всё о любом фильме:

В субботу

год
страна
слоган-
режиссерАлександр Миндадзе
сценарийАлександр Миндадзе
продюсерАлександр Роднянский, Сергей Мелькумов, Матиас Эше, ...
операторОлег Муту
композитор-
художникДенис Бауэр, Ирина Гражданкина, Екатерина Химичева
монтажДаша Данилова, Иван Лебедев
жанр драма, ... слова
сборы в России
зрители
Россия  16.2 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время99 мин. / 01:39
Номинации:
26 апреля 1986-го года — первый день после аварии на Чернобыльской АЭС. Суббота «незнания». Суббота, когда жизнь нельзя отменить, когда девушки надевают выходные туфли на каблуках — потому что суббота — выходной день. События фильма разворачиваются в первые 24 часа с момента аварии. Главный герой картины становится невольным свидетелем катастрофы. Случайно он узнает всю правду о трагедии и оказывается перед моральным выбором: спасти людей или выполнить приказ «сверху» и не сеять панику.
Рейтинг фильма
IMDb: 5.50 (439)
ожидание: 98% (566)
Рейтинг кинокритиков
в России
100%
8 + 0 = 8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Большая часть съемок проходила в городке Светлодарск (Донецкая область, Украина). При этом съемочная группа жила в местном профилакториии.
    Трейлер 01:41
    все трейлеры

    файл добавил{FrontTable}

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 9975 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Имя Александра Миндадзе чаще всего, наверняка, связывают с его сценарной деятельностью. Но не так давно этот «мастер пера» решил заявить о себе, как о режиссёре и явил на суд зрителя свою уже вторую по счёту киноработу.

    «В субботу» — кино явно не для массовой аудитории, что собственно и подтверждается относительно низкими сборами в кинотеатрах нашей необъятной Родины. Да и вообще, крайне удивил тот факт, что данную картину решили «пустить» в прокат, даже исходя из личного опыта, просто ещё свежа в памяти картина премьерного показа фильма Алексея Попогребского «Как я провёл этим летом», когда в зале находилось 7 человек, из которых двое покинули нашу несчастную «семёрку» так и не дождавшись финальных титров. Так что мотивы прокатчиков до сих пор остались для меня не особо ясны и понятны.

    Принимая во внимание слова А. Миндадзе, настаивавшего на исключительной условности в отношении того места, где разворачиваются события, описываемые в фильме, мы имеем следующее: СССР, город N, атомная электростанция, испытания 4-ого реактора, взрыв и…крушение надежд тех, кто волею судеб оказался в зоне смертельно опасной дозы радиации. После такого описания у любого, кто хотя бы раз слышал о той страшной трагедии, случившейся в апреле 1986 г., справедливо могут возникнуть возражения по поводу условного обозначения города, ведь все факты, как говорится, «налицо» и перед нами события именно того года, та самая АЭС, а главное, тот самый город! Но, если режиссёр посчитал нужным не называть тот крупный населённый пункт, то значит, это и не столь важно для того, чтобы суметь понять ту идею, которую решил раскрыть для нас автор, тем более, что картина тех ужасных событий, представленная в фильме А. Миндадзе, уже с самого начала успела вызвать волну противоречий и обвинений в искажённой и мало правдивой передаче используемого информационного источника. Поэтому, не будем, как говорится, подливать «масла в огонь» и учтём «рекомендацию» режиссёра.

    Конечно, «В субботу» — кино не о Чернобыльской трагедии, оно о человеке, часы жизни которого неумолимо бегут вперёд, не оставляя ему хоть какого-нибудь шанса продлить его жизненный путь. Что чувствует человек, осознавая свою обречённость, да и не только свою, но и всех тех, кто ему, действительно, дорог? Порой, кажется, что эмоциональность в картине просто «зашкаливает»: постоянный бег главного героя, пытающегося по сути дела, убежать от…смерти, которую он видел, каждый раз, смотря на дымящийся реактор; приходящее затем понимание того, что все попытки тщетны, ведь смерть витает уже в самом воздухе; настоящая любовь, а точнее её осознание, первая мысль о той, что по-настоящему тебе дорога и любима, но мысль, пришедшая слишком поздно, в тот момент, когда по идее всё должно закончится, а здесь же, напротив, всё только начинается. Почувствовав страх и опасность, герой Антона Шагина первым делом бежит к той, имя и образ которой подсказало ему его сердце, к той, о любви к которой в той ещё до взрыва жизни он даже и не догадывался. И эта идея в фильме настолько тонко «вплетена» в сюжет, что трогательность этой истории любви, по-моему, мало кого оставит равнодушным.

    Не стоит также упускать из виду одну из важнейших, на мой взгляд, тем, затронутых в картине — тему борьбы человека против системы. И тут уж, хочет — не хочет режиссёр, но будем конкретизировать. Ругать и хаять Советский Союз будут, наверно, всегда. Было и хорошее, и плохое, в общем-то, как всегда, идеала добиться трудно. Но, по-моему, то, что удалось показать Миндадзе в своей второй работе, безусловно, заслуживает внимания. Попыткой главного героя вырваться из уже обречённого города и спасти любимую режиссёр смог завуалировать проблему чрезмерной закрытости и информационной «блокады» (всем уже давно известно, что жителей Припяти, например, оповестили далеко не сразу после аварии, а сообщение о взрыве 4-ого реактора в некоторых регионах появились в печати только после 1 мая!).

    Куда бежать, если постепенно понимаешь, что бег этот, как в данном случае, бессмыслен? Замкнутый круг, из которого нет выхода! Тогда, наверно, даже будучи обессиленным, но не сломленным духом, только и остаётся, что «сжать кулаки», как бы, показывая тем самым, что борьба ещё не окончена…

    9 из 10

    29 апреля 2011 | 16:15

    Когда началась так называемая новая волна в музыке так в 70-х годах, то многие песни были посвящаны страху перед ядерным оружием, перед атомом, перед тем, что в один миг может уничтожить целый мегаполис. К примеру, песня Frankie Goes to Hollywood — Two tribes. Страх перед атомом, даже если перед ним ставили прилагательное «мирный» всё равно присутствовал в человеке, и никто не хотел снова увидеть «Хиросиму и Нагасаки». Но со временем люди привыкли к тому, что атомные электростанции повсюду, что атом действительно может быть мирным, так бояться нечего. Рядом с крупными городами строили разные АЭС, к примеру, хоть та АЭС, которая около (ну относительно) моего дома — Ленинградская. Именно из-за привыкания к атому многие герои фильма, как и реальные люди, с которых герои были сделаны, долго не могли поверить, что реактор взорвался.

    В ту субботу должны были быть 26 свадеб. Солнечный день, зелёная трава, голубое небо — «what a wonderful world». Мы как раз будем присутствовать на одной из свадеб, куда попадает герой Антона Шагина по имени Валера, или в определённых кругах — Джонни. И дальше практически всё действие фильма происходит на этой свадьбе, где наш Джонни Браво умудряется, и подраться, и напиться и даже поссорится — помирится и снова поссорится со своей девушкой.

    Фильм очень странный. Очень раздражает ручная камера, которая не делает нас участниками событий, и одновременно не делает и их зрителем (нам навязывают кадр, мы не можем выбирать, мы не можем жить в этом пространстве, а должны более минуты смотреть на лицо Шагина). Камера дистанцирует нас со всем происходящим и в итоге мы сидим, пытаясь понять для чего это сделано, но ответа так и не находим. Оператор Олег Муту, которого многие знают по фильму «4 месяца, 3 недели и 2 дня» в этот раз выбирает рискованную дорожку, которая либо даст бурные овации, либо всплеск негодования. В моём случае получился всплеск.

    Придаёт некую странность фильму то, что мы зрители знаем о том масштабе, который причинит взрыв, а герои нет. Нам по-своему их жалко, мы хотим, чтобы они спаслись, чтобы успели сесть на последний поезд. Но вообще, если честно, нужно ли это бегство? Ведь герой тогда бежал бы не от смерти, а от жизни, которая как раз и бурлила в субботу в этом будущем городе-призраке. Там друзья, там девушка, там веселье, а зачем бежать от жизни, которая настолько прекрасна?

    И вот здесь вообще хочется сказать, что это один из первых за долгое время фильмов «made in Russia», который просто пышет жизнью, в котором чувствуется драйв, энергия, страсть и любовь. Это живой фильм, пусть и на фоне таких страшных событий. А то посмотрите, выходят всякие «Кочегары», «Овсянки», да хоть тот же «Край» — везде кто-то умирает, кому-то не везёт, девушки падают не в лес, а в реку, которая в двух километрах, медведи весят на паровозах, а якуты учатся убивать подручными средствами. Возможно, Александр Миндадзе сможет подтолкнуть продюсеров и режиссеров снимать кино о хорошей жизни, о веселье, о счастье. А то, простите, чернуху можно и на РЕН-ТВ увидеть, зачем ходить в кино?

    Фильм, конечно же, не о Чернобыле, а о людях, которые попали в эту ситуацию, которые встают перед выбором — жизнь или смерть, выбирая жизнь, но оставаясь при этом в городе. Хороший фильм, многослойный, а самое главное не оставляющий никого равнодушным.

    22 марта 2011 | 22:10

    Фильм заинтересовал меня сразу, как только я о нем услышала. Первый день катастрофы на Чернобыльской АЭС, взгляд на нее глазами обычного человека, переживания этого конца света в буквальном смысле и так далее.. — я наивно полагала увидеть все вышеперечисленное, и надеялась на еще один обнадеживающий кино-экземпляр отечественного производства. Но что, что я увидела вчера в кинотеатре, было странно, практически невыносимо, и до того неоднозначно, что фильм очень трудно оценивать в принципе.

    Многообещающее начало: взрыв в четвертом блоке, молодой человек Валера, узнавший об этом одним из первых, приказ сверху не сеять панику и выматывающая пробежка к единственному человеку, которого ему пришло в голову забрать с собой из обреченного города… Это занимает минут 20 от всего фильма. Но так уж устроен человек: ему проще не верить в страшное, чем осознать всю его неизбежность. И благодаря девушке Вере, их отбытию из города препятствуют мелкие, но неприятные события: сломанный каблук, и как следствие покупка новой пары обуви, отсутствующий паспорт, и как следствие чужая свадьба и так далее и тому подобное.

    Повествование резко и, увы, безвозвратно уходит в сторону от основной линии и полностью посвящает себя взаимоотношениям и бесконечным разборкам главного героя с былыми друзьями, с которыми когда он когда то играл в одной группе, и пожалуй-то друзьями их назвать тоже можно с большой натяжкой; сердечным беседам с другом, который женится в этот день, и конечно же безмолвным переживаниям самого Валеры, который знает точно, что жизнь здесь навсегда закончилась. Все это довольно таки сносно звучит, но оказалось настолько трудно для восприятия, что я не припомню еще случая, чтоб я так мучительно досиживала фильм.

    Полтора часа — минимум для полнометражного фильма — в этом случае превратились для меня как минимум в три. Причин несколько…

    Первая — это манера съемки. Трясущаяся камера — довольно таки распространенный и привычный прием, придает необходимую реалистичность фильму, когда используется в меру. Но здесь… Глаза устали от этой безумной тряски уже через полчаса после начала. Я все понимаю, но когда скачущие затылки без конца перемежаются с чьей-нибудь физиономией, демонстрирующейся на протяжении 10 минут, и снова меняются на чей то затылок, ноги или еще чего похуже, и так на протяжении полутора часов — это крайне тяжелое зрелище.

    Вторая — это совершенно невразумительные по сути своей диалоги. То, что говорят друг другу действующие лица, понятно не всегда, отчасти из-за дикции, отчасти из за скудости языка, и в результате все диалоги сводятся к «Ты чо?» и А ты чо?» На мой взгляд, какая-то неоправданная дебилизация общества.

    Третья — конечно, само построение сюжета. Умом, то, что хотел сказать режиссер, понять можно. Понятны мытарства главного героя, который разрывается на протяжении всего фильма между желанием бежать из города в одиночку, к чертовой матери, и в тоже время он как будто бы боится это сделать один и держится за своих сомнительных приятелей, как за спасительный жилет. Понятна субботняя жизнь города, в котором уже произошла страшная и непоправимая катастрофа, масштабы которой еще не оценены, и люди продолжают свои дела, находясь в счастливом неведении. Универмаги, свадьбы, отдых — все идет своим чередом.

    Но вот форма, в которой все это изложено, показалась мне абсолютно неудобоваримой. Как я уже сказала, 20 минут фильма вселяют надежду, а оставшиеся 1 час 10 мин, зритель вынужден наблюдать крупные планы разных людей в разной степени алкогольного опьянения, выясняющих какие-то невнятные, одним им ведомые отношения, их неизменно потные, красные лица, и слушать их тоже не совсем понятные бесконечные беседы, которые, в конечном счете, ни к чему не приводят.

    И после просмотра лично я ощущала легкий шок и недоумение, и при всем желании оправдать создателей мне не удалось. Понять это можно, но смотреть на это, увы, невозможно.

    3 из 10

    26 марта 2011 | 22:17

    Не так давно я был в Чернобыле. До сих пор под впечатлением сталкеровских пейзажей, зашкаливающих радиометров, города-призрак Припять, детских игрушек вперемешку с не распакованными противогазами, пожарной части, новых каруселей, на которых так никто и не успел прокатиться… В теме Чернобыльской трагедии мощнейшего драматургического материала на 100 серий хорошего, глубокого кино. В предвкушении глубины и правды я сел смотреть сие произведение…

    Но все что я увидел — это Антон Шагин, много бегающий и совершающий бессмысленные поступки. Окружен он неприятными людьми (в исполнении не известных мне актеров).

    Смотреть картину физически тяжело: ведь оператор, что бы замаскировать ПУСТОТУ, энергично трясет камерой и мучает зрителей крупными планами, весь фильм.

    Главные герои Чернобыльской трагедии (простые солдаты, пожарные, которые практически голые работали на расчистке и умирали в муках) — авторам показались не интересны, в фильме их нет. Вместо них показан сброд каких-то дегенератов.

    Главный антигерой (радиация) тоже не показан. Графитом в фильме чуть ли не закусывают. (см К-19)

    Второй антигерой (бесчеловечность советской системы) — бегло и тяп-ляп.

    Итого: безыдейное, пустое, слабо-художественное кино.

    Жаль, что это ВСЁ чем «киноиндустрия» СНГ смогла разродиться к 25-й годовщине трагедии.

    1 из 10

    21 января 2012 | 21:25

    26 апреля 86-го, первый день после аварии на Чернобыльской АЭС, главный герой должен молчать — пока одни женятся, другие поют на этой свадьбе песни, третьи продают вино, самые умные прыгают в первый попавшийся поезд, а он, зажатый в тисках почти друзей, почти девушки и почти совести, сгибается и бежит, бежит. Это несколько ходульная, но только на первый взгляд, очень мельтешащая драма, в которой Миндадзе по-настоящему смог себя «отпустить», расслабленно выдавив из тюбика несколько слоев краски и размазав. В конечном итоге только это и остается — фильм укачивает, излучение чувствуется через экран, все качается, монтаж где-то между делом склеивает, камера впивается в лица — оператор, в фильмографии которого числится румынский прорыв «4 месяца, 3 недели, 2 дня», делает кашу из конечностей и пятен. Фильм-катастрофа по-русски, выполненный в советских тонах, фильм-побег, все поставивший на актеров и между делом стремящийся завладеть каждой частицей души. Не удается только самого главного — после него как будто совсем не страшно, во время него — разве что от многогранной толкучки, толпы, которая постоянно проглатывает героя. Лучший момент — выбор туфель, где женщина бесконечно примеряет, а за спиной разверзается дыра катастрофы, мужчина мечется, а она все меняет пары; остальное — резко, давяще, но не слишком убедительно. Вот герой бежит по мосту, вот садится в грузовик, выскакивает из него, падает, наслаивается много шума из ничего, ора и беспричинных падений на пол, драк, все друг друга пихают, бьют по лицам, иногда бегают смотреть на дымящийся реактор издалека — и снова бегут обратно в жизнь, в субботу. Всеобщая паника скукоживается до размеров одного человека, ноги не слушаются, в воздухе витает осознание, что кто-то умрет — понятно, что совсем скоро и почти все, сюжет отпущен в свободное плавание, в какой-то момент даже возникает ощущение документалистики: между домами бегает усатый парень и прямо в кадре решает, что дальше. На фоне недавней трагедии в Японии фильм кажется совсем диким в этих путешествиях по коридорам и улицам, пробежках от реактора до станции, а потом куда-то еще — в том страшном молчании, которое, несмотря на невозможный окружающий шум, пронзительно оглушает.

    27 марта 2011 | 20:12

    Совершенно нетривиальное чисто русское кино, рассчитанное, в том числе, и для зарубежного зрителя (о чём говорят, по крайней мере, англоязычные титры). Мне кажется, такие фильмы не стоит показывать иностранцам. Они просто не поймут нас…

    Герой Андрея Шагина — один из немногих человек, узнавших о чернобыльской катастрофе 26 апреля 1986 года гораздо раньше всех остальных. Он совершенно потерян, его мучает ужасная весть о происшедшем. Он хочет как можно быстрее уехать из Чернобыля, забрав с собой любимую девушку. Но в то же время героя удерживают родные места, близкие друзья, с которыми у него своя музыкальная группа…

    «В субботу» оказался совершенно небанальным фильмом, не тем, что я ожидал увидеть. С одной стороны, это интересный сюрприз. Но, с другой стороны, создатели фильма явно «перегнули палку», показывая молодежь 80-х годов. Слишком много экспрессии, слишком мало здравого смысла. Фильм-опровержение выражения «перед смертью не надышишься». Я понимаю, что это менталитет русского человека — жить сегодняшним днём, «авось да небось». Но не настолько же всё можно усугублять и гипертрофировать. Показанный бессмысленный ресторанно-свадебный балаган смахивает на какой-то шабаш бешеных, потных чертей в канун Варфоломеевской ночи, которые хлещут вино рекой и засовывают в рот салат оливье не ложкой, а пальцами, то собачатся и дерутся, то обнимаются и целуются…

    …а на самом-то деле, бедлам происходит во время… чернобыльской катастрофы. Кино — это вид искусства, каждый в праве творить всё, что захочет, строить любые аллегории, метафоры, олицетворения и т. д. Но при такой нешуточной, серьёзной тематике, как мировые бедствия, мне кажется, не следует кривить душой и искажать действительность. Не стоит показывать чернуху, совершенно не связанную с центральной проблемой «В субботу». Хотя бы из-за уважения ко всем многочисленным погибшим после пожара на Чернобыльской АЭС.

    И ещё два мелких недостатка. Во-первых, слишком резкий, дёрганый монтаж, стиль «бегущей любительской» съёмки. При просмотре быстро устают глаза и теряется внимательность к происходящему. Во-вторых, некачественный тихий, невнятный звук. Местами совершенно не ясно, о чём говорят герои. Я не противник отсутствия озвучивания, наоборот, «живая» речь придаёт картине реалистичности. Но в данном случае, мне кажется, звукооператоры явно промахнулись. Вообще, весь фильм в целом мне показался сделанным слишком быстро и невдумчиво.

    Но и отмечу три плюса. Во-первых, хорошие актёры, которые как-никак попытались сыграть свои сложные роли и выразить душевное состояние, которого добивался режиссёр Александр Миндадзе. Во-вторых, хорошее качество плёнки, живые, естественные цвета. Ну и в-третьих, отличные декорации того времени, от пустых улочек до модной одежды 80-х, качественно воссозданные руины горящей АЭС.

    Каков же итог? На мой взгляд, не стоит создавать псевдоинтеллектуальное кино на основе ужасных по последствиям катастроф мирового масштаба. Не советую смотреть «В субботу». Лучше посмотрите документальный фильм «Припять» 1999 года.

    5 из 10

    14 июня 2011 | 00:53

    Отвратительный фильм.

    Главный герой все время куда-то бежит, и если вначале еще понятно, зачем, то во второй половине фильма это больше похоже на бред.

    Авария, радиация, спасайся! Бери подружку и едь! Но нет, намного важнее идти в универмаг за лодочками, а потом играть на свадьбе и напиваться вхлам.

    Удивительный пример «как не надо делать» — первоначальная задумка утеряна ради желания режиссера преподнести себя и свое творение в свете психоделики и душевных переживаний героев.

    Мне не понравилась идея фильма(если такова присутствует), мне не понравилась игра главного героя, в особенности его натужено-перепуганное выражение лица. И я очень надеюсь, что другой режиссер все-таки снимет достойную картину на эту тематику.

    1 из 10

    17 октября 2011 | 01:56

    Посмотрела.

    Страшно.

    А ведь и правда — от этого не убежишь. Куда ни прячься, как ни напивайся, что ни делай — все обречены. И мне кажется, это понимает главный герой картины особенно точно во время игры на барабанной установке. До этого момента он бежал, старался спастись. А теперь он с ужасом смотрит на эти уже человеческие трупы. Он понимает, что сам тоже обречен на эту уже бссмысленную веселость, на эту «жизнь». Ту, что осталась.

    Сильный момент в картине — на свадьбе у жениха спросил про невесту, ведь в животе ребенок. И что ? Ровно на минуту стало страшно. Вдруг. Пустота. Опустились руки. И ноги уже не бегут.

    Главный герой бесподобен. Просто класс. Он показал всю сущность мужика — любит — но не настолько, честен — но не со всеми, дружит — но не всегда. Нет смелости признаться, заорать, да просто что-нибудь сделать, чтобы как-то спасти и себя, и других близких людей.

    Обидно, но еще раз поняла — один в поле не воин. А пытался ли Валерка быть воином ? Решимость была, но потом, по мере набора неких препятствий, несуразностей, пропадает. Остается только догадываться и додумывать то, что происходит в голове у главного героя. А додумываешь в силу своего жизненного опыта. Честно говоря, не знаю, как бы сама поступила в данной ситуации.

    Фильм тяжелый, но не для восприятия, а скроее для дальнейшей работы над своими чувствами, над собой. Не надо простых фильмов, нужен фильм — правда. У режиссера получилось.

    За то, что очень редко после просмотра фильма мне хочется спросить себя, как бы я поступила — 

    9 из 10

    29 апреля 2011 | 12:48

    Досмотрев до конца сие творение Миндадзе, я поставила себе твердую пятерку за терпение и уснула с неприятной мыслью о плачевном состоянии нашего кинематографа. И всем киноэстетам настоятельно советую не смотреть подобное на сон грядущий. А лучше вообще не смотреть, ибо — пустая трата времени, сил и нервов. Хотя с другой стороны, плохой пример, тоже пример. И на чужих ошибках тоже учатся.

    Итак, сюжет.

    Парнишка Валя узнав о предстоящей катастрофе бежит спасать свою возлюбленную, однако сделать это не так просто, потому что возлюбленная оставила паспорт в ресторане, в котором должна выступить с группой на свадьбе. Бедному Вале ничего не остается как тоже остаться в ресторане и подыграть друзьям на барабанах.

    Условно картину можно разделить на две части. Первую часть фильма Валя бежит. Бежит быстро и отчаянно. Причем бежит Валя, казалось бы, от реактора. Но в итоге, прибегает обратно к реактору. Вторую часть фильма Валя пробирается сквозь толщу пьяных морд. Ну и, пожалуй, можно добавить третью часть, менее динамичную — Валя в пьяном угаре. С описательной частью покончили. Переходим к анализу.

    Безусловно страстная и глубокая игра Антона Шагина может оставить свой след, но слишком «глубокая» работа оператора, этот след, к сожалению, стирает. Этим переизбытком крупных планов и чересчур дрожащей камерой, режиссер, видимо пытался создать эффект присутствия, а получился эффект отсутствия. Задача режиссера исследовать чувства героя под микроскопом провалилась. Это утрированное изложение сценария и примитивный сюжет не оправдали себя. Поэтому, увы…

    27 апреля 2011 | 17:59

    Не то, чтобы фильм совсем не смотрибельный — но он меня ужасно разочаровал. Возможно, чересчур мы избалованы масштабными фильмами-катастрофами, что локальная история мелкого человека, случайно прикоснувшегося к большой трагедии, меня просто не тронула? Возможно, и так.

    Но за чередой суматошных метаний героя и вроде бы имеющих место событий потерялось что-то главное. Действительно хотелось увидеть, как всё было в тот день, ан не вышло.
    Почему? Попытаюсь разобраться.

    Момент 1. Съёмка. Чтобы передать всё «глазами героя» камера мечется вместе с ним, держа в основном крупные планы. Вроде бы документализм, модный приём «бытовой съёмки» и прочая и прочая. Но, по-моему, вышел большой перебор с крупностью. В итоге картинка получилась какая-то обрывочная, нет цельной картины происходящего. И местами просто непонятно, что происходит… В минус.

    Момент 2. Сюжет. А он, собственно, есть? Вот герой бежит, вот останавливается и смотрит безумным взглядом, вот опять бежит, кого-то хватает. Потом круговорот лиц, свадьба-пьянка (неизвестно зачем растянутая на две трети фильма), и большая часть происходящего на экране лишена всякого видимого смысла.

    Мало того: череда мелких, незначительных и неинтересных подробностей затягивает, как кошмарный сон. Путаешься в этих крупных планах, в этих обрывочных диалогах, как в ватном одеяле — а проснуться не можешь. И сон-то кошмарный — не потому, что страшно, а потому что надоедливо и нелогично. Ещё минус.

    Момент 3. Диалоги. Половины толком не слышно, потому что задыхаясь на бегу, а другая половина из контекста выпадает (помимо того, чтоб персонажей запомнить, надо ещё понять по их обрывочным фразам, что за редиска наш герой, как он ушёл из музыкального коллектива в комсомол и стал ренегатом и т. п.). То есть вдобавок к невнятному сюжету ещё и невнятные диалоги. Снова минус.

    Момент 4. Герои. Ладно, они не отличаются геройским поведением — истинные герои в это время были там, внутри. А это вот перед нами простые люди, которые ничего не знают и живут своей обычной жизнью. Развлекаются — суббота у них, видишь ли. А с другой стороны… Ни одного, кому хочется посочувствовать.

    Главный герой ведёт себя зачастую бессмысленно, большого страха или беспокойства в нём не заметно — так чего мечется, как окаянный? Идейно противопоставленные ему музыканты на свадьбе тоже симпатии не вызывают (помимо Петкуна, а он спит полфильма). Свадьба — сборище полупьяных, ничего особенного, кроме бардака, фильму не придаёт. Девушка — из тех, кто перед Концом света пойдёт новые туфли покупать под шумок… И это у нас «простые обычные люди»?.. Ставлю большой субъективный минус.

    Момент 5. Идея. А в чём она? Рассказать, как незнание о трагедии потихоньку ломает жизни ни в чём не повинных людей? Или показать как шумно пили и праздновали, да ещё бегали из стороны в сторону в поисках незнамо чего? Это что — новое слово в кинематографе? Может, стоило лучше показать побольше станции и поменьше обиженных на судьбу гитаристов?

    А в итоге что мы имеем? Ощущения трагедии нет. Душевный терзаний героя глазу не видно (а был ли мальчик?), характера нет (прилип к самовольной девке, да так ничего и не добился от неё), действий он никаких существенных не предпринимает. А несколько кадров горящего реактора издалека даже не дают почувствовать трагедию — камера снова «убегает». В общем, сдулась идея: опять минус.

    Момент 6. Музыка. Временами очень напрягали странные песни, которые пелись на свадьбе. Тоже минус — уже дополнительный.

    В общем, можно было сделать лучше. Нормально бы снять, с грамотной раскадровкой, с парочкой панорамных облётов (и чтоб у оператора руки не тряслись, или он тоже по красненькому вдарил?), включить хотя бы одного героя, который «почувствовал и испугался» по-настоящему (Шагин был неубедителен для меня), свести бы до минимума надоедливую свадьбу с их мелкими заботами — да, можно было сделать неплохой фильм.

    Но не сделали. Потому что фильм о пьяной субботе и фильм об аварии — слишком разные темы. Смешивать надо было осторожнее и с умом. А так

    4 из 10

    Максимум

    21 ноября 2011 | 19:05

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>