всё о любом фильме:

Облава

La rafle
год
страна
слоган«Paris, 16 juillet 1942, 4 heures du matin...»
режиссерРозлин Бош
сценарийРозлин Бош
продюсерЖан-Робер Гибар, Ален Голдман, Катрин Морисс, ...
операторДавид Унгаро
композиторКристиан Хенсон
художникЖужанна Борвендег, Лайонел Мэтис, Алексис МакКензи Майн, ...
монтажОурелиен Дюпон, Ян Малькор
жанр драма, военный, история, ... слова
бюджет
€20 000 000
сборы в России
зрители
Франция  2.9 млн,    Бельгия  95 тыс.,    Швейцария  16.8 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время115 мин. / 01:55
История трех еврейских семей, основанная на реальных фактах. Главные герои оказываются в самом эпицентре событий, произошедших 16 и 17 июля 1942 года, когда французские полицейские задержали более 12 тысяч евреев и держали их на стадионе Вель-д`Ив. Условия содержания были ужасные, около сотни узников покончили жизнь самоубийством, а каждого, кто пытался бежать, расстреливали на месте. После шести дней в Вель-д`Иве евреев депортировали во французские лагеря Дранси, Бон-ла-Роланд и Питивьер, откуда потом этапировали в немецкие лагеря смерти.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.00 (6434)
ожидание: 92% (173)
Рейтинг кинокритиков
в России
25%
1 + 3 = 4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 02:35
    все трейлеры

    файл добавилDemolExpert

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 164 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Зачем сниматься такие фильмы, когда есть как минимум «Список Шиндлера», как минимум «Пианист» и некоторое количество других картин, рассказывающих о попытке последовательного окончательного решения еврейского вопроса правительством Гитлера до и во время Второй мировой войны.

    Действительно в каждой (и названной, и неназванной) картине действие начинает в тот момент, когда в отношение евреев сохранялась хотя бы минимальная лояльность (если вообще допустимо употреблять это слово в данном контексте).

    Люди были вынуждены носить звезды, но сохранялись общественные места, куда можно было заходить. Потом гайки закручиваются и вслед за тотальным запретом находится в публичном пространстве начинается пересылка, сначала в гетто, потом в лагеря и все ближе и ближе к газовым камерам.

    Это с одной стороны верно, но, думается, только от части.

    Очевидно, что подобные картины служат напоминанием и предостережением. По сути, эти фильмы в некотором роде сродни уроку в школе, но каждый раз в школу приходят новые дети, которые, как правило, не знают ничего из того, что известно их старшим товарищам. Может стоит предложить смотреть классические картины?

    Однако давайте признаемся откровенно, большинство зрителей смотрят фильм пока он идет на экране и в течении года-двух после выхода его в прокат, а искать на полке или в Интернете старые картины будет далеко не каждый.

    Однако о Шоа все-таки следует помнить и знать. Я уж не говорю о том, что в кино старые фильм идут очень редко, да и если идут, то, как правило, один-два сеанса в рамках фестивалей или ретроспектив.

    Следовательно, новое кино об истории все-таки необходимо снимать.

    Тут правда меня можно упрекнуть в чересчур дидактическом подходе к кинофильмам, ведь в конце-концов не следует сводить фильм исключительно к образовательному аспекту.

    Во-первых, образовательный компонент — это не лишнее.

    Во-вторых, в данном случае речь идет исключительно о необходимости возвращения к историческому событию. К оценке исполнения следует подходить со всей серьезностью и основательностью и, насколько это возможно, оценивать форму самостоятельно от содержания.

    И тут скорее вопрос следует ставить не столько о сведении творчества к сухому преподаванию, сколько говорить о вымывании творчества из образовательного процесса, что гораздо хуже как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.

    Ведь снимают же американцы все новые и новые фильмы про Вторую мировую войну, поляки и чехи часто обращаются к событиям советского присутствия, а уж сколько у нас в стране сделали картин про Великою Отечественную войну даже говорить страшно.

    Вместо с тем, признавая полезность картины «Облава» и отмечая ее очевидные сильные стороны, следует отметить и некоторые недостатки.

    К сильным моментам, я хочу отнести кадр, когда при облаве гардисты и эсэсовцы врываются в одну из квартир, где встречают семью хасида или быть может даже раввина. Все члены семьи, одетые в парадное, стоят вокруг седовласого еврея который вместе с ребенком читает Тору. Вот уж действительно, где меня словно обухом по голове ударило.

    Так же следует признать что часть картины до интернирования показалась мне вообще более эмоционально наполненной чем вторая часть. (думаю это не следует рассматривать в качестве спойлера, ведь скорбный путь сынов Израиля в то время известен слишком хорошо).

    Из персонажей, следует отметить Гада Эльмалеха (Шмуэль Вейцман) — отец семейства, героя Первой мировой войны и Джозева Вейсмана, сыгравшего самого себя.

    А вот актерская работа Жана Рено оказалось довольно заурядной.

    Кино отдает Ремарком и сразу после окончание ленты очень захотелось выпить кальвадосу или коньяку Курвуазье.

    В целом хочется отметить, что это добротное кино, которое довольно подробно рассказывает о Катастрофе во Франции. При этом, хотя картина не дотягивает по своей силе до признанных шедевров, но все же вносит свою достойную лепту создании целостной картины Второй Мировой войны в частности всей истории мира в первой половине двадцатого века.

    21 июля 2011 | 02:31

    Бюджет фильма, похоже был немаленький, — 20 млн. евро, но в отличие от американских блокбастеров — фильм стоил того, чтобы его посмотрели миллионы французов, немцев, американцев, русских и другие, чтобы помнили о тех страшных событиях. О событиях, которые затронули в сюжете тысячи семей, а в целом — миллионы людских судьб.

    Я как-то упустил его из виду изначально, и только через пару лет посмотрел, но остался в очередном восторге от французского кино. Розлин Бош собрала плеяду французских маститых звёздных актёров и все они отменно играли каждый свою роль. Получилось, что фильм не об одном герое, а о судьбах разных людей. Жан Рено, Мелани Лоран, Гад Эльмалех — тот неполный список первоклассных современных французских актёров, которые создали неподражаемые образы врача, медсестры и обычного французского еврея, бывшего военного, которых так неоднозначно подставила Родина, французский режим Виши. Борьба и покорение, вера в то, что всё будет хорошо, детские лица и боль — всё это один образ того ада, который называется Вторая Мировая Война, её закулисье.

    Отдельно смотришь на то, как показывают жизнь французов в оккупации и удивляешься. 1942-й год — один из самых страшных на советском фронте. Там было в оккупации в это время не до каруселей. При этой мысли удаляешься в раздумья и воспоминания немецкого генерала, описывающего отношения немцев на оккупированных территориях во Франции и в Советском Союзе. Но, возможно, так и было. Поэтому мы видим улыбки детей в заключении. Покорность и веру, что тут какая-то ошибка и что их везут максимум на польские заводы.

    Фильм, стоящий просмотра. И не один раз. В отличие от всех этих «посмотрел и забыл» американских компьютеризированных трешей.

    15 сентября 2013 | 13:57

    Очередное напоминание о бесчеловечном истреблении евреев во время Второй мировой войны решает представить широкой аудитории режиссер-дебютантка Розелин Бош. Сама она замужем за евреем, чьи родители жили по соседству с семейством Вайсманн, судьба которого стала ключевой в ее фильме «La Rafle» («Облава»), да и к жертвам той страшной облавы режиссер испытывает симпатию, что отражается почти в каждом кадре ее первой большой работы.

    Повествование в этой исторической драме сосредотачивает внимание на том, что именно произошло с парижскими евреями. Цепь событий предсказуема: надвигающаяся угроза со всеми намеками на худшее, сама облава, содержание людей на закрытом стадионе, переселение их в на скорую руку построенных лагерях и, наконец, тотальная депортация в Польшу, где вовсю шла работа концентрационных лагерей. «La Rafle» все показывает в деталях, разбавляя слезы загнанных в клетку людей безмятежными буднями Гитлера, который все никак не может налюбоваться на девочку в кукольном наряде, и Евы Браун, сосредоточенной на приготовлении очередного коктейля.

    Хорош «La Rafle» тем, что без стеснения показывает реакцию парижских властей на нацистские приказы и на протяжении фильма следует за чиновниками, которые распоряжаются жизнями словно ничего не значащими бумажками. Здесь нет никаких разоблачений, но есть холодная констатация факта, что чистка Парижа от евреев не встретила никакого сопротивления со стороны выше стоящих, которые таки могли каким-либо образом повлиять на происходящее. Вместо этого, толстые усатые дядьки рассуждают о работе крематория на территории самой же Франции, в котором бы сжигались ставшие вдруг неуместными люди. На протяжении всего фильма евреи не столкнуться лицом к лицу с самими нацистами, но будут страдать от действий французских солдат, которые выполняют приказы.

    В остальном «La Rafle» прилежная, но слабоватая драма, которая иногда, как-то совсем уж по-женски, вдруг бросается в слезливый мелодраматизм, беспощадно эксплуатируя детей для достижения нужного результата. Однако многие просчеты все-таки можно простить тем, что «La Rafle» — первая работа Розелин Бош. Это хорошая история, которую следует знать, и приятная работа для того, чтобы вечер у телевизора наполнился смыслом.

    10 декабря 2010 | 23:30

    «La rafle» из тех фильмов, что уступая в кинематографичности, берут за живое своим содержанием. Казалось бы, зачем снимать полотна про холокост, когда уже есть обласканный критиками и всенародно любимый «Список Шиндлера», трогательная лента «Жизнь прекрасна» и множество прочих разносортных кинокартин, повествующих о нелегкой судьбе европейских евреев во времена второй мировой? Тем не менее, малоизвестный режиссер Розлин Бош всего лишь во второй своей большой работе обращается к теме массовых арестов еврейского населения на территории оккупированной Франции, с последующей их депортацией в «лагеря смерти».

    Франция, лето 1942 года. Беззаботную парижскую жизнь мальчонка Йозефа (Жо) Вайсмана прервала немецкая оккупация. Позорная желтая звезда «украсила» его курточку, а с каждым новым днем прав и свобод для евреев становилось все меньше. Дети, еще не ощущавшие в свои беспечно-мечтательные годы витавшего в воздухе напряжения, с радостным смехом бегали по улицам, ходили в школу, робко заглядывались на девчонок. Тем временем, в соседней Германии, Гитлер, не в самой лучшей и излишне карикатурной своей кинематографической версии, истошно орал в микрофон, вскидывал перекошенную руку, а после выступления сразу же бежал ко врачу за «дозой». Йозеф и его друзья не знали, что пока они лазали по городским подворотням, великий диктатор решал судьбу парижских евреев, а жеманный и аморфный Гиммлер поддакивал ему, словно верный пёс.

    Показав для исторической справедливости немцев, Розлин моментально переключается на «главных виновников» облав на французских евреев — Петена, его сторонников и поголовно злобную и циничную жандармерию. Полицейские выглядят настоящими извергами, в их образах не читается обреченность выполняющих приказ — аресты, депортации, избиения и издевательства производятся стражами закона с исключительным удовольствием. Даже уличные проститутки и консьержи оказываются во сто крат порядочнее жандармов. Евреи же до неприличия наивны, словно витают где-то в параллельной вселенной, надеясь на лучшее, веря в то, что их никогда не тронут, словно никто из них не слышал о концентрационных лагерях в восточной Европе, которые уже три года как успешно функционируют, о «Хрустальной ночи» и о позиции фюрера по еврейскому вопросу. Даже когда начинаются массовые аресты, многие продолжают свято верить — «нас же так много, что они нам сделают?». Из множества показанных в фильме героев только лишь еврейская девушка Анна оказывается достаточно умна, чтобы не носить на одежде «главную улику» и попытаться сбежать из-под ареста — что, впрочем, по версии Бош, было не так уж и трудно. Пока же будущих узников Аушвица морят жаждой, Адольф что-то празднует в своей резиденции, Ева Браун прилюдно называет его «мой дорогой» и требует выключить «тоскливого» Вагнера, сменив пластинку на зажигательный свинг — Гитлер покорно соглашается. Вот такое историческое кино.

    С первых же трагических сцен видно, что фильм снимался сентиментальной девушкой. Картине не хватает жесткости, эмоциональности, символизма. Сцена самоубийства молодой еврейки демонстрируется робко, как-то из под полы, эпизод потенциального надругательства похотливых жандармов над юной девчушкой прерывается попыткой побега. Лишь изредка Розлин решается на натурализм, но даже избиение женщины солдатом она демонстрирует со спины, не осмеливаясь на большее. И не то чтобы очень были нужны кровавые зверства, фильм и без того достаточно трагичен, вот только репрессии и геноцид в реальности выглядят куда страшнее, и Бош это понимает, старается показать, но постоянно осекается на полусцене.

    Слегка поправившийся Жан Рено выглядит усталым и безучастным — роль доктора Давида совсем не главная, как можно подумать, глядя на постер. Мелани Лоран играет волонтерку-медсестру, работающую в лагере, готовую идти за маленькими обреченными хоть в самую печь, ведь внутри она и так вся пылает от жара и отчаянной злобы. Самый удачный образ всей ленты, самый женственный и безупречный, совсем не подходящий в пару вялому Рено. Милые и искренние дети на главных ролях — хоть Бош и не «выжала» из них нечеловеческие эмоции, сами по себе истории ребят трогают за душу. Расплодив сюжетных линий, режиссер умудряется растерять половину из них, оборвать и оставить за пределами двухчасового хронометража. Лишь только трагичность последних сцен заставляет забыть о всех этих упущениях.

    Вывод: Затем будет лето 1945, Франция вновь обретет легитимное правительство, по Монмартру будут разгуливать темнокожие американские солдаты под ручку с молоденькими француженками, но это будет уже совсем другая история. А для кого-то всего этого уже просто не случится, ведь вернуться из «лагерей смерти» было куда труднее, нежели получить в них билет. Не выдающийся, но чувственный киновзгляд на отдельно взятые события второй мировой.

    6 из 10

    31 июля 2011 | 01:13

    Очень хорошее кино, несмотря на то, что режиссер этого фильма не очень опытный, и за ее спиной только 5 фильмов. Фильм «Облава» это прорыв, и большой шаг в большое кино.

    Чтобы привлечь внимание к этой картине, Розлин Бош вместе с продюсерами пригласили актеров, которых хорошо знают и любят, имеющих большой опыт в кассовых фильмах, я сейчас говорю о легендарном Леоне, Жан Рено, и Мелани Лорен которая год назад снялась в оскароносном фильме Квентина Тарантино «Бесславные ублюдки», где она сыграла хитрую и пропитанную болью от гибели родителей от рук фашистов, еврейку. Плюсов здесь очень много, актерский состав, массовые сцены, в которых кстати, снимались дети, декорации, костюмы, ну и самое главное это грамотно написанный сценарий, и хорошая постановка фильма.

    Одним словом фильм идет как по маслу, глядя, все четко понимаешь, что происходит на экране. Розлин Бош удивила, в прямом значении этого слова, я думаю ее фильм ничем не уступает таким лентам как «Список Шиндлера» и" Пианист», которые в свое время кардинально изменили наше представление об этом народе, которых признали чужим для мира. События фильма происходят в Париже (Франция), где массово очищают населения от евреев. 12 000 изгнанников, находятся в недостроенном стадионе «Вель-д` Ив», где за несколько дней возникает нехватка пищи и воды, массово распространяются болезни, на которые нет медикаментов. В дальнейшем, их всех отправляют в лагеря, где они отбывают наказание только за то, что евреи.

    18 мая 2011 | 10:16

    «… если фильму удается выдавить из меня слезу — значит, этот фильм заслуживает внимания, особого внимания…»

    Примечательно, что эта спорная фраза была написана в рецензии на фильм «Мальчик в полосатой пижаме» — такой же лубочный и коммерческий фильм о Холокосте, каким, по большей части, оказалась «Облава». Действительно, когда-то нас учили, что талантливый автор — это тот, чья история заставляет сопереживать, сочувствовать. Однако ремесленники киноискусства давно освоили нехитрый механизм «слезодавилки». И речь вовсе не о «холокостном» кино, но о любой драме: нужно только найти большеглазого мальчика лет 5-ти, который будет спрашивать, когда вернется мама, или показать, как детей отрывают от матери. Подобные эпизоды без труда заставляют плакать зрителей «Облавы», и я, разумеется, тоже плакала в соответствующих местах.

    Но.

    Недостаточно включить медленную музыку и показать туманные виды Парижа, чтобы получился хороший фильм о любви; недостаточно пары жалостливых сцен, чтобы снять хорошее кино о Холокосте.

    Зачем снят фильм «Облава»? Напоминание — да, дань памяти — бесспорно. Но этого недостаточно. На сегодняшний день существует такое количество фильмов о Холокосте, что сделать что-то заметное на эту тему становится все труднее. Так стоит ли, вообще, браться, если все, что ты можешь показать людям, это сцены, которые были уже в десятках фильмах? Возможно, стоит — это спорный вопрос. Но одно очевидно: если штампы «Облавы» можно объяснить идеологическими причинами, никак нельзя объяснить несметное количество очевидных и грубых фактических ошибок, которые так бросаются в глаза, что отвлекают от повествования. Перечислю некоторые.

    1. Из-за Шаббата младшей дочери запрещают заняться танцевальными упражнениями, однако в доме горит электрический свет, отец с сыном крутят сигареты, старшая дочь делает уроки (читать в Шаббат можно, писать — нельзя). Никакой Авдолы, свечи гасят перед сном, явно через долгое время после того, как начали заниматься «работой». При этом герой Гада Эльмаэха говорит, что его жена очень религиозна, однако она не обладает ни одним из атрибутов религиозной иудейки.

    2. 44-ая минута фильма: еврейский Париж заперт на велодроме, женщина с детьми на руках умоляет о глотке воды («у нас два дня нет воды, умоляю, сделайте что-нибудь»). 49-ая минута фильма, там же: один из евреев бреется с чашечкой воды в руках. Далее снова развитие темы нехватки воды.

    3. Пастор с желтой звездой — это, вообще, как?

    4. Узникам, после стараний медсестры, привозят еду. И что это за еда! Пирожные и капуста с картин Снейдерса: чистая, ровная, как на подбор. Сам фюрер выбирал лучшие овощи для французских евреев.

    Не говоря уже о том, что медсестра, питавшаяся 10 дней лагерным пайком, потеряла 8 кг, выглядит как труп и падает в обморок, а сами узники бодры и здоровы.

    Ну и венчает фильм сцена послевоенных встреч в июле 45-го, где нам показывают евреев, которые, видимо, так поддерживают идею фюрера, что носят лагерные матроски до сих пор.

    Фильмы о войне, о Холокосте, к сожалению, будут актуальны всегда. И я благодарна Розлин Бош за очередное напоминание и предостережение. К тому же, в фильме, действительно, мастерская операторская работа и убедительный актерский состав (кстати, первая впечатляющая роль Мелани Лоран). Но тем не менее.

    На мой взгляд, у будущего «холокостного» искусства два пути: либо Dancing Auschwitz, «Жизнь прекрасна» и «Бесславные Ублюдки» (взгляд под принципиально новым углом), либо усовершенствование исторических деталей (продолжать дело «Списка Шиндлера»). Проходных полуправдивых фильмов о Холокосте снято предостаточно, а память о Второй мировой и так засорена зашкаливающим числом штампов. А ведь «Облаву» так нетрудно было сделать лучше.

    6 из 10

    16 августа 2011 | 05:32

    Фильмы о евреях снимают давно. Еще Чаплин посвятил своего «Великого диктатора» этой, на то время как никогда актуальной, теме. Сегодня к подобным картинам принято относиться с уважением, как к чему-то пропитанному тем историческим периодом, да еще и с привкусом холокоста.

    О чем фильм «Облава»? Он о евреях. Этого достаточно, чтобы составить вполне четкое представление о фильме. Рассизм, гонения, несправедливость и иже с ними. Мир видел это в том же «Пианисте» и не только, что ставит под сомнение новизну ленты.

    И беглого взгляда хватает, чтобы разглядеть в игре актеров откровенную фальш, особенно это касается детей. Операторская работа простая до невозможности — ни тебе панорамных кадров, ни движения камеры, ни других приемов, призваных обогатить видеоряд. В сущности, создатели взяли выстроенную предшественниками модель и сняли типичное кино на уже затасканый период в весьма богатой истории еврейского народа.

    Хвалить не за что. Хотя в финале есть действительно трогательная сцена, к сожалению выступившая лишь фоном. Напоследок, хотелось бы отметить, что в этом фильме на редкость неудачно изображен Гитлер. Он был импульсивным и выдающимся, а не истеричным оратором.

    Не ходите на этот фильм, ничего нового здесь вы не увидите.

    5 из 10

    29 августа 2010 | 11:58

    Пойти на «Облаву» отважится не каждый. Синопсис фильма отпугнёт многих. С одной стороны — зрелищная историческая картина, с другой — тяжелый реалистичный фильм. Скажу вам с уверенностью человека, который досидел до конца, в фильме есть и то и другое и даже третье, то, что вы совсем не ожидаете увидеть.

    Громкие имена на афише: Жан Рено, Сильви Тестю, Мелани Лоран. Громкая история: французы предали собственных граждан и отдали их практически на съедение нацистам. Роуз Бош взвалила на себя практическую непосильную задачу. Рассказать о героях, подлецах, любви и ненависти могут многие. Но рассказать об этом честно, смотря прямо в глаза своей истории, своей стране. Это поступок, отважный, даже сумасшедший, но очень нужный и стране, и памяти и обычным людям, которые не знают.

    Совсем не хочется портить вам впечатление, пересказав весь сюжет и выделив главных героев: отважного еврейского врача (Жан Рено), героически стойкую медсестру француженку (Мелани Лоран), несчастных матерей и мёртвых детей.

    Фильм только намекает на все ужасы. Он намекает на запах тысяч людей, которые вынуждены сидеть на огромном велодроме без еды, без воды, без туалета. Она намекает на страшную боль перед разлукой с собственными детьми. И только намекает на смерть, которая так близко, что начинает гореть на руках.

    Да, это массовое кино. Кино всеядное. Здесь нет реальных ужасов, но они чувствуются. Здесь есть душераздирающие сцены, но фильм не вымаливает у вас слёзы на каждой минуте. Наоборот, он призывает держаться, всем вместе, до конца. Такое кино должно быть зрительским, чтобы все увидели, все знали, все помнили.

    После просмотра нет тяжелого впечатления и опасного призыва мстить. Есть скорее надежда. Есть напоминание. И есть слёзы. Как на глазах Мелани Лоран. Потому что выжили. Потому что дожили. Потому что нашлись. Потому что сейчас не так. И не должно быть. Больше никогда.

    7 из 10

    2 августа 2011 | 12:02

    Тема Второй мировой войны возникает в новых проектах по несколько раз за год, иногда затрагивается и внутренняя тема Холокоста. Тема страшная и кинематограф всеми силами способствует утверждению лозунга: «Никто не забыт, ничто не забыто», а также несёт антифашистскую идеологию. Возможно, многие не хотели бы, чтобы эта проблематика находила отображение в кино, многие уже даже и не знают про страшные вещи, которые творились на этой войне, но фильмы выходят с завидной периодичностью.

    Вот и пришло время раскрыть на экране и жуткую трагедию тысяч евреев, пострадавших в 1942-ом году во Франции. Малоопытный режиссёр Розелин Бош взялась за постановку этой муторной темы, но мы же имеем в виду именно фильм, а не исторические факты, и не сказать, что она справилась.

    Драма может вышибить слезу тех, кто напрямую столкнулся с фашизмом и уничтожением еврейского населения, но у других сам фильм, подчёркиваю — сам фильм, не возымел того эффекта, который ожидался. Он оказался куда более слабым, чем классика типа «Список Шиндлера» или же «Жизнь прекрасна», а намёки на статус, подобный этим шедеврам, были недвусмысленными.

    Слабые места вылезают ото всюду из чего состоит фильм. Лично мне больше всего не понравилась операторская работа, это раз. Откровенный плагиат со «Списка Шиндлера» был ещё к тому же чересчур мрачным и обрывистым, никакого эффекта натуральности не было, всё оказалось не далее границ телеспектакля. Во-вторых, декорации. Опять же в них не было ничего общего с образами того времени, нас каким-то образом перенесли на пастбища столетия так на два назад и отправили пребывать среди пастухов — вот такое чувство было, которое, кроме декораций, добавлялось гримом и костюмами. В-третьих, вопиющее количество нелогичных действий (их Вы сами заметите, если вдруг эта картина попадёт Вам в руки). И, четвёртое, что сцены казались затянутыми и были лишены должного драматизма. Даже вроде бы оригинальная задумка проведение аналогий, когда нам показывают мучения арестантов и смена этих кадров на радостное пребывание Гитлера, должным образом не сработала.

    Если бы не затронутая тема в фильма, да неплохая игра некоторых, далеко не всех, актёров (выделю лишь Мелани Лоран и Гада Эльмалеха), то фильм вообще бы прошёл, как незамеченный. Жан Рено? Его не так много в кадре и сказать что-то определённое про него очень сложно.

    Как фильм «Облава» представляет из себя скучное зрелище, драма как драма и ничего более. А судить его по историческим фактам я не берусь, я лишь рецензировал качество и эмоции, оставленные фильмом.

    5 из 10

    P.S.: сводило зубы от злости, которая наполняла из-за поступков самих французов, которые сами готовы были уничтожить еврейское население у себя в стране. Они оказались не лучше гестаповцев.

    9 июня 2012 | 12:53

    Военно-политическая драма Розлин Бош «Облава» посвящена гонениям французских евреев в июле 1942 года, когда оккупировавшие власть в стране фашисты заставили парижских чиновников выдать им всех евреев, проживающих на территории города, по неофициальным подсчетам в количестве несколько десятков тысяч человек. 16-го июля были арестованы лишь десять тысяч, что повлекло за собой поиски по всему городу. Фактически, в первой части фильма речь пойдет о грандиозной по своему размаху операции, когда ранним утром по всему городу прошли массовые аресты, после чего ничего не понимающих евреев семьями свезли на стадион Вель-Д’ив, на неделю, где не было подготовлено почти никаких условий для содержания арестантов.

    Главные герои — несколько еврейских семей, еврейский врач, по сути такой же заключенный, поставленный во главе медицинской службы на стадионе, а позже и в лагере, и медсестра-доброволец. Несмотря на то, что время, охваченное картиной не велико, Рош создала целое интернациональное кинополотно, все же обусловленное особенностями французского кино, а потому в ней нет того гнетущего напряжения, к которому склонны американские или восточноевропейские фильмы подобного толка. В том и изюминка, что проходя в светлых тонах и показывая «солнечные» моменты жизни пленников наряду с горестями, он передает дух той надежды, что жила в людях, смевших надеяться на благоприятный исход, а вовсе не на Холокост.

    Как признаются сами авторы фильма, целью их было показать необходимость создания еврейского государства, и хоть израильского переселения картина не касается никаким боком, в ней очень много говорится о фантастических территориях, якобы выделенных для проживания евреев отдельно от прочего населения. И надежда на них, действительно, была, потому что тогда евреи еще полагали, что их народ слишком велик, чтобы даже предположить о строящихся гигантских крематориях и латинском слове «holocaustum», переводившимся, как «всесожжение», начавшим реализовывать себя только в конце 41-го года.

    Так фильм полностью охватывает Облаву, начавшуюся 16 июля, предварительно показав жизнь еврейской общины на территории Парижа, а также зарождение плана в верхах, как в местных, так и в фюрерских. Заглавная сцена фильма — документальные съемки ознакомительного визита Гитлера в Париж, показывают, что город уже взят немцами если не в буквальном плане, то в моральном — кабриолет, перекрытые центральные улицы и отдающие честь фюреру солдаты. Уже с первых сцен на евреях «желтые звезды», а люди во всеуслышание хвалят, какие же замечательные решения приняли власти против скверных евреев.

    Впрочем, среди граждан неевреев втайне царили совершенно иные взгляды: из 24000, которых рассчитывали получить немцы, в ходе Облавы были схвачены только 14 тысяч, еще десять смогли укрыться с помощью горожан, и это режиссер показывает через небольшие истории-эпизоды, порой имеющие ключевые значения для понимания фильма, зачастую бросающиеся в глаза излишне яркими метафорами, за что фильм можно даже обвинить в излишней пафосности, хотя это и не принято, учитывая особенности темы.

    В сюжетном плане и концепциях «Облаву» можно сравнить с романом француза-экзистенциалиста Альбера Камю «Чума» (но не слишком буквально), речь здесь также пойдет о «маленьких» людях и их «борьбе» с большим злом, которое заключается в казалось бы незначительном каждодневном труде, где самое важное — не падать духом и продолжать делать то, то что может хоть как-то облегчить существование окружающих, даже если в масштабе это совершенно безнадежное занятие. Так и тут герои не спят ночами, из кожи вон лезут, чтобы чуть-чуть помочь хотя бы одному человеку, когда лик смерти нависает над тысячами. Ведь из четырнадцати тысяч отправленных тогда в лагеря смерти, в живых остались только… 25 человек. И любой сторонний зритель скажет, что это «мелочь», но для личности, по счастливой случайности, оказавшейся в числе «мелочи» это значит несколько большее.

    Прежде всего фильм заинтересует любителей французского кино и конкретно французских актеров, потому что Рош собрала большое количество профессионалов, хоть в широких массах будут известны разве что Жан Рено и Мелани Лоран, причем последняя, по большей части в связи с «Бесславными ублюдками» Тарантино. Однако, помимо них здесь играют и Дэнис Меночет (также снявшийся в «Ублюдках»), Сильви Тестю, Катрин Аллегре, да и нельзя не отметить немца Удо Шенка, уже воплощавшего Гитлера в телепостановке «Операции «Валькирия»». Вот актеры-дети по большей части новички, что, в общем-то, не мешает им ровно смотреться в кадре с мастерами за что французскую манеру игры нельзя не обожать.

    Главная особенность «Облавы» — ее историческая сущность превалирует над кинематографической составляющей, о чем говорят несбалансированность частей и финальные титры, начинающиеся с исторических данных и цифр, раскрывающих масштаб операции. К тому же некоторые образы могут показаться незаконченными, не получившими должного раскрытия и оборвавшимися там, где заканчивается необходимость их роли в контексте истории. И все же некоторые моменты имеют отношения лишь к кино — сюда можно отнести и наиболее яркие чувственные эпизоды и комические вставки особенности светской жизни Гитлера и его окружения.

    Итог: военно-политическая драма, играющая на контрасте съемок в светлых тонах и мрачным подтекстом, в который раз поднимающая еврейский вопрос на фоне начального этапа Холокоста.

    7 августа 2010 | 19:21

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>