всё о любом фильме:

Черная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви

год
страна
слоган-
режиссерСергей Соловьев
сценарийСергей Соловьев
директор фильмаАлександр Михайлов
операторЮрий Клименко
композиторБорис Гребенщиков
художникМарксэн Гаухман-Свердлов, Наталья Дзюбенко
жанр мелодрама, комедия, ... слова
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время139 мин. / 02:19
Герои фильма — 15-летний миллионер, комсомолец и дворянин, а также арбатская красавица, лимитчик-диссидент и элегантный супермен разыгрывают историю нашей жизни — трагическую, но полную оптимизма.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • В фильме использована музыка из оперы Глюка «Орфей и Эвридика».
    Фрагмент 01:36

    файл добавилАнна в лепестках

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Возможно, мне не удалось уловить гениальный замысел автора, но кроме стеба в картине ничего не удалось увидеть. 1989 год — уже можно позволить себе снимать то и так, как раньше было нельзя — нельзя было так открыто иронизировать над властью. То, что у Захарова искусный полунамек, у Соловьева же — открыто и грубо, и потому это не интересно. Конечно, есть что критиковать в Советах, но когда огульно все поднимается насмех, это, скажем, не вызывает уважения.

    Сцена крещения, молитва после смерти Толика — в шутовском стиле — для чего это? Вслед за негативными моментами советского периода, поднять насмех и религиозные обряды? Мол, человек дураком был, дураком останется — его только заставь молиться — он и лоб расшибет.

    Безусловно, актерские работы заслуживают внимания: Абдулов, Друбич, Баширов, Сбруев. За ними просто интересно наблюдать. Но, повторюсь, общий замысел остался непонятен.

    25 августа 2014 | 13:18

    Если пытаться охарактеризовать этот в фильм как можно лаконичнее, то все мое впечатление можно уместить в два слова-феерический бред. Несмотря на то, что режиссер — Соловьев, оператор — Клименко, в ролях — Абдулов, Збруев, Савельева, Баширов, а композитор-маэстро Б. Б. Гребенщиков.

    Дважды я пытался посмотреть его до конца, и дважды не выдерживал-вторую серию проматывал сразу на концовку.

    Чудовищный капустник — режиссерской группе весело, а зрителю — нет. Есть пара неплохих шуток, но положения это не спасает. Ощущение постоянного экспромта, но натужного и неостроумного.

    За сценарий аплодисменты — градус бреда с каждым новым эпизодом не понижается, а только растет.

    В общем и целом — типичный «перестроечный» фильм, в худшем значении этого слова.

    То, что его снял С. А. вдвойне обидно.

    Но! Финальная сцена с плывущим кораблем, под «Лой быканах» — великолепна. Чем, честно говоря, объяснить не могу. Но именно здесь, на последних минутах рождается какая-то магия кино, какой и близко нет в предыдущем двухчасовом бардаке.

    2 из 10

    15 апреля 2012 | 05:07

    Случайно наткнувшись в интернете на интервью с режиссером Сергеем Соловьевым, в котором он рассказывал про свой новый фильм «2-Асса-2», после долгих и не увенчавшихся успехом поисков его по магазинам и огромным просторам сети, меня накрыла ностальгия по временам первой «Ассы», и я решил посмотреть ленту «Черная роза…», которую принято было считать её логическим продолжением, и которую я (уже не помню, по каким причинам) тогда так и не посмотрел.

    Это было странное время: те, кто богаче еще не стали олигархами, а средний класс — бедняками, а бедные не превратились в нищих. Всего каких-то 3-4 года смутного времени(1988-1991 годы), когда старая идеология, а вместе с ней и цензура рухнула, а новая «капиталистическая» еще не появилась. И множество талантливых режиссеров, о которых и Я, и Вы уже не помним или не знаем вовсе, выплеснули на экран огромное количество годами сдерживаемых эмоций. Именно по этой причине все творчество того периода не только кинематографическое, но и музыкальное можно назвать словом «кич». И благодаря этой тотальной гипертрофированности и вычурности сегодня эти фильмы воспринимаются с трудом.

    «Ассе» и «Черной розе…», в отличие от многих других фильмов той эпохи, повезло — они получили широкую известность и их помнят до сих пор. И есть только единственное объяснение этому: при всем нагромождении сюжетных отступлений, авангардной подаче материала — все-таки эти фильмы о вечном чувстве — о любви.

    В «Черной розе» действие развертывается «на просторах» коммунальной квартиры — ситуация характерна для тех времен. Только тогда могла сложиться такая ситуация, когда неожиданно встретились вместе персонажи из столь разных социальных слоев.

    Девушка Александра (Татьяна Друбич), родители которой, скорее всего, принадлежат к разряду номенклатуры, гормоны которой бьют ключом, вследствие возраста и «перестроечных ветров» вокруг, меньше всего сейчас мечтает об учебе и посему сбегает из дому. Она случайно попадает в коммунальную квартиру, где живет подросток-сирота и остается там жить.

    Митя, а именно так зовут мальчика, рассказывает какие-то совершено невероятные вещи о родном деде, который живет сейчас за границей. Можно принять все это за плод фантазии мальчика, иначе как объяснить то, что он до сих пор живет в таких условиях.

    Его сосед Толик — колоритнейший персонаж; всякий знаком с подобным типом людей, выдвигающих большое количество революционных идей, а на деле готовых только на кухонный бунт, продолжающих глушить самогон, чтобы хоть как-то успокоить душу бунтаря.

    Наконец Владимир, в исполнении Абдулова, — этакий постсоветский «казанова», знающий точно как завоевать женщину, а затем как уйти от надвигающейся ответственности.

    Фильм изобилует модными в то время экспериментами: то сюжетная линия перебивается, например, неожиданным появлением Б. Г. с ансамблем, то неожиданно демонстрируются сны с участием Сталина. Все это сейчас совершенно не смотрится, ибо сделано на злобу дня для эпатирования публики: история с желудочно-кишечным расстройством у вождя, с акцентированием внимания на фекально-унитазной теме, лично у меня вызвала диспепсические расстройства.

    Визуально, это самый настоящий кич, т. е. полнейшая безвкусица, что было очень характерно вообще для одежды той эпохи, плюс преувеличено в фильме в разы: например, героиня Друбич в адмиральской форме с алыми перчатками, подпоясанная какой-то красной лентой с орденами, нацепленными прямо на фуражку; или Толик в махровом халате с гитарой и воздушными шариками.

    Несмотря на все эти недостатки, фильм оставил и благоприятные впечатление: все скрашивает Митино чувство к Александре. Еще было интересно послушать мнение Митиного деда о том, что ложь новой власти страшнее, потому что умнее. Молодая Друбич, несмотря на всю истеричность её героини, вызывает шквал эротических фантазий и это при отсутствии откровенных сцен.

    И еще он вызывает какую-то тоску по временам, когда талантливые режиссеры еще могли заниматься чистым искусством, а страну ещё с головой не накрыла жажда денег.

    23 июля 2010 | 13:00

    И не думайте смотреть этот фильм, если вы не жили в эти годы. Время это было быстротечным и практически сразу же ушло. Но оно было — время, когда будущие олигархи ещё бегали без охраны, гордились своими дипломами инженеров и корочками кандидатов технических наук, а будущие «мэтры» эстрады и рока ещё искали новые слова и новую музыку грядущих дней.

    Время, когда рассыпалась и стала абсурдной старая мораль… а новая ещё не родилась.

    И только вечные темы: любовь, надежда, вера — всё так же тянулись тонкой ниточкой через каждую судьбу каждого человека.

    Вот, собственно, фильм об этом. Всё остальное — форма. Кичевая, временами полудетская, временами надоедливая, временами пронзительно яркая и точная.

    Но оценить единство формы и содержания сможет — увы — только житель тогдашней Москвы и тогдашнего СССР. Кому в те времена было от 15 до 50 лет, как и героям фильма.

    Остальным остаётся лишь следить за непростой и трогательной историей любви.

    28 марта 2014 | 07:28

    Из трилогии «Асса» — «Черная роза» — «Дом под звездным небом» второй фильм — самый неоднозначный. Трактовка рок-андерграунда как «корабля уродов» и еще и косвенно через созданный А. Башировым образ Анатолия Феоктистовича Гнилюги, маргинала-алкоголика, лишает фильм той пронзительной лиричности, которая ставит «Ассу» очень высоко, почти на уровне «Господина оформителя». Почему-то за трагедией — Лев Шестов когда-то жаловался — всегда обязательно следует фарс. Возможно, по своим художественным качествам «Дом под звездным небом» уступает «Черной розе», но там, по крайней мере, прямолинейно, с освежающей жестокостью высказана мысль о том, что «рожденному в египетском рабстве» не войти в землю обетованную. Даже Моисей не перешел Иордан. Но в «Черной розе» Соловьев не жесток, а как-то неприятно ироничен, заражен тем, что называлось «стёбом». Сейчас довольно трудно раскрыть это понятие, соединявшее иронию и самоиронию, поскольку смысл его расширился. Но для тех, кого «здесь не стояло» в начале девяностых, поясню, что стеб являлся художественной провокацией, которая нарочито разменивает себя на мелочи абсурда, но все же сохраняет тонкость игры. Чего не уловили, например, братья Самойловы.

    Умерли Цой, Кормильцев, Курехин, Егор Летов, рок-н-ролл закончился, Элвис покинул здание. Всякую бутафорию под «рок» следует относить по ведомству попсы. И теперь «Асса» и «Дом под звездным небом» вызывают щемящую ностальгию. Но не «Черная роза». Мне кажется, что этот фильм прекрасно обошелся бы без Б. Г. в шкафу. Мне кажется, что эта комедия из жизни позднесоветских типов вообще не связана с выходом из подполья литераторов и музыкантов, запрещенных или полузапрещенных до конца 80-ых.

    Конечно, в подполье были уроды. Имен называть не будем. Они мелькают на литтусовках и телеэкране, как какие-то обмылки чего-то, что в целом никогда ничем и не было. Но пошлость подполья, его «советскость» в негативном смысле — вопрос весьма и весьма спорный. Конечно, личностям, лишь отдаленно связанным с настоящим экстримом «антисоветщины», всевозможным интеллигентским оппортунистам, опять-таки без имен, тем, которые и «Дорз» послушают, и генеральной линии подмахнут, пошлость была присуща. И они — вольнодумцы-либералы для внутреннего пользования, умельцы помалкивать, когда уместно, ругнуть Сталина, а потом защитить его, достойны насмешки. Но этого-то «полуподполья» Соловьев и не показывает. Минуя этот промежуточный слой, он увязывает в рамках трилогии Гребенщикова и Толика Гнилюгу. И завершает фильм малопонятным пафосом крещения и курсантской службы на каком-то бардовском белом фрегате. Провокация по полной. Но если сейчас Борис Борисович и предстает личностью скорее одиозной, то в конце восьмидесятых-начале девяностых он и светил, и грел. Возможно, его это тяготило. Но «Город золотой» для пары Друбич-Африка в «Ассе» спел, прозвучало там и «Перемен требуют наши сердца». Так как же потом взять и записаться в пассажиры «Корабля уродов»? Это, конечно, стеб, да вот только со временем понимаешь, что далеко не все стебное было круто и многое стебное было совсем не круто, а просто тухло, немножко подванивало желанием позабавить тех, кого уж точно «здесь не стояло».

    8 из 10

    26 мая 2012 | 12:00

    Смотря фильм первый раз вообще сложно понять о чем фильм. Начинаешь въезжать только со второго третьего, да и то, если ты жил в СССР хоть немного.

    Сплошные издевки над Сталиным, вечный идиотизм системы, постоянное мигание праздничного советского настроения а-ля «светлое будущее» которое постоянно мешает смотреть фильм, показужный буржуизм и наша действительсть в словах письма деда…

    Мне же фильм понравился не столько смыслом, сколько несдержанным дибилизмом сцен, речевок, текста и добродушным концом перечеркавающим всю идею фильма. Кока и Толик с его прибором это просто удар по хрупким мозгам пионеров того времени…

    14 января 2009 | 17:53

    Наверное, мало кто помнит, но в 1989 году в Этой Стране уже было телевидение, которое с порывами Сквозняка Перемен доносило до нас прогрессивные общечеловеческие лозунги в духе «Дружба-Жвачка-Горбачев!», взахлеб транслировало выступления представителей т. н. контр-культуры, да и вообще являлось эдаким Всесоюзным кислородным баллоном свободы с трубками респираторов, тянущимися к мордочкам прогрессивно мыслящих телепузиков. И не беда, что сделав пару глотков такой «свободы», некогда нерушимый СССР распался за считанные годы, а контр-культурщики и нон-конформисты вскоре стали неотъемлемой частью политических акций любого уважающего себя либераста. Беда как раз в том, что за двадцать с лишним лет с той поры практически ничего не изменилось.

    Но… До эпохальных событий августа 1991-го было еще далеко, на дворе стояла ранняя осень, и в один из тех прекрасных, еще по-летнему теплых дней, в окно московской квартиры по незамысловатому адресу пер. Воеводина, д. 2/2, кв. 2, сбежав из отцовского заточения, влезла девушка Александра, чтобы позвонить своему возлюбленному Владимиру. С этого небольшого инцидента и начинается наша необыкновенная история — грустная и смешная, но так порой похожая на жизнь, с ее неизбывным китчем, ежесекундным абсурдом и безумными надеждами.

    Обитатели квартиры, в которую забралась Александра, ведут прелюбопытнейший образ жизни: пятнадцатилетний Митя, потомок древнего дворянского рода Лобановых, готовится вступить во взрослую жизнь, а его сосед — эксцентричный лимитчик-диссидент и завсегдатай Кащенки Толик, — будучи этой жизнью совершенно пресыщенным, постоянно призывает положить на всех и вся «с бооольшим прибором». Появление непрошеной гостьи (а затем и гостей) вносит сумбур и даже некий разлад в мирный, устоявшийся быт квартирных постояльцев и вскоре становится причиной безудержной радости, гложущей сердце досады, скоропалительной свадьбы, непременно сопутствующих ей похорон и, наконец, крещения, единения с Богом и воплощения сокровенной мечты. «Как-то слишком это неправдоподобно и больно некомильфотно уж!», — подумает, наверное, кто-то, но, как говорят у нас в народе, «Знал бы где упаду — купил бы себе гарнитур «Икеа»…

    Довольно странно, но «Черная роза…» не была отмечена пристальным вниманием критиков и получила гораздо меньше признания у зрителей, чем та же «АССА», став для большинства типичным образчиком «перестроечного помойного кино». Однако как по мне, политики и огульной антисоветчины в фильме не больше, чем пальцев на руках фрезеровщика-ветерана. Да, всяческие скабрезные колкости в адрес Сталина вполне подходят под определение о том, что мертвого льва может лягнуть даже ишак. Однако, на мой взгляд, данный пласт фильма невероятно точно отражает либеральные метания т. н. советской интеллигенции и сочувствующих ей граждан, подпавших под влияние западной пропаганды и лишенных объектов для сравнения, а потому и поливающих грязью собственную историю и державу. Гораздо менее удачной в этом отношении стала последняя часть символической кинотрилогии Соловьева — «Дом под звездным небом», — хотя и он не был лишен ряда позитивных в плане комического абсурда моментов.

    Еще одним аргументом критиков было то, что стройный и связный сюжет, имевший место в «АССЕ», здесь был отдан в жертву абсурдным и подчас китчеватым визуально-звуковым образам. Однако в этой связи будет нелишним напомнить, что главным заданием кино является творение великий иллюзий, вплетая которые в контекст повседневности, мы и получаем то подобие реальности, которое чересчур оптимистичные граждане подчас называют «жизнью».

    Одним из неоспоримых достоинств фильма является, конечно же, его сквозная меметичность. Сколько фраз, интонаций и реплик стали афоризмами и впоследствии (как это водится, с забвением первоисточника) ушли в народ: «На аппараты я с прибором клал!»; «Специализированный компот «Русалочка»; «Обыкновенный строительный мусор истории»; «Ты -выдвиженец, я — задвиженец»; «Я по образованию уррист — учился очень хорошо!»; «Неформал, последнюю рубашку отдаст»; «Что, я сам не знаю, когда мне пить, когда спать, а когда дерьмо есть мельхиоровой ложечкой?» — да всех и не перечислишь… Пожалуй, лишь гайдаевские фильмы могут похвастаться такой цитатностью.

    Еще одним сильным местом «Черной розы…» является ее музыкальное наполнение. Музыку к фильму уже традиционно писал Борис Гребенщиков, да и сам он, как впрочем и Сергей Александрович, «засветился» в одном из эпизодов. В саундтреке были развиты и продолжены довольно нехарактерные для «Аквариума» абсурдистские мотивы, но если в «АССЕ» звучали композиции в основном из «Треугольника», то здесь БГ пошел гораздо дальше. Так, невероятно мелодичная песня «Лой Быканах», исполняемая на «ушельском языке», по своей структуре чрезвычайно напоминает тибетскую мантру, а названия ряда инструментальных композиций носят здоровый оттенок концептуализма. Чего стоит, например, такое: «Пленение Иосифа Виссарионовича Сталина ирландским народным героем Фер Диадом».

    Наконец, невозможно не отметить великолепную и потрясающе убедительную игру актерского состава. Персонажам «Черной розы…» слишком тесно в рамках одного кинематографического произведения, они, выражаясь языком все того же БГ, «не помнят пределов и вышли за». Поражают и заставляют себе сопереживать по-своему инфантильные и «взрослеющие» Митя (М. Розанов), Александра (Т. Друбич) и Владимир (А. Абдулов), придурковатая мать Александры (Л. Савельева), ее же хамоватый отец-номенклатурщик (А. Збруев), своеобычный дядя Кока Плевакин (И. Иванов), и, конечно же, не нуждающийся в комментариях персонаж А. Баширова — Анатолий Феоктистович Гнилюга. «Черная роза…» в этом отношении является еще и одним из тех немногих фильмов (еще можно вспомнить, пожалуй, его же «Ж. П. О.»), в которых сполна раскрывается талант этого уникального, «юродствующего» актера.

    Без преувеличений можно сказать, что Соловьеву удалось снять один из лучших фильмов о России. А если задуматься, то и не о России вовсе, а о том невыразимом нашем социокультурном гештальте, существующем вне узких рамок геополитического пространства. Гештальте, неизъяснимо присутствующем в шуме дождя за окном и счастливом мерцании солнечных зайчиков, в стуке каблуков по мокрой осенней мостовой и едком запахе дыма с окрестных полей, в жирных мухах, бьющихся о стекло, в бразильских сериалах, в постылых семейных сценах и полуночных посиделках на грязной трехметровой кухне, в белых тапочках, пестрых махровых халатах, замысловатых ковриках под обитыми войлоком дверьми… Во всем том, что окружало и окружает скудный быт населения, объединенного общей горестью и счастьем жизни в некогда великой и грозной шестой части Земли…

    10 из 10

    29 ноября 2010 | 20:37

    Обалденный фильм! Смотрела его много раз, знаю просто наизусть. Потрясающая игра Абдулова и Збруева, великолепная Друбич, и песни БГ. Но самое главное — совершенно неповторимая атмосфера фильма, ощутив которую, уже не забудешь. Фантасмагорическая реальность постсоветского времени, погружение в мифологию. Фильм богат на цитаты. Посмотрите, не пожалеете.

    7 марта 2008 | 08:14

    «АССА» и «Черная роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви», входят в трилогию Сергея Соловьева. Третий — «Дом под звёздным небом».

    Что такое Асса и Черная роза? Это такой гейзер искренней эмоциональности и энергии, что сложно оценивать субъективно, они воспринимаются как продолжение один другого, но не из-за актеров, и даже не из-за музыкального сопровождения, а именно из-за поражающего игрового контраста и силы впечатления. Это эпатаж и шок, но оправданный. И это не просто постперестроечное ведро с помоями, это многогранность целой эпохи, многоликой и неповоротливой. Это мечта, прорывающая железный занавес и ломающая рамки, рывок из болота, где только сумасшедшие могут говорить, что хотят.

    Это динамика, свобода, вольное движение, но это же и надлом, трагедия. Настолько сильно сплетены противоположные чувства, что их нельзя разъединить, как не разделить песню на слова и ноты. Это непередаваемый масштаб и глубина охваченного, безумного, смелого, ироничного. Музыкальное же оформление оказалось выше всех похвал.

    Это сложно описать, это обязательно нужно видеть.

    10 ноября 2012 | 15:56

    1989 год. Разгар перестройки, экономических волнений и прочих малоприятных вещей. То, что некогда великая держава СССР скоро развалится, понятно многим. «Черная роза…» Сергея Соловьева — это реалистичное изображение жизни России того времени. Этот фильм мало кто из людей поймет, но еще меньше оценит его по достоинству. Сарказм, тонкий юмор, жесткое изображение действительности, в сочетании с интригующей музыкой группы «Аквариум» превращается в необычный, немного комичный, а временами трагичный фильм «Черная роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви».

    ***

    Сюжет этой картины весьма расплывчат. Девушка по имени Александра утомилась от своих родителей: грубого отца и инфантильной матери. Попытка папы посадить ее под замок, дабы оградить Сашу от неприятностей, заканчивается полным провалом. Девушка сбегает через окно на улицу и залезает в первую попавшуюся квартиру, вновь при помощи окна, дабы позвонить возлюбленному Володе. Жилплощадь, где оказалась Александра, принадлежит двум людям: 15-летнему Мите и бывшему пациенту психбольницы Толику. Появление в этой обители Володи и является отправной точкой сюжета.

    По первым тридцати минутам данного фильма уже можно сказать о том, когда он был снят. Исчезновение строгой цензуры, эротические фрагменты и жестокая насмешка над «вселюбимыми» вождями СССР свидетельствуют о новом направлении в советском кино, именуемом «постсоветским». Ленин, Троцкий, Сталин (!) уже не являются авторитетами для жителей «коммунистической державы», поэтому в «Черной розе…» авторы позволили себе довольно рискованные колкости в адрес Иосифа Виссарионовича. Более внимательный зритель разглядит в фильме усмешки, относящиеся и к другим «президентам» СР.

    Но это лежит «на виду». Тот смысл, что завуалирован в фильме, более глубок, чем разоблачение «тирана» Сталина. Фильм Соловьева рассказывает, прежде всего, о людях, об их жизни, радостях, печалях. Короче, о нас. Взросление (нравственное и духовное) молодой, но не маленькой Александры, юного Мити и сорокалетнего Владимира показано в безумной, но красочной атмосфере простой советской квартиры. Фильм горький. Печальный. Временами душераздирающий, хоть и с большой долей оптимизма. Черных красок в нем больше, но без них не понять основной смысл картины.

    Персонажи «Черной розы…» весьма своеобразны. У каждого свой оригинальный стиль одежды и характер. Александра в исполнении Татьяны Друбич, кажется в начале какой-то ребячливой, наивной, что видно при ее телефонном разговоре с Володей. Любовнику Саши (А. Абдулов) хоть и исполнилось сорок, но по интеллектуальному развитию он остановился на семнадцати годах. Митя (М. Розанов) готовится справить шестнадцатилетие, но жизнь без родителей научила его быть взрослым. Второстепенные персонажи, как и главные, замечательно сыграны актерами. Александр Баширов в роли психически больного Толика. Александр Збруев — хамоватый отец Александры, а Людмила Савельева ее придурковатая мать.

    Один из самых оригинальных режиссеров России Сергей Соловьев снял, на мой взгляд, один из лучших российских фильмов о России. О том, какой она была, является сейчас и будет.

    10 из 10 (без преувеличений)

    19 февраля 2009 | 15:48

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Записи в блогах
    28-31 мая
    27.05.2013

    Хроника событий отечественного кинематографа: 28-31 мая
    Существующая практика заготовки сценариев и пуска их в производство протекает в обстановке своеобразного «секретничества». (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 1121 897 634
    2.Город героевBig Hero 620 124 166
    3.ИнтерстелларInterstellar15 341 167
    4.Тупой и еще тупее 2Dumb and Dumber To14 076 545
    5.ИсчезнувшаяGone Girl2 836 019
    21.11 — 23.11подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 1471 709 883
    2.ИнтерстелларInterstellar126 180 648
    3.Город героевBig Hero 632 876 559
    4.Уиджи: Доска ДьяволаOuija28 470 418
    5.SuperняньBabysitting25 806 085
    20.11 — 23.11подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 985 283792 984
    Деньги751 976 261 руб.178 289 393
    Цена билета251,89 руб.9,79
    20.11 — 23.11подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    155.Октябрьское небоOctober Sky8.178
    156.Отец солдата8.177
    157.Пятый элементThe Fifth Element8.176
    158.Пираты Карибского моря: Сундук мертвецаPirates of the Caribbean: Dead Man's Chest8.176
    159.Остров сокровищ8.176
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    1.МарсианинThe Martian97.97%
    2.Ключи от улицыThe Keys to the Street96.73%
    3.Робот по имени ЧаппиChappie96.52%
    4.ВозвращенецThe Revenant96.49%
    5.Люди Икс: АпокалипсисX-Men: Apocalypse95.07%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Как меня зовут2
    ДжезабельJessabelle8
    Тайна астероидаWithin the Rock3
    ИнтерстелларInterstellar283
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Пингвины МадагаскараPenguins of Madagascar7.028
    Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 16.764
    ИнтерстелларInterstellar8.959
    Несносные боссы 2Horrible Bosses 27.036
    SuperняньBabysitting7.169
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Джон УикJohn Wick04.12
    Хоббит: Битва пяти воинствThe Hobbit: The Battle of the Five Armies11.12
    Репортаж: Апокалипсис[REC] 4: Apocalipsis11.12
    Чем дальше в лес...Into the Woods25.12
    Ёлки 191425.12
    премьеры