всё о любом фильме:

Человек с киноаппаратом

год
страна
слоган-
режиссерДзига Вертов
сценарийДзига Вертов
директор фильма-
операторМихаил Кауфман, Глеб Троянский
композиторПьер Анри, Найджел Хамберстоун, Константин Листов, ...
монтажДзига Вертов
жанр документальный, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
время68 мин. / 01:08

В главных ролях:

показать всех »

В кадре кинокамера снимает людей, места, объекты… Киноаппарат здесь является действующим лицом самого процесса съемки: в воздухе, под землей, в самой гуще событий… Киноглаз, который наблюдает, фиксирует малейшие нюансы, не давая оценки, не следуя сценарию. Он просто смотрит в мир и видит все, или, вернее, происходит видение!
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
21 + 1 = 22
8.9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • В руках главного героя в фильме снят популярный в те годы киносъёмочный аппарат «Дебри».
    Фильм

    файл добавилNom Mon

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 88 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Человек с киноаппаратом — классический пример документального кино, каким оно и должно быть. Никакой постановки, только как есть.

    Это картина об операторе, который, где бы он ни был, имеет при себе свой «глаз». Око, которое фиксирует все, что видит без какой либо оценки и отношения.

    Оператор снимает все, что ему интересно и снимает в необычных, и не совсем удобных положениях человеку, но не оператору: снимает лежа на животе, когда через него проходят толпы людей; он снимает стоя на краю машины, когда она движется; снимает на высокой башне и крыше; снимает, сидя в воде и так далее.

    «Киноглаз» — это линза, объектив, который получился благодаря наложению двух кадров.

    В картине так же используется множество монтажных и операторских приемов: покадровая съемка, монтаж в движении, совмещение изображений, съемка в отражении, скошенные углы и так далее.

    Сама картина не нисет никакой логики в себе, но она демонстрирует атмосферу 1929-го года, ритм жизни людей города, их образ жизни и моду того времени.

    25 июля 2014 | 19:06

    Шум и суета города, щелчки механизмов, беготня и толкотня людей, бытовые эпизоды обывателей — вот то, что ухватывает камера Кауфмана. Сразу оговоримся, что фильм «Человек с киноаппаратом» бессюжетен, и это обстоятельство делает его похожим то ли на картину художника-пуантилиста, беспорядочно наляпавшего на холст пятна краски, бисер, куски газеты и хлам в которой более менее цельный силуэт можно углядеть только издалека, то ли на строфы свихнувшегося поэта, записывающего и рифмующего всё, что видит. Киноэксперимент Вертова не предполагает глубокого осмысления чего-либо, не отсылает к проблемам мировой экономики или социального неравенства и уж тем более в нём нет вычурной красивости и постановочности кадров.

    Киноглаз не знает рас, полов, социальных стратов, он фиксирует представителей самых низов общества, наравне с холёными аристократками в забавных шляпках-колокольчиках и жемчугах. Более того, город для Вертова ценен в обобщённой своей картине: помпезные здания и автобусные остановки, чугунные фонтаны и деревянные скамейки, даже дым из трубы, создают урбанистическое пространство, где только деревцам, кажется тесно и одиноко, а телефонная трубка грубо и нелепо заслоняет небосвод.

    Фильм показывает жизнь в некоем темпоральном срезе, ограниченном неделей, где будни выступают антитезой выходных. Динамика уживается с неподвижностью. Однако, по мере разворачивания фильма, ритм и скорость съёмки всё нарастают, даже дама, эпохи Гетсби, как-то слишком суетливо и торопливо напяливает на себя бюстгальтер и прихорашивается.

    Кажется, Вертова безумно радуют «фокусы» с жалюзи, складным объективом фотоаппарата, и манипуляции с трёхногим штативом. Он любуется снующими по организму города самолётиками и трамвайчиками, хромоногими машинками, пугающими зазевавшихся горожанок. Рычаги, шестерёнки, всякие непонятные детальки, которые сейчас можно было бы назвать хламом, интересным разве что для музейных работников или же заигравшихся стимпанкеров и индустриальщиков, наполняют киноплёнку как шары новогоднюю ёлку. Чувствуется, что эти детальки заставляют Вертова трепетать от восторга. Это подобно магии айфонов, гаджетов, геликоптеров и роботов, привораживающих в наши дни всё больше хомо-сапиенсов (которых видимо уже скоро можно будет именовать хомо-техникусами).

    Миленькая музыка, улыбающиеся пролетарии и их чада пытаются создать атмосферу чего-то чудесного. Но не очень-то им это удаётся. Рваность сюжета, эдакая клиповость и плакатность, слабенькие эксперименты с двойным и диагональным кадром (которые тогда были в новинку и творцы кино только начинали осваивать эти приёмы) и перегруженность городских планов, некрасивость и непричёсанность города, а также постоянное кручение колёс, от которого чувствуешь себя кофейным зерном в кофемолке, всё более раздражает. Бытовизм подавляет и временами коробит.

    Урбанистические локации «машины», «завод», «рынок» хочется разбавить натуралистическими, такими как, например, «вода», «лес», «небо». А также движение, которого становится уже к середине фильма слишком много, желательно было бы разнообразить замедленными или остановленными кадрами (скромненькая попытка чего была предпринята в фильме), размытым вторым и третьи планом. Не плохо было бы добавить открытый, заполненный воздухом и ветром, без построек горизонт. Внесло бы эстетику и экспрессию использование в проекте изогнутых линий рек, тропок, античных статуй к уже представленным на плёнке прямым линиям улиц, колонн, рельс.

    Фильм по сути нейтрален, не вызывает ни восторга, ни отвращения, ни удивления, ни скуки, как впрочем не создаёт и цельного впечатления о чём-либо. Воспоминание о кинокартине улетучивается быстро как вчерашний сон, а геометричную мозаику из кружков, квадратиков, ромбиков, линий хочется взять и раскидать на несколько коротких роликов с более тяжёлой и индустриальной музыкой, возможно снабдив экстрим-вокалом (но это так, мечты не в тему).

    Зрителю практически невозможно остановить внимание на каком-то одном объекте или персонаже. Только взгляд зацепится за яркий кадр, как его почти сразу уносит в пучину новых немыслимых человеческих и машинных нагромождений. Покойника проносят со скоростью разбитого болида на пип-стопе, а дама в салоне красоты впопыхах прихорашивается, словно ей за час необходимо успеть и обед приготовить и на свидание собраться, да ещё не забыть туфли забрать из ремонта.

    Видимо Вертов надеялся, что зритель сам себе придумает полноценный сюжет, каким-то немыслимым образом состыковав хаотично наляпанные пятна реальности эпохи Гетсби.

    В общем, хотелось увидеть реальность человеческую, а не трамвайно-фабрично-гаечную. Как-то не очень привлекателен Лего-мирок со стимпанковской примесью.

    Старинные фильмы обычно очень атмосферны и уносят в далёкую и романтичную эпоху Гетсби или Эдуарда, Виктории или Марии. Красивые гобелены и резные серванты, фарфоровые статуэтки дам в фижмах и кринолинах, сказочно-красочные платки с народными мотивами и плетённая из ореховых прутьев утварь, громоздко-забавные чугунные утюги и вышитые кошельки, зефирно-причудливые или аскетичные интерьеры — вот что мы видим в фильмах примерно тех же времён, что и этот («Унесённые ветром», «Грозовой перевал» и т. д.). Но в «Человеке с киноаппаратом» никакой симпатии к эпохе мы не видим, Вертова радуют только механизмы и люди, если они подражают механизмам. Возможно, в наши дни Вертов снял бы «Железного человека» или «Трансформеры».

    Немного грустно, но главная идея фильма мной не была понята, а только отмечены рыхлые фрагменты чего-то неопределённого… Фильм похож на некий поток сознания, символов, уносящий вихрь скорости…

    Особым воплощением времени здесь, несомненно, служит поезд, как например эпоху барокко олицетворяет парик.

    В целом фильм не так уж плох для просмотра в зале ожидания вокзала или аэропорта, ретро-кафе, на тематической вечеринке в качестве фона.

    5 из 10

    За эксперимент и приятную музыку. Остальное я не знаю, как оценивать.

    25 февраля 2015 | 19:49

    В 20х годах кинематограф только вставал на ноги, режиссёры гнались не за кассовыми сборами, а искали новые пути, экспериментировали, спорили о целях киноискусства. Тогда выделилась группа режиссёров, называвшая себя «киноки». Они выступали за отказ от литературного (сценарий) и театрального (игра актёров) элементов в кино. Главная задача кино для них — показать жизнь как она есть, беспристрастно и объективно. Дзига Вертов как раз принадлежал к этой группе режиссёров. И фильм «Человек с киноаппаратом» — это его манифест, его видение кино.

    Весь фильм мы наблюдаем за одним днём жизни города. Кто-то умирает, кто-то рождается, кто-то женится, кто-то разводится. Жизнь кипит, переливается неожиданными красками, раскалывается на личные осколки, разлетается брызгами счастья и горя. За всем этим наблюдает глаз киноаппарата и его слуга-господин кинооператор. Они фиксируют эту разнообразную жизнь на бесстрастную и равнодушную плёнку, которую увидят люди через столетия, через века, чтобы снова окунуться в прошлое, выплыть посреди реки времени и вернуться обратно, но уже другими, понявшими и принявшими что-то важное.
    Замечательная операторская работа Кауфмана в сочетании с непревзойдённым монтажом его брата, Вертова, составляют картину от которой просто невозможно остаться равнодушным. Картину, которая перевернула мои представления о кино. Картина, которая доказала, что фильму не обязательно нужен сюжет и актёры. Сюжет тут — сама жизнь, такая прекрасная и такая чудесная. Скорее даже чудесно прекрасная.

    Лучшее, что я когда-либо смотрел.

    10 из 10

    22 апреля 2010 | 23:28

    Трудно что то написать про настоящее искусство, чувствуешь огромную ответственность за каждое написанное слово.

    Пожалуй один из самых крутых фильмов, который я смотрел, разинув рот и не моргая глазами, время прошло с необычайной скоротечностью. Фильм после просмотра, которого долго и неуемно думаешь о нем, анализируешь и стараешься понять значимость данной картины — самый важный фильм в истории кино или один из самых важных фильмов.

    Экспериментальное, авангардное, псевдодокументальное кино, являющееся азбукой вкуса любого участника кинопроцесса и зрителя в том числе. Поверить невозможно, что эту картину сняли в 30-ые годы 20-ого века, вдумайтесь только, почти 100 лет назад. Немая черно-белая работа виртуоза, чувствующего огромный потенциал кино, кино как настоящий вид искусства.

    Словно Гоголевская «Шинель» для всей русской литературы, «Человек с киноаппаратом» является абсолютным образцом, вобравший в себя все кинопоцессы, все операторские ракурсы, не считая сценария.

    Михаил Кауфман играющий незримого/зримого оператора являет образ настоящего «шамана кино», перед оператором расступаются все, все с ним кокетничают, общаются, веселятся и интересуются. Оператор отображает новую эпоху, новую страницу жизни человечества — кинематограф.

    Очень приятно, что Дзига Вертов был рожден в Российской Империи и создал славу Советскому киноискусству на мировой арене. Настоящую славу в самом высоком ее понимании, и привлек огромный, неподдельный интерес у всего мирового сообщества.

    Фильм, несмотря на кадры из советской жизни, является абсолютно космополитичным, понятен всем и везде и каждый может оценить его, достаточно просто посмотреть его. Это доказывает его мировой статус шедевра и важнейшего кино на все времена.

    Авангардный, актуальный, эпичный, по настоящему крутой фильм. Горячо рекомендую посмотреть данный шедевр и прикоснуться к эпохе создания кино как искусства, к новаторскому виду искусства завоевавшее весь мир и возможно космос, где наверно тоже кто-то смотрит кино и сериалы.

    Оценка ничего не выражает в данном конкретном случае, но соблюдем формальность.

    10 из 10

    13 февраля 2014 | 23:15

    Чтоб я офигел, если это не гениальный фильм. Для 29-го года этот фильм больше чем просто революционный, а уж тем более для советского фильма 29-го года. Самый настоящий «бэк ту ЮССаР» НА Украину, времен НЭПа. Титаническая работа монтажа (монтажер или повесился на пленке, или удавил ею оператора), выдающийся объем работы оператора, а уж структура фильма — без режиссуры, без актерской игры, без сценария — это просто диво! Жизнь как она есть.

    Но особое слово — это музыкальное сопровождение — написанное далеко не в 29-ом году, просто отменно передает динамику картины и погружает в ритм событий.

    10 из 10

    23 сентября 2011 | 01:12

    Фильм Дзиги Вертова можно назвать настоящей энциклопедией кино, справочником для режиссеров, операторов, монтажеров. Разнообразные кадры, ракурсы, планы, эффекты переходов и многое другое — все это уместилось в часовой отрезок — столько длится фильм.

    Центральный образ — это, безусловно, кинокамера. Явление уже само по себе необычное, новое. Это видно даже по реакции попавших в кадр людей — одни недоумевают, другие смеются, видя человека с ящиком на ножках, третьи просто в ужасе убегают. И это, действительно, естественная человеческая реакция, ведь Вертов не снимает актеров, он снимает жизнь. Образец подлинной документалистики, сочетающей в себе реальность и искусство.

    Еще один образ, связанный с кинокамерой, сквозной символ — глаз. В фильме много крупных планов глаз разных людей. Но глаза есть не только у людей, видеть могут и неодушевленные предметы, такие как, например, дома, у них глаза — это окна, жалюзи — ресницы. Отсюда параллельный монтаж — моргает человек/открываются-закрываются шторы, девушка умывает лицо/работница моет стекла в окнах и т. д. 

    И постепенно до зрителя доносится главная мысль — кинокамера, точнее, ее объектив — это тоже глаз. Один из наиболее сильных образов — человеческий глаз отражается в объективе.

    Глаз кинокамеры живой, его нельзя назвать неодушевленным. Во многом, потому что рядом с кинокамерой находится человек. Камера — его третий глаз. И этот глаз более совершенный. Камера видит все, заглядывает в самые потаенные уголки, приближает и, наоборот, отдаляет, чтобы охватить все разом. Глаз кинокамеры отсекает все лишнее (с помощью кадрирования), подобно парикмахеру с ножницами в руках; камера выводит на чистую воду — Вертов для этой метафоры использует планы мытья головы, уборки улиц и др. Камера и раздевает, человек перед ней все равно, что голый.

    Камера оживляет. Куклы, манекены, скульптуры выглядят, как люди. Вертов показывает, как с помощью ракурса, композиции можно добиться этого эффекта. Даже неподвижное изображение может выглядеть динамично благодаря монтажу. К примеру, при быстрой смене кадров с фотографиями, рисунками кажется, что люди на них изображенные двигаются.

    Дзига Вертов приоткрывает тайну, он показывает, как монтируется фильм. Его помощница режет пленку, кадры похожи на маленькие фотоснимки. И тут же режиссер показывает уже склеенные маленькие кусочки — неподвижная фотография оживает: дети смеются, девушка смущенно улыбается и т. д.

    Неслучайны в фильме и многочисленные планы рук и ног. Это те части тела, которые у человека наиболее подвижны в повседневной жизни. Люди постоянно перемещаются, работают руками — все это Вертов показывает, стремясь донести мысль о том, что кино — это, в первую очередь, действие. Глаз кинокамеры выискивает движение и может его воспроизвести на экране. В кино динамика преобладает над статикой.

    Большое значение имеет и такой образ, как вращающийся круг. Вращаются колеса трамваев, поезда, вращаются части заводских станков, вращается круг швейной машинки, крутится карусель и катушка пленки. Все кружится, как и сам мир. Режиссер выбирает для своего кинорассказа день из жизни города. Все живет по заведенному распорядку, все циклично. Просыпается город — сначала заводы и нищие, потом магазины и средний класс. Параллельный монтаж позволяет понять насколько связаны между собой город, как целый организм, и человек в его частной жизни.

    Наглядный пример, камера заглядывает в окно загса, и видит, как пара подает заявление о разводе. Маленькая семейная драма. Режиссер сравнивает ее с трамваями, пути которых разошлись.

    Дзига Вертов показал фактически все возможности кинематографа. Все приемы актуальны и сегодня. Вероятно, потому что они относятся к творческой стороне экранного искусства. Растут технические возможности, но суть и назначение методов и приемов остается прежней.

    Кроме того, многие элементы фильма «Человек с кино-аппаратом» кажутся новаторскими и в наши дни. Дзига Вертов не боится вольно обращаться с жизненным материалом, что запечатлел его киноглаз.

    Эксперимент прошел удачно, а его результатами уже более восьмидесяти лет пользуются кинематографисты и телевизионщики всего мира.

    13 ноября 2012 | 17:53

    Что сказать, шедевр, который можно смотреть бесконечно. Смотреть глазами кинообъектива, смотреть, и видеть само течение жизни, саму жизнь. Кино, снято одновременно как эксперимент, и как манифест нового советского авангардного искусства. На заре документалистики. Помимо самого революционного подхода к кинопроцессу вообще (отсутствие сценария, актёров, декораций…), ценность представляет собой сам подход к монтажу, безусловно, революционному и гениальному, но несмотря на это, кино имеет такую художественную целостность композиции, что оно затягивает, завораживает, и мы невольно живём «внутри кино», живём в 20 годах прошлого века, и видим жизнь, такой как она есть.

    29 января 2012 | 04:33

    Этот фильм киношники ставят на первое место в списке лучших документальных лент всех времен. Документальное кино я не очень люблю. Оно часто оно нудное, без драйва, за удачно подмеченными моментами следуют проходные кадры, съемки не изобретательны…. А между тем все неигровое кино началось с фильма «Человек с киноаппаратом», фильма, который прямо пышет энергией и изобретательностью. Дзига Вертов задал такие стандарты документалистики, которые, к сожалению, режиссеры неигрового кино не приняли. На вооружение были взяты многие технические вещи, как съемка скрытой камерой. Но они не приняли главную идею Вертова, идею воспринимать кино не просто как фиксацию действительности. Кино должно быть художественным поступком, стремлением к свободе, поэтому настоящие наследники Дзиго это не документалисты, а игровики — Годар, Тарковский и прочие.

    Немое кино все-таки серьезно устарело, тяжело его сегодня смотреть. Актеры в фильмах Эйзейнштейна, Ланга переигрывают, монтаж для современного глаза выглядит не органичным. Фильм же Вертова кажется сверхсовременным. Мы видим жизнь города, она кипит. Люди рождаются, радуются, плачут, живут, умирают. Камера Михаила Кауфмана, брата режиссера, беспристрастно наблюдает за всеми этими событиями. Не просто наблюдает, как советуют современные документалисты. Дзига Вертов безжалостно режет и режет пленку, создавая потрясающие монтажные склейки.

    Гениальный фильм, а ведь режиссеру тогда было лишь около 30 лет.

    10 из 10

    13 октября 2014 | 16:36

    Этот фильм событие в жизни любого киномана. Любой кто однажды увидит это кино, никогда не забудет, того что с ним произошло. Этот фильм делает Вас соучастником величайшего искусства всех времен. Кинематографа. Зритель видит на экране не просто очередной оригинальный сюжет. Он видит все и сразу, во времени и вне его. Киноаппарат проникает везде, он есть неотъемлемая часть бытия, часть которая всегда была и будет. Она видит все и ни что не в силах ей препятствовать, она как глаз Бога. Глаз который не карает и не милует, не жалуется и не сочувствует. Он просто видит Все. Он оголяет ваши мысли, он следит за каждым вашим движением, за каждым ритмом и за каждой болью. Он внутри вас и снаружи, он живет с вами и без вас. Он такой как Вы, Вы такой как он. Без него не было бы Вас, без Вас не было бы его.

    Фильм представляет собой путешествие длинною в вечность, камера не просто что-то фиксирует, она проживает каждый кадр. Камера забирается в разнообразные места в городе и отображает каждый момент жизни рождение и похороны, свадьбу и развод, отдых и работу, и просто Бег. Бег промышленных машин и трамваев, пива из бутылок и тележек с углем, людей в поисках работы и людей в поисках отдыха. Камера и оператор в этом фильме все и ничто, они и объект съемок и субъект, и участники всего и вне всего. Отличные кадры в этом фильме сменяются еще лучшими. Монтаж кадров у Вертова и у остальных режиссеров просто не сопоставим. По сравнению с ним они просто дети. Нечто похожее делал Артавазд Пелешян, но он делал это с архивными материалами и его работы намного короче и не так целостны.

    Подведя итог, скажем что в этом фильме нету сценария, нету театра, в оригинале не было и музыки, есть лишь КИНО. Этот фильм в мировом кинематографе для меня стоит на втором месте после Прибытия поезда на вокзал города Ла-Сьота.

    P.S. Когда-то обязательно посмотрю его без звука.

    10 из 10

    24 июля 2009 | 15:54

    Странный фильм, этот «Человек киноаппаратом»! Ничего подобного за всю свою короткую жизнь я еще не видел, да и не факт, что увижу. Уж очень своеобразным получился сей шикарный фильм. Он ни на что не похож принципиально. И самое интересное, что Вертов затавил меня смотреть обыденную жизнь людей, как малыши смотрят сказки. Он попросту заколдовал меня повседневностью, которая настолько необычна, что у меня сложилось ощущение, будто я только глаза открыл, а все до этого было сон или что-то в этом роде.

    Честно сказать, я не могу определить принадлежность «Человека с киноаппаратом». Как я сказал, этот фильм не похож ни на какой другой. И виной этому прежде всего я вижу развитие спецефических жанров икусства и масскульта, который имел место начиная с окончания Первой мировой войны. Дело в том, что начиная с двадцатых годов двадцатого века в сознании многих людей произошел культурный переворот. Стремительно развивались спецефические жанры искусства. Человеческий разум создавал настолько уникальные вещи, понятные всем и непонятные никому. Не обошло это веяние стороной и кинематограф. Причем советская республика в культурном плане ни чуть не уступала, а иногда и превосходила передовые образцы западного искусства.

    К слову, такой инфернальный мастер провокации и гений живописи Сальвадор Дали напару с не менее талантливым Лусиом Бунюэлем в том же 1929 году снимают своего знаменитого «Андалузского пса». Признавая гениальность этих испанцев не могу не провети параллели с фильмом Вертова. Поэтому, на мой взгляд, советский кинематограф этого периода, являлся одним из самых передовых.

    Фильм Вертова получился по истине оригинальным. В нем нет сюжета. Фильм без надписей. Фильм без сценария. Фильм без декораций, актеров и т. д. Но в тоже время «Человек с киноаппаратом» является сплетением сотен разнообразных сюжетов, заставляя зрителя активировать бурную мозговую деятельность, разворачивая то, что видит киноаппарат в сюжетные линии. Этот удивительный обзор сам того не желая превратился в увлекательное сюжетное кино. Вернее, в увлекательную экскурсию. Экскурсию в обычный мир людей двадцатых годов, который смотрится настолько непосредственно и естественно, что невозможно не восхищаться этой чистой магией кино. Очень жаль, что гайки системы уже стали закручиваться, не дав этой, авангардной волне деятелей искусства сделать советскую республику авангардом мирового кинематографа.

    В общем говоря я по-хорошему поражен этим фильмом и в тоже время немного обижен на Вертова. Уж слишком мало он мне показал, я хотел смотреть еще и еще. Вертов превратил меня в этот самый киноаппарат, сделав меня органичным продолжением «коробочки на треноге». Кроме того, просмотр фильма с музыкой Пола Ньюиана сделала просмотр еще более увлекательным. Само собой разумеется, что этот фильм я буду смотреть еще не один раз…

    9 из 10

    8 июня 2010 | 03:12

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>