всё о любом фильме:

Пина: Танец страсти в 3D

Pina
год
страна
слоган«Танцуй, танцуй, иначе мы потеряны!»
режиссерВим Вендерс
сценарийВим Вендерс
продюсерЖан-Пьеро Рингел, Вим Вендерс, Хейнер Бастиан, ...
операторЭлен Лувар, Йорг Видмер
композиторТом
художникПетер Пабст, Рольф Боржик, Марион Цито
монтажТони Фрошхаммер
жанр документальный, мюзикл, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Германия  515.8 тыс.,    США  417.5 тыс.,    Франция  346.2 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
для любой зрительской аудитории
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время103 мин. / 01:43
Номинации:
Документальная лента о скончавшейся летом 2009 года легендарной немецкой танцовщице и хореографе Пине Бауш.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.70 (10 777)
ожидание: 96% (250)
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
88 + 5 = 93
8.3
в России
3 + 0 = 3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Вендерс начал снимать фильм ещё при жизни Бауш, но в 2009 году она умерла. Режиссёр хотел прекратить работу над фильмом, однако увидев, что танцоры продолжали выступать и даже начали репетировать партии Пины, возобновил съёмки.
    • В фильме звучат немецкий, французский, испанский, хорватский, итальянский, португальский, русский и корейский языки.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 599 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Хореографический театр» такой жанр дают этому фильму, и не капли биографии о хореографе Пины Баушь.

    По признанию Вима Вендерса он разрыдался во время выступления одной из постановок, и с тех пор он восхищён этакими танцами, и мечтал снять фильм достойный Пины Бауш. Несколько лет он не знал как сделать что бы зритель почувствовал с экрана всю страсть танца, и с появлением 3D его мечта осуществилась. Новые технологии в кино Вендерсу были чужды, снимая только арт-хаусные фильм, всё проходили мимо него. Пина стал первым фильмом в 3D в его фильмографии и первым арт-хаусным фильмом.

    Сплошные сцены из разных номеров поставленных Пиной на протяжении жизни, с небольшими вставками мыслей танцоров труппы.

    Я бы не назвал такие танцы хореографией, хотя она там конечно присутствует, танцоры очень пластичны и профессиональны от молодых до старых все танцуют в театре Пины. Несуразные и не внятные движения не подготовленному зрителю будут не понятны. Каждый хореограф говорит что танец это язык который нужно понимать, но у каждого хореографа он свой язык, некоторые танцы понимать можно, но только не Бауш.

    В фильме одна из танцовщиц труппы говорит что она не когда не заучивала номер, вдохновение должно идти с переживаний и настроя на тему которую ты танцуешь.

    А разве это можно назвать номером небольшое количество людей в одной комнате двигаются как больные в псих лечебнице, иногда задумываешься всё ли в порядке с психикой Бауш. И как этим можно восхищаться, несомненно эмоции переданы и понятны но этого мало для танца.

    Безумный сюрреалистический не биографический фильм О Пине Бауш

    4 из 10

    24 февраля 2012 | 22:55

    Задуманная как 3-D документальный филь, «Пина» предстает перед зрителем как ода соотечественнице Вендерса Пине Бауш, чтобы под занавес и вовсе стать панегириком движению и танцу. Монтажное и режиссерское решения автора делают из документального высказывания скорее красочное попурри из человеческих тел и декораций. Подобно танцорам труппы Бауш, фильм уже на первой сцене выходит из-под контроля и начинает свой собственный танец, неровный и нервный, полный какой-то внеземной энергетики и безумно красивый.

    Перемежая театральную сцену, которую Вендерс оптикой, светом и умелым использованием 3-D (что редкость в наше время) вычищает до бескрайнего пространства с непомерной глубиной, с дикой местностью, городскими ландшафтами и индустриальными интерьерами (локации у немца тоже становится одушевленными персонажами), режиссер удивительным образом складывает казалось бы разношерстный материал в историю (и не только о самой Пине, тут как раз нет свойственных документальному жанру рабочих съемок, интервью и воспоминаний). Что еще интересно, так это то, как в «Пине» уживаются художественные методы: это кино (а оно считается самым простым методом: сиди и смотри, что тебе на экране показывают) о танце (а вот танец наравне с музыкой оперирует подчас совсем абстрактными образами, которые позволяют широкую трактовку). И оба этих мира в фильме не вступают в конфликт и не доминируют, а гармонично вплетаются в художественное полотно друг друга. Широкий взгляд режиссера, неторопливо вглядывающийся в движение тел, идет по соседству с танцами, которые здесь доведены до такой мельчайшей моторики, что, если сравнивать танец с писательством, создается ощущение — люди общаются с тобой исключительно сложносочиненными предложениями.

    Посвятив фильм Пине Бауш, Вендерс не раскручивает историю вокруг человека: Кто были родители и как училась? С кем жила и кого любила? Где родилась и как умерла? — все эти вопросы остаются не то чтобы за кадром, они вообще не подразумеваются. Перефразировав древнее «De mortuis aut bene aut nihil» в «О Пине только про танцы», Вендерс настолько заполняет кадр хореографией, что создается ощущение, что Бауш никогда и не умирала, а вот прямо сейчас находится перед тобой. А фильм из самого красивого некролога на свете вдруг становится самым натуральным праздником жизни.

    1 ноября 2011 | 15:27

    После просмотра «Пины», у меня долго сохранялось ощущение фантастического вдохновения, и нового, чувственного восприятия реальности.

    Это даже не фильм, это театральная постановка, интимное ощущение реальности которой передает в данном случае 3D.

    В ней практически отсутствуют диалоги. Фильм складывается из сменяющих друг друга историй, рассказанных танцем. Короткие и длинные, истории любви, страсти, одиночества, взросления, старения, истории живых людей. И каждая проникает в душу, как оголенный нерв, «дает о себе знать» отдаваясь где-то внутри тела, сердца. Несмотря на выраженную страсть, надрыв, нет чувства чрезмерной трагичности, а есть, напротив, ощущение изысканности, (скорее всего, иллюзорное), легкости передачи всей глубины и истинности того переживания, в том моменте, который танцоры хотят показать. Ощущение жизни.

    Мимика, движения, работа тела, декорации, музыка — все вместе действует удивительно точно, во всяком случае, публика в моем кинозале реагировала одинаково изящно, одно удовольствие было смотреть фильм именно в кинотеатре.

    Танцевальные блоки чередуются с врезками мини-интервью участников танцтеатра Wuppertal Pina Bausch. Они еще раз оживляют образ Пины Бауш. Снятые крупным планом лица, всего пара слов, среди которых есть и русская речь, и повторение рефреной «танцуй, танцуй, иначе мы потеряны».

    Снято удивительно чувственно. «Истории», построенные на контрасте живого и механического: нежные или, напротив, яркие женские образы в окружении бетонных джунглей города, танец-живое чувство на фоне железной дороги, у метро или среди промышленных контейнеров, потоки воды на сцене. Мужское, женское, страстное, вечное.

    Потрясающий эстетический сюрреалистический взгляд на жизнь.

    Буду смотреть еще не раз.

    Мечта. Театр. Жизнь.

    4 июля 2011 | 02:08

    Встретилась группа людей. Говорили о Танцовщице. Говорили просто. О чувствах к Ней, о Её словах, о Её искусстве. Говорили мужчины и женщины, старые и молодые. Говорили словами и молчанием, танцем и движением. И в их беседе были две особенности. Первая — каждый говорил на своем родном языке. Вторая — сказанное он перевел на Её родной язык. Язык танца.

    И я тоже хочу говорить только о Ней. Потому что фильм — это Она. Здесь уже Вим Вендерс на пьедестале. Уступить дорогу таланту другого человека — это… гениально!

    Но! Слишком много слов, а главного нет. Так вот, главное — «смотри!». Потому что, если бы меня посадили, включили фильм и шепнули: «Смотри!»… спустя два часа «хоть потоп».

    Просто о впечатлениях после просмотра:

    «Ты сидишь и понимаешь, что вот только что твою душу вынули, как пластилиновую размяли, переделали и отпустили. А она стоит и думает: «Возвращаться ли?» Но самое красивое во всем этом было тогда, когда пошли титры… в зале тишина. Ни шепота, ни шороха. (Хоть и сидело десять человек, но и два человека могут создать эффект толпы, не так ли?) И так до самого конца пленки. Это не я такая сентиментальная или сосед, тонко чувствующий красоту. Это кино. Нет, не так. Это Кино!»

    22 октября 2011 | 00:24

    Танцуйте, танцуйте, иначе мы пропали. Танцуйте ради любви.

    «Первый арт-хаус в 3d!» — удачный рекламный слоган, который использовали для проката этого удивительного фильма. Так уж получилось, что такая категория фильмов не для широкой публики и идёт ограниченным прокатом, из-за чего я, живущий в провинции, так и не смог насладиться новым пресловутым форматом. Как не странно, но я ВПЕРВЫЕ пожалел, что смотрю кино не в 3d! Фильм настолько живой и эмоциональный, что его можно только пережить, прочувствовать, а формат 3d усилил бы восприятие и создал эффект присутствия. Но так или иначе, нестандартный фильм о женщине хореографе стал уже одним из моих любимых.

    Когда люди не умели говорить, они общались между собой посредством жестов и мимики. Этот древний язык, по мнению психологов, и сейчас остаётся основным — более 60% информации мы передаёт друг другу именно через невербальные сигналы. Движение тела — это эмоция, положительная или отрицательная, и грань между передаваемой информацией и чувствами здесь чрезвычайно тонка. Язык танца — это искусственно сложенный компонент передачи чувств и мыслей. В нём много жизни и экспрессии. Как и музыка, она в большинстве своём оказывает влияние на человека. Попробуйте включить ритмичную музыку годовалому ребёнку и покажите пару элементарных движений, он непременно начнёт двигаться и имитировать ваши движения. Гармония танца, музыки, мысли — всё слилось в один яркий букет в фильме Вендерса.

    Это не простая биография известной и талантливой личности, которой уже нет, скорее, это продолжение жизни через её дело. Режиссёр показывает жизнь Пины через то, что она любила и чем занималась. Невольно вспоминается фраза «Мы то, что мы любим» — цитата из фильма «Адаптация». Это кино не просто подборка танцев, поставленных Пиной — это воспоминания её учеников, их переживания и мысли о Пине, и её нестандартных подходов к искусству. Следует обратить внимание, что мастерство режиссёра чувствуется в том, как подобраны и расставлены акценты, то каким образом говорят герои (не открывая рта, они же танцоры, их жизнь и передача чувств осуществляется через движение, по крайней мере на сцене!), как в миниатюре театра двигаются люди, а сверху за ними наблюдают и многие ещё кинематографические приёмы говорят о том, что фильм сделан с любовью, и большим желанием оставить след в душе каждого смотрящего. Но прежде всего, фильм великолепен тем, что есть погружение в тот мир, который мы наблюдаем. В этом мире хочется жить, он прекрасен и от него исходит свет, к его реальности хочется прикоснуться. Я совершенно солидарен с тем, что для наибольшего эффекта использовали формат 3d. Как смотрятся сцены, когда в начале, где танцуют на песке, прямо в камеру взывает одна из участниц танца?! Эх, как жаль, что можно было видеть только в 2d… завидую тем, кто смотрел в кинотеатре.

    Одной из мыслей, которая часто возникала при просмотре фильма, была идея о том, что настоящее искренне искусство не имеет границ! То, что идёт от сердца не может быть пошлым! Свобода и любовь — вот главные аспекты творчества Пины, она это чувствовала и хотела, чтобы каждый это увидел, осознал, прочувствовал! Когда кругом люди заинтересованные, не обременённые рамками, а сердце у них открыто — получается искренне. И каждый, кто попадает в кружок таких людей заражается этими чувствами, в глазах появляется искра и тут же возникает желание что-то делать и творить. Можно только по-хорошему завидовать тем, кто попадает под влияние таких людей, потому что в современном российском обществе слишком много апатии и не желания что-либо делать. В мире танца нет возраста, достаточно приглядеться, и становится понятно, что участники труппы — люди разных возрастов. Где ещё можно такое встретить? Можно представить человека, который начинает танцевать в 40 или 50? Только присмотревшись, можно увидеть возраст по морщинкам, но в танце все одинаковы, летоисчисления для отдельно взятого человека просто не существует! Все молоды и горячи, страсть — вот что делает нас молодыми. Не зря в одной из сцен мы видим сначала немолодых, а потом на том же месте юных людей в тех же одеждах. Остановка — и всё, снова в возрасте. Постоянное движение — это делает нас живыми!

    Совершенно не заметно было, что это документальный фильм. Творение вне жанров. Мир, в котором нет возраста, нет ограничений, мир в котором правит любовь и желание ощущать другого (достаточно вспомнить чудную сцену, где мужчина стоит сзади женщины и показывает свои руки, а она управляет ими). Слиться в едином потоке любви и жить в мире. Жизнеутверждающее кино об искусстве и человеке. Спасибо Вендерсу, что подарил такое чувственное кино. Благодарю, что открыл Пину.

    8 марта 2012 | 15:02

    «Меньше всего я интересуюсь тем, как люди двигаются, меня интересует, что ими движет»

    Биографическая документалистика редко и неохотно сочетается в кино со зрелищностью. Специфика жанра предполагает добротность, отстраненность и объективную оценку, а подчас требует еще и провести воображаемую черту под творчеством подопытного, не забыв об историческом масштабировании. Вим Вендерс отказывается от такого подхода, тактично умывая руки и предоставляя зрителю право самому ставить оценки. Рассказывая о неординарном хореографе языком танца, режиссер избегает подробных фактологических пируэтов, обнажая тем самым ее портрет в почти осязаемом онлайн-формате. К счастью, 3D-технологии, возможности которых здесь умело реализованы, постепенно становятся лишь рядовой технической характеристикой. Заканчивается краткий миг славы бездарных первопроходцев, экономящих на смысле, эксплуатируя формат.

    Пина Бауш вписала свое имя в сонм легенд еще при жизни, заложив основы двух новых жанров, Tanzoper и Tanztheater, и переосмыслив понимание танца в век, когда, казалось бы, откровениям уже давно не место. И если в выборе музыки круг ее интересов охватывает колоссальные культурные пространства, простираясь от Пёрселла до Стравинского, от танго до чарльстона, от цыганских романсов до китайских яньгэ, от психоделики до лаундж-электроники, то в плане трактовки танца ее концепты просто разрывают все представления о традициях, о пределах дозволенного, о возможностях человеческого тела, наконец, об элементарной силе тяжести!

    По структуре фильм представляет из себя букет из танцевальных номеров, с предпосланными к ним краткими воспоминаниями учеников о своем блистательном учителе. Эти на первый взгляд разрозненные сцены объединены сквозным лейтмотивом — серией из 4 знаковых спектаклей Пины Бауш, символизирующих ее жизненный путь, от юности к зрелости, от классики к новаторству. Первый из них — «Весна священная», в постановке которой искушенный глаз без труда отметит связь с оригинальной хореографией Вацлава Нижинского. Захватывающие дух языческие, грязные, подчиняющиеся жесткому ритму телодвижения необъяснимо тяжеловесны — разгадка кроется в слое торфа, которым покрыта сцена. Чуть позже Вендерс еще вернется к балету Стравинского — эпизодом жертвоприношения из «Le sacre du printemps» будет символически обрисован зрелый период жизни и творчества Бауш.

    Второй спектакль — «Кафе Мюллер» — разыгрывается в замкнутом пространстве с беспорядочно разбросанными столами и стульями, которые постоянно переставляются двумя мужчинами, расчищающими тем самым дорогу слепой женщине. Умопомрачительное трио танцоров со все ускоряющимися элементами и роскошными поддержками воспринимается как отчаянный поиск человеческого взаимопонимания, общего языка. Начиная с этого фрагмента, ключевые танцевальные фигуры, как правило, повторяются по три раза — излюбленный композиционный прием из обширной хореографической палитры Пины Бауш. Следующий эпизод, вдохновленный сюжетом спектакля «Kontakthof» (о школе танца для людей разных возрастов) — это почти дюреровская аллегория молодости и старения, рождения и смерти. Трансформации образов очевидны, но неожиданны.

    Заключительный аккорд тетралогии — «Vollmond» ("Полнолуние») — обретает своими изумительными постановочными решениями черты гимна, воспевающего несгибаемую творческую волю, преградой которой не может стать даже смерть. Одинокий камень посреди сцены сопротивляется буйству воды и одновременно страстно отдается ее брызгам. В этом одном кадре — вся она, Пина Бауш: гибкая, железная, безумная… совершенная!

    Театральные фрагменты чередуются с постмодернистскими зарисовками — своеобразными посвящениями от ее преданных воспитанников, убедивших режиссера не отказываться от съемок фильма после безвременной кончины Бауш. Здесь раскрывается ее любовь к Вупперталю — городу, превратившемуся в настоящую лабораторию танца. Площадкой для творчества стали и перекрестки, и заброшенные конструкции, и пригородные парки, и, наконец, — подвесная монорельсовая транспортная система. Пределов для ее воображения нет, танец превращается в жизнь и наоборот, а жизнь сливается с безликой урбанизацией, в которой лишь танец может расставить одухотворяющие акценты…

    Безусловно, «Танец страсти» — фильм, который можно принять только настроившись на определенную волну, волну кровоточащих где-то внутри, но не вырывающихся наружу эмоций, когда и хочется плакать, и слез больше не осталось. Здесь и горечь утраты, и преклонение перед ушедшим мастером. Спасибо!

    21 июля 2011 | 16:26

    Жизнь это танец! Мы встаем с постели, мы садимся в метро, мы ходим, мы танцуем, мы мечтаем, мы дышим, мы живем… Любителям современного танца известны такие танцевальные импровизации. На мой взгляд очень недурно показано в фильме «Абракадабра», напомнило и живой концерт Gotan Project и восхитительное фламенко не по сути но по характеру, когда все отдаешь танцу, и ничего не требуешь взамен. Это не классический танец, но это восторг, порыв, гордость, жалость, нежность, любовь, прошлое, настоящее, живое. Это глоток воздуха, плеск воды, жар огня и тепло земли. Живые эмоции невозможно отрепетировать.

    Фильм немного грустный, человек ушел, а дело его живет и это должно вселять надежду что будет развитие будет продолжение этой истории, этого экспромта. Ведь как говорила Пина «Ищи» и этим все сказано.

    Восточные практики рекомендуют танец как способ психологической помощи, ведь в танце мы не чувствуем своего тела, а значит танцует душа! Она влечет нас вверх за облака к новым горизонтам, и не важно как ли отточены движения и как ли молоды танцоры, все что у них есть это их танец, это их эмоции, это их страсть.

    Возможно рецензия получилась скомканной но я вылила на клавиатуру все как есть. Очень понравилась Цай Чин Ю. Хочется смотреть и смотреть на это изящное азиатское непосредственное чудо. Каждый был по своему хорош, со своим характером, идеей. Прекрасный живой фильм. Спасибо за внимание.

    17 октября 2011 | 23:38

    Первое что я сделала, посмотрев фильм, записала себе саундтрек. Он невероятный, вдохновенный, страстный, чувственный, поглощающий.

    И вот сейчас под эту великолепную музыку хочу поделиться с вами своими эмоциями. Ведь этот фильм Вима Вендерса, как и саму Пину, можно только прочувствовать. Бесполезно анализировать ее поступки или пытаться воссоздать ее технику или методику. Она просто жила танцем.

    Вендерс очень чуткий. Он ощутил, что слова тут лишние. В фильме никто не говорит. Коллеги и ученики Пины в фильме думают о ней. Какой они ее видели?И что она увидела в каждом из них?Что они сделали вместе? Мысли танцоров из труппы Пины чередуются с их танцами, к постановке каждого из которых приложила руку эта великая танцовщица и хореограф.

    Пина невероятная. Она управляла каждым мускулом своего тела. Она могла говорить с помощью своего тела. И она говорила. Ее тело в унисон с ее сердцем плакало, пело, радовалось, страдало, любило. И Пина расплескивая чувства одаривала ими зрителя. Эти чувства как ураган, они столь сильны, что сцены им мало. Пина могла танцевать для всего мира. И Вим ощущая этот напор страсти Пины перенес танца со сцены на улицы, прямо в жизнь.

    Каждый танцор из труппы Пины станцевал часть ее истории. Пина не подавляла труппу своим гением, она раскрывала потенциала каждого, помогало цветку расцвести, а потом учила как донести красоту до зрителя. Придумай мне движение радости,-говорит она танцору, и он с восторгов экспериментирует. И вот она -Радость чистая и незамутненная! А потом Пина на базе этого движения поставила танец. Она наблюдала, искала то что движет каждым человеком, чтобы высвободить найденное и проявить это в танце.

    Пина присутствует в каждом па и в каждой полете мысли в фильме, несмотря на то что лично она появляется всего несколько раз. Эпизодически в нескольких отснятых при жизни фрагментах, и в финале под песню- расставание Germano Rocha — Os Meus Olhos великая Пина тоскуя прощается с нами. Она в буквальном смысле вытанцевала эту светлую грусть.

    Я в восхищении!Браво, Бауш! Браво, Вендерс!

    12 октября 2011 | 01:21

    Летом 2009 года ушла из жизни Пина Бауш, знаменитая во всем мире танцовщица и одна из самых радикальных хореографов нашего времени, а в 2011 году выходит фильм — посвящение этой легендарной женщине, достигшей небывалых высот в своем деле. Этот фильм о той, которая внесла невероятный вклад в искусство танца, которая не боялась действовать, разрушая стереотипы и меняя каноны.

    Картина представляет собой танцевальную феерию, прерывающуюся на короткие размышления актеров танцтеатра «Wuppertal» о Пине и о том, что она значила для них. Это именно размышления, мысли… Люди в кадре не открывают рот, не издают звук, он где-то за кадром. Но всё сказанное ими можно было прочитать в их глазах, не вслушиваясь в закадровое сопровождение. Искренность невозможно спрятать.

    «Пину» нельзя назвать биографической лентой в полной мере. Это больше именно дань великому человеку, некое признание в любви тех людей, которым она была близка, с которыми она проработала много лет. И каждый из участников этой ленты приготовил для нее последний подарок, свой самый искренний танец.

    Уже более 3-х десятков лет Вим Вендерс является одной из знаковых фигур современного кинопроцесса. У него есть свой почерк, узнаваемый миллионами человек по всему миру. Размеренность повествования дает возможность зрителю быть вовлеченным в историю на экране. При этом фильм не затянут. Таким же человеком для танцев была и Пина Бауш. В ее постановках актеры повторяют одно и то же движение, постоянно ускоряясь, но это действие вовремя прерывается, не успев наскучить публике. В итоге все выглядит достаточно чувственно и срывает овации.

    Возвращаясь к фильму, хочется отметить гармоничность 3D. В «Пине» этот формат не только хорошо прижился, но даже усилил впечатление. Это, наверное, один из немногих случаев, когда я могу уверенно сказать, уже только ради этого фильма можно было создавать этот, ставший в последнее время слишком модным, формат. Здесь он не кажется лишним, наоборот он передает больше пластики, динамики движения, пространства, что во много раз усиливает визуальное наслаждение от происходящего на экране.

    Говоря о документалистике в кино, предполагаются неигровые съемки подлинных событий и лиц, но преподнести их красиво и красочно — редкое явление. В случае с «Пиной», Вендерс в нужной пропорции сочетает зрелищность и основную цель фильма. Нет ни одного кадра, в котором можно забыть о ком и для кого этот фильм. Здесь все продумано до мелочей, в каждом поставленном танце чувствуется рука Пины, скончавшейся в период съемок.

    Я бы не взялась отнести этот фильм к определенному жанру кинематографа. Это больше напоминает поход в театр. Тут нет места неуместным смешкам, перешептываниям и, тем более, хрусту попкорна. Здесь не нужно искать смысл в каждом движении, искать символы, которые зашифровал режиссер. Этот фильм нужно чувствовать. В этом случае все ваши ожидания оправдаются, и вы получите массу эмоций от просмотра. Слова в этом фильме не главное.

    8,5/10было прочитать в их глазах, не вслушиваясь в закадровое сопровождение. Искренность невозможно спрятать.

    «Пину» нельзя назвать биографической лентой в полной мере. Это больше именно дань великому человеку, некое признание в любви тех людей, которым она была близка, с которыми она проработала много лет. И каждый из участников этой ленты приготовил для нее последний подарок, свой самый искренний танец.

    Уже более 3-х десятков лет Вим Вендерс является одной из знаковых фигур современного кинопроцесса. У него есть свой почерк, узнаваемый миллионами человек по всему миру. Размеренность повествования дает возможность зрителю быть вовлеченным в историю на экране. При этом фильм не затянут. Таким же человеком для танцев была и Пина Бауш. В ее постановках актеры повторяют одно и то же движение, постоянно ускоряясь, но это действие вовремя прерывается, не успев наскучить публике. В итоге все выглядит достаточно чувственно и срывает овации.

    Возвращаясь к фильму, хочется отметить гармоничность 3D. В «Пине» этот формат не только хорошо прижился, но даже усилил впечатление. Это, наверное, один из немногих случаев, когда я могу уверенно сказать, уже только ради этого фильма можно было создавать этот, ставший в последнее время слишком модным, формат. Здесь он не кажется лишним, наоборот он передает больше пластики, динамики движения, пространства, что во много раз усиливает визуальное наслаждение от происходящего на экране.

    Говоря о документалистике в кино, предполагаются неигровые съемки подлинных событий и лиц, но преподнести их красиво и красочно — редкое явление. В случае с «Пиной», Вендерс в нужной пропорции сочетает зрелищность и основную цель фильма. Нет ни одного кадра, в котором можно забыть о ком и для кого этот фильм. Здесь все продумано до мелочей, в каждом поставленном танце чувствуется рука Пины, скончавшейся в период съемок.

    Я бы не взялась отнести этот фильм к определенному жанру кинематографа. Это больше напоминает поход в театр. Тут нет места неуместным смешкам, перешептываниям и, тем более, хрусту попкорна. Здесь не нужно искать смысл в каждом движении, искать символы, которые зашифровал режиссер. Этот фильм нужно чувствовать. В этом случае все ваши ожидания оправдаются, и вы получите массу эмоций от просмотра. Слова в этом фильме не главное.

    8,5 из 10

    20 августа 2011 | 01:47

    Представленный на 61-м Берлинале фильм немецкого классика Вима Вендерса «Пина» хоть и позиционировался как первая арт-хаусная картина в формате 3D, стал прорывом совсем в другой области. 66-летний режиссер, после «Неба над Берлином» пребывавший в затяжном творческом кризисе, наконец, сделал над собой усилие и закончил ленту в честь ушедшего в 2009 году друга, собрав воедино отрывки хроник и нового отснятого материала.

    Вендерс, знакомый с Бауш с 70-х годов прошлого века, но отчего-то тянувший с посвящением Пине 40 лет, создает настоящее любовное послание ушедшей танцовщице. Фрау Бауш вдохновила не одного человека искусства, достаточно вспомнить нежную и страстную ленту испанца Альмодовара «Поговори с ней», в которых танцы учеников Пины органично и без потерь вплетались в канву пропитанного мягкими, почти пастельными красками повествования. Федерико Феллини снял фрау Бауш в своей печальной киноопере — «И корабль плывет». Вендерс влюбился в Пину, мельком увидев ее знаменитую постановку — «Кафе Мюллер». Это мимолетная встреча стала началом крепкой творческой дружбы — Пина танцевала, Вендерс восхищенно запоминал.

    После ее смерти немец не отказался делать картину о ней, просто картина стала для нее — островком авторской вселенной Пины Бауш, притягивающего к себе людей, желающих освободиться от бесконечной суеты бренного мира. Ученики хореографа могут разговаривать лишь языком тела, напрочь атрофировав речевой центр. Они живут в кино в пределах всего четырех спектаклей ("Кафе Мюллер», «Зоны контакта», «Полнолуние» и «Весна священная») — радуются, скорбят, ломаются, борются, умирают и воскресают. Привычный нарратив подается Вендерсом ненавязчиво и почти незаметно из глубины кадра, а речь приобретает свои очертания только во время танца, останавливающегося лишь на время, чтобы все танцоры успели отдышаться и начать двигаться снова. Проживающие свои невероятные танцы, напоминающие причудливые переплетения корней деревьев или человеческих тел во время любовных утех, мужчины и женщины под чутким присмотром режиссера прославляют не учителя, но божественную частичку самих себя. Искру, которая зажглась внутри них благодаря великолепной Пине.

    Она, словно сверхчеловек Ницше, теряет земную плотскую оболочку, разливаясь благодатной творческой энергией, превращаясь в невесомый дух, парящий над жертвенным алтарем сплетенных воедино тел. Их внутренняя свобода разрывает экран пополам, эмоции, вывернутые причудливыми телесными гекзаметрами, неконтролируемыми потоками хлещут из бесстыжих, но в тоже время целомудренных танцев.

    Лица последователей Бауш на первый взгляд некрасивы, а тела жилисты и, казалось бы, лишены красоты кукол многочисленных подтанцовок звезд или исполнителей стрит-данса, ряженых по последнему слову моды. Однако во время жизни в перипетиях танца, танцоры сбрасывают внешнюю некрасивую оболочку, обнажая чистую энергию заразительной свободы. Ту, которая неотвратимо и очень быстро старит их земные тела. В обычное время эти люди, отдавшие очередную и безвозвратную частицу себя, напоминают подвешенных к крюкам усталых марионеток, жаждущих заново зажечь искру от факела своего божества. Несмотря на то, что постановки Пины вроде бы ограничивались тесными рамками сцены с минимумом декораций, истинная подоплека ее мастерства кроется в абсолютной свободе духа.

    Вендерс, как хороший декоратор и прекрасный рассказчик лишь выделяет красным фломастером расплывчатые очертания мира труппы госпожи Бауш, наблюдая взглядом как бы постороннего, но самого близкого зрителя. Режиссер, как хороший рассказчик напоминает сверхпрофессионального футбольного арбитра, чье присутствие на поле практически незаметно.

    Танцоры театра Wuppertal, словно вырезанные Вендерсом из узких границ театра, переносятся в нереально красивые пейзажи окружающего мира, прекрасно оттеняющего внутреннюю красоту человеческого эйдоса. Как Пина, танцевавшая, чтобы не пропасть в раскаленной и разделенной напополам Германии или в хитросплетениях бюргерского мира, так и ее ученики не обращают внимания на условности окружающего пространства. Их рваные телодвижения, подчиняющиеся внутреннему и вроде бы хаотичному, но прекрасно структурированному извне импульсу, вырываются из тесных постановок древнегреческих трагедий. Они — лишь форма, скрывающая бурно расплескивающее содержание.

    Пина ушла в небытие, но щедро одаренные ее пассионарными потоками ученики продолжают двигаться в разнообразных ритмах, диктуемых страстным языком тела. Им необходимо танцевать, иначе мы все пропадем. Может, это и есть та непреодолимая сила, которая не дает окончательно развалиться нашему перевозбужденному войнами и политическими распрями пространству?

    25 октября 2011 | 03:22

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>