всё о любом фильме:

Счастье мое

год
страна
слоган-
режиссерСергей Лозница
сценарийСергей Лозница
продюсерОлег Кохан, Хайно Декерт, Од Хауэлл, ...
операторОлег Муту
композитор-
художникКирилл Шувалов, Туули Малиновски
монтажДаниэлиус Коканаускис
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  1.7 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время128 мин. / 02:08
Номинации:
Действие фильма происходит в постсоветской глубинке. Водитель-дальнобойщик Георгий оставляет дома неверную жену и отправляется в очередной рейс. Его грузовик медленно движется к цели, а сам он совершает погружение в мир страха, жестокости и предательства.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.90 (1503)
ожидание: 93% (286)
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
16 + 2 = 18
7.1
в России
71%
5 + 2 = 7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 01:35

    файл добавилLast---Girl

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 707 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    После выхода из зала многие вокруг говорили, что все в фильме — клевета, вымысел и антироссийская пропаганда (поскольку фильм снят на зарубежные деньги, это звучит довольно убедительно). На мой взгляд, Лозница собирает в одном фильме кучу разных, но совершенно правдивых гадостей, которые просто разбросаны в нашей реальной жизни чуть пожиже. И делает он это очень талантливо, отчего о гадостях не так легко забыть, выйдя из зала. Это такой очень тревожный звоночек, на который все разумные люди, и особенно власть имущие, должны реагировать. Не озлобленно, а с желанием что-то в этом беспросветном российском ужасе поменять к лучшему. Именно таким должно быть искусство — будоражащим сознание, вскрывающим нарывы, оголяющим проблемы.

    А тем, кто говорил про клевету и несоответствие фильма действительности, я посоветовал проехаться на машине хотя бы из Москвы в Питер…

    21 июня 2010 | 03:42

    Белорусский режиссер Сергей Лозница, на чьем счету значится множество документальных проектов, включая наиболее известный «Блокада» (2006), снял свой первый художественный фильм не без финансовой поддержки немецких продюсеров, и даже боролся за главный приз Каннского МКФ в 2010 году, получив множество одобрительных рецензий. Однако, в России ленту Лозницы приняли неоднозначно, особенно патриотично настроенные граждане, категорически отвернувшие фильм белорусского эмигранта, который, якобы, из благополучной Европы швыряет помои в сторону России, показывая ее в самом неприглядном свете, еще и, вдобавок, коснувшись больной темы Великой Отечественной Войны.

    Все-таки, первый просмотр ленты оставил противоречивое впечатление, и, для укрепления однозначного мнения о фильме, потребовался пересмотр, который все расставил по местам. «Счастье мое», конечно, можно было бы с легкой руки обозвать очередной российской чернухой, однако фильм оказывается не так прост по своей кинематографической конструкции, из-за чего и представляет интерес, как продукт кино, и вовсе не ставит целью, грубо говоря, обгадить великую страну на радость западному зрителю. Как и любое кино для фестивалей, «Счастье мое» всего лишь, посредством кинематографической символики, освещает социальную проблему, актуальную для постсоветской России, точнее, ее просторов, простирающихся за кольцевую автодорогу любого мегаполиса. Флэшбэки в период ВОВ призваны указать на то, что мир не стал аморальным только в наши дни, как и весьма интересно в своей спорности для российского зрителя звучат рассуждения учителя на тему того, что при немцах мы, наконец, заживем, как люди. И, действие вновь переносится в наши дни — дни, когда страна-победитель живет значительно хуже страны проигравшей. Провокационное заявление, не так ли? К слову, в ленте отсутствует ярко выраженный дух определенного времени, временные границы намеренно размыты — поведанная история остается вне времени, как и быт самой глубинки, не претерпевший значительных изменений за годы.

    Документальный стиль съемки, свойственный радикальному кино, как раз, создает то самое ощущение реальности происходящего — камера румынского оператора Олега Муту с головой погрузит в этот провинциальный ад озверевших от собачьей жизни безликих людей, где точно не придется искать ни надежды на спасение, ни даже лучика света. Лозница еще вступительным аккордом задает «правильный» настрой для восприятия — бетономешалка, как серые круги ада на земле российской, и некое бездыханное тело, кинутое татуированными руками в яму. Кстати, чье оно — можно легко догадаться после гарантированно впечатляющего двухчасового наблюдения вполне реального земного ада, название которому, с одной стороны, изобилует авторским цинизмом по отношению к зрителю, с другой — является черной, как деревенская ночь, и горькой, как огородная редька, иронией.

    Родина моя — счастье мое.

    8 из 10

    5 июня 2014 | 23:15

    Сегодня ты человек, а завтра тряпка, о которую вытирают ноги, или кусок живого мяса.

    Из фильма Владимира Сорокина «4»

    У Сергея Довлатова есть маленький рассказ под названием «Третий поворот налево», где главный герой — добропорядочный русский эмигрант — отправившись в выходной день с женой в театр, сбивается со знакомой дороги, сделав роковой третий поворот налево и попав, таким образом, в тупик неблагополучного квартала. В следующую минуту с ним происходит нечто отвратительное и ужасное. Один из негров, у которого заблудившийся вынужден спросить дорогу, показывает в ответ на его вежливое обращение свой член. Происшествие настолько шокирует благочестивую пару, что, не желая уже больше никакого театра, они незамедлительно отправляются обратно домой, принимая негласное решение никогда не вспоминать о случившемся, а вместо театра впредь смотреть телевизор — всё безопаснее.

    Просто удивительно, насколько некоторые люди боятся вот таких неожиданных поворотов налево, как свято они верят, что если их собственный мир, в котором они так счастливо и удобно устроились, рационален и гармоничен, то таков есть мир в принципе. «В России всё не так», — высказывают эти люди своё мнение после просмотра совсем недавно появившегося на экранах мрачного и жестокого фильма о русской действительности «Счастье моё» режиссёра Сергея Лозницы. Да и скажите, пожалуйста, откуда Лознице — украинскому эмигранту с немецким гражданством — знать, как у нас в России на самом деле дела обстоят! Мы тут живём и сами про себя всё знаем, верим в разумное, доброе, светлое, и не надо пугать нас страшными фантастическими картинками, а тем более демонстрировать их публике международной, выдавая за картины русской жизни! Так рассуждают эти люди, никогда, судя по всему, большого негритянского члена не видевшие и третьего поворота налево не совершавшие.

    Герой Лозницы дальнобойщик Георгий, везущий муку из Дятьково в Смоленск, — простой русский парень, в меру добрый и неравнодушный — сам не ведая, что творит, и не представляя, куда это его может завести, так же, как и герой Довлатова совершает роковой поступок всей своей жизни — третий поворот налево.

    Основное действие картины разворачивается в постперестроечное время, куда в виде воспоминаний периодически вклиниваются эпизоды периода великой отечественной войны. Однако не для того, чтобы демонстрировать доблесть и смелость русской армии, понадобилась режиссеру военная тема. Защитники отечества 40-ых годов грабят, избивают и убивают своих же, точно так же, как делает это 60 лет спустя в мирное, казалось бы, время обыкновенная милиция. Без зазрения совести и страха быть наказанными гаишники калечат вздумавшего прекословить им майора милиции. А единственного положительного персонажа в фильме — учителя, накормившего и приютившего у себя двух русских партизан, эти же самые партизаны на утро с целью ограбления убивают спящего, на глазах у малолетнего ребёнка.

    В мире третьего поворота налево, куда режиссер вслед за своим героем уводит зрителя, жизнь человека ничего не стоит, это мир насилия и жестокости, где убивают за наживу, обманывают интуитивно, хамят по привычке и органически не способны испытывать чувства жалости и сострадания. Этот мир не возник внезапно и из ниоткуда, он прочно взаимосвязан с нашим прошлым — и не только с периодом 40-х годов, но и, судя по ряду традиционных мифологических моделей в фильме — дорога, лес, дом, женщина, старик — на которых все сказки мира, как известно, строятся, с куда более стародавними временами. Это мир зла, который был, есть и будет всегда, мир, показанный в фильме на примере русских реалий, точно так же, как мог бы быть показан и на любом другом материале. Этот мир иррационален абсолютно, его нельзя ни логически объяснить, ни тем более исправить, и, наконец, что самое страшное, оказавшись в нем, из него уже невозможно выбраться. Это как чертово болото, которое лучше обходить стороной.

    Жизненную философию «моя хата с краю» проповедует ближе к концу фильма водитель грузовика, попутчиком которого случайно оказывается главный герой. «Любимая работа, девчонка, денег чтоб немного — что еще человеку надо для счастья? Я тебе одно скажу: ты, главное, не лезь, никуда не лезь. Потому что все несчастья от того, что вечно кто-то куда-то лезет. И это им не так, и то не так — все лезут и лезут, куда не просят». В свете происходящих событий разумнее речи, казалось бы, и не придумаешь. Вот только не мог догадаться красноречивый водитель грузовика, что буквально через пару минут по окончании его торжественной оды благоразумному нейтралитету жизнь его самого оборвется самым неожиданным и трагическим образом. Так что лезь — не лезь, помрёшь всё равно, а от сумы до тюрьмы, как говорится, лишний раз лучше не зарекаться.

    1 апреля 2011 | 04:51

    «Устал? Так просто или по жизни устал? Чё на неё обижаться, на жизнь-то… Любимая работа, девчонка, денег чтоб немножко. Что ещё человеку надо для счастья? Я тебе одно скажу: ты главное не лезь, никуда не лезь, куда не надо не лезь! Если, бл#*%, не просят тебя, значит не лезь. Понятно? Потому что все несчастья от того, что вечно кто-то куда-то лезет.»

    Фильм демонстрирует как всего лишь шаг в сторону, всего лишь поворот может изменить твою жизнь. Настроение от фильма портит некоторая спутанность сюжета, нет гладко выстроенной линии. Вроде смотришь момент, потом другой. Они, конечно, связаны видеорядом, но как-то очень слабо. Весь фильм — это как набор мини-картин из сознания, просто прошитые ниточкой. Некоторые посчитают это «чернухой», но только те, кто не видел такие фильмы, как «4», «Груз 200». Больше всего, я не понимал действия главного героя и, пожалуй, не понимаю до конца. Демонстрируется кризис общества, но те действия, которые появляются в кадрах — это дергания предсмертной агонии. Опять же многие скажут, что это надуманно, доведено до абсурда. Нет! Нет здесь абсурда, просто эти люди никогда не сталкивались в жизни с подобным. В итоге: фильм понравился задумкой, цветовой передачей, здесь не весь фильм серый, есть кадры разбавляющие эту серость русского кино, но не понравился отсутствием проработанной целостности картины и отсутствием яркой финишной линии. В данном фильме концовка напоминает сжатую пружину, когда человек уже доведен до истерии, до пика сознания и обрушивает всё это на окружающих. Удары в воздух перед тем, как опустить руки окончательно! Есть аналогичные картины в мировой практике, но там подача куда более эмоциональнее. Весь комок сложности, эмоций, проблем режиссер решил запечатать в молчаливом герое фильма, а выплеснуть это лишь в концовке, быстро и скомканно!

    9 августа 2014 | 17:53

    делаю вывод что в кои-то веки для нас сняли русский фильм, понимаете, РУССКИЙ фильм, наконец-то что-то про нас. Про нас, а не про них, они-то как всегда увидят свою любимую русофобию, антиутопию и`фильм-предостережение», ну а мы видим руководство к действию. Первое эксплицитное со-общение (о правильном воззрении): русский русскому априори враг, он ненавидит соотечественника, завидует ему и желает смерти, обязательно использует любой ценой, положив на все идеалы и этические предрассудки.

    Наше пояснение: конечно желает и конечно обманет, но не вопреки соборности, а во имя нее. Пока русские сосуществуют в стихии экстериорности, отчуждения, грубо говоря в материальности и заброшенности, единственная их социальная задача — сделать взаимное присутствие невыносимым, превратить реальность в Ад. Интерсубъективность и коммуникация ими всегда активно отрицается, так как противоречит императиву страдания, без которого нельзя вернуться обратно: на Родину-Смерть. Второе со-общение (о правильном действии): столкнувшись с Адом надо уходить вглубь себя. Что Георгий довольно скоро и совершает, осуществляя феноменологическую редукцию, дополнительно простимулированную ударом дубины по голове и реализуя естественное изоляционистское помимо-бытие в отношении сферы эмпирического. Еще до травматической инициации дубиной он получает как минимум два уведомления свыше: первое до него доводит подозрительно похожий на Хайдеггера старик не имеющий имени, его образ предвосхищает будущее состояние Георгия, который уже не будет Георгием (имя придется отбросить), но в отличии от аутического перевоплощенного экс-георгия он умеет говорить, что с оккультной точки зрения легко объяснимо его функцией психопомпа (проводника умерших): панибратские отношения Меркурия с Логосом не нуждаются в пояснениях. Второе уведомления менее очевидно: когда проход камеры воспроизводит движение глаз героя в незначительной вроде бы сцене прохода через толпу, взгляд останавливается на мужике уже фиксированном в метафизическом анабиозе, явная подсказка герою, что пора уже и ему адаптироваться не-вовлечением.

    Все что происходит в фильме после установления этого не-вовлечения уже не имеет никакого значения, метафизика существует уже помимо экзистенциальности и событийный ряд не требует комментариев, ибо комментирующему (вовлеченному) придется тут не сладко, это Россия, а значит всем конец и того кто имеет какую-либо надежду после обнаружения этой надежды будут насиловать и пытать с удвоенной жестокостью. Или мучение в стихии немотивированного беспредела или аутизм, изоляция, позиция радикального субъекта, то что наша великая Родина не дает нам иных вариантов — это первый и последний повод для патриотизма, для самого настоящего некро-поцреатизма, от ужаса перед которым любая либеральная сволочь вытащит себе сам кишечник и на нем повесится. Ну а как же финальная сцена наказания ментов и исход во Тьму, спросите вы, где тут незыблемость аутического отстранения? А она никуда не исчезала, просто бесстрастный Уничтожитель избавил всех, избавил сильного от его силы и слабого от его слабости, избавил подлого от его подлости и благородного от его благородства, ибо все это лишнее когда речь идет о России. Осталась только она — дорога уходящая в абсолютную Тьму. Россия — это дорога уходящая во Тьму.

    10 из 10

    26 мая 2012 | 11:06

    Это просто какой-то п… ц! До чего же мерзостная и гадостная поделка, по какой-то вопиющей случайности небезуспешно выдаваемая за кинофильм. Нет, господа хорошие, никакое это не предостережение от нашего сложного будущего и не документальное свидетельство реального положения вещей, как изволят думать об этом некоторые товарищи с положительными отзывами и оценками. (Иногда кажется, вам на видео что ни покажи — скажете: «так и бывает, вот — жизнь как она есть!»).

    Это уже самая настоящая шизофрения, доведённая до абсурда и сданная на потеху западным фестивальщикам. Это что же у человека в голове должно твориться, чтоб такое придумать и снять? Это будет похлеще параноидального «Хрусталёв, машину!» и насквозь фальшивого «Бумажного солдата». Уровень идиотизма зашкаливает, причём творят всё это авторы с наглым, невозмутимым лицом. При просмотре «Утомлённых солнцем-2» я надеялся, что это будет самый отвратный фильм что я увижу за год. Ошибался.

    Я бы с радостью принял этот двухчасовой сблёв за разудалый фантастический трэш. Моментами это было единственное объяснение того, что происходит на экране. Но вся фишка в том, что это подаётся со серьёзным лицом как вдумчивое произведение. Это не Postal`овский чёрно-комедийный глум: «Уф, я уж думал мы колесо прокололи, а это мы просто какую-то девку задавили». Это клиника. Видеокунсткамера для страждущих. А они, поверьте, найдутся. Сосчитайте только количество рукоплещущих рук.

    Кому понравилось, вам не резали слух никакущие, мёртвые, вымученные диалоги и реплики-монологи. Что, люди вокруг вас так действительно говорят? Такими же словами — бывает. Но такими же интонациями роботов? Да? Правда?

    Особенно противно, что немалая часть зрителей уже абсолютно потеряла художественный нюх и позволяет себе сравнивать кинематографически просчитанный, стильный «Груз 200», пусть и со всей своей спорностью и провокационностью, с этим унылым дерьмищем.

    Взять камеру и заставить людей кривляться с серьёзным лицом и изображать фриков — это ещё не кино. Так можно материализовать свои комплексы и обиды на свою страну и своё прошлое (но главным образом — на себя самого). «Актёрам» массовки всё равно — им заплатили, они скажут все ваши топорные реплики. И возможно некоторые позже будут даже искренне гордиться за подобные роли: «А я, внучек, играл карикатурного русского деда-алкоголика. Вот я дал жару-то тогда!».

    И проблема именно в этом. Пока на такое говно будет спрос, будет и предложение. Гарантированно. И наше несчастье именно в этом, а не в инфернальном маскараде постановочных типажей, в которых кто-то желает кого-то увидеть и узнать. В зеркало сперва посмотритесь, герр режиссёр.

    25 февраля 2011 | 06:54

    Рваный нарратив фильма продирается сквозь поросшие мифами чащобы, страницы, будто бы выдранные из сборников старинных русских страшных сказок. События происходят не в этом, нет — в каком-то ином мире, проходящем по касательной к округлым границам нашей реальности. И все эти лица именно до боли знакомы, но что-то в них не то: менты, словно разбойники с большой дороги, дед, с отстранённым трагизмом повествующий о какой-то совсем уж далёкой истории седых времён войны, это вечная русская разруха, проявляющаяся сквозь оконце кассы на бензоколонке, и толстые руки, раздраженно меняющие потрёпанные таблички; неуклюжие разбойники в поле и этот простодушный удар дубиной по голове, погрузивший главного героя в полугодовую зимнюю спячку, из которой он вышел только посредством шоковой терапии, оказанной самому же себе (вышел в это вечное тёмное и безвременное ничто). Дорога, ведущая в тупик — главный образ фильма и его же основное направление, тупик в который он (фильм) загоняет себя сам. Тупик беспросветной депрессии и отчаяния, одиночества и отчуждения, недоверия и опасения. Это слишком однородно и однобоко, чтобы не быть сказкой наоборот, это слишком просто, чтобы быть жизнью. Или хотя бы слабым дуновением, хоть одним глотком полноценной жизни.

    Завершая лирическое (от)вступление хочется отметить некоторые, на мой взгляд, важные вещи, касательно фильма Сергея Лозницы «Счастье моё». Олег Муту, снявший фильм-лицо новой румынской волны «4 месяца, 3 недели и 2 дня» остался верен себе и вновь выдержал кино на длиннейших и зануднейших планах. В ряде сцен композиция выбрана очень точно, так, что создаётся напряжение от нескольких, непременно медленно развивающихся в кадре действий, однако зачастую длинные планы захватывают вязкие и медленные диалоги, которые так и хочется ускорить раза в два. Персонажи молчаливые, но задумчивые. Создаётся впечатление, что они вечно думают какую-то свою тяжелую и неприятную думку, все поголовно, начиная от каких-то случайных женщин и заканчивая основными действующими лицами. Неприятное чувство, будто бы все знают что-то такое, чего не знаешь ты. А финал ленты наводит лишь на одну разачаровывающую мысль: «Так вот, о чем он всё это время думал! Всего-то, так просто!». Эффект рехнувшегося господина Р. К сожалению, ввиду изрядной заштампованности такого хода, катарсиса и экзальтации не происходит, как в случае с балабановским «Грузом 200».

    Если говорить об успешности или неуспешности перехода режиссера-документалиста С. Лозницы в игровое кино, то переход скорее получился не слишком гладким и главное не слишком самобытным. На настроение фильма конечно сильно повлияла уже упомянутая характерная операторская работа Олега Муту, но в структуре картины имеются также и другие подводные течения. Абсолютно никак не связанное со всем остальным действием начало фильма иначе как режиссерской метафорой я объяснить не могу, и это весьма характерный документальный приём. «Груз 200», конечно, то же сильно повлиял. Но главное, это то, что первая игровая работа С. Лозницы прекрасно вписывается во все современные тренды нового российского арт-хауса: менты, провинция, обилие мата — полный набор молодого бойца на передовой современного российского авторского кино. И хотя в производстве фильма формально Россия не участвовала мы-то с вами понимаем…«Счастье мое» испытывает на себе влияние нашего арт-хауса. И поэтому пока нельзя точно определить, что же такое режиссер Лозница.

    26 ноября 2010 | 03:50

    Решился на просмотр данного «шедевра» только после того, как о нём крайне положительно отозвался Андрей Звягинцев, творчество которого действительно достойно уважения. Суть высказывания — что это очень откровенное и честное кино про нас и нашу жизнь. Посмотрев, могу сказать: если Андрей живёт в ТАКОЙ стране, то мне его искренне жаль.

    Просмотр этой поделки — сродни двухчасовому разглядыванию содержимого выгребной ямы: а что? это ведь тоже жизнь без прикрас, как она есть — внизу копошатся одни существа, наверху жужжат другие, наполняют яму содержимым третьи — торжество реализма! Вот только представить себе человека, увлеченно два часа разглядывающего такую картину, весьма и весьма сложно. Так почему же многие с усердием, достойным лучшего применения, в очередной раз впадают в мазохизм с криками: «руки прочь от ПРАВДЫ! да, мы именно так и живём! человек человеку волк!» и т. д. и т. п.? Тайна сия велика есть.

    В чём, наконец, заслуга режиссёра, который просто недельные сюжеты какой-нибудь криминальной программы на ТВ впихнул в один фильм, не удосужившись придумать внятный сюжет, близкие к жизни диалоги? Ах, он пригласил оператора Олега Муту, обладающего неповторимым почерком? Я может и небольшой спец в операторском искусстве, но из всего почерка увидел лишь постоянное дрожание камеры (какое же авторское кино без этого?).

    Намеренное выпячивание всех атрибутов «неформатного» кино, таких как отсутствие музыкального фона, съёмка движения из-за спины героев, длинные планы — всё настолько нарочито, что вызывает раздражение и отторжение. А концовка вообще у «Догвиля» сворована.

    Одним словом — такому неформатному (но при этом очень матному) кино место исключительно на зарубежных кинофестивалях, когда ему рукоплещут все, кому Россия представляется именно беспросветным дурдомом, где нормальных людей не может быть по определению и вся страна достойна расстрела невменяемым персонажем! Браво, Сергей Лозница! Вы эффективно отработали немецкие денежки, создав пасквиль под соусом «умного авторского» кино для тех, «кто понимает»…

    А мне лично непонятны люди, принимающие соус за основное блюдо и с наслаждением бросившиеся высасывать из данного пакетика с дерьмом некие потаённые смыслы — не там ищете, господа!

    Итак, вполне отработанная

    1 из 10

    2 июня 2011 | 23:24

    Не так давно мне наконец-то удалось посмотреть «киношедевр» «Счастье мое» — благо видеопираты сработали оперативно, и фильм появился в сети. О фильме я слышал уже давно, говорили многое о его фестивальных поездках (первый украинский фильм, побывавший в Каннах), о множестве наград, которых это кино завоевало. Сам режиссер Сергей Лозница сильно расхваливал свое кино. Как же такое не посмотреть? Конечно, откровений от фильма я не ждал — украинское кино вообще-то редко радует нас хотя бы игровыми фильмами. Неплохие фильмы, вроде «Владыки Андрея», «Сафо», «Иллюзии страха» и «Оранжевого неба» — редкие исключения из правил. А в большинстве своем украинское кино — огромный набор несмотрибельных кинопомоев. Не знаю, кого надо винить в первую очередь, так что разбираться в этом не буду, а перейду непосредственно к фильму «Счастье мое».

    Сюжет у фильма незамысловатый. Россия, начало 90-х. Водитель-дальнобойщик по имени Георгий получает задание — отвезти муку в пункт назначения. Но из-за дурости душевной легкий путь парню не светит и все закончится для него печально…

    В общем, о сюжете много говорить не надо — он здесь очень необычный. Фактически, этот фильм — набор короткометражных фильмов-историй, непонятно для чего склеенных воедино. То есть повествование выглядит так: приехал Георгий в одно место — там встретил какого-то старика, который начинает рассказывать свою историю, произошедшую во времена после Второй Мировой. Зрителя переносят в те времена, потом история рассказана, старик ушел и больше на экране не появляется. Поехал Георгий в другое место — там встретил проститутку, поговорили (секса не было — главный герой вроде как порядочный), поссорились, разошлись. Поехал Георгий в еще одно место, там ему какие-то грабители дали по башке, после чего повествование опять почему-то переносится во времена Второй Мировой… И так далее. В общем, на протяжении просмотра не покидает ощущение абсолютной бессвязности сюжета. А объясняется это очень просто: сценарий фильма писался чуть ли не на съемочной площадке.

    Создатели вроде как пытались показать безрадостные реалии советской и постсоветской России. Уже начало фильма, где какие-то зеки бросают труп какого-то парня в яму (кого? Почему? За что? — ничего не объясняется), обливают труп бетоном (этот кадр, кстати, красуется на постере фильма) и с помощью трактора засыпают землей (чисто, «Катынь»), настраивает зрителя к тому, что комедии здесь можно не ждать. Все персонажи в фильме — сборище пороков: здесь тебе и проститутки и бандиты-гаишники, и пьяницы, и бомжи-грабители, и советские рэкетиры-военные… В общем, ни одного по-настоящему хорошего персонажа. Даже главный герой — придурок, ибо опытный дальнобойщик с большим жизненным опытом не может так тупо себя вести — ездить неизвестными сельскими дорогами, полагаясь лишь на указания проститутки и мирно разговаривать с людьми, которые только что пытались его ограбить… Короче, качественно показать суровые реалии в авторов фильма не получилось. Впрочем, западному зрителю, который в большинстве своем считает, что страны бывшего СССР — помойная яма, примет все изложенное в фильме «на ура».

    Да, кстати, хотя фильм и украинский, события в фильме происходят в России и снят фильм опять таки на русском. Не понимаю, почему украинцы не хотят снимать фильм про себя. Наверное, в данном случае, из-за специфической тематики фильма, лучше поливать грязью соседа, а не себя — так лучше.

    «Счастье мое» — это в некоторой степени, украинский вариант «Бумера». Вот только в «Бумере» случайные встречи главных героев с незнакомыми людьми и быстрое расставание с ними, постоянное кочевание с места на место было подано как-то интереснее, играбельнее, живее. И вообще, фильм получился неплохим. Ну, а «Счастье мое» — это просто сюжетный сумбур.

    Известных актеров в фильме нет. Играют актеры вроде как неплохо, но при общей сумбурности повествования выделить кого-либо из актеров очень трудно. Настоящими плюсами фильма является разве что картинка — как нельзя лучше подходящая фильму и операторская работа. Правда, оператор уж больно часто использует трюк съемок со спины, когда оператор идет вслед за актером. Да и еще крутой получилась концовка, вот такого сюжетного финта я никак не ожидал.

    Стоит отметить, что фильм очень тяжелый для просмотра — абсолютно безрадостная атмосфера, изобилие затянутых сцен с молчанием, ненужных персонажей, сумбурный сюжет… Зритель с крепкими нервами будет зевать уже через 20 минут просмотра, зритель со слабыми нервами выключит фильм после 10 минут просмотра, умный зритель не будет смотреть этот фильм вообще.

    Вердикт. Очередное творение украинских кинематографистов оказалось шлаком. Конечно, кто-то начнет возникать, мол фильм авторский и поэтому он не для всех. Согласен, фильм не для всех — он для режиссера Сергея Лозницы, это его фильм. Только в этом контексте можно объяснить название фильма: уж кто-кто, а Лозница точно может радоваться — он снял свой первый полнометражный фильм. И ничего, что получилось г…но, но все-таки он снял это.

    1 из 10

    10 декабря 2010 | 13:29

    Хотим мы этого или нет, а приходится воспринимать «шумный» дебют Сергея Лозницы с учётом нескольких пунктов, не имеющих отношения, собственно, к фильму, но навязанных сопровождающей российской прессой, без которой этот продукт никогда бы не докатился до наших экранов.

    Наблюдая недавние треволнения в Союзе Кинематографистов, где Никита Михалков повёл себя несколько неэтично по отношению к своим коллегам (и кинокритикам в частности), после просмотра «Счастья» можно сказать, что зарвавшийся мэтр был в чём-то прав. Это надо же так ненавидеть человека, чтобы заведомо восхвалять бездарнейшую в своей беспомощности поделку самозванно именующей себя «кино». Только участие в каннском конкурсе, где главным «русскоязычным» конкурентом были «Утомлённые солнцем 2» возвело Лозницу на пьедестал «честного» творца. Рецензии практически всех ведущих критиков представляют собой громогласные панегирики «позиции» режиссёра отобразившему истинную суть явлений происходящих на земле русской. Странно, если учесть единодушие неодобрительных реакций отечественного общественного мнения при малейшем кислом дуновении ветра со стороны стран СНГ. А тут, обратный сговор.

    Украинец, проживающий в Германии, снимает кино про Россию на деньги европейских инвесторов. Честно, конечно. Особенно для документалиста. Только причём тут «российские» беды неясно. Нагромождённые чернушные зверства, по большей части совершенно немотивированные, носят универсальный и картонный характер. Воры, убийцы и коррупционеры есть везде и с тем же успехом режиссёр мог перевести действие на свою родину. С этикой у документалиста явно нелады. С талантом, вообще, труба. Если «Груз 200», как к нему не относись, всё же чисто киношная стилистическая штучка отстраняемая проблематикой в жанровые каноны, то тут амбиции зашкаливают до социального обобщения, чуть — ли, не в историческом масштабе. Это даже не трэш. Это глупость. Взяв в качестве проводника авторской мысли тупого дальнобойщика совершающего прокол за проколом не нужно требовать сочувствия и добровольной самоидентификации от зрителя. Диалоги, кстати, недалеко ушли от балабановских, но в подобном контексте они раздражают.

    Когда задушевные беседы о бабьей доле проститутки ведёт миллионер Гир с «красоткой» Робертс — это понятно, но когда, подобное наблюдается в кабине «порядочного» шофёра в антракте баек про кровавого бычка… Наряду с типажами «с улиц» в картине присутствуют и профессиональные актёры, но играть нечего и тем, и другим. Есть реплики, которые плохо коррелируют между собой, но произносить их надо, чтобы одна «страшилка» сменила другую, хотя впечатлить «откровения» Лозницы могут лишь тех, кто не смотрел ни одного выпуска новостей.

    «Счастье моё» — никакое не кино, а идеологический репортаж, претендующий на манипуляцию разума. Нужно оговаривать слишком много «но», прежде чем допускать до сознания очередное пакостное творение, как бы, «неудобного» автора. «Неудобство» опять оборачивается циничным расчётом, вколачивая ещё один «последний гвоздь» в крышку гроба российского кино. В этот раз гвоздь ржавый и купленный на блошином рынке с иноземной шляпкой.

    1 из 10

    4 мая 2011 | 11:01

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>