всё о любом фильме:

Месть

Hævnen
год
страна
слоган-
режиссерСюзанна Бир
сценарийАндерс Томас Йенсен, Пер Нильсен, Сюзанна Бир
продюсерСиссе Граум Олсен, Анна Энтони, Карен Бентзон, ...
операторМортен Сёборг
композиторЮхан Сёдерквист
художникПитер Грант, Манон Расмуссен, Лене Эйлерсен, ...
монтажПернилла Беч Кристенсен, Мортен Эгхольм
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Дания  449.2 тыс.,    Швеция  194 тыс.,    Испания  173.1 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время119 мин. / 01:59
Сорокалетний Антон возвращается в родную Данию, много лет проработав в африканском лагере для беженцев. Долгие годы среди чужого горя научили его никогда не отвечать насилием на насилие. Даже когда местный автомеханик беспричинно избивает Антона, тот сдерживает гнев. Кажется, что конфликт исчерпан, но тут его сын Элиас вместе со своим другом Кристианом решают отомстить за отца.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
77%
89 + 26 = 115
7.1
в России
75%
3 + 1 = 4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Для того чтобы окупиться, фильму было достаточно трёх недель проката в датских кинотеатрах.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 2272 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Доктор, хирург, швед по национальности выполняет миссию Красного Креста в какой-то Богом забытой африканской провинции. Здесь жарко и пыльно, выжженная земля и очерствевшие души. Нестабильный политический режим даже не пытается хотя бы что-то наладить, и власть принадлежит некоему Большому Человеку, на спор вспарывающему животы беременным женщинам.

    Параллельное действие разворачивается в благополучной Дании. У хирурга — жена, с которой он в медленном состоянии развода, и двое детей. Старшему не дают прохода в школе: известная детская жестокость, основанная на унижении. И, наконец, третья группа героев: подросток Кристиан, только что приехавший с отцом из Англии, где они схоронили умершую от рака маму (жену). Кристиан заступается за Элиаса, а, поскольку новый школьник являет совершенно иной психологический тип, картина начинает двигаться к неизбежной драме.

    Да, европейский кинематограф по-прежнему уверенно противостоит всепобеждающему Голливуду. Пусть его картины широко известны в узких кругах, пусть в большинстве случаев не добираются до массового экрана, они все равно находят зрителя. А уж найдя… Вгрызаются в сознание мертвой хваткой.

    Хотя с точки зрения мастерства Голливуд, наверное, являет образцы более уверенные. То ли это хорошо, то ли… надоело.

    В скандинавском «постБергмане» — непростые вопросы, психологизм, семейные взаимоотношения, расовые… Основное же — из книги веков, один из важнейших ее постулатов: что делать, если тебя ударили по правой щеке? Подростки выбирают месть. Антон (хирург) — непротивление. Но до какой границы, в принципе, возможно терпение? И что значит победить?

    В лагере беженцев Антон побеждает. Доктор не поступается принципами. А когда в отчаянии поступается… побеждает снова.

    В Дании у Кристиана нет ни тени сомнения. Закрывшаяся в колючий кокон, уязвленная семейным испытанием душа (смерть матери) максималистки жаждет расплаты. А потом наступает отчаяние.

    И непростые семейные отношения тут же. Идеально совершенный доктор имеет явные проблемы с женой, положительный отец Кристиана — с совершенно не принимающим сыном.

    Вот такой клубок мягких противоречий. Он катится под медленный завораживающий лейтмотив, музыкальный, или же видовой (в фильме большое количество потрясающих «открыток»!), чтобы в конце концов взорваться. Хорошо история закончится или плохо — в данном случае вопрос принципиальный, но здесь ответ будет спойлером. Пусть новый зритель ждет, надеется и верит.

    Финал картины выглядит ровно так же, как начало: бегущие за Антоном дети, пыль, жара и голоса, обращенные к доктору: «Здравствуй! Как дела? Как самочувствие?» Видимо, это то, что доктор обычно и спрашивает. То, что здесь дарует детям жизнь.

    И я, как зритель, адресую тот же вопрос внутрь себя. Он риторический, но «лечение» все равно происходит. Ведь иногда бывает важным не столько получить очевидный ответ, сколько вовремя задать вопрос.

    Спасибо Сюзанне Бир.

    Кстати, как ваше самочувствие?

    У меня, кстати,

    8 из 10

    14 июня 2011 | 08:38

    Как до недавних пор показывала практика, лучшим способом обеспечить себе оскар за лучший фильм на иностранном языке было снять кино на социально-политическую проблематику про развивающиеся страны и страны третьего мира. Причём сосредотачиваться было необходимо не на позитивных, а на негативных моментах — бедности, болезнях, и, конечно, насилии — насилии власть предержащих над подданными, бандитов над своими соперниками и мирными гражданами и т. д. В 2009 году триумфальный эстонский фильм «Класс» открыл вторую составляющую рецепта — включение в киноленты проблемы детского насилия, но уже в странах развитых. Как говорится, если проблемы нет, надо её придумать. Теперь и в кажущихся благополучными и сытыми европейских странах поселилось насилие — хотя не в столь явном виде, как в «нецивилизованных» государствах. И, пожалуй, единственным новшеством, привнесённым в кинематограф Сюзанной Бир было то, что она соединила обе тематики в одном фильме.

    Философские рассуждения на эту тематику, по-моему мнению, бессмысленны — ведь всем ясно, что насилие существовало и будет существовать и что беспричинное и хладнокровное насилие — это зло, с которым надо бороться. Более интересны другие проблемы, поднятые автором — как отвечать на зло — насилием или ненасилием и можно ли простить человека за причинённое им зло? Однако на первый вопрос Сюзанна Бир не даёт зрителю не только ответа, но даже незначительного намёка, позволяющего ему самому проанализировать ситуацию и сделать собственный вывод. Ответ автора на второй вопрос очевиден — да, необходимо научиться прощать — и тогда ты сам будешь прощён. Но финал фильма, олицетворяющий такое решение вопроса, кажется надуманным и неестественным, что невольно возникает подозрение, что режиссёр черпала своё вдохновение не из реальной жизни, а из Библии, идеи которой и легли в основу данной киноленты.

    К тому же, сам по себе фильм не несёт того, глубокого драматического накала, который ожидаешь от подобного рода кинолент. Сюжет развивается довольно вяло и предсказуемо (наверное, только человек, впервые попавший в кинотеатр, не догадался бы, что при попытке взрыва машины «неожиданно» появятся посторонние люди). Этот пробел не компенсируется сильной эмоциональной составляющей, которая хорошо ощущается, пусть даже в избыточном количестве, в голливудской кинопродукции и в творчестве классиков европейского кинематографа. Всё это заменяется беспочвенным и нудноватым сентиментализмом, ставшим последнее время характерным для всего европейского кинематографа.

    Таким образом, в итоге мы получаем сделанную по лучшим европейским стандартам, заточенную под актуальную проблематику, но ужасно вторичную, скучноватую, не очень реалистичную, и бедную в идейном плане драму.

    7 из 10

    16 марта 2012 | 11:26

    «Месть» — довольно сентиментальная семейная драма датского режиссера Сюзанны Бир, взявшая в этом году «Оскар» и «Золотой глобус», оставив позади разрекламированный мексиканский «Бьютифул».

    В семейной жизни, старина, солнце светит не каждый день! (Марк Леви)

    Так повелось, что одной из излюбленных тем европейского синематографа являются «драмы семейных войн», повествующие об отношениях между детьми и родителями, женами и мужьями, а так же, о нелегких этапах взросления и адаптации в социуме. Казалось бы, тема была исчерпана еще в прошлом веке, однако, среди режиссеров-современников находятся и «специалисты узкого профиля», специализирующиеся исключительно на семейных драмах. Вот и «Месть» не стала откровением и поводом для пересмотра семейных ценностей, но, в то же время, Бир удалось снять интересный фильм, не обремененный нагромождением лишних сюжетных линий. В центре повествования два семейства проживающих в Дании. Швед Антон работает врачом в африканском лагере для беженцев. Дома его ждет жена Мариан, отношения с которой разладились из-за измены (вскользь упоминаемой героями фильма), и двое детишек, одного из которых постоянно задирают в школе из-за кривых зубов и шведского происхождения. Еще одной «избитой» темой европейского кино является проблема насилия в школе. Элиас подвергается регулярному моббингу со стороны одноклассников, он не может найти в себе силы ответить обидчикам. Но неожиданно в учебном заведении появляется новенький, не разделивший позицию большинства и сдружившийся с Элиасом. Кристиан рано потерял мать и эта утрата наложила свой отпечаток на характер мальчика. Милосердие и жестокость сплелись в нем воедино. В отличие от безропотного Элиаса, Кристиан на первый же афронт со стороны местного задиры ответил бескомпромиссным насилием.

    Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую. (Мф. 5, 39)

    Несмотря на отсутствие прямого религиозного контекста, фильм пропитан христианской моралью. Антон воспитывает своих сыновей на принципах, полностью отрицающих любое насилие. Агрессия лишь порождает новые проблемы — таково его кредо. Подобную позицию не разделяет Кристиан, считающий, что только силой можно достичь уважения. Внушаемый Элиас следует за Кристианом, впитывает его идеи и жаждет мести за отца, не ответившего на уличные побои. У мальчиков разное понятие возмездия. Для Криса месть — средство воздаяния за обиду, тогда как Элиас, постоянно унижаемый сверстниками, просто ищет в лице друга опору. Сюжетная фабула ленты разносит в пух и прах волюнтаристскую идеологию, основанную на слепой воле. Антон следует до конца клятве Гиппократа, не отказывая в помощи даже отъявленному бандиту и, подставляя под удар правую щеку, всегда чувствует себя победителем. Принцип «око за око» сделает мир слепым — этому суждению следует сценарист фильма Андерс Томас Йенсен.

    На протяжении всего экранного времени зрителю постоянно дают понять — если у тебя есть дети, смирись с тем, что ты ничего не знаешь об их жизни. Антон и Мариан настолько увлечены собственными отношениями, что в упор не замечают переживаний своего сына, связанных сначала с травлей, а затем уже с душевными метаниями между позицией отца и взглядами единственного друга. Картина частенько скатывается до уровня банальной мелодрамы — на фоне жесткого конфликта Кристиана с собственным отцом, «телефонные страдания» Мариан кажутся чем-то несерьезным и банальным. Причем хоть сколь упрекнуть актрису Трине Дюрхольм в отсутствии самоотдачи не выйдет, особенность скандинавских артисток в том, что они готовы выжать из себя все соки, лишь бы отыграть роль максимально правдоподобно. В конечном итоге, «Месть» оставляет крайне необычное послевкусие: зрителю демонстрируют все те же «слезы и сопли» с предсказуемым сюжетом и заезженным социальным контекстом, но при этом фильм смотрится на одном дыхании, чему способствует драматургия и режиссерский подход, исключающий лишние элементы. Даже второстепенной сюжетной линии об африканском террористе-изувере, являющейся иллюстрацией к раскрытию характера Антона, Бир уделяет крайне мало времени.

    Чисто визуально фильм приятен, хотя и тут без откровений. Да, планы красивые и домик на берегу озера дополняет и без того живописную картинку — принципиально новых операторских решений нет, но «классика» выполнена на пять с плюсом. Вот взять хотя бы те же африканские сцены, сопровождаемые весьма приятной уху музыкой — отличный пример визуальной передачи эмоционального фона, духа голодной и нищей пустыни, впрочем, счастливой по-своему. Кто знает, чем там руководствовались киноакадемики, когда выдавали «Оскары», быть может, решающую роль сыграла как раз чисто эстетическая сторона вопроса.

    Вывод: Скандинавский кинематограф знавал куда более глубокий анализ семейных отношений. «Месть» далеко не шедевр, но, в то же время, очень хороший фильм, заставляющий в очередной раз задуматься, насколько же хорошо мы знаем близких нам людей.

    8 из 10

    1 июня 2011 | 21:06

    Мстить или не мстить, вот в чём вопрос. Кто прав — фон Триер или Сюзан Бир? Что больше похоже на правду жизни: торжество гуманистического непротивления злу, как у Бир, или пафос разоблачительного финала «Догвилля». Вроде бы, оба правы: и то, и другое имеет место в жизни.

    Режиссёр Сюзанна явно на стороне своего героя шведа. Фильмом она восхваляет его гуманистическую позицию. Победа за современной мировоззренческой концепцией европейского общества: гуманизм, вот наш Бог. Бога для европейцев нет, но можно и без него прекрасно жить, надо просто быть хорошими людьми, добрыми, неагрессивными, прощающими. И тогда всё будет хорошо. Вот как в фильме. Агрессия и мстительность наказаны, доброта и гуманистические методы решения конфликтов победили.

    Но швед мне не нравится, он такой умилительно добренький. Знаем мы таких. Первый расстреляет тебя из автомата, когда будет сыт по горло «всем дерьмом этого мира». Я сама такая — отчасти.

    И Триер это показал. А Сюзанна обманывает себя и нас.

    Подставить вторую щёку нужно внутренне, а не наружно. Подставить щёку — это означает любить. Любить нужно внутри, а не снаружи. Любящая мать делает больно нашкодившему ребёнку — потому что любит и заботится воспитывая. А гуманистическое враньё говорит: не смейте наказывать ближнего, не смейте быть агрессивными, ибо человек — самое дорогое, самое важное. Гуманистические идеалы, оторванные от родившей их когда-то религии, становятся самым разрушительным оружием. И «Догвилль» это показывает, а «Месть» не хочет этого видеть.

    «Любите врагов ваших» — библейская Заповедь. Девиз Сюзанны: «Не наказывайте врагов ваших». Акцент не на внутреннее принятие, а на внешнее бездействие. Герой ведь не любит ни оскорбившего его автомеханика Ларса, ни африканского бандита. Скорее ненавидит. Если бы любил — искренне отшлёпал бы обоих. Любовь освобождает руки и язык, а ненависть и осуждение сковывают. Но есть и крайняя форма ненависти, которая внешне выглядит, как справедливое наказание. Огромная накопившаяся ненависть, рано или поздно прорывает плотину самосохранения и скованности, ложного смирения. И тогда люди берут автомат и мочат всех подряд. Или отдают на растерзание толпе, не попытавшись заглянуть в душу злодея и понять его. Или взрывают автомобили обидчиков. Лживый гуманизм родителей порождает таких вот угрюмых детей-мстителей. Или сыновей с огромной внутренней агрессией, но внешне безответных, над которыми все издеваются. Дети — сверхчуткие создания. Дразнят всегда того, кто внутренне агрессивен, каким бы безответным снаружи он ни был. Швед ничуть не лучше маленького мстителя со сжатыми губами.

    Профессия героя — символична. Современная медицина гуманистического общества — такой же угрюмый мститель с добреньким лицом. Западня.

    6 из 10

    6 августа 2011 | 12:05

    В жёлтой жаркой Африке не видать идиллий. То переломы, то инфекции, то злой бандит вскроет живот беременной, чтобы на спор узнать, какого пола теперь уже нерождённый ребёнок. И доброму айболиту Антону всё труднее оставаться добрым, спасает лишь привычка подставлять щёку и самодостаточно улыбаться от осознания своей безупречной гуманности. А в изумрудной прохладной Дании его сын, прозванный «шведской крысой» Элиас, знакомится с мрачноватым волчонком Кристианом, который строит подростковую дружбу на избиении школьных авторитетов, изготовлении бомб и запретных прогулках по крышам высоких зданий. Последнее, наверно, символизирует тот животрепещущий факт, что и благополучная Европа нередко ходит по краю, ибо всегда есть любители защитить нежное добро от циничного зла примитивными силовыми методами. Не потому, что система правосудия не работает, а оттого, что законы живой природы куда сильнее искусственных законов человечьих.

    В фильме Сюзанны Бир на краю, в общем-то, стоят все, хотя ощущения до крайности запущенной ситуации не возникает: до точки невозврата далеко, практически всюду есть небольшой нравственный люфт и пространство для ситуативных манёвров. Элиас страдает от постоянных нападок старшеклассников, его мать Марианна застыла на грани развода, но никак не решится на последний шаг; Клаус, отец Кристиана мучается от сложных взаимоотношений с сыном, а тот никак не оправится от шока после смерти матери и со всем пылом юношеского максимализма обвиняет родителя то в слабости («Ты сдался, опустил руки»), то в бездействии («А ведь ты обещал, что она выживет»). Сам Кристиан рук не опускает, он сжимает их в кулаки и носит за пазухой кухонный нож, делая собственную ожесточённость многофункциональным средством самоутверждения. Маленький железный человечек в мире вечно рефлексирующих законопослушных взрослых становится мировоззренческим антиподом убеждённого христосика Антона, который, даже получив пару увесистых оплеух, пребывает в уверенности, что победил и что победа эта неоспорима в глазах окружающих.

    Вот он, экзамен на силу и моральную зрелость для двух главных персонажей; но там, где непротивленец Антон чувствует торжество высокого духа над быдловатой посредственностью, Кристиан видит лишь бесхребетность и покорность слабака. Дело ли в возрасте или тяжёлой психологической травме, но у мальчика сложились именно такие понятия о справедливости, что безапелляционно требуют мести. Но месть в данном случае — это не орудие наказания и не проявление агрессии, а осознанная жизненная необходимость в мире, где право сильного сильнее всех остальных прав. Автослесарь ударил врача только потому, что мог и хотел это сделать; следовательно, обидчику нужно преподнести урок, ответить ударом на удар; короче, нет времени объяснять, так надо. Этого требует хрупкое подростковое понятие этического равновесия. Возможно, потом, когда мальчик станет мужчиной, законы общества заставят его одеться в благопристойный костюм терпимости и приучат уступать грубости, дабы не опуститься до грубости самому. А пока он понимает только, что, единожды подставив щёку под удар, будешь ходить с синяками постоянно.

    Если следовать привычной логике кинематографа голливудского или, скажем, азиатского, где-то здесь доведённый до кипения сюжет уже готов взорваться кровавыми брызгами. Насилие порождает насилие, но кто-то должен разорвать эту порочную цепочку, например, режиссёр. И пусть очень испуганное стадо антилоп размазывает по африканской пустыне злобного льва (и принцип христианского непротивления, случайно или нет, даёт сбой), цивилизованные люди уподобляться диким зверям не станут, а дружно придут к покою и просветлению. Причём придут все и сразу: постоят на краю, посмотрят каждый в свою личную в бездну, а потом благоразумно отойдут подальше и вернутся к счастливой полноценной жизни. Такой вот благостный инсайт, а за ним, кажется, должна последовать уже чисто утопическая реальность, где проблемы решаются легко и безболезненно, словно в сказке. «Месть» — это трагедия без трагизма, катарсис без истинного страдания, гимн удачным вторым попыткам, после которых уже никто не уйдёт обиженным. Выхолощенная до глянцевости история о том, что мстить, знаете ли, нехорошо; а хорошо жить в мире, любви и согласии.

    Однако сей почти приторный хэппи-энд — ещё не всё: хитрая Сюзанна Бир спрятала между строк, а точнее — между кадров — ещё одно, практически философское послание. Визуальный ряд картины, изящный, тонкий, многоцветный, дополняет действие внезапными лирическими отступлениями о том, как прекрасен этот мир, посмотри. «Жизнь бесценна» — тихо шумит листва, и море вторит ей сиренево-тоскливым: «Бесценна». «Цените то, что имеете, боритесь за себя, — грустит жаркая жёлтая Африка. — Видите, что бывает, когда людьми правят боль и страх…» «Смотри, я лечу, — купаясь в потоках воздуха, кричит с неба маленький воздушный змей. — Я так мал, так слаб, но я могу летать». «Любите друг друга, — стучит утро в персиковую негу супружеской спальни. — Вы созданы не для споров, а для поцелуев». «Не спешите, насладитесь моментом» — сонно тикают часы. «И помните: всё трава, — твердит сочная зелёная трава. — Все ваши обиды, печали и трудности — лишь миг на этой земле, будьте здесь и сейчас, пока вы ещё есть, пока ваши следы не проросли травой…» А если всё проходит, так стоит ли тратить бесценное время жизни на жалкую месть?..

    Отойди от края, время падать ещё не пришло.

    19 июня 2014 | 16:31

    В 2011 году на Оскаре в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» я ставил на драму Алехандро Гонсалеса Иньярриту «Бьютифул», но победа тогда досталась Сюзанне Бир за этот фильм. В свое время он прошел мимо меня незаметно. И только в датской программе на SFF я увидел постер и сразу же добавил в папку must-see.

    Это очень хорошая драма с многогранным сюжетом. Условно можно разделить фильм на две части (Африка и Дания), на две жизненные позиции относительно жестокости. Начинается все с эпизодов в африканском лагере для беженцев, где доктор Антон спасает жизни людей. Помимо нищеты и сомнительных санитарных норм, он постоянно сталкивается на работе с результатами жестокости и насилия. Одна из местных группировок запросто может вспороть беременной женщине живот, чтоб посмотреть пол будущего ребенка, например.

    При этом Антон старается жить по христианским принципам: «Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5: 39). Даже когда незнакомый мужчина дает ему пощечину на глазах у детей, он не вступает в драку, а пытается уладить конфликт словами. Но сможет ли он сохранить свое кредо, когда к нему в лагерь придет тот самый главарь, причинивший множество зла невинным людям? Что важнее: клятва Гиппократа или акт возмездия? Вправе ли он вершить правосудие?

    В противовес ему ставится позиция Кристиана. Он не согласен с таким положением вещей. Ему более близка позиция юной Джейн Эйр: «Когда нас бьют без причины, мы должны отвечать ударом на удар, и притом с такой силой, чтобы навсегда отучить людей бить нас.» Это, конечно, варварский метод. Но ведь он сработал в школе. Поэтому Кристиан со своим другом решают проучить напыщенного Ларса. Они выслеживают мужчину и готовятся учинить вендетту за попранную честь отца Элиаса. Помимо этого есть линии взаимоотношений родителей с детьми.

    Отличный сюжет с хорошей темой для обсуждения. Но больше всего меня тут поразила актерская игра. Мурашки бежали по спине, когда Трине Дюрхольм узнала, что ее сын попал в больницу. После этой блестящей роли я хочу поближе ознакомиться с ее фильмографией. Давно новые лица меня не впечатляли так сильно. Вилльям Йенк Нильсен не менее пронзительно играл. Не забывайте, что это его дебют и ему на тот момент было 12-13 лет! Я уверен, что его ждет отличная карьера в будущем. У парня уже виден потенциал.

    Стоит похвалить Сюзанну за режиссуру. Она умело нагнетала атмосферу на протяжении всего фильма, но вот концовку не дожала. Если бы сделала другой финал, то получила бы от меня высший балл. Но и этого было достаточно, чтоб произвести на меня очень хорошее впечатление.

    9 из 10

    27 января 2013 | 01:57

    Десятилетний Кристиан и его отец возвращаются из Лондона в маленький городок в Дании. Парню нелегко переживать потерю матери, только что умершей от рака. В новой школе он знакомится с Элиасом, отец которого — врач, живущий между домом и африканским лагерем беженцев. Родители Элиаса не ладят друг с другом, а над слабым мальчиком постоянно издеваются ученики в школе.

    Отец Элиаса, Антон, целиком посвящает себя служению «врачам без границ». Его кредо — непротивление злу насилием. Он — эдакий «толстовец» не отвечающий ударом на удар. Несмотря на то, что его жизненные принципы разрушают его семью, он никак не хочет от них отступать. Мало того, кажется, что он даже не понимает, что является главной причиной разлада в своей семье, и пытается внушить свои идеи двоим подрастающим сыновьям и их другу Кристиану. Элиас, для которого отец все-таки является авторитетом, пытается поверить Антону. Но вот Кристиан…

    … Этот не такой. Он считает, что зло и насилие должны быть наказаны соответствующим образом. Но смерть матери настолько озлобила его самого, что теперь злом кажется ему весь окружающий его мир. И ему хочется отомстить всему миру, чтобы восстановить справедливость. Кристиан представлен нам в виде некоего антагониста Антона.

    Сюзанна Бир ведет по сюжету своих главных героев, связывая их невидимой цепочкой, давая понять, что только они могут спасти друг друга. Но вот какой ценой? Какими жертвами?

    Я хочу порекомендовать этот фильм к обязательному просмотру. В этой истории нет никаких аллегорий. Фильм прям и категоричен, а этого, на мой взгляд, порой очень недостает современному искусству вообще.

    Считаю, что и Оскар и Золотой Глобус достались «Мести» по праву.

    9 из 10

    21 октября 2012 | 15:31

    Мучительно и страшно умирая от рака, мать отравляет сознание своему маленькому сыну всей той злобой, которая бурлит в ней в последние дни ее жизни. Спустя некоторое время этот мальчик защитит своего нового школьного приятеля от обидчиков, избив главаря дворовой банды палкой и пригрозив ему ножом. Так общие представления о справедливости сформулируются для совсем еще юных Кристиана и Элиаса в понятие мести в духе Ветхого завета: избей своего обидчика, чтобы он никогда больше не посмел до тебя дотронуться.

    Одновременно с этим Антон, отец одного из мальчиков, своим примером показывает совершенно противоположное и пытается научить детей милосердию, руководствуясь христианским принципом из Нового завета и подставляет под удар вторую щеку в прямом и переносном смыслах. Но во время его врачебной практики в одной из африканских стран к нему на операционный стол одна за другой попадают женщины с разрезанными животами. Жители деревни знают точно, кто совершает эти преступления, но ничего не могут поделать из-за могущественности подонка. Антону предстоит столкнуться лицом к лицу с жестокостью, проявленную в высшей форме, когда его пациентом становится тот самый убийца.

    Режиссер Сюзанн Биер взяла себе за правило доводить до слез всех зрителей женского пола и даже особо чувствительных мужчин. Фильмы ее пронзительны и эмоционально точны. Обычно она сама пишет сценарии к своим работам, потому картины ее отличаются особой правдоподобностью и неожиданностью конфликта.

    В своем новом фильме «Haevnen» («Месть») Биер берет ветхозаветное правило «зуб за зуб» и сталкивает его с новозаветным «подставь вторую щеку». Не просто бесстрашно, а даже вызывающе снимает она как взрослых, так и детей крупным планом, практически хирургически вскрывая все обиды и страхи героев. Она выбрасывает в зрительный зал разоблачения, дотягиваясь от диких конфликтов в отдельно взятых африканских странах, где развитие цивилизации остановилось еще до Рождества Христова, до проблем в современной скандинавской школе.

    Главным недостатком «Haevnen» может быть то, что это фильм-урок — и нравоучительность его слегка раздражает. Однако напряженность сюжета, который в определенный момент зашкаливает уровень другого известного датчанина — Ларса фон Триера, синтезированная с продуманностью этого сюжета, делают новую работу Сюзанны Биер вполне достойной номинации на «Оскар» за «Лучший иностранный фильм». Ей бы еще научиться выравнивать свои истории, не делая их к финалу слишком упрощенными, и во время просмотра рыдали бы и все без исключения представители мужского пола.

    18 ноября 2010 | 12:12

    Как обеспечить фильму номинацию на «Оскар», особенно если фильм иностранный и, следовательно, на премию и соответствующий резонанс имеет гораздо меньше шансов, чем голливудский? Многие годы европейские, азиатские и латиноамериканские режиссеры используют один и тот же проверенный метод: снимают фильмы на злобу дня. В ход идут вооруженные конфликты и связанная с ними тема выживания, расизм, детское насилие или откровенно скандальные сюжеты. Зарубежное кино для «Оскара» просто обязано быть злободневным и наступающим обывательскому сознанию на больную мозоль — согласитесь, если бы «Король говорит» был снят в Великобритании, а не в Голливуде, вряд ли он был бы в Голливуде не то что номинирован, а хотя бы замечен.

    Сюзанне Биер, счастливая обладательница премии «Оскар» в 2011 году, решается на прием еще более беспроигрышный. Она эксплуатирует сразу несколько болезненных для общества тем. Тут вам и вооруженные столкновения в Африке, и родительское невнимание, и школьники, избивающие друг друга и мастерящие бомбы, и культурный уровень нации в целом.

    Роль Микаэля Персбрандта в картине — режиссерская и актерская удача. Его можно поздравить с двумя фактами: во-первых, наконец, состоялась его встреча с широкой аудиторией по ту сторону океана. До «Мести» он был секс-символом и любимцем публики — но только в Скандинавии, где, впрочем, стал популярен, исполняя большей частью роли «тафгаев», «плохих парней». Теперь же — и это второе радостное известие — он состоялся как разноплановый драматический актер. В «Мести», кроме непререкаемой харизмы и опыта предыдущих ролей, раскрывается его творческий потенциал. И это позволяет надеяться, что нам еще предстоит увидеть вершины его таланта. (Между прочим, шведская звезда не понаслышке знает о лагерях беженцев и гуманитарной помощи, работая под эгидой ЮНИСЕФ с детьми в Либерии, Молдавии, Афганистане и Бразилии.)

    Вечный вопрос — нужно ли отвечать насилием на насилие или подставить другую щеку — Биер решает философски, как раз-таки прямого ответа не давая. Бесспорно, без милосердия и любви в мире развязываются войны. И озлобившийся на весь мир мальчишка научится прощать и будет прощен — на это уповает гуманистическое мировоззрение или, если смотреть ближе, женское милосердие. В то же время Биер недвусмысленно намекает, что иногда не противиться злу значит ему попустительствовать. И взрослый поймет, что здесь и сейчас должна восторжествовать не жалость, но справедливость.

    Заслуга Биер как автора — она предоставляет нам самим выбирать, за кого мы, давая понять и тех, и других. И тем избегает назидательности — хотя авторская позиция ясна. Пожалуй, на этот раз секрет успеха картины не только в ее злободневности, но и в диалоге точек зрения, в отказе от простых формул, в свободе выбора.

    6 июня 2011 | 03:03

    Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку. (Луки 6:29)

    Кристиан после смери матери вместе со своим отцом переезжают в Данию. Там, в школе, он защищает шведа Элиаса от местного хулигана. Так начинается история их дружбы, чуть было не приведшей к трагедии.

    Чрезвычайно многогранный фильм по своей тематике. В нём поднимаются темы мести, прощения, смерти, воспитания. Но лейтмотивом через всю картину проходит тема жестокости. Почему жестокость заложена в человеке природой? Почему, едва появившись на свет, маленький человек уже начинает выгрызать зубами себе право на жизнь? Почему победителем себя считает тот, кому не стали отвечать жестокостью на жестокость? Отец Элиаса Антон воплощает тут библейскую мудрость «Ударили по левой щеке, подставь правую» и пытается детям доказать ее справедливость. Но Элиас и Кристиан с ним не соглашаются и решают сами отомстить за отца.

    Здесь хотелось бы затронуть другую тему этого фильма — право на ответную жестокость. Стоит ли действовать по «принципу зеркала», отвечать злом на зло? Заслужил ли суданский тиран, расчленявший беременных женщин, с которым столкнулся Антон в лагере беженцев, линчевания, устроенного ему разъяренными местными жителями? Должен ли был отец Элиаса как врач заступиться за раненого? Можно ли возлагать на него груз вины за смерть маньяка?

    Это лишь некоторые вопросы, затронутые Сюзанной Бир. Что характерно, авторы на них не отвечают. Каждый зритель должен решить сам и осудить виновных либо помиловать осужденных.

    К просмотру обязателен,

    9 из 10

    (минус балл за слабоватую концовку)

    31 мая 2013 | 17:32

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    DVD, Blu-Ray ...

    Blu-Ray, 149 руб.
    подробнее

    Новости


    Компании Sony Pictures и Media Rights Capital закрыли сделку с лауреатом Берлинале Николаем Арселем. Режиссер снимет для студий сериал «Темная башня» по романам Стивена Кинга, но прежде сам перепишет имеющийся сценарий проекта, в чем ему поможет его датский коллега Андерс Томас Йенсен, обладатель «Оскара» за лучший короткометражный фильм 1999 года. (...)
     
    все новости

    Интервью


    На протяжении всей своей карьеры я выбирала проекты, которые меня интриговали, смогли затронуть или напугать. Всякий раз, когда берешься за фильм, надо представлять, будто ты лезешь на гору, на которую ни разу не забиралась. Важно, чтобы гора тебе нравилась! (...)
     
    все интервью

    Статьи


    Каннский и Берлинский кинофестивали открылись в этом году фильмами женщин-режиссеров. Означает ли это, что наступило равенство полов в кино? КиноПоиск объясняет, почему до равноправия мужчин и женщин в режиссуре еще далеко, и вспоминает постановщиц, которые ломали стереотипы. (...)
     
    все статьи

    Репортажи

    Оскар—2011 02.03.2011

    83-я церемония «Оскар» уже позади, и КиноПоиск предлагает вспомнить, как это было. Фоторепортаж состоит из восьми частей: ведущие «Оскара», номинанты, подготовка к церемонии, красная ковровая дорожка, церемония награждения, за сценой, press room и финальная фотосессия победителей. (...)
     
    все репортажи
    Записи в блогах

    Неузнаваемая Дженнифер Энистон в драме «Торт», Дженнифер Коннелли в режиссерском дебюте своего мужа Пола Беттани «Убежище», а Николаю «Джейме Ланнистеру» Костеру-Вальдау выпадает «Второй шанс». (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Голос улицStraight Outta Compton13 133 560
    2.Военная комнатаWar Room11 351 389
    3.Миссия невыполнима: Племя изгоевMission: Impossible - Rogue Nation8 155 581
    4.Выхода нетNo Escape8 111 264
    5.Синистер 2Sinister 24 665 341
    28.08 — 30.08подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.КаникулыVacation125 058 228
    2.УльтраамериканцыAmerican Ultra65 229 192
    3.Фантастическая четверкаFantastic Four59 513 341
    4.Агенты А.Н.К.Л.The Man from U.N.C.L.E.56 676 836
    5.Синистер 2Sinister 231 489 041
    27.08 — 30.08подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители1 813 4399 803
    Деньги436 749 113 руб.6 103 475
    Цена билета240,84 руб.4,69
    27.08 — 30.08подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    20.ГладиаторGladiator8.593
    21.Назад в будущееBack to the Future8.557
    22.Карты, деньги, два стволаLock, Stock and Two Smoking Barrels8.557
    23.ПианистThe Pianist8.545
    24.Поймай меня, если сможешьCatch Me If You Can8.536
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    6.Доктор СтрэнджDoctor Strange95.42%
    7.Рыцари Круглого стола: Король АртурKnights of the Roundtable: King Arthur95.22%
    8.Багровый пикCrimson Peak95.18%
    9.МакбетMacbeth95.01%
    10.ЭверестEverest94.92%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Дорога в райParadise Road6
    ВерзилаThe Tall Man40
    In Person 1
    Грань будущегоEdge of Tomorrow311
    Джонатан Стрендж и мистер НорреллJonathan Strange & Mr Norrell6
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Хитмэн: Агент 47Hitman: Agent 475.640
    КаникулыVacation6.999
    Фантастическая четверкаFantastic Four4.582
    Необыкновенное путешествие Серафимы4.956
    УльтраамериканцыAmerican Ultra6.744
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Перевозчик: НаследиеThe Transporter Refueled10.09
    Девушка без комплексовTrainwreck10.09
    Бегущий в лабиринте: Испытание огнёмMaze Runner: The Scorch Trials17.09
    ЭверестEverest24.09
    ЛегендаLegend01.10
    премьеры