всё о любом фильме:

Спартак

Spartacus
год
страна
слоган«More titanic than any story ever told!»
режиссерСтэнли Кубрик
сценарийДалтон Трамбо, Питер Устинов, Колдер Уиллингэм, ...
продюсерЭдвард Льюис, Кирк Дуглас, Эдвард Мюль
операторРасселл Метти
композиторАлекс Норт
художникАлександр Голицин, Роджер Форс, Эрик Орбом, ...
монтажРоберт Лоуренс, Ирвинг Лернер
жанр боевик, триллер, драма, мелодрама, приключения, биография, история, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
СССР  63 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время197 мин. / 03:17
Номинации (5):
История гладиатора Спартака, его возлюбленной Варинии и честолюбивого римского полководца Красса. Непреодолимая тяга к свободе заставляет Спартака поднять легендарное восстание рабов, ставшее важнейшей вехой мировой истории.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
48 + 2 = 50
8.2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Стэнли Кубрик взялся за постановку картины после того, как исполнитель главной роли Кирк Дуглас повздорил с режиссером Энтони Манном. По словам Питера Устинова, сцена на соляных копях была единственной, которую успел снять Манн.
    • От постановки отказался Дэвид Лин, а Лоуренс Оливье не захотел совмещать актерские и режиссерские функции.
    • Будучи сопродюсером фильма, Кирк Дуглас сумел настоять на том, чтобы к работе над картиной были привлечены находившиеся в то время в «черном списке» кинодраматург Далтон Трамбо и актер Питер Брокко.
    • Кубрику не был предоставлен контроль над сценарием, который он считал «глупым морализаторством». С тех пор Кубрик полностью контролировал производство своих картин.
    • Из 167 дней, потребовавшихся Кубрику для съемок фильма, шесть недель ушло на постановку масштабных боевых сцен, в которых 8500 статистов воссоздавали сражения между римскими войсками и армией Спартака.
    • От роли Варинии отказались Ингрид Бергман, Жанна Моро, Эльза Мартинелли и Джин Симмонс. В итоге ее должна была сыграть Сабина Бетманн, однако, когда Кубрик пришел в проект, он уволил эту актрису и вновь пригласил Симмонс, которая на сей раз приняла его предложение.
    • Сценарист Далтон Трамбо хотел, чтобы роль пирата была отдана Орсону Уэллсу. Но ее в итоге исполнил Герберт Лом.
    • Чтобы привлечь звезд на роли второго плана, Кирк Дуглас давал им разные варианты сценария, в которых образы их героев выглядели наиболее предпочтительно.
    • По слухам, Тони Кертис, уставший от долгих и изматывающих съемок, спросил Джин Симмонс: «С кем нужно переспать, чтобы убраться с этой картины?». На это Симмонс ему ответила: «Когда узнаешь, дай мне знать».
    • Оператор Расселл Метти покинул съемки, жалуясь на то, что Кубрик не дает ему работать. Когда же Метти все-таки вернулся на съемочную площадку, Кубрик продолжал на него давить, да еще взял на себя большую часть операторской работы. Метти был этим очень недоволен и даже хотел, чтобы его имя изъяли из титров.
    • В фильме Спартак был рабом с рождения. На самом деле он служил во вспомогательных войсках римской армии, дезертировал, но был пойман и продан в рабство. Об этом было известно Стэнли Кубрику, но он счёл такой сюжетный поворот недостаточно героическим.
    • Юлий Цезарь не командовал гарнизоном Рима, и в принципе не мог командовать, так как на момент событий фильма в Риме попросту не было гарнизона.
    • В реальности Красс не горел желанием преследовать армию Спартака. Считается, что решающее сражение началось с попытки рабов заманить римлян в ловушку. Кроме того, Красс фактически выиграл битву в одиночку — роль Помпея ограничилась уничтожением 5000 бежавших с поля боя рабов.
    • События сцены «Я — Спартак!», как и всех последующих, являются выдумкой сценаристов и не имеют под собой исторического основания: большинство источников сходится в том, что Спартак погиб в бою.
    • На самом деле Спартак был лишь одним из руководителей восставших рабов, а не единоличным лидером, как показано в фильме.
    • Фильм был повторно выпущен в советский прокат в 1984 году, и его посмотрели по 28,2 млн. зрителей на серию при тираже 1171 копия. Общее количество проданных билетов на «Спартак» в СССР составило (с учётом двух серий) 178,4 млн. Даже при средней цене в пределах 30 коп. кассовые сборы фильма в советском прокате могли исчисляться суммой 53,5 млн. рублей, что по тогдашнему официальному валютному курсу равнялось бы $86,3 млн.
    • Фильм занимает по итогам первого выпуска в советский кинопрокат 5-е место по посещаемости среди зарубежных лент.
    • Фильм снят по одноименному роману Говарда Фаста.
    • еще 15 фактов
    Трейлер 02:51

    файл добавилAmore

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1024 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Morituri te salutant»

    При знакомстве с творчеством Кубрика первая мысль, которая сразу посетила меня после просмотра этого фильма, была такова: «Палец на отсечение, что Мастер остался недовольный этим фильмом…» В чём, в принципе, я гораздо позже убедился хотя бы из нижеприведённых комментариев.

    Вообще фильм несёт до сознания двоякое мнение: с одной стороны, ошеломляющая постановка, масштабная во всех смыслах, особенно для далёкого 1960 года, а с оборотной стороны медали — фильм выпадает из стиля, мышления Кубрика… Сама тема интересная, но сценарий сильно утрирован и сведён к банальному героическому эпосу. Уж слишком сильная идеализация самого Спартака и его соратников. Затравленность и унижение раба вряд ли давали плоды такого благородства к своим хозяевам, как показано в фильме, в большинстве случаев это были злоба, месть, ненависть…

    Несмотря на идейность фильма, сцены боёв поставлены очень дотошно и качественно. Также хочу обратить внимание на понравившуюся сцену общения Варинии с Крассом ближе к концу фильма — очень интересно проработано поведение Варинии: человек практически был рождён рабом, и это вживлённое рабство, несмотря на её выдержку, даёт результаты определённого смирения и аэмоциональности о жизни и смерти её единственного возлюбленного Спартака и их ребёнка.

    В целом, ценю этот фильм за то, что он есть, так как если разбираться с технической стороной фильма, Кубрик, снимая про рабов, сам оказался рабом, заточённом в одногранности сценария. Именно это послужило для Кубрика толчком для понимания, что если ты хочешь быть довольным результатом, ты должен сам контролировать все аспекты фильма: начиная от сценария и съёмок — заканчивая монтажом.

    1 января 2009 | 13:23

    Возможно, что изложенное ниже в некой степени опровергнет мое утверждение, но я очень люблю творчество Стенли Кубрика. Именно поэтому, и можно утверждать что наверняка, я и решил написать сей отзыв. Долгое время полагая — Стенли не может снять ничего такого, что после просмотра не вызвало бы у меня однозначно восхищенных чувств, я приступил к картине именуемой «Спартак». Вообще, я в курсе людям свойственно ошибаться, но начну сначала.

    Великий режиссер Кубрик, видимо, задался изобразить сею историю в виде некоего героического эпоса, и все бы ничего, но в фильме не ощущается присутствия самого маэстро. Картина не плоха, замечу так же, что, для своего времени, она даже очень хороша (тогда модно было снимать Римскую империю в таком ключе, можно вспомнить хотя бы «Клеопатру»), но только для своего времени, и только не для Стенли. Его видение мира заменил набор покрывшихся плесенью штампов, и, как квинтессенция их изобилия, сцена с распятым Дугласом в финале.

    Бросается в глаза так же отсутствие в действиях главных героев не то что даже исторической правдоподобности, но и простой логики. Рабы бродят по просторам Италии, но как то вяло, и весьма скомкано, а если вдуматься, что война со Спартаком длилась несколько лет, то становится как то не по себе.

    В фильме Дуглас и его команда сначала оправляются к Везувию, предварительно заскочив на пепелище своей школы. Сие действие я нахожу очень странным (хочу напомнить, Капуя — город и в нем живут люди, и в нем был какой никакой гарнизон, а спартанцев всего 80…). Более того за весь фильм Спартак всего пару тройку раз столкнулся с римскими войсками, от чего в Риме поднялся полный переполох (с чего бы?).

    Также можно учесть, что дойдя до моря, армия рабов сидела на берегу и «ждала пиратов» довольно продолжительный срок, а не два с половиной дня, как это показано. Про «последнюю битву» с Крассом и Помпеем я вообще молчу. Похоже, что режиссер просто набрал народа с соседнего кладбища (человек 500 нищих) и сказал: «Вы будете армией в 70 тыщ человек и видите себя соответственно», а потом снял весь этот кавардак. Да еще в картине присутствуют актеры, которые как бы играют, но, видимо, от сознания значимости собственных персонажей, у них это не очень получается.

    Я лишь хочу сказать, что фильм не передает ни духа военных походов, ни таинственности политических интриг, а просто обрисовывает их контуры, не более. Иначе говоря, картина, реально, не о войне как таковой за справедливость там или за отмену рабства, не суть.

    Больше похоже, что фильм о борьбе за эту самую справедливость, и тут то очень сказывается отсутствие Стенли Кубрика. Тема, им взятая широка и огромна, и, с моей точки зрения, так же огромно количество методов, способствующих раскрытию данной темы. Но, извините, создавая фильм накладывать одно лекало на другое один штамп на второй, это слишком мелко для Кубрика.

    Общий смысл пафоса «Спартак» прост: меч мой длинен и конь мой бел, я в прибываю в борьбе за справедливость, и в конце, как Иисус покоюсь на кресте. Очень символично, но грубо и нелепо и от Стенли я такого никак не ожидал.

    Почти все время, пока мой старенький пент передавал изображение с двухдискового «коллекционного» издания «Спартака», я, внимательно всматриваясь в действо, тихо вопрошал себя: «Где же ты, Стенли Кубрик?»

    20 марта 2008 | 07:36

    До начала просмотра была надежда, что фильм снимался по классической книге «Спартак» Рафаэлло Джованьоли. Потому что та книга с детства вызывает у меня до предела трепетные чувства. Так что списать ли это на сентиментальность и ностальгию, или же на то, что остальные романы про Спартака и правда сюжетно слабее того столь покорившего произведения, но фильм не вызвал при просмотре особо неистовых ощущений. Постоянно вспоминался роман Джованьоли, его проработанный психологический фон, выписанный до мелочей быт, словно стояли перед глазами иссиня-чёрные кудри и белоснежная кожа Валерии, томной и нежной матроны, и аквамариновые глаза и рыжеватые волосы коварной куртизанки Эвтибиды…

    Однако это не означает, что фильм вызвал отторжение, что от просмотра стало худо. Нет, смотрелся он даже легко и быстро, несмотря внушительную продолжительность. То, что возлюбленная Спартака тут рабыня, отвечает за необходимую душещипательность. Лагерь гладиаторов на отдыхе умилителен, фокусы, которые показывает молодой юноша, его поэзия — увлекают. Недурные костюмы, которые хорошо к тому же сочетаются друг с другом и с интерьерами в цветовой гамме, а выбор колорита это довольно ответственное мероприятие. И конец содержит в себе человечную и обнадёживающую установку: если хоть один ребёнок, которому суждена была жизнь раба, стал свободным, то значит не напрасны жертвы, не напрасна борьба, пусть даже полегло целое войско, ведь если хоть одного человека удалось вырвать и отспорить у вроде бы неотвратимой доли, то и для других перемена участи возможна.

    Но что больше всего придавало повествованию остроту, оживляло, обеспечивало характерные, индивидуальные черты, так это два персонажа второго плана. Ланиста (то есть хозяин гладиаторской школы) Лентул Батиат, прижимистый, чующий свою выгоду, плутоватый, постоянно себе на уме. И сенатор, пухленький, тучный, питающий слабость к самым прихотливым и желанным дарам жизни, особливо же к окружению из обаятельных прелестниц. Разговоры Батиата с сенатором чудесно разряжают обстановку, а в конце они и вовсе совершают, хоть в том числе и по своим сображениям, достойный поступок. Что и завершает печальную, но таящую неподвластное времени притяжение легенду о самом известном на свете фракийце.

    30 мая 2013 | 00:41

    Хотя классическое образование, наличие коего многие люди себя величают, еще в детстве знакомит нас с одной из самых известных и животрепещущих историй о борьбе за свободу, вечный образ Спартака неизменно предстает в сознании только неотделимо от внешности Кирка Дугласа. История раба, бросившего вызов римской империи еще, я уверен, будет воплощена на экране множество раз, но всегда сравнения будут сводиться к фильму 1960 года, ведь в рамках этой истории есть картина Стэнли Кубрика на одном конце споров, и все остальные на другом.

    Картина стала апогеем популярности так называемых пеплумов, именуемых по-простому историческим эпиком. Даже сегодня размах происходящего вряд ли оставит равнодушных. В кадре появляются несколько сотен, а то и тысяч человек, облаченных в специально воссозданные костюмы, относящиеся к описанной эпохе. Сначала людская масса воплощает в себе искалеченные тела и души рабов — жертв алчности и вечной славы Рима. После цепи исторических событий, чернь — это тысячи свободных людей, воинов империи, обрамленных властью жителей и простых нищих. Когда осознаешь, что такие масштабные съемки остались на пленке за несколько десятилетий до применения компьютерной графики — начинаешь еще внимательнее всматриваться в каждую подобную перспективу кадра. Естественно, Кубрик применял небезызвестные приемы склейки кадров, панорамных съемок на фоне величественных холмов Рима, монтаж, но и спустя столько лет картина производит настолько сильные впечатления, что происходит переоценка ранее увиденного в более современном кино.

    Если завтра мы встретимся на арене, мне придется тебя убить. Нам дружить трудно

    Почетный возраст картины, а это, давайте называть вещи своими именами — более пятидесяти лет, накладывает на зрительские впечатления ряд особенностей. Важным, а может и основополагающим достоинством картины выступает ощущение глубокого погружения в описываемую эпоху. Почти уверен, что сегодня в этом заслуга и возраста самого фильма — конечно, разрыв во времени в две тысячи лет не сокращается, но так как сам фильм Кубрика определенным образом воспринимается, как антиквариат, удается уловить буквально запах истоптанной земли под ногами рабов Римской империи. Эффект присутствия настолько сильный, что хочется беззаветно верить в саму историю, которая, исходя из практики кино, не может в точности отвечать историческим реалиям. Школа гладиаторов производит впечатление мрачной темницы, где помимо жестоких условий содержания и унижений, даже дружба может стать погибелью. Благодаря, в некоторой степени, аутентичным съемкам, величественный Рим оживает на глазах — на фоне известных сооружений протекает жизнь и кажется, что если отступить на пару шагов от края обзора камеры, там действительно будет частичка римской империи за 70 лет до Рождества Христова. Судьба целого народа решается в жарких купальнях на устах кучки избранных политиков и военачальников.

    Рим не даст нам выбраться из Италии, вот почему мы вынуждены идти на Рим.

    Характерная для подобных проектов продолжительность в три часа как раз послужит легкой преградой от людей, которые ожидают сплошные смертельные схватки, погони на колесницах и непрекращающуюся интригу. Здесь, повествование построено глубже и неоднородно от сцены к сцене. Любовная линия между Спартаком и красавицей Варинией необратимо замедляет взятый вначале боевой ритм, но помогает лучше раскрыть не только образ главного героя, но и тысяч людей, целую социальную прослойку рабов, которую последовали за Спартаком. Кирк Дуглас навсегда запомнится мне именно благодаря бессмертной роли в этом фильме — у него получился в высшей степени мужественный и назидательный образ. Отдельно хотелось бы отметить игру Лоуренса Оливье — культовый режиссер примерил на себя судьбу властного полководца, и вдвойне приятно видеть его по другую сторону объектива.

    Перед нами культовая картина и по совместительству один яз ярчайших представителей исторического кино всех времен. Ощущения от просмотра можно сравнить, как говорится, с бокалом хорошего вина. Картина с годами утратила конкурентоспособность на рынке кино, но за десятилетия приобрела потрясающий шарм классики. Так что по аналогии, вам не обязательно придаваться утешениям винного погреба — лучше провести вечер за просмотром истории о Спартаке. Впечатления останутся неизгладимыми.

    9 из 10

    7 сентября 2013 | 09:41

    Нестареющий фильм Стэнли Кубрика, сделавший своего создателя известным и являющийся при этом, на мой взгляд, наиболее скучным творением мастера, впрочем, в этом виноват не он. Посмотрев «Спартака», понимаешь, зачем Кубрик после выхода фильма так скоропостижно покинул Соединенные Штаты, выбрав Англию в качестве своего постоянного места жительства. Он искал творческой свободы, ибо хотел быть Демиургом, кем и стал, освободившись от цепей продюсеров, сковавший Голливуд, только покинув которой он мог воплотить все, что только желал. «Спартак» же фильм исключительно продюсерский, созданный для широкой публики ради получения прибыли, в чем и заключаются все его недостатки.

    Здесь нет характерных для Кубрика визуальной выразительности, общения со зрителем посредством композиции кадра, многоуровневого подтекста, но все же эта картина остается классикой мирового кинематографа, ввиду мощных художественных образов и ярких характеров, покрывающих историческую достоверность. Всем известно, что историю по фильмам изучать нельзя (как, впрочем, и по художественной литературе), ибо порой даже основа событий, изображенных в них, не соответствует действительности.

    В данном случае перед нами предстает пафосная и гипертрофированная идея свободы и борьбы за нее, ради чего можно пожертвовать собственной жизнью, ничего не стоящей в суровом рабстве. Однако ничего подобного тогда произойти не могло, ибо главнейшая ошибка историков-художников состоит в том, что они переносят мир современности в древность, не осознавая, что мировоззрения других эпох отличались от настоящей. Нет, люди всегда были одинаковыми, во все времена они жаждали одних вещей (по сути), были движимы одними убеждениями и желаниями, но только форма всего этого была несколько иной, нежели сейчас.

    Рабство было нормальным явлением, совершенно естественным в тех исторических условиях. Рабов никто не угнетал, их труд даже стимулировали различными поощрениями, в том числе и свободой, тем более что все рабы были доморощенными, поэтому и восстаний практически не было. Некоторые исторические источники опровергают это, но к ним следует относится с разумным скептицизмом и критикой.

    Необходимо помнить, что Европа, начиная с эпохи Возрождения, превозносила свободу и пыталась найти в своей истории признаки этого и в прошлом. То же касается и советских исследователей, пытавшихся доказать, что борьба с «проклятыми эксплуататорами» характера для человечества. Отсюда и возникают множество примеров «восстаний», являющихся по сути лишь проявлением девиантного поведения рабов. Таким является убийство рабом своего господина из-за ревности (они были гомосексуалистами), что многие исследователи характеризовали как восстание.

    Рабы видели мир лишь в круге своего понимания, считая свой врожденный статус и все связанные с ним обязанности единственно правильным положением вещей. Плохо жилось разве что горнодобытчикам (коих было совсем немного) и земледельцам в Сицилии, других же примеров тяжелого положения рабов история не знает. Что же касается Спартака, то он вовсе не был рабом с рождения (как это показано в фильме), а являлся воином, которого пленили, что и привело к трагическим результатам. Впоследствии этого свободных людей больше никогда в рабов не обращали, а потому и восстаний в дальнейшем не наблюдалось.

    Сам же Спартак пал в битве, а не был распят на кресте, однако эта деталь утончает великолепный художественный образ, ибо мы имеем дело с красивой сказкой, повествующей о сильной Личности, а потому и крест можно воспринимать как аллегорию того, что эта Личность страдала ради людей, как и Христос в свое время. И женщина, рыдающая у его ног, словно Пресвятая Дева. Лишь герой Питера Устинова не стал апостолом, ибо все поступки его связаны с деньгами.

    И все было бы прекрасно, если бы не множество сцен, не нужных ни для развития сюжета, ни для раскрытия смысловой части картины, если бы не пафос, связанный с жаждой освобождения, что особенно ярко выражено в герое Тони Кертиса. Поэтому я все же ставлю

    8 из 10

    13 ноября 2007 | 01:20

    Эта эпическая и масштабно снятая, особенно для того времени, лента о знаменитом восстании рабов под предводительством гладиатора Спартака закрепила успех Стэнли Кубрика, который был общепризнан 3-мя годами ранее картиной «Тропы славы», где в главной роли так же выступал Кирк Дуглас.

    Сделанный на волне популярности историй Древнего Рима и Древней Греции, «Спартак», что самое отвратительное, на протяжении всего времени создания контролировался продюсерами, которые хотели повторить успех «Бен Гура» и никак не хотели давать режиссёру снимать так, как он хочет. Именно поэтому от фильма, хоть его и делал Кубрик, так и веет голливудщиной, морализаторством и откровенной высокопарностью.

    Эта лента, сделанная как будто в традициях американского героического кино, может быть скучна современному зрителю, но его без сомнения захлестнёт эпика и масштаб истории. Нельзя так же не отметить режиссуру Кубрика, который хоть и под прессом, но сделал фильм. Он показал и тренировки гладиаторов, и их бои, и размашистое сражение с римлянами, политические интриги. Между прочим, самое поразительное — это сильная эмоциональность картины, особенно любовной линии. Это весьма необычно для Кубрика, известного своей бесстрастностью и сдержанностью. Особенно удивительно смотреть финал, когда Спартак, прикованный к кресту, видит своего сына и любимую живыми, но уходящими от него вдаль. Это не может не тронуть. Но не надо забывать, что скорей всего так захотели продюсеры, а не Кубрик.

    Так же стоит обратить внимание на актёрский состав. Кирк Дуглас, так же как и режиссёр, укрепился во славе после этой роли, ну и нельзя не заметить, что его героический лик вполне неплохо смотрится на экране, хотя по актёрской работе Дуглас уступает своим напарникам по площадке, особенно Лоуренсу Оливье, который своей ролью высокомерного, уверенного и жестокого диктатора-аристократа Грасса сыграл, конечно, выше остальных и порой становится истинным центром картины. Необходимо так же помянуть Питера Устинова, который своей комичной ролью труса и лизоблюда является хорошим примером естественной актёрской игры.

    Кубрик наверняка в результате не получил именно того, чего желал, но даже здесь, снятой абсолютно не в «некубриковской» ленте можно углядеть мотивы его творчества, которые будут более явными в других его картинах, в которых он уже будет полностью контролировать производство. Насильственная сторона человека, которую провоцирует время, люди, общество. Так называемая «темная сторона» человека, воспитанная, а возможно и заложенная в нас с рождения. Разве всё это не напоминает Рим с его гладиаторскими боями и моральным падением? И всё это мы можем увидеть в последующих работах Кубрика, но в данной мотив покрыт плёнкой героизма, категоричности и однозначности. Мне кажется, что лента была переоценена и была полюблена благодаря лишь крепкому составу создателей, который, если стараться смотреть объективно, создали весьма неплохую костюмированную и масштабную историю о Древнем Риме.

    8 из 10

    23 марта 2010 | 15:25

    Пятидесятичетырёхлетний Энтони Манн не смог завершить съёмки этого постановочного боевика, а ведь вполне неплохо (в отместку?) вскоре реализует два похожих проекта, «Эль Сид» /1961/ и «Падение Римской империи» /1964/. Причиной послужил конфликт с Кирком Дугласом, исполнителем заглавной роли и продюсером, который, не найдя общего языка с опытным кинематографистом, призвал к сотрудничеству молодого, тридцатилетнего Стэнли Кубрика. Не иначе, как популярный актёр рассудил, что с размахом воспроизводимые исторические события посвящены всё тем же, извилистым «тропам славы»? Как бы то ни было, Дуглас не противодействовал Кубрику в стремлении сотворить «первую интеллектуальную эпопею», как, по воспоминаниям кинокритика Роджера Эберта, окрестили картину в момент выхода, подчёркивая отличие от прежних западных «фильмов-колоссов». К сожалению, из «созвездия» актёров Американская киноакадемия выделила лишь Питера Устинова, представшего в облике изворотливого Батиата, не отметив ни Лоуренса Оливье, исключительно убедительного в каждом жесте и произносимом Крассом слове, ни Чарльза Лотона, воплотившего напоследок удивительный образ престарелого эпикурейца и искушённого публичного политика. Хотя в большей степени признания заслуживала режиссура или, как минимум, блистательный сценарий, тем более что Кирк рисковал репутацией, предложив сотрудничество (официально, с указанием в титрах фамилии) кинодраматургу Дугласу Трамбо, который, сам находясь в «чёрном списке», должен был адаптировать роман Говарда Фаста, опубликованный в 1951-м за собственный счёт и спровоцировавший обвинения писателя в антиамериканской деятельности. Это даже дало повод Джону Уэйну и Хедде Хоппер, принадлежавшим к т. н. правому крылу «фабрики грёз», публично, ещё до премьеры, обрушиться на авторов за «марксистскую пропаганду»! В таком контексте премии «Оскар» художникам и художникам по костюмам кажутся, скорее, утешительными, а опытный оператор Рассел Метти вообще счёл вручённую награду насмешкой, поскольку Кубрик (помимо того, что использовал часть материала, отснятого Манном) предпочитал лично выстраивать мизансцены и продумывать, не советуясь, движения камеры.

    Вольность трактовки биографии Спартака, о которой сохранились неполные сведения, простительна и даже закономерна, поскольку диктовалась стремлением не только драматизировать (в голливудской традиции — мелодраматизировать) Историю или придать действию максимально зрелищный характер. Хотя в фильме, обстоятельном, неторопливом по ритму, действительно наличествует несколько впечатляющих эпизодов, прежде всего — напряжённый гладиаторский поединок с Драбой и кульминационная батальная сцена, по праву отнесённая (даже в слегка усечённом виде, без натуралистичных деталей)к высшим достижениям тех лет. Считается, что Спартак пал в бою весной 71-го года до н. э., во время генерального сражения с армией Красса, а вовсе не был распят вместе с шестью тысячами других повстанцев. Однако именно принципиальный (как всегда у режиссёра!) финал является философским итогом произведения, отличающегося удивительной идейно-художественной целостностью, в отличие от насыщенных туманными, как бы необязательными политическими аллюзиями «Багряницы» /1953/ Генри Костера и «Александра Великого» /1955/ Роберта Россена, довольно эклектичных по религиозному пафосу работ Сесиля Блаунта Де Милля и «Бен-Гура» /1959/ Уильяма Уайлера…

    Кубрик показывает рабов морально сильными и благородными (если не изначально, то — под воздействием вдохновляющих речей вождя), готовыми отдать жизнь за товарищей и семьи, тем самым предельно заостряя контраст с римской знатью, сочетающей неприятие инакомыслия с крайней степенью нравственной развращённости, духовного упадка. Трамбо не стесняется проводить (правда, уже ретроспективно) параллели с позорной эпохой «маккартизма», исследуя механизм вызревания тоталитарных тенденций в высших кругах общества, истово старающихся сохранить свою элитарность. Причём недостойная жажда власти, которой одержим Марк Красс, лелеющий планы стать диктатором, ослабив влияние трибуна-демократа Гракха, тесно переплетена с низменными сексуальными инстинктами, проявляющимися не только в стремлении Марка обладать возлюбленной Спартака Варинией, но и в тайной страсти к рабу Антонию. Мощное эпическое дыхание фильма, скрупулёзно (вплоть до галереи скульптур и дощечек, служащих фоном для вступительных титров!) воспроизведённая атмосфера не оттеняют анализа социально-политических механизмов, подводя к важной мысли о том, что восстание ускорило установление в Риме императорской формы правления: лишь сильное государство могло сохранить существующий общественный строй. Однако распятый на кресте Спартак не случайно вызывает ассоциацию с Иисусом Христом, причём библейская аллюзия не кажется декларативной, как в упомянутой «Багрянице». Человек, отчаянно сопротивлявшийся языческой тирании Рима и, как говорится в закадровом тексте, опередивший время на две тысячи лет в стремлении свергнуть рабство, отказавшись, вопреки обыкновению, наречь себя «царём», слышит слова Варинии, что его сын будет жить свободным, достигнув того, что стало мечтой и делом жизни отца…

    Оригинальное визуальное решение (бросающийся в глаза контраст красных одеяний мятежных рабов и белых тог на облечённых властью римлянах) лишний раз свидетельствует о намерениях авторов создать не просто фильм о восстании, но произведение, революционное по духу, — о победе революции даже в том случае, когда она потерпела поражение. Мотив, близкий Фасту и Трамбо, прекрасно согласуется с воззрениями самого Кубрика, раз за разом пытавшегося проникнуть в тайну диалектической смены событий, в чём особенно преуспеет в поздних шедеврах. Это в значительной степени послужило гарантией от неизбежного для подобных произведений устаревания, компенсируя уступки жёстким требованиям киноиндустрии в иных аспектах. Возможно, и огромный зрительский успех представленной, как вещала реклама, «истории раба, который бросил вызов Римской империи», собравшей в национальном прокате $30 млн. (третье место в сезоне), объясняется не в последнюю очередь актуальностью подтекста. Тем более в СССР, где в прокате 1967-го первую и вторую серию «Спартака» посмотрело соответственно 63 и 59 миллионов человек, а в 1984-м, благодаря повторному выпуску, аудитория увеличилась ещё на 28,2 миллиона. Кирк Дуглас же так и остался в благодарной зрительской памяти в образе непокорного, доброго, мудрого Спартака, затмившем его не менее выдающиеся актёрские работы у Винсента Миннелли, Уильяма Уайлера и того же Кубрика.

    Любопытно проследить за тем, какой урок был извлечён из «Спартака». Отдавая должное моде, крупнейшие американские режиссёры, начиная с того же Манна и вовсе не заканчивая Джоном Хьюстоном, Николасом Рэем, Джозефом Лео Манкевичем, всё-таки не проявляли, с размахом воспроизводя на экране полулегендарные события, особого энтузиазма, не углубляясь ни в психологию, ни в философско-политические изыскания. Единомышленником Стэнли выступил разве что Дэвид Лин, хотя и обращавшийся (в частности, в «Лоуренсе Аравийском» /1962/) к не столь отдалённым эпохам, реконструируя хитросплетения жизни конкретного человека и… огромных империй. По иронии судьбы, подлинных последователей Кубрик — вне зависимости от прямого влияния «Спартака» — обрёл среди восточноевропейских режиссёров, у которых по-настоящему зрелищные батальные эпизоды не заслоняют актуальный подтекст. В Голливуде же опыт оказался по-настоящему востребован лишь несколько десятилетий спустя. Триумф «Гладиатора» /2000/ Ридли Скотта, поразившего публику отнюдь не только специальными эффектами и захватывающими трюками, возродил интерес к «пеплумам» на более серьёзном уровне, помимо прочего — вдохновив на создание двух новых произведений о Спартаке.

    9 из 10

    23 февраля 2012 | 01:02

    Древнеримская Аппиева дорога, которой еще предстоит познать миллиарды стирающих протекторы покрышек и запах синтетических бургеров из пристроившихся забегаловок, двадцать с небольшим веков назад имела очень непривлекательный вид. По обе её стороны нескончаемой вереницей возвышались грубо струганые кресты, на которых ветер шевелил остатки разложившихся за многие годы тел бывших рабов, выбравших путь Спартака.

    Редкий герой античного мира имел такую известность в нашей стране как этот фракиец-гладиатор. Правда, большая часть населения писало на стенах его имя почему-то из-за любви к короткому перепасу парней в красно-белых майках с номерами. Но людей, внимательно штудирующих учебники истории или плакавших над романом Рафаэлло Джованьоли, тоже было в достатке.

    И, понятное дело, к легионам почитателей славного имени добавились стройные центурии киноманов, имеющих возможность вплоть до начала перестройки наслаждаться пеплумом Стенли Кубрика на широких советских экранах.

    Суровое, с мужественной ямочкой на подбородке, лицо Исера Гершелевича Даниеловича, более известного зрителю ролью папы Майкла Дугласа, стало символом сметающего всё на своём пути движения к свободе. Мускулистый раб ломал полководческие жезлы завоевателей, срывал пурпурные тоги с обрюзгших вельмож и менял сундуки с реквизированными драгоценностями на призрачные паруса пиратских кораблей.

    Достойным противником бывшего гладиатора выступил консул Марк Красс. Шикарный и величавый Лоуренс Оливье выделялся на экране аристократизмом и уверенностью в своих деяниях. Именно он являлся властителем мира, как реального исторического, так и художественного кинематографического. Не имея противовесом значимости такого соперника, слава Спартака, без сомненья, потускнела и со временем бы завяла среди множества подвигов других героев. Но Красс, несмотря на своё несметное богатство и самую мощную на свете армию, остался в памяти потомков лишь усмирителем повстанцев. Потому что не залил Вечный Город кровью и плел паутину заговоров, в основном, ради денег и влияния.

    А вот символ власти и мировую известность перехватил более шустрый Гай Юлий Цезарь, ходивших в протеже Красса. Джон Гэвин по воле создателей картины был задвинут на второй план, несмотря на звучное имя персонажа. В достойную компанию к Лентулусу (Питер Устинов), Криксу (Джон Айрленд), Антонию (Тони Кертис).

    Но Голливуд не был Голливудом, если бы не попробовал использовать проверенные деньгами зрителей ходы. Роковая красавица (кстати, в большой предсъёмочной сваре главную женскую роль удалось отхватить многообещающей Джин Симмонс), минимальная историческая составляющая. А главное, попытка пройти путём недосягаемого на тот момент «Бен Гура». Именно направляющая генеральная линия продюсерской группы во главе с вездесущим Кирком Дугласом заставила Стенли Кубрика искать пути для дальнейшей авторской самореализации и переехать в Англию.

    И всё-таки картина получилась замечательной. Снимая исторические фильмы, очень трудно уложить свой труд в ожидаемые рамки. Одни только батальные сцены заставляют режиссера терять здоровье в прямой зависимости от объема сражений. Возможно, полученная доза стресса заставила Кубрика экспериментировать в других жанрах — от научной фантастики и психологической мистики до военной мелодрамы, не окунаясь более в мутные реки масштабных пеплумов.

    В ленте полувековой выдержки Спартак принял смерть Христа. Рабства его порыв не отменил, наоборот, ещё два долгих тысячелетия большая часть человечества находилась в беспрекословном услужении цивилизованным господам. Но и значимость тех событий не уменьшить, особенно учитывая, что историю пишут победители, которым в этом случае не удалось скрыть свой страх перед побежденными невольниками.

    Viva Spartacus! Аплодисменты Кубрику! И браво, кинематографический 1960 год! Все четыре фильма этого года, что я смотрел (ещё «Великолепная семерка» Джона Стерджеса, «Психо» Альфреда Хичкока и «Сережа» Георгия Данелия) достойны Золотого Фонда.

    26 ноября 2010 | 23:28

    Человек всегда стремился к свободе, ибо без свободы, духовной или физической, нет и личности как таковой. Сломленным и покоренным человеком легко манипулировать, однако и невозможно остановить вечную борьбу человека за свою свободу. В мировой истории было немало периодов борьбы за свободу и одним из наиболее эпохальных событий стало восстание Спартака, римского раба и гладиатора, поднявшего бунт против Империи.

    Фильм «Спартак» 1960 года стал для выдающегося режиссера Стенли Кубрика настоящим фильмом-испытанием. Заменив в режиссерском кресле ушедшего со скандалами с Кирком Дугласом Энтони Манна, этот фильм сумел как прославить Кубрика, как режиссера, так и утвердить в нем стремление к сугубо авторским проявлениям, ведь «Спартак» все-таки следует воспринимать как коммерческое и нацеленное на кассу кино, тем не менее полное глубокого смысла и универсальных обобщений о роли личности в истории и ценности свободы.

    В картине занят превосходный актерский состав. Кирк Дуглас в роли Спартака смотрится невероятно убедительно, создавая практически канонический образ борца и человека, ставшего легендой. Лоуренс Оливье в роли Красса показывает восхитительный уровень актерского мастерства, создавая интересный и противоречивый образ настоящего протагониста. Его игра безупречна и стала одним из безусловных украшений фильма. Великолепны в фильме все без исключения актеры. но хочется также отметить Джин Симмонс в роли Варинии, возлюбленной Спартака, Тони Кертиса, блестяще исполнившего роль Антонина, Джона Гэвина, сыгравшего Цезаря. и Питера Устинова, превосходно исполнившего роль колоритного Батиата.

    Оператор Расселл Метти снял фильм масштабно и академично, умело раскрывая внутреннюю суть персонажей и показывая исторический размах личности Спартака на фоне медленно распадающегося Древнего Рима.

    Композитор Алекс Норт, написавший немало саундтреков к пеплумам, и в этом фильме создал отличное музыкальное сопровождение, мастерски обволакивающее картину и мощно создающее в нем драматизм.

    «Спартак» — культовое и актуальное даже до сих пор кино, которое я рекомендую к просмотру всем зрителям без исключения.

    10 из 10

    21 декабря 2012 | 12:49

    Фильмы Стэнли Кубрика я почти не смотрю. Не попадаются на глаза, не слишком интересно, хотя было бы занятно взглянуть на `С широко закрытыми глазами` или `Сияние`. `Спартак` — один из немногих исторических фильмов, которые я с удовольствием смотрю.

    Яркая, непередаваемая атмосфера Голливуда и манеры снимать кино в то время — вот отличительные черты этого фильма. К сожалению, есть масса исторических неточностей. Например, я ни разу не слышала, что он был рабом с рождения. Зато те неточности добавили в фильм оттенок большей драматичности, чтобы это был не просто очередная историческая киношка с яркими сценами боя.

    Кирк Дуглас, на мой взгляд, как и его сын Майкл — великолепный актер того времени. Он очень понятно изобразил Спартака. Правда, опять же есть неточности. Ну откуда грубому рабу знать о таких вещах как благородство по отношению к бывшим хозяевам, если он раб с рождения? Вот настоящему историческому Спартаку это вполне могло быть известно. Тем не менее это очень интересный персонаж. Гордый, свободолюбивый и неизменный до самого конца. Когда уцелевшие после боя сидят на земле, а Красс выискивает Спартака, то один за другим начинают выкрикивать остальные, не давая ответить реальному Спартаку: `Я — Спартак!` `Я — Спартак!!!`. Очень сильный и мощный момент. Поневоле задумываешься: каким же должен быть человек, чтобы ради него было готово умереть столько народу?

    Лоуренс Оливье, играющий Марка Лициния Красса — нестандартную личность древнего времени — не подкачал. Правда, он в основном играл в театральных постановках и прославился тем, что играл шескпировских героев, да ролью адмирала Нельсона в фильме, где он снимался вместе со своей женой Вивьен Ли — `Леди Гамильтон`. Красс получился хитрым интриганом, но преданным патриотом. Но опять же, он хочет превратить Рим в великую державу исключительно ради своих целей.

    Тони Кертис, к творчеству которого я отношусь с большим уважением, сыграл совсем молодого юношу с трогательным взглядом и который с непонятным остервенением говорит: `Я пришел, чтобы драться`. Их финальная сцена драки со Спартаком держит в напряжении. И все-таки погибает именно он.

    Джин Симмонс, которая хоть и не стала звездой мирового масштаба, зато смогла занять достойное место в пантеоне голливудских актрис. Именно актрис, а не безликих кукол, лишь изображающих нужные эмоции. Самая сильная сцена — разговор с Крассом. Но опять же неясно, откуда взяться этому тонкому благородству и утонченности у простой рабыни. А ведь она по-женски проницательна и умна. Но еще и красива, красива нешаблонной красотой, а именно ее шарм и обаяние привносят изюминку в фильм. А то обычно женщины, играющие роли такого типа, просто дополнение к мужскому образу мачо. А здесь это изящное приятное дополнение.

    Об остальных актерах. Чарльз Лоутон (Гракх) — производит впечатление весьма энергичного старикашки, у которого все в порядке с мозгами, но опять же преследующего свои цели. Питер Устинов (Батиат), такой хитренький, слегка трусливый, привносящий даже некий юмор. Джон Гэвин играл Гая Юлия Цезаря. Уж это личность просто легендарная! А он то ли его не раскрыл, то сценаристы не задумались. Он где-то там, на заднем плане, хотя на самом деле в то время Цезарь уже достиг определенных успехов.

    Массовые сцены, которые наверняка сожрали пол-бюджета, легкий налет юмора в отдельных сценах, общая стилистическая выдержанность — все это и сделали фильм классикой.

    8 из 10

    25 ноября 2009 | 11:06

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    DVD, Blu-Ray ...

    DVD, 99 руб.
    аудиокнига, 366 руб.
    подробнее

    Новости


    Звезда сериала «Во все тяжкие» Брайан Крэнстон исполнит главную роль в независимой драме «Трамбо» (Trumbo), повествующей о выдающемся голливудском сценаристе. Срежиссирует ленту, основанную на книге Брюса Кука, постановщик «Грязной кампании за честные выборы» Джей Роуч(...)
     
    все новости

    Статьи


    Церемонии вручения премии «Оскар» могут показаться длинными и утомительными, однако почти каждый год найдется тот, кто разрядит обстановку. Пробежится голышом по сцене или оттянет время объявления победителя, заставив номинантов попотеть в мучительном ожидании. КиноПоиск вспоминает самые необычные моменты в истории «Оскаров», выявляет закономерности и утешает вечных номинантов. (...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    КиноПоиск продолжает серию публикаций, посвященных 85-летию Стэнли Кубрика. В этот раз речь пойдет о третьем полнометражном, но первом по-настоящему большом фильме классика — «Убийство» 1956 года. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.ЯростьFury23 702 421
    2.ИсчезнувшаяGone Girl17 511 956
    3.Книга жизниThe Book of Life17 005 218
    4.Александр и ужасный, кошмарный, нехороший, очень плохой деньAlexander and the Terrible, Horrible, No Good, Very Bad Day11 456 954
    5.Лучшее во мнеThe Best of Me10 003 827
    17.10 — 19.10подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ДракулаDracula Untold176 938 566
    2.СудьяThe Judge66 403 582
    3.ИсчезнувшаяGone Girl54 021 430
    4.Выпускной43 105 021
    5.СтраховщикAutómata30 376 176
    16.10 — 19.10подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители1 933 109896 779
    Деньги482 323 866 руб.209 365 828
    Цена билета249,51 руб.5,09
    16.10 — 19.10подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    145.В случае убийства набирайте «М»Dial M for Murder8.187
    146.ТерминалThe Terminal8.185
    147.Вам и не снилось...8.184
    148.Умница Уилл ХантингGood Will Hunting8.183
    149.АладдинAladdin8.183
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    41.Первый мститель 3: Гражданская войнаCaptain America 391.36%
    42.Человек-муравейAnt-Man91.31%
    43.Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IIThe Hunger Games: Mockingjay - Part 291.18%
    44.Как приручить дракона 3How to Train Your Dragon 391.16%
    45.Миссия: невыполнима 5Mission: Impossible 590.99%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Лунный Пьеро: Буч ДендиPierrot Lunaire1
    Белый тигр91
    Ивкова славаIvkova slava1
    СудьяThe Judge25
    ДракулаDracula Untold46
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Горько! 24.674
    ДракулаDracula Untold6.626
    СудьяThe Judge8.216
    Прогулка среди могилA Walk Among the Tombstones6.460
    ИсчезнувшаяGone Girl8.506
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    ЯростьFury30.10
    СеренаSerena30.10
    ИнтерстелларInterstellar06.11
    ДеткаLaggies06.11
    Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 120.11
    премьеры