всё о любом фильме:

Маленькая Вера

год
страна
слоган-
режиссерВасилий Пичул
сценарийМария Хмелик
директор фильмаВладимир Клименко, Юрий Пробер
операторЕфим Резников
композиторВладимир Матецкий
художникВладимир Постернак
монтажЕлена Заболоцкая
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
зрители
СССР  56 млн,    США  318 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время135 мин. / 02:15
Приморский город. Обычная рабочая семья. Отец и мать озабочены лишь бытовыми проблемами и довольствуются непритязательными житейскими радостями. Дочь Вера, только что закончившая школу, проводит время на дискотеках, за бутылкой вина в подворотне и за болтовней с подружками. Важным событием в жизни Веры становится встреча со студентом Сергеем — он вырос в другой среде, самостоятельно мыслит, у него другие культурные ценности. Молодые люди «из разных миров» стараются понять и принять друг друга.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • В кинопрокате фильм посмотрел каждый 5-й человек в СССР — в общей сложности 56 млн. кинозрителей.
    • Первоначально на роль Веры планировалась Ирина Апексимова, но её утвердили на роль в фильме «Башня».
    • Картина снималась в городе Жданов, Украинская ССР (теперь город Мариуполь, Украина).
    • Занимает по посещаемости 24-е место среди отечественных фильмов за всю историю советского кинопроката.
    • Первый советский фильм, где был продемонстрирован половой акт.
    • еще 2 факта
    Трейлер 01:19

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Этот фильм всего лишь 26-летнего дебютанта Василия Пичула, прямого ученика Марлена Хуциева, пользовался ошеломляющей популярностью в отечественном прокате, заняв престижное 24-е место среди рекордсменов за всю историю советского кино — рядом с «Судьбой» Евгения Матвеева, «Русским полем» Николая Москаленко и «Женщиной, которая поёт» Александра Орлова. Соседство только на первый взгляд странное и случайное. Потому что в «Маленькой Вере», несмотря на несомненный дерзкий вызов прежнему кинематографу (чаще всего неадекватно реагировали на вполне уместную и не грубую, особенно по нынешним понятиям, сексуальную сцену), содержатся элементы традиционного романа о «судьбе человека» и мелодрамы о «любви земной», но только в молодёжном исполнении. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 68 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Тоже и героиня фильма «Маленькая Вера» Василия Пичула, ее трагедия в том, что она Вера, простите за тавтологию, без веры. Не только сама девочка маленькая, но и действительно вера маленькая. Для этой девушки ценности, на которые ориентировались ее родители, ничего не значат, она не верит в свободное и светлое социалистическое общество. Не верит потому, что видит вокруг бездуховность, нищету. Бесполезно что-то делать, можно проработать всю жизнь на тяжелой работе, как ее родители, а жить все равно будешь отнюдь не припеваючи. Родители пытаются вернуть ее в колею, заставить жить, как они жили, но она все равно уже обречена. Что она видит вокруг? Во, что превратились больницы? А ее брат, разве это примерный врач, а подруги — бедующие героини интердевочки…

    Героиня Веры так же запуталась и не знает, как жить, как и героиня фильма «Роковая ошибка» Надежда. Как и в «Маленькой Вере» режиссер этого фильма, Никита Хубов, выбрал для героини говорящее имя. Надежда, утратившая все надежды и иллюзии, в последнем кадре она лежит без сознания в товарном вагоне, ее рука, высунувшаяся на улицу, безвольно болтается, а поезд уезжает неизвестно куда.

    Это история девочки, которую когда-то усыновила жестокая женщина. И ожесточенность передалась ребенку, ясное дело, когда за подростком приезжает родная мать, девочка принимает ее в штыки. Девочка бесцельно болтается среди таких же, как она, увлекающихся роком бездельников, не понимающих как строить свою судьбу дальше. Кто-то сбежал из дома, кто-то просто все время ругается со слишком правильными, слишком советскими родителями. Однажды наша Надежда влюбляется в афганца военного и не знает как жить с этим чувством. Стена непонимания между ней и «мамами» только усиливается, что и толкает ее пуститься во все тяжкие.

    5 апреля 2009 | 19:28

    По ходу фильма мое мнение к героям, вообще к их сложной жизненной ситуации менялось несколько раз: от ненависти, отвращения, до полного понимания и сопереживания.

    Вера — маленькая, действительно маленькая, глупая девочка, не захотевшая расстаться с своим беззаботным детством, подростковыми шалостями. Уж очень страшно и совсем неохото, а может быть и скучно вступать в новую, взрослую жизнь, где как не хочешь, но придется быть в одних рядах с серой массой, будничной массой советского пролетариата. А тут и обязанности, и шаблонное построение своего жизненного уклада, как у родителей. Только не как у родителей! Ведь они не пример для Веры. У нее будет все по-другому. Яркое тому подтверждение сцена с книгами,. где мать, взявшая шевство над неопытной дочерью, вручает ей книгу по домоводству, книгу о том КАК НУЖНО СТРОИТЬ СВОЮ ЯЧЕЙКУ ОБЩЕСТВА — СЕМЬЮ. Вере и её новоиспеченному мужу просто смешно от попыток приобщения их жизни к абсолютному стандарту.

    И вот тут и проявляется жалость к родителям и ненависть к детям, за бессердечность и не послушание.

    Однако отношение к Вериным родителям у меня кардинально изменилось. Ведь они не идеал, хотя сами же его и прославляют и агитируют молодежь. Отец — пьяница, мать, извините меня, тупая. Именно тупая. я просто была в восторге, когда герой Соколова так и спросил у Веры :«Почему твои родители такие тупые?» (ну как то так). Браво!

    В самой Вере я пыталась увидеть не безнадежного человека, у которого есть шанс выпрямить кривую линию. Отвращение в начале к ее наплевательскому отношению к заботливым и добрым родителям. Самая первая сцена на балконе. Я ее просто там возненавидела. В голове стоял лишь один вопрос: «Почему ты не можешь быть нормальной, послушной девочкой?»

    И всегда у меня было нетерпние. Я все ждала, ну когда же они исправятся, когда маленькая Вера станет взрослой и посмотрит на мир глазами родителей. Когда герой Соколова начнет исправлять свою новоиспеченною жену. Помните эту сцену на пляже? Они лежали вдвоем. И он задовал Вере совершенно адекватные вопросы: что она любит, кто был ее первой любовью, что она вообще за человек? -А Вера убегала от них.

    И даже поножовщина ее возлюбленного с отцом не изменила Вериных взглядов на свою жизнь.

    Грустно, но в фильме герои так и не к чему и не пришли, а хотя могли..

    10 из 10

    11 февраля 2010 | 18:16

    Рассуждая о перестройкe в контексте массовой культуры конца восьмидесятых, стоит прежде всего подразумевать первого посланца этих процессов — поколение, рождённое в конце 60ых-начале 70ых, выросшего в момент наивысшего социального благополучия. Радикально новый ценностный и культурный посыл стал их первой жизненной установкой вне воспитательного очага. При прежнем контроле за искусством госмонополии и массовости производства в середине восьмидесятых советский народ впервые в мирное время испытывает культурный шок. Cложно переоценить влияние на эти процессы конкретных фильмов — от «Покания» до «Такси Блюза», через многочисленные «Аварии Маленьких Курьеров».

    В то время, когда одна образованная советская молодёжь, уже сильно увлечённая западной музыкой и кино, сохраняла врождённые крепость характера и масштабность мысли, тужась родить нового «последнего» героя с зеркалом в руках, как возможностью дать ему исправиться, другая — жадно обсасывала до косточек новые возможности самовыражения: как новые тематики (почему-то всегда связанные с куплей-продажей чести, любви и отечества), так и новые художественные приёмы (почему-то связанные со смакованием от показа грязного белья). Все надежды и чаяния первых потонули в глубокой экзистенциальной пустоте — культурологическому тупику, дыре, вырытой вторыми. К тому же эта дыра с определённого момента начала окропляться настоящей кровью гражданской войны почти на всех окраинах СССР, придавая ей болезненную осмысленность, чувство чёрного фатума. Вот и все герои «Маленькой Веры», предвосхитившей самый пик этих процессов — восемьдесят восьмом году, оказались затянуты в некий безумный метафизический лабиринт старых стен и деструктивных отношений, где каждый заточён в своей собственной обречённости.

    Актрису Наталью Негоду в образе Веры по-настоящему приятно разглядывать весь фильм. На фоне сюжетного абсурда даже откровенные сцены с актрисой воспринимаются так же легко, хотя видно, что преподносятся очень старательно. Но где самоуверенный герой-любовник Сергей (Андрей Соколов), который поначалу молча брал то, что ему нужно, в том числе и нашу фривольную героиню? А вот он, в больничной одежде, сидит на чужой кухне с чужими копошащимися людьми, совсем бледный, пока его некогда «есессно» любимая девушка находится в соседней комнате в предсамоубийственном состоянии; ещё немного и он будет раскачиваться из стороны в сторону, приговаривая «ку-ку», однако решает ополоснуть голову в раковине. Приводящий ко всему этому действу фактор по-человечески необъясним, являясь обыкновенной художественной грубостью. Сюда же можно приписать и колеблющихся, от отеческой любви до яростного презрения, родителей, людей вроде бы «той самой» старой закалки. Такое изображение матери и отца — совершенно безвольных и глухих заступников домостроевских порядков, распивающих крепкие спиртные по любому поводу, стране показывали впервые. Позже эти же карикатуры близких кровных связей прямо по шаблону будут использованы в «Авария — дочь мента» и прочих «гениях».

    Молодая столичная интеллигенция, воплощённая в брате Веры Викторе — безусловно наиболее тонкий мазок этого буйства красок. Не способный настроиться на собственной личной жизни, его застигают врасплох и на малой родине. Слепое и патологическое перебирание решений чужих проблем оборачивается нервными срывами на близких (не забываем про постоянное распитие) и брат хлопает дверью, только тогда когда осознаёт своё пагубное участие в этом бездарном цирке. Стоит отметить типологическое сходство Александра Негреба в этой роли с Александром Кайдановским, вплоть до манерности и интонаций.

    Если относится к сценарию как к совокупности сюжетых веток, проводов, а к повествованию как к пускаемому по ним электротоку, то главные сюжетные ветки «Маленькой Веры» обрываются даже не на полуслове, а на полувыдохе. Скажем, знакомство приблизительных ровесников Сергея-Виктора ограничивается по сути сценой их первого приятельского приветствия и эта потенциально выигрышная линия попросту пропадает, в отличие от, на мой взгляд, излишней развязки в линии Веры и её одноклассника-морячка. Не выражен в фильме и протест молодого поколения против нарочито категоричного и сухого мировоззрения старшего поколения. Вероятно, неприкрытое хамство и высокомерие в купе с невыносимой лёгкостью бытия описываемой молодости могли сойти за принцип искренней любви против мещанской показушности. Однако как может восприниматься бытовые хамство и высокомерие по отношению к старшему поколению — качества, просто не могущие вырасти в нечто большее — решительно непонятно. Не проросло чувства и в самой картине. Режиссёр Пичул, в конце концов, умудряется оборвать и наиболее развивающуюся ветвь отношений — Сергея и Веры. Понятно, что итоговой фарс не укрепит и не свяжет этих двух, изначально похожих — молодых, лёгких и независимых, под конец — непозволительно бесхребетных и безнадёжных, будто бы растворённых в своей пустоте.

    Финальная сцена «с милым рай и в шалаше» подана настолько предсказуемо, что кажется и не пыталась стать точкой повествования, не стала и запятой: нет в ней ни рая, ни милого, один сборный шалаш у всколоченной кровати младшего ребёнка семьи. Оттого единственный существенный итоговый вопрос — отеческий: «Что с тобой дальше будет, Вера?» Сцена семейного отдыха на побережье, когда Вера отражает тройным «Ха!» тираду обезумевшей по прихоти режиссёра матери, прокладывает прямой ассоциативный путь только к сигаревскому «Волчку», к главной роли Трояновой с её «Лла!»- эдакой взрослой Веры из недетских девяностых. Страшно подумать куда в самой жизни забредали подобные девочки — следующий за развалом страны «русский крест» слишком говорящ, чтобы говорить о лучшей судьбе.

    5 из 10

    23 сентября 2014 | 23:03

    Шелест морских волн, стрекочущие сверчки, мириады огней — искусственных светил ночи, и СССР, еще не канувший с атласами влету.

    Она влюблена в парня старше, он не нравится её родителям. Романтическая история…могла бы быть, будь это не «Маленькая Вера» режиссера-дебютанта Василия Пичула, а любой другой фильм четырехбуквенной державы. Скандальная известность в конце восьмидесятых, первый фильм «показавший то, чего не показывали», и такой же первопроходец в рейтинге «18+». Однако 1988 год прошел, «великий и могучий» стерт с лица Земли, но никак не из сердец его экс-обитателей. И все, что осталось — это память, немалую долю которой составляет советский кинематограф в целом и «Маленькая Вера» в частности. Следуя логике, что лишь время способно отделить значимое от дутого пузыря, можно выяснить, чем «Маленькая Вера» стала сейчас, при свободе слова и иллюзии выбора.

    Дискотека. Воплощение всего порочного от отпрысков некогда прославляемого пролетариата — побоища «стенка на стенку», характерные для провинциального городка «кирпичные мордашки» хлопцев и бравые «голубые» ребята, следящие за порядком, дабы в случае чего подвести всех под одну гребенку в отделение милиции. В таком месте и запутывается фундаментальный сюжетный узелок — знакомство отвязной мелированной Веры со своей будущей любовью Сергеем — студентом местного института металлургии. Именно завораживающим воплощением Натальи со звучной фамилией Негода во многом была обязана безразмерная популярность киноленты на момент релиза. И дело даже отнюдь не в провокационной сцене, где «маленькая» Вера становится «голой» Верой и «занимающейся сексом» (которого, как известно, в СССР не существовало). Актрисе, несмотря на московские корни, удалось в убедительной форме передать дух малолетней оторвы — девочки из подъезда, ребенка без цели. И в противовес этому Сергей — длинноволосая версия известного восьмисезонного «Адвоката», Андрея Соколова. Он умен, начитан, ему до беспамятства досаждает одна лишь мысль о предсказуемости и ограниченности, которую он наблюдает, переселившись в квартиру Вериных родителей.

    Снаружи кухонной форточки, созвучно с душераздирающим скрипом детишек на дворовых качелях, по железной колее грохочет дизель тепловоза, а из хрипящих динамиков радиоточки доносится гимн СССР. Окружение родительского гнездышка столь же дискомфортно снаружи, как и внутри. Это отец, в пьяном припадке изнывающий от привитых норм «как я буду людям в глаза смотреть» и «никто меня не любит». Это мать, твердящая сплошь и рядом о правильности и жизни в прошедшем времени. Вырвавшийся из нищеты в Москву брат, яркий огонек контраста, сходит с ума от необходимости время от времени навещать этот сумасшедший дом воплей и истерик имени «ячейка социалистического общества». Они всю жизнь рвали жилы, далеко не всегда преследовали чистые помыслы и светлые начинания. И лишь проездив большую её часть на рабочем «КамАЗе», осознали необходимость выпивки как основополагающего антидепрессанта от ужасной свалки паскудной, низменной жизни.

    Смог, подобно неглиже, прикрыл голую реальность потрепанных заводских цехов и козловых кранов, оставив враждебные тени и десятки пыхтящих труб, грозно заполонивших тёмно-синий горизонт. Есть в «Маленькой Вере» еще один запоминающийся немой персонаж, чья неподвластная режиссеру мимика закрепляет воплощение избранного пути, так называемой, драмы у раковины — истории о людях, живущих своим ограниченным мирком. Речь о Жданове — родном городе режиссера, нынешнем украинском Мариуполе. При возложенной должности вымощенных декораций, Пичул эпизодически сменяет слова импровизацией города, позволяя таким образом внушить зрителю, что история Веры не просто реальна, она ужасающе бытовая для провинциальных городков подобного толка. Крупные заводские планы, прибрежные воды, покрывающие водорослями ржавые осколки посудин-кораблей на мелководье, холмы металлолома с одинокими железнодорожными вагонами напротив больничных стен. Спасенья нет, лучик надежды и веры в светлость социалистического будущего, коим в разной мере обладали фильмы доперестроечного периода, меркнет и выцветает, зарастая мхом жуткого, грязного реализма вещей, исконно противоречащих коммунистическим догматам.

    Серое небо над каменистым пляжем с мутной водой орошает мощными зарядами «гнева небес» — градом и проливным ливнем. Лишь одинокий «КамАЗ», подобно маяку с красной кабиной, подзывает пронизывающим гудком убежавшую Веру.

    История знает немало примеров, когда скандальная известность, являясь потворством актуальной тематики, уже через десяток лет выдыхалась, как открытый флакон духов, вызывая остаточным материалом недоуменные жесты у публики или, что еще хуже, ироничную улыбку. «Маленькая Вера» не из этой касты. Василий Пичул стал первым в заключительной странице существования сверхдержавы, кто вывел зеркало жизни советского человека из привычных норм «облико морале», опровергнув тем самым свое же правило, что лучшие фильмы остаются «на полке». На этом достижения киноленты не исчерпались, поскольку слава советская преобразилась во славу европейскую, венцом которой стала победа на венецианском кинофестивале. Она же, слава, послужила впоследствии мощным катализатором к метеорному старту карьеры Натальи Негоды в США, которая, увы, не задалась. Единственное, что режиссеру не удалось в «Маленькой Вере», так это заставить полюбить её той любовью, которая возникает между мужчиной и женщиной в пылу страстного поцелуя. Попытка исправить была предпринята в следующей постановке, опять же, в сотрудничестве с Негодой «В городе Сочи темные ночи», но это уже другая история — менее успешная и более вторичная.

    30 марта 2013 | 19:52

    100%-е попадание со временем. Очень удачный фильм. Полностью отразил несовместимость поколений в те годы. Но как не странно смотриться и сейчас из-за вечных семейных отношений. Трудности в семье наверно актуальны и сейчас, особенно из-за бытовой неустроенности. Фильм очень тонко это подчеркнул. Конечно очень хорошо сыграли молодые актёры(хотя стоит отметить, что Негода лучше бы смотрелась, если бы упростила свою роль, Вера всё-таки красивая троечница, умом не должна отличаться), Соколов настоящий красавец, сыграл настолько реально, что кажется документальные съёмки велись. Конечно, нельзя не отметить прекрасную игру Назарова и Зайцевой — настоящие профессионалы! Именно они создают колорит этому фильму, показывая как они отличаются от нового поколения. Хорош и Александр Негреба, странно, что дальнейшая его актёрская карьера как-то не задалась.

    Что и говорить, среди потока перестроечной чернухи, которая завалила тогда кино СССР, этот фильм явно выделяется. Он останется классикой на долгие века. Поэтому

    10 из 10

    10 из 101

    21 апреля 2012 | 15:49

    Через 2 года «стукнет» 25 лет! 25 лет как «Маленькая Вера» начала переворачивать сознание зрителей. И первый эротический советский фильм, и зрители штурмующие кинозалы, и мнения советских газет про грязь и воспевание в фильме половых инстинктов.

    Все, все правильно. Все правда. Но это то, что на поверхности. Так на входе в кинотеатр. А на выходе?

    А на выходе, в глубине, все основательно, все детально продумано, все выстрадано. Это история вовсе не про «спивающееся совковое быдло», а практически полный нравственный аналог горьковской пьесы «На дне». Для своего, конечно, времени — второй половины 80-х годов 20 века и для своего места тоже — СССР.

    Советский зритель уходил с этого фильма молча, задумавшись, а не восторгаясь и отпуская сальные шутки по поводу увиденного на экране крупным планом оголенного бюста Натальи Негоды.

    Происходило это потому, что советский зритель, что бы сейчас не писали про то время, был несравненно более высоко нравственным человеческим существом для того, чтобы просто увидеть в «Маленькой Вере» первый эротический советский фильм.

    Советский зритель видел в «Маленькой Вере» то самое «Дно».

    Советский зритель знал, что запросто он может стать таким же, увиденным в фильме «Дном». И жить и любить и дышать как это «Дно».

    Поэтому на выходе советский зритель инстинктивно пытался оторваться от этого «Дна».

    Так, начатая в стране, как «инициатива сверху» «Перестройка» переросла в стихийную «инициативу снизу», а с фильмом «Маленькая Вера» Василий Пичул, наряду с Динарой Асановой («Пацаны»), Валерием Рыбаревым («Меня зовут Арлекино»), Вадимом Абдрашитовым («Плюмбум или Опасная игра») стал основателем абсолютно нового жанра киноискусства.

    Жанром родителем которого с полной уверенностью может считаться канувшая в небытие, похороненная стихийной «инициативой снизу» страна — Советский Союз.

    Жанра — социальная драма.

    Р.S. Ну и безусловно нельзя судить людей испытывающих неиссякаемое желание стать лучше и оторваться от «Дна», которые повелись на этот киногимн революции.

    10 из 10

    5 апреля 2011 | 16:25

    Еще одной картиной, ярко представляющей очередной новый женский образ 80-х, является «Маленькая Вера» Василия Пичула, снятая в 1988 году. Дебютировавшие в кинематографе тех лет, Пичула и сценаристка Мария Хмелик ни на что не претендовали, но в конечном итоге смогли создать смелый, глубоко личный, действительно умный фильм. Думаю, что со всей ответственностью можно назвать эту киноленту талантливой.

    Мне очень понравилось все музыкальное оформление «Маленькой Веры»: невероятно весело и в то же время двусмысленно звучит песня Софии Ротару «Только этого мало». Как нигде в этой работе создана гармония между повествованием и музыкальными вставками, добавляющими смысла и яркости всему происходящему на экране. Сюжет выглядит очень жизненно, игра актеров, сумевших передать двуликость характеров своих героев тоже на высоте. Режиссерские идеи, которые В. Пичула хотел донести до зрителя, выглядят убедительно. Во время перестройки картина видится символом социального протеста и бунтарства молодежи. Известно, что, по словам М. Хмелик, она написала историю о скуке и тщетности жизни вообще, а Пичула же высказывался о том, что занимался в ленте именно плавным совмещением объектов движения: поезд, заводские трубы, спокойное море и т. д. [3]
    Только немного непонятно для чего такой акцент на отрицательной стороне поступков молодежи, ведь и старшее поколение дано в неприглядном свете. Недалекий пьющий отец, бьющий себя кулаком в грудь и кричащий о своей состоятельности и авторитете, с другой стороны измученная бытом мать, однажды выбравшая любовь на своем пути. Единственное, что могу предположить — наличие режиссерских симпатий на стороне молодых, но и они, как и все персонажи этого фильма не идеальны. Хотя мне родители кажутся более честными и простыми людьми, чем это могло показаться большинству зрителей. Минуя все трудности и испытания, герои смогут отыскать главную опору в своей жизни в прощении и, конечно же, самой настоящей любви.
    Главная особенность «Маленькой Веры» в том, что он первый раз показал нам бесстрастное наблюдение жизни простого народа. Где Вера — яркий образ героини 80-х, с ее безвкусными нарядами и пластмассовой бижутерией, напускной вульгарностью, юношеским максимализмом, противоречиями натуры и т. д. Актриса Н. Негода говорит об этом фильме: «Это маленький мир маленьких людей с маленькими мечтами. И моя Вера не может вырваться из этого мира». После того, как герои переживут ряд трагических и несуразных событий: от пьянства до «поножовщины», от страстной любви к попытке изнасилования, от дочерней обиды до слезного отцовского раскаяния у них останется всего лишь одно — их своя «маленькая вера». Вера в то, что все обязательно изменится к лучшему, потому что они — настоящие и останутся вместе, несмотря ни на что. В фильме нет никакой обличительной ноты, все события естественны и просты до невозможности, будь то Вера, отбивающаяся от милиционера или начавшаяся с танцев, а кончившаяся дракой дискотека.

    Понравились мне в фильме самобытные и яркие костюмы героев, так точно передающие дух эпохи. Особенно колоритны были наряды, украшения и прически главной героини. В контексте происходящих в 1980-е годы событий это особенно интересно. В 1980-е годы капиталистический мир разбогател и уже окончательно превратился в «общество потребления». «Богатство и власть, показные шик и роскошь стали основными ценностями этой эпохи. Деловая самоуверенная бизнес-леди и вульгарная агрессивно сексуальная девица — вот два основных женских образа 80-х. Строгий деловой костюм из дорогих тканей- олицетворением силы и власти женщин-феминисток. Брюки носятся либо прямые, либо «бананы» — зауженные книзу. Для подтверждения дороговизны вещей многие лейблы модных марок помещаются на лицевой стороне одежды. Женщина всеми способами стремится казаться эффектной и раскрепощенной. В моде фитнес и аэробика, а значит — стройное спортивное тело. Обтягивающие платья, эластичные «боди», лосины и прочие вещи из лайкры и стретча призваны продемонстрировать сексуальность форм. Нижнее белье, благодаря Мадонне, перестает быть чем-то интимным и впервые выносится на публику. Косметика становится яркой и вызывающей, прически — растрепанными и разноцветными, украшения — массивными (во многом это отклик прошумевшей в конце 1970-х очередной «антимоды» панков)». [2] Думаю, что историческая достоверность в плане костюмов — наилучший способ передачи ощущения эпохи того времени.

    Фильм подарил нам не только шокирующие своей откровенностью эротические сцены, но самое важное — самый красочный образ современницы 80-х годов. Судьба Веры сложилась не так, как ей бы того хотелось, но момент счастья с любимым стоит целого мира и она все-таки сохраняет свою, пусть маленькую, но веру в светлое будущее с семьей и любимым.

    В 1988 «Маленькая Вера» стала символом правды и гласности, поразив своей откровенностью и новизной. Вера измучена беспросветностью своей жизни, как и многие другие девушки, она мечтает: о любви, свободе от навязанных идеалов и ценностей, семейном очаге и душевном спокойствии. Неужели героиня не имеет на это права? Счастье — понятие, предназначенное для всех, только в случае с Верой все немного не так. Именно ей из контекста всего фильма счастья то и не видать, что становится постепенно понятно из визуальной картинки. Ее любовь уже заведомо обречена на неудачу, потому что при такой разнице между людьми, отношения, начавшиеся с любви физической, ни к чему светлому и хорошему привести априори не могут. От такой «сладкой» жизни Вере только «Выть хочется!» Сексуальность главной героини — вовсе не протест против моральных устоев общества, а «нечто враждебное жизни вообще». [3]

    8 июля 2009 | 13:34

    «Вот и лето прошло,
    Словно и не бывало.
    На пригреве тепло.
    Только этого мало».


    Именно под это стихотворение Арсения Тарковского зритель знакомится с Верой — обычной провинциалкой, вчерашней школьницей, ожидающей вызова из профучилища. Но данное произведение знаменитого русского поэта предстаёт в эклектичной аранжировке восьмидесятнической эстрады, пытавшейся усидеть на двух стульях, посреди эпохи перемен. Вот и юная Вера с одной стороны встаёт на путь бунта без идеала, а с другой мечтает о сохранении традиционного уклада. Дома она носит старый, застиранный халат, но на вечерних улицах промышленного Жданова, она появляется исключительно в броских одеждах на грани потери чувства вкуса и меры. Вера пытается сохранить хорошие отношения с родителями, которые собственные неудачи склонны вымещать на дочери. И одновременно с этим, она пытается выглядеть эмансипированной свободной девушкой, для которой отдельные устои общества давно не указ, встречаясь со студентом Сергеем — приверженцем прогрессивного взгляда на социум. Но пытаясь соединить лучшее из двух миров, она невольно оказывается в ловушке противостояния старого и нового. Генеральная линия сместилась, но куда конкретно — никто решительно не понимает.

    Молодой режиссёр Василий Пичул смог совершить переворот в отечественном кинематографе (а на мой взгляд и в мировом, хотя его творческий успех пока что недооценен), вопреки самому себе. Годы спустя он называл многие находки фильма (рваный монтаж, иногда теряющую фокус и равновесие камеру) техническим браком, вызванным тем, что ему отрядили самую слабую съёмочную группу из всех, что могли выделить дебютанту без имени. Но на самом деле, он всего лишь опередил время, и сегодня мы видим, как условная «Жизнь Адель: Главы первая и вторая» Абдельлатифа Кешиша получает «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля, во многом неосознанно используя опыт «Маленькой Веры», благо он, как многие ошибочно полагают, не привязан к конкретной среде.

    Но подлинной удачей картины стала исполнительница заглавной роли Наталья Негода, которая до съёмок категорически Пичулу не понравилась. Он охарактеризовал её не иначе, как неадекватную особу. Но уже утверждённая им актриса, совершила, по его словам, предательство и ушла сниматься к другому режиссёру в тот момент, когда уже пришла пора снимать фильм. Имя актрисы он не называет, но упоминает, что режиссёром был Виктор Трегубович, так что пытливые умы легко сложат дважды два и поймут, кого он имел в виду. И именно неконтролируемая неадекватность Негоды, стала верной нотой для повествования. Психологический раскол героини, во многом подчеркивается её поведением с резкими перепадами настроения, которые в финале Вера пытается подавить при помощи антидепрессантов вперемежку с алкоголем. К сожалению, актриса так и не нашла себя в кино. В одночасье став звездой, она сгинула в малобюджетных американских фильмах и телесериалах. Только в двухтысячных состоялось блистательное возвращение в кино ради единичной роли в ленте «Бубен, барабан» Алексея Мизгирёва.

    Но судьба самого постановщика оказалась гораздо печальнее. Так и не поняв причину собственного успеха, в 90-е гг. он хотя бы сохранял определённую художественную планку, при этом перестав быть любимчиком у критиков и зрителей. В 2000-е же гг. Василий Пичул окончательно прописался на телевидении и до конца своей жизни в основном снимал документальные фильмы о прошлом. О мире, где он родился. Мире, которого уже нет. Нет ни города Жданов, ни Сталинской области, ни Украинской ССР, ни тем более Советского Союза. По сути, потеряв веру в завтрашний день.

    Вот и сам фильм оставляет у зрителя небольшую надежду, что всё наладится. Завтра будет чуть лучше, чем вчера. А все невзгоды временные. Ведь просто голубое небо над заводскими трубами — тоже маленькое счастье. И не зря почти во всех сценах фильма присутствует сама Вера, или если перефразировать название Верочка. Своей непринуждённой взбалмошностью, она невольно, вопреки самой себе, спасает всех её окружающих. И своего отца, вполне нормального рабочего, если бы не тяга к выпивке. И свою мать, старающуюся не замечать очевидного. И Сергея, явно засидевшегося за студенческой скамьёй и беспечной жизнью. Даже местному хулигану Толику, занимающемуся за кадром делами близкими к уголовнонаказуемым, она оставляет толику веры. Пусть она выражена в надежде, что скоро придёт повестка в армию, избавляющая его от локальных проблем, да накалывании православного креста во всю грудь. Пожалуй, только к брату Виктору нет никакого сочувствия, в его откровенном зазнайстве «нового москвича» и неприкрытой ненависти к собственной малой родине. Но времена ушли, а промышленные кварталы остались. Только кажется, что веры, даже самой маленькой, больше нет.

    28 сентября 2015 | 16:26

    Каких только эпитетов не существует для этого фильма, что я ожидала от него чего-то совершенно иного, нежели оказалось на самом деле. Во-первых, это якобы первый эротический советский фильм. Во-вторых, судя по постеру я думала, что Вера в итоге прирежет своего молодого человека за измену.

    На деле же из эротики там только парочка кадров Натальи Негоды с голыми сиськами и одна не особо откровенная постельная сцена. Ну а сюжет вообще оказался для меня довольно непредсказуемым.

    Отношение к персонажам фильма кардинально менялось с первых и до последних кадров. Поначалу Веру хочется ненавидеть: она ведёт себя как шалава, дебильно ржёт, быдловато ведёт себя с родителями, которые о ней пекутся. Родители же хоть и представлены людьми очень простыми, но кажутся добродушными, заботливыми. Итак, после драки на дискотеке Вера знакомится с Серёжей — героем Андрея Соколова — они перебрасываются парой фраз и сразу же едут к нему в общагу, где Вера отдаётся новому знакомому. Уходя от него она спрашивает, любит ли он её, на что Серёжа сквозь зубы отвечает: «Естесссно!»

    Но на следующий день Сергей встречает в кафе-мороженом Веру и её лучшую подругу, с которой танцевал на дискотеке. Подруга на него вешается, но он многозначительно смотрит на сидящую за столиком Веру и говорит таким глубоким голосом осторожно: «Здравствуй… Вера». Затем в ходе разговора уже он призывно спрашивает Веру: «А меня ты любишь?» «Люблю!» Вот так просто, но эта сцена моя любимая. От того, как Сергей при этом стрелял глазами даже у меня мурашки пошли по коже.

    Затем появляется брат Веры, который отлично знает Серёжу и утверждает, что он легкомысленный ловелас. И в это сразу же верится. Я до конца фильм думала, что он бросит Веру, и это станет поворотной точкой сюжета. Одно мне было непонятно — зачем ему на ней жениться? Даже во время знакомства с родителями, когда Сергей блещет какими-то интеллектуальными высказываниями, кажется, что это типичная работа охмурителя.

    Однако затем всё меняется с точностью до наоборот. Мать Веры — совершенно тупая клуша, а отец — алкаш с буйными проявлениями. В то же время вроде бы Серёжа действительно интеллигентен и проявляет к Вере внимание, а она в него безумно влюблённая. Одно но — ему тошно жить бок о бок с её родителями, а ей тошно оттого, что она это чувствует. «Почему у тебя родители такие тупые?» И разыгрывается целая драма — квартирного вопроса, разницы в интеллектуальном уровне, вопросов быта и домашних алкоголиков, отцов и детей.

    А родители ведут себя так, будто ничего не произошло, уплетают свои маринованные помидорчики и арбузы, считая, что в порядке вещей отмазать отца, а с Андрюшей Вере будет даже лучше, чем с Серёжей, «да и денег там побольше». Разве ж может такой доступной Вере быть противен одноклассник Андрюша, разве может потеря какого-то Серёжи сломать всю её жизнь, вернув к тому тухлому ужасу, из которого она вырвалась? Даже её брат не в силах долго находиться в этом замкнутом пространстве, стараясь как можно меньше времени гостить у родителей и крича: «Как же вы мне все надоели!»

    К концу фильма мне Веру было так жаль, что самой хотелось завыть. Там вообще почти всех ЖАЛЬ. Потому что этот фильм вне времени, такие же люди есть и сейчас сплошь и рядом — алкаши, безразличные, недалёкие, воздвигающие непробиваемую стену правил, стандартов, того, как должно быть, между собой и пытающимися достучаться до них людьми. Даже быт с того времени много где не особо изменился (даже в мегаполисах). И музыку сейчас слушают всё ту же… некоторые. Одно только осталось непонятным — зачем всё же Серёже эта Вера? Они точно из разных миров.

    Фильм, конечно, очень жизненный. И Андрей Соколов там чудо как хорош и полуобнажён.

    10 из 10

    25 февраля 2011 | 02:31

    Это последний советский фильм, собравший в отечественном прокате более пятидесяти миллионов зрителей и оказавшийся, своего рода, водоразделом между советским и новым российским кино. Самый громкий фильм «эпохи Перестройки и гласности» может считаться её манифестом, который не только никуда не зовет, но, наоборот, обнажает ужас трагического существования.

    Дебютирующий в большом кино 27-летний Василий Пичул снимал ленту на своей родине, в украинском городе Жданове, бывшем и будущем Мариуполе. Бытовая драма о «полусреднем» классе советского общества столь плотно соприкасается с социальной поверхностью, что кажется почти беспросветной чернухой. Но, вместе с тем, неожиданно набирает объём «языческой притчи», где накал атеистических страстей встаёт вровень с творениями Шекспира.

    Мучительное стремление Веры избавиться от родовой привязанности к царству кастрюль и трёхлитровых банок (настоящим несчастьем для Вериной мамы становится отказ детей кушать приготовленные угощения) и невозможность эту привязанность преодолеть приводит к юношескому экстремизму и лихорадочному бегству от реальности в красивую любовь. На советского зрителя, долгие десятилетия убаюкиваемого розово-стерильным псевдореализмом, обрушилось вдруг нечто правдивое и одновременно пугающее — и эротикой, и неподдельной болью. Прозрачная метафора проглядывает уже в названии: Вера здесь не только имя, но и то чувство, что ещё теплится в героях, в их, построенном на рефлексах, почти животном образе жизни.

    В то время как старшее поколение — недалёкое, пьющее, злое — думает только о добыче хлеба насущного, младшее ищет спасения в любовном томлении и чувственных наслаждениях. Первая «совсем откровенная» эротическая сцена в советском кино сразу заставила прикусить языки тех, кто уверял всех, что «секса у нас нет». До сих пор вспоминаются те гигантские очереди, что выстраивались на первое «клубничное кино» made in USSR. Весь зал замирал, как по команде, затаив дыхание в сцене, где Вера топлес покачивалась на любовнике в позе наездницы. Пятьдесят с лишним миллионов зрителей — это не шутка. Это каждый пятый житель СССР.

    Скорбная чувственность молодого режиссёра была преумножена не просто точными, но для большинства исполнителей лучшими в их послужных списках актёрскими работами, с которыми после выхода фильма стали ассоциироваться их имена. Интересный и печальный факт: никто из нового поколения актёров, открытых Пичулом, не смог в дальнейшем реализоваться столь же эффективно и эффектно. Ни Наталья Негода, ставшая жертвой своего образа, ни Андрей Соколов, хоть и сыгравший затем множество других ролей, но всё каких-то необязательных, ни острохарактерная Александра Табакова, блеснувшая тут в роли подружки, ни Александр Алексеев-Негреба, сгинувший непонятно куда.

    Не выглядит особо успешной и творческая судьба самого режиссёра. После триумфального дебюта он, по большому счёту, так и не нашёл себя в игровом кино, а затем и вовсе перешёл на телевидение. Там занялся серийным производством «Кукол», «Старых песен о главном», клиповой подёнщиной, а в последующие годы начал заниматься ещё и неигровой публицистикой, выпустив несколько документальных фильмов о советских вождях — Сталине и иже с ним.

    Казалось бы, «Маленькая Вера», которую в 1988-м «категорически боялись» выпускать на экраны, уже тогда окончательно попрощалась с постылым социализмом и вроде как сулила в самой близкой перспективе что-то абсолютно светлое и счастливое. Но всё, что пришло следом, оказалось не меньшей катастрофой, нежели то, что случилась с главной героиней. Вот почему сегодня этот фильм вызывает (по крайней мере, у тех, кто впервые увидел его в год выпуска) болезненное чувство ностальгии — как старая песня о так и не случившемся главном.

    1 марта 2014 | 20:19

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>