всё о любом фильме:

В субботу

год
страна
слоган-
режиссерАлександр Миндадзе
сценарийАлександр Миндадзе
продюсерАлександр Роднянский, Сергей Мелькумов, Матиас Эше, ...
операторОлег Муту
композитор-
художникДенис Бауэр, Ирина Гражданкина
монтажДаша Данилова, Иван Лебедев
жанр драма, ... слова
сборы в России
зрители
Россия  16.2 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время99 мин. / 01:39
Номинации:
26 апреля 1986-го года — первый день после аварии на Чернобыльской АЭС. Суббота «незнания». Суббота, когда жизнь нельзя отменить, когда девушки надевают выходные туфли на каблуках — потому что суббота — выходной день. События фильма разворачиваются в первые 24 часа с момента аварии. Главный герой картины становится невольным свидетелем катастрофы. Случайно он узнает всю правду о трагедии и оказывается перед моральным выбором: спасти людей или выполнить приказ «сверху» и не сеять панику.
Рейтинг фильма
IMDb: 5.40 (436)
ожидание: 98% (566)
Рейтинг кинокритиков
в России
100%
8 + 0 = 8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Большая часть съемок проходила в городке Светлодарск (Донецкая область, Украина). При этом съемочная группа жила в местном профилакториии.
    Трейлер 01:41
    все трейлеры

    файл добавил{FrontTable}

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 9978 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Много что-то чернухи стало, не находите? По телевидению — то катастрофы, то аварии с массовыми жертвами, в интернете на форумах — взаимное переругивание и хамство с неизменным переливанием из пустого в порожнее, авторское кино в массе — сдавливающее нагнетание и без того почти безрадостной атмосферы. Садясь за просмотр творческого продукта гражданина Миндадзе, ожидал умной и тонкой работы с акцентом на открытие правды и новых фактов чернобыльской трагедии, с подчеркиванием подвига и презрения к собственной гибели человека заката советской эпохи, хотелось лицезреть яркие художественные образы и услышать новые философские откровения. А так же грезилось, что именно здесь будет дан кинематографический ответ на главный проклятый русский вопрос: что делать-то, в конце концов? В случае любого намёка на бездарное выливание очередной порции грязи в адрес совдепии и культивации безысходности — планировал прекратить просмотр.

    Мои худшие опасения относительно картины, к счастью, не оправдались. Но и надежды, к несчастью, не сбылись. Творец в очередной раз ставит диагноз, выносит приговор, хотя и неокончательный, при этом ни словом, ни полусловом не обмолвившись о путях выхода, о перспективах и средствах преодоления системной энтропии, умирания, в которой вдруг в одночасье оказалось наше отечество.

    Что вызывает однозначно положительную реакцию и не вызывает абсолютно никаких нареканий — игра актёров, исполняющих роли центральных персонажей — Антона Шагина и Светланы Смирновой. Лично для меня — это однозначное открытие новых талантов и первое обнадеживающее свидетельство прекращения эпохи застоя в российской актёрской школе. Роли чрезвычайно выразительные и ребята выкладываются с полной самоотдачей. Им сопереживаешь, им веришь. Второстепенный актерский состав так же хорош. И партийные номенклатурщики, которые пытаются скрыть факт аварии, и паникующие технические специалисты, и друзья-музыканты служащего АЭС партийца Валеры (главного героя). В общем и в целом весь без исключения актёрский состав с задачей перевоплощения в советских людей справился на десятку.

    Хочется отметить, что кино, кончено же не для всех. Поклонникам легкого экранного чтива и поп-корновского масскульта — просьба не обременять и без того незаслуженно низкий рейтинг картины своими оценками. Этот фильм для подготовленного зрителя. Он тяжелый, насыщенный событиями, втиснутыми в полуторачасовой хронометраж, и от того требует внимательного и вдумчивого просмотра. Усложняет восприятие и работа оператора, который по заданию режиссера, создает эффект трясущейся камеры, предпочитает крупные планы в ущерб панорамной съемке и часто уделяет напрасное излишнее внимание виду со спины. Операторский подход, пожалуй, главный спорный визуальный момент, который вызывает не вполне определенную реакцию. Не являюсь сторонником подобного рода съёмки и не хотелось бы наблюдать подобное где-либо ещё.

    Сама постановка ставит не меньшее количество вопросительных знаков. Разочаровывает полное отсутствие желания создателя показать, что только ценой героизма и самопожертвования советского человека удалось локализовать катастрофу и предотвратить вторую Хиросиму. Вместо этого нам предлагается наблюдать за суточной пьянкой жителей города, похожего на Припять. Есть серьезные фактологические просчёты и легкое искажение реальных событий. Взять к примеру фокусы и выдумки с прибором, фиксирующим радиацию в 300 — потом 500 — потом 600 рентген. Данные дозы являются смертельными для человеческого организма. Герои, которые поехали к взорвавшемуся четвертому реактору — скончались бы на месте. Сценарий достаточно дёрганный и прыгающий, логических связок — минимум. Мотивация главного героя, с одной стороны, понятна — испуг и крайний эмоциональный стресс, с другой же — неадекватность и суточное умопомрачение Валеры наводят на размышление о его психической устойчивости.

    Однако смысловая основа радует своей неординарностью и вселяет, как ни странно, изрядную порцию оптимизма. Когда умирает система, когда валится в тартарары привычный уклад жизни, а вокруг рушится мираж стабильности остаётся одно — верить в человека, в дружбу и в любовь. Это двигатель жизни, это — то, что переживёт любой строй, любое государство и уж тем более — любую катастрофу.

    Наверное, в этом и видят свет в конце тоннеля создатели драмы.

    17 июля 2011 | 21:58

    Чернобыльская катастрофа с течением времени превратилась в торговый «бренд», наравне с холокостом, ГУЛАГом, пьющей деревней, и прочим «джентльменским набором» нашей страны. Обросла толстым слоем мифов и «рассказов очевидцев». Видимо на них Александр Миндадзе и основывал свой фильм. Поскольку соотносить происходящее на экране с реальными событиями, особенно тем кто застал те времена проблематично.

    … Молодой комсомольский работник бежит за автобусом куда сели другие партийные работники, а его не пригласили, и так и будет бежать весь фильм. Сначала в общежитие к невесте (здесь режиссёр видимо для оживления сюжета продемонстрирует, прямо как в позднем советском кино, обнажённую грудь), затем в ресторан (якобы в поисках паспорта ?), далее следует забег по городу (уже в поисках неизвестно чего). И как финальный катарсис возвращение к реактору. Точка.

    В 2011 году съёмки незакреплённой камерой были модным трендом съёмочного процесса, вот и продюссеры фильма расщедрились, и пригласили модного румынского оператора Олега Муту, уже прославившемуся благодаря «Смерти господина Лазареску», и «4 месяцам, 3 неделям и 2 дням». Увы фокус не сработал. Если в тех фильмах была некая лёгкость с налётом трагифарса, то здесь мы имеем бетонную клетку из которой ни режиссёру, ни оператору, ни актёрам вырваться не удалось. А ведь материал позволял надеяться на гораздо лучший результат.

    P.S. В детстве каждое лето наша семья ездила на юг, к морю, и попутно навещала многочисленных родственников — так вот такой заброшенности, и грязи на улицах (увы это факт!) во времена СССР не было. Особенно в таких закрытых городах как Припять, где проживала рабочая элита социализма. Это уже примета нашего времени, о котором по сути и рассказывает фильм «В субботу», и в котором он и остался, и слава богу.

    1 из 10

    5 ноября 2014 | 07:47

    Фильм заинтересовал меня сразу, как только я о нем услышала. Первый день катастрофы на Чернобыльской АЭС, взгляд на нее глазами обычного человека, переживания этого конца света в буквальном смысле и так далее.. — я наивно полагала увидеть все вышеперечисленное, и надеялась на еще один обнадеживающий кино-экземпляр отечественного производства. Но что, что я увидела вчера в кинотеатре, было странно, практически невыносимо, и до того неоднозначно, что фильм очень трудно оценивать в принципе.

    Многообещающее начало: взрыв в четвертом блоке, молодой человек Валера, узнавший об этом одним из первых, приказ сверху не сеять панику и выматывающая пробежка к единственному человеку, которого ему пришло в голову забрать с собой из обреченного города… Это занимает минут 20 от всего фильма. Но так уж устроен человек: ему проще не верить в страшное, чем осознать всю его неизбежность. И благодаря девушке Вере, их отбытию из города препятствуют мелкие, но неприятные события: сломанный каблук, и как следствие покупка новой пары обуви, отсутствующий паспорт, и как следствие чужая свадьба и так далее и тому подобное.

    Повествование резко и, увы, безвозвратно уходит в сторону от основной линии и полностью посвящает себя взаимоотношениям и бесконечным разборкам главного героя с былыми друзьями, с которыми когда он когда то играл в одной группе, и пожалуй-то друзьями их назвать тоже можно с большой натяжкой; сердечным беседам с другом, который женится в этот день, и конечно же безмолвным переживаниям самого Валеры, который знает точно, что жизнь здесь навсегда закончилась. Все это довольно таки сносно звучит, но оказалось настолько трудно для восприятия, что я не припомню еще случая, чтоб я так мучительно досиживала фильм.

    Полтора часа — минимум для полнометражного фильма — в этом случае превратились для меня как минимум в три. Причин несколько…

    Первая — это манера съемки. Трясущаяся камера — довольно таки распространенный и привычный прием, придает необходимую реалистичность фильму, когда используется в меру. Но здесь… Глаза устали от этой безумной тряски уже через полчаса после начала. Я все понимаю, но когда скачущие затылки без конца перемежаются с чьей-нибудь физиономией, демонстрирующейся на протяжении 10 минут, и снова меняются на чей то затылок, ноги или еще чего похуже, и так на протяжении полутора часов — это крайне тяжелое зрелище.

    Вторая — это совершенно невразумительные по сути своей диалоги. То, что говорят друг другу действующие лица, понятно не всегда, отчасти из-за дикции, отчасти из за скудости языка, и в результате все диалоги сводятся к «Ты чо?» и А ты чо?» На мой взгляд, какая-то неоправданная дебилизация общества.

    Третья — конечно, само построение сюжета. Умом, то, что хотел сказать режиссер, понять можно. Понятны мытарства главного героя, который разрывается на протяжении всего фильма между желанием бежать из города в одиночку, к чертовой матери, и в тоже время он как будто бы боится это сделать один и держится за своих сомнительных приятелей, как за спасительный жилет. Понятна субботняя жизнь города, в котором уже произошла страшная и непоправимая катастрофа, масштабы которой еще не оценены, и люди продолжают свои дела, находясь в счастливом неведении. Универмаги, свадьбы, отдых — все идет своим чередом.

    Но вот форма, в которой все это изложено, показалась мне абсолютно неудобоваримой. Как я уже сказала, 20 минут фильма вселяют надежду, а оставшиеся 1 час 10 мин, зритель вынужден наблюдать крупные планы разных людей в разной степени алкогольного опьянения, выясняющих какие-то невнятные, одним им ведомые отношения, их неизменно потные, красные лица, и слушать их тоже не совсем понятные бесконечные беседы, которые, в конечном счете, ни к чему не приводят.

    И после просмотра лично я ощущала легкий шок и недоумение, и при всем желании оправдать создателей мне не удалось. Понять это можно, но смотреть на это, увы, невозможно.

    3 из 10

    26 марта 2011 | 22:17

    Попыталась посмотреть этот фильм. Хотя мне говорили, что фильм — эээ… как бы это помягче сказать… того не стоит, но все же решила составить собственное мнение, ведь тема фильма — авария на ЧАЭС, довольно животрепещущая и в наше время. Забегая вперед, скажу, что хватило меня примерно минут на двадцать-двадцать пять, и это при том, что в некоторых местах даже проматывала вперед. Дальше «не вынесла душа поэта» и я фильм удалила.

    Судя по аннотации фильм должен быть об аварии на четвертом энергоблоке. Что тут сказать — авария, конечно, есть, показанная смазано, несфокусированно и оборванно. Даже не знаю, отнести это к достоинствам или недостаткам фильма. Потому что все остальные элементы относятся именно к недостаткам. Это и сценарий — настолько невнятный, что и сказать о нем нечего, кроме сухой фразы «взорвался блок и все началось». Это и работа оператора, который показывает нам постоянно то какие-то смазанные кадры, то пятки бегущих героев, с которых вид моментально скатывается на землю под ногами. Съемка не выдержана, все плоскости завалены, и оператор все это еще и усугубляет мозаичным мельтешением невнятных кадров. Кроме того, возникло впечатление, что снималось пусть и на почти профессиональную камеру, но откровенным любителем — камера дрожит, при ходьбе или беге трясется так, что ни на чем нельзя сфокусировать взгляд — видимо, оператор бежал за героем, держа камеру в руках. Никакого стабильного упора у камеры нет ни в одном кадре. Это похоже на любительскую съемку домашних гулянок. Но к ним и отношение другое и требований никаких нет, кроме одного — показать в кадре причину съемки. В художественных фильмах с претензией на большой экран (как минимум — ТВ) это раздражает.

    Работа звукооператора (если он там был, конечно) тоже к достоинствам не относится. Микрофон, который ловил звук, принадлежал той самой камере, на которую снималось, отдельного микрофона нет. Из-за этого речь героев, их диалоги невыразительны, плохо слышны и нечетки. Можно еще и добавить, что четкой дикции у актеров также нет, из-за чего многие реплики остаются за гранью догадливости. Вроде бы и слышишь фразу, и понимаешь по произношению, что вроде бы по-русски сказано, однако сами слова остаются глухим фрагментом.

    Режиссер вроде бы и пытается как-то обозначить приоритеты и расставить зрительно акценты, но из-за смазанности кадров, отсутствия четкого фокуса и внятной трагедии совершенно непонятно, на чем именно акцентируют наше внимание. Да еще и герои ведут себя как минимум странно — их действия не объяснены никаким образом. Примеров море. Вот герои бежали-бежали (откуда, куда и зачем — отдельный вопрос), и вдруг резко остановились, глядя прямо перед собой (хоть и немного в разные стороны), словно что-то там впереди увидели. Что бы там ни было — нам этого не показывают. Но, поторчав болванчиками несколько минут, во время которых нам их демонстрируют в скошенном кадре (видимо, тут режиссер полагал сделать акцент на внутреннюю напряженность персонажей), герои начинают между собой диалог на тему, не имеющую никакого отношения ни к тому, что увидели впереди (если увидели), ни к ситуации в целом, ни к друг другу. Или такой пример: девушка пошла забирать свой паспорт из ресторана, где его оставила под залог возврата музыкальных инструментов. Парень остался перед входом ждать. Ждал-ждал, надоело, пошел внутрь за ней. В ресторане видит, что эта девушка прыгает по сцене и поет уже какую-то песню. В чем смысл этой непоследовательности? Или еще пример: у девушки сломался каблук, пошли в универмаг, чтобы купить ей другие туфли, и пока она там меряет разные пары обуви, парень уходит из ресторана, догоняет какой-то тентованый грузовик с людьми, залазит в него, пьет с находящимися там, потом выпрыгивает и возвращается назад в универмаг. И все это произошло настолько быстро, что девушка ничего и заметить не успела. Где логика момента — осталось совершенно непонятным.

    Можно еще упомянуть о героях и непоследовательности их поступков (впрочем, я это только что сделала абзацем раньше), которые тоже явно не относятся к достоинствам. Можно упомянуть об откровенном бреде, как то — один из героев был на крыше и заглянул прямо в жерло разворочанного реактора, и остался при этом жив и здоров (натужный крупозный кашель в расчет не берем).

    Еще к недостаткам можно записать отсутствующую советскую атмосферу. Впрочем, этого не понять тем, кто родился после развала СССР. Плакаты на стенах, туфли-лодочки далеко не все, что было в Союзе. Самое главное — люди. Советских людей с советскими лицами тут нет нигде.

    Словом, фильм не удался. Жаль, потому что материал довольно благодатный и из него можно было бы сделать многое.

    1 из 10

    8 мая 2012 | 16:29

    Общее впечатление от увиденного — полная невнятица и каша. Прежде всего, в фильме практически полностью отсутствует вменяемый сюжет — начинается это всё с абсолютно шизофренической сцены ругани партийцев с учёными (шиза не в самой сцене ругани, а в том, что последовало после), затем очень странная и весьма неприятная сцена на мосту (хотя при всём этом — это единственная сильная сцена фильма), потом где-то полчаса бестолковой беготни по городу, снятой практически в режиме реального времени, а затем и вплоть до самого конца — откровенная нудятина и тягомотина, связанная с совершенно идиотской свадьбой. Причём полное ощущение, что где-то в районе середины фильма про Чернобыль уже все забыли и начали снимать кино в жанре «один вечер из жизни лабухов».

    По построению всё это — классическая повесть о замкнутом пространстве и невозможности из него выбраться (см. «Город Зеро», «Замок», да и тот же абдрашитовский «Парад планет»). Но исполнение — просто ниже всякой критики.

    Главный герой — никакущий. Впрочем, сие неудивительно, Шагин — очень средненький актёр, к тому же весьма зависимый от режиссёра. Героиня заметно лучше, но там проблема в другом — после прихода в ресторан она просто исчезла из виду, так, всплывала в паре кадров, что-то произносила — и опять исчезала. Остальные персонажи — картонные марионетки.

    Ну и, отдельной строкой, нельзя не отметить «гениальную» (так реально было сказано на обсуждении неким невменяемым молодым человеком) работу оператора: мало того, что весь фильм снят на трясущуюся и плывущую ручную камеру, так ещё там местами расплывался фокус (полное ощущение того, что оператор был или бухой или подкуренный). Ну и конечно, переход рывками от крупных планов персонажей (в стиле Иньярриту) к суете-беготне — тоже добавляет бонусов этому «мастеру съёмки».

    Общий итог — фуфло полное, к тому же оставляющее неприятное послевкусие. Не смотреть ни в коем случае.

    1 из 10

    24 апреля 2013 | 17:42

    И сразу вопрос. Да, прямо так, с самого начала рецензии: а что бы вы делали на месте всех этих людей?

    Фильм взволновал. Обычно после просмотра я не запоминаю ту или иную картину, даже если она мне жутко понравилась. Я могу сказать, про что сюжет, кто снимался или даже чем всё кончилось, но чтобы потом оставалась на протяжении долгого времени чёткая, целостная картинка — что ж, не очень-то часто случается. «В субботу» запечатлелся не чем иным, как страшным раздражением, за которое я благодарен режиссёру и всей съёмочной команде. Что мы видим? Происходит катастрофа на чернобыльской атомной электростанции. «Эффект присутствия» создан колоссальный, зритель уже там, по ту сторону экрана. Что мы ожидаем? Видимо, всё будет типично: главный герой теперь не кто иной как супергерой, он всех спасёт, со всеми сбежит из ада. Естесственно, без двух-трёх жертв и паники не обойтись, но приключения того стоят. Что в итоге? Ничего. Крах. Провал. Ужас.

    Конечно, треть смотрящих не досмотрит. Другая треть досмотрит, но плеваться будет однозначно, и вовсе не от чего-то тошнотного: помнится, в фильме нет ни кишок, ни литров пролитой бутафорской крови, ни гипсовых поломанных кукольных людей. Третья треть всё же задумается далеко и надолго.

    Тяжело. Тяжело осознавать, что даже при самых опасных, страшных, угрожающих обстоятельствах человек совсем не способен выжить. Потому что не хочет, и всё! Об этом сия история. Мы на словах все из себя крутые, а на деле просто никто. Мы не спасёмся, у нас праздник, а остальное не важно. мы не спасёмся от своих иллюзий, которые убьёт реальность.

    Меня раздражало это бездействие персонажей, этот алкогольный туман, но всё равно спасибо. Спасибо, что сняли достойное, талантливое, независимое кино.

    В целом съёмки по-серьёзному великолепны, актёры отлично справились со своей задачей, режиссёрская работа колоссальна и значима. Фильм мог бы посоревноваться с любым аналогичным американским вариантом, где фабула проста до невозможности и была описана мной выше. Здесь же всё показано намного реальнее, так, что от такой реальности хочется выть, хотя не принять её нельзя… Такая реальность, уверен, заставит хоть кого-то из нас измениться…

    Александр Миндадзе знал, чего хотел. Он добился нужных впечатлений, среди которых совсем необязательно положительное мнение. Более того, отрицательное намного важнее. Если вам не понравилось всё это — радуйтесь: вы не так слабы, как думаете. И я бы мог ещё долго рассуждать на данную тему, но «В субботу» уже рассказал всё за меня.

    Рецензию окрашиваю в зелёный свет и ставлю почти высокую оценку, ибо лучше горькая правда, нежели сладкая ложь. По-другому никак.

    7 из 10

    9 июня 2012 | 09:43

    Совершенно нетривиальное чисто русское кино, рассчитанное, в том числе, и для зарубежного зрителя (о чём говорят, по крайней мере, англоязычные титры). Мне кажется, такие фильмы не стоит показывать иностранцам. Они просто не поймут нас…

    Герой Андрея Шагина — один из немногих человек, узнавших о чернобыльской катастрофе 26 апреля 1986 года гораздо раньше всех остальных. Он совершенно потерян, его мучает ужасная весть о происшедшем. Он хочет как можно быстрее уехать из Чернобыля, забрав с собой любимую девушку. Но в то же время героя удерживают родные места, близкие друзья, с которыми у него своя музыкальная группа…

    «В субботу» оказался совершенно небанальным фильмом, не тем, что я ожидал увидеть. С одной стороны, это интересный сюрприз. Но, с другой стороны, создатели фильма явно «перегнули палку», показывая молодежь 80-х годов. Слишком много экспрессии, слишком мало здравого смысла. Фильм-опровержение выражения «перед смертью не надышишься». Я понимаю, что это менталитет русского человека — жить сегодняшним днём, «авось да небось». Но не настолько же всё можно усугублять и гипертрофировать. Показанный бессмысленный ресторанно-свадебный балаган смахивает на какой-то шабаш бешеных, потных чертей в канун Варфоломеевской ночи, которые хлещут вино рекой и засовывают в рот салат оливье не ложкой, а пальцами, то собачатся и дерутся, то обнимаются и целуются…

    …а на самом-то деле, бедлам происходит во время… чернобыльской катастрофы. Кино — это вид искусства, каждый в праве творить всё, что захочет, строить любые аллегории, метафоры, олицетворения и т. д. Но при такой нешуточной, серьёзной тематике, как мировые бедствия, мне кажется, не следует кривить душой и искажать действительность. Не стоит показывать чернуху, совершенно не связанную с центральной проблемой «В субботу». Хотя бы из-за уважения ко всем многочисленным погибшим после пожара на Чернобыльской АЭС.

    И ещё два мелких недостатка. Во-первых, слишком резкий, дёрганый монтаж, стиль «бегущей любительской» съёмки. При просмотре быстро устают глаза и теряется внимательность к происходящему. Во-вторых, некачественный тихий, невнятный звук. Местами совершенно не ясно, о чём говорят герои. Я не противник отсутствия озвучивания, наоборот, «живая» речь придаёт картине реалистичности. Но в данном случае, мне кажется, звукооператоры явно промахнулись. Вообще, весь фильм в целом мне показался сделанным слишком быстро и невдумчиво.

    Но и отмечу три плюса. Во-первых, хорошие актёры, которые как-никак попытались сыграть свои сложные роли и выразить душевное состояние, которого добивался режиссёр Александр Миндадзе. Во-вторых, хорошее качество плёнки, живые, естественные цвета. Ну и в-третьих, отличные декорации того времени, от пустых улочек до модной одежды 80-х, качественно воссозданные руины горящей АЭС.

    Каков же итог? На мой взгляд, не стоит создавать псевдоинтеллектуальное кино на основе ужасных по последствиям катастроф мирового масштаба. Не советую смотреть «В субботу». Лучше посмотрите документальный фильм «Припять» 1999 года.

    5 из 10

    14 июня 2011 | 00:53

    Этот фильм, относится к катастрофе в Чернобыле как чупа-чупс со вкусом молочного коктейля относится к корове. Взрыв на АЭС, и ещё не факт что на Чернобыльской, лишь сквозной мотивирующий объект, и фильм совсем не о нём.

    Если вы хотите посмотреть кино о том, как произошла трагедия 26 апреля 1986 года, то произведение Александра Миндадзе лишь разочарует вас. Это не фильм о Чернобыле.

    Мне показалось, что режиссёр снял не просто историю человека, перед которым стоит нравственный выбор спастись самому или предупредить об опасности окружающих. Нет, я почти уверена, что «В субботу» своего рода притча. А может философское размышление на тему гибели. Не важно чьей гибели: государства или всего человечества в целом. Это кино о тщетности попыток спастись, когда «энергоблок» уже взорван.

    «В субботу» — большая метафора. Поэтому всё там так странно, порой психоделично.

    Персонажи, скрывающие под своим расплывчатым образом целые слои общества, катастрофа о которой догадываются, но предпочитают не думать о ней и не называть вслух.

    Люди представленные в картине — уже мертвецы. И они это знают. Чувствуют подсознательно. Место, где они жили, вещи которыми они пользовались — всё это медленно превращается в пепел. Ломается каблук, словно ломаются старые привычки одевать красивую обувь по выходным, ведь теперь и выходные исчезнут. Но обитатели города не хотят смотреть правде в глаза, потому что признав её, придётся признать свою собственную быстро наступающую смерть. Этого не хочет никто. Поэтому покупаются новые туфли. И что бы отвлечься, что бы было проще врать себе и друг другу, нужно быть вместе, надо кричать и напиваться в усмерть, надо петь и плясать дикие танцы, ибо если ты один, в глаза кидается страшный реактор, подобно тому как перед сном приходят самые страшные мысли. И осознание неизбежности начинает испепелять душу. И хочется бежать, бежать, бежать…

    Весь фильм главный герой пытается убежать от этого страха неизбежной гибели. Он пытается убежать именно от страха, убеждая себя что уедет, хотя знает в глубине души, что останется здесь и умрёт вместе со всеми, потому что та система жизнедеятельности в которой он существовал, разрушена, а в другой он не сможет существовать. Весь фильм, он заглушает в себе этот инстинктивный животный страх смерти. И попадает туда, где такие же как он, кто-то так же осознанно, а кто-то просто от предчувствия неладного, устроили пир. Там можно забыться. Можно быть счастливым, какое-то короткое оставшееся время. Но это пир во время чумы. Именно поэтому он такой извращённо-отвратительный. Каждый делает то, что не позволял себе раньше. Что больше никогда себе не позволит.

    И в коротких пробелах между всеобщим сумасбродством и танцами на своих могилах, снова ясно проступает энергоблок. Эй, вы! Он никуда не делся. Он всё так же дымиться после взрыва. И вы ничего не сможете сделать. Вы можете только пить и врать себе. Он сильнее всех вас. Он погребёт вас вслед за собой, ибо ваши судьбы неразрывно связаны. Вы всегда должны быть вместе. Он удав — а вы его кролики. И не смеете пойти против.

    Люди сами убеждены, что не могут пойти против. Люди сами себя лишили выбора. Люди исчезнут вместе с энергоблоком.

    Полнейшая безысходность и темнота. Ни единого просвета. Очень тяжёлый фильм. Очень сложный. Непонятный. Сыгранный на полутонах и затрагивающий важнейшие. фундаментальные вещи.

    Я не разобралась в нём. Всё что я написала выше, скорее мои догадки, чем истина. А разбираться в нём ещё — нет сил, слишком уж сложно и тяжело.

    Наверное это высшая ступень российского арт-хауса на сегодняшний день.

    5 из 10

    12 декабря 2012 | 17:50

    Имя Александра Миндадзе чаще всего, наверняка, связывают с его сценарной деятельностью. Но не так давно этот «мастер пера» решил заявить о себе, как о режиссёре и явил на суд зрителя свою уже вторую по счёту киноработу.

    «В субботу» — кино явно не для массовой аудитории, что собственно и подтверждается относительно низкими сборами в кинотеатрах нашей необъятной Родины. Да и вообще, крайне удивил тот факт, что данную картину решили «пустить» в прокат, даже исходя из личного опыта, просто ещё свежа в памяти картина премьерного показа фильма Алексея Попогребского «Как я провёл этим летом», когда в зале находилось 7 человек, из которых двое покинули нашу несчастную «семёрку» так и не дождавшись финальных титров. Так что мотивы прокатчиков до сих пор остались для меня не особо ясны и понятны.

    Принимая во внимание слова А. Миндадзе, настаивавшего на исключительной условности в отношении того места, где разворачиваются события, описываемые в фильме, мы имеем следующее: СССР, город N, атомная электростанция, испытания 4-ого реактора, взрыв и…крушение надежд тех, кто волею судеб оказался в зоне смертельно опасной дозы радиации. После такого описания у любого, кто хотя бы раз слышал о той страшной трагедии, случившейся в апреле 1986 г., справедливо могут возникнуть возражения по поводу условного обозначения города, ведь все факты, как говорится, «налицо» и перед нами события именно того года, та самая АЭС, а главное, тот самый город! Но, если режиссёр посчитал нужным не называть тот крупный населённый пункт, то значит, это и не столь важно для того, чтобы суметь понять ту идею, которую решил раскрыть для нас автор, тем более, что картина тех ужасных событий, представленная в фильме А. Миндадзе, уже с самого начала успела вызвать волну противоречий и обвинений в искажённой и мало правдивой передаче используемого информационного источника. Поэтому, не будем, как говорится, подливать «масла в огонь» и учтём «рекомендацию» режиссёра.

    Конечно, «В субботу» — кино не о Чернобыльской трагедии, оно о человеке, часы жизни которого неумолимо бегут вперёд, не оставляя ему хоть какого-нибудь шанса продлить его жизненный путь. Что чувствует человек, осознавая свою обречённость, да и не только свою, но и всех тех, кто ему, действительно, дорог? Порой, кажется, что эмоциональность в картине просто «зашкаливает»: постоянный бег главного героя, пытающегося по сути дела, убежать от…смерти, которую он видел, каждый раз, смотря на дымящийся реактор; приходящее затем понимание того, что все попытки тщетны, ведь смерть витает уже в самом воздухе; настоящая любовь, а точнее её осознание, первая мысль о той, что по-настоящему тебе дорога и любима, но мысль, пришедшая слишком поздно, в тот момент, когда по идее всё должно закончится, а здесь же, напротив, всё только начинается. Почувствовав страх и опасность, герой Антона Шагина первым делом бежит к той, имя и образ которой подсказало ему его сердце, к той, о любви к которой в той ещё до взрыва жизни он даже и не догадывался. И эта идея в фильме настолько тонко «вплетена» в сюжет, что трогательность этой истории любви, по-моему, мало кого оставит равнодушным.

    Не стоит также упускать из виду одну из важнейших, на мой взгляд, тем, затронутых в картине — тему борьбы человека против системы. И тут уж, хочет — не хочет режиссёр, но будем конкретизировать. Ругать и хаять Советский Союз будут, наверно, всегда. Было и хорошее, и плохое, в общем-то, как всегда, идеала добиться трудно. Но, по-моему, то, что удалось показать Миндадзе в своей второй работе, безусловно, заслуживает внимания. Попыткой главного героя вырваться из уже обречённого города и спасти любимую режиссёр смог завуалировать проблему чрезмерной закрытости и информационной «блокады» (всем уже давно известно, что жителей Припяти, например, оповестили далеко не сразу после аварии, а сообщение о взрыве 4-ого реактора в некоторых регионах появились в печати только после 1 мая!).

    Куда бежать, если постепенно понимаешь, что бег этот, как в данном случае, бессмыслен? Замкнутый круг, из которого нет выхода! Тогда, наверно, даже будучи обессиленным, но не сломленным духом, только и остаётся, что «сжать кулаки», как бы, показывая тем самым, что борьба ещё не окончена…

    9 из 10

    29 апреля 2011 | 16:15

    «Человек после катастрофы»- именно так Дмитрий Быков описал основную тематику творчества Александра Миндадзе, одного из лучших российских сценаристов. И, надо признать, такая краткая формулировка попадает в свою мишень. Действительно, в каждой истории Александра главный герой, самый обычный человек, в завязке переживает некую катастрофу, будь то столкновение поездов или избиение гражданина, и по сути, завязка фильмов Миндадзе является и кульминацией, в то время как остальная часть является длинной анализирующей развязкой, на протяжении которой герой способен пережить внутреннюю перемену или не меняться вовсе. И последняя на данный момент картина Александра Миндадзе, являющаяся второй его режиссерской работой, «В субботу» продолжает эту тему.

    На этот раз режиссер и сценарист Александр обратился к мрачной истории Чернобыля 1986 года. Главное лицо фильма — комсомольский работник Валерий, становится одним из первых, кто знает об аварии АЭС. И разглашать кому- либо об этом запрещено, особенно в субботу, когда жизнью льет по полной, когда народ ни в чем себе не отказывает. Валерий в смятении, он не знает, как правильно поступить. Попытка предупредить город- все равно что идти под пули. Как ни странно, но даже близких людей он не в состоянии спасти. И единственное, что ему остается делать — это плыть по течению гуляющего народа, зная, что это последняя суббота- день Вольной Жизни. И именно его душевная паника, смешанная с искусственным весельем, доводит до необъяснимых поступков.

    Это фильм- эмоция. Эмоция тревоги в шкуре бытовой беззаботности. Как и любой другой арт-хаус, это киноиммитация. В него нужно проникнуть с самого начала, и только тогда можно войти во внутренний мир главного героя, ощутить в его душе апокалипсис, его зажатость между двумя катастрофами, аварийной и моральной. Чтобы достичь нужного настроя, Миндадзе использует свое умение писать диалоги, которые сложно понять из-за того, что речь героев обрывочна, несколько смутная для зрителей, и за счет этого реплики естественны, лишены дуболомности и ненужной литературности. Понять, о чем говорят персонажи нелегко, но почувствовать их внутренние миры можно. И это немало. А также в этом фильме интересная операторская работа. Здесь ни разу не был использован штатив. Все снималось вручную, и зрителя ни на секунду не покидает трясущийся обзор. Так сделано не потому, что авторы работали непрофессионально, дрожь камеры помогает нам почувствовать самую настоящую панику. Первое время на это смотреть будет тяжело, но это вполне выполнимая задача.

    Что можно сказать об исполнителях? Я спокойно отношусь к Антону Шагину, парень играть умеет, хотя ему очень недостает каких-нибудь ярких ролей. Если честно, я его не сразу узнал, и, надо сказать, он справился со своей ролью. Да и остальные хороши. Вообще это один из главных плюсов Миндадзе, как сценариста. Александр не прописывает до дотошных деталей характеры героев, давая возможность актерам дорисовать образы самим. Видно, что актеры получали удовольствие, и наигранности как таковой не ощущалось.

    Говоря о кинокартине в целом, я бы мог порекомендовать этот фильм любителям авторского кино, а также тем, кто хочет окунуться в атмосферу последнего гуляющего дня Чернобыля. А остальным тут делать нечего, для них фильм покажется слишком «чернушным» и угнетающим. А фильму я присуждаю:

    7 из 10 

    (кое-где режиссеру не хватило любви к своим героям)

    18 июня 2012 | 12:07

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>