всё о любом фильме:

Автокатастрофа

Crash
год
страна
слоган«The most controversial film you will ever see»
режиссерДэвид Кроненберг
сценарийДэвид Кроненберг, Дж. Г. Баллард
продюсерДэвид Кроненберг, Крис Оти, Андрас Хамори, ...
операторПитер Сушицки
композиторГовард Шор
художникКэрол Спайэр, Тамара Деверелл, Денис Кроненберг, ...
монтажРональд Сандерс
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  732.2 тыс.,    Франция  583.8 тыс.,    Италия  528.9 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг NC-17 лицам до 17 лет просмотр запрещен
время100 мин. / 01:40
Номинации (1):
Продюсер Джеймс Баллард и его жена Кэтрин — искатели эротических приключений. Есть у обоих и другая страсть — к автомобилям. Однажды Джеймс попадает в страшную аварию. В клинике он знакомится с жертвой этой аварии Хелен и ее приятелем Воэном.

Так начинается освоение Джеймсом и Кэтрин новых ощущений: сексуального возбуждения от бьющихся машин и травмированных тел.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
58%
29 + 21 = 50
6.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Для съемок фильма понадобилось пять «линкольнов» — три для езды, один для полного разрушения, еще один – для того, чтобы срезать половину и установить внутри съемочное оборудование.
    • В фильме были эротические сцены между Баллардом и секретаршей; Кроненберг вырезал их, посчитав, что между актерами и так возникла потрясающая «химия», чтобы разрушать ее побочными связями.
    • Фраза Вона — «Автокатастрофа событие плодотворное, а не разрушительное» — является дословной цитатой из другого романа Балларда — «Выставка жестокости», который вышел в 1970-м, за три года до «Автокатастрофы».
    • Кроненберг уверял, что весь фильм снял в получасе езды от его дома в Торонто.
    • Картина в некоторых странах была запрещена, а в Великобритании ее показ оказался строго ограничен.
    • Агент Дэвида Кроненберга предрекал режиссеру, что этот скандальный фильм погубит его карьеру.
    • Картина снята по одноименному роману британского писателя-фантаста Джеймса Балларда.
    • Исполнить роль Вона предлагали австралийскому актеру Майклу Хатченсу, умершему спустя полтора года после премьеры фильма.
    • В «Автокатастрофе» Дэвид Кроненберг воспроизвел аварию, в которой погиб Джеймс Дин.
    • еще 6 фактов
    Трейлер 01:25
    все трейлеры

    файл добавилFave

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 62 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм вызвал небывалый резонанс на Каннском фестивале, а полученный приз стал самой значимой регалией режиссера, притом, что на родине в Канаде лента так и не смогла получить главного «Джени». Такой расклад представляется вполне логичным: уже не в первый раз эпатаж Кроненберга переступает границы общепринятого вкуса, провоцируя самые противоречивые чувства.

    Регулярные эксперименты с человеческой плотью, повлекшие в свое время именно с «легкой руки» Кроненберга моду на всякого рода мутации, достигли здесь определенного эстетического и этического предела. Можно сказать, что Кроненберг даже попытался переступить через него, взявшись за экранизацию романа Crash англичанина Джеймса Грэхема Балларда, небезосновательно названного в момент выхода в 1973 году «Апологией постиндустриальной смерти».

    Баллард предпринял попытку исследовать в фантасмагорическом ключе природу ДТП (дорожно-транспортных происшествий), создав новое культовое творение о группе мазохистов, искушенных высокотехнологической гибелью. Обратившись к своей дежурной теме — взаимодействия человека и техники, — канадский режиссер предпринял попытку модифицировать ее как единство секса и смерти. Оттолкнувшись от идеи Балларда, он представил авто-аварию как своеобразную вариацию высвобождения резервов сексуальной энергии.

    С тех самых пор, как новые модели автомобилей стали все более походить на продолжение человеческого тела, данная идея не выглядит совсем уж извращенной и надуманной. В отличие от Жана-Люка Годара, который в своем знаменитом «Уик-энде» (1967) представил постиндустриальный апокалипсис в образе бесконечной автомобильной пробки и сваленных в кучи трупов сбитых пешеходов, которых уже никто не убирает, Кроненберг попытался отыскать выход в параллельную реальность через «щель» нового опыта.

    И поначалу казалось, что психоаналитический мотив (в духе постдекадантского фрейдизма) в истории об искусственно создаваемых автокатастрофах, якобы способных в результате столкновения машин обострять сексуальную чувственность, ставя знак равенства между оргазмом и смертью, не выглядит таким уж бредовым. Более того, благодаря переносу на экран, он смотрится как вполне оригинальная метафора об перверсивной чувственности.

    Однако довольно монотонный сексуальный кураж (в духе модернового «техно-пентхауза») полутора десятков половых актов, порой склеенных почти встык друг с другом, скорее, веселит (особенно когда партнеры-калеки, вступая во все виды гомо- и гетеро-контактов, подобно роботам, вдохновенно скрежещут механическими протезами), нежели приоткрывает занавес над неким, доселе невиданным действом. И все же изначально запрограммированный переизбыток эпатирующих сцен привел к тому, что «Катастрофа» моментально обрела славу самого скандального фильма года, что и стало для нее наилучшей рекламой.

    4 августа 2012 | 19:03

    Намотал кишку на краник — Чак Паланик, Чак Паланик!

    Вот и фильм чем-то схож с идеями вышеозначенного товарища. Тоже рассказывает о погрязших в бездуховности и вседозволенности современниках. В начале самой первой сцены красивая женщина с явным наслаждением прикладывается соском к капоту машины — чем не аллегория? Этой грудью навряд ли когда-нибудь будут кормить младенца. Потому что не для детей мир, в котором люди не умеют и не испытывают нужды уметь хоть как-то контролировать свои сексуальные желания. Регресс — тоже часть эволюции. Наша планета не может вынести на себе бесконечное число счастливых и здоровых американцев. А потому повальное стремление к саморазрушению, или, по крайней мере, отсутствие беспокойства о самосохранении в рамках процесса закономерного развития социума выглядит логично. С одной стороны.

    С другой же, довольно трудно поверить, что вращающие механизмы общества имеют такие глубинные связи с матерью-природой. Скорее уж человечество убивает себя из каких-то личных побуждений: безответная любовь, депрессия на почве лени, моральная неподготовленность к техническому прогрессу. Как бы там ни было, причиной и/или следствием этого стали разнузданность нравов и тотальное безразличие. Которые, между прочим, довольно заразны — могут и через экран передаваться, как говаривали два обаятельных гольфиста. Так что по поводу целесообразности картины, в красках живописующей подобные проблемы их же методами, могут возникнуть некоторые сомнения.

    Однако об этом потом, покамест у нас есть некий вывод, а именно: зачем верить в Бога, когда можно заниматься половыми извращениями? То есть жизнь пресна и уныла, а покончить с собой быстрым и тривиальным способом мешает жадность до удовольствий. И тут на помощь героям приходит Мысль: «Автокатастрофа — момент, скорее, оплодотворения, чем разрушения: он высвобождает сексуальную энергию, и наша сексуальность соединяется с сексуальностью погибших людей… Испытать это, пережить это — вот мой проект». Ну, то есть, когда ничего тебе не интересно, кроме нового способа сексуального удовлетворения, то оргазм по средствам весла Харона — вполне заслуживающая одержимости цель.

    Но вот вопрос: где их делают таких, которым ничего кроме не интересно, на каком таком заводе искареженных машин? Исходя из домашней обстановки пары главных влюбленных можно сделать заключение, что когда кругом одна мебель из Швеции, да ни пылинки на новеньком авто — вот тогда и хочется расквасить в мясо пару-тройку мордочек панд. Что ж, все может быть. Только повесть о человеке, который не хотел ничего решать, превратилась в повесть о человеке, который хотел решить, как ему лучше всего умереть. Кто-то слегка придушивает себя во время мастурбации, а кто-то слегка мастурбирует во время самоудушения. Как-то так. «Ну в этот раз не вышло, дорогая, значит получится в следующий…» Не самая веселая тенденция, надо сказать.

    Впрочем, смысл может и не в этом. Может, все дело в чрезмерной любви некоторых граждан к личному транспорту, может, в повсеместном перенесении вещей личных и индивидуальных на поток фордовского конвейера, а может, в подавленной детской сексуальности. Опровергающих все остальные теории доказательств какой-то одной в фильме обнаружено не было. Если кто найдет — звоните. Но, благо, кино провокационное, а, следовательно, идея тут не так важна. Лучше, конечно, чтобы была какая-нибудь потуманнее и подревнее, но можно вовсе и без нее, чай не в первой. Эпатаж — это о чем можно и не задумываясь долго говорить. И что нам пища для рассуждения на этот раз? Много-много откровенных сцен, равномерно соединенных линчеобразными зарисовками на тему автомобилей. Диалоги почти все лишены смысла. В виде исключения есть несколько подчеркнуто бесстрастных бытовых бесед, на фоне которых вроде бы должна выделяться пресыщенная амебообразность героя, которому трахнуть не зашитый шрам на чужой ноге — ну хоть какое-то развлечение. Хрусталева не изнасиловал, и на том спасибо. Как-то так. А они все постанывают, губы закусывают, неприличности говорят, и чего только не делают. Аж надоедает к середине фильма. Куда бы сюжет не повернулся — итога все те же два, причем персонаж Спейдера удачными считает оба.

    Что? На грани порнографии? Отлично снято? Зритель возбуждается и отвращается одновременно? Да быть такого не может?! Ну и ну! Так вот в чем гвоздь программы. Игра на воображении, центрах таламуса и табу. И тут можно бесконечно долго спорить о том, что такие формы в большом кино допустимы только при условии предварительной надписи белой краской перед зданием ЖЭКа, что все это делается во имя добра. Или есть мнение, что когда это художественно, тогда оно автоматически оправдано. Или не менее справедливое мнение, что многим из нас определение художественности дается с трудом. Или можно просто найти точку опоры и придать провокации свой собственный смысл, «Автокатастрофы» касающийся постольку-поскольку, но все же позволяющий написать рецензию. Или решить, что это просто еще один акт благотворной психопатии, выражающий простое стремление человечества к открытию бездонного источника вдохновения через огромную метафизическую автомобильную аварию. Ну это уж если совсем не заморачиваться. А можно просто поцеловать грязь и все понять. Но лучше не стоит — с такими людьми обычно очень трудно работать.

    24 февраля 2013 | 01:16

    «Автокатастрофа» Дэвида Кроненберга открывается откровенной, на грани фола, эротической сценой орально-анальных ласканий, давая сразу понять таким образом зрителям, что на мелочи постоянно балансирующее меж всем недозволенным канадское дитя порока не собирается размениваться вовсе. Впрочем, этот акт похоти является всего лишь сеансом предварительных ласк, тривиальной прелюдией перед дальнейшими, куда как более изощренными интерлюдиями, основная суть которых сведется не столько к идее тесной взаимосвязи человека и его машины, его металлического бензинового альтер эго, которую исповедовал Джеймс Баллард, писатель и литературный персонаж в одночасье, сколь к выкристаллизовывающейся мысли о тотальной дисфункциональности и некоммуникабельности среди бетонных безмолвных островов современных мегаполисов.

    Киноязык, примененный Дэвидом Кроненбергом для диалога с публикой, лишен любой динамичности, в сущности даже намека на полноценную жизнь. Блеклые тона, анемичные движения камеры, царство всоебьемлющей статики, апатичное развитие сюжета, который кажется номинальным, ненужным даже в этой немногословной, но столь гипнотичной истории людей, любящих машины больше самих себя. Но приглядись внимательнее, внемли деталям, и ускользающая красота мёртвой ткани зачарует тебя. Эрос и Танатос, эти вечные спутники кинематографа, как никогда ни до ни после преследуют Кроненберга в его вызывающе эротичной, купающейся в менструальной крови собственной девиантности картине, которая ставит знак равенства между ненормальностью и некоммуникабельностью, между сексуальным насилием и добровольным согласием, между бессмысленностью жизни и блистательностью смерти, когда мчащийся на максимальной скорости «Линкольн» врезается в выцветший минивэн, когда кровь и мозги хаотично и экспрессивно забрызгивают приборную панель, а тела скукоживаются, искривляются, искажаются в бесконечном танце смерти, запечатлевая на полицейских фотоснимках мгновения распада жизни на миллиард атомов, нейронов…

    Вон — демон-искуситель, чьё лицо, покрытое паутиной шрамов, подобно трассе, на которой он мчится, ломая все вокруг. А Баллард его послушный последователь, нечаянно открывший в себе удовольствие от лицезрения смерти, сломанных машин, травмированных, искалеченных тел. Кроненберг видит в этих героях и своё отражение, и отражение миллионов других лиц, иных людей, подчинивших себя служению пороку, чтобы понимать, что они все ещё живы. Город вокруг, кишащий миллионами, будто мёртв. Один из постоянных операторов Кроненберга, его соратник по мрачному кинематографическому заговору тьмы, Питер Сушицки снимает Торонто так, словно город этот неовеществлен и не осуществлён, как средоточие машин, движения, но столь сонного, коматозного, что уже не важно где, но важно лишь как и кто. Перверсии захватывают, боль переливается тревожными аккордами по телу, плоть затвердевает, и лишь секс сейчас важен. Секс и Смерть, неотделимые и неотличимые друг от друга, как Вон и Баллард, две стороны единого целого, имя которому Автокатастрофа.

    5 мая 2015 | 19:16

    Из краткой исторической справки, которой обычно снабжают литературный источник данной ленты — одноименной роман британца Джеймса Балларда — известно, что после публикации в 1973 году он был встречен обществом весьма недоброжелательно. Оно и понятно: редко в какой книге найдешь такое обилие откровенных описаний половых актов, помноженное, к тому же, на более, чем нетрадиционный объект сексуальности. Родившись снова в 1996 году в фильме Дэвида Кроненберга, данная история, хоть и утратила львиную долю натуралистичности, все же продолжала испытывать нападки ханжески настроенных зрителей и критиков. Не стану здесь пересказывать историю о том, какой скандал разразился на 49-м Каннском фестивале, эта информация хорошо поддается поиску.

    Научно-фантастических произведений на тему контакта человека и машины, роли и места машины в социуме, очень много. Однако качественное отличие «Автокатастрофы» в том, что и Баллард, и Кроненберг досконально, въедливо исследуют психофизику и психиатрию привязанности человека к механизму, вскрывают причины процесса появления этой привязанности, выворачивают его наружу. Причем здесь авторские почерки писателя и режиссера как никогда близки, можно сказать, они сливаются и перемешиваются подобно сперме и крови в тексте романа. Впрочем, Кроненберг-старший хорошо умеет выбирать для своих картин первоисточники — тех авторов, которые, по-видимому, близки ему по духу.

    В случае с «Автокатастрофой» своеобразная диалектика состоит в том, что фильм облекает книгу в более четкую и стройную форму, а книга придает фильму осмысленности и остроты. Без фильма книга предстает по большей части как бесконечный поток сознания помешанного человека, в котором все яростно сношаются, в ней есть интересные мысли, но вряд ли обычный читатель, которому посчастливилось ни разу не попасть в аварию, сможет проникнуться ими, понять главных героев. С другой стороны, без знания текста романа зритель опять же не сможет в достаточной степени прочувствовать экранизацию, так как фильм показывает события глазами внешнего беспристрастного наблюдателя, а сюжет местами форсированный, герои ни с того ни с сего начинают совершать какие-то противоречащие здравому смыслу действия… Атмосферность «Автокатастрофы» Кроненберга без книги была бы чисто технической, основанной на как бы проступающих сквозь туман или сновидение визуальных образах и традиционной для данного тандема режиссера и композитора медленной напряженной музыке. Сия трагедия трансформации человеческой психики под напором насилия и технологий (как обычно пишут о книге критики) раскрывается по-настоящему только при восприятии романа и экранизации совместно.

    Оператор Питер Сушицки (еще один пример долгосрочного сотрудничества с Д. Кроненбергом) схватил параноидальность и как бы вневременной, текучий характер сюжета (в первоисточнике почти все события происходят в автомобилях, следуя друг за другом без непосредственного указания на даты, дни недели и время) с помощью медленной съемки, слегка приглушенных цветов, любознательных крупных планов и спокойных, безмятежных пейзажей городской среды. Зритель словно погружается в параллельную реальность, теряясь на полтора часа в иллюзорных образах автострады, салонов машин, покореженного металла, крови и искусственных протезов.

    Что касается актерского состава, то, прежде всего, отлично сыгран Роберт Воган, малоизвестный тогда Элиас Котеас точно передал его харизматичный, но спонтанный и маниакальный характер. Правда, в фильме Воган больше болтает, объясняет свои идеи, и это скрадывает загадочность. Рассказчик (собственно, сам Джеймс Баллард) с его простотой, способностью принимать события как есть и ничему не удивляться передан неплохо, однако по книге он тоже не лыком шит и тот еще извращенец, а в фильме этого почти не видно. Такое ощущение, что актер (Джеймс Спэйдер) медленно «разогревается», входит в образ только к середине фильма, зато по-настоящему хорошо он раскрывает характер своего героя в финальной сцене, которую добавил Кроненберг. Хорошо в картине удались женские роли. Габриэль (Розанна Аркетт) предстает роковой искалеченной девушкой, умело превратившей свои травмы в главное орудие сексуальности, доктор Хелен Ремингтон (Холли Хантер) — своевольной дамой с железным характером, по-своему переживающей смерть супруга, но никому не позволяющей взять над собой контроль. Кэтрин (Дебора Ангер)… в фильме у нее местами вид напуганный и сомневающийся, в то время как в книге она охотница до всякого рода авантюр и не особо сентиментальна.

    Фильм «Автокатастрофа» стал очередной — более реалистичной, чем другие, — вариацией Кроненберга-старшего на тему того, в кого превращает человека технический прогресс. Итак, теряет ли человек себя, когда обращает свою сексуальность на машину (шире: когда в принципе раскрепощает свою сексуальность), или просто переходит на следующий этап эволюции? Грозит ли такая трансформация человека гибелью обществу, или социальные отношения, в сущности, не изменяются? Стоит ли бояться технократических предсказаний, подобных истории, рассказанной британским писателем и канадским режиссером? Пусть каждый читатель и зритель сам ответит на эти вопросы. Благо, и книга, и фильм оставляют их открытыми.

    9 из 10

    25 августа 2015 | 23:18

    «Автокатастрофу» видела давно, первые впечатления уже стёрлись из памяти. Но фильм действительно неординарный и шокирующий. Думаю, при просмотре не следует препарировать сюжетную канву и диагностировать поведение персонажей. Мыслительный процесс лучше отключить и сосредоточиться на своих ощущениях. Режиссёр не ставил своей задачей рефлексию аудитории касательно какой-то глубинной идеи или этической ценности своего кинотворения. Скорее, хотел эмоционально и натуралистически мощно воздействовать на зрителя, породить в умах по ту сторону экрана фактор идентификации, приобщения. Хотя нельзя отказать ленте Кроненберга в наличии определённого смысла. Здесь проводится потрясающая параллель — почти «ожившие» машины и, напротив, «механизированные» люди. И показана эта параллель на уровне чувств и инстинктов, пусть и в гипертрофированном виде.

    Как и в «М. Баттерфляй», Кроненберг снова отошёл от привычного жанра. В фильме нет фантастических мутаций, визуальной изощрённости — только чередующиеся кадры шрамов и увечий и невероятно сильная метафора отношений человека с техникой, неумолимо вторгающейся во все сферы жизни. Я для себя определила это кино как экзистенциальную психологическую драму. Герои только в пограничных ситуациях и на пределе всех душевных сил обретают свою сущность, своё естество. И лишь однажды пережив катастрофу, они будут вновь блуждать по пустынным ночным дорогам в поисках нового столкновения и острого стимула.

    2009 г.

    21 августа 2012 | 07:47

    «Автокатастрофа» Дэвида Кроненберга вызвала у меня противоречивые эмоции. Возбуждение (в фильме много эротических сцен) и напряжение (действие фильма захватывает, Кроненберг мастерски нагнетает обстановку) перемежалось отвращением (те, кто смотрели, поймут, о чем я) и недоумением. Последнее в основном было вызвано тем, что сие зрелище удостоилось специальной премии каннского кинофестиваля в 1996 году. За что, собственно? Каннские критики в который раз демонстрируют свою непоследовательность: если они награждают Кроненберга за «Автокатастрофу», то на каком основании они кидаются тухлыми яйцами в Триера за «Антихриста»? Видимо, потому, что Триер оказался гораздо умнее, проницательнее и изящнее Кроненберга, и его «Антихрист» отдавил много больных мозолей современному обществу, в то время как Кроненберг снял нечто «из жизни привидений» — картина, после которой можно спокойно лечь спать с чувством, что тебя все это не касается.

    И все-таки. Поверить в то, что зрелый и опытный дядя снял фильм, в котором люди трахаются, бьют тачки, чтобы в них трахаться, а потому увечат себя и других, чтобы опять же после этого потрахаться — очень сложно. Еще сложнее поверить, что за это зрелище ему другие зрелые дяди и тети дали специальную премию. Я в это не верю и вам не рекомендую. «Автокатастрофа», вопреки создающемуся на первый взгляд впечатлению, имеет смысл. Далее я расскажу вам о том, как я понял смысл этого фильма. Вы можете со мной согласиться или не согласиться.

    По моему мнению, «Автокатастрофа» — это очередной гимн фрейдизму в современном западном кинематографе. Кроненберг говорит метафорами. Автомобиль — это аллегорически выведенная твердая сознательная оболочка, под которой кроются бессознательные желания. Обратите внимание: режиссер показывает машины как одушевленные предметы. В то время, как в других фильмах фоном служит толпа, серая масса людей, в «Автокатастрофе» этот образ выведен в виде потока машин. Когда оболочка разбивается (автокатастрофа) — наружу вырываются все сдерживаемые желания. Именно поэтому сцены ДТП в фильме Кроненберга столь эротичны. Процесс разрезания покореженного автомобиля и вытаскивания из него изувеченных, перепуганных, а возможно, и мертвых людей для героев фильма — словно снятие одежды с тела. Это своего рода стриптиз. А само столкновение автомобилей — это своего рода секс.

    Разбитая твердая, сознательная оболочка героев картины, с одной стороны, позволяет им высвободить свою сексуальную энергию, с другой, снимает с них все запреты. В итоге пусть освобождения становится путем саморазрушения. Олицетворением темных желаний подсознания является Вон — страшный, уродливый персонаж. Он возбуждает всех героев картины без исключения, его хотят, ему не могут противиться, ему позволяют все. Потому что Вон — не человек, он, если хотите, бес. Темная сторона личности, которая есть у каждого. Но однажды выпустив его наружу, уже нельзя будет вернуться обратно. Бес будет разрушать все, что видит, потому что к смерти и страданиям он стремится так же, как к плотским удовольствиям. Вот только герои картины этого уже не понимают — они настолько захвачены этой (само)убийственной страстью, что их последний предсмертный вздох будет одновременно стоном оргазма.

    Что же в итоге? Кроненберг добросовестно, с тщательностью ученика проиллюстрировал мысли, которые были сказаны задолго до него Фрейдом. Винить его в этом вряд ли можно. «Все уже украдено до нас». К Кроненбергу как к режиссеру вообще нельзя предъявить каких-либо претензий: все снято очень качественно, каждая деталь является элементом мозаики, а повествование держит в напряжении до самого конца… Но стоит ли за это давать премии? Не знаю.. «Автокатастрофа», при всей своей незаурядности, проходной фильм. Он не цепляет, не заставляет задуматься. Его не порекомендуешь другу со словами «это хороший фильм, посмотри обязательно». Кроненберг снял чужую, отстраненную ленту о всех вместе и ни о ком конкретно. Может быть, за это политкорректные европейцы и присудили ему специальную премию в Каннах?

    7 из 10.

    27 августа 2009 | 18:39

    Мало ли какие структуры мозга могут быть повреждены при автомобильной катастрофе. Впоследствии это выражается в тех или иных отклонениях (это зависит от того, какому именно отделу головного мозга был нанесён ущерб). И про заурядные увечья речи в данный момент нет. Некоторые начинают видеть потусторонний мир и с помощью этой особенности общаться с всевозможными духами, другие же довольствуются обыкновенными галлюцинациями, а у кого-то открывается третий глаз, находившейся до этого в беспробудном сне. Все эти внезапно открывающиеся качества — это ещё полбеды. Гораздо опаснее другие отклонения — на сексуальной почве, когда после какой-либо аварии люди начинают испытывать удовлетворение только от сильных столкновений на автодороге. В противном случае особых эмоций испытывать не приходится. И так каждый раз. Вместе с этим человек становится подвластен и другим не менее омерзительным извращениям. Все эти ненормальные посттравматические девиации сексуального характера идут рука об руку и в значительной степени обуславливают друг друга. В фильме «Автокатастрофа» это показано чётко и правдиво.

    Джеймс Спейдер, конечно, разноплановый артист, и постоянного ярко ощутимого амплуа у него всё-таки нет, но именно такие роли ему очень подходят. Интеллигентный соблазнитель в пиджаке, пройдоха, добрый извращенец, маньяк или просто высокообразованный яппи (то есть люди не простые) — вот характерные киноипостаси, которые лично у меня именно ассоциируются с именем этого великолепного киноартиста. Другие роли не менее интересны и талантливы, но всё же список фильмов, в которых он сыграл, тяготеет больше к вышеперечисленным ролям. И здесь, естественно, большую роль играет его внешность, которая, кстати, неплохо эксплуатируется с начала 80-х годов прошлого столетия.

    Фильм «Автокатастрофа» — высококачественная постановка, но лично мне не нравится подобная тематика. Вообще, какие эмоции могут вызывать различные искажения в половой сфере, штудируемые в кинофильмах?.. Только негативные. Может быть, это прозвучит нелогично, но три балла я снижаю исключительно за отвратительную тему, которую архиудачно донесли до нас авторы этой во многом нестандартной и эпатажной ленты. А всё остальное здесь на высшем уровне. Твёрдые семь баллов.

    7 из 10

    27 марта 2010 | 13:51

    Кинопродюсер Джеймс Баллард (Спэйдер) и его жена Катрин (Кара Ангер) придерживаются довольно вольных взглядов на сексуальную жизнь. Секс на стороне, различные эксперименты, разговоры на самую запретную тематику — всё это в порядке вещей. Однажды, возвращаясь с работы ночью, Спэйдер попадает в аварию — лобовое столкновение. Водитель второй машины погибает, а его жена Хелен (Хантер) попадает в одну больницу с Баллардом, где знакомит его с загадочным Воном (Котеас). Вона привлекает всё, что связано с автокатастрофами — именно он откроет Джеймсу, Хелен и Катрин дверь в мир доселе неизведанных сексуальных извращений.

    Дрянной фильмец. Меня бесконечно раздражают спекуляции на тему всевозможных сексуальных отклонений, которые, как их не покажи на экране, гарантированно вызовут вполне закономерную реакцию отторжения. Зачем, кому это надо? Кучке людей, которые увидев что-то необычное на экране и особенно не вникая в художественную ценность показанного, будут рукоплескать новоявленному «гению», который «не побоялся» и показал всем фигу в кармане, а то и что-то менее приличное. Я вас умоляю. Любой режиссёр может снять такое. А не снимает исключительно потому, что это никому не надо, в том числе и ему самому.

    Впрочем, Кроненберг — всё таки имя. Это вам не какой-нибудь неизвестный польский режиссёр, получающий почётные номинации на венгерских арт-фестивалях. Кроненберг — это всё-таки какой-никакой опыт. Оттого и кажется, что фильм снят прилично. Актёры стараются, музыка хорошая (действительно), атмосферу нагоняет Дэвид умело. Отчего и снесло башню у многих любителей «арт-хауса», не к ночи помянут будет. Ну а мне-то что, чем бы дитя не тешилось, как говорится.

    Если вы всё-таки решитесь на просмотр сего «самого спорного фильма», то ожидайте следующее: с десяток половых актов во всевозможных комбинациях действующих лиц, несколько омерзительных проявлений фетиша, связанного с человеческими увечьями и шрамами, голубой поцелуй Спэйдера и МакНейла, а также полное отсутствие внятной мотивации такого поведения. Ну и музыка, повторюсь, хорошая.

    Смотреть всё же не советую. Особенно если вы любите нечто более мейнстримовое. Ну не принесёт вам этот фильм счастья. Просто поверьте.

    5 из 10

    30 апреля 2012 | 09:40

    В наше время, когда мало какие режиссеры, остаются верными своему стилю. Потому что, за частую, многими движет исключительно желание, собрать как можно больше денег. И приятно осознавать, что в рядах неизменных себе режиссеров, числится и Девид Кроненберг. Этого режиссера, я очень сильно уважаю и почитаю его творчество. Можно смело сказать, что работы Кроненберга, явно не для каждого зрителя и «врубиться» в его работы, может не каждый. Его картины, всегда изобилуют жестокостью, насилием и сексом. Как будто, выстраивая альтернативный мир в котором, все выше перечисленные элементы, встречаются, чуть ли не на каждом шагу. Не самый лучший фильм мастера, но тем не менее, очень хороший. На лицо, очень сильный и независимый фильм. Который заметно отличается, от других фильмов, того времени и нашего. На то, это и Кроненберг. Он снимает лишь, то что хочет и как хочет. Моменты эротического характера, сняты очень стильно и красиво. Наглядно демонстрируя половые органы актеров и актрис, но при этом, не сводя фильм до банальной порнографической ленты. Атмосфера картины очень тяжелая. Мрачный, тяжелый и сложный мир, показан на экране. Который местами, мне лично напомнил первую вампирскую работу, режиссера Кетрин Бигелоу. Начало очень своеобразное, а финал просто потрясный. Чувствуется аналогия с «Бойцовским Клубом» Девида Финчера. И внешне и содержательно.

    Сюжет картины, очень своеобразен и понять его полностью, сможет пожалуй не каждый. Книгу не читал. Но после просмотра картины, заинтересовало то, как описаны в книге, отдельные моменты истории. Как и многие картины Кроненберга, сюжет сие ленты, будет подарком всем почитателям творчества, великого и ужасного Зигмунда Фейда. Позыв картины, с уходом от реальности, зажравшегося на обыденности и слаженности человека, так же хорошо, был продемонстрирован в «Бойцовском Клубе» Девида Финчера. Но если, мораль в «Клубе» была на лицо, то в сие ленте, в ее поисках, придется не раз «марать» руки. История развивается с заметным торможением. Но свою главную функцию пересказа сюжета, выполняет более чем хорошо. Персонажи очень интересные. Один Вон чего стоит. Каждый из персонажей, представляет собой, элемент той или иной ячейки, нашего общества. Вот почему, обилие главенствующих персонажей в картине, идет ей лишь на пользу. Потому что, умудряется раскрыть, целый букет характеров и страхов нашего общества. Финал, подводит к началу, этого замкнутого круга. Но при этом, имеет на то, свои логические причины.

    Джеймс Спейдер. Пожалуй, один из лучших и ярких внешне актеров, что я когда либо видел. Жаль, что его давно не видно, в крупных проектах. Да и из старых фильмов, мало где, он успел засветится. Сыгран персонаж, просто шикарно. При этом, заметно то, как трансформация в Джеймса, далась ему легко. Элиас Котеас просто великолепен. Был приятно удивлен, тому что, Элиас наконец то, засветился главной ролью. Этот актер, за частую, играет роли второсортные, а то и третьего сорта. Но умудряется довести их, всегда до ума. Тут же, абсолютное сливание со своим персонажем и гениальная игра. Холи Хантер если честно, не впечатлила. А Дебора Кара Ангер, наоборот. До этого, я не видел ее, столько привлекательной и так, шикарно играющей. Розана Аркетт стала, достойным дополнением, этого актерского состава. Сыграла на удивление ярко и заметно.

    Музыку, как всегда для фильмов Кроненберга, создал великий и ужасный Говард Шор. Я никогда не был, поклонником творчества Шора. Но отметить, его отличные работы, могу легко. Особой музыки, в картине и нет. Лишь несколько идейных треков и главный мотив картины, который повторялся, на протяжении всего фильма, не один десяток раз. В том числе и в начальных титрах. Ну что сказать ? Шикарная игра на акустической гитаре.

    Моя оценка картине 6 из 10 

    Сильное кино, понять которое, сможет не каждый. Так что, смотреть или нет фильм, решайте сами …

    24 ноября 2010 | 08:49

    Я очень люблю кино, и к счастью мне везёт, я почти не видела плохих фильмов. Но и на старуху бывает проруха, я посмотрела Автокатастрофу, прельстилась в свое время тем, что фильм был участником Каннского фестиваля. Я могу сказать честно — это худший фильм, который только может быть. Я считаю, что создатели таких фильмов — преступники. Объясню, почему я столь категорична.

    Во-первых, фильм про секс и больше ни про что. И пусть не говорят, что там есть какой-то психологизм или сюжет.

    Во-вторых, в фильме все спят со всеми. Последовательно перебрали все имеющиеся комбинации из 2 мужчин и 2 женщин.

    То есть это просто порнографический фильм для тех, кто стесняется признаться, что хочет посмотреть порнографию. Мы же все — взрослые люди. Хочешь посмотреть порно — купи порно, закройся дома, посмотри и никому не рассказывай. Так нет же. Пойти в магазин и купить продукцию студии Приват им стыдно, а снимать такие фильмы, называть это кинематографом и показывать другим — не стыдно.

    Что особенно ужасно — так это то, что в результате в целом в отрасли снижается планка. В 1996 — этот фильм неприятно шокировал многих, а сегодня мы вынуждены констатировать, что «и не такое ещё снято». То есть постоянно легализуется всё бОльшая грязь и гнусность.

    Если режиссёру или писателю нечего сказать, если у него нет в голове ни одной мысли, а в сердце нет ни одного чувства, которым стоит поделиться с миром, зачем он вообще берется за работу?

    Запрещено продавать испорченные продукты, неработающие бытовые приборы и т. д. Очень бы хотелось, чтобы и снимать подобные фильмы тоже было запрещено.

    Что касается меня, я больше не смотрю фильмы с теми актерами, которые снялись в Автокатастрофе, и не смотрю этого режиссёра, и даже Каннский фестиваль перестал быть для меня безусловным ориентиром в мире кино.

    5 декабря 2010 | 03:16

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>