всё о любом фильме:

Рай: Любовь

Paradies: Liebe
год
страна
слоган«Повезет мне в сексе. Не везет в любви»
режиссерУльрих Зайдль
сценарийУльрих Зайдль, Вероника Франц
продюсерФилипп Бобер, Кристин Рупперт, Ульрих Зайдль, ...
операторЭдвард Лахман, Вольфганг Талер
композитор-
художникАндреас Донхаузер, Ренате Мартин, Таня Хауснер
монтажКристоф Шертенлайб
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Германия  44.5 тыс.,    Нидерланды  25.6 тыс.,    Испания  20.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время120 мин. / 02:00
Номинации:
Если даме слегка за пятьдесят, означает ли, что её сексуальная жизнь закончилась?! В строгой, флегматичной Австрии, откуда родом наша героиня Тереза, — вполне вероятно. Но в жаркой, чувственной Кении, куда она собралась в отпуск, секс только начинается! Ведь здесь к услугам любой белой женщины десятки черных жрецов любви с белозубой улыбкой и отменной эрекцией. Проблема «активного» отдыха для дам пост-бальзаковского возраста лишь в одном: вулкан доступной эротики детонирует невостребованный запас нежных чувств, которые безжалостно разбиваются о неприступную меркантильность местных альфонсов.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.00 (5380)
ожидание: 90% (211)
Рейтинг кинокритиков
в мире
73%
29 + 11 = 40
6.6
в России
91%
21 + 2 = 23
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1729 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Бывший документалист в игровом кино все равно остается документалистом. Там, где нужно создать фантазию, он создаст инструмент, изобличающий реальность из-под груды фантазмов. Таков Ульрих Зайдль, который открывает «райскую трилогию» глубокими размышлениями о телесности, расизме и одиночестве в жаркой Кении.

    Безжалостный Зайдль отправляет в кенийский секс-тур пятидесятилетнюю Терезу. Она едва-едва смирилась с собственным телесным разложением, как вдруг выясняется, что небольшая инъекция расизма может вернуть ей радость «любви». Горячие негры с большими членами сулят «сахарной мамочке» романтику, и Тереза в это старается даже верить, а потом, когда ее кидают, обкрадывают и разрушают, мамочка вспоминает, кто здесь хозяин, а кто раб, и что Африка, вообще-то, Третий мир.

    Скандальная популярность этого произведения, кажется, проистекает не столько из пикантной темы, легитимизирующей межрасовый секс за пределами сайтов для взрослых, сколько сильной степенью идентификации зрителя с героем, который, если еще не набрал лишний вес и не подурнел, то, скорее всего, готовится к этому в будущем. А там ад невостребованности, каждодневный ужас зеркала и дыхание старости за плечом. Зайдль даже не погружает свою героиню в эту ситуацию, она уже живет в ней. Достаточно раздеть полненькую актрису Тизель и положить ее рядом с мускулистым негром, чтобы она устыдилась себя по-настоящему, без актерских воплощений, и режиссер этим ресурсом беспринципно пользуется, но скорее как добрый, но хирург, намеревающийся поставить обществу диагноз.

    У Терезы есть подруги, такие же старые клуши, которые, однако, не тешат себя иллюзиями, что горячие молодые парни могут всерьез ими заинтересоваться. Умело играя на разнице валют и повальной проституции в нищей стране, они спешат получить максимум удовольствия за свой короткий отпуск. Боровшаяся долгие годы за независимость Африка вроде и проиграла экономическую битву, но Зайдль, кажется, намекает, что на фронте фертильности ей нет равных. Не надо даже завозить с Черного континента черных мужчин в Европу, белые женщины сами поедут за ними на черный континент.

    Зайдль словно говорит, что единственный способ принять себя — это уверовать, что «другой» — животное, а тело — товар. И вообще-то, ничего кроме жалости это не вызывает. Хотя нет, еще массу вопросов к себе. Режиссер тем и безжалостен, что реализм его далеко не фильмический, а такой, который имеет непосредственное отношение к нам, к нашей самооценке, реакциям, комплексам, надеждам и страхам.

    30 мая 2014 | 19:08

    Замечательное яркое красивое кино о низких чувствах. Вернее о иллюзиях и мечте, которые разбиваются о суровую и грязноватую правду жизни. Причём люди-то всё не плохие, просто все что-то друг от друга нужно и хочется что бы за это ничего не было. Ну или что-то такое, что не ущемляло бы свои права или чувства. А вот когда люди понимают, что платят за свои желания не тем, что они напридумывали, то происходит какой-то самоуничижающий коллапс. И всё. Рай сразу куда-то улетучивается и настаёт грязноватая действительность. А человек уже, не то что бы не может без этой грязноватости, но как-то уже и смиряется. И всем, в том числе и зрителям, становится тоскливо, мерзковато и грусновато.

    Хотя, конечно есть и особые уникумы, которые выше всего этого копошения. Тогда, значит для них фильм не про это. А про межэтнические субпассионарные связи, которые как ни крути, опять приводят к чему-то не слишком высокому.

    К сожалению, не могу похвастаться, что очень хорошо знаком с творчеством Ульриха Зайдлья, до этого смотрел всего один фильм «Собачья жара», который до сих пор забыть не могу. Но ясно одно, что Зайдль умеет попасть в точку. Причём настолько, что теперь придётся пересмотреть и Собачью Жару и по возможности остальные фильмы этого мастерского кино-творца. Чего и вам желаю.

    Пока не смотрел другие фильмы из трилогии про Рай, которые хочется поставить в кавычки. Очевидно желание кавычек не пропадёт и при их просмотре.

    Естественно, как и в любом уважающем себя арт-хаусе присутствуют откровенные сцены без тени напускной пошлости. С долей иронии, конечно говорю.

    11 октября 2013 | 02:47

    Африканские мальчики зреют для бледных красавиц, танцоры по найму без устали и печали. Спокойные спины хранят стволы и патроны, на дерзости не отвечают (с)

    Как же ещё завершать год, если не просмотром столь безнадежно-реалистично-упаднических картин Ульриха Зайдля. Его трилогия словно три великана, на которых держится мир каждого отдельного человека — имя им Вера, Надежда, Любовь. И то, как видит эти светлые добродетели Зайдель, то какими он представляет их — в виде документального кино, способно шокировать даже самого стрессоустойчивого зрителя.

    Любви хотят в любом возрасте, в любой расе, в каждой стране и на каждой улице. И получить её можно любым способом, а за деньги даже ещё проще. Зайдель убрал из фильма весь романтизм и теплоту, что связывают со словом «любовь», представив наш мир таким, будто никакой любви здесь не водится. Полная безысходности и мерзости картина, она не вписывается ни в какие моральные рамки и тем самым пугает. Ты понимаешь, что так ненормально, не должно быть, но тем не менее это происходит, пусть на другом конце света и не с тобой, но это реальность. Есть такие моменты в фильме, в которые хочется ослепнуть — слишком остро чувствуется самоунижение главной героини.

    Тереза приехала из прагматичной, сдержанной Австрии в жаркую и «горячую» Кению за отдыхом, солнцем и морем, а пылкие африканские юноши оказались приятным бонусом к отпуску. По началу и для Терезы эта связь кажется дикой, невозможной, но глядя на развратную, смелую подругу, она словно послушное дитя вторит её, идёт на поводу, что в итоге приведёт её только к разочарованиям и бесконечному унижению. Тереза сама делает выбор. Она могла в любой момент сойти с этого пути и не поддаться искушению, но делает кардинально другой выбор и шагает к запретному плоду. Пока неуверенно и маленькими шажочками, но чем «глубже в лес», тем раскованнее становиться главная героиня, и дальше она уже знает правила игры, поэтому больше не допускает ошибок. Весь фильм ты разрываешься между жалость к главной героине, отвращением к ней и раздражением. Вот именно этими контрастами играет режиссер: от заметных и очевидных (сцены с толстыми австрийками и грациозным негритянским юношей), до чуть интуитивно-понятных (когда Тереза осознаёт, что её просто использовали).

    Это не рай любви, это самый настоящий ад господства, самоуничижения, похотливости и вседозволенности. Сначала пожилые австрийки играют чернокожими юношами, как куклами, дергая их за все возможные ниточки. Потом уже черёд юношей отыграться на богатеньких дамочках. Вот и получается, что Любовь в этом райском месте не живёт.

    Отдельно хотелось бы отметить Маргарет Тизель, которая сыграла Терезу. Такая преданность свой профессии не может не восхитить. Ведь этой актрисе ещё жить с грузом такой роли, где ты выставляешь себя в самом омерзительном свете. Мало кто согласился бы показать свою непривлекательную наготу перед камерами.

    «Рай: Любовь» — это та часть трилогии, в которой Зайдель даёт возможность каждому зрителю оценить свои чувства к героине, осмыслить их, осознать. Ведь сам он к ней по сути безжалостен и концовка не несёт облегчения — искупав героиню в волнах унижения, разврата и пошлости, он вернёт её к обычной жизни.

    7 из 10

    30 декабря 2013 | 15:13

    Природа наша, согрешая tota
    В своём зерне, утратила, упав,
    Свои дары и райские ворота.
    Данте. «Божественная комедия», Рай, VII


    Австрийские кинорежиссёры славятся своим крайне скептическим отношением к достижениям современной цивилизации. Без устали выносит приговоры человечеству Михаэль Ханеке. Вторит ему менее знаменитый земляк Ульрих Зайдль. Оба рисуют мир постиндустриального Запада как место торжества благополучного упорядоченного ада. Оба уже неоднократно шокировали публику своим настойчивым желанием откровенно говорить о том, о чём говорить не очень-то принято. Зайдль на редкость не занудно размышляет о глубоко укоренившемся лицемерии современного человека, о бездуховности порядочных буржуа, о тотальной власти денег, о порнографии, о гастарбайтерах, наконец, о необходимости борьбы с лишним весом. Если в двух словах, все картины Зайдля служат иллюстрацией того, что человечество достигло пика своего вырождения, и дальше пути у нас с Вами нет.

    В новой картине с обманчиво обнадёживающим названием «Рай: Любовь» рай оборачивается адом, а любовью даже не пахнет. Одинокая австрийка, «мечта поэта», давно перешагнувшая рубеж «бальзаковского возраста», работает с аутистами и безуспешно воспитывает свою излишне крупную дочь. Выдавшийся отпуск она проводит в Кении, где наивно ищет любовь, понимание, человеческое отношение, призывает «смотреть ей прямо в глаза и видеть душу». Увы, узнав о таком явлении, как секс-туризм, она запросто подменяет все свои благие пожелания банальным развратом.

    Как всегда, смотреть картины Зайдля — удовольствие не великое. Причём не столько из-за обилия откровенных сцен с не слишком атлетично сложенными героями, сколько из-за душной атмосферы какого-то вертепа. Любопытно, что периодически возникающее по ходу просмотра чувство тошноты, заметно сильнее, чем при каждодневном созерцании реальной действительности. Дело, надо полагать, в том, что мерзости нашего мира режиссёр подаёт на экране в концентрированном виде. В каждом жесте и в каждом слове персонажей он обнаруживает подавленные комплексы и скрытые желания, собирая из этого портрет современного человека.

    Людские пороки Зайдль показывает словно патологоанатом: холодно, отстранённо, без примеси иронии, или даже сарказма, и уж тем более он не испытывает сочувствия к своим героям, даже к тем, кто действительно этого заслуживает. Таким образом, персонажи уподобляются винтикам гигантской бессмысленной машины, в которой движутся, под воздействием своих или чужих страстишек. Упорядоченно, по отлаженной системе, люди обращают свои жизни в пыль, неосознанно растрачивая себя на какую угодно ерунду, подменяя подлинные чувства их нелепой имитацией. Зайдль программно отрицает искренность современного человека, показывая, что безвозвратно ушли в старину простые человеческие отношения, и осталась лишь купля-продажа, обмен и торговля, импорт-экспорт. В действительности, хочется верить, всё не так. Но в действительности, как минимум, мы стремительно направляемся в этот концентрированный зайдлевский ад, вычёркивая всё человеческое, что в нас ещё осталось.

    «Акуна матата!» — то и дело выкрикивают герои на местном наречии, что означает: «Нет проблем». Проблем действительно нет, есть катастрофа вселенского масштаба: человечество агонизирует, ища спасения в сладостных утехах, но лишь ускоряя тем самым движение к окончательному фиаско. Пустившаяся во все тяжкие героиня, лишний раз убеждается в том, что все мужики сволочи, счастья нет, а сама она со своими необъятными телесами давно никому не нужна, даже за деньги. Как это порой бывает, за чертой окончательного нравственного падения находится отчаяние. И хочется верить, что в этом отчаянии и есть спасение, так как человек потому и отчаивается, что видит весь ужас своего положения. Вопрос лишь в том, какие уроки он из этого извлекает.

    8 из 10

    19 августа 2012 | 01:06

    Сам Ульрих Зайдль называет темой «Любви» отражение проблемы «европейского неоколониализма». В чем же он проявляется? Если метрополии прошлого честно и грубо выкачивали ресурсы из экзотических стран, то новый этап колониализма приобретает весьма пикантный характер, прикрывшись, вдобавок, обоюдным и взаимовыгодным соглашением сторон.

    Немолодые европейские дамы едут в солнечную Кению за любовью, которой в родной Австрии (например) им и ждать не приходится. Оно и понятно — насаждаемый массовой культурой образ юной обворожительной красотки не оставляет женщине за 50 надежды на внимание к ее тонкой натуре и прекрасной душе.

    Другое дело — жаркая Африка, картины которой в фильме ненавязчиво хороши. Ее стройные жители-красавцы — прямо-таки специалисты широкого профиля. Они не только готовы исполнять любые капризы «мамочек», но и без труда находят подход к каждой туристке — и к сентиментальной главной героине в том числе.

    По ходу действия фильма (кстати, ничего совсем уж отталкивающего и шокирующего я в нем не увидела) Зайдль беспристрастно показывает не только духовный упадок европейского общества (что вполне ожидаемо), но и весьма неприглядную картину нравов жителей райского побережья. Что сделало их жадными, наглыми и беспринципными? Разлагающее влияние западных колонизаторов? А может быть, внутренний изъян жил и живет не только европейской душе? Можно подумать об этом, можно улыбнуться забавным моментам (которых в фильме достаточно), а можно просто насладиться лаконичными, фотографически притягательными кадрами.

    У любви в фильме находятся как бы две стороны. А есть ли смысл искать рай хоть на одной из них — решит зритель этого фильма — интересного и экзотически красивого.

    13 января 2015 | 12:54

    Встретившаяся мне после показа знакомая охарактеризовала свои ощущения так: «Первое время хотелось выбежать из зала и сразу где-нибудь повеситься, а потом ничего…» Поговорив, мы сошлись в мнении, что фильм достойный, сильный. Трогает за нужные места, заставляет переживать.

    Домохозяйка из Австрии отправляется в отпуск на экзотический курорт, где пальмы, океан и скачущие прямо по балкону гостиницы смешные обезьянки. Для коммуникации и понимания местного смысла мироздания достаточно разучить лишь две фразы на суахили — «Джамбо» и «Акуна матата», то бишь «наше вам с кисточкой» и «нет проблем». Да какие могут быть проблемы в тщательно отгороженной от всего мира резервации? Дряблые белые тела нежатся под кенийским солнцем, умеренно двигаются под свистки аниматоров, присаживаются в тени барной стойки в ожидании лёгкого коктейля и неторопливого разговора. Рай да и только.

    Вот только с любовью какая-то засада. Конечно, за шлагбаумом резервации толпится куча шумных аборигенов, они рады тебе, они любят тебя. Особенно, если ты у них что-нибудь купишь. «Джамбо-джамбо» — белозубые улыбки. Но всё это не то… Не за твой богатый внутренний мир тебя любят, а за содержимое кошелька. Где же справедливость?

    Подруга героини, бывалая отдыхающая, рассказывает о любовных похождениях с темнокожими красавцами. Показывает «своего», демонстративно уезжает с ним в мир экзотических плотских наслаждений. Героиня, брезгливо подёрнув плечами, смотрит им вслед. Но мысль уже завладела ею, и свербит-свербит.

    Этот фильм об одиночестве, о беспомощности, о мгле, которая таится внутри сытого, но несчастного человека. Затаив дыхание, мы наблюдаем, до чего же могут довести героиню её эксперименты. Страшно, больно и противно. Но ведь настолько правдоподобно и понятно, что оторопь берёт. При всей лаконичности истории получилось большое и объёмное кино, призывающее задуматься о многом.

    2 июля 2012 | 00:43

    К сожалению, до сих пор не ознакомился с самой знаменитой работой Ульриха Зайдля в кинематографе — «Собачьей жарой», которую многие из авторитетных для меня кинокритиков называли чуть ли не лучшим фильмом 2001 года, но его последний на данный момент фильм «Рай: Любовь», открывающий собой целую трилогию, судя по имеющимся у нас сведениям, эдакое австрийское «Шапито-Шоу» о толстушках, меня не сказать, чтобы впечатлил.

    Главная героиня, возраст которой потихоньку приближается к 50 приезжает в Африку в поисках то ли новых ощущений, то ли просто отдыха, но потом узнает от таких же, как она австриек бальзаковского возраста, что приезжать сюда нужно исключительно в поисках доступного секса. Что местные аборигены «большие во всех местах» и с радостью отдаются немолодым немкам, готовым подарить им большие, светлые чувства и, собственно, физическое удовольствие (хотя, на мой взгляд, удовольствие сомнительное). И вот наша протагонистка сперва осторожно, а затем все с большим рвением пытается найти здесь, в экзотической Африке, настоящую любовь.

    Этим своим поведением Тереза (так зовут нашу героиню) производит впечатление совсем ещё маленькой девоньки, оказавшейся в старом и неприглядном (хотя, что уж греха таить) отвратительном теле. Какая, к чёрту, любовь между 50-летней далеко уже не девушкой и молодыми, здоровыми, крепкими, но не очень богатыми горячими африканскими парнями? Тереза этого искренне не понимает и с готовностью материально вкладывается в своих «поклонников» — тут и папа больной, и у сестры проблемы, и дочку в школу устроить надо. Самое смешное, так это то, что, когда обман раскрывается, оказывается, что героиня и понятия не имела о том, что аборигенам от нее нужны только деньги. Осознав это, она, между тем, продолжает нанимать таких своеобразных проституток — уже осознанно.

    Вот, собственно, о чем повествует фильм. И после просмотра хочется задать вопрос: И что? В чем, собственно, соль данного произведения? В том, что в пятьдесят все еще хочется плотских удовольствий? Тоже мне, удивили. В том, что в отношениях молодой он — старая она он всегда выступает в роли дорогой проститутки? Так это тоже всем давно известно. В том, что толстые немолодые австрийки, занимающиеся сексом — это омерзительно? Да уж, спасибо за эти ценные сведения, но мы могли бы и обойтись.

    Самое страшное, так это то, что фильм очень талантливо сделан — тут и операторская работа красивая, и стиль «Догмы» виден, и работа с актёрами неплохая произведена была, и сценарий хорош. Но сценарий это не о чем, а красивая картинка, модный европейский стиль и хорошие актеры, увы, в подобного рода фильмах такой сценарий не спасают. Видно, что Зайдль старался сделать отличное кино, и очень обидно, что ему это почти удалось. Ведь фильм забавен (первая половина смотрится, как чистая комедия), содержит в себе провокационные мотивы, но при отсутствии здравой мысли это все уходит куда-то на второй план. И остается вопрос: «И чё?»

    Кино хорошее. Но не больше.

    6 из 10

    30 ноября 2012 | 15:24

    Когда буквально за минуту до начала рекламного блока передо мной продефилировала девушка анорексичных форм с ведёрком попкорна, и, хотя зал был скорее пуст, чем полон, села рядом, я понял, что надо быть готовым ко всему. Лично я перед Зайдлем всегда стараюсь не есть, хотя бы часа три, но лучше — четыре-пять. Девушка делала всё наоборот. Уже к концу рекламы ведёрко было опустошено наполовину, притом что роликов было не так уж и много…

    Фирменный Зайдль не заставил себя долго ждать, в первом же кадре бросив зрителей в эпицентр гоночных баталий. Ребята и девчата — с синдромом Дауна и аутисты — гоняли, как сумасшедшие, на электрических гоночных машинках под наблюдением женщины-воспитателя, которой и предстояло стать главной героиней данного фильма.

    Дождавшись заслуженного летнего отпуска, и пристроив кота и неповоротливую, как тюлень, дочь-тинейджерицу в руки родственницы, Тереза — бюргерша рубенсовской комплекции и пост-бальзаковского возраста с доверчиво-вопрошающим взглядом тургеневской барышни — отправилась в свой первый «афро-тур» на берега Кении. Чтобы «отдохнуть» там в том эвфемистическом смысле, который вкладывала в это понятие одна из проходных героинь довлатовского «Заповедника».

    Введенная в курс дела ушлой подружкой, Тереза быстро сориентировалась в экзотической местности, и начала использовать в свое благо нехитрые услуги местной секс-индустрии. Правда, всякий раз наступала на одни и те же грабли: «влюбляясь» в очередного шоколадного «вьюношу», она снова и снова опустошала свой кошелек до последнего цента. Так, теша себя иллюзией, что листья ещё не опали, она наивно искала чувств и внимания там, где всё давно уже обратилось в бизнес.

    Зайдль, до поры до времени щадящий зрителя, в конце всё-таки не выдерживает и выдаёт по полной. По случаю дня рождения Терезы, подружки приходят к ней в номер с вертлявым как обруч кенийским «мальчиком». Вечер, обещающий быть томным, перерастает сначала в диковатый мужской стриптиз, а потом в вакханалию свального бабьего греха, во время которой пьяные пузатые австриячки хватают испуганного афро-африканца за вялый член, в надежде, что он таки приободрится…

    Поскольку в этот момент меня начинает слегка подташнивать, я невольно вспоминаю про свою соседку и с опаской поворачиваю голову вправо. Надо сказать, что, против ожиданий, мне с нею определённо повезло: мало того, что она не только ни разу не напомнила о себе, так ещё и явила собой пример абсолютной сдержанности, не выразив никаких эмоций, даже в такой, казалось бы, совсем уж экстремальный момент.

    Я же ловлю себя на том, что первый раз в жизни вижу мужской стриптиз. И то, что я вижу, мне как-то нравится не очень. Вернее, очень не нравится. И поскольку Зайдль всегда снимает в условиях максимально приближенных к боевым, я догадываюсь, что в жизни оно примерно так всё и происходит. Судя по шальному взгляду стриптизёра — парень явно под наркотой, а по замедленным и неточным реакциям тёток — все они «под хорошим шофе». И поэтому не понятно: то ли сочувствовать тем, кто оказался перед камерой, то ли просто пойти и (простите) поблевать.

    После премьеры Зайдль грамотно впаривал журналистам концептуальные умозаключения про неоколониализм, но сам вполне осознанно выступил тут как колонизатор, эксплуатируя услуги не только своих малоизвестных соотечественниц, которых понабирал на австрийском ТВ, но и дешёвый труд кенийских жиголо, тоже по большей части дебютирующих в «продвинутом кино».

    Начинавший свою карьеру в 1990-е годы как документалист, он довольно скоро начал дрейфовать к берегу игрового кинематографа, но окончательно к нему так и не причалил. Категорически отказываясь от работы с известными профессиональными исполнителями, они всецело продолжает полагаться на достоверность поведения своих «натурщиков», которых погружает в естественную среду современной жизни, часто весьма экстремальной, а порой и весьма нехорошо пахнущей.

    При этом его цепкий взгляд — кинодокументалиста-наблюдателя — фиксирует вещи, которые, как правило, ускользают от замыленных объективов телевизионных СМИ. Статичные кадры, необремененные действиями персонажей, сканируют более глубокий информационный слой — уже не быта, но (простите за пафос) бытия. И в этом основная сила Зайдля как режиссёра. Но чем интенсивней он пытается интерпретировать реальность, тем чаще соскальзывает в банальность. И в этом его слабость.

    Однако стиль, получаемый в сухом остатке противостояния двух этих начал, с некоторых пор сделал австрийского режиссёра завсегдатаем Каннского фестиваля.

    9 октября 2012 | 21:35

    Фильм вызвал у меня очень много эмоций, да и смотрится он с огромным интересом — даже не понимаю, отчего рейтинг у него не такой уж и большой. Видимо проблемы женщин определенного возраста мало волнуют большинство кинозрителей.

    В центре повествования уже немолодая, но все еще желающая любовных утех мадам из Австрии, которая прибывает на курорт в солнечной Кении встретить, я бы даже не сказал, любовь — может быть вернее будет сказать — средство от одиночества в виде чернокожего молодого аборигена, коими заполнен весь район проживания отдыхающих.

    На любовь, как видно из фильма, данная мадам не способна — она для этого слишком эгоистична, т. е. она хочет только получать — а отдавать ничего, кроме денег, не готова. Отсюда ее все проблемы и проистекают. Ложась с очередным экзотическим аборигеном в кровать она в первую очередь обучает его, как надо сделать, чтобы ей было приятно — она, заметьте, ничего не делает, чтобы сделать, или хотя бы попытаться сделать то, что будет приятно ее напарнику по ложе.

    Она прекрасно понимает, и здесь я не соглашусь с многочисленными заявлениями — типа — она дурочка, нет — она прекрасно понимает, что в молодых чернокожих ребятах интерес прослеживается лишь к ее деньгам и она готова платить за отношения, которые смогли бы скрасить ее одиночество. И когда она узнает, что парень, с которым она была вчера и давала деньги на лечение ребенка сестры, а также дала деньги школе женат — она сочла это за предательство и поэтому так неистово на берегу океана буквально изливает на нем всю свою злость к миру, который сделал ее такой несчастной.

    Очень показателен в этом плане последний эпизод из секспохождений гл. героини — она призывает своего нового друга поцеловать ее посередине в святая святых и недоуменно смотрит на него, не понимая — что происходит, когда парень говорит, что он не такой, он не может это сделать. Она просто в шоке — оказывается и деньги не всегда могут заставить молодого самца преодолеть себя и делать то, что ему кажется отвратительным, учитывая необычайную бесформенность фигуры богатенькой австриянки. И вот она идет поныро по берегу моря, вокруг кувыркаются молодые парни — но это ее уже не задевает, она несчастлива и сломлена и видно, что счастья ей со своим ЭГО увидать скорее всего уже не придется. Грустный финал, поучительный.

    В конце хотел бы попросить, нет, не попросить, а призвать всех представительниц слабого пола — запрячьте свое ЭГО куда-нибудь в самое потаенное место, чтобы никто не смог, даже Вы сами достать его оттуда. А еще — смотрите за собой, не превращайтесь со временем в бесформенную груду жира и мяса, занимайтесь спортом, плавайте в бассейна, крутите обруч — в общем делайте то, чтобы на Вас было приятно смотреть в любом возрасте — и Вы будете непременно счастливы.

    9 из 10

    4 марта 2013 | 14:25

    «Рай. Любовь»

    Толстенькой Терезе, домохозяйке из Австрии, 50. У нее дочь-подросток-лентяйка и неустроенная личная жизнь. Чтобы как-то разнообразить свою обыденность, женщина отправляется в Кению. Там она знакомится с такими же, как она, богатыми и одинокими тетками, и те ей рассказывают о достоинствах местных мужчин. «У них кожа на вкус как кокос и они очень большие — «во всех местах».

    После таких разговоров Тереза отправляется в «путешествие из одной койки в другую», чтобы самой убедиться в правоте подруг. Но суть в том, что таким образом в этом райском уголке земного шара женщина пытается найти настоящую любовь. А чернокожим мужчинам чувства белой туристки, увы, не нужны. Они жаждут только хрустящих купюр. Пытаются заработать на таких как Тереза. И выклянчивают деньги за свои услуги, причем искусно прикрываются больным сыном сестры или отцом. Мол, мани-мани нужны им на лечение. Фильм о секс-туризме и о глубоко несчастной женщине снял австрийский режиссер Ульрих Зайдль.

    Драма «Рай: Любовь» была показана в рамках основной конкурсной программы на последнем Каннском фестивале. Призов картина тогда никаких не получила, но эффект был как от разорвавшейся бомбы. И, прежде всего, потому что в фильме много голого тела.

    Найти актрису на роль Терезы оказалось не так-то просто. Она должна, во-первых, быть очень тучной и большой, а во-вторых, не бояться показать всему миру свои прелести в виде складок и растяжек. Но Зайдль нашел ее в театре и впервые привел в кино. Маргарет Тизель превосходно справилась с ролью. В начале фильма над ней смеешься: наивная толстая баба верит, что все эти Мунга, Карлос, Габриель и еще Бог знает кто, ее любят не за толстый кошелек, а за красоту души. А в конце фильме хочется укрыться подушкой и плакать вместе с главной героиней. Появляется сострадание к этому несчастному созданию. Всем хочется ласки, тепла и любви, независимо от возраста и весовой категории.

    Актеров-африканцев-профессионалов в фильме нет. Их искали непосредственно на месте. И практически все диалоги — это полная импровизация.

    «Рай: Любовь» — это первая история трилогии Ульриха Зайдля о «приключениях» трех женщин из одной семьи. Второй фильм будет показан уже очень скоро, на Венецианском фестивале «Рай: Вера». А третья часть: «Рай: Надежда» ожидается в прокате в следующем году. Изначально Зайдль хотел одну картину, но на выходе получилось пять часов. Пришлось сделать три серии.

    В своих «кино-рассказах» режиссер ищет ответ на вопрос «Что же такое рай?» Рай — это когда есть высокое чувство? А, может, рай — это когда есть, кому верить и не бояться, что этот кто-то тебя предаст? Или рай — это все-таки надежда, которая умирает последней?

    17 августа 2012 | 17:44

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Сиквелы & приквелы

    1 Рай: ЛюбовьParadies: Liebe2012
    2 Рай: ВераParadies: Glaube2012
    3 Рай: НадеждаParadies: Hoffnung2012
    подробнее

    Новости


    Не только критики и киноакадемики выбирают лучших из лучших. Кинематографисты тоже подвержены предновогоднему ажиотажу подведения итогов. Чаще всего слышно мнение Квентина Тарантино, но в этом году дюжину своих любимых фильмов года назвал и Педро Альмодовар(...)
     
    все новости
    Записи в блогах

    Смотрим на оценки критиков из журнала Screen, делимся впечатлениями от фильмов Ульриха Зайдля, Томаса Арслана, Гийома Никлу и других режиссеров. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Голос улицStraight Outta Compton26 364 020
    2.Миссия невыполнима: Племя изгоевMission: Impossible - Rogue Nation11 451 746
    3.Синистер 2Sinister 210 542 116
    4.Хитмэн: Агент 47Hitman: Agent 478 326 530
    5.Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.7 317 374
    21.08 — 23.08подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Фантастическая четверкаFantastic Four159 207 141
    2.Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.99 430 069
    3.Синистер 2Sinister 269 971 203
    4.Миссия невыполнима: Племя изгоевMission: Impossible - Rogue Nation35 462 019
    5.Упс… Ной уплыл!Ooops! Noah is Gone...26 979 715
    20.08 — 23.08подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители1 803 636266 735
    Деньги442 852 588 руб.33 014 497
    Цена билета245,53 руб.21,14
    20.08 — 23.08подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    15.ПрестижThe Prestige8.634
    16.Игры разумаA Beautiful Mind8.632
    17.Криминальное чтивоPulp Fiction8.620
    18.Операция «Ы» и другие приключения Шурика8.615
    19.Властелин колец: Возвращение КороляThe Lord of the Rings: The Return of the King8.603
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    46.Отцы и дочериFathers and Daughters91.58%
    47.Ключи от улицыThe Keys to the Street91.49%
    48.АкваменAquaman91.24%
    49.Чёрная ПантераBlack Panther91.15%
    50.ФлэшThe Flash91.13%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    ГрязьFilth223
    ПодарокThe Gift14
    Кунг-фу Панда: Удивительные легендыKung Fu Panda: Legends of Awesomeness1
    УльтраамериканцыAmerican Ultra14
    Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.90
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Фантастическая четверкаFantastic Four4.564
    Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.7.918
    КаникулыVacation7.120
    УльтраамериканцыAmerican Ultra6.793
    Необыкновенное путешествие Серафимы
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Хитмэн: Агент 47Hitman: Agent 4703.09
    Перевозчик: НаследиеThe Transporter Refueled10.09
    Девушка без комплексовTrainwreck10.09
    Бегущий в лабиринте: Испытание огнёмMaze Runner: The Scorch Trials17.09
    ЭверестEverest24.09
    премьеры