всё о любом фильме:

Месть

Hævnen
год
страна
слоган-
режиссерСюзанна Бир
сценарийАндерс Томас Йенсен, Пер Нильсен, Сюзанна Бир
продюсерСиссе Граум Олсен, Анна Энтони, Карен Бентзон, ...
операторМортен Сёборг
композиторЮхан Сёдерквист
художникПитер Грант, Манон Расмуссен, Лене Эйлерсен, ...
монтажПернилла Беч Кристенсен, Мортен Эгхольм
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Дания  449.2 тыс.,    Швеция  194 тыс.,    Испания  173.1 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время119 мин. / 01:59
Сорокалетний Антон возвращается в родную Данию, много лет проработав в африканском лагере для беженцев. Долгие годы среди чужого горя научили его никогда не отвечать насилием на насилие. Даже когда местный автомеханик беспричинно избивает Антона, тот сдерживает гнев. Кажется, что конфликт исчерпан, но тут его сын Элиас вместе со своим другом Кристианом решают отомстить за отца.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
77%
89 + 26 = 115
7.1
в России
75%
3 + 1 = 4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Для того чтобы окупиться, фильму было достаточно трёх недель проката в датских кинотеатрах.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 2295 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку. (Луки 6:29)

    Кристиан после смери матери вместе со своим отцом переезжают в Данию. Там, в школе, он защищает шведа Элиаса от местного хулигана. Так начинается история их дружбы, чуть было не приведшей к трагедии.

    Чрезвычайно многогранный фильм по своей тематике. В нём поднимаются темы мести, прощения, смерти, воспитания. Но лейтмотивом через всю картину проходит тема жестокости. Почему жестокость заложена в человеке природой? Почему, едва появившись на свет, маленький человек уже начинает выгрызать зубами себе право на жизнь? Почему победителем себя считает тот, кому не стали отвечать жестокостью на жестокость? Отец Элиаса Антон воплощает тут библейскую мудрость «Ударили по левой щеке, подставь правую» и пытается детям доказать ее справедливость. Но Элиас и Кристиан с ним не соглашаются и решают сами отомстить за отца.

    Здесь хотелось бы затронуть другую тему этого фильма — право на ответную жестокость. Стоит ли действовать по «принципу зеркала», отвечать злом на зло? Заслужил ли суданский тиран, расчленявший беременных женщин, с которым столкнулся Антон в лагере беженцев, линчевания, устроенного ему разъяренными местными жителями? Должен ли был отец Элиаса как врач заступиться за раненого? Можно ли возлагать на него груз вины за смерть маньяка?

    Это лишь некоторые вопросы, затронутые Сюзанной Бир. Что характерно, авторы на них не отвечают. Каждый зритель должен решить сам и осудить виновных либо помиловать осужденных.

    К просмотру обязателен,

    9 из 10

    (минус балл за слабоватую концовку)

    31 мая 2013 | 17:32

    В фильме «Месть» подняты проблемы глобального масштаба. Непротивление злу или же ответ ударом на удар, который, цитируя слова главного героя, «и порождает войны», является проблемой человечества еще с ветхозаветных времен. Да что там! Еще раньше! Главный герой Антон, лечащий бедных африканцев в лагере для беженцев в Судане, самоотверженно выполняет свой долг. Он человек самой мирной профессии не понаслышке знает всю чудовищность и бессмысленность войны — высшее воплощение зла. Лидер местных повстанцев на спор со своими приспешниками вспарывает животы беременным женщинам, чтобы узнать какого пола ребенок. Жертв этого ужаса и привозят к Антону. А однажды и сам лидер повстанцев попадает к нему на больничную койку. Возникает вопрос — помогать ли этому мерзавцу, следуя клятве Гиппократа или же убить, пока его солдат нет рядом.

    На мой взгляд, очень серьезный и важный сюжетный ход. Я сам врач, и когда наша страна содрогалась от чеченского террора, я задавал себе вопрос — вот гипотетически попадись мне сейчас больной Басаев или там Умаров, что бы я сделал? Вроде я должен помогать всем вне зависимости от обстоятельств. Но я четко знал, что живым и здоровым он бы от меня не ушел. Антон человек другого склада. Таких людей вообще мало на земле. Он бесконечно милосерден и в столь напряженной ситуации мучается от этого, но, проявив твердость и глядя на суд Линча, он испытывает угрызения совести, ибо душа его противится всякому злу, даже справедливому. Возвращаясь домой, он, на глазах у сыновей, дважды получает ни за что от потного, грязнорукого автослесаря. И прощает его, говоря, что тот слаб, потому, что ничего больше не сможет ему сделать. Антон не побоялся лицом к лицу встретиться с африканскими бандитами и их звероподобным лидером, говорил с ним четко, не требующим возражения тоном, спасая своих пациентов, а тут так спасовал перед каким-то неотесанным мужланом. Странно, не правда ли? Так трус ли он или храбрец, чья я храбрость проявляется только в самой крайней экстремальной ситуации и распространяется на других, а не на себя? Думаю ни то и ни другое. Просто он не приемлет насилие и зло, и милосерден ко всем, а храбрость его лишь проявление самопожертвования, основой которого является человеколюбие и доброта. О таких людях много писали в литературе. Помните хотя бы князя Мышкина из романа Достоевского «Идиот»? А Иисус был тем, кто заповедовал нам такой образ жизни. Но вести его могут лишь единицы. Плохо ли, хорошо ли — ответ сложный и неоднозначный. Он заключается в вопросе — подставлять ли левую щеку, когда тебя бьют по правой? Каждый сам ответит для себя. В нашем мире простых людей, не святых, одного правильного ответа быть не может. Но вот Антон давно определился с этим вопросом. И дай Бог, чтобы когда мне понадобился врач, он был бы таким, как Антон. Думаю, что каждый бы хотел лечиться у такого Врача и Человека.

    Таков же и сын Антона — Элиас. Он, не сопротивляясь, получает тумаки в школе, и без оглядки готов пожертвовать собой, чтобы спасти случайных прохожих. И хоть в последнее время отец нормально не занимается воспитанием сына из-за того, что на грани развода с женой и из-за того, что постоянно занят в Африке, но видимо, милосердие сын получил от отца вместе с генами. Вот бы так было всегда в жизни — дети получали от родителей только хорошее.

    Проблема насилия в школе очень актуальна. Кто из нас не наблюдал его со стороны или же не был активным или пассивным участником? Нас родители учили всегда давать сдачи, иначе, раз дашь слабину, и потом понесется как снежный ком — от тебя не отстанут. Друг Эласа — Кристиан, кажущийся тихоней, не прощает обидчику и дает сдачи — его тут же все уважают. Но Кристиан не так-то прост. Думаю из таких, как он, в будущем вырастают либо выдающиеся личности, либо законченные преступники. Градус внутреннего напряжения, обусловленный утратой горячо любимой матери, которая стала для него трагедией вселенского масштаба, и через которую он воспринимает весь окружающий мир, очень высок. Он и герой и антигерой. Добро и зло в нем постоянно борются. Это видно в его напряженном взгляде. Обвинение отца в смерти больной раком матери, на мой взгляд, есть выражение этой борьбы. А кульминацией, апогеем всего, что происходит внутри него, является желание Кристиана взорвать автомобиль автомеханика. Ведь это ни что иное, как протест против всего зла на свете, против своей неуживчивости. Практически бунт Родиона Раскольникова. Парнишка очень хорошо сыграл. Сильная психологическая роль. Да в фильме «Месть» все роли глубоко психологичны. Очень хочется отметить также роль Уриха Томсена, сыгравшего отца Кристиана. Когда он рассказывает, как тяжело умирала жена, сердце замирает. Не дай Бог никому такого испытания.

    Фильм очень реалистичный, важный по глубине поднимаемых проблем. Он заставляет, затаив дыхание, следить за каждым кадром. Я очень рад, что «Месть» признали лучшим иностранным фильмом на церемонии Оскара. Он этого достоин. Это не первая попытка Сюзанны Бир штурмовать главную кинонаграду, но самая удачная и хорошо, что это была именно «Месть», а не какой-то другой ее фильм.

    10 из 10. Всем советую смотреть! Не пожалеете. Будьте добрее друг к другу.

    9 июня 2011 | 00:36

    Что я знала о Сюзанн Бир?

    Сюзанн Бир знакома мне только по драме «То, что мы потеряли» с Холли Берри и Бенисио Дель Торо и по ремейку ее «Братьев», который снял Джим Шеридан. К слову, она уже номинировалась на лучший фильм на иностранном языке за ленту «После свадьбы» в 2007 году, а ее «Братья» в 2004 году получили приз зрительских симпатий на «Сандэнсе».

    История двух семей

    Кристиан потерял мать, его отношения с отцом испортились. Из шумного Лондона они переезжают в тихую Данию, в школе Кристиан знакомится с Элиасом, которого в школе обзывают «крысенышем».

    Родители Элиаса разводятся, его отец Антон большую часть времени проводит в Африке, где работает врачом. Да, жизнь там другая, но люди в принципе ничем не отличаются — они тоже борятся за себя и хотят жить в лушем мире. Антон спасает от смерти разрезанных беременных женщин, но также не отказывается лечить того же маньяка, который это делал. Потому что самая большая месть — это показать обидчику, что ты его не боишься.

    Криситиан вступается в драке за Элиаса — так начинается дружба двух мальчиков. Вместе они пытаются бороться с несправедливостью в школе, сами совершать правосодие, избегать одиночества и боли. Проблема в том, что Кристиан после смерти матери озлобливается на весь мир и начинает думать, что месть — лучший образ жизни и только дружба и любовь близких может изменить его.

    Сценарий фильма объединяют умиротворенные пейзажи — своего рода символы недосягаемой идеальной жизни. Но это все иллюзия и зрителя постоянно возвращают в несовершенный мир людей.

    Что лучше «зуб за зуб» или «подставить другую щеку»?

    Детям и родителям предстоит ответить на многие вопросы о морали, ответственности и доверии. Смысл в том, что ни та, ни другая философия не может быть правильна на сто процентов, а родители должны быть очень внимательны давая советы детям, потому что каждый из них несет свои последствия, а правда не всегда такая, как может показаться.

    В поисках лучшего мира… А где он?

    Можно много говорить, почему был выбран именно такой финал. Кому-то он показался слишком морализирующим или пафосным, но разве можно обвинить Сюзанн Бир в том, что она решила показать общечеловеческие проблемы простым языком и попытаться доказать, что лучший мир могут создать только лучшие люди.

    7 марта 2011 | 22:32

    «Оскар» — не худшая причина появления интереса к картине. Тем более что награда фильму на иностранном языке. А значит, это кино может лучшее за год в мире, ведь не факт, что американцы, англичане, австралийцы и иже с ними сняли что-то интереснее.

    Что делать, если в новой школе вас неприветливо встречает местный авторитет? Терпеть нельзя, это все знают. Иначе унижения подолжатся и станут более масштабными и в итоге окажут большое влияние на будущее. Дать отпор необходимо. Но если силенок не хватает? Да и нужно все продумать, ответ на глазах других учащихся может только подстегнуть к дальнейшей кропролитной вражде. Попытаться разумными доводами убедить в том, что хорошие взаимоотношения выгодны — занятие бесполезное, дети такие жестокие. Тут насилие — лучший вариант, как ни крути. Подкараулить обидчика, когда он будет один, напасть, пусть даже со спины, пусть даже с каким-то орудием. Цель не только физическая боль, но и страх. На самом глубоком уровне человек должен понять, что ответ всегда будет жестче чем оскорбление.

    Что делать, если вас, на глазах ваших же детей, ударил посторонний? Разумно, очень разумно не завязывать драку. Как бы ни хотелось. Но как, уклонившись от борьбы не потерять уважение ребенка? Нужно показать, что причина отступления вовсе не страх побоев и боли. Это уже не школа, где важно сразу поставить себя на определенный, нужный уровень. Это сложная, взрослая жизнь, где нельзя всегда отвечать кулаками на агрессию. Противник уже озлоблен, недоволен собственной жизнью и не остановится. Вернее всего показать моральное превосходство, но при встрече с такого рода противником абсолютным победителем выйти не удастся.

    Что делать, если по роду деятельности вам необходимо помочь человеку, который этого не заслуживает? Например, врач должен спасти от ампутации ногу убийцы, хладнокровно вспарывающего животы беременным женщинам. Долг, мораль, этика, говорят об одном, но хочется иного. Как не поступиться принципами, но поступить по справедливости? Как не навлечь неправильным решением беду не только на себя, но и на окружающих? Было бы желание, что-то всегда можно придумать. Поступить по справедливости и остаться верным себе.

    Как отомстить, воздать по заслугам взрослому, если ты еще подросток? Даже при помощи подручных средств не справиться. Испортить, уничтожить его собственность — вариант кажущийся оптимальным. Но он в корне неверный. Месть сама по себе штука бесполезная и опасная. Ну а взорвать автомобиль обидчика самодельной бомбой еще и очень глупая затея. Да и чересчур это. Не гвоздем надпись же обидную выцарапать или шины проколоть. Но главное, по логике, что лишившийся средства передвижения человек вынесет из этого случая? Если не узнает, кто виновен — всем будет хуже, срываться будет на всех, кто подвернется, разве что мстители будут злорадно потирать руки. Если узнает — детишкам и родителям мало не покажется. И не стоит забывать, что взрывчатка в неумелых руках вещь опасная втройне. Так не лучше ли подумать немного дольше?

    Еще можно увидеть, что истинные причины мести совсем иные и юный поборник справедливости совсем не отличается от взрослого обидчика. Оба лишь изливали на других свою беспомощность. Разве что подход был более продуманным и изощренным. События фильма научили своих героев важным вещам и могут помочь осознать кое-что своим зрителям.

    Холодная скандинавская манера повествования как нельзя подходит для преподносимого материала — месть, блюдо, которое нужно подавать холодным. Но гораздо интереснее, когда из акта возмездия можно вынести что-то помимо чувства удовлетворения содеянным. Чему-то научится, чему-то научить. Подходите к вопросу творчески, пусть и насилие в жизни приносит пользу.

    21 июля 2012 | 13:46

    Европейцы лучше других освоили христианскую заповедь о щеке и другой щеке, занялись просветительской и гуманитарной деятельностью на территории диких и ущербных континентов, позже пригласили к себе иностранцев и попросили правозащитников показать им действие заповеди на практике. В несовершеннолетнем возрасте, за пару лет до толерантного созревания, европейцы ещё позволяют себе шалости, драки с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, но взрослые европейцы делают все, чтобы не довести ситуацию до конфликта, а когда дети их об этом просят — они показывают пример исчерпывающей терпимости. Африканцы в последний раз слышали о христианской религии от европейских миссионеров лет двести пятьдесят назад, класть они хотели на заповеди и всю толерантность Копенгагена, у них свои «понятия», и у тех понятия правильнее, у кого «Калашниковых» больше.

    Сюзанна Бир — противоестественно прямолинейная барышня, объединила в фильме несколько сюжетных линий, из которых прочие режиссёры, в том числе женщины-режиссёры, смогли бы снять два-три полнометражных фильма. Бир не интересуют сами эти сюжеты, каждая из них достаточно банальна и даже поверхностна, однако характеры и мотивы персонажей ленты проработаны практически идеально. Мальчишки в благополучной Дании играются с огнём, каждый их шаг выверен, кинематографично, но вполне логично, и чем дольше родители дают им самостоятельность, тем дальше заходят их «игры». Когда отец-хирург, переживающий тяжкие душевные муки в Африке, не смог найти пяти минут для сына по скайпу, маятник закрутился. Сам хирург ходил по лезвию ножа, когда против желания большинства африканцев близ своего госпиталя под открытым небом, оказал медицинскую помощь местечковому тирану, и познал границы своей толерантной терпимости.

    Авторы фильма хладнокровно расставили свои приоритеты. Месть, как ответ человеку за какую-нибудь гадость, они допускают, однако самосуд ими осуждается. Притом осуждается хитро, мол, в Европе категорично нельзя, а в Африке — можно. Бир и компания считаются с традициями и сложившимися обычаями, если европейцы по сравнению с африканцами на высшей ступени правового сознания, то вторые руководствуются эмоциями, и даже европейцы в Африке порой руководствуются эмоциями. Когда же в Европе происходит такой сценарий, то власти берут ситуацию под свой контроль, в первую очередь благодаря сотрудничеству с фигурантами дела. Общение сближает. В Африке такое тяжело представить, даже если там (о чудо) где-то возникнет идеальная двухпартийная система — то это гарантировано приведет к гражданской войне между сторонниками каждого из двух вождей.

    Финал картины, который в приличном европейском обществе (а рунет, свято верю, ближе к Европе, чем к Африке (за редким исключением)) не раскрывается, окончательно уравняет оба континента, ибо европейцу понятно, что и там и там живут люди, просто в Африке эти люди живут пока ещё не правильно.

    12 мая 2011 | 16:51

    Когда я увидел в начале фильма Микаэля Персбрандта, в душе у меня потеплело. Это ведь тот самый могучий Беорн из фильма Питера Джексона «Хоббит: Пустошь Смауга»! Конечно, глупо полагать, что при просмотре «Мести» я представлял себе исключительно персонажа из вселенной Джона Р. Р. Толкиена. Ибо здесь грима уже нет, есть настоящее лицо актера, которым, как показала «Месть», Микаэль Персбрандт управлять умеет.

    В последнее время по различным обстоятельствам я предпочитал смотреть зрелищные фильмы с грандиозными визуальными эффектами. Проще говоря — блокбастер. Но вдруг мне захотелось спокойного и душевного фильма, в котором визуальными эффектами являлись бы человеческие эмоции. Чтобы от этих эмоций ком к горлу подступал, чтобы в душе бушевало, чтобы интерес хватался к такой истории с неистовой хваткой. После просмотра картины Сюзанны Биер я получил всё это.

    Замечу, что название фильма не должно вводить вас в заблуждение по окончании просмотра. Фильм не о мести, а о том, к чему привело желание мести. Это не иллюстрация какого-нибудь одиночки, родных которого безжалостно убили и теперь он готовит грандиозный план мести. Это повесть о мальчике Кристиане, который хотел отомстить сколько не грубияну-автомеханику, столько всем взрослым вокруг, никогда ничего не понимающих и всегда обманывающих детей. По ходу сюжета он сильнее выходил их под контроля, стараясь доказать свою правду. Обостренное чувство справедливости вкупе с нескрываемым интересом к причинению вреда приведет Кристиана к вполне предсказуемым последствиям — плачевным и определяющим.

    От всего фильма получаешь наслаждение. Наслаждаешься красотами Дании. Наслаждаешься не высосанными из пальца конфликтами. Наслаждаешься игрой актеров, черт возьми! Особенно это касается двух главных героев-мальчиков. Это всегда приятно видеть искреннюю игру, суть которой даже растворяется, так как мальчики проживают свою роль, а не играют. Из исполнителя роли Кристиана могут получаться гадкие, паршивые, непослушные плохиши с лицом настоящего ангела. Вспомнился один из главных героев-мальчиков в фильме Кристофа Барратье «Хористы», который совершал пакостные дела, но обладал ликом создания Божья.

    «Месть» — из категории произведений, которые задают зрителю ситуационный вопрос «а что бы сделал ты?». Не зря зрители слушают рассуждения и взрослого мужчины, и подростка. Сюзанна Биер сняла и показала всему миру неглупый фильм, просмотр которого нельзя называть пустым времяпрепровождением. В нынешние времена нечасто можно встретить фильмы с потрясающими эмоциями вместо дорогостоящих визуальных эффектов. Так что будет странно, если вы будете думать три года, смотреть или не смотреть «Месть» Сюзанны Биер.

    8 из 10

    24 мая 2014 | 15:29

    Сюзанн Бир не первый раз штурмует оскаровский бастион и в этот раз срывает джек-пот. Кино недурственное и, даже, в чём-то примечательное. Нельзя сказать, что датский номинант был самым сильным в слабейшей пятёрке претендентов, но награда получилась ожидаемой. Нет никаких сомнений, что эта работа Бир не уйдёт общей судьбы её ранних фильмов и подвергнется англоязычной адаптации. Уж больно здесь всё страстно закручено и как-то уж очень всё на человечность и толерантность давит.

    «Месть» — размытое название, не отражающее истинную проблематику. Оно направляет зрителя в готовый смысловой капкан, хотя мотив мести в поступках персонажей ключевым назвать нельзя. Зато короткий ярлык пригоден для международного проката, на который всё двухчасовое лицедейство и рассчитано. Метраж также вызывает вопросы. Без особой внимательности ощущаешь лишние минут 25, а то и все 35. Но, длинноты — что-то вроде визитной карточки механики серьёзного скандинавского кинематографа. Но, Бергман умер. А с ним умерло многое.

    Бир — хороший режиссёр. Достаточно ознакомиться с её предыдущими работами, но дама она расчётливая. Провальный ужасающий продукт, снятый в Голливуде «То, что мы потеряли» вернул её к положению гостя — иноземца. Новая попытка оказалось удачнее. Подсмотренный опыт у мексиканского карьериста Иньяритту, чей пафосный «Вавилон» подсказывает схему крючка международного обывателя опробован в «Мести» более тонко, но всё — равно, это «экзотика» на экспорт. Бергман умер. Козырять нечем. Остаётся сублимировать.

    Эмоциональная история с двумя детьми и тремя взрослыми при участии грубого автослесаря, африканского боевика и садиствующего подростка образует приятный восприятию универсум для добровольного эмоционирования ведущего проторённой дорогой к радужному катарсису. Но почему-то вспоминается, что Бергман ведь умер. Любой фильм шведского классика копай хоть до фундамента — дна не найдёшь. «Месть» может доставить удовольствие, если над ней глубоко не задумываться. Но пакостность мыслительной функции так и норовит надрезать плотный нарыв сюжетного единства. Вот тут есть риск быть забрызганным гноем надуманной нелепицы и несусветной чуши. Абсолютно каждая сцена, художественно не доведена до конца и не имеет органичного перетекания в новую канву. Первые минут сорок, вообще смотришь нарезку эпизодов вяло связанных между собой. Очень быстро осознаёшь шаткость сценарной условности и замечаешь как недоигрывают актёры. Гениальный Ульрих Томсен теряется в молчаливых неспешных планах, передавая растерянность играемого персонажа. Растерянность свойственна всем актёрам. Они до конца не понимают, кого играют. Люди ли перед нами или идейные конструкции. Задайте себе вопрос: что будет с героями, когда пойдут финальные титры? Ничего. Они также внезапно исчезнут, как и внезапно появились за пару часов до этого. Реплики кончились. Бергман умер.

    Почему же кино хорошее? Оно скорее качественное, нежели выдающееся. Выпусти его те же американцы или французы — планка была бы выше. Но сканды собаку съели на нюансированных исследованиях внутрисемейных кризисов. И даже великого Бергмана вспоминать не надо. Ждёшь большего, чем прямолинейных выяснений отношений. В ловушку концепта Бир можно попасть при условии добровольного суицида, без оглядок на сжигаемые мосты бергмановских пространств эконом класса.

    6 из 10

    7 апреля 2011 | 22:28

    В каком мире мы живем? Многие, я думаю, не раз задавались этим вопросом. Но есть ли истинно верный ответ? И так ли мы будем рады его услышать? Жестокость, насилие, обман, коррупция. И многое другое. Не тот путь выбрало человечество для своего дальнейшего развития. Итак, «Месть (В лучшем мире)».

    Око за око, зуб за зуб. Раньше это был закон жизни, и все ему подчинялись. Потом посчитали его слишком бесчеловечным и отказались от столь жесткой меры наказания. Но стало ли лучше от этого? Изменились ли отношения между людьми? В наше преступное время, когда ты не совсем уверен, что можешь чувствовать себя в безопасности, что-то в это не верится. Эта история своего рода урок любви, сострадания и прощения для всего человечества.

    В основе этой картины история трех героев. Кристиан — подросток, рано потерявший свою мать, оставшийся с отцом, человеком, который хоть и любит его, но не способный дать ему истинно верные знания в понимании жизни. Кристиан растет сам по себе, живя практически по законам улицы. Сам по себе он человек добрый, чуткий отзывчивый и чувствительный (это мы поймем постепенно, в течение просмотра). Но он видит лишь мнимую действительность, ему кажется, что все его поступки, как бы не были они жестки, идут лишь на пользу ему и окружающим. Но это-то пока что лишь мелочи, за которыми трудно разглядеть истину. И лишь по-настоящему страшная трагедия открывает ему глаза на себя самого и на последствия его деяний.

    Эллиас — мальчик замкнутый, постоянно подвергающийся издевкам, человек с чистой и непорочной душой. В этой истории он оказывается на распутье. С одной стороны он верит в правоту Кристиана, ибо сам мог убедиться в действенности его методов (после помощи Кристиана его оставляют в покое школьные хулиганы). Но не стоит забывать, что это были всего лишь мелочи. С одной стороны Кристиан доказывает ему, что лишь открытыми, порой жестокими методами можно добиться справедливости и отомстить обидчику. С другой отец учит его тому, что жестокостью не добьешься ничего, жить в таком мире не будет иметь смысла. Эллиас разрывается, принимая то одну, то другую сторону. Опять же до поры до времени. Лишь потом он понимает, кто на самом деле оказался прав.

    Антон — отец Элиота. Человек, с медицинским образованием, избравший своей «миссией» в жизни оказание медицинской помощи отсталым племенам Африки. Человек пацифистских взглядов, не сомневаюсь, что верующий, он видит в жестокости и насилии, каким бы правым делом они не казались, отсутствие смысла.

    Ты ударил его, он ударил тебя, ты снова ударил его. Вот так и начинаются войны.

    Какими простыми кажутся эти его слова, но сколько в них правды и смысла. Именно он главный герой этой истории. Целью своей жизни он избрал безвозмездную помощь другим людям, во многом при этом жертвуя отношениями со своими сыновьями и женой. Но в один прекрасный момент он осознает, что не может помочь этим людям. И он понимает, что начать он должен со своих детей, ведь, стремясь сделать мир лучше для других, он не замечает, что его собственный сын сворачивает с чистой тропы жизни и ступает на темную. В этом и кроется истинная причина всех бед. Во взаимоотношениях между родителями и детьми, между супругами. Это основа жизни человека. И если она дает трещину, не всегда стоит ждать, что ребенок вырастет человеком рассудительным и добрым.

    Каждый из героев имеет свои достоинства и недостатки. Каждый из них в чем-то ошибается, а в чем-то оказывается прав. Но волей одного страшного (но так ли это на самом деле) случая, они, наконец, находят ответы на вопрос — «а как жить дальше?».

    Такая на первый взгляд простая истина кроется в этом драматичном, в чем-то трагичном, но, несомненно, светлом фильме. Но почему-то так сложна она в понимании. А может все дело в человеке, в каждом из нас? Ведь достаточно всего одного шага в осознании своей жизни, ее правильности или порочности. Если каждый на Земле сделает этот шаг, то может, когда-нибудь, мы сможем жить в том, другом, в лучшем мире.

    И ОСКАР кажется лишь малой наградой за эту картину.

    10 из 10

    31 мая 2011 | 15:02

    Оскар за лучший иностранный фильм 2011 года. Это, надо сказать, неплохо — в отличие от голливудских творений, Оскара за иностранные картины дают чаще всего действительно классным фильмам. Вот и «Месть» — скорее мир, нежели просто кино. Мир насилия глазами детей, сквозь призму детских эмоций. Мир такой простой и черно-белый — ты или сильный, или слабый. Нет оттенков. Нет понятий морали и благоразумия, нет грани между добром и злом. Всё или ничего — так устроен мир ребенка. И как отцу, знающему о жизни так много и выбравшему самый сложный путь, стать авторитетом в этом простом, черно-белом мире? Взгляд на одни и те же события с точки зрения детей и взрослых настолько контрастен, что порой кружится голова — постановка и режиссура на высочайшем уровне. Нет лишних сцен и кадров — всё направлено на раскрытие человека.

    Безумно красивая музыка берет в плен с самого начала. Удивительные виды, широкие планы — оператор постарался и смог передать атмосферу мест прекрасным образом.

    Актёры играют очень сильно. Весь состав, включая детей, отыгрывает от первого до последнего кадра. Но всё же Микаэл Персбрандт — на первом плане. Блестящая игра! Каждая клеточка тела отзывается на эти эмоции так, будто ты сам проходишь через всё это. Передать это словами просто невозможно.

    Насилие порождает насилие. Это закон жизни. Подставлять вторую щеку вечно могут лишь единицы, остальные рано или поздно бьют сами. Вопрос лишь в том — стоит ли в данный момент бить или терпеть? В каждый конкретный момент. Нужно ли отвечать насилием на насилие? Или лучше не видеть зла? Каково быть слабым в глазах собственных детей? И стоят ли собственные моральные принципы того, чтобы ради них допускать такое? Стоит ли месть того, чтобы отравлять душу её сладостным ядом? Или же стоит верить в добро, побеждающее всё остальное? Ответа на эти вопросы не существует. Каждый выбирает свой путь. А поймут или нет — кто знает. Судьба всё равно возьмёт свое и решит — кто в итоге оказался прав…

    10 из 10

    21 августа 2011 | 15:11

    Доктор, хирург, швед по национальности выполняет миссию Красного Креста в какой-то Богом забытой африканской провинции. Здесь жарко и пыльно, выжженная земля и очерствевшие души. Нестабильный политический режим даже не пытается хотя бы что-то наладить, и власть принадлежит некоему Большому Человеку, на спор вспарывающему животы беременным женщинам.

    Параллельное действие разворачивается в благополучной Дании. У хирурга — жена, с которой он в медленном состоянии развода, и двое детей. Старшему не дают прохода в школе: известная детская жестокость, основанная на унижении. И, наконец, третья группа героев: подросток Кристиан, только что приехавший с отцом из Англии, где они схоронили умершую от рака маму (жену). Кристиан заступается за Элиаса, а, поскольку новый школьник являет совершенно иной психологический тип, картина начинает двигаться к неизбежной драме.

    Да, европейский кинематограф по-прежнему уверенно противостоит всепобеждающему Голливуду. Пусть его картины широко известны в узких кругах, пусть в большинстве случаев не добираются до массового экрана, они все равно находят зрителя. А уж найдя… Вгрызаются в сознание мертвой хваткой.

    Хотя с точки зрения мастерства Голливуд, наверное, являет образцы более уверенные. То ли это хорошо, то ли… надоело.

    В скандинавском «постБергмане» — непростые вопросы, психологизм, семейные взаимоотношения, расовые… Основное же — из книги веков, один из важнейших ее постулатов: что делать, если тебя ударили по правой щеке? Подростки выбирают месть. Антон (хирург) — непротивление. Но до какой границы, в принципе, возможно терпение? И что значит победить?

    В лагере беженцев Антон побеждает. Доктор не поступается принципами. А когда в отчаянии поступается… побеждает снова.

    В Дании у Кристиана нет ни тени сомнения. Закрывшаяся в колючий кокон, уязвленная семейным испытанием душа (смерть матери) максималистки жаждет расплаты. А потом наступает отчаяние.

    И непростые семейные отношения тут же. Идеально совершенный доктор имеет явные проблемы с женой, положительный отец Кристиана — с совершенно не принимающим сыном.

    Вот такой клубок мягких противоречий. Он катится под медленный завораживающий лейтмотив, музыкальный, или же видовой (в фильме большое количество потрясающих «открыток»!), чтобы в конце концов взорваться. Хорошо история закончится или плохо — в данном случае вопрос принципиальный, но здесь ответ будет спойлером. Пусть новый зритель ждет, надеется и верит.

    Финал картины выглядит ровно так же, как начало: бегущие за Антоном дети, пыль, жара и голоса, обращенные к доктору: «Здравствуй! Как дела? Как самочувствие?» Видимо, это то, что доктор обычно и спрашивает. То, что здесь дарует детям жизнь.

    И я, как зритель, адресую тот же вопрос внутрь себя. Он риторический, но «лечение» все равно происходит. Ведь иногда бывает важным не столько получить очевидный ответ, сколько вовремя задать вопрос.

    Спасибо Сюзанне Бир.

    Кстати, как ваше самочувствие?

    У меня, кстати,

    8 из 10

    14 июня 2011 | 08:38

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>