всё о любом фильме:

Утомленные солнцем 2: Цитадель

год
страна
слоган«Ни шагу назад!»
режиссерНикита Михалков
сценарийНикита Михалков, Александр Новотоцкий, Владимир Моисеенко, ...
продюсерНикита Михалков, Леонид Верещагин, Алексей Балашов, ...
операторВладислав Опельянц
композиторЭдуард Артемьев
художникВладимир Аронин, Татьяна Ткаченко, Константин Грязев, ...
монтажСветолик Зайч
жанр драма, военный, ... слова
бюджет
$45 000 000
сборы в России
зрители
Россия  206.2 тыс.,    Украина  19.8 тыс.,    Турция  1.1 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время157 мин. / 02:37
Своей искалеченной судьбой заплатил комдив Котов за восстановление доброго имени. Он возвращается в дом, воспоминания о котором давали ему силы все эти страшные годы. Но то, что ждало в этом доме, его потрясло. Все изменилось, его хрупкий мир рухнул. Котову снова придется сражаться. За свое имя, за свою честь, за свою любовь, за свою Цитадель…
Рейтинг фильма
IMDb: 4.00 (1119)
ожидание: 32% (9590)
Рейтинг кинокритиков
в России
36%
5 + 9 = 14
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Это второй фильм Никиты Михалкова, в котором говорится одна и та же фраза: «Ссать и родить — нельзя погодить» (в фильме «12» эту фразу говорит герой Валентина Гафта, в фильме «Утомленные солнцем: Цитадель» эту фразу говорит солдат на 41 минуте фильма).
    • В сцене, где комдив навещает свою жену, Митя в определенный момент играет на пианино главную тему фильма «Сибирский цирюльник», режисером которого также является Никита Михалков.
    Трейлер 02:33
    все трейлеры

    файл добавилCommon..Rock

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1883 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Сергей Котов прошёл сквозь неоднозначную всё же дилогию Никиты Сергеевича Михалкова с честью. Прошагал путь от такого почти по-чеховски домашнего очага до Берлина, прошёл дорогу миллионов советских солдат возглавляемых, прежде всего его отцом Сергеем Михалковым. Фильм посвящение — это долг Никиты Сергеевича, который он признал за собой (что уже немало для современного жителя этой страны) и отдал с процентами в виде такой редкой черты этого вашего мейнстрима, как недосказанность, возможность перевести свой мозг в режим enable. Вообще сама фигура Никиты Михалкова противоречива и непостоянна — в последнее время это проявлялось всё ярче. Я сам — ярый поклонник его фильмов (ценитель, но не фанат Михалкова) закрывал глаза на то чувство собственной важности, которое возрастало у Никиты Сергеевича всё это время и, которое всегда так недолюбливает зритель. Провести водораздел между отношением к Михалкову как к художнику и отношением к Михалкову как к первому после бога можно в итоге причислением или не причислением его к разряду художников — то есть важно отношение целевой аудитории — а аудитория у его кино прямо скажем не только «германовская». Никита Сергеевич снимает для всего населения этой страны, не делая исключений и это во многом продиктовано цепочкой — цель, средства, результат. Цель всё та же — возродить священный тройственный союз царской России добавив к нему не менее священные для человека его поколения идеалы развитого социализма ("православие, самодержавие, народность» это или же «товарищество, творчество, труд»? — произведи мы в обществе накладную интеграцию понятий этих двух лозунгов — жить по моему стало бы лучше). Средства для осуществления цели всегда нужны (и тем более, если ты вознамерился изменить чьё-либо устоявшееся понимание прошедшего), так как категорию высокобюджетности у нас ещё ни кто не отменял… Инвестиционный капкан современной киноиндустрии заманит причинно-следственной связью: высокобджетное кино — массовый зритель (а внедрять вышеуказанные идеалы в головы немногих смысла нет, ибо они там уже имеются и дают креативно-творческий PROFIT для их хозяина, но только не его страны). В итоге вложенное необходимо как минимум «отбить» даже в ситуации, если ты Никита Михалков. Никите Михалкову от этого никуда не деться и обсуждаемый фильм нещадно «пиарится» ещё до своего выхода (так часто бывает). Неподготовленный зритель идёт в кино в надежде на чудо в своей отдельно взятой жизни обывателя, а видит всего лишь кино про войну. Он не видит обещанного толпой «спасения очередного (но уже расово верного) рядового с именем», и возникшая по причине описанных обстоятельств волна праведного (иногда с пивом) гнева мешает таки жителю этой страны попытаться хотя бы разглядеть в Никите Сергеевиче художника, автора и просто хорошего человека. Я ставлю господина Михалкова в один ряд с товарищем Калатозовым, но я их не сравниваю, я не даю пищу для пустой полемики. Хотелось бы, чтобы деньги тех, кто всё же ставит господина Михалкова в один ряд с мистером Спилбергом и проводит сравнительно-унизительный анализ пошли бы на более нужное дело, к примеру, тем же ветеранам. Также мне кажется, что деструктивная природа современного русского человека не даст ему обрести маленькие форматные кусочки счастья через кино — ищите женщину или ещё чего-нибудь…

    Фильм цельный. Уже отмечалось, что «Утомлённые солнцем» хороши, но осознать их ценность в полной мере можно только вот именно сейчас — после финала. Финал более чем достойный и при всей проигрышности или унылости (это если объективно — путём подсчёта голосов 2-ой части — «Предстояния» назвать всю дилогию и уж тем более трилогию среднего качества кинопродуктом, «УГ», если хотите, мой язык не поворачивается — хоть отрезайте.

    Я разделил «Цитадель» на две части. Отдельное мерси здесь «разжалованному за пьянство генералу» ведь его эпизод лобовой атаки, как выяснилось в дальнейшем — главный в картине. Главным он является, потому что он единственно реален — всё остальное можно назвать реквиемом по жизни тех, кто в эту убийственную атаку пошёл. Симфония жизни, написанная Михалковым начиная от рождения дитя войны и заканчивая последней дорогой советских солдат — таких отчаянно живых на фоне выжженной, мёртвой земли, играет в уме Котова (да и любого другого солдата), когда за один миг до конца перед глазами проносится вся жизнь (тем горестнее и трагичнее становится, что для большинства героев войны она пока ещё непрожитая или же прожитая не так). Все последующие за этим эпизодом зарисовки имеют каждая по одному-двум гениальным моментам. Гениальными их делает сентиментальная составляющая, которая в последнее время встречается лишь в фильмах, предназначенных для кинофестивалей. Лично меня финал с участием Инны Чуриковой заставил плакать — и не скупыми мужскими слезами, а нормальными, человеческими…

    Никита Сергеевич Михалков восстановил свой статус пролонгированного киноклассика, и я надеюсь, что теперь уже навсегда. И всё же его ошибок мне хочется ждать с чуть большим нетерпением, нежели тем, с которым ждёшь его побед.

    26 октября 2014 | 19:59

    Не оскорбление памяти ветеранов, но метафора русского ада

    Продолжение


    (начало в рецензии на «Предстояние»)

    … Можно долго говорить о недостатках Никиты Михалкова как человека и о различных недостойных причинах, побудивших его снять продолжение истории пятнадцатилетней давности; но, во-первых, ранее уже было отмечено, насколько Михалков не умеет правильно подать самого себя, а во-вторых, в «Цитадели» настолько минимизировано эго ее создателя, насколько это вообще возможно в его случае.

    Финалу трилогии удивительным образом удается заставить зрителя воспринимать Котова как героя отдельно от Михалкова как актера — возможно, именно в силу того, что сюжету в ней уделяется больше времени. Это логично: когда герой существует вне развития фильма, как то было в «Предстоянии», он — не герой. Но если персонаж является органичной частью повествования, со своими сюжетными функциями и своим развитием, то проблема идентификации Михалкова-Котова если и не исчезает, то очень умело маскируется. Не Михалков, но Котов бежит от ужаса, когда к нему в окоп спускается посланник Дьявола-Сталина Митя, чтобы забрать с собой. Не Михалков, но Котов оказывается в конечном счете на аудиенции у повелителя загробного мира. Не Михалков, но Котов мучительно ищет пути из войны ада, ниточки к новой жизни.

    Вот только «Цитадель» эту новую жизнь разоблачает буквально с первых кадров — рождения комара. Скользкая, прозрачная, мерзкая тварь, которая, едва раскрыв крылья, поднимается над болотом и залетает в окоп с грешниками, чтобы найти себе жертву, присосаться к ней. Жизнь появляется и в следующей сцене, которая с самого начала фильма дает мощный образ рождения новой России: серый плод, рожденный безымянной матерью, изнасилованной чужаком-немцем; ребенка принимают окровавленные грязные солдаты под свист пуль и грохот взрывов и нарекают его в честь Дьявола Иосифом Виссарионовичем. Рождение радостно отмечают песнями под гармонь и мочеиспусканием за борт грузовичка. А за бортом трупы, трупы, трупы…

    Пути к жизни из ада и далее уходят в тупики. Пытаясь спастись с помощью Маруси, Котов через пограничную линию между реальностями — кладбище и реку — возвращается на дачу из первых «Утомленных солнцем». Возвращается, чтобы увидеть не людей, но призраков былых друзей и родственников, которые на следующий день уезжают в никуда и хоть куда-нибудь на поезде, оставив дома пьяную старушку. В отчаянии Котов пытается найти жизнь среди толпы, навести физические мосты к искалеченной жизни вокруг, но тщетно: камера наблюдает за бывшим комдивом через стекло черного воронка, где его дожидается Митя, планшет от Дьявола и генеральская униформа.

    В этот момент проявляется неожиданная честность Михалкова по отношению к своему персонажу, который, хотя и воспринимается отдельно от него, но все же несет в себе его черты — стало быть, Михалков в определенной степени демонстрирует честность и по отношению к самому себе. Дьявол-Сталин избрал его своим слугой, причем избрал с самого начала («Мы тебя посадили, чтобы в нужный момент выпустить») и не просто так, а за былые грехи: на гражданской войне Котов зарубил шашкой священника, укрывавшего белых, затем руководил расстрелами и травил газом тамбовских крестьян. Теперь же Котов должен стать исполнителем иной его жуткой воли — повести в атаку пятнадцать тысяч душ и положить их всех под бесовской Цитаделью в знак того, что «у нас теперь только одна дорога, дорога к победе». В знак безропотного подчинения верховной власти Дьявола. И Котов безропотно подчиняется, становясь невольным, вернее даже, безвольным инструментом абсолютного зла — не самый лестный образ для человека, который всегда играл царей, баринов и премудрых присяжных.

    И все же — возможно, в силу старых привычек — Михалкову сложно быть честным до конца. Котов проявляет готовность взять на себя грех, первым вставая из окопа и с дубиной в руках направляясь в сторону крепости, таким образом поднимая за собой всех сомневающихся бойцов, но Михалков-сценарист так и не позволяет ему, собственно, согрешить. Планы Дьявола буквально подрываются из-за серии случайностей и при непосредственном участии солнца — абсолютная чушь с точки зрения логики сюжетосложения, но совершенно оправданный эпизод в глобальном символическом подтексте «Утомленных солнцем». Ведь там, где есть Дьявол, должен быть и бог, а солнце — классический божественный образ, к тому же значительно менее грубый, чем настойчиво лезшая в глаза православная атрибутика «Предстояния».

    Именно к солнцу в поисках спасения обращает глаза Котов в последних кадрах основного сюжета «Цитадели», завершающегося сильнейшей по эмоциональному воздействию сценой встречи отца и дочери на минном поле. Разумеется, она во многом состоит из известных мелодраматических клише, но они полностью теряют свой мелодраматизм, когда Котов одними лишь словами болезненно долго возвращает свою Наденьку в безопасность шаг за шагом, а для уверенности приказывает ей петь их общее танго «Утомленное солнце». Известная мелодия вдруг становится не просто лейтмотивом фильма, но гимном солнцу-богу, свету, положительной энергии — спасению из ада, как бы оно ни называлось.

    И спасение, как кажется, приходит в эпилоге. Жизнь спасена, речь возвращена, смерть принята и побеждена. И радостно звучит танго, пока танки уходят вдаль, к возможной победе.

    И уходят. И уходят. И уходят. И уходят. И уходят. И уходят. И уходят. И уходят. И уходят…

    Танго больше не звучит — его сменил обреченно-грозный марш Эдуарда Артемьева. Солнце скрылось за тучами, и больше оттуда не выйдет. Война продолжается, ад бесконечен, и выхода из него нет.

    Эпилог картины без пяти минут гениален и вдруг показывает Михалкова во всей его прежней режиссерской мощи, которой неспособны повредить ни упреки критиков, ни пустые зрительные залы, ни финансовый крах, ни даже глупое поведение самого Михалкова, который на эту блестящую сцену дает титры, не желая утомлять зрителя излишне интеллектуальным и «артхаусным» кадром. Но именно этим он многое и портит!

    «УС2», являясь по своей концепции фильмом авторским и, безусловно, интеллектуальным, смонтирован как мейнстримный боевик про войну, потому что именно так Михалков его намерен продавать. Он все показывает, причем в крупных планах. Он подключает Артемьева в сценах, не требующих музыки. Он не избавляется от убогих компьютерных самолетов. Зачем? Затем, что в его понимании словосочетания «интеллектуальное кино» и «маленькие сборы» тождественны, а снимать фильм за сорок миллионов долларов в расчете на маленькие сборы ему не позволило бы самолюбие. Пусть даже в конечном итоге получилось только хуже.

    И все же, при всей своей неоднозначности, при всех дурновкусных режиссерских решениях, фильм говорит многое и о самом Михалкове, и о России, и о русских людях. Не ветеранах войн конкретного прошлого, но вечных соседях, друзьях, начальниках и товарищах. Именно это надо помнить и ценить.

    5 июня 2011 | 12:47

    У меня совершенно нет желания плюнуть в старичка-паучка, без меня таких большинство. Но есть желание понять. Что нам хотел сказать некогда хороший режиссер и отличный актер? Что он хотел сказать этим фильмом?

    Почему у всех истерика? Почему все визжат? Почему все плохо играют, как на не отрепетированном капустнике? Почему почти все дети (старшая откровенно бездарная) получили роли у папы? Почему бетонная коробка на горе — неприступна (о, я знаю, это ж кастл Вольфенштейн!!!)? Где артиллерия? Где, в конце-концов 55 млн у. е. при почти полном отсутствии боя как такового, и при хреновой графике? В советское время у нас уже был один мастер батальных сцен, о воровстве которого ходили легенды в мое советское детство.

    Опять же, в детстве на меня произвел огромное впечатление фильм «Неоконченная пьеса для механического пианино». Неужели режиссер, так тонко способный чувствовать раннего Чехова или Гончарова, может снимать такой лубок? Снимать на полном серьезе (в отличие от Тарантино), не гнушаясь слоганами типа «Великий фильм о великой войне»?

    Единственная часть во втором фильме, которую можно было смотреть — это «Кремлевские курсанты». В третьей же часть меня тронул эпизод с контуженным немцем — может, потому что великая Чурикова, может, потому что в этом эпизоде есть какой-то гуманизм, человечность.

    Те, кто пишет, что Михалков оскорбил фронтовиков своим фильмом. Да чем он оскорбил? Что, не было, заградотрядов, приказа «Ни шагу назад»? Не было штрфбатов? Не было смерша, не было отношения к солдатам, как к пушечному мясу? Да это ж слова Жукова про то чтобы солдат не жалеть, бабы новых нарожают. Так что пяткой в грудь себя тоже не следует бить, упиваясь какой-то богоизбранностью. Я вот думаю, может, Михалков снял фильм на потребу большинства, не обремененного знанием истории, вообще, каким бы то не было знанием, способностью адекватно эстетически воспринимать искусство? Тогда это вполне неплохой лубок. В конце концов, какой народ, такая у него и жизнь, и власть, и искусство.

    8 мая 2011 | 16:02

    Год назад огромная страна встала и заклеймила проклятьем вторую часть некогда оскароносного фильма «Утомленные солнцем» — «Предстояние». С тех пор великий и ужасный Никита Сергеевич Михалков успел влипнуть еще в пару скандалов, создать уже ставший одиозным видеоблог «Бесогон» и огрызнуться на критиков несколькими интервью в духе «ваша жизнь коротка, а мое искусство — вечно». И вот выходит третья часть — «Цитадель». С более чем полугодовым отставанием от анонсированного срока премьеры, но — аккурат ко Дню Победы. И снова страна огромная захлебывается в проклятьях. Уже не таких яростных, справедливо отмечая, что «Цитадель» гораздо менее показно-натуралистична и гораздо более внятна драматургически, чем «Предстояние». Но — общий тон отзывов явно негативный.

    … Каюсь — с «Предстоянием» Никита Сергеевич меня провел. Впрочем, как и всех остальных. Но стоило посмотреть несколько с другого ракурса на «Цитадель» — и много стало ясно. Помнится, я сравнил «Предстояние» с «Войной и миром» — ага, щас. Какой, к чертям собачьим, Толстой, когда тут чистый Кафка. Пополам с Гомером.

    … С точки зрения «нормального» кино о «нормальной» войне, «Цитадель» — действительно бред, причем бред буйнопомешанного ультрапатриота-фанатика. Толпа гражданских ломится с палками на крепость, эта самая крепость взрывается из-за одного паучка, грузовик с роженицей и ранеными замирает посреди бомбежки — и все остаются живы-здоровы, человек, простоявший минут 10 на мине, в следующей сцене бодрячком едет на Берлин… Ерунда? Полная. Если вы смотрите просто кино о войне. Но «Цитадель» — не из этой оперы.

    Михалков, сознательно или нет, сделал по-настоящему эпическое произведение. Эпическое — не значит много батальных сцен и перемещения народов. Если вернуться к словарному определению, эпос — героическое сказание. И как раз в логике эпоса все эти кажущиеся нам абсурдными поступки и события оказываются единственно возможными. Вспомните хотя бы русские сказки: если уж богатырь — то такой, что семерых одним ударом. Если чудище — то такое, что одним рыком деревни сносит. Но при этом и гибнет от какой-нибудь фигни — точь-в-точь, как крепость от паучка. Михалков и демонстрирует нам именно такой эпос — Отечественную войну в стилистике «Илиады». Со своими Гектором и Ахилессом — Котовым и Митей Арсеньевым, злейшими врагами, которые, ненавидя, отдают другу другу должное. Со своей Еленой Прекрасной — Марусей, которая из двух богатырей выбирает третьего — нелепого Кирика. Со своим Зевсом-Сталиным, в котором проще действительно угадать Зевса, чем Максима Суханова.

    При этом, эпос Михалкова оказывается вполне фантасмагорическим. Мне пришло в голову парадоксальное сравнение «Цитадели» с фильмом одного из главных и последовательных оппонентов Никиты Сергеевича на протяжении многих лет — имею в виду, конечно, «Хрусталев, машину!» Алексея Германа. Все, кто видел (и сумел досмотреть) это кино, наверняка согласятся — при внешней бытовой достоверности, все происходящее на экране иначе, чем театром абсурда, не назовешь. Но этот театр абсурда каким-то невероятным образом передает дух времени. Та же история с «Цитаделью». Огромное количество сюжетных нестыковок и нелепиц не мешает тому, что этот фильм дает нам совершенно новое не знание — а ощущение войны. Войны как театра абсурда, ставшего былиной. А сравните двух генералов — германовского в исполнении Юрия Цурило и михалковского Котова: как зеркально отражаются их судьбы. Один с вершины падает на самое дно, другого Фатум — «Бог из машины», как принято в эпической традиции — поднимает практически из могилы к славе.

    Вышесказанное не отменяет критического взгляда на «Цитадель». Кое-где фильм очевидно затянут (например, лишними кажутся сцены на вокзале, когда окончательно потерявший жену Котов присоединяется к деревенской свадьбе). Блестящий — как всегда у Никиты Сергеевича — актерский ансамбль далеко не всегда играет в унисон. К примеру, Толстогановой, заменившей Ингеборгу Дапкунайте, до своей прибалтийской предшественницы так же далеко, как Анжелине Джоли до Мерил Стрип. Ну, и Меньшиков совершенно неприлично раздобрел (особенно если вспоминать его в «Покровских воротах»)…

    Но, по большому счету, недоработки меркнут перед заслуживающим восхищением фактом: самовлюбленный, наверняка нечистый на руку, раздражающе-пафосный, приятельствующий с Путиным (решайте сами, какой из перечисленных грехов страшнее) Никита Михалков на старости лет снял уникальное кино. Которое по определению не может быть принято широкой общественностью — вспомните, как того же «Хрусталева» поначалу освистали в Каннах. А потом, кстати, критики превознесли его как едва ли не один из лучших фильмов современности. Не исключаю, что подобная судьба ждет и «Цитадель».

    8 из 10

    14 мая 2011 | 11:49

    Все-таки, кто бы что ни говорил о Никите Михалкове как о личности, на режиссерском поприще он достиг немалых высот. За свою многолетнюю карьеру он снял множество прекрасных и проникновенных картин: «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Неоконченная пьеса для механического пианино» и многие другие. Те же «Утомленные солнцем» были очень продуманной и глубокой драмой о не самой приятной эпохе в истории нашей родины. Оттого и обиднее всего осознавать тот факт, что именитый режиссер из-за своих заоблачных амбиций попросту портит свою фильмографию.

    «Утомленные солнцем 2: Предстояние» получилась крайне невразумительной, абсолютно лишенной чувства меры и вкуса лентой, которая больше занималась критикой в адрес Сталина, нежели «правдивым рассказом о борьбе с фашистской Германией». «Утомленные солнцем 2: Цитадель», завершающая часть новой дилогии о комдиве Котове, конечно, смотрится больше как вторая половина одного большого фильма, нежели как самостоятельный проект, а потому и недостатки у них по большей части, схожие.

    Пережив времена репрессий и вторжение немецких войск, записанный в штрафбат комдив Котов даже не подозревал о том, что самые суровые испытания ждут его впереди. Он получает под свое командование 15 тысяч солдат и приказ лично от Сталина: штурмовать неприступную немецкую Цитадель. В это время, Митя, работающий на НКВД, пытается разыскать Котова и попадает прямо в окопы, недалеко от той самой Цитадели. Встреча двух некогда непримиримых противников необратима…

    Возможно из-за того, что самая первая (вышедшая в 1994 году) часть была законченным произведением и совершенно не нуждалась в продолжении, сюжет новой дилогии получился несколько скомканным и слишком уж мозаичным. Нет четкой структуры повествования, нет стержня, вокруг которого бы накручивались линии персонажей. Сюжет данной ленты, по сути, представляет собой сборник практически никак не связанных между собой эпизодов (новелл, если хотите).

    Перемудрили сценаристы дилогии и с семейными связями главных героев (например, история Маруси получилась какой-то совсем уж надуманной). К третьей части так и вовсе путаешься во всех этих взаимоотношениях между героями. Персонажи то мирятся, то опять ссорятся, потом вспоминают, как хорошо было раньше и опять ссорятся. Звучит все это вполне буднично, но в самом кино смотрится как-то очень уж хаотично. «Цитадель» слишком перегружена лишними сюжетными линиями, которые порой даже не пересекаются.

    И раз уж зашла речь про перегруженность, то стоит упомянуть еще вот о чем. Метафоры и символизм в свое время были одним из лучших стилистических решений Михалкова-режиссера. Вот только раньше он этими самыми метафорами не злоупотреблял. Когда фильм открылся сценой полета комара над окопами и последующим комментарием Андрея Мерзликина «Пусть сосет. Это наш комар», анимализм казался удачной идеей. Но после схожих по смыслу сцен с участием паука и фирменного белого мотылька (он летал еще в первой части), ничего кроме некоторого смущения это не вызывает.

    Но ладно бы проблема сюжета была только в этом. Главной же ошибкой Михалкова стало какое-то совсем уж претенциозное отношение к своему герою. Котов здесь тянет на эдакого супермена, которым все женщины восхищаются, а все офицеры спрашивают совета. Если и получает он приказ, то только ЛИЧНО от Сталина. Он в воде не тонет, в огне не горит и выживает в совсем уж невообразимых условиях. Дополняет всю эту фантасмагорию железная перчатка Котова с лезвиями, как у Фредди Крюгера, которой он ловко расправляется с неприятелями. Все эти комикс-элементы совершенно не идут серьезному военному фильму, каким он преподноситься в рекламных роликах. Поэтому воспринимать происходящее на экране серьезно решительно не получается.

    Поскольку, как уже говорилось выше, сюжет представляет собой набор эпизодов, то и похвалить здесь, в принципе, можно только некоторые эпизоды. К, несомненно, запоминающимся и трогательным моментам можно отнести сцену родов в грузовике под бомбардировками. Именно в этой сцене можно отчетливо увидеть, пожалуй, главное отличие «Цитадели» от «Предстояния». Эпизод с возвращением Котова на родную дачу из первой части тоже можно отнести к «светлым» моментам картины, во время просмотра которых действительно на время забываешь про другие недостатки ленты.

    Продолжая тему позитивных моментов, нельзя не отметить, что в третьей части саги стало куда меньше крови и насилия, чем в предшественнике. Экшен больше не скрывается за туманом и тот же штурм крепости можно назвать вполне зрелищным. Вот только эти редкие положительные аспекты картины являются скорее мелкими лучиками света в беспросветной тьме недостатков, ведь основная битва — за эмоции зрителя, создателями все-таки проиграна.

    Так что, если и смотреть завершение эпопеи Михалкова о комдиве Котове, то только ради актеров. Олег Меньшиков и сам Михалков срослись со своими образами очень хорошо (наконец-то Меньшиков начал нормально играть, ибо в «Предстоянии» он был никакой). Дмитрий Дюжев и Виктория Толстоганова, пускай и выглядят чуть бледнее на их фоне, но тоже вполне порадовали своей игрой. Вот кто несколько огорчил, так это Надежда Михалкова, которая в спокойные эпизоды вроде держится неплохо, но в тяжелые драматические моменты попросту не справляется. У остальных актеров было слишком мало экранного времени, чтобы раскрыться, так что остановимся на этих персонах.

    Вывод из всего этого можно сделать только один: «Цитадель» это все то же «Предстояние», только с большим уклоном в сторону хэппи-энда. У этой дилогии были все шансы стать достойным представителем жанра военных драм. Вот только вместо истории о людях и героизме мы получили сказку о том, как Котов решает семейные проблемы и терпит сталинский режим. Соответственно, если вам не понравилась предыдущая часть, то и эта картина, скорее всего не произведет впечатления.

    4 из 10

    19 июня 2011 | 16:40

    «Ну вы, блин, даете!» (генерал, х/ф «Особенности национальной охоты»)

    «Перед немцем стыдно!» (штрафник, рецензируемый «х/ф»)

    «Дерьмо! Дерьмо!» (Эрик Картман, м/ф «Южный парк»)

    В рецензии на «Предстояние» был сдержан и печален. На этот раз уж позвольте! Как любили говаривать Петросян и Бомарше: «Я спешу посмеяться над всем, иначе мне пришлось бы заплакать».

    Пытаясь разобраться в хитросплетениях сюжетных линий и найти тот самый глубочайший смысл, заложенный в мракобесие, происходящее на экране, прокручивая в голове отдельные фантасмагорические сцены, лишенные всякой логики, с каждой минутой все больше понимаешь, что Михалкову удалось сделать удивительную вещь. Он выбил огромную по российским меркам сумму на фильм, собрал почти всех лучших актеров страны в одной картине и, имея все это, создал настолько ужасное и бездарное кино, что просто диву даешься, как у него это так ловко получилось!

    Повторяя собственные слова из рецензии на предыдущую часть «великого фильма» скажу, что Михалкова есть за что уважать. Вернее, было за что. Многие его картины заслуживают внимания, отдельные можно назвать шедеврами. Что случилось с ним на съемках «Утомленных солнцем-2» понять сложно, но можно. Стоит только внимательно посмотреть фильм и отметить некоторые моменты (в обязательном порядке делать стоп-кадр каждый раз, как на экране появляется Создатель).

    Основная причина полного провала фильма весьма банальна. Никита Сергеевич измельчал творчески, муза покинула его и, в жутких мучениях (стоп-кадр на сцене признания Мити Котову) признавшись в этом самому, себе он решает возродить героев фильма принесшего ему славу и попробовать искупаться в ее лучах еще разок. Возродить не вышло, замечательные персонажи первого фильма так и остались трупами во втором и третьем. Если в 94 году Михалков играл лихого удалого комдива Котова в тельняшкообразном тельнике, то сейчас он не играет вовсе. На экране просто Михалков, со всеми его ужимками и непрекращающимся самовозвеличиванием. Вот он делает вид, что ему немножко страшно под обстрелом, вот он изображает, что злиться на нехорошего Митю, а вот он ничего не изображает, в сцене возвращения домой это просто Михалков в окружении рабски преданных актеров собственного пула. Везде он крут и непобедим, он батя для штрафников и нужный гвоздь в заднице Сталина, он всегда знает что делать и ему благоволит судьба. Ему бы очень хотелось, чтобы было так. В реальности же это настолько нелепо и убого смотрится, что невольно посещает следующая мысль — к сценарию приложили руку находящиеся в глубокой депрессии выходцы из Монти Пайтона.

    Снова в каждом кадре ненависть ко всему советскому, вместо того чтобы снять серьезный исторический фильм его высочество режиссер берет на вооружение больную фантазию и излюбленные американские штампы — пьяных советских генералов, посылающих в губительные атаки тупых, вечно орущих и пьяных советских людей, страшненького зверски нелогичного Сталина, благородных вылизанных немцев. И во главе всего этого простой русский барин, без которого ну никуда ни русскому народу, ни вождю того самого народа. На его изуродованной в страшных НКВДшных подвалах длани надета стальная перчатка с опасным коготком, в гневе он страшен, не в гневе, как полагается барину, щедр и весел. Образ, над которым давно все смеются, в этом фильме берет новые высоты самовосхваления, в этой мерзкой сказке весь мир крутится вокруг генерала-барина Котова. Из всего этого вытекает вторая причина провала. Кроме творческого кризиса на лицо явная прогрессирующая мания величия (отмечаем стоп-кадрами образы барина на белом коне, бесстрашного генерала забывшего чапаевские истины и ведущего в атаку кучу народу с палками, барина дарящего часы безногому фронтовику).

    Заниматься пересказом мазохистски просмотренной ахинеи я не буду, многие уже это довольно эмоционально и ярко сделали в своих рецензиях. Читайте длинные красненькие отзывы на этот фильм и познаете истину. Хочется попытаться раскрыть одну замеченную деталь, а именно то, как видит Никита Сергеевич простых русских людей, то есть тот самый народ составляющей которого он собственно и является, хотя ну никак не может признаться себе в этом. В отличие от имеющих личные характеры персонажей голубых кровей (Меньшиков, Маковецкий, семья Котова), простые люди предстают одним единым организмом, занимающим обширную территорию нашей страны. Когда в одном ее конце напиваются и играют на гармошке, в другом орут, сеют панику и откровенно идиотничают, вечером все меняются ролями. Люди одинаковы до боли в мениске. Они все как один глупы, пьяны, излишне эмоциональны и широки душой. Настолько широки, что не брезгуют отлить из кузова грузовика, в котором только что родила женщина, не утруждая себя долгим и нудным спрыгиванием вниз. Широки так, что не жаль им батальона штрафников посланного на убой в усмерть пьяным генералом. Настолько широки, что могут запросто прострелить ногу шоферу, выполняющему приказ и за это им ничего не будет. Я, конечно, понимаю, что автору присущи все эти качества, но зачем же мыслить так категорично? Я так же понимаю, что так же ничего не будет за этот фильм и Никите Сергеевичу, как и дочке Создателя прострелившей ту самую ногу. Обманули вы, похоже, зрителя утверждая в х/ф «Жмурки», что вас в детстве пороли. А розги за такие проделки вполне заслужены. В другой уважающей себя стране за такой идиотизм об истории собственной страны и засудить могли бы…

    Ну что еще сказать? Загримировали всех славно, актеров согнали знатных тьму, костюмов и телогреек со свалки понабрали подходящих не один десяток, построили большой пребольшой бункер, немецкие самолеты нарисовали, взорвали большой пребольшой бункер, а все насмарку. В итоге смотреть не на что. Внимания фильм не заслуживает, потому что не для зрителя снят, не для того чтобы поделиться идеями, мыслями, не для увековечивания памяти павших, а для себя любимого, для собственного самоутверждения, для освоения бюджета, для внушения другим собственного величия. Ограничившись наглой рекламой и паразитированием на прошлом успехе, Никита Сергеевич Михалков выдал неинтересный, откровенно плохой и дурно пахнущий фильм, насмехающийся над памятью того, кому он его посвятил. Михалкова в угол, остальным двойную порцию спирта и молоко за вредность.

    28 мая 2011 | 00:32

    Посмотрев Цитадель, был удивлен, почему Михалков при таком бюджете и большом опыте в кино не смог снять нормальный фильм.

    Вот что мне в фильме не понравилось.

    Во-первых разочаровало то, что актерский состав из первой части немного изменили, например почему Марусю играет Толстоганова, а точнее, почему Михалков решил, что из-за участия в каком-то шоу в Дапкунайте зритель не увидит ту самую Марусю из первой части и взял на роль Толстоганову.

    Во-вторых, зачем было искажать реальность в фильме, зачем придумывать какие-то 10-ти минутные мины, зачем показали сцену родов, зачем вообще всё это нужно, ведь из названия следует, что фильм является продолжение Утомленные солнцем 1994 года и присутствие всех этих сцен не играет особой роли в фильме.

    В-третьих — сцена, где безногий солдат женится, просто мучает зрителя, ведь примерно 10-15 минут вся деревня будет петь, плясать, орать, кричать. Даже смотря фильм на DVD, приходилось просто убирать звук. Мы поняли, что здесь показан русский дух, но зачем же все так растягивать. А сцена в доме Котовых, где встречаются все персонажи из первой части, просто разочаровала. Это уже не связь с оригиналом, а просто жалкая пародия на первую часть.

    Из плюсов хочется отметить игру Меньшикова, в продолжении я увидел того самого Митю, которого и должен был увидеть в УС2.

    Также в фильме хорошо передана атмосфера тех лет, несмотря на весь бред, которых творится на экране (хотя его в разы меньше, чем в «Предстоянии»).

    В фильме не показаны эмоции персонажей, мы видим лишь истеричную Марусю, невозмутимого Котова и еще пару сотню персонажей, которые просто не нужны в фильме. Только Меньшиков оправдывает ожидания зрителей и снова показывает интересного персонажа, который запоминается после просмотра данной ленты.

    Вообще непонятно, зачем было снимать продолжение УС… История закончилась и продолжение просто ненужно.

    6 из 10

    1 июля 2011 | 08:46

    Мне немного непонятно, почему люди так резко отрицательно относятся к данной картине, но каждый имеет право на собственное мнение, поэтому не сужу, да не судима буду. Сказать, что я долго ждала этот фильм — значит ничего не сказать. После первых увиденных мной частей, оказалось невозможным не посмотреть эту, и я — не пожалела. И хоть и смотрела на отрицательные рецензии здесь, на кинопоиске, хоть и видела, что рейтинг не аховый, но пошла. Потому что знала, что понравится. И оказалась права — понравилось. Понравилось всё. Грим, костюмы, игра актёров, и конечно же — натуральность. Та самая «волна» на которой нужно снимать военные фильмы, была найдена. Местами слёзы на глаза наворачивались: от обиды — за несправедливость, от жалости — к людям, и от страха, что это всё правда. Выбивание показаний, приказы нападать лишь потому, что гордость пьяного генерала была ущемлена… Кто знает, что ещё было?

    Каждый внёс свой вклад в победу. Кто-то больше, кто-то меньше, но внёс. И я думаю у этого фильма есть чему поучиться каждому. Он служит нам напоминанием, связующей ниточкой с теми страшными событиями, произошедшими более полувека назад. С тем, что нельзя забывать. Никогда.

    Я полностью согласна с Maria-Savva, что фильм оценят по достоинству действительно не все, но такие будут. Браво, Никита Сергеевич, браво. И спасибо вам за ваши фильмы, такие реальные, и так западающие в самую душу. Заставляющие думать о чём-то и анализировать.

    10 из 10. Заслуженно.

    7 мая 2011 | 21:05

    Если первая часть дилогии называется «Предстояние», вторая носит название «Цитадель», то обе их можно было бы выпускать под одним: «Исповедь». То, что не получалось показать цело ни одному русскому режиссеру, то смог сделать Михалков. Его о том, как люди ведут себя в нечеловеческих условиях и как нормальные условия пытаются для себя отыскать даже в самых не приспособленных для этого обстоятельствах.

    Михалков не баталист, а гуманист. Ему гораздо интересней наблюдать за человеком, который дает напиться своей крови комару, чем во всех подробностях и во всем масштабе разыгрывать грандиозное сражение в формате 3D. Все те слезоточивые вопросы, которые оставила после себя война для народа (почему я выжил, а мой лучший товарищ превратился в месиво, почему у подлеца «грудь в крестах», а у меня «голова в кустах», и где же эта пресловутая Справедливость на войне), он на разрыве аорты отвечает и делает это честно. Никита Сергеевич называет это вопросом «А где же на войне Бог?». Ответ он, как мастер, оставляет не автору, а зрителю, не смотря на то, что в Предстоянии это не было столь четко и прозрачно.

    Нелепица в монтаже и логике сцен первой части дилогии, которая сыграла решающую роль в неприятии фильма публикой, в Цитадели вызывает меньше вопросов, как фактического, так и логического характера. Зрители так и не смогли принять того факта, что семья Котова выжила, а сам он неведомым образом оказывается на передовой в 1941 году в составе штрафного батальона, которые в 41 еще не появились. Реализм фильма 1994 года не оставлял шансов для принятия метафизики второй части. С моей точки зрения, на месте автора более понятным было бы использование новых героев, подходящих для нового проекта, нежели старых из совсем другой по матрице повествования картины. Тем не менее, никто даже не пытается понять, что Михалков не акцентируется на этом. В Предстоянии это видно, например, куда лучше, чем в Цитадели. По-сути, герои уже другие, но этого никто не замечает. В Цитадели уже нет «рваного» повествования со «скачками» в разные годы, как в Предстоянии. Нет и явных допущений (ГУЛАГ на границе, штрафбаты). Да, сцена на даче в Цитадели в принципе не необходима. Да, возникает вопрос, почему Митя-Меньшиков вдруг оказывается под расстрельной статьей. Да, невероятность и сюрреализм некоторых эпизодов дилогии шокирует: вождь и торт, танки с растянутой свастикой, задница Люфтваффе (Предстояние), Митя-Меньшиков и заградотряд, паучок и мышка в крепости (Цитадель). Не говоря о пресловутой финальной сцене первой части (Нади с танкистом). Имея недостатки (как Предстояние, так и Цитадель), оба фильма обливаются испражнениями вовсе не потому, что они недостойные фильмы, а только лишь потому, что у Михалкова мигалка, у Михалкова усадьба, у Михалкова налог с чистых дисков, у Михалкова дружба с Путиным и так далее…

    Единственным опасным моментом в «Цитадели» стало приглашение, на мой взгляд, Мадянова, однако последний виртуозно сумел исполнить требуемое от него на съемочной площадке. ТАКИХ настоящих генералов у нас показал только Михалков. НИ В ОДНОМ фильме не было столь честного эпизода, как в исполнении Мерзликина, когда его герой откровенно говорит о том, что ТАК ему стыдно воевать прежде всего перед немцем, создающим и не мешающем создавать для себя хотя бы подобие человеческих условий там, где его русский противник молча пытается стерпеть ад. Смешно отрицать факт пьющего генерала и его свиту так же, как отрицать факт наличия пьяниц в России. Палки в руках «черной пехоты», война числом, а не умением, вопреки Суворову? Факт, который так же глупо отвергать, как и наличие дураков на Руси. Правда, пускай и горькая (в хорошем смысле слова), все равно остается правдой, а тем, кому нравится ура-враньё могут идти смотреть другие фильмы. Никита Михалков был бы невежей, если бы показал это в своей картине…

    Осмеивая религиозный подтекст фильма о Второй Мировой, люди не отвечают себе на вопрос о том, способен ли НОРМАЛЬНЫЙ человек действовать так, как действует «темная сила» в фильме. Браво актеру Сухановым и всей съемочной командой, которая смогла из игры света, кропотливого труда гримеров и таланта режиссера показать настоящий образ вождей, прикрывающих под личиной Справедливости и Здравого смысла свои людоедские амбиции! Котову после этого лишь остается победить Справедливость Милосердием, переступив порог солдатской траншеи в генеральском мундире.

    Кстати о свете. Те технологии, которые имели в своем распоряжении режиссеры XX века, не позволяли вывести драматизм повествования на принципиально новый уровень. Сегодня, имея всю мощь компьютерных технологий у себя в арсенале, глупо отказываться от ее помощи там, где это действительно необходимо. То, что с помощью старых средств было бы невероятно трудно и реалистично сделать в прошлом веке, сегодня можно сделать куда более качественно и полезно.

    Проблема денег (извечная!). $50 млн. на две картины. У кого нет проблем с арифметикой, тот может посчитать, сколько ушло на каждую. А теперь давайте посмотрим, сколько уходит средств на один только РЕМОНТ километра автодороги в Москве, который становится необходим практически сразу, как только закончился первый. Отсутствие боев масштаба американских блокбастеров, вызывает недоумение у публики значительно больше и сильнее, чем факт постоянного и неуемного воровства буквально на улице под их окнами.

    Михалков не стесняется показывать характеры такие, какие они есть. Фокус весь в том, что каждый вольно или невольно пытается поставить себя на место героев картины, каждый из которых (парадокс!) не положительный и отрицательный образ жанрового типа, а сложносоставной артхаусной первой картины 1994 года. Кто на самом деле хотел бы оказаться «в шкуре» героя Деревянко? Да никто, однако таких парней не перевелось с момента конца Второй Мировой и новые войны щедро одаривают такой же биографией своих жертв. Кто хочет быть Кириком-Башмачкиным (Ильин)? Никто,- роль «пылинки» не устраивает никого, все хотят быть теми, кто эти пылинки лишь стряхивает. Не многие поднимут руки, если им предложат пройти дорогу Котова, больше похожую на путешествие в преисподнею и обратно. Наконец, кто хочет оказаться на месте Нади, которая в один миг находит своего папу, а в следующее мгновение сухопутная сестричка морской мины, приревновав, хочет отнять отца навсегда…

    Как затравленная первая часть, так и, по всей видимости, затравленная вторая, получит долгоиграющую жизнь (как говорит сам режиссер) только в том случае, если само время, как старуха Чуриковой достучится до сердца командира танковой колонны, а выживший из ума немец развернет, блаженно улыбаясь, зрительские симпатии в честное направление неуверенным взмахом волшебной палочки регулировщика.

    9 из 10

    9 июня 2011 | 17:17

    Кому-то будет поперек в очередной раз михалковская фантасмагория и символизм, но в режиссерском и актерском таланте Никите Михалкову не откажешь.

    Это фильм-боль, фильм-фатум. Наверное, так должен выглядеть ад для души и мясорубка для тел. С «протезом» вместо сердца от боли и потерь, где что ни день то казнь не от врагов, так от себя. Надо уметь показать подноготную человека, содрать наносное с человеческой эмоции, обнажив ее суть, при этом не потерять смысла и канвы разнонаправленного повествования.

    Каждая нота веселья кровоточит и звучит здесь и сейчас, растворяясь в неизвестном завтра, трагедия в каждом вздохе и разочарование на выдохе. Прежнего уютного мирка нет и не будет, даже поцелуи с привкусом отчаяния. Когда человеку нечем цепляться за эту землю, что его удерживает от крайности?

    Любая война это безумие без границ. Но даже в безумии нет предела сердцу в выражении любви и сохранении святости земных истин и человечности.

    9 из 10

    7 мая 2011 | 15:17

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    DVD, Blu-Ray ...

    Blu-Ray, 525 руб.
    подробнее

    Новости


    Во всем мире национальные киноакадемии определяются с тем, какую картину отправить в гонку за «Оскаром» в категории «Лучший фильм на иностранном языке». КиноПоиск рассказывает, что нужно будет сделать российскому «Сталинграду», чтобы попасть в число претендентов, и изучает кандидатов из других стран. (...)
     
    все новости

    Интервью


    Внимательный зритель заметит в титрах фильма „Август. Восьмого“ непривычные для отечественного кино имена: Майкл Лернер, Роберт Бимер и Дэннис Вирклер никогда еще не работали над российскими лентами. Мы поговорили с американскими специалистами о том, почему они приняли участие в создании картины и какова их оценка финального продукта... (...)
     
    все интервью

    Статьи


    Откуда-то издалека начинает приближаться страшный гул, от которого дрожит земля. Ваня и Котов поворачивают головы в сторону нарастающего гула. В солнечном мареве появляются какие-то четырехугольники, парящие в небе (...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Уик-энд 13-15 декабря в европейском прокате. «Пустошь Смауга» покорила почти всю Европу. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Мир Юрского периодаJurassic World54 532 615
    2.ГоловоломкаInside Out52 323 354
    3.Третий лишний 2Ted 233 507 870
    4.МаксMax12 155 254
    5.ШпионSpy7 911 786
    26.06 — 28.06подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ГоловоломкаInside Out197 667 684
    2.Третий лишний 2Ted 2184 601 619
    3.Мир Юрского периодаJurassic World124 063 569
    4.ПолтергейстPoltergeist31 092 390
    5.ШпионSpy21 436 932
    25.06 — 28.06подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 343 811855 764
    Деньги602 504 977 руб.210 484 821
    Цена билета257,06 руб.2,97
    25.06 — 28.06подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    220.Ночи КабирииLe notti di Cabiria8.090
    221.ПодменаChangeling8.089
    222.Ирония судьбы, или С легким паром!8.088
    223.МуланMulan8.088
    224.Холодное лето пятьдесят третьего8.086
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    31.Всё как ты захочешьAbsolutely Anything93.62%
    32.Лига справедливости: Часть 1The Justice League Part One93.48%
    33.Иллюзия обмана: Второй актNow You See Me: The Second Act93.47%
    34.Раскол мстителейCaptain America: Civil War93.45%
    35.Мстители: Война бесконечности. Часть 1Avengers: Infinity War. Part I93.45%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    ПолтергейстPoltergeist24
    ЧревоWomb85
    Форсаж 7Furious Seven238
    Дракула 3DDracula 3D6
    Красотки в бегахHot Pursuit2
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Мир Юрского периодаJurassic World7.160
    Третий лишний 2Ted 26.450
    ГоловоломкаInside Out8.478
    ПолтергейстPoltergeist5.095
    Бармен5.808
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Терминатор: ГенезисTerminator: Genisys02.07
    Супер Майк XXLMagic Mike XXL02.07
    МиньоныMinions09.07
    Человек-муравейAnt-Man16.07
    Шальная картаWild Card30.07
    премьеры