всё о любом фильме:

В пасти безумия

In the Mouth of Madness
год
страна
слоган«Приходилось ли вам жить в романе ужасов?»
режиссерДжон Карпентер
сценарийМайкл Де Лука
продюсерСэнди Кинг, Майкл Де Лука, Артист В. Робинсон
операторГэри Б. Кибби
композиторДжон Карпентер, Джим Лэнг
художникДжефф Джинн, Питер Гранди, Робин Мишель Буш, ...
монтажЭдвард А. Уоршилка
жанр ужасы, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  2.05 млн,    Франция  182.1 тыс.,    Испания  126.7 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время91 мин. / 01:31
Произведения Саттера Кэйна побили все рекорды популярности — Стивену Кингу такое не снилось. Эффект, производимый на некоторых почитателей таланта Кэйна, — полная дезориентация и потеря памяти, массовые вспышки насилия, шизофреники, переполнившие клиники. Сам же автор романов ужасов, приносящих бешеный доход издательствам, исчез уже два месяца тому назад. Для его поисков издательство нанимает страхового агента Джона Трента, и поиски приводят его в город, описанный в книге, но отсутствующий на карте…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
47%
15 + 17 = 32
4.9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм «Робот-монстр» (1953), который смотрит герой Сэма Нила ближе к финалу — это один из любимых фильмов про монстров Карпентера в детском возрасте.
    • Сэм Нил, который начинал как режиссёр, давал Карпентеру полезные советы во время съёмок. Среди прочего он посоветовал снять некоторые кадры в сцене в отеле сверху.
    • Персонаж писателя Саттера Кейна — явственная отсылка к другу Джона Карпентера Стивену Кингу, с которым ранее работал и Карпентер («Кристина» (1983)) и сценарист и продюсер Майкл Де ЛукаГазонокосильщик» (1992)). «Хобс энд» — выдуманный городок в штате Мэн — намёк на «Касл рок», место действия многих романов Кинга, и сама тема взаимоотношения писателя и толпы чрезвычайно сильно развита в творчестве Кинга.
    • Фильм представляет собой дань уважения Говарду Филлипсу Лавкрафту, и содержит множество отсылок к его произведениям. Название фильма похоже на «В горах безумия» (In the mountains of madness), любимый рассказ Лавкрафта. Фильм начинается со сцены, где героя помещают в сумасшедший дом, и дальнейшее повествование идёт в его воспоминаниях — излюбленный приём Лавкрафта. Также, в фильме содержится отсылка к «Старейшинам» — персонажам «Мифов Ктулху», и упоминаются места и персонажи (например, миссис Пикман) из его текстов. В фильме есть и прямое цитирование Лавкрафта: когда Джон Трент читает отрывки из книг Саттера Кейна.
    • Саттер Кейн по ходу фильма произносит фразу «Я говорил тебе, что мой любимый цвет — голубой?» У всех персонажей картины на крупных планах голубые глаза.
    • Фильм завершает «Трилогию апокалипсиса» Джона Карпентера, начатую фильмами «Нечто» (1982) и «Князь тьмы» (1987).
    • Здание, в котором снимались сцены сумасшедшего дома — это водоочистная станция в Торонто. В ней часто снимались также сцены и для других фильмов. После 11 сентября 2001 года станция стала закрытым объектом, и больше там уже ничего не снимут.
    • «Хобб» (Hobb) — это устаревшее слово английского языка, означающее «дьявол»
    • Оригинальные названия шести книг Саттера Кейна, обложки которых герой Сэма Нила использовал для составления карты, таковы: «The Hobb`s End Horror», «The Feeding», «The Whisperer in the Dark», «Something in the Cellar», «The Breathing Tunnel» and «In the Mouth of Madness».
    • В качестве «Чёрной церкви» Хобб-Энда был снят собор Преображения Словацкой грекокатолической церкви.
    • еще 7 фактов
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Когда Джона помещают в мягкую комнату, даже без кровати, дабы он себе не навредил, лечащий врач оставляет в ней стол после ухода, что противоречит правилам.
    Трейлер 01:54

    файл добавилTimofeiTimoshenko

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 3.0/10
    В 1995 году на фестивале во французском городе Жерармере (он пришёл на смену киносмотру в Авориазе, где целых два десятилетия проводились конкурсные состязания фантастики и фильмов ужасов) картина Джона Карпентера, одного из тех, кого можно назвать классиком жанра, не случайно соседствовала с работой другого аса — Уэса Крейвена, который включил своё имя даже в заголовок: «Новый кошмар Уэса Крейвена». Критики твердили о свежей струе в творчестве этих мастеров, якобы воспользовавшихся постмодернистским принципом построения лент на стыке вымысла и действительности, пародии и подлинного страха. Однако в этом смысле предпочтительнее выглядели произведения более молодых режиссёров, которые были показаны тогда в Жерармере — «Божественные создания» Питера Джексона и «О смерти и любви» Микеле Соави. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 14 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Заключительный фильм «Трилогии Апокалипсиса» Джона Карпентера — «В пасти безумия» можно справедливо отнести к самым лучшим работам режиссёра. Действительно картина выдалась очень достойной и приятной для просмотра, сценарий которой основан на произведениях незабвенного Лафкрафта, давшего так много для развития жанра хоррор.

    Фильм повествует нам о страховом агенте в исполнении Сэма Нила, нанятого издательством, для поиска одного очень плодовитого и известного писателя — Саттера Кэйна, бесследно пропавшего уже два месяца назад. Вскоре главный герой и его спутница находят некий город, не отмеченный на карте, но описанный в книге Кэйна.

    С первых же минут просмотра, фильм заставляет зрителя испытывать настоящий страх и напряжение, приковывая его к экрану. Разобраться в развивающемся действии порой бывает тяжело, так как фильм представляет собой кошмарные фантасмагории, свойственные произведениям Лафкрафту. Сюжет довольно часто перемещает смотрящего то в некий чудовищный сон, то в реальность, а порой и забрасывает его в какое-то трудно представимое небытие.

    Карпентер превосходно сумел передать атмосферу пустынного города-призрака, который является обителью зла, пытающегося прорваться в реальность через страницы книги Кэйна. Картина содержит не мало жутких моментов, они появляются по мере развития событий. Это, например, странные монстроподобные люди, передвигающиеся на велосипедах или же настораживающая группа детишек, которая может напомнить «Детей кукурузы». Убийства в фильме показаны не слишком явно, но тем не менее это ни коим образом не вредит картине, а лишь только заставляет зрителя нервничать ещё сильнее в ожидании грядущего действа.

    Монстры в фильме очень страшные, сделанные прямо так, как и описывал их Лафкрафт в своих произведениях. Подобных им чудовищ можно увидеть в «Дагоне», который был снят в 2001 году. Финал картины не подкачал и достойно завершил как «В пасти безумия», так и всю «Трилогию Апокалипсиса», подведя наконец-то черту под сюжетом этого франчайза.

    Актёры сыграли вполне достойно. Главная партия, конечно, принадлежит Сэму Нилу, который сумел вжиться в свой образ и представить зрителю колоритного и яркого персонажа, переставшего отличать реальность от фантастики. Так же в картине отметился и Юрген Прохнов, сыгравший роль харизматичного писателя Саттера Кейна. Музыка несколько разочаровала, ей явно не хватает тяжеловесных мелодий, для пущего поддержания напряжённости.

    Итог: фильм довольно своеобразный, как и многие другие работы в творчестве Карпентера, кому-то «В пасти безумия» придётся по вкусу, а кто-то назовёт картину глупой; лично мне она очень понравилась.

    10 из 10

    12 февраля 2009 | 00:39

    Хоть фильм и датирован срединой девяностых, стилистически относится к стандартным ужастикам 80-х, практически идущий на уровне с остальными фильмами Джона Карпентера. Исходя из вышесказанного, подобная стилистика как у фильма «В пасти безумия» на момент выхода фильма была актуальной, все эти внезапные кадры, музыкальная подготовка зрителя, вполне были способны напугать.

    Но, как не крути, фильм не сумел перейти временный перевал, и затерялся в названиях с другими представителями ужастиков. Многие сравнят данное произведение со Стивеном Кингом, но думаю, Джон Карпентер вполне может считать себя из числа тех режиссеров, которые не нуждаются в подобном сравнении.

    Если бы мне удалось посмотреть этот фильм лет так пятнадцать назад, возможно, в памяти остался бы неплохой ужастик, но сегодня творение заслуженного режиссера жанра, ничто другое как сказка для подростков, которая собственно, потеряла свою кинематографическую ценность и находится не на полках домашней коллекции, а всего, лишь далеко в воспоминаниях.

    Сырой сюжет, а к нему еще и концовка оставили меня с вопросом — а что все это было? Напугать не получилось, удивить и заинтриговать также, актера Сэма Нила не заметил, в любом случае, кто бы не относил сей фильм к рангу культовых и тому подобное, на сегодняшний день «В пасти безумия» это забытое прошлое.

    2 из 10

    10 июня 2011 | 17:44

    Джон Карпентер всегда радует интересными сюжетами. И в сравнении с его предыдущими работами история, поведанная в фильме «В пасти безумия», возможно, самая лучшая. Да к тому же она в определенной степени основана на научных фактах. Ведь давно известно, что масс-медиа (телевидение, новостная пресса) может влиять на настроения публики и даже программировать ближайшее будущее людей. Смотря, что транслируется в массы. Если вещать о том, что все будет хорошо, и мы будем счастливы — то в скором будущем все так и случится. А если кормить народ историями о войнах, кризисах и общей эскалации насилия, то человечество в скором времени ожидает кровавая баня. В «In the mouth of madness» описывается второй вариант развития событий. Существует таинственная книга ужасов (знаменательно то, что вслед за книгой подоспеет ее экранизация) писателя Саттера Кейна, прочитав которую человек теряет рассудок, берет в руки топор и идет крошить черепа пока еще мирных граждан. Вот он, наглядный пример утверждения, что «медиа — колдун и информационный спонсор терроризма». Книга и новостная пресса — разные вещи, скажет внимательный зритель. Но вспомните, что сами герои фильма говорят о том, что произведение Саттера Кейна не является серьезной литературой, что это макулатура, временное явление поп-культуры. Так чем эта книга не метафора бульварных газетенок?

    Пытаясь найти аналогии из других фильмов, где медиа негативно влияет на человеческую психику, хочется вспомнить Сару Голдфарб, героиню «Реквиема по мечте». Которая неосознанно (как и читатели книги Кейна) стала заложницей вымышленной реальности, которая зомбировала ее, здоровую женщину, на чудовищную вещь — прием наркотических препаратов. Но если в картине Д. Аронофски медиа лишь подталкивает героиню к безумию, то Карпентер в своем фильме доводит похожую ситуацию до абсурда. У него медиа не только сводит с ума, она еще и подменяет собой существующую действительность, объявляет себя библией, а своего творца — богом. Естественно, что толпе уготована лишь одна роль — рабов, которые постепенно трансформируются в армию послушных уродцев.

    Да, старина Джон продолжает находить для своих фильмов качественный исходный материал. Но, к сожалению, немного разучился снимать кино. Это ж надо такую классную историю разбавить глупейшей и совершенно не страшной(!) страшилкой про некий городок Hobb’s End. В нем бешеные дети зачем-то бегают за собакой, убогие пластилиновые чудища-юдища орут, надрывая глотки, тупо стоят или смешно бегают, усиливая всеобщую атмосферу уныния. Некоторые вещи вообще перекочевали из других фильмов. Например, висящая в мотеле картина, на которой нарисованные герои незаметно двигаются, явно позаимствована из фильма ужасов «Ведьмы» Николаса Роуга. Перекрученная героиня, вылезающая из машины, отсылает зрителя к «Обществу» Брайана Юзны — там точно был монстр, у которого голова находилась на заднице. Идею с искривлением пространства, когда герои постоянно возвращаются в одно и то же место, Карпентер тоже откуда-то дернул. Цитируя героя Сэма Нила, «все до боли знакомо — ничего нового!» Очень жаль, что Карпентер из режиссера, задающего тенденции в жанре ужасов, превратился лишь в неуклюжего подражателя. В итоге фильм получился средним для постановщика таких культовых картин как «Хэллоуин», «Нечто» и «Кристина». Моя оценка «В пасти безумия»

    5,5 из 10

    17 июня 2011 | 11:29

    Фильм 1995 года завершает апокалипсическую трилогию Джона Карпентера («Нечто», «Князь тьмы», «В пасти безумия»). Американский режиссер неоднократно говорит, что на его творчество больше всего повлияли работы «короля саспенса», Альфреда Хичкока. Несмотря на то, что талантливому Карпентеру уже ни единожды удавалось переплюнуть мэтра мирового кинематографа по части этого самого саспенса (вспомним хоть бы ужасающую ленту «Хэллоуин»), американский «творец» еще раз решил похвастаться своим талантом.

    Состояние тревожного ожидания действительно не покидает зрителя до самого окончания фильма, потому что в отличие от своего «наставника» — Хичкока — Карпентер так до конца и не раскрывает нам всей тайны: то ли реальность заодно с героем Сэма Нила; то ли нормальные люди и безумцы поменялись ролями, по причине того, что вторых стало больше.

    Лента «В пасти безумия» рассказывает нам историю, которую «сочинил» тандем Лавкрафт — Кинг — Карпентер (хотя последний скорее выступает в качестве «редактора»). Сюжет повествует о человеке по имени Джон Трент, который по ходу фильма все больше и больше сомневается в реальности реальности.

    Несмотря на то, что американский кинематограф в очередной раз хочет испугать зрителя, подтексте киноленты более чем прозрачен: «…это насилие, эта эпидемия насилия охватила все цивилизованные страны мира, бессмысленное чудовищное насилие…»

    Хочется верить, что, как искушенный зритель, так и широкая публика, не только закроет глаза перед пугающей картинкой, но и откроет их для борьбы с насущной проблемой…

    27 июля 2009 | 17:53

    Когда-то давно урывками видел куски фильма по телевизору. Чем-то, вероятно, они меня зацепили, напугали. Вспоминалось ощущение неподдельного ужаса и некоей безысходности. Теперь впечатления иные. Само собою время этого фильма ушло, и актуальность свою, и ужастистость он, казалось бы, потерял. Карпентер, конечно, классик и уважать его, стало быть, пристало. По крайней мере, он — один из пионеров жанра и почитание его заслуг, новаций, почина — это дань традиции и признак хорошего тона.

    Почти до середины картина кажется трэшем. Немногочисленные идеи из нее приходится буквально выцарапывать, если есть такое желание. А то и вовсе додумывать самому, либо взывая к своим переживаниям, либо просто рассуждая в широкой философско-культурологической перспективе.

    Во-первых, размышление авторов фильма о роли писателя. Если в изящных веках властителями дум были беллетристы, идеологи от искусства и на худой конец сентиментальные литераторы, то к концу двадцатого столетия художественное слово во многом девальвировало и стало на службу низменным чувствам и темным инстинктам. Задача взбудоражить, напугать читателя, привести его, скорее к замешательству, чем к получению каких-то мировоззренческих ответов, стала решаться параллельно с задачей получения сверхприбылей от писательства, издательства и книготорговли. Механизм прост — подсаживаем массу на эмоциональный наркотик, усиливая жажду впечатлений мнимых, симулярных, подменяя действительность ее образно-текстовыми суррогатами.

    Во-вторых, мотив роли писателя поддержан образом книги как человеческого феномена, способного символически, психически и теургически соединить природу и сверхъестественное. Книги, чья магическая сила неоспорима и велика в культуре, цивилизации и социальном обиходе.

    Но ощущение трэшэвости пропадает и на смену ему приходит внимание уже к серьезному произведению, когда приходит ключевой момент фильма, собственно, его кульминация — диалог страхового агента Джона Трэйта с писателем-мистиком Саттером Кейном. Позволю себе привести его практически целиком:

    «- Хочешь знать, в чем заключается величайшее заблуждение церкви? Религии вообще? — Природу ужаса невозможно постичь. В религии послушание приходит через страх. И всё же, даже веруя, невозможно постичь истинную сущность мироздания. Никто никогда не верил в Бога настолько сильно, чтобы он стал реален.
    - Но мой мир не такой! Твои книги всего лишь вымысел!
    - Но они расходятся миллионными тиражами, люди больше верят моим книгам, чем библии. […] Даже сейчас ты пытаешься найти разумное объяснение. Мой новый роман подготовит мир к переменам. Он черпает силы у новых читателей, у новых адептов. Все дело именно в этом: вера — когда люди начинают терять способность отличать вымысел от реальности…
    - Я не вымысел! — Вымысел!
    - Прочти книгу, если не веришь мне!
    […]
    - Теперь я — Бог!
    - Автор дерьмовых фильмов ужасов не может быть Богом!
    - Да, но я помогу тебе поверить в это: оглянись вокруг… Последним, оставшимся в живых, будет несладко. А через десять лет, а может быть и меньше, сказки о человеческой расе будут рассказывать на ночь детям, миф и не более того…»

    Каково!

    Вот здесь-то и раскрывается центральная идея этого фильма — идея зависимости реальности от ее интерпретации. Диалектика логичного и нелогичного, имеющего объяснение и не имеющего объяснения цементирует человеческое мышление как таковое. Но существование, бытие чего-либо в мире не зависит от нашей способности познавать, понимать и объяснять это бытие как факт, сообразовывая с нашими умственными способностями. Логика, эмпирика и наука часто играют с людьми злые шутки, заслоняя собою события и процессы, которые в силу своей ограниченности рамками образования не способно вместить сознание. Ведь мы всегда готовы принимать не сам мир, а ту или иную его картину — либо, если она логически непротиворечива, либо если в ней работают механизмы, зомбирующие нашу психику. Ну а разлом привычной интерпретации способен привести к эффекту умопомешательства.

    31 января 2011 | 19:59

    Понятное дело, что этот фильм — просто классика жанра.

    Но вот только я совершенно не приемлю ужасы как жанр, и потому фильм вызывал во мне больше недоумения, чем действительного напряжения и страха.

    Безусловно, попадись он мне в конце девяностых, я была бы в совершенном потрясении. Это сейчас я стала больше ценить даже простенькие драмы, чем сложных слизких существ из режиссерских кошмаров.

    Сэм Нил — отлично справился с ролью. Мне доводилось видеть его только в каких-то лирических и симпатичных ролях ("Великий Мерлин», «Двухсотлетний человек», и пр.), с добродушной улыбкой и искринкой в глазах. «В пасти безумия» — он по-настоящему сильный актер. Его герой до последнего рационален, убежден в своей правоте и в подчиненности мира простым и понятным законам.

    Уверена, что фильм по заслугам оценят многие почитатели и Кинга, и Говарда Филлипса Лавкрафта, и Джона Карпентера. Неважно, что я одна из немногих, кто его не полюбит, но недооценить я не могла.

    8 из 10

    7 февраля 2009 | 16:02

    Фильм в пасти безумия заставил меня, взрослого человека напугаться так, как я пугался лет в 6-7, веря, что вампиры и оборотни ходят по нашей с вами земле. Джон Карпентер в очередной раз показал свой класс и вершину, заставив вновь меня убедиться, что незаменимые люди все таки есть…

    Данный фильм не просто определяется, как жанр ужасов, у Карпентера редко бывают определенные жанры, всегда есть смесь, и здесь смесь философии, ужаса, и понимания того, самого страха перед неизбежным, что все таки к тому и приедет, к развалу всего мира, рано или поздно, начнется это с автора простых бульварных ужастиков или из за чего то другого, неважно, главное что это реально, и это пугает. В книге про моби дика я читал, что чтобы получить действительно культовый роман и его было интересно читать, надо реальность связать вместе с фантастикой, что авторы фильма и сделали.

    Действие картины начинается с того, как главный герой Джон Трент направляется на поиски пропавшего бесследно писателя ужастиков Саттера Кейна и постепенно он уже не понимает, где реальность, а где выдумка, далее начинается все, следую по названию, в пасти безумия. Ненормальные велосипедисты, старухи, мужики с топорами, двойные зрачки, фильм именно в себя втягивает, поначалу кажется, что это очередной простой ужастик, а вот к середине уже начинаешь ощущать тот страх, который ощущал в детстве.

    Все справились со своей работой отлично, начиная от массовки, заканчивая актерами, музыка на высоте, если вам нравятся фильмы со смыслом и еще в придачу ужастик, то в пасти безумия для вас.

    -Религия дисциплинирует путем страха, но не понимает природу страха, никто так не верит, чтобы это стало реальностью, чего не скажешь о моих книгах-

    10 из 10.

    21 сентября 2014 | 00:18

    Несмотря на признание Джона Карпентера как специализирующегося на ужасах, режиссер он довольно разнообразный. Стоит вспомнить такие вещи как байопик «Элвис» или драма «Исповедь невидимки». Но все-таки больше радости он доставлял именно своими хоррорами, выделяющимися в общей массе благодаря уникальному почерку мастера, который во многом определил современный вид жанра (да не слишком громко прозвучит).

    Данный фильм (к сожалению, или, может, к счастью) достаточно спорен, чтобы рассмотреть его с двух точек зрения. Я вот так и поступлю, как говаривал малыш Энни, сидя в кабине звездолета… но это из другой басни.

    Точка зрения простого обывателя:

    Не знаю, что там за Джон Карпентер и за какие такие заслуги его называют классиком жанра, но имею неосторожность спросить, что же это за выродок кинематографа перед нами в лице фильма «В пасти безумия»? Вполне не плохо все начиналось. Минут так… 20. Далее… Одним словом, фильм абсурден. Он не только не пугает, но и смешит все больше и больше по дороге к финальным титрам. А уж в конце, словно в подтверждение наших чувств, мы слышим смех главного героя, который, очевидно, все произошедшее, как и мы, нашел ну просто истерически смешным. И когда начинаются титры, становится ясно, что ничего не ясно, только вопрос «ну что за хрень?» всплывает где-то в голове. Неплохо справился с ролью Сэм Нил, но ради капли меда не стоит лезть в бочку дегтя. Примерно так.

    Точка зрения любителя фильмов ужасов:

    Блеск, и больше тут сказать нечего. Серьезно. Ну разве есть второй такой мистический хоррор? Именно хоррор, поскольку большинство известных и любимых всеми представителей жанра являются триллерами, как, скажем, «Шестое чувство». «В пасти безумия» уникален тем, что сочетает в себе утонченность мистических фильмов и безрассудство ужасов о страшных чудовищах. Все это с явно чувствующимся запахом B-movie. Кто мог сделать это, если не Джон Карпентер?

    Во время первого просмотра я был не особенно впечатлен. Но по прошествии какого-то времени мне почему-то стало казаться, что это был один из лучших хорроров, какие мне доводилось видеть. И я посмотрел его еще раз.

    Карпентер добивается эффекта, используя приемы, которые, по сути, стандартны, но современные хоррормейкеры почему-то о них забывают. Не могу передать, о чем конкретно я говорю, но стоит посмотреть фильм, и станет ясно.

    Конечно, это будет не лучшим комплиментом для фильма, однако я, тем не менее, считаю, что яркой звездой на елке его достоинств является главная музыкальная тема, написанная Карпентером в дуэте с Джимом Лэнгом. Это сногсшибательная (в прямом смысле) тема. С нее фильм начинается, заряжая зрителя дикой энергией, ею фильм и заканчивается, делая напоследок примерно то же самое.

    Итог.

    Выражая суть рецензии в двух словах, скажу следующее: насколько фильм может понравиться любителю жанра, настолько может не понравиться рядовому зрителю \ насколько восхитить, настолько отвратить \ напугать, насмешить. Из всего сказанного вывод один: подлинный шедевр на своей узкой жанровой тропинке.

    In the mouth of madness I wanna put my head
    In the mouth of madness never I`ll be dead…

    27 июня 2012 | 08:04

    Вот смотришь на сие творение и думаешь, это же как надо накуриться, чтобы снять такое? Все говорят Карпентер, Карпентер… А в результате? К середине фильма появилось чёткое желание выключить его, а диск запрятать куда подальше, чтобы глаза мои его не видели. Что, собственно, и сделал. Нет, ну как такое можно снимать? Или это у Карпентера на момент съёмок фильма был творческий кризис? Или у него все фильмы такие? Судить не мне, потому-что это первый фильм, просмотренный, а, вернее недосмотренный, у данного товарища. И надеюсь, последний. Не хочется как-то проверять, все ли фильмы такие.

    Сцена с Линдой, вылезший из автомобиля в… непонятной позе, мягко говоря, заставила задуматься, чем же она в этом автомобиле занималась? Вывернуло даму не по — детски. Даже смешно стало.

    Сцена аля дети кукурузы. И стоят точно так же и взгляд такой же ничего хорошего не обещающий… Из всего, что посмотрел отметить можно только два момента. Трюк с картиной и наимилейшую старушенцию. Всё. Больше ничего не впечатлило, даже досмотри я фильм до конца. Жаль, а ведь так заинтересовал сюжет, так хотелось посмотреть что-нибудь подобное.

    Никак не могу понять, почему об этом фильме такие лестные отзывы? Может я не понимаю чего? Но теперь, если понравится сюжет фильма, а режиссёром будет Джон Карпентер, не буду смотреть.

    1 из 10

    20 января 2009 | 14:58

    В наше время тема изменения восприятия окружающего пространства уже сильно избита, но 20 лет назад она была очень популярной как в кино, так и в литературе. Одним из классических представителей этой идеи является «В пасти безумия». К сожалению эта картина была недооценена ни критиками, ни зрителями. Определенные причины этому есть, поскольку после «Нечто» и «Князя тьмы» аудитория ожидала чего-то шокирующего, заставляющего залезать под диван. Но данный фильм к этому разряду врятли отнесешь. Здесь представлен некий симбиоз из мистики и психологического детектива-триллера. Довольно редкое сочетание. Мало у кого получается из всей этой солянки снять что-то достойное. И вдруг на помощь Карпентеру приходят творчества Кинга и Лаврафта. Вдаваться в подробности об их влиянии на кинематограф не имеет смысла, поскольку об этом уже много здесь написано.

    Среди достоинств фильма стоит отметить, что он способен увлечь. Желания отвлечься от него нисколько не возникает. История о том как перемешивается реальность и книжный роман показана не спеша, постепенно втягивая в свой водоворот. Главный герой Сэма Нила, человек максимально рациональный в своих суждениях, все время отказывается воспринимать мистическую реальность даже в тот момент, когда это становится уже неотвратимым фактом. Попытки найти простое логическое объяснение происходящим явлениям сводят его с ума. Постоянные сомнения и тревоги неизбежно сказываются на его психическом самочувствии и теперь борьба идет не в рамках объективной реальности, а в глубоких дебрях книги, которую превозносят почти как новое Священное писание, о чем ее создатель с явным удовольствием говорит.

    Поднятая тема о влиянии искусства(в данном случае литературы) показывает крайне радикальную степень влияния на человеческое сознание. Когда первобытное чувство страха в дуете с увлекательным сюжетом возводяться на одну ступень с религией, напрашивается вывод о столь бескомпромиссном влиянии творчества и СМИ на человеческое восприятие. Стоит только подхватить захватывающую идею и она распространиться как вирус в сознании людей и он будет подавлять всякое желание к рациональной мысли. Этот вирус будет каждое мгновение вам внушать, что есть только Я один. Все остальное должно быть сметено. Что собственно и показано в этой работе. Приятным моментом некой ностальгии стал момент когда Линда Стайлс в храме читала отрывок из новой книги» и в бездне этой таились множество невыносимо отвратительных существ, давящихся человеческими костями…» Данный стиль был полностью заимствован у Лавкрафта, да и сама идея о притаившемся зле, которое древнее всего мироздания является полной интерпритацией творчества выше упомянутого писателя. А идея трансформации жителей городка в жутких чудовищ, скорее всего, взята из романа про Дагона.

    Разочаровала роль редактора Джули Кармен. Персонаж ее, конечно, большой глубины в себе не несет, но фальш игры сильно ощущается. Особенно сцена, где ночью сидит за рулем авто, и тут начинает твориться всякая абракадабра: то повсюду наступает кромешная тьма, то машина начинает летать где-то над облаками. А ей хоть бы что, даже глазом не дернула. Это несколько портит впечатление.

    Но в целом картина получилась что надо! И сюжет, и постановка философских проблем, и исполнение получились очень достойными. На лучший фильм Карпентера эта картина, конечно, не тянет, но за счет лихо закрученного сюжета ее смотрибельность резко возрастает.

    8 из 10

    13 января 2015 | 12:39

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>