всё о любом фильме:

Туринская лошадь

A torinói ló
год
страна
слоган-
режиссерБела Тарр, Агнеш Храницки
сценарийЛасло Краснахоркаи, Бела Тарр
продюсерМартин Хагеман, Джульетт Лепутр, Мари-Пьер Масиа, ...
операторФред Келемен
композиторМихай Виг
художникЛасло Райк
монтажАгнеш Храницки
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Франция  15.1 тыс.,    Венгрия  5 тыс.,    Португалия  4.3 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время146 мин. / 02:26
Номинации (1):
В 1889 году на улице итальянского города Турина случилось странное происшествие. Кучер хлестал кнутом свою старую лошадь, которая отказывалась тронуться с места. Неожиданно к повозке подбежал хорошо одетый господин с пышными усами и обнял животное за шею, при этом горько зарыдав. Это был не кто иной, как всемирно известный философ Фридрих Ницше. Его с трудом увели от лошади, а когда привели домой, выяснилось, что он не в себе. Ницше поместили в лечебницу для душевнобольных, где он провел остаток жизни…

Но что же случилось с лошадью и ее хозяином? Об этом и расскажет фильм.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.80 (9699)
ожидание: 91% (220)
Рейтинг кинокритиков
в мире
88%
45 + 6 = 51
8.1
в России
57%
4 + 3 = 7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 02:28
    все трейлеры

    файл добавилAbleAction

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 101 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Создателями фильма, очевидно, разыгрывается Ницшевская тема смерти бога, довольно символической смерти. Безусловно, человеку, нисколько не знакомому с философией Ницше, будет скучно, он впадёт в пессимизм или и вовсе проклянёт этот фильм.

    Но обо всём по-порядку. Подобно тому, как в сказке кто-то кричит «А король-то голый!», так и Ницше кричит: «А человек-то полый!» То есть, человек пуст внутри, и сам по себе ничего не представляет без собственного стремления быть человеком. Наши герои из фильма как раз таковы, они не наполнены внутренним человеческим содержанием. Их жизнь практически ничем, в сущности, не отличается от жизни животного, а конкретно: от жизни их лошади. Без бога полый человек — ничто. Такова, наверное, одна из идей. Хотя, под богом Ницше понимал только основание их существования. То есть, заданный извне смысл их жизни. Если его нет — то смысла нет (а его нужно искать самостоятельно, а для этого нужно трудиться, а трудиться сложно, потому что человек ленив).

    Мне было легко смотреть фильм, потому что я не сопереживал героям как жертвам. Я видел в них лишь иллюстрацию полого человека по Ницше. Сосед, пришедший за паленкой откуда-то (не понятно при том, почему же он сосед, если, как очевидно, слишком далеко живёт) рассказывает о том, что города не стало, что люди сами виноваты, и что бог (или Бог) умер. Идея фильма такова, что если бог умер, значит, у людей больше нет понимания добра и зла, а если так, то их и самих нет. Вот они и исчезают. В то же время, у Ницше всё немножко по-другому: если бог умер, значит, да, нет добра и зла, но это ещё не всё. У него это, в свою очередь, означает, что нет чего-то такого, что может иметь к человеку намерения, а это значит, что нужно теперь действовать самим, проявлять свою волю, без глупой надежды, наполнять себя (смыслом, действием), стремясь стать сверхчеловеком (притом, не превозносящимся над другими, но превозносящимся исключительно над собой). А нам показывают людей, которые на это не способны. Безысходность во всём.

    В фильме один раз мелькают цыгане… Цыгане, конечно, предстают как злодеи, но они, по-крайней мере, живые персонажи. Пусть они наполнены разрушением и бессмысленным кутежом, но они НАПОЛНЕНЫ, они живые. Наши же герои цепляются на последнем издыхании за свою повседневность.

    Иногда сцены казались затянутыми. Казалось, что двумя минутами того, как крестьянин едет на своей лошадёнке в ветер, автор уже сказал всё, что необходимо, но он едет на ней ещё минуты три. И так весь фильм. Однако по завершению просмотра ясно, что именно эти затянутые сцены и создают пространство фильма, как огромный лес и длинная река создают ландшафт (вместо трех сосен и ручейка). В фильме же мир создан достаточно объемный, хоть и ограниченный территориально.

    Кажется, даже можно ощутить фильм почти физически: это вкус пыли, запах старых сухих листьев, уже давно бесцветных, а также холод надвигающейся пустоты.

    Обреченное «надо есть», сказанное отцом, как бы убеждающим самого себя в этом в одной из сцен, мне приглянулось особенно (подробнее — смотрите сами). Думают ли герои о чём-то? Пытаются ли осознать свое положение? Вероятно, нет, и в этом их ад. Они живут в аду, если за ад принимать дурную бесконечность. Но только, скорее всего, в фильме показан не конец Света вообще. Это индивидуальный конец света, и он страшнее, потому что в нём больше одиночества.

    9 из 10

    20 сентября 2015 | 12:57

    Тяжело перебирая копыта, осторожно ступая на землю, пытаясь удержаться от могучего урагана, который в воздух подмешивает неисчислимое количество пыли и грязи, что сжигает все живое в организме, слабая худая лошадь мучительно добиралась до дома, терпя вес хозяина и большой повозки. Держа равновесие, принимая удары порывов ветра, бедное животное знало свое предназначение, ей нужно было дойти до дома, а хозяин тем временем пытался вытерпеть этот ужасный холод, из-за которого, казалось, уже ничего не чувствуешь, тело становится чужим и не слушается.

    В доме же одиноко ожидает дочь этого пожилого мужчины, они с трудом пытаются уживаться в этом родном крае, где нет ни единой души, который начинает постепенно отбрасывать отмирающие клетки, подменяя компоненты, усложняя жизнь. Атмосфера, погода, все это давно действует в виде истинного врага, что имеет перед собой поставленные задачи и любыми возможными способами стремится избавиться от всего, что наполняет эту землю. Бушует ветер ураганами, наполняя все окружение довольно странными и пугающими мелодиями. Насекомые и птицы исчезли, лишь одна лошадь беспокойно отказывается сдвигаться со своего места, зная что-то, до чего не догадываются люди.

    Нужно что-то делать, здесь оставаться не стоит, но и не имеет смысла идти куда-то, где тебя не ждут и где неизвестно еще, что именно творится. А пока девушке нужно ухаживать за своим больным и старым отцом, с которым они единой силой пытаются выживать в этом мире, что не оставляет уже никаких надежд. Нужно есть, пока имеется еда, нужно пить, пока в наличии вода, нужно радоваться свету, пока тебя не поглотила кромешная тьма. В данной ситуации думать о чем-то большем уже не приходится.

    Весь фильм, который является завершающим в карьере режиссера Бела Тарр, соткан из не покидающего чувства приближающегося конца. Безысходность и неизбежность давит неподъемным грузом, как на актерский состав в виде Яноша Держи и Эрики Бок, так и на зрителя. Опустошенность и одиночество струится с каждого последующего шага, оброненного слова, выдоха, вдоха, тьма даже при свете дневном окутывает со всех сторон, продолжает свое действие.

    А порой все повествование просто наносит удары по оголённым нервам, допуская долгое молчание, давящее время, фиксирование пустых кадров, крупных операторских планов Агнеса Храницки и буквально «заворачивая» состояние зрителя в ноты опустошающей музыки. Немая трагедия, в которой если что-то и произносится, то все четко и по делу, и истинно пугающе.

    Все действо настораживает, наталкивает то ли на мысли о приближающемся конце света, то ли о предначертанной человеческой судьбе, у которой имеется в наличии всеми известный финал. И то и другое приводит к единому, а люди продолжают испытывать вековые страдания, и даже вольное и свободное животное, коим является лошадь, раньше всех начнет чувствовать себя затворником и станет подавать знаки опустошенности и трагедии.

    8 октября 2011 | 00:40

    Все художественные средства: и медленный ритм, и громадные кадры с нередко надолго замирающей камерой, и внешне неэмоциональная игра актёров, и однообразное музыкально-шумовое сопровождение — создаёт удивительно мрачное, но цельное впечатление. Чёрно-белое изображение явно ориентирует нас на кинемотограф 50-х годов, прежде всего на притчи Бергмана. Но Бергман неотступно искал ту надежду, на которую можно опереться, чтобы выжить. Тарр, вступая в полемику, пытается перепроверить эти истины.

    Экзистенциалисты любили повторять миф о Сизифе, который упорно вкатывает камень на гору, прекрасно зная, что тот оттуда скатится. Герои Тарра руководствуются этим же стремлением исполнять долг, не обращая ни на что внимания. Их жизнь превращена в ряд последовательных ритуалов, при выполнении которых нет необходимости даже в общении. В нормальных условиях этого достаточно для выживания. Но исчезают жучки, сбрасывают листву деревья, а потом налетает сокрушительный ветер, уничтожен город, не стало воды, света. Апокалипсис!

    Безрадостное и бессмысленное исполнение обязанностей оказывается лишь самоуспокоительной иллюзией, не отвечающей на главные вопросы бытия, мужественным мифом. Руководствуясь им, люди живут как зашоренные лошади, нет надежды даже на продолжение человеческого рода.

    Кто же тут туринская лошадь и какой смысл в этот символ вкладывается? Ясно, что Ницше сошёл с ума, сопереживая избиваемой лошади, то есть неизбывному страданию тех, кто бессилен себя защитить. Лошадь эта притащилась из сна Раскольникова (Достоевский — любимый писатель великого философа). А дальше: «Милочка, все мы немножко лошади, каждый из нас по-своему лошадь» (Маяковский). Тарр решительно отвергает философию экзистенциалистов, демонстрирует, что король голый.

    Предлагает ли он что-то взамен? Беззаботную жизнь цыган? Стремление соседа обвинить во всех бедах каких-то всесильных, но безнравственных людей, тем самым выбрав для себя позицию высоконравственной жертвы? Но ведь недаром пришёл он за бутылкой водки. Нет, жизнь такова, какова она есть, то есть бессмысленна.

    Ну хорошо,- скажет зритель,- Тарр создал свой шедевр, доказал способность жить в полной безнадёжности — а нам-то как жить? А это уж не к нему, на вопросы конкретной жизни философская притча не отвечает. Стоит лишь все верёвки и канаты, столь обильно представленные в фильме на переднем плане, запретить к продаже в Венгрии, и так страна лидирует по количеству самоубийств.

    25 марта 2012 | 18:30

    - Разве ты их не слышишь?
    - Кого?
    - Личинок древоточца не слышно. Я 58 лет их слышал. Но сейчас от них ни звука.
    - Правда, их больше не слышно. Что это значит, папа?
    - Я не знаю. Давай спать.


    В своем последнем фильме венгерский мастер длинных планов показывает нам шесть дней из жизни отца, дочери и их лошади. Эффект присутствия во время просмотра создается просто поразительный. После 2,5 часов, которые идет фильм, кажется, что провел все эти шесть дней там, с его героями. Хотя главными героями для меня стали не отец и не дочь, и даже не лошадь. Главный герой этого фильма — ветер. Это абсолютно бесполезно описывать — просто надо видеть.

    Сам автор определяет свое произведение, как «фильм о тяжести человеческого бытия». Однако к одной этой идее все не сводится — я уверен, что у каждого зрителя после просмотра возникнет много своих мыслей. Также мне кажется, что вместо мыслей может возникнуть и пустота. Разумеется, будут и недовольные, потому что четкого сюжета и развернутых диалогов здесь нет.

    Хочется сказать пару слов о технических деталях, благодаря которым этот фильм не смотришь, а практически живешь в нем. Во-первых, непрерывность действия — использовано всего 30 монтажных склеек. Во-вторых, отсутствие зума — приближение и отдаление всегда достигается только движением камеры. В-третьих, отсутствие искусственных декораций — специально построенный дом из старого камня и дерева, специально вырытый колодец, настоящая домашняя утварь, т. е. практически подлинный XIX век. Однако моя высокая оценка фильму даже не за это. Просто я никогда не видел, чтобы кто-нибудь еще так снимал ветер.

    10 из 10

    10 октября 2011 | 10:41

    Раз уж пришлось начать жить и решено продолжить, то уклад жизни — это идея хорошая. Жаль, что не всё, не всегда и не у всех хорошо с исполнением этой идеи… Проклятье! иногда уклад нашей жизни определенно ужасен и мы вместе с ним ужасны настолько, что не в состоянии думать об ужасном.

    Увы, все мы боремся с нуждами по возможности, как случиться, как повезет. В результате сложившийся для нас уклад, так или иначе, а кажется нам нормой, самым приемлемым вариантом, а может даже и — удивительно, но такое бывает! — счастьем, гармонией. Проклятье! иногда мы даже не знаем насколько нам тяжело и как часто плохо, что уж там говорить о понимании причин горестных бедствий.

    Однако, если мы неправильно поняли мир и нашли неправильное решение по поводу действий в нем, эта видимость может быть разрушена реальным положением дел, хотя мы конечно будем цепляться за родное, стараться верить в привычное и действовать по отработанной схеме как можно дольше…

    Увы, рассудок бывает не достаточно адекватен реальности и она, под маской случая, может повергнуть индивида в явное безумие. С другой стороны, чаша упрямства, ментальной слепоты, архаичных автоматизмов тоже может переполниться и опрокинуться казалось бы в самый неожиданный момент.

    Да! насколько бы мы не были дремучи и вульгарны, если реальность не убьет нас одновременно с нашими заблуждениями, тогда нам неизбежно придется задуматься, так сказать, о качестве превосходства наездника над лошадью. А может быть еще и усомниться в превосходстве существования над несуществованием, разве мало на то причин?

    7 из 10

    27 марта 2012 | 21:49

    …«На проклятом острове нет календаря… Там живут несчастные люди-дикари… Вроде не бездельники и могли бы жить»… Если б не знать задорной мелодии этой песенки, то в форме стиха она бы подошла к этому кино как нельзя кстати…

    На самом же деле, кино мудрое, глубокое, иллюстрирующее бесконечную рутину и ритуальность жизни (проснулся, оделся, поел, полежал…) = всё расписано с точностью до шнурков и автоматизма… Полное однообразие, серость, бедность (душевная и материальная), беспросветный мрак и безвыходность сельской жизни — от самого рождения и до ямы 2*1 метр… Безлюдно, что поговорить, повыть, поплакать не с кем… Наверное, смерть — Лучший выход… Ведь, смысл жить, если нет наслаждения, надежд и радостей?? Не сбежишь, не спрячешься… В полном смысле пустыня, без книг, ТВ, элементарного общения, социума, в котором нуждается психически ЗДОРОВЫЙ человек! А в этом фильме герои = аморфные отшельники, которые не стремятся что-то изменить к Лучшему! Забытые Богом, самими собой и друг другом… Декаданс, что можно сдвинуться с ума (от печали, безделья, чёрно-белых тонов, тишины природной и от безмолвия между героями фильма)… Гнетущая атмосфера и музыка в фильме, как реквием…«Штиль… ветер молчит», как в песне группы «Ария».. Вот только в этом кинЕ ветер дует постоянно и со всех сторон…

    С одной стороны, странно, что дочь и отец не разговаривают особо… Но, если задуматься, то о чём вообще можно разговаривать? ведь живут одни, без соседей, образования, нет новостей, праздников, событий… Наверно всё давно друг другу сказали… Поздно что-то менять… а уже и невозможно…

    Бр-р-р… Сумасводящее спокойствие… Зато не мешает шум машин, заводов, городской суеты… Вот только в таких местах нужно отдыхать, а не ВСЮ жизнь жить…… Дни и быт похожи один на другой… Герои будто в осаде, тюрьме своих мыслей и местности, в которой они «обитают»… Как спел И. Тальков «Вы все не живёте… Нельзя это жизнью назвать»…

    Есть фраза в кино «Даже угли потухли»… Тут не об углях надо думать, а об угасающих жизнях… Глушь, тоска, тишина-ааа, как в могиле… А герои, как 2 ходячих трупа, тени… Мертвы при «жизни»… Угли тлеют и то ярче… Иссяк колодец у Героев фильма, а со временем иссякли и они сами… Вянут…

    В-третьих, не понятно, почему дочка работает (одевает отца, носит воду, готовит, ТАСКАЕТ ПОВОЗКУ…), а он не помогает? Он же не лежачий инвалид, а ходит, руки-ноги есть… Патриархат Высшей степени…

    В-четвёртых, хоть я и не кулинар, но кое-что знаю! Оттого и удивляет то, что картошка превосходно приготавливается в НЕ КИПЯЩЕЙ воде… Надо попробовать… Ням…

    С точки зрения оформления фильма: хорошо сочетаются костюмы, антураж каменных жилищ, их внутренний… Мощно подобраны актёры! ВСЕ ТРОЕ… Брутально-морщинистый, бородатый дед (похожий на Будулая), тихоня, безвольная, замухрышка дочка! Радует превосходная игра лошади! Порой даже думается, что это актёр, ну или она цирковая…Это видно её взгляду, шкура как «костюм»… не хочет идти, когда дед её бьёт и пить, когда девушка её поит…

    … Но, несмотря на классно снятый фильм, СЛИШКОМ затянут при отсутствии событий… Подобная проблема и в «Знакомьтесь, Джо Блэк»…

    В целом, стоящая картина! Удачного просмотра, господа киноманы и киноманши…

    5 апреля 2013 | 13:19

    Такая странная, тягучая и атмосферная картина — большая редкость в современном кинематографе. Особенно если учесть сам факт присвоения звания «картины».

    Старый дом из крошащегося камня в низине. Бедный старик и его дочь. Умирающая лошадь и завывающий ветер. Что — то не так. Короед больше не точит дерево. Тревожное ожидание того неназванного явления, которое должно вот-вот произойти, искривив само существование героев…

    Два с половиной часа черно — белой палитры, траурной музыки, прекрасной операторской работы и вареной картошки. Ни о какой динамики не стоит даже заикаться. Если вытерпели «Ностальгию» Тарковского, то переживете и «Туринскую Лошадь», при том, что слово «переживете» вовсе не означает мучительное ожидание финальных титров.

    Здесь ничего не нужно выжидать или ожидать. Надо лишь в самом буквальном смысле отключить мозг и просто созерцать. Смотреть на огонь в печке и улавливать редкие реплики, порой замененные закадровым голосом. И спросить в конце: причем здесь, собственно, Ницше?

    Как звать. Можно позвать на помощь Юнга, и тогда колодец больше не будет колодцем, а цыгане — цыганами. Несчастная лошаденка — вовсе Иисус, принявший смерть на пятый день и вряд ли воскресший на седьмой. Смерть, которую Ницше призирал до того самого момента, как ощутил себя страдающим за все человечество. Несчастной итальянской клячей.

    …Ветер стих, и было слышно, как они едят сырой картофель. У каждого свой крест. У каждого своя Туринская лошадь.

    14 апреля 2015 | 15:06

    После таких фильмов ещё долго возвращаются к реальности. Угнетение, тяжесть и безысходность — фильм дышит этими эмоциями; он пропитан меланхолией насквозь.

    От экрана невозможно оторвать взгляд с первой секунды. Все эпизоды — продолжение мыслей зрителя и толчок к их появлению. Черно-белый поток будничных кадров. Голова наполняется образами и разрывается от упорного «смотри, смотри, как ты жалок». Зритель по собственной воле заходит в тупик, и напоминает ту самую лошадь, которая отказалась идти.

    Все мы — частицы в пылевой бури Вселенной. Ничего значительного не происходит, и произойти не может. Зрителя не интересует, что дальше — но на подсознательном уровне он понимает, что миру тоже. И это, к сожалению, уже не кино. Не все ли равно, что варить на обед, за каким столом сидеть? В этой ленте все показное, ненатуральное, неестественное, и даже Эрика Бок, исполнительница главной роли, ходит «на камеру». А её отцу и до самого себя нет никакого дела — привычка дышать, не более.

    Человечество морально глухо и слепо, мы на все мысленно отвечаем «я не знаю», боясь признать хоть что-то. «Давай спать» — лучшая отговорка, которую мы услышим за два с половиной часа дважды — а это непривычно много, учитывая количество диалогов.

    С каждым днем героям идти все труднее, но ни действия, ни сама их последовательность не меняются. Привычек настолько мало, что они кажутся очень значимыми, а ведь в глазах зрителя это смешно. Камера движется не сверху вниз, и даже не на уровне глаз, а от земли — человек должен быть «велик», как же.

    Зритель смотрит на всё это со стороны и думает: нет, ко мне это не имеет никакого отношения, а ведь одновременно с этим понимает, что в этом заключена главная ошибка.

    Помните историю? Главный герой фильма бил лошадь. Там, за кадром. А сам он кто, чтобы судить? И чего стоит вся его жизнь, от начала до конца? Бела Тарр касается и вопросов религии, рассуждая о делах праведных. Известно, что, когда вокруг пустота, люди обращаются к вере. Но кому рассуждать о праведности? И режиссер показывает зрителю цыган, осушивших колодец, но подаривших случайной встречной Святое Писание.

    Кому-то может показаться, что фильм затянут. Долго? Не интересно? А что же в вашей собственной жизни такого интересного? Можно встать и уйти с любого момента? Правда? И если у вас поднимется рука поставить этот фильм на перемотку, задумайтесь над тем, что с такой же легкостью можно было бы перемотать вашу жизнь.

    Знаете, иногда, чтобы остановиться, нужно гораздо больше сил, чем для того, чтобы продолжать по инерции идти. Лошадь кажется странной людям, привыкшим себя обманывать изо дня в день. У лошади хотя бы есть силы остановиться.

    Что делают герои «Туринской лошади»? Шесть дней Бог создавал мир.

    Изо дня в день они едят картошку, будто бы решают судьбу человечества. А ведь точно так же все мы ведем бессмысленные разговоры о будничном и второстепенном, воображая себя королями планеты.

    Они надевают на себя слой за слоем, прячась, становясь чуть менее уязвимыми, ведь ветер все сильнее.

    Они смотрят в окно — и не делают ни шага, чтобы раскрыть его. Маленькое окно, чтобы следить за миром изнутри, из ограниченной рамки будней.

    На пятый день они переехали, но привезли с собой всё то же самое. Они поменяли место, но не себя. Они остались без воды и света, погрязнув в собственном неведении. Напоследок они говорят: «завтра». Что именно они хотят изменить?

    Люди почему-то думают, что им все позволено. Один из героев скажет: «Мир обесценился. Все, к чему они прикасаются — а они прикасаются ко всему — обесценивается. Прикасаются, добиваются, обесценивают». Но голос разума всегда почти беззвучен, и этот путник уходит, заплатив хозяевам более понятным способом — не знанием, а брошенными на стол деньгами.

    Если бы люди говорили только тогда, когда им есть что сказать, они бы говорили и того меньше. Этот фильм нельзя сократить. Тебя должно начать тошнить от собственной ничтожности.

    Я могу наблюдать за этим фильмом со стороны, но никак не назову любимым. Он сложный и угнетающий своей правдивостью. И все же он единственный в своем роде. Бесспорно.

    1 мая 2012 | 22:36

    Едоки картофеля

    «Но скажите же мне, братья мои: если человечеству недостаёт ещё цели, то, быть может, недостаёт ещё и его самого?» -

    Так говорил Заратустра.


    Уж не знаю на счет всего человечества, но у онтологической притчи «Туринская лошадь» была цель — поставить точку в творчестве венгерского мэтра Белы Тарра, объявившего, что это его последнее кинополотно. Реализация этой цели показалась мне слегка рафинированной и помпезноватой (относительно предыдущих картин) со своей постановочностью и листодувами, однако ничего лучше в этом году я, скорее всего, не увижу. Да что там в этом, с уходом из кино Белы, смертью Ангелопулоса и Гуэрры, деградацией Триера и отсутствием новых имен, «Туринская лошадь» может стать точкой не только в творчестве Белы. Пишу это накануне Канн, и боюсь в случае победы какого-нибудь Ханеке, моя параноидальная мысль обретет более явные очертания. Мы ведь тоже в числе виноватых. Осушили колодец Белы и ушли, посылая вслед проклятия. Вот поэтому всего две копии фильма оказались в России. Жаль в мою деревню они не попали, а ведь в кинотеатре «Туринская лошадь» смотрелась бы превосходно. Тем более, что велика вероятность к пятой склейке остаться в зале в гордом одиночестве. «Кому нужны такие фильмы?»,- спросите вы, «Видимо никому»,- лукаво ответит Бела. Он встанет, отводя взгляд от окна, и уйдет в неизвестном направлении. Но куда? Идти некуда, люди везде одинаковые. Вернуться? Нет уж, когда огонь души художника гаснет, художник умирает. Когда творчество становится необходимостью оно невкусно и холодно. Зато не обжигает. Прямо как жизнь.

    «Я счастлив, когда кто-то мне говорит: «Ваш фильм печален и депрессивен, но он полон энергии и силы, которые сделали меня счастливым». Будь я пессимистом, я бы не снимал кино! Пошел бы и сразу повесился, как должен поступить подлинный пессимист. А я верю, что кто-то пойдет смотреть мой фильм через двадцать или даже пятьдесят лет. Что это, если не оптимизм? Особенно учитывая нынешнее состояние мира… Однако, не собираясь покончить с собой, я вынужден признать, что не удовлетворен ни жизнью, ни миром, ни кинематографом». Так говорил Бела Тарр.

    9 из 10

    19 мая 2012 | 18:56

    Тема конца света, начиная с 1999 года, стала самой актуальной, как в развлекательном, так и в авторском кино. Как только не изгалялись самые разные режиссеры в уничтожении нашей планеты. И метеориты падали и водой затапливало и мертвецы восставшие из могил ее уничтожали. Кажется, что в этой теме поучаствовали все самые именитые киношники от Арнольда Шварцнегера до Ларса Фон Триера. Вот и самый знаменитый венгерский режиссер Бела Тарр тоже скромно взял для своего последнего фильма тему апокалипсиса.

    Фильм «Туринская лошадь» начинается с пролога. 3 января 1889 года Фридрих Ницше выходит из своего дома на улицу и видит, как извозчик жестоко стегает кнутом свою лошадь. Ницше подбегает к лошади обнимает ее и закрывает своим телом. Именно в этот момент он теряет рассудок и оставшиеся 10 лет своей жизни проведет умалишенным. А далее собственно начинается фильм и он совсем не о Ницше, как многие могли бы подумать, а о той самой лошади и ее хозяине. Весь фильм это 6 дней жизни хозяина лошади сразу после случая с Ницше. Это молчаливый, сухорукий старик, который живет в бедной лачуге в месте со своей дочерью. Утором они ходят к колодцу за водой, потом кормят лошадь, вечером едят печеный картофель. А на улице все это время бушует сильнейший ветер и все указывает на то, что дело близится к апокалипсису. Сначала лошадь окончательно отказывается слушаться, потом бесследно исчезает вода из колодца, а в самом конце гаснет свет и все погружается во мрак.

    Судя по этому фильму, кажется, что конец света не такая уж плохая альтернатива той жизни, которую показывает Тарр. Ведь в этой жизни уже давно нет никакого света. Что может быть хуже, чем всю жизнь просыпаться в одной и той же постели и одинаково проводить день за днем. Каждый день видеть один и тот же унылый пейзаж за окном, есть печеный картофель и ни разу за свою жизнь не задуматься о том, зачем ты вообще живешь на этой земле. Конец наступает, когда умирает душа в человеке. Об этом говорит эпизод с зашедшим к ним в гости толстым, лысым дяденькой. Его монолог о том, что все в этом мире обесценилось, производит очень сильное впечатление особенно на фоне почти всего бессловесного фильма. Но кучер с дочкой даже не стали его слушать. Да что там они ведь даже друг с другом то не разговаривают. А еще важно, что замолчал этот дяденька на словах о переменах. Складывается ощущение, что Тарр понимает, что нужно предложить зрителю какой-то выход из мрака, но сам не знает какой.

    Ну конечно тема фильма не нова в истории кинематографа и тут стоит сказать о форме. Еще во время съемок Тарр заявил что «Туринская лошадь» станет его последней картиной. И конечно для него важно было сделать, что-то действительно глобальное. И эта глобальность ощущается здесь с первой до последней минуты. Этот фильм по масштабу я бы сравнил с оперой. Черно-белая картинка, трагическая музыка, свирепствующий ветер за окном, почти полное отсутствие слов. Этот фильм нужно воспринимать целиком, как истинное произведение искусства. Конечно, в идеале именно такое кино нужно смотреть в кинотеатре с полным погружением в происходящее, не на что не отвлекаясь. В домашних же условиях его просто высидеть от начало до конца будет весьма проблематично.

    Мне кажется, все-таки фильм не дотягивает до лучшей картины Тарра «Сатанинское танго» но там и хронометраж был в три раза больше. Но если сравнивать «Туринскую лошадь» с другими фильмами о конце света, то тут Бела Тарр явно в выигрыше. На мой взгляд, ему удалось снять фильм, после просмотра, которого на душе у зрителя остается ощущение настоящего апокалипсиса.

    7 из 10

    24 марта 2013 | 20:04

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>