокатThe Wedding Ringer11 309 381
    5.Заложница 3Taken 37 412 597
    23.01 — 25.01подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Приключения ПаддингтонаPaddington167 458 618
    2.Ограбление по-американскиAmerican Heist83 188 654
    3.Тупой и еще тупее 2Dumb and Dumber To79 000 050
    4.ИгрокThe Gambler41 573 224
    5.Заложница 3Taken 339 742 493
    22.01 — 25.01подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 366 870129 868
    Деньги620 233 491 руб.430 154
    Цена билета262,05 руб.15,40
    22.01 — 25.01подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    225.МуланMulan8.090
    226.Совершенный мирA Perfect World8.089
    227.Окно во дворRear Window8.087
    228.История ХатикоHachikô monogatari8.087
    229.Мужики!..8.086
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    36.ВаркрафтWarcraft92.41%
    37.Тор: РагнарёкThor: Ragnarok92.41%
    38.Ключи от улицыThe Keys to the Street92.34%
    39.Первый мститель: Гражданская войнаCaptain America: Civil War92.21%
    40.Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказкиPirates of the Caribbean: Dead Men Tell No Tales92.20%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Охотник на лисFoxcatcher26
    Париж: Город мёртвыхAs Above, So Below36
    Как избежать наказания за убийствоHow to Get Away with Murder7
    Руби СпарксRuby Sparks70
    Ограбление по-американскиAmerican Heist22
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Приключения ПаддингтонаPaddington7.758
    Ёлки лохматые
    КиберBlackhat5.227
    Ограбление по-американскиAmerican Heist4.726
    ИгрокThe Gambler6.143
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Восхождение ЮпитерJupiter Ascending05.02
    Левиафан05.02
    Игра в имитациюThe Imitation Game05.02
    Пятьдесят оттенков серогоFifty Shades of Grey12.02
    Шальная картаWild Card26.02
    премьеры