всё о любом фильме:

Спартак

Spartacus
год
страна
слоган«More titanic than any story ever told!»
режиссерСтэнли Кубрик
сценарийДалтон Трамбо, Питер Устинов, Колдер Уиллингэм, ...
продюсерЭдвард Льюис, Кирк Дуглас, Эдвард Мюль
операторРасселл Метти
композиторАлекс Норт
художникАлександр Голицин, Роджер Форс, Эрик Орбом, ...
монтажРоберт Лоуренс, Ирвинг Лернер
жанр драма, приключения, военный, биография, история, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
СССР  63 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время197 мин. / 03:17
Номинации (5):
История гладиатора Спартака, его возлюбленной Варинии и честолюбивого римского полководца Красса. Непреодолимая тяга к свободе заставляет Спартака поднять легендарное восстание рабов, ставшее важнейшей вехой мировой истории.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
50 + 2 = 52
8.2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Стэнли Кубрик взялся за постановку картины после того, как исполнитель главной роли Кирк Дуглас повздорил с режиссером Энтони Манном. По словам Питера Устинова, сцена на соляных копях была единственной, которую успел снять Манн.
    • От постановки отказался Дэвид Лин, а Лоуренс Оливье не захотел совмещать актерские и режиссерские функции.
    • Будучи сопродюсером фильма, Кирк Дуглас сумел настоять на том, чтобы к работе над картиной были привлечены находившиеся в то время в «черном списке» кинодраматург Далтон Трамбо и актер Питер Брокко.
    • Кубрику не был предоставлен контроль над сценарием, который он считал «глупым морализаторством». С тех пор Кубрик полностью контролировал производство своих картин.
    • Из 167 дней, потребовавшихся Кубрику для съемок фильма, шесть недель ушло на постановку масштабных боевых сцен, в которых 8500 статистов воссоздавали сражения между римскими войсками и армией Спартака.
    • От роли Варинии отказались Ингрид Бергман, Жанна Моро, Эльза Мартинелли и Джин Симмонс. В итоге ее должна была сыграть Сабина Бетманн, однако, когда Кубрик пришел в проект, он уволил эту актрису и вновь пригласил Симмонс, которая на сей раз приняла его предложение.
    • Сценарист Далтон Трамбо хотел, чтобы роль пирата была отдана Орсону Уэллсу. Но ее в итоге исполнил Герберт Лом.
    • Чтобы привлечь звезд на роли второго плана, Кирк Дуглас давал им разные варианты сценария, в которых образы их героев выглядели наиболее предпочтительно.
    • По слухам, Тони Кертис, уставший от долгих и изматывающих съемок, спросил Джин Симмонс: «С кем нужно переспать, чтобы убраться с этой картины?». На это Симмонс ему ответила: «Когда узнаешь, дай мне знать».
    • Оператор Расселл Метти покинул съемки, жалуясь на то, что Кубрик не дает ему работать. Когда же Метти все-таки вернулся на съемочную площадку, Кубрик продолжал на него давить, да еще взял на себя большую часть операторской работы. Метти был этим очень недоволен и даже хотел, чтобы его имя изъяли из титров.
    • В фильме Спартак был рабом с рождения. На самом деле он служил во вспомогательных войсках римской армии, дезертировал, но был пойман и продан в рабство. Об этом было известно Стэнли Кубрику, но он счёл такой сюжетный поворот недостаточно героическим.
    • Юлий Цезарь не командовал гарнизоном Рима, и в принципе не мог командовать, так как на момент событий фильма в Риме попросту не было гарнизона.
    • В реальности Красс не горел желанием преследовать армию Спартака. Считается, что решающее сражение началось с попытки рабов заманить римлян в ловушку. Кроме того, Красс фактически выиграл битву в одиночку — роль Помпея ограничилась уничтожением 5000 бежавших с поля боя рабов.
    • События сцены «Я — Спартак!», как и всех последующих, являются выдумкой сценаристов и не имеют под собой исторического основания: большинство источников сходится в том, что Спартак погиб в бою.
    • На самом деле Спартак был лишь одним из руководителей восставших рабов, а не единоличным лидером, как показано в фильме.
    • Фильм был повторно выпущен в советский прокат в 1984 году, и его посмотрели по 28,2 млн. зрителей на серию при тираже 1171 копия. Общее количество проданных билетов на «Спартак» в СССР составило (с учётом двух серий) 178,4 млн. Даже при средней цене в пределах 30 коп. кассовые сборы фильма в советском прокате могли исчисляться суммой 53,5 млн. рублей, что по тогдашнему официальному валютному курсу равнялось бы $86,3 млн.
    • Фильм занимает по итогам первого выпуска в советский кинопрокат 5-е место по посещаемости среди зарубежных лент.
    • Фильм снят по одноименному роману Говарда Фаста.
    • еще 15 фактов
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1090 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Кто такой Спартак? О нём написаны книги и исторические исследования, поставлены балеты и мюзиклы, снято множество фильмов, как о личности легендарной и заслуживающей восхищение и — согласно идеологии, бытовавшей в нашей стране во времена СССР — быть примером для подражания подростков. Отдать жизнь за свободу, быть готовым умереть за свои идеалы — это поистине великая цель, которую, конечно, пытались воплотить в жизнь и до, и после Спартака, но именно его имя лучше других сохранилось на скрижалях истории.

    Сама я по образованию историк и мне было интересно посмотреть этот фильм и с профессиональной точки зрения. Точнее пересмотреть — но одно дело воспоминания более чем десятилетней давности о VHS-овской записи и совсем другое — сейчас на DVD. И что сразу бросилось в глаза — создатели постарались подойти к истории максимально правдоподобно, что в костюмах, что в вооружении. Никаких шлемов греческого образца на легионерах, никаких гард на мечах, гладиаторские бои поставлены просто идеально, а сцена сражения армии рабов с армией Красса — это просто пример для подражания. И наряду с этими фактами присутствуют весьма капитальные ляпы — начиная с того, что Спартак стал рабом не по рождению и заканчивая тем, что сам он погиб в бою.

    Но хватит об истории, перейдём к самому фильму с художественной точки зрения. Кто-то сказал, что он затянут — не знаю, как вы, но я посмотрела все три с лишним часа на одном дыхании, та же Клеопатра смотрится намного тяжелее. Пусть Кубрик остался недоволен проделанной им же работой — не смотрела достаточно много его фильмов, так что сказать не могу, что такого особенного в его стиле — но тем не менее он подарил нам настоящую легенду, героический эпос, который будут смотреть и ещё через полсотни лет.

    Что касается актёров, сыгравших в нём — уже одни имена Кирка Дугласа, Джин Симмонс, Лоуренса Оливье, Питера Устинова, Тони Кёртиса не позволяют сомневаться в их профессионализме. Про Оливье хочется сказать особо — я видела дошедшие до нас изображения настоящего Красса, но всегда представляю его именно таким, каким его показал этот гениальный британский актёр.

    Это было время, когда в Голливуде снимали фильмы на исторические сюжеты один за одним. Какие-то забылись, какие-то навсегда потеряны — плёнка не вечна, а какие-то навсегда вошли в золотой кинофонд мировой культуры, в том числе и Спартак.

    И потому не подлежащие сомнению.

    10 из 10

    24 декабря 2009 | 16:22

    Фильм «Спартак» стал для меня своеобразным открытием. До этого был знаком с личностью Спартака только по книжке Рафаэлло Джованьоли, и благодаря, весьма скромным упоминаниям моего школьного учителя по истории России. Открытием стал потому, что сильнейшим образом интересовало творчество Стэнли Кубрика. А именно он и выступал режиссером этой длинной киноленты. Режиссер Стэнли Кубрик хорош тем, что снимает весьма неоднозначные картины по смыслу, а самое главное, не ведется на поводу у всяких людей, вроде тех, что финансируют производство фильмов. Снимает, так как хочет, а не так как сказали — и это важно. К сожалению, со Спартаком так не вышло, но вышло все же неплохо, несмотря на то, что сам Кубрик окрестил сценарий «глупым морализаторством».

    Окрестил, но снял. И снял вместе с Кирком Дугласом, который играет Спартака. (Еще бы он играл не Спартака, выступая продюсером фильма.) Более того, Кирк позвал всех своих именитых друзей, на второстепенные роли, от чего фильм, естественно, стал только лучше.

    Кирк Дуглас играет Спартака — и это бесподобно. Нет каких-то чудовищных, героических кривляний, вроде тех, что свойственны актерам нашего десятилетия. Он не брызжет слезами и соплями, когда теряет товарищей в бою и даже! ДАЖЕ! Картинно не вопит, устремив свою рабскую глотку, к голубому небу солнечного Неаполя. Моё мнение — это лучший вариант того, как можно изобразить вождя восставших людей — простого, в тоже время сильного, властного, но справедливого.

    Естественно вождь, не обошелся без вождихи. Спутницу подобрали, действительного достойную. Ее играет Джин Симмонс. Героиню зовут Вариния.

    Вариния и Спартак, как это и полагается, любят друг друга. И любят не так, как это показывают сейчас по телевизору, то есть, не как животные (хотя у нас, сейчас, через 90 веков — наоборот), а как нормальные люди — по-человечески.

    Их любовь, начинается с того, что Спартак отказывается насиловать её, как это полагается в школе гладиаторов, после успешного дня сечи и резкого фитнесса (рубить дешевых, в то время, афро-негров и бегать от стрел). Влюбившийся Спартак, просто, садится рядом на скамейке, не смутившись положения и того, что о нем подумают (это бывает полезно, если вы здравомыслящий человек). Вариния, по привычке оголяется — он отказывается от животных утех. По загоревшимся глазам Спартака, очевидна любовь с первого взгляда. Вариния все понимает, и зачехляет все прелести обратно, кротко улыбаясь, словно несорванный, весенний цветок. Пожар страсти накаляет экран и сердца зрителей! Игра двух актеров бесподобна.

    Недурно выступил взбесившийся, зажравшийся Марк Лициний Красс, который, однако, был талантливым полководцем римских легионов и хитрым политиканом. В фильме, он как на ладони (за это я и люблю кинематограф). И все его злостные выходки, по ходу дела, направлены либо на умерщвление и унижение Спартака, либо на услаждение своих амбиций, огромных, как в то время, Рим. Его играет Лоуренс Оливье (Не путать фамилию с салатом, она, кстати, также распространена во Франции, как и наша Иванов. Там, каждый, уж если не второй, так третий — салат). Выяснилось, что Марк Лициний не дурак до женщин (это важно, так как в то время многие патриции не гнушались молодыми пацанами). И конечно! По воле случая, точнее таланта сценариста, ему приглянулась — Вариния. Но Вариния — не дура 21-ого века — она верна своему Спартаку. И поэтому, когда злобный Красс, отловил бедную возлюбленную Спартака, и стал ее всячески умасливать (буквально мазать маслом), вешать на нее всякое, золотое барахло весом в 25 кило, она взяла и послала его, сказав, что Спартак, не такое хамло и хитрая гадюка. Да и вообще, заявила, что Красс, боится Спартака, на что тот, покраснел, как первоклассница, и убежал в свои покои, прятаться за античный гобелен.

    На протяжении всего фильма, не устаешь удивляться, как сняли такое, в то время (1960 год). Грандиозность съемок с массовкой поражает воображение. Все битвы сняты, как-будто в реальности. Громадное количество людей собрали. И в тоже время, на заднем фоне не маячат статисты в кроссовках, с телефонами и лимонадом — все снято четко, и невольно проникаешься духом битвы. Хочется схватить канцелярский нож и бросится в бой за Спартаком и за свободу! Кстати! Тема свободы, четко раскрыта всеми монологами Спартака. Он естественно, постоянно выступал перед рабским народом и те за ним шли. И шли они не только за ним, но и за свободой, которою он олицетворял. Кадр, где римские легионеры грозят восставшим, но плененным рабам, казнью, если они не выдадут из своей толпы Спартака, а те в свою очередь один за другим поднимаются и говорят «Я Спартак!» — достоин всех наград и слез радости и людского счастья. Спартак, кстати, и сам был рад. Что так удачно вышло.

    Напоследок скажу одно — смотреть нужно обязательно. Конечно, исторической правоты мало. Имена, да и только. У Джованьоли одно, у Кубрика второе, у Говарда Фаста вообще третье. Но сама история. История человека, отдавшего жизнь, чтобы быть свободным, и сделать свободным остальных — достойна вашего времени на все 100 процентов.

    10 из 10

    19 апреля 2012 | 03:41

    Спартак был фракийским наёмником, который в первом веке до рождества Христова служил в римской армии, но потом за некие прегрешения был разжалован в рабы и продан в школу гладиаторов. Гладиатором Спартаку быть отчего-то не хотелось, и он совместно с группой аналогично мыслящих коллег задумал побег. Но какая-то крыса их сдала, и к Спартаку с товарищами пришла вооружённая охрана с целью мягко объяснить их неправоту. Отмороженные гладиаторы, однако, не растерялись — схватили, что было под рукой (а дело происходило на кухне), и буквально вилками затыкали всех подряд. Выйдя за порог школы, бывшие рабы (в количестве человек семидесяти) вдохнули воздух свободы и незамедлительно принялись за достойные свободного человека занятия: а именно, за грабежи и рейды. Спустя некоторое время успешного насаждения демократических ценностей по окрестным поселениям, тусовка Спартака увеличилась за счёт присоединившихся рабов аж в тысячу раз и превратилась из небольшого бандформирования в настоящую армию. В течение всего восстания (которое длилось пару лет) свирепые рабы неоднократно забарывали превосходящие силы римских зондер-команд, высылаемых для подавления, пока наконец благородные патриции не поняли всю серьёзность положения и не отрядили на борьбу со Спартаком почти все имеющиеся легионы. При таком раскладе выиграть сражение было нереально, и почти всех восставших рабов римляне порубили в мясо прямо на поле битвы. А выживших шесть тысяч рабов в назидание остальным распяли вдоль всей дороги из Капуи в Рим.

    Примерно так всё происходило на самом деле (по крайней мере, согласно античным историкам). Фигура Спартака навеки стала символом борьбы против всевозможных угнетений — недаром дедушка Карл Маркс считал его одним из любимых своих героев пролетариата. А в 1951 году другой коммунист (уже американский) по имени Говард Фаст написал про Спартака книгу — сидя в демократической штатовской тюрьме за свои политические взгляды. Ну и ещё лет десять спустя права на экранизацию книги купил Кирк Дуглас, пригласил в качестве режиссёра Стэнли Кубрика и нанял ещё одного коммуниста (Далтона Трамбо) для написания сценария. Так на свет появилась эпическая трёхчасовая лента, ставшая для Кубрика первым опытом съёмки настоящего блокбастера.

    С самого начала становится ясно, что по стилистике и пафосу происходящего перед нами чуть ли не опера — первые минут семь зритель втыкает в чёрный экран и слушает увертюру. Подобный фокус повторяется и в середине с интермедией: казалось бы, согласно нынешней любви ко всему быстрому — непростительная трата экранного времени и внимания смотрящих. Однако эта атмосфера старомодного пафосного эпика идёт фильму скорее на пользу. По крайней мере, никаких претензий к весьма упрощённому и исключительно положительному персонажу Спартака не возникает — так точно, таким и должен быть. Своим волевым подбородком с ямочкой Кирк Дуглас, как ледокол «Ленин», прокладывает рабам путь к свободе и достоинству — настоящий революционер. Не менее интересно наблюдать за буржуазной грызнёй благородных римских политиков, которые улыбаются друг другу в банях, но при этом от взаимной ненависти разве что кушать не могут.

    В общем, мне просмотр фильма однозначно доставил удовольствие — и затянутым не показался, и актёрская игра в кассу, и вообще со всех сторон приятный.

    8 из 10

    16 февраля 2013 | 23:13

    Нестареющий фильм Стэнли Кубрика, сделавший своего создателя известным и являющийся при этом, на мой взгляд, наиболее скучным творением мастера, впрочем, в этом виноват не он. Посмотрев «Спартака», понимаешь, зачем Кубрик после выхода фильма так скоропостижно покинул Соединенные Штаты, выбрав Англию в качестве своего постоянного места жительства. Он искал творческой свободы, ибо хотел быть Демиургом, кем и стал, освободившись от цепей продюсеров, сковавший Голливуд, только покинув которой он мог воплотить все, что только желал. «Спартак» же фильм исключительно продюсерский, созданный для широкой публики ради получения прибыли, в чем и заключаются все его недостатки.

    Здесь нет характерных для Кубрика визуальной выразительности, общения со зрителем посредством композиции кадра, многоуровневого подтекста, но все же эта картина остается классикой мирового кинематографа, ввиду мощных художественных образов и ярких характеров, покрывающих историческую достоверность. Всем известно, что историю по фильмам изучать нельзя (как, впрочем, и по художественной литературе), ибо порой даже основа событий, изображенных в них, не соответствует действительности.

    В данном случае перед нами предстает пафосная и гипертрофированная идея свободы и борьбы за нее, ради чего можно пожертвовать собственной жизнью, ничего не стоящей в суровом рабстве. Однако ничего подобного тогда произойти не могло, ибо главнейшая ошибка историков-художников состоит в том, что они переносят мир современности в древность, не осознавая, что мировоззрения других эпох отличались от настоящей. Нет, люди всегда были одинаковыми, во все времена они жаждали одних вещей (по сути), были движимы одними убеждениями и желаниями, но только форма всего этого была несколько иной, нежели сейчас.

    Рабство было нормальным явлением, совершенно естественным в тех исторических условиях. Рабов никто не угнетал, их труд даже стимулировали различными поощрениями, в том числе и свободой, тем более что все рабы были доморощенными, поэтому и восстаний практически не было. Некоторые исторические источники опровергают это, но к ним следует относится с разумным скептицизмом и критикой.

    Необходимо помнить, что Европа, начиная с эпохи Возрождения, превозносила свободу и пыталась найти в своей истории признаки этого и в прошлом. То же касается и советских исследователей, пытавшихся доказать, что борьба с «проклятыми эксплуататорами» характера для человечества. Отсюда и возникают множество примеров «восстаний», являющихся по сути лишь проявлением девиантного поведения рабов. Таким является убийство рабом своего господина из-за ревности (они были гомосексуалистами), что многие исследователи характеризовали как восстание.

    Рабы видели мир лишь в круге своего понимания, считая свой врожденный статус и все связанные с ним обязанности единственно правильным положением вещей. Плохо жилось разве что горнодобытчикам (коих было совсем немного) и земледельцам в Сицилии, других же примеров тяжелого положения рабов история не знает. Что же касается Спартака, то он вовсе не был рабом с рождения (как это показано в фильме), а являлся воином, которого пленили, что и привело к трагическим результатам. Впоследствии этого свободных людей больше никогда в рабов не обращали, а потому и восстаний в дальнейшем не наблюдалось.

    Сам же Спартак пал в битве, а не был распят на кресте, однако эта деталь утончает великолепный художественный образ, ибо мы имеем дело с красивой сказкой, повествующей о сильной Личности, а потому и крест можно воспринимать как аллегорию того, что эта Личность страдала ради людей, как и Христос в свое время. И женщина, рыдающая у его ног, словно Пресвятая Дева. Лишь герой Питера Устинова не стал апостолом, ибо все поступки его связаны с деньгами.

    И все было бы прекрасно, если бы не множество сцен, не нужных ни для развития сюжета, ни для раскрытия смысловой части картины, если бы не пафос, связанный с жаждой освобождения, что особенно ярко выражено в герое Тони Кертиса. Поэтому я все же ставлю

    8 из 10

    13 ноября 2007 | 01:20

    Стенли Кубрик в моих глазах, наверное, самый противоречивый режиссёр, который снял такие замечательные шедевры как «Доктор Стрейнджлав», «Тропы славы», «Цельнометаллическая оболочка», «Заводной апельсин» и одновременно откровенно убогие шлаки вроде «Космической одиссеи», «Сияния», «С широко закрытыми глазами» и данный фильм — «Спартак», который мне не понравился.

    Знаете, я когда-то смотрел ролик одного обзорщика, он сказал, что в Голливуде есть важное психологическое клише — чтобы заставить зрителей быть на стороне героя, он должен быть максимально приближен к нашему времени. Это объясняет, почему, например в фильме «300 спартанцев» Леонид чуть-ли не конституцию США читает, говоря о свободе и тирании, хотя в реальности спартанцы сами были рабовладельцами и «любителями мальчиков» как и Афиняне.

    И вот мне кажется Кубрик всецело использовал это приём при создании ленты. Просто тут очень много разговоров о свободе, которые не могли быть в таком рабовладельческом государстве как Рим. Мне не понравился этот момент, когда Спартак отказывается совокупляться с девушкой, говоря, что он не животное. Вот не верю я в такое, если бы эту фразу сказал какой-нибудь негр из рабовладельческих США, ещё бы поверил, а в этой картине, нет. Спартак был прежде всего рабом, мировоззрение у него было несколько другое чем у сегодняшнего человека, он был гладиатором и понимал, что мог погибнуть каждый день и чтобы он отказался от женщины, да не верю я в это. Или ещё это сенатор Гракх, который сочувствует восставшим, что тоже глупо, потому что он сенатор и должен знать чем может обернуться восстание рабов, и хочет даровать свободу жене и сыну Спартака. Я не знаю, имел ли римский сенатор такие полномочия, но этот момент глуп. Просто в Риме была отчётливая иерархия и рабы в ней были ниже животных и чтобы обычный сенатор взял и просто так освободил рабыню да ещё и жену главаря восстания это невозможно.

    И в этом ещё один минус, тут все персонажи гротескны. В смысле, тут есть плохие римляне-узурпаторы, особенно Красс и обязательно хорошие, беспорочные, с идеальной внешностью (хотя они рабы и вроде каторжники) рабы. Вот, правда такое впечатление, что фильм снимал кто-то из наших, советских режиссёров.

    И надо сказать, Кубрик врал, когда говорил, что это фильм про восстание Спартака, потому что к нему фильм не имеет никакого отношения. Всё, что нам показали это как рабы захватили лагерь и финальную, вяло-вялую битву и всё. В остальном фильм это болтовня сенаторов, какие-то интриги, отношения Спартака с женой и другими рабами и всё это так скучно сделано, что фильм хочется выключить. А ведь реальное восстание Спартака было куда более эпично: после захвата лагеря Спартак и его воины прятались на Везувии, потом спускались по нему, одолели римский отряд, который пытался их задержать, спартаковцы освобождали города, планировали идти через Альпы, потом повернули назад, там ещё был 30000-ный отряд, который отбился от своих и был разгромлен римлянами. Но в фильме ничего этого нет, всего размаха восстания тут и близко не показано, как я выше написал, всё восстание тут это захват лагеря и последняя скучная битва.

    И что уж говорить, что к истории этот фильм тоже не имеет никакого отношения. Потому что половины всех персонажей не было: Не было в реале никакой жены у Спартака и детей, не было никакого Антонина, никого Гракха, поединка на мечах с Антонином так как в реальности Спартак пал на поле боя, казнь на крестах была, но уже без Спартака. И я не понимаю, а зачем вообще надо было так делать, неужели нельзя было показать реальное восстание, реальные битвы, а не придумывать бог знает что и уделять всё внимание всяким интрижкам, делая фильм скучным и затянутым.

    Итог: «Спартак» Кубрика это фильм не имеющий никакого отношения к истории или реальному Спартаку ибо герои в нём слишком свободолюбивы, что не соответстует тому времени. Но в отличи от тех же «300 спартанцев», которые тоже к сражению при Фермопилах имеют крайне малое отношение, «Спартак» не интересен, скучен и затянут, никакой динамичности или эпичных и масштабных боевых сцен тут нет. Хотя и признаю момент «Я — Спартак» действительно хорош и наверное единственный плюс этого фильма.

    3 из 10

    3 марта 2016 | 21:55

    До начала просмотра была надежда, что фильм снимался по классической книге «Спартак» Рафаэлло Джованьоли. Потому что та книга с детства вызывает у меня до предела трепетные чувства. Так что списать ли это на сентиментальность и ностальгию, или же на то, что остальные романы про Спартака и правда сюжетно слабее того столь покорившего произведения, но фильм не вызвал при просмотре особо неистовых ощущений. Постоянно вспоминался роман Джованьоли, его проработанный психологический фон, выписанный до мелочей быт, словно стояли перед глазами иссиня-чёрные кудри и белоснежная кожа Валерии, томной и нежной матроны, и аквамариновые глаза и рыжеватые волосы коварной куртизанки Эвтибиды…

    Однако это не означает, что фильм вызвал отторжение, что от просмотра стало худо. Нет, смотрелся он даже легко и быстро, несмотря внушительную продолжительность. То, что возлюбленная Спартака тут рабыня, отвечает за необходимую душещипательность. Лагерь гладиаторов на отдыхе умилителен, фокусы, которые показывает молодой юноша, его поэзия — увлекают. Недурные костюмы, которые хорошо к тому же сочетаются друг с другом и с интерьерами в цветовой гамме, а выбор колорита это довольно ответственное мероприятие. И конец содержит в себе человечную и обнадёживающую установку: если хоть один ребёнок, которому суждена была жизнь раба, стал свободным, то значит не напрасны жертвы, не напрасна борьба, пусть даже полегло целое войско, ведь если хоть одного человека удалось вырвать и отспорить у вроде бы неотвратимой доли, то и для других перемена участи возможна.

    Но что больше всего придавало повествованию остроту, оживляло, обеспечивало характерные, индивидуальные черты, так это два персонажа второго плана. Ланиста (то есть хозяин гладиаторской школы) Лентул Батиат, прижимистый, чующий свою выгоду, плутоватый, постоянно себе на уме. И сенатор, пухленький, тучный, питающий слабость к самым прихотливым и желанным дарам жизни, особливо же к окружению из обаятельных прелестниц. Разговоры Батиата с сенатором чудесно разряжают обстановку, а в конце они и вовсе совершают, хоть в том числе и по своим сображениям, достойный поступок. Что и завершает печальную, но таящую неподвластное времени притяжение легенду о самом известном на свете фракийце.

    30 мая 2013 | 00:41

    Вот я и посмотрел фильм «Спартак». В очередной раз удивляюсь гению Кубрика и его неповторимой режиссуре. Несмотря на то, что в «Спартаке» всё довольно-таки примитивно, именно действия не дают оторваться от экрана. Ненароком мне пришлось удивиться, когда я осознал, что моё бренное тело спокойно просидело перед экраном монитора на протяжении трёх часов. Стэнли смог привлечь моё внимание на целых три чёртовых часа в эпоху постоянного «кликанья»! Да и фильм, откровенно говоря, не первой свежести. Это попросту ошеломляет…

    История Спартака — вечная история. Несмотря на отхождение от истинного образа раба-повстанца, Спартак выдался уникальным и поистине живым персонажем во всём кинофильме. Собственно, Кирк Дуглас в образе легионера очень точно смог передать характер героя, его стремление к светлым идеалам свободы, знания, любви — естественных потребностей каждого человека. Главный герой в киноленте — человек чрезвычайной глубины и добродетели. В некоторых моментах фильма можно впасть в забытье и сравнить Спартака с Иисусом Христом. Кажется абсурдным, но здесь это более чем уместно!

    Протагонист чрезвычайно идеализирован и это даже прекрасно, ведь в мейнстримовом кинематографе должна содержаться простая и в тоже время содержательная фабула. Здесь даже есть плохие сенаторы, которые в конце концов окажутся меньшим злом перед лицом диктатора. В общем, нам дают очень точное разграничение: вот добро, вот зло. Можно ли это приписать к минусам? Ни в коем случае!

    Мне, как чрезвычайно сентиментальному человеку, было очень трудно смотреть на простой народ в «Спартаке», который будет угнетаться в дальнейшем на протяжении нескольких тысячелетий. Поэтому, я желал только одного — победы в этой трудной борьбе, но, зная итог восстания, очень трудно признать, что эти великие люди канули в лету…

    Спасибо Стэнли Кубрику за то, что он смог вернуть меня на несколько тысячелетий назад и взглянуть на тяжёлую ношу простого человека.

    10 из 10

    27 августа 2015 | 01:53

    « — Смерти боятся лишь свободные люди, поскольку она лишает их удовольствий, рабы не бояться смерти — она избавляет их от боли.» (с)

    Стенли Кубрик слыл режиссёром — тираном, а потому занимался лишь теми проектами, которые он мог всецело контролировать. Но такая возможность у него была уже после того, как он прославился и сделал себе громкое имя. До того же, и он подчинялся воли боссов кинобизнеса. Например один из своих знаменитых фильмов — «Спартак», он поставил изначально не будучи заинтересованным в этом проекте. Поначалу снимал картину о восстании рабов в Древнем Риме режиссёр Энтони Манн, вернее начинал снимать: под его началом были пошиты исторические костюмы, возведены величественные декорации, отобран актёрский состав и найдены необходимые живописные локации. А так же, была отснята открывающая ленту сцена на каменоломне. После между постановщиком и главной звездой фильма, а по совместительству ещё и одним из его продюсеров — Кирком Дугласом возник конфликт, который привёл их творческие разногласия в тупик. Выход был лишь один — в замене режиссёра, и на освободившееся место, по протекции уже ранее работавшего под его началом Дугласа, был приглашён молодой, только начинающий свой путь в кино Стенли Кубрик.

    Известно, что для того, что бы удержать в главных ролях уже нанятых звёзд, Кубрик шёл на различные уловки, например каждому присылал разный вариант якобы изменённого сценария, в котором роль той или иной знаменитости была более продолжительна. Но проект был грандиозный: тысячи статистов, сотни актёров, большая съёмочная группа и различные тяготы столь сложного фильма, приводили к тому, что многих он начал изматывать. Известно, что между Дугласом и Кубриком были к концу работы над фильмом частые скандалы. А Тони Кёртис и Джин Симонс вообще мечтали поскорее покинуть проект. Надо признать, что эта затянутость съёмок и усталость группы можно себе легко представить при просмотре фильма. Это большое, неповоротливое кинополотно — «пеплум», как подобные картины называли полвека назад. Иными словами — масштабная, зрелищная историко — приключенческая драма, с массовками и пафосной манерой изложения истории. Такие фильмы были в моде в 50 — ых и 60 — ых годах прошлого века, когда активно развивающиеся послевоенное телевидение, постепенно начало переманивать скучающего зрителя к себе. Дабы вновь вернуть народ в кинотеатры, магнаты Голливуда вкладывали деньги в дорогостоящие и пафосные киноленты о жизни древних империй, так как это позволяло выводить на экран тысячные массовки, и поражать зрителей красотой и размахом. Тому способствовал и только что появившийся широкий экран, а так же новая технология киносъёмки — «Панавижн».

    Конкретно этот фильм был снят одним из первых, оттого и имел столь колоссальный успех, уступив лишь «Десяти Заповедям» и «Бен Гуру». Хотя не на много, ибо кассовые сборы «Спартака» составили по миру более 90 миллионов $ — и это при 12 миллионом бюджете! Только в СССР картину посмотрело свыше 60 -ти миллионов зрителей — фильм про восстание Спартака стал одним из чемпионов советского кинопроката! Также Золотой Глобус и 4 премии Оскар… Но то, что приводило в восторг и трепет зрителей более полувека назад, сегодня будет публике не так интересно как раньше. Многие классические фильмы уже не производят на зрителей того эффекта что прежде. Не зря сам Кубрик не любил эту картину, всякий раз оговариваясь, что его заставили снимать «Спартака» финансовые проблемы. Но справедливости ради, отметим тот факт, что «Спартак» хоть и не лишён нелюбимого режиссёром морализаторства, очень прост и схематичен, все персонажи поделены на чёрных и белых (впрочем Батиата — владельца школы гладиаторов, и римского центуриона Красса, впрочем как и сенатора Гракха — всё же удалось сделать «с оттенками серого»); но довольно доступен для юного зрителя. Потому этот фильм можно смело крутить на уроках истории — стандартный, духоподъёмный пересказ о восстании рабов в Древнем Риме под предводительством гладиатора Спартака — отважного военачальника, в последствии проявившего себя талантливым полководцем и мудрым стратегом. В общем — баллада о доблестном герое, не зря же фильм столь полюбился зрителям СССР — Спартак вёл по сути Гражданскую войну с господами Римской Империи, за свободу и независимость угнетённых. Да, снимай этот фильм Кубрик позже, он многое бы показал в ином свете. Например то, что Спартак не был рождён рабом — он был легионером — дезертиром, проданным в наказание в рабство. Так же, вёл армию мятежных рабов не он один — он был только одним из её военачальников. Зачем в армии восставших столько стариков, женщин и детей?! Уверен — многих подобных нелепиц не было бы. Удалось бы избежать и некой затянутости, ближе к финалу картина начинает изрядно клонить в сон — сидишь и досматриваешь уже через силу, лишь бы побыстрее кончилась. Событий не так много, больше пустопорожних разговоров и проходных сцен… Но это не отменяет размах постановки, красоту операторской работы Рассела Метти и замечательной музыки, написанной для фильма композитором Алексом Нортом.

    Что же до актёрских работ, то персонажей так много, что выделю лишь наиболее важных для развития сюжета. Это Марк Красс — рвущийся к командованию римскими войсками, тучный сенатор — интриган Гракх и возлюбленная Спартака -рабыня Вариния. Правда имеется ещё раб — поэт Антонин, который сбежал в армию гладиаторов от гомосексуальных домогательств своего господина. Роль первого исполнил сэр Лоуренс Оливье (которому после отставки Манна предлагали взять на себя и режиссуру проекта, но тот не хотел совмещать актёрскую работу и обязанности постановщика). Роль второго — Чарльз Лоутон. Жену Спартака сыграла Джин Симмонс, а поэта Антонина — Тони Кёртис. Все сыграли свои роли очень ярко, создав запоминающиеся образы. Но фильм можно признать вершиной в карьере, и актёрским бенефисом легенды Голливуда — Кирка Дугласа. Роль отважного Спартака села на него как влитая, даже не смотря на то, что он был несколько староват для неё. Впрочем «Спартак» — это не мелодрама, а исторический боевик. Потому романтическая линия хоть и проходит сквозь весь фильм, не является его стержнем. Как и подобает всякому хорошему «пеплуму» — это кино о сражениях, противостоянии сильных личностей, и о воле к свободе — раз уж сюжет рассказывает о восстании рабов. Только жаль, что использовали не подходящий литературный первоисточник. Сценаристы Питер Устинов, Далтон Трамбо и Колдер Уиллингэм — опирались на книгу малоизвестного американского писателя Говарда Фаста, а не на известный всем роман Рафаэлло Джованьоли…

    14 октября 2015 | 03:14

    «Morituri te salutant»

    При знакомстве с творчеством Кубрика первая мысль, которая сразу посетила меня после просмотра этого фильма, была такова: «Палец на отсечение, что Мастер остался недовольный этим фильмом…» В чём, в принципе, я гораздо позже убедился хотя бы из нижеприведённых комментариев.

    Вообще фильм несёт до сознания двоякое мнение: с одной стороны, ошеломляющая постановка, масштабная во всех смыслах, особенно для далёкого 1960 года, а с оборотной стороны медали — фильм выпадает из стиля, мышления Кубрика… Сама тема интересная, но сценарий сильно утрирован и сведён к банальному героическому эпосу. Уж слишком сильная идеализация самого Спартака и его соратников. Затравленность и унижение раба вряд ли давали плоды такого благородства к своим хозяевам, как показано в фильме, в большинстве случаев это были злоба, месть, ненависть…

    Несмотря на идейность фильма, сцены боёв поставлены очень дотошно и качественно. Также хочу обратить внимание на понравившуюся сцену общения Варинии с Крассом ближе к концу фильма — очень интересно проработано поведение Варинии: человек практически был рождён рабом, и это вживлённое рабство, несмотря на её выдержку, даёт результаты определённого смирения и аэмоциональности о жизни и смерти её единственного возлюбленного Спартака и их ребёнка.

    В целом, ценю этот фильм за то, что он есть, так как если разбираться с технической стороной фильма, Кубрик, снимая про рабов, сам оказался рабом, заточённом в одногранности сценария. Именно это послужило для Кубрика толчком для понимания, что если ты хочешь быть довольным результатом, ты должен сам контролировать все аспекты фильма: начиная от сценария и съёмок — заканчивая монтажом.

    1 января 2009 | 13:23

    Сатирик и эстет, перфекционист и экспериментатор, реалист и мизантроп, человек начитанный и с фантазией — Стэнли Кубрик был первоклассным фотографом и вдумчивым шахматистом. Эти два главных увлечения его молодости оказали будущему режиссёру неоценимую услугу — он умел работать с камерой и подолгу обдумывал, куда её следует направить. Не так много надо уметь, чтобы снимать фильмы. А чтобы снимать хорошие — лишь немногим более. Всего на один шаг, что отделяет посредственность от гениальности, совершить который едва ли хватит и целой жизни. Но Кубрику и не требовалось ничего делать, ведь он был на шаг впереди уже в начале пути. Для личности своего масштаба он снял немного фильмов, но ни один из них не был похож на остальные. Хотя он трижды, не считая пробных работ, обращался к военной тематике, каждый раз это была другая война, другой взгляд, другая мораль. Чем больше со временем осознаёшь этот факт, тем естественнее задаёшься вопросом: как на творческой стезе режиссёра мог возникнуть «Спартак»? Казалось бы, помня о времени, во всём можно было винить тотальный контроль Голливудского продюсера, под чьим гнётом из студии могло выйти только нечто совершенно и заранее определённое. Но достаточно вспомнить мрачное «Убийство» и поразительную откровенность «Троп славы», чтобы убедиться в реальной способности Кубрика достигать предельной новизны и свободы даже в тесных рамках традиционного жанра и говорить правду, обходя стороной все каноны и цензуру. Чтобы всё-таки добиться истины, стоит обратиться к самому фильму.

    Фракиец Спартак, попавший в рабство к римлянам, вынужден обучаться в неволе военному ремеслу наравне с другими рабами, чтобы впоследствии стать гладиатором и служить утехой спесивым, скучающим патрициям, неуёмно жаждущим лицезреть кровавую бойню. Ненадуманная серьёзность и строгая выдержанность сцен в школе гладиаторов заставляет ощутимо осознать бесчеловечное отношение и унизительное положение оказавшихся там рабов. Незаметно зарождающаяся любовь между Спартаком и Варинией, драматичность тяжёлого выбора между дружбой и смертью на арене, первая встреча с Крассом и легкомысленными богачками, мановением руки решившими судьбы двух рабов, — всё это вполне правдоподобная демонстрация бывших когда-то событий. Но после сценически выразительного и жестокого бунта гладиаторов кинореальность напрочь затмевает историческую. В силу вступают законы Голливуда, по которым непременно требуется заставить зрителя испытать сильные эмоции от вида важности и трагичности происходящего на экране. Спартак превращается в единоличного лидера восстания и с добродушным отеческим видом обучает рабов выживанию на поле боя. Он необразован, его кругозор сравним с кругозором ребёнка, но в душе он благороден и полон идеалов о свободе человека. Исключая несколько мелких схваток и решающей битвы, которые и то показаны очень приблизительно, мы видим на экране лишь торжественный парад звёзд в лице Лоуренса Оливье, Чарльза Лотона, Тони Кёртиса и прочих не столь памятных имён. Речи и поступки героев призваны придать событиям пущую значительность, только чтобы получше скрыть их видимую псевдоисторичность. В последней же части картины она становится уже настолько очевидной, что за выдуманные громкие слова Спратака, распятого на кресте, становится просто стыдно. Невероятное умение американцев наглядным деланным пафосом опошлить всё к финалу так, что во всё увиденное ранее просто перестаёшь верить.

    В конце 50-ых у Кубрика были финансовые проблемы, и от двухлетней бездеятельности он согласился помочь Керку Дугласу закончить «Спартака». Любые съёмки он считал полезной тренировкой, возможностью находить оригинальные решения в любой ситуации. Но эта, кажется, была совсем безнадёжной. Для своего времени фильм был совсем неплох, по зрелищности уступая разве что «Бен-Гуру». Но в отличие от Уайлера, Кубрик был не на своём месте, делал не свою работу. На площадке и без него было полно знаменитых корифеев Голливуда. «Спартака» запросто могли совместными усилиями снять Далтон Трамбо, Керк Дуглас и тот же Оливье. Последний хотя бы был стоящим режиссёром. Кубрик же только попусту мутил воду и был не способен надавить на кого-нибудь настолько, чтобы фильм хоть немного приобрёл черты авторского почерка. В своих будущих работах, начиная с «Доктора Стрейнджлава», он уже держал под полновластным контролем все этапы создания фильма — от сценария до окончательной версии монтажа. О сценарии же «Спартака» с самого начала отзывался, как о дешёвом и «глупом морализаторстве». Даже обидно, что до неискушённого советского зрителя дошла и прогремела именно эта, самая нетипичная для Кубрика работа, выставившая талант режиссёра в ярком, но совершенно иллюзорном свете. Остаётся только искренне удивляться баснословным наградам и похвалам то ли из пиетета перед непогрешимостью Кубрика, то ли по каким-то другим необъяснимым причинам и критиковать фильм лишь за то, что истинному мастеру не дали превратить его в действительно грандиозную историческую эпопею.

    26 октября 2015 | 21:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>