всё о любом фильме:

Месть

Hævnen
год
страна
слоган-
режиссерСюзанна Бир
сценарийАндерс Томас Йенсен, Пер Нильсен, Сюзанна Бир
продюсерСиссе Граум Олсен, Карен Бентзон, Томас Эскильссон, ...
операторМортен Сёборг
композиторЮхан Сёдерквист
художникПитер Грант, Манон Расмуссен, Лене Эйлерсен, ...
монтажПернилла Беч Кристенсен, Мортен Эгхольм
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Дания  449.2 тыс.,    Швеция  194 тыс.,    Испания  173.1 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время119 мин. / 01:59
Сорокалетний Антон возвращается в родную Данию, много лет проработав в африканском лагере для беженцев. Долгие годы среди чужого горя научили его никогда не отвечать насилием на насилие. Даже когда местный автомеханик беспричинно избивает Антона, тот сдерживает гнев. Кажется, что конфликт исчерпан, но тут его сын Элиас вместе со своим другом Кристианом решают отомстить за отца.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
77%
89 + 26 = 115
7.1
в России
75%
3 + 1 = 4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Для того чтобы окупиться, фильму было достаточно трёх недель проката в датских кинотеатрах.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 2185 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Доктор, хирург, швед по национальности выполняет миссию Красного Креста в какой-то Богом забытой африканской провинции. Здесь жарко и пыльно, выжженная земля и очерствевшие души. Нестабильный политический режим даже не пытается хотя бы что-то наладить, и власть принадлежит некоему Большому Человеку, на спор вспарывающему животы беременным женщинам.

    Параллельное действие разворачивается в благополучной Дании. У хирурга — жена, с которой он в медленном состоянии развода, и двое детей. Старшему не дают прохода в школе: известная детская жестокость, основанная на унижении. И, наконец, третья группа героев: подросток Кристиан, только что приехавший с отцом из Англии, где они схоронили умершую от рака маму (жену). Кристиан заступается за Элиаса, а, поскольку новый школьник являет совершенно иной психологический тип, картина начинает двигаться к неизбежной драме.

    Да, европейский кинематограф по-прежнему уверенно противостоит всепобеждающему Голливуду. Пусть его картины широко известны в узких кругах, пусть в большинстве случаев не добираются до массового экрана, они все равно находят зрителя. А уж найдя… Вгрызаются в сознание мертвой хваткой.

    Хотя с точки зрения мастерства Голливуд, наверное, являет образцы более уверенные. То ли это хорошо, то ли… надоело.

    В скандинавском «постБергмане» — непростые вопросы, психологизм, семейные взаимоотношения, расовые… Основное же — из книги веков, один из важнейших ее постулатов: что делать, если тебя ударили по правой щеке? Подростки выбирают месть. Антон (хирург) — непротивление. Но до какой границы, в принципе, возможно терпение? И что значит победить?

    В лагере беженцев Антон побеждает. Доктор не поступается принципами. А когда в отчаянии поступается… побеждает снова.

    В Дании у Кристиана нет ни тени сомнения. Закрывшаяся в колючий кокон, уязвленная семейным испытанием душа (смерть матери) максималистки жаждет расплаты. А потом наступает отчаяние.

    И непростые семейные отношения тут же. Идеально совершенный доктор имеет явные проблемы с женой, положительный отец Кристиана — с совершенно не принимающим сыном.

    Вот такой клубок мягких противоречий. Он катится под медленный завораживающий лейтмотив, музыкальный, или же видовой (в фильме большое количество потрясающих «открыток»!), чтобы в конце концов взорваться. Хорошо история закончится или плохо — в данном случае вопрос принципиальный, но здесь ответ будет спойлером. Пусть новый зритель ждет, надеется и верит.

    Финал картины выглядит ровно так же, как начало: бегущие за Антоном дети, пыль, жара и голоса, обращенные к доктору: «Здравствуй! Как дела? Как самочувствие?» Видимо, это то, что доктор обычно и спрашивает. То, что здесь дарует детям жизнь.

    И я, как зритель, адресую тот же вопрос внутрь себя. Он риторический, но «лечение» все равно происходит. Ведь иногда бывает важным не столько получить очевидный ответ, сколько вовремя задать вопрос.

    Спасибо Сюзанне Бир.

    Кстати, как ваше самочувствие?

    У меня, кстати,

    8 из 10

    14 июня 2011 | 08:38

    Сюзанн Бир не первый раз штурмует оскаровский бастион и в этот раз срывает джек-пот. Кино недурственное и, даже, в чём-то примечательное. Нельзя сказать, что датский номинант был самым сильным в слабейшей пятёрке претендентов, но награда получилась ожидаемой. Нет никаких сомнений, что эта работа Бир не уйдёт общей судьбы её ранних фильмов и подвергнется англоязычной адаптации. Уж больно здесь всё страстно закручено и как-то уж очень всё на человечность и толерантность давит.

    «Месть» — размытое название, не отражающее истинную проблематику. Оно направляет зрителя в готовый смысловой капкан, хотя мотив мести в поступках персонажей ключевым назвать нельзя. Зато короткий ярлык пригоден для международного проката, на который всё двухчасовое лицедейство и рассчитано. Метраж также вызывает вопросы. Без особой внимательности ощущаешь лишние минут 25, а то и все 35. Но, длинноты — что-то вроде визитной карточки механики серьёзного скандинавского кинематографа. Но, Бергман умер. А с ним умерло многое.

    Бир — хороший режиссёр. Достаточно ознакомиться с её предыдущими работами, но дама она расчётливая. Провальный ужасающий продукт, снятый в Голливуде «То, что мы потеряли» вернул её к положению гостя — иноземца. Новая попытка оказалось удачнее. Подсмотренный опыт у мексиканского карьериста Иньяритту, чей пафосный «Вавилон» подсказывает схему крючка международного обывателя опробован в «Мести» более тонко, но всё — равно, это «экзотика» на экспорт. Бергман умер. Козырять нечем. Остаётся сублимировать.

    Эмоциональная история с двумя детьми и тремя взрослыми при участии грубого автослесаря, африканского боевика и садиствующего подростка образует приятный восприятию универсум для добровольного эмоционирования ведущего проторённой дорогой к радужному катарсису. Но почему-то вспоминается, что Бергман ведь умер. Любой фильм шведского классика копай хоть до фундамента — дна не найдёшь. «Месть» может доставить удовольствие, если над ней глубоко не задумываться. Но пакостность мыслительной функции так и норовит надрезать плотный нарыв сюжетного единства. Вот тут есть риск быть забрызганным гноем надуманной нелепицы и несусветной чуши. Абсолютно каждая сцена, художественно не доведена до конца и не имеет органичного перетекания в новую канву. Первые минут сорок, вообще смотришь нарезку эпизодов вяло связанных между собой. Очень быстро осознаёшь шаткость сценарной условности и замечаешь как недоигрывают актёры. Гениальный Ульрих Томсен теряется в молчаливых неспешных планах, передавая растерянность играемого персонажа. Растерянность свойственна всем актёрам. Они до конца не понимают, кого играют. Люди ли перед нами или идейные конструкции. Задайте себе вопрос: что будет с героями, когда пойдут финальные титры? Ничего. Они также внезапно исчезнут, как и внезапно появились за пару часов до этого. Реплики кончились. Бергман умер.

    Почему же кино хорошее? Оно скорее качественное, нежели выдающееся. Выпусти его те же американцы или французы — планка была бы выше. Но сканды собаку съели на нюансированных исследованиях внутрисемейных кризисов. И даже великого Бергмана вспоминать не надо. Ждёшь большего, чем прямолинейных выяснений отношений. В ловушку концепта Бир можно попасть при условии добровольного суицида, без оглядок на сжигаемые мосты бергмановских пространств эконом класса.

    6 из 10

    7 апреля 2011 | 22:28

    Выпускница Датской киношколы в Копенгагене Сюзанн Бир удивила и порадовала многих зрителей и кинокритиков, когда в обход куда более ожидаемому «Бьютифулу» Гонсалеса Иньярриту взяла одновременно и «Оскар», и «Золотой глобус» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Возможно, награда была выдана по некоей логике накопленных заслуг перед кинематографом, которые Сюзанн совершает с начала 90-х, однако и объективные достоинства фильма «Месть» очевидны и вполне заслуживают награды.

    Долгое время Сюзанн оставалась в рамках национального проката Дании, но влившись в движение участников проекта Ларса фон Триера «Догма 95» уверенно вышла на просторы мирового артхауса, представив в2002 году свой пронзительный фильм-догму «Открытые сердца». Ее имя с тех пор упоминается наравне с такими мастерами авторского кино, как Триер, Томас Винтерберг, Жан-Марк Барр. И если фильмам Бир не всегда достает жестокости, провокационности и пафосного надрыва, прославивших некоторых из ее коллег по «Догме», то вот психологизмом, юмором и вниманием к сильным проявлениям человеческой души она отличалась всегда. За что и получила более 20 наград на европейских и американских фестивалях авторского кино, причем внимание со стороны критиков и жюри к творчеству Сюзанн традиционно очень сильное — кажется, у нее нет ни одного фильма, не получившего хоть какой-то награды.

    И вот, наконец, самое громкое признание — «Оскар» и «Золотой глобус» — получает ее одиннадцатая по счету картина «Месть». Фильм этот, немного медлительный, проникновенный, полный колоритной африканской фактуры и прозаически-отточенного взгляда на датскую повседневность практически ничего нового в творческом методе Сюзанн Бир не открывает. Фильм собран из аспектов основной проблематики, поднимаемой режиссером из фильма в фильм: преодоление психологических барьеров и кризисов личных отношений, проблема насилия и законности, становление личности и то особое выправление человеческой личности, которое отражали картины Сюзанн «То, что мы потеряли» (2007) и «Братья» (2004). Кстати, одноименный ремейк именно этого фильма представил недавно Джим Шеридан, американизировавший историю Сюзанн с помощью актерского трио Джейка Джилленхола, Натали Портман и Тоби Магуайра.

    Если вы до сих пор не знакомы с творчеством Сюзанн Бир, можете смотреть «Месть» как ее типичный фильм. Две норвежских семьи: одна на грани распада, другая уже распалась. Два одиноких ребенка, скрытный, решительный и способный на поступок Кристен (Уильям Нильсен) и робкий, подавленный Элиас (Эмиль Хелмс). Кристен, чья мать недавно умерла, кажется, ненавидит весь белый свет, начиная со своего отца-бизнесмена (Ульрих Томсен), которого обвиняет в предательстве матери. Элиас переживает разрыв родителей: «врача без границ» Антона (Микаэл Персбрандт) глазами которого мы видим суровые и жаркие будни в лагере беженцев в одной из африканских стран, где он работает по контркату, и матери семейства Марианны (Трюне Дюрьхольм). Переживая недавнюю измену мужа, Марианн теряет связь с Элиасом, у которого начинаются проблемы с одноклассниками. После весьма радикальной помощи со стороны Кристена эту парочку оставляют в покое: предоставленные сами себе, ребята гуляют по крышам и изготавливают самодельное взрывное устройство. Их идеей становится месть: Кристен мстит всему миру и отцу за смерть матери, а Элиас мстит за своего отца, которого оскорбил местный грубиян из автосервиса. Но не только дети мстят в этом фильме: с необходимостью мести сталкивается и отец Элиаса, когда в его лагерь попадает африканский головорез-отморозок. Идея мести возникает параллельно у жителей цивилизованного мира и мира еще полудикого, по-детски неразвитого. Идея эта находит удивительный, парадоксальный выход в каждой ситуации; Сюзанн Бир оправдывая и вынужденный самосуд, который учиняет Антон в лагере беженцев, и его же непротивление, его почти христианскую готовность подставить другую щеку тому, кто прилюдно ударил и оскорбил его. Однако не зря в европейском прокате картина будет называть не «Месть», как переводится датское название ленты, а «В лучшем мире». Там, у себя в Дании, в лучшем по сравнению с Африкой, мире, непротивление и миролюбие Антона становится его же психологическим оружием, которым он утверждает свою правоту и побеждает агрессию и злобу

    29 сентября 2011 | 21:55

    Когда я увидел в начале фильма Микаэля Персбрандта, в душе у меня потеплело. Это ведь тот самый могучий Беорн из фильма Питера Джексона «Хоббит: Пустошь Смауга»! Конечно, глупо полагать, что при просмотре «Мести» я представлял себе исключительно персонажа из вселенной Джона Р. Р. Толкиена. Ибо здесь грима уже нет, есть настоящее лицо актера, которым, как показала «Месть», Микаэль Персбрандт управлять умеет.

    В последнее время по различным обстоятельствам я предпочитал смотреть зрелищные фильмы с грандиозными визуальными эффектами. Проще говоря — блокбастер. Но вдруг мне захотелось спокойного и душевного фильма, в котором визуальными эффектами являлись бы человеческие эмоции. Чтобы от этих эмоций ком к горлу подступал, чтобы в душе бушевало, чтобы интерес хватался к такой истории с неистовой хваткой. После просмотра картины Сюзанны Биер я получил всё это.

    Замечу, что название фильма не должно вводить вас в заблуждение по окончании просмотра. Фильм не о мести, а о том, к чему привело желание мести. Это не иллюстрация какого-нибудь одиночки, родных которого безжалостно убили и теперь он готовит грандиозный план мести. Это повесть о мальчике Кристиане, который хотел отомстить сколько не грубияну-автомеханику, столько всем взрослым вокруг, никогда ничего не понимающих и всегда обманывающих детей. По ходу сюжета он сильнее выходил их под контроля, стараясь доказать свою правду. Обостренное чувство справедливости вкупе с нескрываемым интересом к причинению вреда приведет Кристиана к вполне предсказуемым последствиям — плачевным и определяющим.

    От всего фильма получаешь наслаждение. Наслаждаешься красотами Дании. Наслаждаешься не высосанными из пальца конфликтами. Наслаждаешься игрой актеров, черт возьми! Особенно это касается двух главных героев-мальчиков. Это всегда приятно видеть искреннюю игру, суть которой даже растворяется, так как мальчики проживают свою роль, а не играют. Из исполнителя роли Кристиана могут получаться гадкие, паршивые, непослушные плохиши с лицом настоящего ангела. Вспомнился один из главных героев-мальчиков в фильме Кристофа Барратье «Хористы», который совершал пакостные дела, но обладал ликом создания Божья.

    «Месть» — из категории произведений, которые задают зрителю ситуационный вопрос «а что бы сделал ты?». Не зря зрители слушают рассуждения и взрослого мужчины, и подростка. Сюзанна Биер сняла и показала всему миру неглупый фильм, просмотр которого нельзя называть пустым времяпрепровождением. В нынешние времена нечасто можно встретить фильмы с потрясающими эмоциями вместо дорогостоящих визуальных эффектов. Так что будет странно, если вы будете думать три года, смотреть или не смотреть «Месть» Сюзанны Биер.

    8 из 10

    24 мая 2014 | 15:29

    С этим вопросом герои фильма сталкиваются буквально на каждом шагу, и ответить на него порой не так просто.

    Сюзанна Бир с удивительной полнотой и правдоподобностью показала нам жизненные принципы — долг, любовь, ответственность, дружбу, предательство, месть и многие другие, да ещё и умудрилась сделать это практически во всех социальных слоях, от лидера африканских военных группировок до обычных школьников. Сюжет поражает прежде всего своей широтой.

    Месть, как известно, одно из сильнейших человеческих чувств, порождаемая несправедливостью, она является крайней формой обиды и способна на короткие периоды напрочь лишить нас рассудка. Потому и человек, умеющий всецело владеть собой, бесценен и по праву считается мужественным, ибо сдержать внутренние позывы — злобу, гораздо сложнее, чем внешние — то есть пустить в ход кулаки. Таким мы и видим Антона, отца Элиоса. На его долю выпали поистине нелёгкие испытания, и не только в африканском лагере для беженцев, но и здесь, дома, с сыном.

    Параллельно раскрываются характеры двух подростков — Элиаса и Христиана. Над первым часто смеются в школе, но он всё терпеливо сносит и остаётся добродушным, не накапливая в себе ненависть и забывая обиды, а второй оказывается не по годам жестоким, несправедливость он воспринимает остро, помнит все унижения, как его, так и знакомых, и готов за них мстить. Возможно, в современном мире только так и можно проложить себе дорогу, но иногда подобные методы заходят слишком далеко, когда вернуться очень сложно. Но несмотря на его целеустремлённость, непреклонность и влияние на Элиоса, в кульминации всё же понимаешь, кто настоящий герой и что такое мужество.

    Рассматриваемые в картине проблемы очень обширны и их сложно описать, так что я не стану тянуть время. Несомненно, фильм заслуживает все свои награды. Посмотрите обязательно; как видно, в Дании снимают редко, да метко.

    9 из 10

    25 февраля 2012 | 21:58

    Европейцы лучше других освоили христианскую заповедь о щеке и другой щеке, занялись просветительской и гуманитарной деятельностью на территории диких и ущербных континентов, позже пригласили к себе иностранцев и попросили правозащитников показать им действие заповеди на практике. В несовершеннолетнем возрасте, за пару лет до толерантного созревания, европейцы ещё позволяют себе шалости, драки с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, но взрослые европейцы делают все, чтобы не довести ситуацию до конфликта, а когда дети их об этом просят — они показывают пример исчерпывающей терпимости. Африканцы в последний раз слышали о христианской религии от европейских миссионеров лет двести пятьдесят назад, класть они хотели на заповеди и всю толерантность Копенгагена, у них свои «понятия», и у тех понятия правильнее, у кого «Калашниковых» больше.

    Сюзанна Бир — противоестественно прямолинейная барышня, объединила в фильме несколько сюжетных линий, из которых прочие режиссёры, в том числе женщины-режиссёры, смогли бы снять два-три полнометражных фильма. Бир не интересуют сами эти сюжеты, каждая из них достаточно банальна и даже поверхностна, однако характеры и мотивы персонажей ленты проработаны практически идеально. Мальчишки в благополучной Дании играются с огнём, каждый их шаг выверен, кинематографично, но вполне логично, и чем дольше родители дают им самостоятельность, тем дальше заходят их «игры». Когда отец-хирург, переживающий тяжкие душевные муки в Африке, не смог найти пяти минут для сына по скайпу, маятник закрутился. Сам хирург ходил по лезвию ножа, когда против желания большинства африканцев близ своего госпиталя под открытым небом, оказал медицинскую помощь местечковому тирану, и познал границы своей толерантной терпимости.

    Авторы фильма хладнокровно расставили свои приоритеты. Месть, как ответ человеку за какую-нибудь гадость, они допускают, однако самосуд ими осуждается. Притом осуждается хитро, мол, в Европе категорично нельзя, а в Африке — можно. Бир и компания считаются с традициями и сложившимися обычаями, если европейцы по сравнению с африканцами на высшей ступени правового сознания, то вторые руководствуются эмоциями, и даже европейцы в Африке порой руководствуются эмоциями. Когда же в Европе происходит такой сценарий, то власти берут ситуацию под свой контроль, в первую очередь благодаря сотрудничеству с фигурантами дела. Общение сближает. В Африке такое тяжело представить, даже если там (о чудо) где-то возникнет идеальная двухпартийная система — то это гарантировано приведет к гражданской войне между сторонниками каждого из двух вождей.

    Финал картины, который в приличном европейском обществе (а рунет, свято верю, ближе к Европе, чем к Африке (за редким исключением)) не раскрывается, окончательно уравняет оба континента, ибо европейцу понятно, что и там и там живут люди, просто в Африке эти люди живут пока ещё не правильно.

    12 мая 2011 | 16:51

    Кинематография является тем видом искусства, через которое идентичная проблематика может быть рассмотрена с разных позиций, что дает возможность шире смотреть на вещи, зачастую недоступные собственному опыту. Существуют множество кино-школ и каждая обладает присущими ей чертами. Фестивальный триумфатор 2010-2011 годов, датско-шведская «Месть» — выходец из скандинавской, с которой прежде был знаком преимущественно по работам Ингмара Бергмана.

    Не играя со сценарием и не формируя гиперглубоких сюжетных линий, Сюзанна Бир сняла картину, возвращающую к вопросам ответы на которые большинству известны, однако это не сводит на «нет» общую актуальность.

    Месть сравнима с болезнью, пороком, желанием. Она не делает человека лучше или хуже, чем он есть на самом деле: ее мотивы разнообразны. Уходя от черно-белого разделения на «хорошее» и «плохое», трудно отрицать, что потребность во мщении может быть естественной, поскольку у человека заложен не только инстинкт самосохранения, но защиты значимого социального окружения. Хоть на мгновение вы бы не задумались отомстить тому, кто надругался над вашим ребенком или подверг унижению родителей?

    В данном случае я даже не говорю о мести физической: само проявление заступничества — следствие желания восстановить равновесие справедливости посредствам мести. Ты обидел его — я обижу тебя.

    Но Бир пошла дальше: ее фильм не о мести через защиту ближнего. Она как диагноз, состояние общества — озлобленного, жестокого, с прогрессирующей утратой морально-нравственных идеалов, где единственным индикатором является сам поступок — мысль, воплощенная в действии.

    Основной посыл в том, что в условиях размытых границ гуманного и антигуманного совесть теряет функцию нравственного регулятора, а агрессия становится частью повседневного поведения — настолько привычной, что в какой-то момент перестаем ее замечать.

    В определенный период жизни советую посмотреть этот фильм каждому.

    9 из 10

    20 мая 2013 | 16:59

    Обозначая возможный выбор, кино принимается рассматривать предмет с двух позиций: твердохарактерного двенадцатилетнего мальчика Кристиана, с очередным переездом решительным шагом начинающим новую школьную жизнь, и безропотного доктора Антона, оторвавшегося от семьи, работая айболитом, сея гуманизм в африканской пустыне, где вольготно хозяйничает беспринципный злобный Бармалей.

    Навещающий детей папа, в уличной стычке показывает сыновьям образец толстовского непротивления злу насилием, не представляя, что у старшего уже есть пример действенного отпора, который оказал противнику его школьный друг, открыв юному Элиасу победоносный способ решения бытовых проблем. И вот, когда доктор остужает пыл, мальчик разжигает огонь, убеждая друга, что сносить ничего не должно, как и спускать никому нельзя.

    Почему у парня сталь в голосе? Детали — в короткой предыстории о недавней смерти его матери и в нервных разговорах с уставшим отцом, где в упрёках и обвинениях проскальзывают боль и страх одиночества, ненависть и подозрения в измене родственника, если и не согласившегося на эвтаназию, то, вместе с обречённой матерью, отказавшегося затягивать её угасающую жизнь.

    Кое что о прошлом в контрастно спокойных разговорах рыхлого Антона со своей огорчённой женой, где опытный Микаэл Персбрандт заочно спорит с начинающим Уильямом Йонком Нилсеном, играющим исключительно по наитию своих представлений о добре и зле, увлекая этим в напарники ровесника Маркуса Рейгарда, являющего в кругу искушающих его героя душевных волнений неподдельный и всепрощающий оптимизм, вместе с другом приближающимся краю и стоящий с ним на краю, который, судя по всему, должна символизировать крыша портовой башни, обозначающая для ребят решимость, смелость и безрассудный порыв.

    Пожалуй, актёрские работы имеют здесь большую ценность нежели очевидно схематичный прикладной сюжет, расставляющий по полочкам показательные поступки и безответственные дела, конкретно определяющие за и против, четко позиционируя отношения действующих лиц, противоположенных друг другу характерами, опытом и экранной судьбой. Оттого наивысшее напряжение возникает не в момент мгновенного экшна, а в эмоциональных вспышках конфликтов и разряжающих их примирительных слов, где глаза — взгляд, а взгляд — картина, которая понятна без лишних слов.

    Общее впечатление от фильма — это его уравновешенность, где всего поровну — разных людей и полярных мнений, обострённых аргументов в сторону того и другого пути, диаметральных сомнений и противоположных выводов, которые, как кажется, сделали те, с кем схлестнулась вражда. Вот и раскаяние напуганного ребёнка с лихвой компенсирует молчание взрослого, переоценивающего ценности, с грустью взирая на окружающий его дикий африканский пейзаж.

    13 марта 2011 | 21:45

    Случайно или нет, но так получилось, что сразу после фильма «Как велит Бог» я познакомился с картиной «Месть», совершенно заслуженно выигравшей «Оскара-2011» и «Золотой глобус-2011» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке».

    Кинолента начинается с двух параллельных сюжетных линий:

    Где-то в кенийской пустыне находится полевой госпиталь, в котором работает доктор Антон. У него очень много забот. В условиях дикой африканской местности очень часто случаются конфликты и бандитские стычки, в результате которых страдают невинные жители. Но больше всего к нему приносят беременных женщин со вспоротым животом. Оказывается, местному «боссу» аборигенов доставляет удовольствие делать ставки, какого пола родится ребёнок…

    В Данию приезжают отец и сын, недавно потерявший болевшую раком мать. Кристиан замкнут и зол, не разговаривает с отцом, считая, что в смерти матери повинен отец. В новой школе Кристиан знакомится с одноклассником Элиасом, отец которого и есть тот полевой доктор Антон. Жизни двух семей пересекаются…

    Прежде всего, скажу самое простое и главное — кино очень понравилось.

    Во-вторых, очень высоко оцениваю актёрскую работу, без которой «Haevnen» не получилась бы такой, какая есть. Замечательные молодые актёры, играющих во много раз талантливее некоторых именитых звёзд.

    Месть — это всего лишь название. Сказать, что кино о мести как таковой, нельзя. Это кино обо всём. О всех человеческих чувствах, слабостях, достоинствах и недостатках. О всех явлениях в человеческих взаимоотношениях. Что ни возьми — любовь и ненависть, дружба и ссора, сопереживание и равнодушие, доброта и гнев, месть и прощение, храбрость и трусость, целесообразность и безрассудность, честность и ложь, и так далее — всё можно наблюдать в одном фильме длиной в два часа. И самое главное, что всё в «Мести» собрано так целостно и гармонично, что создаётся впечатление: ты сам один из героев и с тобой происходят показанные события. Я считаю, в этом и есть уникальность фильма. Зритель «Мести» является не созерцателем, а участником всего происходящего на экране…

    Но для меня «Месть», прежде всего, стала фильмом о прощении. Об умении человека простить всё, даже то, что почти невозможно простить. И об истинном раскаянии, о преодолении себя, о том, как на самом деле легко попросить прощения…

    Для меня датский фильм «Haevnen» стал чем-то большим, нежели просто кино. Надеюсь, что многие со мной согласятся, что эта кинолента — испытание для души, настоящее откровение. Откровение перед собой, когда ты можешь понять, кто ты есть на самом деле.

    Посмотрите фильм. Откройте душу.

    10 из 10

    21 апреля 2011 | 21:53

    Мстить или не мстить, вот в чём вопрос. Кто прав — фон Триер или Сюзан Бир? Что больше похоже на правду жизни: торжество гуманистического непротивления злу, как у Бир, или пафос разоблачительного финала «Догвилля». Вроде бы, оба правы: и то, и другое имеет место в жизни.

    Режиссёр Сюзанна явно на стороне своего героя шведа. Фильмом она восхваляет его гуманистическую позицию. Победа за современной мировоззренческой концепцией европейского общества: гуманизм, вот наш Бог. Бога для европейцев нет, но можно и без него прекрасно жить, надо просто быть хорошими людьми, добрыми, неагрессивными, прощающими. И тогда всё будет хорошо. Вот как в фильме. Агрессия и мстительность наказаны, доброта и гуманистические методы решения конфликтов победили.

    Но швед мне не нравится, он такой умилительно добренький. Знаем мы таких. Первый расстреляет тебя из автомата, когда будет сыт по горло «всем дерьмом этого мира». Я сама такая — отчасти.

    И Триер это показал. А Сюзанна обманывает себя и нас.

    Подставить вторую щёку нужно внутренне, а не наружно. Подставить щёку — это означает любить. Любить нужно внутри, а не снаружи. Любящая мать делает больно нашкодившему ребёнку — потому что любит и заботится воспитывая. А гуманистическое враньё говорит: не смейте наказывать ближнего, не смейте быть агрессивными, ибо человек — самое дорогое, самое важное. Гуманистические идеалы, оторванные от родившей их когда-то религии, становятся самым разрушительным оружием. И «Догвилль» это показывает, а «Месть» не хочет этого видеть.

    «Любите врагов ваших» — библейская Заповедь. Девиз Сюзанны: «Не наказывайте врагов ваших». Акцент не на внутреннее принятие, а на внешнее бездействие. Герой ведь не любит ни оскорбившего его автомеханика Ларса, ни африканского бандита. Скорее ненавидит. Если бы любил — искренне отшлёпал бы обоих. Любовь освобождает руки и язык, а ненависть и осуждение сковывают. Но есть и крайняя форма ненависти, которая внешне выглядит, как справедливое наказание. Огромная накопившаяся ненависть, рано или поздно прорывает плотину самосохранения и скованности, ложного смирения. И тогда люди берут автомат и мочат всех подряд. Или отдают на растерзание толпе, не попытавшись заглянуть в душу злодея и понять его. Или взрывают автомобили обидчиков. Лживый гуманизм родителей порождает таких вот угрюмых детей-мстителей. Или сыновей с огромной внутренней агрессией, но внешне безответных, над которыми все издеваются. Дети — сверхчуткие создания. Дразнят всегда того, кто внутренне агрессивен, каким бы безответным снаружи он ни был. Швед ничуть не лучше маленького мстителя со сжатыми губами.

    Профессия героя — символична. Современная медицина гуманистического общества — такой же угрюмый мститель с добреньким лицом. Западня.

    6 из 10

    6 августа 2011 | 12:05

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    DVD, Blu-Ray ...

    DVD, 99 руб.
    DVD, 150 руб.
    Blu-Ray, 199 руб.
    подробнее

    Новости


    Прижившись в роли цареубийцы Джейме Ланнистера в сериале «Игра престолов», датчанин Николай Костер-Вальдау давненько не снимался в фильмах у себя на родине. Но в скором времени ему предстоит отправиться в Скандинавию для съемок в драме Сюзанны Бир «Второй шанс». (...)
     
    все новости

    Интервью


    На протяжении всей своей карьеры я выбирала проекты, которые меня интриговали, смогли затронуть или напугать. Всякий раз, когда берешься за фильм, надо представлять, будто ты лезешь на гору, на которую ни разу не забиралась. Важно, чтобы гора тебе нравилась! (...)
     
    все интервью

    Репортажи

    Оскар—2011 02.03.2011

    83-я церемония «Оскар» уже позади, и КиноПоиск предлагает вспомнить, как это было. Фоторепортаж состоит из восьми частей: ведущие «Оскара», номинанты, подготовка к церемонии, красная ковровая дорожка, церемония награждения, за сценой, press room и финальная фотосессия победителей. (...)
     
    все репортажи
    Записи в блогах

    Неузнаваемая Дженнифер Энистон в драме «Торт», Дженнифер Коннелли в режиссерском дебюте своего мужа Пола Беттани «Убежище», а Николаю «Джейме Ланнистеру» Костеру-Вальдау выпадает «Второй шанс». (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Великий уравнительThe Equalizer34 137 828
    2.Бегущий в лабиринтеThe Maze Runner17 437 020
    3.Семейка монстровThe Boxtrolls17 275 239
    4.Дальше живите самиThis Is Where I Leave You6 894 340
    5.История дельфина 2Dolphin Tale 24 788 153
    26.09 — 28.09подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Бегущий в лабиринтеThe Maze Runner120 214 328
    2.Великий уравнительThe Equalizer111 590 113
    3.Проклятие АннабельAnnabelle80 745 955
    4.ЛюсиLucy69 401 441
    5.Семейка монстровThe Boxtrolls46 766 831
    25.09 — 28.09подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 117 01161 798
    Деньги520 584 998 руб.7 743 651
    Цена билета245,91 руб.3,42
    25.09 — 28.09подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    35.Остров проклятыхShutter Island8.493
    36.ВАЛЛ·ИWALL·E8.492
    37.Пираты Карибского моря: Проклятие Черной жемчужиныPirates of the Caribbean: The Curse of the Black Pearl8.488
    38.Темный рыцарьThe Dark Knight8.484
    39.Запах женщиныScent of a Woman8.484
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    6.Джон УикJohn Wick95.14%
    7.Как поймать монстраLost River95.11%
    8.Исход: Цари и богиExodus: Gods and Kings94.78%
    9.Доктор СтрэнджDoctor Strange94.69%
    10.Хоббит: Битва пяти воинствThe Hobbit: The Battle of the Five Armies94.64%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    ЛегионLegion354
    Класс коррекции5
    ИсчезнувшаяGone Girl6
    ДМБ21
    Шанхайский полденьShanghai Noon17
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    ИсчезнувшаяGone Girl8.784
    Семейка монстровThe Boxtrolls6.748
    Великий уравнительThe Equalizer7.268
    Бегущий в лабиринтеThe Maze Runner7.104
    Смешанные чувства
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    ДракулаDracula Untold09.10
    СудьяThe Judge16.10
    Горько! 223.10
    ЯростьFury30.10
    СеренаSerena30.10
    премьеры