всё о любом фильме:

Месть

Hævnen
год
страна
слоган-
режиссерСюзанна Бир
сценарийАндерс Томас Йенсен, Пер Нильсен, Сюзанна Бир
продюсерСиссе Граум Олсен, Анна Энтони, Карен Бентзон, ...
операторМортен Сёборг
композиторЮхан Сёдерквист
художникПитер Грант, Манон Расмуссен, Лене Эйлерсен, ...
монтажПернилла Беч Кристенсен, Мортен Эгхольм
жанр драма, мелодрама, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Дания  449.2 тыс.,    Швеция  194 тыс.,    Испания  173.1 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время119 мин. / 01:59
Сорокалетний Антон возвращается в родную Данию, много лет проработав в африканском лагере для беженцев. Долгие годы среди чужого горя научили его никогда не отвечать насилием на насилие. Даже когда местный автомеханик беспричинно избивает Антона, тот сдерживает гнев. Кажется, что конфликт исчерпан, но тут его сын Элиас вместе со своим другом Кристианом решают отомстить за отца.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
77%
89 + 26 = 115
7.1
в России
75%
3 + 1 = 4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Для того чтобы окупиться, фильму было достаточно трёх недель проката в датских кинотеатрах.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 2295 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Оскар за лучший иностранный фильм 2011 года. Это, надо сказать, неплохо — в отличие от голливудских творений, Оскара за иностранные картины дают чаще всего действительно классным фильмам. Вот и «Месть» — скорее мир, нежели просто кино. Мир насилия глазами детей, сквозь призму детских эмоций. Мир такой простой и черно-белый — ты или сильный, или слабый. Нет оттенков. Нет понятий морали и благоразумия, нет грани между добром и злом. Всё или ничего — так устроен мир ребенка. И как отцу, знающему о жизни так много и выбравшему самый сложный путь, стать авторитетом в этом простом, черно-белом мире? Взгляд на одни и те же события с точки зрения детей и взрослых настолько контрастен, что порой кружится голова — постановка и режиссура на высочайшем уровне. Нет лишних сцен и кадров — всё направлено на раскрытие человека.

    Безумно красивая музыка берет в плен с самого начала. Удивительные виды, широкие планы — оператор постарался и смог передать атмосферу мест прекрасным образом.

    Актёры играют очень сильно. Весь состав, включая детей, отыгрывает от первого до последнего кадра. Но всё же Микаэл Персбрандт — на первом плане. Блестящая игра! Каждая клеточка тела отзывается на эти эмоции так, будто ты сам проходишь через всё это. Передать это словами просто невозможно.

    Насилие порождает насилие. Это закон жизни. Подставлять вторую щеку вечно могут лишь единицы, остальные рано или поздно бьют сами. Вопрос лишь в том — стоит ли в данный момент бить или терпеть? В каждый конкретный момент. Нужно ли отвечать насилием на насилие? Или лучше не видеть зла? Каково быть слабым в глазах собственных детей? И стоят ли собственные моральные принципы того, чтобы ради них допускать такое? Стоит ли месть того, чтобы отравлять душу её сладостным ядом? Или же стоит верить в добро, побеждающее всё остальное? Ответа на эти вопросы не существует. Каждый выбирает свой путь. А поймут или нет — кто знает. Судьба всё равно возьмёт свое и решит — кто в итоге оказался прав…

    10 из 10

    21 августа 2011 | 15:11

    В 2011 году на Оскаре в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» я ставил на драму Алехандро Гонсалеса Иньярриту «Бьютифул», но победа тогда досталась Сюзанне Бир за этот фильм. В свое время он прошел мимо меня незаметно. И только в датской программе на SFF я увидел постер и сразу же добавил в папку must-see.

    Это очень хорошая драма с многогранным сюжетом. Условно можно разделить фильм на две части (Африка и Дания), на две жизненные позиции относительно жестокости. Начинается все с эпизодов в африканском лагере для беженцев, где доктор Антон спасает жизни людей. Помимо нищеты и сомнительных санитарных норм, он постоянно сталкивается на работе с результатами жестокости и насилия. Одна из местных группировок запросто может вспороть беременной женщине живот, чтоб посмотреть пол будущего ребенка, например.

    При этом Антон старается жить по христианским принципам: «Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5: 39). Даже когда незнакомый мужчина дает ему пощечину на глазах у детей, он не вступает в драку, а пытается уладить конфликт словами. Но сможет ли он сохранить свое кредо, когда к нему в лагерь придет тот самый главарь, причинивший множество зла невинным людям? Что важнее: клятва Гиппократа или акт возмездия? Вправе ли он вершить правосудие?

    В противовес ему ставится позиция Кристиана. Он не согласен с таким положением вещей. Ему более близка позиция юной Джейн Эйр: «Когда нас бьют без причины, мы должны отвечать ударом на удар, и притом с такой силой, чтобы навсегда отучить людей бить нас.» Это, конечно, варварский метод. Но ведь он сработал в школе. Поэтому Кристиан со своим другом решают проучить напыщенного Ларса. Они выслеживают мужчину и готовятся учинить вендетту за попранную честь отца Элиаса. Помимо этого есть линии взаимоотношений родителей с детьми.

    Отличный сюжет с хорошей темой для обсуждения. Но больше всего меня тут поразила актерская игра. Мурашки бежали по спине, когда Трине Дюрхольм узнала, что ее сын попал в больницу. После этой блестящей роли я хочу поближе ознакомиться с ее фильмографией. Давно новые лица меня не впечатляли так сильно. Вилльям Йенк Нильсен не менее пронзительно играл. Не забывайте, что это его дебют и ему на тот момент было 12-13 лет! Я уверен, что его ждет отличная карьера в будущем. У парня уже виден потенциал.

    Стоит похвалить Сюзанну за режиссуру. Она умело нагнетала атмосферу на протяжении всего фильма, но вот концовку не дожала. Если бы сделала другой финал, то получила бы от меня высший балл. Но и этого было достаточно, чтоб произвести на меня очень хорошее впечатление.

    9 из 10

    27 января 2013 | 01:57

    В жёлтой жаркой Африке не видать идиллий. То переломы, то инфекции, то злой бандит вскроет живот беременной, чтобы на спор узнать, какого пола теперь уже нерождённый ребёнок. И доброму айболиту Антону всё труднее оставаться добрым, спасает лишь привычка подставлять щёку и самодостаточно улыбаться от осознания своей безупречной гуманности. А в изумрудной прохладной Дании его сын, прозванный «шведской крысой» Элиас, знакомится с мрачноватым волчонком Кристианом, который строит подростковую дружбу на избиении школьных авторитетов, изготовлении бомб и запретных прогулках по крышам высоких зданий. Последнее, наверно, символизирует тот животрепещущий факт, что и благополучная Европа нередко ходит по краю, ибо всегда есть любители защитить нежное добро от циничного зла примитивными силовыми методами. Не потому, что система правосудия не работает, а оттого, что законы живой природы куда сильнее искусственных законов человечьих.

    В фильме Сюзанны Бир на краю, в общем-то, стоят все, хотя ощущения до крайности запущенной ситуации не возникает: до точки невозврата далеко, практически всюду есть небольшой нравственный люфт и пространство для ситуативных манёвров. Элиас страдает от постоянных нападок старшеклассников, его мать Марианна застыла на грани развода, но никак не решится на последний шаг; Клаус, отец Кристиана мучается от сложных взаимоотношений с сыном, а тот никак не оправится от шока после смерти матери и со всем пылом юношеского максимализма обвиняет родителя то в слабости («Ты сдался, опустил руки»), то в бездействии («А ведь ты обещал, что она выживет»). Сам Кристиан рук не опускает, он сжимает их в кулаки и носит за пазухой кухонный нож, делая собственную ожесточённость многофункциональным средством самоутверждения. Маленький железный человечек в мире вечно рефлексирующих законопослушных взрослых становится мировоззренческим антиподом убеждённого христосика Антона, который, даже получив пару увесистых оплеух, пребывает в уверенности, что победил и что победа эта неоспорима в глазах окружающих.

    Вот он, экзамен на силу и моральную зрелость для двух главных персонажей; но там, где непротивленец Антон чувствует торжество высокого духа над быдловатой посредственностью, Кристиан видит лишь бесхребетность и покорность слабака. Дело ли в возрасте или тяжёлой психологической травме, но у мальчика сложились именно такие понятия о справедливости, что безапелляционно требуют мести. Но месть в данном случае — это не орудие наказания и не проявление агрессии, а осознанная жизненная необходимость в мире, где право сильного сильнее всех остальных прав. Автослесарь ударил врача только потому, что мог и хотел это сделать; следовательно, обидчику нужно преподнести урок, ответить ударом на удар; короче, нет времени объяснять, так надо. Этого требует хрупкое подростковое понятие этического равновесия. Возможно, потом, когда мальчик станет мужчиной, законы общества заставят его одеться в благопристойный костюм терпимости и приучат уступать грубости, дабы не опуститься до грубости самому. А пока он понимает только, что, единожды подставив щёку под удар, будешь ходить с синяками постоянно.

    Если следовать привычной логике кинематографа голливудского или, скажем, азиатского, где-то здесь доведённый до кипения сюжет уже готов взорваться кровавыми брызгами. Насилие порождает насилие, но кто-то должен разорвать эту порочную цепочку, например, режиссёр. И пусть очень испуганное стадо антилоп размазывает по африканской пустыне злобного льва (и принцип христианского непротивления, случайно или нет, даёт сбой), цивилизованные люди уподобляться диким зверям не станут, а дружно придут к покою и просветлению. Причём придут все и сразу: постоят на краю, посмотрят каждый в свою личную в бездну, а потом благоразумно отойдут подальше и вернутся к счастливой полноценной жизни. Такой вот благостный инсайт, а за ним, кажется, должна последовать уже чисто утопическая реальность, где проблемы решаются легко и безболезненно, словно в сказке. «Месть» — это трагедия без трагизма, катарсис без истинного страдания, гимн удачным вторым попыткам, после которых уже никто не уйдёт обиженным. Выхолощенная до глянцевости история о том, что мстить, знаете ли, нехорошо; а хорошо жить в мире, любви и согласии.

    Однако сей почти приторный хэппи-энд — ещё не всё: хитрая Сюзанна Бир спрятала между строк, а точнее — между кадров — ещё одно, практически философское послание. Визуальный ряд картины, изящный, тонкий, многоцветный, дополняет действие внезапными лирическими отступлениями о том, как прекрасен этот мир, посмотри. «Жизнь бесценна» — тихо шумит листва, и море вторит ей сиренево-тоскливым: «Бесценна». «Цените то, что имеете, боритесь за себя, — грустит жаркая жёлтая Африка. — Видите, что бывает, когда людьми правят боль и страх…» «Смотри, я лечу, — купаясь в потоках воздуха, кричит с неба маленький воздушный змей. — Я так мал, так слаб, но я могу летать». «Любите друг друга, — стучит утро в персиковую негу супружеской спальни. — Вы созданы не для споров, а для поцелуев». «Не спешите, насладитесь моментом» — сонно тикают часы. «И помните: всё трава, — твердит сочная зелёная трава. — Все ваши обиды, печали и трудности — лишь миг на этой земле, будьте здесь и сейчас, пока вы ещё есть, пока ваши следы не проросли травой…» А если всё проходит, так стоит ли тратить бесценное время жизни на жалкую месть?..

    Отойди от края, время падать ещё не пришло.

    19 июня 2014 | 16:31

    Этот фильм датчанки Сюзанны Бир как-то невзначай напомнил о том, что настоящее кино должно быть поистине многогранным. История эта как паззл — состоит из нескольких деталей, но даже к каждой из них по отдельности нельзя относиться как бы то ни было однобоко. Затрагивая множество актуальных современных проблем, таких, как отношения отцов и детей, природа жестокости и нравственный выбор, Бир, тем не менее, боится показаться «нравоучителем». Что, в общем-то, абсолютно правильно с ее стороны, ведь ее задача, скорее, показать и рассказать эту историю, а уж выводы пусть каждый сделает для себя сам.

    Условно разделив фильм на два больших сюжетных отрезка (Африканская колония и события, происходящие в Швеции) и проведя между ними тоненькую «черную ниточку», на которой, однако, герои весь фильм и балансируют, создатели ленты не теряют сам «костяк» повествования и постоянно играют на контрасте. Невольно задумываешься о той самой вышеупомянутой природе жестокости. С самого ли начала она у людей в крови? Те факторы, что заставляют нас выплескивать ее наружу — являются первопричиной, или же следствием?

    Антон за время службы в Африке видел много насилия. Насилия, порождающего еще большее насилие. Такую же жестокость (меньшую «снаружи», но не менее большую внутри) терпит в школе его 12-ти летний сын Элиас. Его ровесник и одноклассник Кристиан, тем временем, зол на своего отца, так как считает, что он повинен в их семейных проблемах. Судьбы этих двоих в одночасье переплетаются той самой вышеупомянутой «черной ниточкой», еще раз напоминающей, что все и всегда взаимосвязано и не далеко не так однозначно, как нам хотелось бы. 

    Невероятное кино с точки зрения этой самой двойственности морального выбора. Уверенная и сильная режиссура. Блестящие, совершенно и искренне феноменальные актерские работы детей. Мальчишки справились просто превосходно — Вилльям Йенк Нильсен и Маркус Рюгорд сыграли не хуже, если не сказать — лучше, каждого взрослого актера, занятого тут. Причем у первого присутствует этакая красивая, утонченная сталь…Она проявляется во всём его естестве. В голосе. Во взгляде. Маленький, загнанный волчонок. Прекрасный юный актер. Прекрасный трагичный персонаж.

    Некоторые раны остаются на всю жизнь. Кто-то сказал, что один раз столкнувшись с тьмой и впустив ее в свое сердце, уже никогда не сможешь избавиться от нее. Сможешь только смириться. Таки да, прощение и понимание — те биполярные точки, пролегающие по ту сторону самых темных человеческих качеств. А посередине, между ними — та самая черта между добром и злом, переступив которую однажды можно уже никогда не вернуться назад.

    20 декабря 2013 | 00:45

    Лауреат «Оскар» 2010 года за лучший фильм на иностранном языке — «Месть» датчанки Сюзанны Бир — идеально вписался бы в основной голливудский конкурс, наравне с «Социальной сетью», «Зимней костью» и «Началом». Единственное, что выдает происхождение картины — это характерные эмоциональные красивые кадры, характерные для студии «Zentorpa». По динамике и актерской подаче «Месть» все-таки ближе к американскому независимому кино, нежели европейскому.

    Хватая зрителя буквально за жабры, Сюзанна Бир последовательно показывает, как насилие продуцирует насилие, втягивая в непрекращающуюся круговерть самых миролюбивых людей. Дружба двух мальчиков, аутсайдера Элиаса и новичка в классе Кристиана, до поры до времени тщательно маскирует за образами битых, униженных и положительных, начинающих террористов. Над Элиасом издеваются ребята из школы, за то, что он швед и у него кривые зубы. Кристиан, переехав из Лондона, и по сути никого не зная, вступается за угнетенного паренька, пуская в ход насос от велосипеда, и чуть не лишив глаза одного из обидчиков. Перед нами впервые нарушается принцип христианской добродетели, что надо подставить правую щеку, когда лупасят по левой. Идеология Кристина — месть за этот удар, жестокая, чтобы впредь не повадно было, чтобы твое слово было последним. Но, даже убив врага, найдется кто-то, кто отомстит за него, превращая личную месть в вендетту, по семейному, расовому, классовому признаку. Не суть важно. Главное, что процесс запущен.

    Параллельно развивается история личного опыта отца Элиаса, который работает в Красном Кресте в Африке, где насилие давно стало частью обыденности. Он оперирует женщин, попавших в руки уже сформировавшихся террористов, которые увлекаются бесчеловечной игрой: делают ставки, кого носит под сердцем жертва, мальчика и девочку, после чего вспарывают живот, чтобы проверить. Однажды к нему на стол попадает глава этой бандгруппировки, и Антону предстоит сделать выбор между клятвой Гиппократа и возможностью отомстить за многочисленные смерти ни в чем не повинных людей. Кстати, подобный сюжет прослеживается в триумфальном фильме Ксавье Бовуа «О людях и богах», только там врачами выступают монахи-миссионеры и все еще более неоднозначно.

    Фильм Сюзанны Бир цепляющий и держащий в напряжении, докуда ты веришь в происходящее на экране. В какой-то момент, кажется, что режиссер перебрала с агрессивностью своих героев, и фильм немного теряет в убедительности, оказываясь теоретической схемой своего ключевого понятия. Впрочем, никто не станет спорить, что «Поваренная книга анархиста» в многочисленных вариациях доступна любому подростку, порох строго не охраняется государством, а забота о детях — это тяжкий труд, особенно когда они в подростковом возрасте, а напряжение в обществе год от года накаливается все сильней.

    По-скандинавски холодная «Месть» завораживает своей точной, многогранной проработкой. Сюжетные линии расползаются, не теряя друг друга из вида, подключая к процессу каждого персонажа и зрителя в том числе. Правда последнему не придется в итоге давать какую-либо оценку драме развернувшейся на экране. Сюзанна Бир снимает в хрестоматийных рамках и предлагает хрестоматийный выход из ситуации, прямо как в Голливуде, где не любят с помощью недоговоренностей рисковать, оставляя зрителя без пацифистского, вертящегося на языке вывода.

    8 из 10

    9 октября 2011 | 01:10

    Обозначая возможный выбор, кино принимается рассматривать предмет с двух позиций: твердохарактерного двенадцатилетнего мальчика Кристиана, с очередным переездом решительным шагом начинающим новую школьную жизнь, и безропотного доктора Антона, оторвавшегося от семьи, работая айболитом, сея гуманизм в африканской пустыне, где вольготно хозяйничает беспринципный злобный Бармалей.

    Навещающий детей папа, в уличной стычке показывает сыновьям образец толстовского непротивления злу насилием, не представляя, что у старшего уже есть пример действенного отпора, который оказал противнику его школьный друг, открыв юному Элиасу победоносный способ решения бытовых проблем. И вот, когда доктор остужает пыл, мальчик разжигает огонь, убеждая друга, что сносить ничего не должно, как и спускать никому нельзя.

    Почему у парня сталь в голосе? Детали — в короткой предыстории о недавней смерти его матери и в нервных разговорах с уставшим отцом, где в упрёках и обвинениях проскальзывают боль и страх одиночества, ненависть и подозрения в измене родственника, если и не согласившегося на эвтаназию, то, вместе с обречённой матерью, отказавшегося затягивать её угасающую жизнь.

    Кое что о прошлом в контрастно спокойных разговорах рыхлого Антона со своей огорчённой женой, где опытный Микаэл Персбрандт заочно спорит с начинающим Уильямом Йонком Нилсеном, играющим исключительно по наитию своих представлений о добре и зле, увлекая этим в напарники ровесника Маркуса Рейгарда, являющего в кругу искушающих его героя душевных волнений неподдельный и всепрощающий оптимизм, вместе с другом приближающимся краю и стоящий с ним на краю, который, судя по всему, должна символизировать крыша портовой башни, обозначающая для ребят решимость, смелость и безрассудный порыв.

    Пожалуй, актёрские работы имеют здесь большую ценность нежели очевидно схематичный прикладной сюжет, расставляющий по полочкам показательные поступки и безответственные дела, конкретно определяющие за и против, четко позиционируя отношения действующих лиц, противоположенных друг другу характерами, опытом и экранной судьбой. Оттого наивысшее напряжение возникает не в момент мгновенного экшна, а в эмоциональных вспышках конфликтов и разряжающих их примирительных слов, где глаза — взгляд, а взгляд — картина, которая понятна без лишних слов.

    Общее впечатление от фильма — это его уравновешенность, где всего поровну — разных людей и полярных мнений, обострённых аргументов в сторону того и другого пути, диаметральных сомнений и противоположных выводов, которые, как кажется, сделали те, с кем схлестнулась вражда. Вот и раскаяние напуганного ребёнка с лихвой компенсирует молчание взрослого, переоценивающего ценности, с грустью взирая на окружающий его дикий африканский пейзаж.

    13 марта 2011 | 21:45

    Основной конфликт фильма разгорается, когда школьники Элиас и Кристиан решают отомстить, автомеханику, ударившего отца Элиаса — Антона. Но сам фильм, на самом деле не о банальной мести, а о том откуда возникает злоба на мир и какие причины могут к ней привести. Ведь Кристиан и Элиас не с проста решили устроить «террористический акт».

    Антон, отец Элиаса, работает врачом где-то в Африке, с семьей бывает редко, в семейной жизни у него проблемы, поэтому и назревает конфликт с женой, который приводит к разводу. Естественно это сказывается на ребенке, которого все унижают в школе. Кристиан, же недавно потерял мать, а с отцом он не находит понимания. Он решает заступиться в школе за Элиаса. Но дружба двух ребят приводит к неожиданным последствиям.

    Сюзанн Бир ненавязчиво, но при этом «прямым текстом» иллюстрирует давно известные истины, такие, связанные со злом, хотя даже больше озлобленностью. Каждый герой фильма, уникален, со своим особенным характером, который отлично раскрывается в фильме. Этот фильм прекрасно показывает, что идеалы в этом мире рано или поздно рушатся, но при этом от них все же не следует отказываться. Тема кстати очень многогранная, если ее разбирать детально и выходит уже в рамки более философских понятий. Ну а если и не заглядывать в философские категории, фильм является хорошим образчиком европейской драмы, на тему семейных отношений. С этим Сюзанн Бир отлично справляется, к тому же уже не впервые. Единственное, что может отпугнуть массового зрителя — это то, что фильм больше следует авторским канонам европейского кинематографа. А этими канонами могут быть как довольно тяжелое повествование или же оставшиеся от «догмы» приемы операторской съемки, ручными камерами.

    Фильм был отмечен двумя солидными кинопремиями, в категории «лучший неанглоязычный фильм», а именно «Оскаром» и «Золотым глобусом».

    13 марта 2011 | 21:33

    Как до недавних пор показывала практика, лучшим способом обеспечить себе оскар за лучший фильм на иностранном языке было снять кино на социально-политическую проблематику про развивающиеся страны и страны третьего мира. Причём сосредотачиваться было необходимо не на позитивных, а на негативных моментах — бедности, болезнях, и, конечно, насилии — насилии власть предержащих над подданными, бандитов над своими соперниками и мирными гражданами и т. д. В 2009 году триумфальный эстонский фильм «Класс» открыл вторую составляющую рецепта — включение в киноленты проблемы детского насилия, но уже в странах развитых. Как говорится, если проблемы нет, надо её придумать. Теперь и в кажущихся благополучными и сытыми европейских странах поселилось насилие — хотя не в столь явном виде, как в «нецивилизованных» государствах. И, пожалуй, единственным новшеством, привнесённым в кинематограф Сюзанной Бир было то, что она соединила обе тематики в одном фильме.

    Философские рассуждения на эту тематику, по-моему мнению, бессмысленны — ведь всем ясно, что насилие существовало и будет существовать и что беспричинное и хладнокровное насилие — это зло, с которым надо бороться. Более интересны другие проблемы, поднятые автором — как отвечать на зло — насилием или ненасилием и можно ли простить человека за причинённое им зло? Однако на первый вопрос Сюзанна Бир не даёт зрителю не только ответа, но даже незначительного намёка, позволяющего ему самому проанализировать ситуацию и сделать собственный вывод. Ответ автора на второй вопрос очевиден — да, необходимо научиться прощать — и тогда ты сам будешь прощён. Но финал фильма, олицетворяющий такое решение вопроса, кажется надуманным и неестественным, что невольно возникает подозрение, что режиссёр черпала своё вдохновение не из реальной жизни, а из Библии, идеи которой и легли в основу данной киноленты.

    К тому же, сам по себе фильм не несёт того, глубокого драматического накала, который ожидаешь от подобного рода кинолент. Сюжет развивается довольно вяло и предсказуемо (наверное, только человек, впервые попавший в кинотеатр, не догадался бы, что при попытке взрыва машины «неожиданно» появятся посторонние люди). Этот пробел не компенсируется сильной эмоциональной составляющей, которая хорошо ощущается, пусть даже в избыточном количестве, в голливудской кинопродукции и в творчестве классиков европейского кинематографа. Всё это заменяется беспочвенным и нудноватым сентиментализмом, ставшим последнее время характерным для всего европейского кинематографа.

    Таким образом, в итоге мы получаем сделанную по лучшим европейским стандартам, заточенную под актуальную проблематику, но ужасно вторичную, скучноватую, не очень реалистичную, и бедную в идейном плане драму.

    7 из 10

    16 марта 2012 | 11:26

    Фильм Сюзанны Биер — современная философская притча. Перед нами три героя и две истории.

    Первая история рассказывает о враче Антоне, работающем в африканском лагере беженцев. Однажды к нему в качестве пациента попадает местный тиран, убивающий беременных женщин ради забавы. Вторая история рассказывает о двух мальчишках, знающих не понаслышке о зле, так как постоянно сталкиваются с ним в школе. Однажды они становятся свидетелями того, как отца одного из них (того самого Антона из первой истории) оскорбляет один мерзкий тип. Перед всеми тремя встает вопрос: как ответить на зло? Не противится ему или восстановить справедливость насилием? Судьбы героев этих истории не просто переплетаются, а сталкиваются острыми углами. Клубок вопросов и проблем распутывается и впоследствии превращается в фитиль бомбы.

    Сюзанна Биер — хороший рассказчик. Главное чего ей удалось добиться, так это рассказать практически философскую тему доходчивым и понятным каждому языком. Вместо карикатурных и выдуманных проявлений зла она показывает вполне реальные его проявления, о которых каждый знает не понаслышке. К тому же ей удается не превратить свое рассуждение в занудную проповедь. После фильма не остается какой-то недосказанности или ощущения надуманности событий. Режиссер раскрывает перед зрителем все объективные стороны и противоречия данной проблемы, тем самым позволяя зрителю самому дойти до сути, не навязывая свою точку зрения как единственную правильную.

    Отдельных слов заслуживают и главные герои фильма. Среди них нет хороших и плохих, правых и не правых. Они в первую очередь живые люди, которые каждые раз делают выбор между добром и злом, ошибаются, ищут новые пути.

    4 июня 2011 | 21:27

    В английском прокате эта картина почему-то называлась In a better world — В лучшем мире (Или в лучшем из миров). Поначалу этот аспект фильма ужасно раздражал: казалось, что перед нами очередная толерантная картина о потерянном рае Африки. Затем, однако, совершенно незаметно железная хватка интриги фильма цепляет ничего не подозревающего зрителя (и высокая оценка фильму именно за эту неожиданность и силу)

    Усыпив зрителя чередой вроде незначимых событий, Сюзанна Бир задумывается о природе зла. Оказывается, что главные злодейства совершаются с осознанием собственной правоты, с пеной у рта, «с именем Христовым на устах». Происходит замечательная инверсия: совсем еще юный Кристиан оказывается главным злодеем с гнилой душой, а его «визави» из африканского мира, шаблонный антагонист с гниющей ногой, неожиданно оказывается просто мальчишкой по сравнению с ним.

    Разница только в том, что подросток еще может исправиться, на что нам и дает надежду режиссер в концовке фильма.

    9 из 10

    22 сентября 2015 | 22:40

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>