всё о любом фильме:

Рай: Любовь

Paradies: Liebe
год
страна
слоган«Повезет мне в сексе. Не везет в любви»
режиссерУльрих Зайдль
сценарийУльрих Зайдль, Вероника Франц
продюсерФилипп Бобер, Кристин Рупперт, Ульрих Зайдль, ...
операторЭдвард Лахман, Вольфганг Талер
композитор-
художникАндреас Донхаузер, Ренате Мартин, Таня Хауснер
монтажКристоф Шертенлайб
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Германия  44.5 тыс.,    Нидерланды  25.6 тыс.,    Польша  18.9 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время120 мин. / 02:00
Номинации:
Если даме слегка за пятьдесят, означает ли, что её сексуальная жизнь закончилась?! В строгой, флегматичной Австрии, откуда родом наша героиня Тереза, — вполне вероятно. Но в жаркой, чувственной Кении, куда она собралась в отпуск, секс только начинается! Ведь здесь к услугам любой белой женщины десятки черных жрецов любви с белозубой улыбкой и отменной эрекцией. Проблема «активного» отдыха для дам пост-бальзаковского возраста лишь в одном: вулкан доступной эротики детонирует невостребованный запас нежных чувств, которые безжалостно разбиваются о неприступную меркантильность местных альфонсов.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.00 (4734)
ожидание: 90% (211)
Рейтинг кинокритиков
в мире
73%
29 + 11 = 40
6.6
в России
91%
21 + 2 = 23
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1740 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Природа наша, согрешая tota
    В своём зерне, утратила, упав,
    Свои дары и райские ворота.
    Данте. «Божественная комедия», Рай, VII


    Австрийские кинорежиссёры славятся своим крайне скептическим отношением к достижениям современной цивилизации. Без устали выносит приговоры человечеству Михаэль Ханеке. Вторит ему менее знаменитый земляк Ульрих Зайдль. Оба рисуют мир постиндустриального Запада как место торжества благополучного упорядоченного ада. Оба уже неоднократно шокировали публику своим настойчивым желанием откровенно говорить о том, о чём говорить не очень-то принято. Зайдль на редкость не занудно размышляет о глубоко укоренившемся лицемерии современного человека, о бездуховности порядочных буржуа, о тотальной власти денег, о порнографии, о гастарбайтерах, наконец, о необходимости борьбы с лишним весом. Если в двух словах, все картины Зайдля служат иллюстрацией того, что человечество достигло пика своего вырождения, и дальше пути у нас с Вами нет.

    В новой картине с обманчиво обнадёживающим названием «Рай: Любовь» рай оборачивается адом, а любовью даже не пахнет. Одинокая австрийка, «мечта поэта», давно перешагнувшая рубеж «бальзаковского возраста», работает с аутистами и безуспешно воспитывает свою излишне крупную дочь. Выдавшийся отпуск она проводит в Кении, где наивно ищет любовь, понимание, человеческое отношение, призывает «смотреть ей прямо в глаза и видеть душу». Увы, узнав о таком явлении, как секс-туризм, она запросто подменяет все свои благие пожелания банальным развратом.

    Как всегда, смотреть картины Зайдля — удовольствие не великое. Причём не столько из-за обилия откровенных сцен с не слишком атлетично сложенными героями, сколько из-за душной атмосферы какого-то вертепа. Любопытно, что периодически возникающее по ходу просмотра чувство тошноты, заметно сильнее, чем при каждодневном созерцании реальной действительности. Дело, надо полагать, в том, что мерзости нашего мира режиссёр подаёт на экране в концентрированном виде. В каждом жесте и в каждом слове персонажей он обнаруживает подавленные комплексы и скрытые желания, собирая из этого портрет современного человека.

    Людские пороки Зайдль показывает словно патологоанатом: холодно, отстранённо, без примеси иронии, или даже сарказма, и уж тем более он не испытывает сочувствия к своим героям, даже к тем, кто действительно этого заслуживает. Таким образом, персонажи уподобляются винтикам гигантской бессмысленной машины, в которой движутся, под воздействием своих или чужих страстишек. Упорядоченно, по отлаженной системе, люди обращают свои жизни в пыль, неосознанно растрачивая себя на какую угодно ерунду, подменяя подлинные чувства их нелепой имитацией. Зайдль программно отрицает искренность современного человека, показывая, что безвозвратно ушли в старину простые человеческие отношения, и осталась лишь купля-продажа, обмен и торговля, импорт-экспорт. В действительности, хочется верить, всё не так. Но в действительности, как минимум, мы стремительно направляемся в этот концентрированный зайдлевский ад, вычёркивая всё человеческое, что в нас ещё осталось.

    «Акуна матата!» — то и дело выкрикивают герои на местном наречии, что означает: «Нет проблем». Проблем действительно нет, есть катастрофа вселенского масштаба: человечество агонизирует, ища спасения в сладостных утехах, но лишь ускоряя тем самым движение к окончательному фиаско. Пустившаяся во все тяжкие героиня, лишний раз убеждается в том, что все мужики сволочи, счастья нет, а сама она со своими необъятными телесами давно никому не нужна, даже за деньги. Как это порой бывает, за чертой окончательного нравственного падения находится отчаяние. И хочется верить, что в этом отчаянии и есть спасение, так как человек потому и отчаивается, что видит весь ужас своего положения. Вопрос лишь в том, какие уроки он из этого извлекает.

    8 из 10

    19 августа 2012 | 01:06

    Фильм вызвал у меня очень много эмоций, да и смотрится он с огромным интересом — даже не понимаю, отчего рейтинг у него не такой уж и большой. Видимо проблемы женщин определенного возраста мало волнуют большинство кинозрителей.

    В центре повествования уже немолодая, но все еще желающая любовных утех мадам из Австрии, которая прибывает на курорт в солнечной Кении встретить, я бы даже не сказал, любовь — может быть вернее будет сказать — средство от одиночества в виде чернокожего молодого аборигена, коими заполнен весь район проживания отдыхающих.

    На любовь, как видно из фильма, данная мадам не способна — она для этого слишком эгоистична, т. е. она хочет только получать — а отдавать ничего, кроме денег, не готова. Отсюда ее все проблемы и проистекают. Ложась с очередным экзотическим аборигеном в кровать она в первую очередь обучает его, как надо сделать, чтобы ей было приятно — она, заметьте, ничего не делает, чтобы сделать, или хотя бы попытаться сделать то, что будет приятно ее напарнику по ложе.

    Она прекрасно понимает, и здесь я не соглашусь с многочисленными заявлениями — типа — она дурочка, нет — она прекрасно понимает, что в молодых чернокожих ребятах интерес прослеживается лишь к ее деньгам и она готова платить за отношения, которые смогли бы скрасить ее одиночество. И когда она узнает, что парень, с которым она была вчера и давала деньги на лечение ребенка сестры, а также дала деньги школе женат — она сочла это за предательство и поэтому так неистово на берегу океана буквально изливает на нем всю свою злость к миру, который сделал ее такой несчастной.

    Очень показателен в этом плане последний эпизод из секспохождений гл. героини — она призывает своего нового друга поцеловать ее посередине в святая святых и недоуменно смотрит на него, не понимая — что происходит, когда парень говорит, что он не такой, он не может это сделать. Она просто в шоке — оказывается и деньги не всегда могут заставить молодого самца преодолеть себя и делать то, что ему кажется отвратительным, учитывая необычайную бесформенность фигуры богатенькой австриянки. И вот она идет поныро по берегу моря, вокруг кувыркаются молодые парни — но это ее уже не задевает, она несчастлива и сломлена и видно, что счастья ей со своим ЭГО увидать скорее всего уже не придется. Грустный финал, поучительный.

    В конце хотел бы попросить, нет, не попросить, а призвать всех представительниц слабого пола — запрячьте свое ЭГО куда-нибудь в самое потаенное место, чтобы никто не смог, даже Вы сами достать его оттуда. А еще — смотрите за собой, не превращайтесь со временем в бесформенную груду жира и мяса, занимайтесь спортом, плавайте в бассейна, крутите обруч — в общем делайте то, чтобы на Вас было приятно смотреть в любом возрасте — и Вы будете непременно счастливы.

    9 из 10

    4 марта 2013 | 14:25

    Ух — ты, какая красота. Неожиданно, ожидая скучный маршрут австрийского интеллектуала по цитатам европейских фильмов о любви, я получил весьма пикантный во всех отношениях вызов.

    Это касается прежде всего формы. Зайдль не стремится фиксировать наше внимание на сатиричности и гротескности повествования. Он опирается на триединство: сухого лаконичного стиля, выборе актрисы и гениальном сюжете.

    Зайдль ставит на точность и детальность в повествовании истории. При этом, он не стремится обличать и делать выводы. Он даже не искрит юморными врезками. Мы получаем простое и незатейливое описание одной туристической поездки в Кению.

    Не менее интересен и выбор актрисы. Вы только посмотрите на Маргарет Тизель — и, точно Вам говорю, улыбнетесь не один раз. Уже сам выбор актрисы, которой придется не раз демонстрировать зрителю свои обвислые формы и заслуживающее скорейшей липосакции туловище, говорит о многом.

    Ну и конечно же сюжет. Сколько раз в истории кинематографа мы оказывались в ситуации, когда богатый и комичный богатый джентльмен «проплачивает любовь» с красивой элегантной молодой девушкой? Достаточно просто вспомнить «Сестру Кэрри». Но, тут нам предлагают качественно обратную ситуацию. Заказчиком сексуальных услуг будет не просто комичная пожилая особа. это ведь тоже уже было. Вспомните римские похождения миссис Стоун от Теннессси Уильямса и Вивьен Ли. Зайдль еще больше обостряет и мы получаем картинку, при которой странная белая женщина будет выступать фактическим агрессором для афро-американских мужчин.

    В сущности, этим можно было бы уже и ограничиться. Но, создатели ленты уделяют особое внимание вопросам секса. Кадры будут не просто откровенны, они будут точны и недвусмысленны. Но при этом, каждый откровенный эпизод, в данном случае будет художественно оправдан.

    Можно ли лучше показать сущность отношений, складывающихся при активном пикапе пожилой австриячке красивых молодых кенийских мужчин, как не через то, как несуразно толстая женщина фотографирует мужское достоинство спящего мужчины?

    Так что, просмотрев почти всю программу Каннского фестиваля, я весьма удивлен, что призы за сценарий и главную женскую роль достались картине Мунджиу «За холмами». Во всех отношениях фильм Зайдля куда более смелый и откровенный. Он не побоялся рискнуть и снять весьма едкий фильм обличающий современное «просвещенное» общество потребления.

    И еще эта легкость, с которой нам все рассказывалось. Как будто полковник Ланда в бесподобном исполнении Кристофа Вальца, таинственным образом оказался на режиссерском мостике и стал рассказывать, что к чему в современном туризме. Удалось!

    Когда-то давным давно, мы получали резкие выпады от Луиса Бунюэля (Этот скромный объект желания) и Марко Феррери (Большая жратва), которые весьма провокационно обличали скрытую пошлость и эмоциональную незрелость представителей среднего класса и аристократии. В наши же дни, серьезную заявку на то, чтобы занять эту нишу занял фильм Зайдля «Рай: Любовь». И мне этот фильм весьма и весьма пришелся по душе.

    8 из 10

    5 августа 2013 | 13:36

    Возраст Терезы приковылял к отметке пятьдесят. Ее внешность переживает декадентство, ее фигура поставила на себе крест. Тереза устала и хочет есть. Оставив свою дочь и кошку не то сестре, не то подруге, не то цыганам, Тереза покидает Австрию и улетает в Кению. Якобы в рай (ха-ха). Искать любовь (хе-хе).

    Старый европейский провокатор Ульрих Зайдль решил поглумиться над своим зрителем, вынесши в название два столь громких слова, значащие так много для простых смертных. На деле существует лишь иллюзия любви, иллюзия рая, банальный секс-туризм в пределах отеля и нескольких кенийских деревушек. Разумеется в рамках фильма, не в рамках жизни вообще.

    Тереза не одна в фильме женщина бальзаковского возраста. Рядом с ней обитает еще несколько европейских бегемотов, что покусились на африканское мясо. Разница между ними и Терезой в том, что они смирились с положением вещей (со старостью и упадком) и проводят время в свое удовольствие. Они знают, что богаты, знают, что кенийцы нуждаются в деньгах и готовы угождать тем, кто эти деньги даст. Вселенная переворачивается: не молодые и горячие парни приударяют за жгучими молодыми девушками. Старые и некрасивые покупают молодых, ограничиваясь критериями: длина и запах.

    Тереза же ищет любовь. Поиски любви, последнее, за что она может ухватиться, последнее, что хоть как-то раскрасит ее тусклую, тухлую жизнь, становятся важнее всего. Найдется привлекательный кениец, что будет говорить, что любит Терезу, что хочет Терезу, и что деньги ему не нужны. И Тереза поверит, что вот оно счастье, что вот она любовь, и что вот он рай. С виду глупые африканцы окажутся умнее и просто попросят деньги на лечение больных сестер, братьев и домашних гиббонов, каждый раз добавляя: «Мало денег! Больше денег». Осознание бегбедеровской истины, что все покупается и все продается — является переломным моментом в фильме. Наивные поиски любви, сменяются на эксплуатацию в духе самых легких рассказов Захер-Мазоха.

    В чем-то старина Зайдль может и не прав, изобразив все в таком мрачном свете (хотя героям романа Мишеля Уэльбека «Платформа», где секс-туризм описывается еще ярче, повезло меньше — фанатики-исламисты постарались). Где-то перегнул планку (изобразив оргию в духе серии порно-роликов dancing bear). Хуже всего вышло, пожалуй, с визуальной составляющей — на фоне сменяющихся общих планов и статических кадров, намеки на панарамирование становятся праздником. Звуковая составляющая пострадала не меньше — для того, чтобы достичь эффекта реалистичности, Зайдль посчитал нужным обойтись без музыки, использовав лишь то, что звучит в самом фильме (привет Триер, и манифест Догма-95). Отсутствие хоть какой-то динамики и музыки очень портит фильм. В сочетании с хронометражем эта сухость вызывает скуку.

    Что мы имеем? Старую Терезу в поисках любви, голую Терезу занимающуюся любовью, голых подруг Терезы… много голых толстых старых женщин, слишком уж невыносимое зрелище для молодого и ранимого человека вроде меня. Даже с поднятой режиссером проблемой одиночества и отчуждения.

    14 ноября 2012 | 00:22

    Пока Ларс Фон Триер терзает всех киноманов долгой прелюдией перед релизом своей «Нимфоманки», почти аналогичную тему поиска и обретения любви путем многочисленных половых экскурсий в свою сексуальность затронул австрийский режиссер Ульрих Зайдль в первой части своей «райской» трилогии под названием «Рай: Любовь» 2012 года, которая в прокате была принята крайне прохладно ввиду специфичности киноязыка, попутно вызвав неистовый восторг кинокритиков.

    В центре повествования данного фильма находится Тереза — австрийка возрастом «за пятьдесят», которая вместе с подругами того же возраста отправляется в отпуск из унылой Австрии в жаркую Кению для удовлетворения своей сексуальной неудовлетворенности. Если начать рассматривать фильм Ульриха Зайдля под синефильски-философским углом, то можно увидеть, что «Рай: Любовь» это:

    1. Эксплуатационная драма. Переместив действие в Кению, Зайдль весьма витиевато првератил свой фильм в своеобразный авторский оммаж blaxploitation, в котором все белые представлены в сугубо сатирической и резкой форме, тогда как все чернокожие герои фильма, от которым нашим героиням необходимо исключительно одно и то же, показаны гораздо более обьемно и интересно, хотя Зайдль и им добавил окраски сарказма и сатиры. К тому же в данном фильме нарочито и откровенно эксплуатируется тема секса, свободных сексуальных отношений и любовь как таковая, как сердечное чувство, а не сиюминутный порыв либидо, предстает вещью второстепенной, особенно в глазах жарких африканских самцов.

    2. Любовная драма. Фильм «Рай: Любовь» является еще и примером довольно откровенной любовной драмы с той лишь разницей, что Рай, по Зайдлю, предстает местом почти десадовского либертинажа, не столько духовного, сколько телесного, а любовные страдания главных героинь, особенно Терезы, прекрасно воплощенной в фильме актрисой Маргарете Тизель, априори обречены на моральное фиаско. Долгое время посвящая хронометраж поискам главных героинь подходящих партнеров из великого множества сексуальной орды, на миг кажется, что Зайдль чересчур увлекается именно сексуальным акцентом, но вскоре лирическо-трагическая составляющая в фильме начинает довлеть и сатира превращается в трагедию одиночества.

    3. Социальная драма. «Рай: Любовь», как и большинство картин современного европейского артхауса, четко держится и социальной линии, показывая удручающий депрессивный быт Австрии и проецируя его на современную Европу. Главные героини стремятся убежать от этого удушающего и лишенного надежд мирка, но их эскапизм лишен четких целей, кроме эротических, во всяком случае поначалу, ибо и Кения в фильме предстает отнюдь не сказочной страной. Побего героинь из одной страны в другую, на иной континент, где проблемы еще хуже и жить еще тяжелее, становится побегом от самих себя, в некую вымышленную страну, в некий Рай, коего на Земле и нет и искать не стоит.

    Операторская работа Эдварда Лакмена и Вольфганга Талера отличается в ленте чрезвычайной реалистичностью и визуально фильм смотрится довольно непросто, ибо во всей стилистике ленты довлеет статика и насыщенный, мрачный психологизм. Отсутствие же явного саундтрека лишь усиливает фиксированную иследовательскую документальность режиссерской манеры Зайдля, вся сатира которого в «Рай: Любовь» кажется виньеточной и обманчивой.

    Итак, «Рай: Любовь» — это окрашенная саркастично-сатирическими нотками социальная драма о поиске любви и подчас невозможности ее обретения. Всем поклонникам европейского авторского кино я настоятельно рекомендую этот несколько тяжеловатый, а местами очень провокационный фильм.

    10 из 10

    22 июля 2013 | 13:14

    Очень реалистичная картина. Жизнь, как она есть, без прикрас. Фильм по сюжету напоминает «На юг» с Шарлоттой Рэмплинг, но здесь все более правдоподобно и жестко.

    Тереза живет в Вене, работает с детьми с синдромом Дауна. Она одинока, воспитывает дочь — перекормленную тинейджерку, и мечтает о любви, большой и чистой. И в поисках ее отправляется в солнечную Кению, к поджарым шоколадным мальчикам.

    Выясняется, что «любовь» там и впрямь на каждом шагу. Белозубые красавцы наперебой предлагают себя стареющим мадамам — все, что угодно, в обмен на несколько купюр. Делают они это по-разному — кто-то нагло и не стесняясь, кто-то исподтишка, давя на жалость к бедным африканским детишкам и больным родственникам. Но смысл всегда остается один и тот же. Вот только Терезе хочется другой любви. Хочется, чтобы «глаза в глаза», хочется, чтоб ласкали не за большой кошелек, а за душу — невинную и прекрасную. И разочарование, которое испытывает она столкнувшись с реальностью трудно себе представить.

    Фильм правдивый и очень нужный. Чтобы Джульетты всей планеты остерегались Ромео, проживающих на модных курортах. Чтобы не бросались сломя голову в объятия знойных красавцев, раскрывая души и кошельки, не ознакомившись сначала с прейскурантом. На любовь и нежность.

    9 из 10

    10 января 2015 | 12:12

    До трилогии «Рай» Ульрих Зайдль говорил в своих картинах о более «приземленный» вещах. Здесь, как уже можно догадаться о более высоких чувствах — любовь; вера; надежда. В данном случае любовь. Но опять же, Зайдль показывает реалистичную любовь, не такую, как в Голливуде романтичную, причем такими выборочными моментами, самые красивые из них, а всё и включая интимную часть отношений. Да и вообще картина совсем не о любви. Правильней было назвать фильм как раз «Ад: Одиночество». Здесь название звучит больше как некий «рецепт». Что нам нужно для блюда «Рай»: 1)любовь.

    Вообще, фильмы о любви, неважно какой, по своей сути и содержанию просты. В них нет глубокого смысла, философии, рассуждений, просто показываются чувства героев. Если это фильм о счастливой, взаимной любви то в таких фильмах и книгах существует некий барьер, например как в «Ромео и Джульетта» принципиальная вражда между семьями. Если сценарист включает фантазию, то это может быть что-нибудь интереснее, например временной барьер, как в «Доме у озера» или однополость, как в «Горбатой горе». Если это фильм о несчастной любви, то здесь немного проще: любовь невзаимная, предательство, ложь и т. д. 

    В «Рай: Любовь» показано, как женщина Тереза уезжает на отдых в Кению, вместе со своими подругами-австрийками. И как «подобает» Тереза хочет устроить курортный роман, который, как она предполагает, должен перейти в более серьёзные отношения. Её подруги пользуются услугами местного чернокожего мужского населения, которые являются превосходными любовниками в постели. Но Терезе не нужен просто секс. Ей нужна любовь. Да, женщине, которой за 50, которая, как она говорит, имеет толстый зад и обвисшую грудь, тоже нужна любовь. Ей нужно, чтобы мужчина смотрел в глаза, зрачки в зрачки и любил её как личность, а не её тело. Однако, Тереза понимает, что кенийцы не способны её полюбить. Они лишь могут дать любовь. «Ты хотеть любовь. Я тебе её дать». Такая перспектива не устраивает Терезу, она страдает от такого отношения мужчин. И для зрителя, который «выращен» на голливудских фильмах и мейнстриме, будет некоторое удивление, что в итоге героиня так и не нашла своего чёрного принца на белом коне. Но такая концовка мне по душе. Во-первых, это очень жизненный и правдивый итог данной ситуации. А во-вторых, я сам одинок и как нельзя лучше понимаю суть картины и главную героиню.

    Я ставлю

    10 из 10

    11 февраля 2013 | 16:21

    Бывший документалист в игровом кино все равно остается документалистом. Там, где нужно создать фантазию, он создаст инструмент, изобличающий реальность из-под груды фантазмов. Таков Ульрих Зайдль, который открывает «райскую трилогию» глубокими размышлениями о телесности, расизме и одиночестве в жаркой Кении.

    Безжалостный Зайдль отправляет в кенийский секс-тур пятидесятилетнюю Терезу. Она едва-едва смирилась с собственным телесным разложением, как вдруг выясняется, что небольшая инъекция расизма может вернуть ей радость «любви». Горячие негры с большими членами сулят «сахарной мамочке» романтику, и Тереза в это старается даже верить, а потом, когда ее кидают, обкрадывают и разрушают, мамочка вспоминает, кто здесь хозяин, а кто раб, и что Африка, вообще-то, Третий мир.

    Скандальная популярность этого произведения, кажется, проистекает не столько из пикантной темы, легитимизирующей межрасовый секс за пределами сайтов для взрослых, сколько сильной степенью идентификации зрителя с героем, который, если еще не набрал лишний вес и не подурнел, то, скорее всего, готовится к этому в будущем. А там ад невостребованности, каждодневный ужас зеркала и дыхание старости за плечом. Зайдль даже не погружает свою героиню в эту ситуацию, она уже живет в ней. Достаточно раздеть полненькую актрису Тизель и положить ее рядом с мускулистым негром, чтобы она устыдилась себя по-настоящему, без актерских воплощений, и режиссер этим ресурсом беспринципно пользуется, но скорее как добрый, но хирург, намеревающийся поставить обществу диагноз.

    У Терезы есть подруги, такие же старые клуши, которые, однако, не тешат себя иллюзиями, что горячие молодые парни могут всерьез ими заинтересоваться. Умело играя на разнице валют и повальной проституции в нищей стране, они спешат получить максимум удовольствия за свой короткий отпуск. Боровшаяся долгие годы за независимость Африка вроде и проиграла экономическую битву, но Зайдль, кажется, намекает, что на фронте фертильности ей нет равных. Не надо даже завозить с Черного континента черных мужчин в Европу, белые женщины сами поедут за ними на черный континент.

    Зайдль словно говорит, что единственный способ принять себя — это уверовать, что «другой» — животное, а тело — товар. И вообще-то, ничего кроме жалости это не вызывает. Хотя нет, еще массу вопросов к себе. Режиссер тем и безжалостен, что реализм его далеко не фильмический, а такой, который имеет непосредственное отношение к нам, к нашей самооценке, реакциям, комплексам, надеждам и страхам.

    30 мая 2014 | 19:08

    Африканские мальчики зреют для бледных красавиц, танцоры по найму без устали и печали. Спокойные спины хранят стволы и патроны, на дерзости не отвечают (с)

    Как же ещё завершать год, если не просмотром столь безнадежно-реалистично-упаднических картин Ульриха Зайдля. Его трилогия словно три великана, на которых держится мир каждого отдельного человека — имя им Вера, Надежда, Любовь. И то, как видит эти светлые добродетели Зайдель, то какими он представляет их — в виде документального кино, способно шокировать даже самого стрессоустойчивого зрителя.

    Любви хотят в любом возрасте, в любой расе, в каждой стране и на каждой улице. И получить её можно любым способом, а за деньги даже ещё проще. Зайдель убрал из фильма весь романтизм и теплоту, что связывают со словом «любовь», представив наш мир таким, будто никакой любви здесь не водится. Полная безысходности и мерзости картина, она не вписывается ни в какие моральные рамки и тем самым пугает. Ты понимаешь, что так ненормально, не должно быть, но тем не менее это происходит, пусть на другом конце света и не с тобой, но это реальность. Есть такие моменты в фильме, в которые хочется ослепнуть — слишком остро чувствуется самоунижение главной героини.

    Тереза приехала из прагматичной, сдержанной Австрии в жаркую и «горячую» Кению за отдыхом, солнцем и морем, а пылкие африканские юноши оказались приятным бонусом к отпуску. По началу и для Терезы эта связь кажется дикой, невозможной, но глядя на развратную, смелую подругу, она словно послушное дитя вторит её, идёт на поводу, что в итоге приведёт её только к разочарованиям и бесконечному унижению. Тереза сама делает выбор. Она могла в любой момент сойти с этого пути и не поддаться искушению, но делает кардинально другой выбор и шагает к запретному плоду. Пока неуверенно и маленькими шажочками, но чем «глубже в лес», тем раскованнее становиться главная героиня, и дальше она уже знает правила игры, поэтому больше не допускает ошибок. Весь фильм ты разрываешься между жалость к главной героине, отвращением к ней и раздражением. Вот именно этими контрастами играет режиссер: от заметных и очевидных (сцены с толстыми австрийками и грациозным негритянским юношей), до чуть интуитивно-понятных (когда Тереза осознаёт, что её просто использовали).

    Это не рай любви, это самый настоящий ад господства, самоуничижения, похотливости и вседозволенности. Сначала пожилые австрийки играют чернокожими юношами, как куклами, дергая их за все возможные ниточки. Потом уже черёд юношей отыграться на богатеньких дамочках. Вот и получается, что Любовь в этом райском месте не живёт.

    Отдельно хотелось бы отметить Маргарет Тизель, которая сыграла Терезу. Такая преданность свой профессии не может не восхитить. Ведь этой актрисе ещё жить с грузом такой роли, где ты выставляешь себя в самом омерзительном свете. Мало кто согласился бы показать свою непривлекательную наготу перед камерами.

    «Рай: Любовь» — это та часть трилогии, в которой Зайдель даёт возможность каждому зрителю оценить свои чувства к героине, осмыслить их, осознать. Ведь сам он к ней по сути безжалостен и концовка не несёт облегчения — искупав героиню в волнах унижения, разврата и пошлости, он вернёт её к обычной жизни.

    7 из 10

    30 декабря 2013 | 15:13

    «Мама». Поиски любви и желание отдохнуть от рутины, приводят героиню к мысли посетить солнечную страну — Кению. Героиня фильма мать одиночка, воспитывающая трудного подростка (историю которой можно посмотреть в фильме «Рай: Надежда». Она уже не молода, весьма тучная и полна комплексов. вот она возможность забыть о проблемах и найти, то чего не хватало- быть любимой и оцененной по достоинству. Окрыленная желанием любви ищет знакомства с местными мужчинами, которые готовы дать любовь, но увы только за деньги. Наблюдая успешный пример своей новой знакомой, у которой уже есть молодой любовник. Местные юноши наподдают на туристок как только они покидают территорию отеля, зазывая их «мама». Воспевая им дифирамбы, предлагая безобидно фенечки и бусы заманивают их в свои «логова», дарят любовь, а потом начинаются проблемы в его семье. И тут уже не откажешь «страстному, влюбленному» с его проблемами: болезнь кузины, оплата больницы племянницы, помощь брату попавшему в аварию. Ничего не надо — просто помоги материально. Печальный образ одинокой женщины которая не нужна даже собственной дочери и сестре снимает «последнее» с карточки в надежде продлить этот — РАЙ любви. Все мы хотим что бы нас любили ни за что — то, а вопреки. Вот и одинокие дамы приехавшие отдохнуть в Кению этого ждут. фильм полон сцен любованием контраста тел: юного и старого, спортивного и полного, темного и светлого. Режиссер затронул вечную тему и снял это все на фоне красивейшего пляжа.

    Всю трилогию я не смотрела, но продолжу. Сюжетная линия трех фильмов соединена родственными связями.

    4 из 10

    4 июня 2014 | 14:05

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Сиквелы & приквелы

    1 Рай: ЛюбовьParadies: Liebe2012
    2 Рай: ВераParadies: Glaube2012
    3 Рай: НадеждаParadies: Hoffnung2012
    подробнее

    Новости


    Не только критики и киноакадемики выбирают лучших из лучших. Кинематографисты тоже подвержены предновогоднему ажиотажу подведения итогов. Чаще всего слышно мнение Квентина Тарантино, но в этом году дюжину своих любимых фильмов года назвал и Педро Альмодовар(...)
     
    все новости
    Записи в блогах

    Смотрим на оценки критиков из журнала Screen, делимся впечатлениями от фильмов Ульриха Зайдля, Томаса Арслана, Гийома Никлу и других режиссеров. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Дивергент, глава 2: ИнсургентInsurgent52 263 680
    2.ЗолушкаCinderella34 967 659
    3.Ночной беглецRun All Night5 032 323
    4.ГанменThe Gunman5 028 702
    5.Kingsman: Секретная службаKingsman: The Secret Service4 627 340
    20.03 — 22.03подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ДомHome318 630 293
    2.Дивергент, глава 2: ИнсургентInsurgent230 943 081
    3.ЗолушкаCinderella61 591 578
    4.Робот по имени ЧаппиChappie32 331 567
    5.Духless 228 889 207
    19.03 — 22.03подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 992 466906 238
    Деньги764 633 700 руб.238 279 027
    Цена билета255,52 руб.3,22
    19.03 — 22.03подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    215.Иваново детство8.093
    216.Ночи КабирииLe notti di Cabiria8.092
    217.ПодменаChangeling8.091
    218.Звездные войны: Эпизод 5 – Империя наносит ответный ударStar Wars: Episode V - The Empire Strikes Back8.091
    219.Смех и горе у Бела моря8.091
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    41.Ключи от улицыThe Keys to the Street91.99%
    42.Охотники за привидениямиGhostbusters91.98%
    43.ФлэшThe Flash91.89%
    44.ПикселиPixels91.77%
    45.Тихоокеанский рубеж 2Pacific Rim 291.75%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Подводная братваShark Tale29
    ПазолиниPasolini1
    НесломленныйUnbroken58
    Водная жизньThe Life Aquatic with Steve Zissou20
    Лучше звоните СолуBetter Call Saul8
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ДомHome7.537
    Призрак7.563
    Барашек ШонShaun the Sheep Movie8.209
    Дивергент, глава 2: ИнсургентInsurgent6.681
    ЗолушкаCinderella7.473
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Форсаж 7Furious 709.04
    ДикаяWild09.04
    Номер 44Child 4416.04
    Мстители: Эра АльтронаAvengers: Age of Ultron23.04
    Любовная загвоздкаAccidental Love30.04
    премьеры