всё о любом фильме:

Дерево

The Tree
год
страна
слоган«Life is a force of nature»
режиссерДжули Бертучелли
сценарийДжули Бертучелли, Элизабет Дж. Марс, Джуди Паскоу
продюсерАнтония Барнард, Розмари Блайт, Паоло Коломбо, ...
операторНайджел Блак
композиторГрегуар Хецель
художникСтивен Джонс-Эванс, Джени Паркер, Джоэнна Мэй Парк, ...
монтажФрансуа Гедижье
жанр драма, мелодрама, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$38 075
зрители
Франция  310 тыс.,    Швейцария  3.5 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время100 мин. / 01:40
Дон и Питер — счастливая австралийская семья, живущая с четырьмя детьми в маленькой деревушке. Внезапная гибель Питера повергает семью в хаос. Каждый из ее членов вырабатывает свою стратегию выживания. Восьмилетняя Симона отказывается принять траур, она предпочитает забираться на гигантскую смоковницу, растущую в саду, и там проводит время со своим отцом… Она считает, что у ангелов «как у Бэтмена, раздвижные крылья», и что ее папа отправился жить в кроне дерева. Жизнь потихоньку начинает брать свое, Дон собирается с силами, возвращается в работу, возможно, ее даже ждет новая любовь… И тут вдруг природа яростно врывается в жизнь семьи, в туалете заводятся лягушки, по дому снуют летучие мыши… А дерево разрастается все больше и больше и уже грозит своими корнями фундаменту дома…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.60 (3683)
ожидание: 92% (63)
Рейтинг кинокритиков
в мире
73%
48 + 18 = 66
6.2
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 5310 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Заведомо трогательная история, эксплуатирующая старинный сюжетный ход, когда дорогой дому покойник (муж) вечной памятью, поселившейся в ветвях огромной смоковницы, не дает покоя оставшимся членам своей семьи. И, как умирающее от зноя дерево разрушает корнями дом, так болезненные воспоминания не позволяют его жильцам перевернуть страницу и начать все с чистого листа.

    Потрясённая потерей дочь привязывается к «говорящему» дереву, навязывая депрессивной матери успокоительную веру в реинкарнацию прежней любви, заставляя разбитую горем женщину (вполне убедительная Шарлотта Генсбур) отказаться от забрезжившего счастья с новым (брутальным мужчиной в харизматичном облике чувственного Мартона Чокаша). Средний брат, с сомнением, примыкает к женскому оккультизму, вступая с развесистой смоковницей в звукомузыкальную связь, младший ползунок бессловесно наблюдает за нагнетанием страстей и лишь успешный в математике старший, Тим, взяв себя в руки, по-взрослому, серьёзно стремится в новую жизнь.

    Воспоминания цепляются за прошлое, не давая обрести покой, чтобы начать снова, и требуется сила самой природы, чтобы избавить дом от разрушительного дерева, освобождая его жителей от бремени усталых дум. Метафоричная канва истории известна и предсказуема, а потому большей ценностью фильма является не расчетливая эмоциональность сценария, а исполнители главных ролей: девочки и мальчики, проникновенные взрослые и прыткие дети, следить за которыми намного интересней, чем за перипетиями их экранной судьбы.

    16 ноября 2010 | 11:59

    От этого фильма я много не ожидала, поэтому он оправдал все мои ожидания. Возможно, даже переоправдал.

    Неплохая мелодрама, о том, как пережить смерть любимого человека. Слез хватило, переживаний тоже. Не хватило раскрытия характеров персонажей и обоснование их поступков(особенно тот момент, когда они теряют Симону во время шторма. Какого черта, девицу восьми лет потянуло на древо, когда вокруг летели ветки, вывески и т. д. Понимаю, если бы она просила помощи у отца или прощалась с ним, но она всего лишь туда залезла! Зачем? Вы бы стали так поступать? Я — нет. В восемь лет я бы первая прибежала в этот бункер и села бы в тени братьев и матери. Или почему Дон отказалась от помощи Джорджа? У неё четверо детей, много вещей, мало денег и разрушенный дом! В общем, такими не обоснованными поступками весь фильм наполнен.). Мне было очень интересно, почему старший сын отказался разговаривать с матерью, когда та попыталась наладить с ним контакт. Сын её мне показался довольно умным человеком, когда начал заниматься хозяйством и устроился на работу, пока его мать оплакивала потерю, ничего не делала и вовсю жалела себя. Переживания были показаны только Дон и Симоны, а остальные как будто перенесли смерть любимого отца со спокойствием. Я понимаю, что они главные герои, но все же нужно было хоть чуть-чуть показать, что остальные не являются бесчувственными роботами.

    Дон мне не понравилась. Она была показана нам, как довольно безответственная и пофигистичная. Особенно, как мать. Сначала она, как уже было сказанно, сваливает всю домашнюю работу на старшего сына. Затем, срывается на детей, даже, не попробовав понять, что они тоже могут переживать смерть отца и сними нужно было поговорить об этом. После, она совсем забрасывает детей, даже не замечает, что младший сын плохо разговаривает, старший стал её «нянькой», а Симона начала откровенно ругать поведение матери(впрочем, тут я с ней согласна). И, в конце-концов, она приводит в дом незнакомого дядьку и ей совершенно наплевать, как на то отреагируют дети. И если режиссер хотел, чтобы ей сочувствовали, то тут он откровенно проиграл.

    Ну, а в остальном фильм неплохой. Но, к сожалению, меня не зацепило. Чего-то не хватило.

    6 из 10

    9 августа 2014 | 21:30

    Конечно, нет! О чем речь! «Я уверена, что папа хотел бы, чтобы мы были счастливы!» Ловко, не правда ли? Ненавязчиво так обобщила. По поводу детей-то вопросов нет — папа и впрямь, думается, был бы не против. А вот что касается лично тебя, подруга, — большой вопрос.

    Вообще героиня этого фильма просто потрясает, что и говорить. Сначала она не вылезает из постели, попросту наплевав на то, что у нее, на минуточку, четверо детей, и далеко не каждый из них может позаботиться о себе самостоятельно. У нее, видите ли, депрессия! Ясное дело! У детей-то всё в порядке — подумаешь, отца лишились, ерунда какая, авось, справятся.

    Ну а потом, собственно, из одной кровати барышня плавно перемещается в другую. «Недолго музыка играла!» — в переводе на литературный язык. «С глаз долой, из сердца — вон!» Потрясающе! Сцена слезного соития никаких иных кроме «мыши плакали, кололись, но продолжали жрать кактус» ассоциаций не вызывает.

    К счастью, нашелся человечек, не поддавшийся на примитивные оправдания и насквозь лживые объяснения. Способный, несмотря на свой юный возраст, не только назвать вещи своими именами, глядя «преступникам» прямо в глаза, но и, по мере сил и возможностей, противостоять им.

    И вот тут-то случилось самое интересное! «Единожды предавший, предаст снова» — эта прописная истина получила блестящее подтверждение. Беспринципная истеричка с легкостью змеи вывернулась из щекотливой ситуации, фактически тем самым переложив всю ответственность на своего полюбовника. Блистательный маневр!

    После такого оставалось лишь дождаться развязки в надежде понять помимо прочего, как авторы фильма относятся к своим героям, чья позиция им ближе и пр. Пустое… Подход оказался чисто формальным. Вопрос с деревом уладился сам собой (хотя, честно говоря, «меня терзают смутные сомнения» относительно реальности такого поворота событий) — даже всплакнуть по этому поводу в голову никому не пришло. Как ни в чем ни бывало, сели и поехали. Куда глаза глядят. Семья! Тошно смотреть на этот фарс. Убежден: гнилое нутро героини себя еще покажет. А посему считаю тему нераскрытой. Отсюда только

    3 из 10

    31 июля 2012 | 17:35

    Прежде, чем написать, прочла все предыдущие отзывы. Смешно — не вооруженным глазом видно, где пишут не знавшие жизни подростки.

    Живым — живое, а мертвым — мертвое. Это истина, которую не мы придумали и не нам ее критиковать.

    Время неумолимо, и рано или поздно оно начинает брать свое: могилы порастают травой, а человеческие сердца снова хотят любить и быть любимыми.

    Да, главная героиня ведет себя странно со стороны: рыдает, не вылезает из постели, откровенно пренебрегает материнскими обязанностями, а после и вовсе всего-то (!) через восемь месяцев пускается во все тяжкие — имеется в виду хочет почувствовать себя живой и закрутить ни к чему не обязывающий роман.

    Если по-честному, то лишь человек, прошедший через боль утраты близкого, может хоть немного разобраться в том, что происходит в фильме «Дерево», в фильме с очень тонкой аллегорией.

    Прошлое всегда очень сложно отпускать, но и оно в какой-то момент уступает место настоящему. Потому что, люди, так уж мы устроены: боль притупляется, зимы сменяются вёснами, воспоминания меркнут, приходится вставать и заниматься рутинными делами, которые так или иначе спасают тебя… и наступает день, когда, пройдя сквозь ад, хочется снова к кому-то прижиматься щекой, чувствовать свежий ветер в лицо, запах кофе, хочется чувствовать, что впереди еще хоть что-то есть, и ты жив, и ты не лежишь под той надгробной плитой…

    Режиссер, как по мне, мастерски поднимает извечную тему бытия: вопросы рождения и смерти; любви; предательства и верности; выбора между медленным угасанием и желанием жить; прощания с детством, родственных уз… Да много всего! Тот, кто хочет увидеть, обязательно что-то увидит и вынесет из этого фильма.

    …И финал вышел стоящий — жизнь достойна того, чтобы ее прожить несмотря ни на что.

    Вернее, даже так — жизнь стоит того, чтобы стать счастливым вопреки всему.

    Отличный фильм для взрослой аудитории.

    30 мая 2016 | 17:55

    Питера больше нет. Добрый, ласковый отец семейства, он ушёл солнечным днём, словно бы оспаривая ночную природу смерти. Он покинул этот мир внезапно, найдя последнее пристанище под сенью огромного раскидистого дерева. Питер умер, но навсегда остался жить в душах своих близких, отмеченных отныне и во веки веков тенью скорби, которая хоть и уснёт со временем, но окончательно не угаснет никогда и порой будет мучительно прорываться наружу, наподобие необузданных корней могучей смоковницы. Его преждевременная кончина вносит разлад в семью и угрожает её цельности, как нависающее над домом дерево.

    Жена Питера Дон и старший сын Тим, не смотря ни на что, пытаются жить дальше, смирившись с законом извечного круговорота жизни. И лишь восьмилетняя Симона упорно не желает идти вперёд, продолжая отчаянно цепляться за прошлое. Она свято верит, что душа отца перешла в смоковницу. Питер, согласно Симоне, стал древовидцем — истинным воплощением природы, покровителем летучих мышей и лягушек. Солнечный, преисполненный жизнью Питер, после смерти словно бы заразил смоковницу своей невероятной энергетикой, так, что она стала живее и могучее чем когда бы то ни было. Дерево стало опасно живым. Столь живым, что его неистовая сила стала угрожать здоровью и благополучию иных форм жизни. Созидательная сила трансформировалась в разрушительную и теперь уже невыносимо тяжело повернуть всё вспять.

    Сотканное из боли и надежды, вышитое узором из светлой грусти и первозданной красоты, полотно фильма настолько тонкое, что вот-вот грозит прорваться. Архитектоника фильма непрочна. Интонация балансирует на грани. Режиссёр Джули Бертучелли ведёт за собой зрителя по тонкой тропе от лёгкой иносказательности и метафоричности до магического реализма и обратно. А вот уже семейная драма вовсю грозит слиться в страстном экстазе с мистическим хоррором. Но, к сожалению, авторская робость и даже некоторая неуклюжесть не позволяют раскрыть до конца весь недюжинный потенциал ленты. Опус Бертучелли выглядит несколько вялым и обескровленным, резко контрастируя тем самым с её центральным персонажем — деревом. Джули, наподобие главной героини фильма, недавно потерявшая мужа, остаётся несколько отстранённой от происходящего на экране, словно боясь бередить уже зарубцевавшуюся рану. Оттого фильму отчаянно недостаёт нерва. Нету здесь ни атмосферы щемящей боли, ни столь же щемящей искренности чувств. Слёзы лишь немного покапают с небосклона, а не прольются ливнем на измученные и неприкаянные души, приведя их к долгожданному катарсису. Нет, катарсис всё же будет, однако весьма пресный и дежурный, введённый, складывается ощущение, лишь для галочки.

    Опасаясь силы собственных чувств, режиссёр намеренно подрезает ветки собственного таланта, тем самым лишая зрителя должного эмоционального воздействия на него. Не желая более ранить себя о шипы прошлого, Джули Бертучелли облачается в защитный костюм. Но вправе ли мы винить её за это?

    10 июля 2014 | 16:49

    «Дерево» Бертучелли обладает казалось бы всеми признаками хорошего кино, причем как видимыми, так и косвенными. Во-первых, это Шарлотта, которая женщин, противостоящих Природе на грани срыва, играть умеет. И дело тут вовсе не в «Антихристе» и не в очередных метаниях в деревьях — просто у Шарлотты лицо такое, что радужных нимфеток и соблазнительниц ей играть все-таки не стоит. Радует Австралия, которая раньше инициировала воспоминания о хоббитах, нацистах и невнятном фильме Лурмана (о последнем исключительно в силу названия). Тут Зеленый континент выглядит скорее дедушкиной дачей под Парижем, где из-под ободка унитаза лезут не злобные микробы, а вполне милые лягушки. Да даже история о муже Бертучелли, который умер во время написания сценария, по идее должна была фильму дополнительный импульс придать, стать своего рода откровением вдовы.

    Приятно еще конечно то, что сюжет, который так и норовит скатиться в жанровое кино (драму, мистику, мелодраму, да даже в семейное кино, если угодно), так в итоге никуда и не сползает. Бертучелли умело балансирует, не позволяя Шарлотте биться головой об унитаз, а дереву — душить ветками однотипных соседей. Однако вся эта красота на каком-то этапе начинает казаться неестественной, а потом, уже чисто на органическом уровне, — неприемлемой, т. е. тут своего рода эффект «зловещей долины» Мори возникает. Вот, к примеру, представьте себя на кухне с летучей мышью. Ведь это тварь еще та — к ним же отвращение на уровне инстинктов испытываешь, если ты конечно не закомплексованный прыщавый подросток и не специалист по рукокрылым, весь Бэтман же про это! А тут мышка, устроившись под светом кухонной лампы, смотрит на вас таким милым зверьком, что хочется броситься на улицу с простыней и завести себе домой парочку. С людьми дело тут обстоит еще интереснее: устойчивое ощущение, что с возрастом люди умнее не становятся, а наоборот регрессируют, пульсирует на протяжении всех полутора часов времени. «Немой» Чарли вообще кажется самым адекватным в этой компании: молчание — лучше средство общения среди тех, кто не может найти общий язык.

    Примерно в такой же перевертыш превращается и финал, где по идее все могут улыбнуться, поплакать, поцеловаться под Патрика Уотсона и неубиваемый до-мажор, дожевать поп-корн и допить фанту. Ведь для людей, которые остаются жить прошлым настолько, что уже само прошлое начинает от них тошнить, и оно ласковой веточкой указывает им на дверь, наверное очень сложно будет жизнь построить дальше. Они же и с тостером управиться-то не могут.

    24 ноября 2010 | 16:37

    Для меня Дерево — достаточно интересный и глубокий фильм, не смотря на то, что, казалось бы, здесь нет ни большого количества компьютерной графики, ни какого-то особенного сценария, ни известных актеров. Основная фишка фильма — это его «идея», которая была преподнесена в полной мере, с помощью противопоставления. На мой взгляд, картина стала достаточно удачной. Удалось с точностью передать ту обстановку, которая была в семье после несчастья и как она менялась со временем. Пожалуй, это заслуга актеров. Примерно в середине фильма мы понимаем, к чему склоняется автор, но ближе к концу возникает переломный момент, и не в лучшую сторону для главных героев. Таким образом, и режиссер, и автор книги, по которой был снят фильм, хотят выразить ту идею, на самом деле являющуюся вечным вопросом человечества, с помощью иносказания, противопоставления тому выбору, который должен быть сделан каждым из нас при возникновении подобных обстоятельств. Каждый человек должен сам ответить на этот вопрос и фильм способствует этому, приводя весомый аргумент, склоняющий чашу весов в одну из сторон. Именно из-за этого фильм можно сравнить с притчей. Это не экшн, не приключение, не ужастик, и я бы даже сказал не драма, а именно современная сказка, экранизированная история одной семьи, дающая каждому просмотревшему урок на всю жизнь, оберегая от возможной ошибки. В этом основная ценность данного фильма. Не стоит его смотреть, если Вы ожидаете динамики сюжета или интенсивности развития событий. В течение всего фильма все происходит достаточно спокойно, умеренно, а в сочетании с фигугрирующими природными пеизажами все это обретает дополнительную красоту. Это оригинальная история о том, как порой бывает важно сделать правильный выбор и о том, какие последствия мы должны принять, если совершим ошибку. Конечно, каждый сможет интерпретировать финал по-своему, но, я думаю, это вопрос, готов ли ответить человек на вопрос, поставленный автором книги, или нет.

    Красота пейзажей, спокойное течение сюжета делает фильм прекрасным выбором для семейного просмотра, особенно, если говорить об использовании телевизора в течение дня, благоприятно будет посмотреть его ближе к вечеру, вместо какого-нибудь ужастика или триллера, которые зачастую противодействуют спокойному сну. Итак, я думаю, справедливо будет оценить фильм на высший балл в своем жанре, то есть, на

    10 из 10

    1 июня 2014 | 15:18

    В творческой биографии вечной странницы Джулии Бертуччели всюду просматривается раскидистый силуэт дерева. Годы ученичества, проведенные под сенью таланта то одного, то другого мэтра режиссуры. Дебют, встреченный шелестом пальмовых ветвей. Вторая картина — и вот уже на чьем-то заднем дворе прорастает гигантская смоковница, в чьей кроне цветет белая омела, кричат попугаи, гнездятся дети и, возможно, живет душа их недавно умершего отца.

    Фильм, снятый по пьесе, казалось бы, обречен на крепкий сюжет, сильные диалоги и некоторую аутичность, замкнутость в треугольнике места, пространства, действия. Поначалу он эти ожидания оправдывает. Кулисы летней ночи темны, золотой гамак луны нарисован на пологе небес. На веранде разговаривают двое, и их диалог, такой обыденный, в паузах между слов говорит о пятнадцати годах, прожитых в этом доме, о рожденных детях, о полноте любви и нашей вере в свое бессмертие. Но наступает утро, и становится ясно, что театр был миражом. От усредненной кинопьесы «Дерево» отличает распахнутость пространства и плотность ткани визуального ряда. Бертуччели откровенно любуется палево-синим австралийским пейзажем с зубчатой кромкой далеких гор, покосившимися столбами электропередач, сеткой трещин на высохшей земле и поцелуями солнца на белой кожа. Не чуждаясь слов и не бравируя их отсутствием, она то и дело переходит на язык образов, балансирует на краю недосказанности. К сожалению — не всегда удерживая тот самый баланс.

    Яркий, просвеченный насквозь, фильм кажется произведением изобразительного искусства, чередой картин, смена которых подчеркнута резкими монтажными переходами. В этом его достоинство, но по контрасту с «густотой» и достоверностью художественного мира сюжет оказывается жидок и робок. Перед нами два способа пережить утрату близкого. Выбор восьмилетней Симоны — уверенность. Волевое решение быть счастливой и не ведать сомнений, врачевать рану бальзамом фантазии. Выбор тридцативосьмилетней Дон — отсутствие уверенности. Метания между депрессией, работой, чужой постелью, растущие усталость и безразличие. В ее отношениях с дочерью главенствует покровительственная неуклюжесть взрослого, притворяющегося, что он верит выдумке чада. Но тут же — нота зависти, боль от невозможности уверовать. Из всего этого мог бы выйти толк, но у сюжета та же беда, что и у Дон. Вместо того чтобы прорастать в глубь и ширь, он то и дело притормаживает и топчется на месте, мучительно пытаясь определиться, двигаться ли в сторону психологической драмы, раствориться ли в таинственной дымке фантастики или попробовать стать притчей. Пытается сказать нечто и не может.

    Это отсутствие авторского слова поначалу интригует, заставляет самостоятельно искать разгадки. Но оно же под конец не оставляет никаких эмоций, кроме усталости и скуки. Компоненты безупречны: детали исполнены грации и осмысленности, Моргана Дэйвис улыбается невинно и гневно, а Шарлотта Генсбур с ее нежными глазами влюбленной и поджатым ртом старой девы просто находится на своем месте — в шаге от любви, в шаге от безумия. Но из-за ощутимой неоформленности повествования сумма оказывается меньше слагаемых. Единственное, что спасает фильм от забвения — ударная середина, когда на полчаса кажется, что режиссер, наконец, определилась с целью и жанром. Получив предмет для высказывания, богатейший художественный язык разворачивается во всей красе. И вот уже секвойя, до тех пор бывшая элементом пейзажа, оживает. Баюкает в сильных руках дитя, уверенно подсаживает его на отцовскую спину, откуда так здорово смотреть на мир. Бережно обнимает толстым бедром-корнем спящую женщину. Вламывается в спальню, наказывая, утешая. Все это — без спецэффектов и дешевой мистики: не фантастика, но поэзия. Слова без слов. Наплывы коры, похожие на глаза, глядящие ласково и строго.

    10 июля 2014 | 13:48

    Я обожаю такие фильмы: тягучие, ветвистые, неторопливые. Фильмы раздумья.

    «Дом на краю света»…

    Здесь живет семья: отец, мать и четверо детей. Три мальчика и одна девочка. Внезапно отец умирает. И, оказывается, он был так важен для них всех.

    Для маленькой Симоны в особенности. И для Дон, ее матери. И для мальчиков. Сколько же всего держалось на нем. Он был могучим, как дуб, что растет у них под окнами. А без него — упадок и уныние. Разруха. В дом залетают летучие мыши, в унитазе квакают лягушки.

    У Дон (Шарлотта Генсбур) — депрессия, она не встает с постели, детям нечего есть… Все разобщены и… уничтожены.

    А рядом с домом могучее дерево, настоящее, живое, одна из координат их жизни.

    Маленькая Симона забирается на дерево, прижимается к его могучим веткам и стволам, и ей кажется, будто она говорит с отцом. Она рассказывает ему все, советуется даже, как правильно написать то или иное слово. И все же маленькая восьмилетняя Симона, несмотря на все катаклизмы, «решает» быть счастливой, принимает такое «волевое решение» — СТАТЬ СЧАСТЛИВОЙ!, понимает: надо радоваться жизни, — эта маленькая, не по годам развитая девочка, не желает «превращаться в жертву», быть инвалидом.

    Задача любого хорошего фильма не в том, чтоб рассказать «поучительную историю», поразить воображение или что-то в этом духе.

    Она в чем-то другом.

    Мне кажется, Джули Бертучелли сделала все для того, чтобы «притормозить» рассказ и изображение, замедлить историю, притушить пафос, рассказать эту драму «под сурдинку», и все это с одной единственной целью — объединить героев, сплотить семью, на которую столько всего навалилось.

    Но уныние и депрессия бесконечно долго продолжаться не могут: проходит несколько месяцев и Дон поднимается с постели, едет в город, устраивается помощницей в магазин сантехники. Жизнь начинает входить в более-менее нормальную колею. А хозяин магазина даже оказывается вполне себе симпатичным парнем.

    Но фильм и не об этом тоже.

    У этого фильма, у этого «дерева» есть нечто общее со сновиденьем. Некая тягучая, завораживающая аура, некое эхо… созерцания.

    История увидена и рассказана глазами девочки, Симоны, отцовской любимицы. И дело совсем не в том, что Симона пострадала больше других детей. Больше-меньше, не в этом суть…

    Как объединить членов этой семьи, как дать им почувствовать, что они ветви одного дерева, как помочь им насладиться тем, что они вместе должны пережить, вместе что-то обязаны понять, чтобы остаться семьей, чтобы «не пропасть поодиночке»…

    Прелесть и, соответственно, мудрость картины в том, что в ней есть воздух, есть что-то подлинное, трудно определимое. Синтаксис картины складывается из такого вот разреженного пространства, из чего-то природного, дикого, неосвоенного. Что это? Природа? Целина? АВСТРАЛИЯ, облака, ДЕРЕВЬЯ, ДУША?

    До каких размеров способна разрастаться ДУША?

    Что-то неконтролируемое, неподдающееся рациональному анализу, что-то, что не нуждается в словесных комментариях, в шелухе, в словесном поносе — вот, что такое фильм «Дерево».

    Эти люди, мать и ее дети, остро чувствуют фальшь, и потому почти не прибегают к помощи слов, обходятся без музыки, теле ящика и прочих атрибутов цивилизации — они и так, молча, понимают друг друга, и вот из таких нюансов, из таких молекул и монад, из таких «абстракций» и «мелочей» и соткана ткань этого фильма…

    «ДЕРЕВО» — символ этого дома, и когда ураган разрушает дом и корежит могучие стволы ДЕРЕВА, выкорчевывает его корни, семья, изрядно потрепанная, но, как ни странно, как никогда сильная, удивительно сплоченная, садится в машину и покидает родные пенаты.

    И только теперь они — СЕМЬЯ, КОМАНДА, теперь они в силах за себя постоять, о себе позаботиться. Урок жизни не прошел даром. Они срываются с такого родного, с такого «насиженного места» и отправляются в новое странствие. Теперь они опытные КОЧЕВНИКИ. Теперь они готовы. Теперь они — сила. Они — НАСТОЯЩАЯ СЕМЬЯ. ДОН И ЕЕ КОМАНДА!

    15 ноября 2010 | 22:46

    В фильме дерево является аллегорией родственных отношений, связей между близкими людьми, которые не может оборвать даже смерть. Да и смерть здесь понимается как переход в новое бытие. Столкновение человека с природой — одна из тем, звучащих в полный голос в работе француженки Бертучелли (видимо это связано с тем, что за основу сюжета была взята новелла австралийской писательницы, а на примере хотя бы даже такой австралийской работы как «Пианино» мы видели, что эта тема присутствует в искусстве, создаваемом жителями далекого континента-государства). Неслучаен выбор «персонажа» из растительного мира, могучего, ветвистого, долгорастущего дерева, как бы противопоставленного смертному человеческому существованию. Несмотря на то, что фильм может показаться несколько затянутым, а кому-то даже скучным (режиссер настаивает на постепенном развитии событий, коих не так много), удачно использован параллелизм, выраженный в переходе человеческого духа в дух растения, в переходе эмоциональных переживаний семьи в настоящие природные явления, в переходе семейного конфликта в конфликт между природой и человеком.

    6 августа 2013 | 05:48

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>