всё о любом фильме:

Проверка на дорогах

год
страна
слоган-
режиссерАлексей Герман
сценарийЭдуард Володарский, Юрий Герман
директор фильмаВладимир Беспрозванный, Ф. Эскин
операторЯков Склянский
композиторИсаак Шварц
художникВалерий Юркевич
монтажАнна Бабушкина
жанр драма, военный, ... слова
зрители
СССР  9 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время97 мин. / 01:37
Зима 1942 года. В одной из северо-западных областей России, оккупированной фашистами, действует партизанский отряд лейтенанта Ивана Локоткова, в прошлом — сельского милиционера. Отряд кормить нечем: в округе — одни сожженные деревни и каратели.

Командир принимает решение захватить фашистский эшелон с продовольствием на узловой станции, где охраняется каждый метр. Провести операцию берется раскаявшийся полицай Лазарев, которого немцы знают в лицо. Но можно ли ему довериться?..
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по повести Юрия Германа «Операция „С Новым годом!“».
    • Первоначально в роли Лазарева должен был сниматься Владимир Высоцкий.
    • Председатель Госкино СССР Алексей Романов усмотрел в фильме нападки на лучшие образцы советского искусства, посвящённого ВОВ, и позаботился о том, чтобы лента не увидела свет. В результате фильм положили «на полку» на 15 лет.
    • Первоначально фильм был снят под названием «Операция «С Новым годом»».
    • Выпущен на экран только в 1986 году под названием «Проверка на дорогах».
    • На роль Локоткова пробовались Михаил Ульянов, Евгений Евстигнеев, Алексей Глазырин.
    • На роль Петушкова пробовался Михаил Глузский, но потом он отказался от роли, о чём в последствии сожалел.
    • еще 4 факта

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Творческая манера Алексея Германа всегда определялась как документально достоверная, протокольно правдивая, чуть ли не гиперреалистичная. Хотя уже в «Проверке на дорогах», снятой 33-летним режиссёром в качестве первой самостоятельной работы (ведь «Седьмой спутник» был создан совместно с Григорием Ароновым), есть стремление Германа к явно обобщающей и даже символической трактовке событий. Это проявляется, например, в ставшей уже знаменитой сцене с так и не взорванной баржой, где находятся пленные красноармейцы, в эпизоде гибели на железнодорожной станции бывшего полицая Лазарева или в самом финале-эпилоге, где, несмотря на намеренную заземлённость ситуации, всё же есть внутренний пафос в воспевании таких простых солдат и простых людей, как Иван Локотков, которого можно было бы сравнить, допустим, с капитаном Тушиным из «Войны и мира». (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 300 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Этот фильм действительно шедевр. После просмотра я не удивился, почему он был положен на полку до 1986-го года (снят в 1971-м).

    Режиссёр Алексей Герман продемонстрировал не совковую пропаганду, он показал настоящую войну.

    Впервые была так серьезно, без купюр, поднята тема военнопленных в советском кино. Знаете, это определенным образом касается и моей семьи. Моему прадеду просто чудом удалось избежать плена — он сумел убежать, когда немцы вели их колонну раненых. Если бы он попал в нацистский концлагерь, и даже если бы выжил там — не факт, что вы бы сейчас читали мою рецензию. Вы ведь знаете как относились «соколы Сталина» к пленным. Думаю, что на каждой семье война оставила свои черные отпечатки. Раны, которые никогда не перестанут кровоточить.

    С самых первых кадров ленты режиссер берёт прицел на максимальный реализм, который только позволял кинематограф в те времена. Да еще и советский кинематограф.

    Хотелось бы отдельно упомянуть о замечательной игре актеров, особенно В. Заманского, Р. Быкова, О. Борисова и А. Солоницына (хорошо сыграл штабного комиссара, фанатика системы). А также непревзойденную операторскую работу Якова Склянского. Не так часто можно увидеть, чтобы в СССР были просто хорошие операторские планы, не то чтобы какие-то нетривиальные, да еще чтобы камера не дёргалась.

    Это замечательное кино с мощным гуманистическим посылом. Обязательно посмотрите его. Особенно в наше время, когда все эти ужасы уже начинают повторяться…

    16 июля 2014 | 21:56

    «Проверка на дорогах» Алексея Германа достаточно простой по структуре, компактный, четко встроенный по определенной схеме, по словам самого режиссера — антивестерн, но где «не могло быть бутафорских «пиф-паф» и кинотрюков, а должна была быть густая, страшная, странная, во всех мелочах правдивая жизнь», оправдывающий свое название по пунктам, а все происходящее как озвученную тему по нотам — главные три проверки — на автомобильной дороге, железнодорожном полотне и даже водном пути.

    Фильм выделяется эпизодами, где Герман проявил себя как постановщик, способный добиваться нужного ему кинематографического эффекта воздействия на зрителя. Особенно хорошо удались два эмоционально заряженных эпизода проверок, и два эффектных эпизода (выход немецкого отряда из тумана и кадры с русскими пленными на барже). Последняя проверка как кульминация, выполненная, подстать происходящему на экране, филигранно, когда эмоционально подкованному зрителю остается только ощущать на себе спектр чувств высочайшего напряжения вместе с героями.

    Драматургия. В картине о Великой Отечественной — что придумывать велосипед, есть хорошие — братские народы, и плохие — фашисты. Не нужная тогда и не требовавшаяся. Но Герман по-другому не мог. Как художник, как исследователь жизней и судеб, расставил акценты именно на человеке: на тяжких мужских рыданиях, которые вызывает тотальная безысходность и невозможность управлять своей судьбой. Когда после метаний и надежд ожесточаешься и в твердой уверенности, отбросив все лишние сомнения и гнетущие переживания, идешь на самые опасные испытания, пытаясь доказать и оправдать то, что не простится в любом случае.

    Картина больше о людях и их поступках в условиях безвременья, чем о войне как таковой. О войне как поле и возможности для раскрытия дремавших в людях сил и истинных сущностей. О человеке, ставшим поневоле, по стечению обстоятельств, предателем. И главное, этот фатальный путь, эта дорога проверок, на которой герой как кошка теряет было уже обесценившиеся, но с каждым разом все явственнее получающие смысл драгоценные жизни, приближая себя и фильм к логичному завершению.

    - Да, война все перемешала. До войны легко жилось, хорошо, никаких забот. Про себя думал: я сильный, а вышло — наоборот. В лагере только и понял. Поздновато. Понимаете?

    Но тут даже не в силе и смелости дело, а в обстоятельствах, в попадании человека в новую среду, однозначно более жестокую и враждебную. И когда понятно, что последняя надежда на возобновление нормально жизни у тебя уже умирает, остается бросить себя в пучину. Обратной дороги нет, но.. в данный момент тебе доверяют жизни, ты ведешь в тыл к врагу партизан, и спрашивается — чем ты хуже? Ты, живущий, здесь и сейчас, но уже отмеченный печатью позора и смерти. Неужели, почему же нельзя отделаться от прошлого?

    Драма человека, у которого нет пути назад. От этого, кончено, можно и смалодушничать, но не здесь и не сейчас.

    29 сентября 2010 | 16:35

    Со временем, с более близким знакомством складывается впечатление, что и военные ленты Германа — старшего на первый взгляд не слишком-то приятны, но надо и отдать им должное — обладают необычайной степенью воздействия, неизгладимостью в памяти. «Проверка на дорогах» — пример умного, детального, жёсткого и просто серьёзного кино о серьёзных вещах, при том «очеловеченного», жизнелюбивого, лишённого большой части всегдашней для любой военной истории патетики. Сквозь вереницы черно-белых кадров тянется двойственность предательства, откровенность, трагедии выбора в тисках войны, тяжкий поиск «своих» по духу. Сюжеты традиционно откровенны и всех их можно по-своему понять, ведь каждый в этой среде что-то своё утратил.

    Как и в случае «Двадцатью днями без войны» автор отнюдь не выстраивает в кадре всепожирающего левиафана мировой войны. Наоборот, из его незатейливых подробностей, нервных споров, ожидания карателей, воспоминаний и создаётся правда, пустившая крепкие корни в истории народа, пережившего войну. С реальностью, почти лишённой иллюзии виртуозной кинематографии, с почерком документальной действительности. Без очевидности бесстрашных бутафорских героев, с грустной правдой и рождённой тем неведомой гармонией… Потому мне, как зрителю дороги этим вниманием и сложностями выбора сцена воспоминаний взрыва моста, как и бомбёжка из воспоминаний в «Двадцати днях..»… И даже глядя на эти неисповедимые пути, заснеженные дороги, на уходящий немецкий эшелон, танковые колонны, прощение и прощание хочется верить, что судьба и даже бессмертие не предрешается долей случайности. Война вернулась в Берлин может уже не на плечах этих людей, но плодом их усилий и воли в том числе.

    8,5 из 10

    7 декабря 2012 | 19:25

    Алексей Герман уникальное явление для мирового кинематографа. Сложно сказать, найдется ли еще в мировой истории режиссер, который в условиях прохладного отношения к нему тоталитарного строя неизменно создавал кино высочайшего мирового уровня. На Западе любят диссидентов, к которым Алексей Юрьевич никогда не принадлежал, но его картины своей честностью и человечностью заставляли ощущать дискомфорт местных чиновников. И даже через двадцать лет после распада советского государства имя Германа так и не стало хорошо известным ни в мировом сообществе, ни не получило должного почета на постсоветском пространстве.

    «Проверку на дорогах» принято считать одной из самых значительных жертв советской киноцензуры, запретившей ленту на полтора десятка лет. Режиссер утверждает, что запрет ленты был определенным творческим пиком и непрямым признанием заслуг. Отправка фильма на полку, вопреки существующим стереотипам, не была повсеместной практикой, чаще для неформатного фильма «выделяли» опытного и политически благонадежного режиссера, который с помощью цензурных ножниц в катушках целлулоида творил идеологические чудеса. В ситуации с первой самостоятельной картиной Германа сделать это было попросту невозможно, ведь фильм не просто отступал от канонов героических военных лент, он от начала и до конца был пропитан своеобразной атмосферой, справиться с которой не могли бы даже талантливые советские монтажеры.

    Сюжет картины довольно прост: партизанскому отряду сдается бывший сержант Красной армии Лазарев, попавший в плен к немцам и согласившийся на сотрудничество. Дважды плененного и дважды предателя Лазарева, которого никто даже имени не спрашивает, от немедленного расстрела спасает командир отряда Локотков. Он считает, что рубить сплеча даже на войне не выход и пытается по-человечески разобраться в поступках однажды оступившегося бывшего таксиста, желающего искупить вину за то, что однажды предпочел смерти жизнь.

    «Проверка…» вовсе не развенчивает миф про подвиги советских людей на войне и отнюдь не принижает значимость партизанского движения, режиссер просто допускает серый взгляд на методически выстраиваемую черно-белую историю советских учебников и военных фильмов. Преобладающий в ленте гуманистический посыл стал главным камнем преткновения не только на этапе утверждения фильма, но и сутью центрального конфликта фильма, разворачивающегося между мудрым и простым командиром, по-отечески управляющим своим отрядом (великолепная роль Ролана Быкова) и настоящим чекистом Петушковым (как всегда безукоризненная игра Анатолия Солоницына).

    Это фильм не о своих среди чужих и чужих среди своих, он, прежде всего, о столкновении систем ценностей, где насажденному сверху партийно-героическому формализму противопоставляют общечеловеческие ценности. Предавший однажды не имеет права на снисхождение, считает герой Солоницына, тогда как бывший участковый Локотков даже на войне сумел сохранить уважение к человеческой жизни и чувство юмора, а поэтому в минуты покоя вспоминает мирное время и травит сослуживцам анекдоты про Гитлера.

    Скупые визуальные приемы только подчеркивают суровую экранную действительность, а режиссер полностью сосредотачивается на собственных героях, которым откровенно сочувствует. Удерживаясь от сантиментов, он дает емкую характеристику каждому из героев и предателей поневоле, статус которых определил не моральный выбор, а лишь цепочка случайностей. Рисованные грубыми мазками художника бойцы в бытовых ординарных ситуациях вызывают больше зрительского сострадания и участия, чем специально помещенные в героический фон персонажи официальной кинодоктрины, сочувствовать и восхищаться которыми надо по определению.

    Дегероизируя войну, Герман создает наиболее справедливый ее портрет, выводя на первый план коллективный образ бойца, которого обошли большие подвиги и звон медалей. Того, которому даже на фоне победного шествия по Берлину отведено скромное место в сторонке. Того, который без выходных сражался с фронтовой рутиной сначала за собственную совесть, а только потом уже за Красную армию и товарища Сталина.

    27 марта 2012 | 17:30

    Лучшая военная драма отечественного кинематографа. Просто великолепный актёрский состав! Фильм чёрно-белый, но от этого он ещё более выигрывает в историческом плане. Прекрасно переданы образы людей по разным обстоятельствам оказавшимся в партизанском отряде.

    Картина 15 лет лежала «на полке». Была разрешена к показу только в годы Горбачёвской «Перестройки». Очень жаль, что мало кто видел этот настоящий шедевр…

    25 октября 2006 | 16:14

    Картина «Проверка на дорогах» Алексея Германа, совсем непохожа на большинство советских фильмов о войне. Дело не в том, что они плохи, нет совсем даже наоборот, просто фильм Германа именно другой. С первого раза понять, прочувствовать, и как следствие по достоинству оценить его очень сложно. Труднее всего прочувствовать его. Если после фильма «А зори здесь тихие» Ростоцкого или «Звезда» Иванова, зритель заливается слезами, испытывает очень сильное эмоциональное напряжение, то после ленты Германа не выступают слезы, но возникает смешанное сложное, тянущее ощущение. Ощущение, заставляющие пересмотреть картину еще раз.

    Что же такого магического в ленте Германа? Гениальность в совершенной, безукоризненной целостности. Стилистика изображения, и даже монтажа, полностью совпадает со стилистикой драматургии фильма. Кино Германа — «суровая проза», главный критерий в нем — жизненность. Зритель буквально чувствует неприкаянный холодный ветер. Именно свист ветра, а не музыка, сопровождает развитие событий. Единственная музыкальная вставка — небезупречная, жизненная игра оркестра, в самом конце фильма. Нет музыки во время катарсиса — смерти Лазарева, нет музыки во время воспоминаний Локоткова, во время ностальгии Петушкова. Нет на войне музыки.

    Сценарий для фильма, написан Алексеем Германом по мотивам произведения его отца Юрия Германа. Алексей Герман развил сюжет своего отца, превратил его в пронзительную трагедию. Во многих рецензиях на этот фильм я встречала мысль о том, что конфликт картины заключается в противостоянии Локоткова и Петушкова, в «казнить нельзя помиловать». Но не в конфликт ли с судьбой вступает Лазарев пытаясь избежать смерти сражаясь за родину, и не силы ли судьбы одерживают над ним верх, заставляя умереть отстреливаясь от войск вермахта?

    По-моему, основной конфликт фильма состоит не в «правильном» и «неправильном» отношении к власовцам, перебежчикам, предателям, основной конфликт трагедийный, конфликт между сильным человеком и роком, который все-равно сильнее всего. Смерть Лазарева снята сурово, жестоко. Темная фигура, пробежав несколько метров падает на ослепительно белый снег.

    Но в фильме Германа суров каждый кадр, от первого до последнего. Цветовое решение, отсутствие мелодраматических ноток в сюжете и изображении, «сдержанная» но невероятно глубокая игра актеров, монтаж создающий ощущение панорамы, все это неразрывно связано друг с другом.

    Именно эта неразрывная связь и лежит в основе механизма гениальности Германа.

    3 мая 2009 | 01:20

    «Драпали…», — так с горечью говорила мне бабушка, проведшая в немецкой оккупации два года своего отрочества, о хаотичном, стыдливо паникёрском отступлении советских защитников в первые лета беспощадного урагана Великой Отечественной, захлестнувшего социалистическую империю. Описывала в красках ту тупую безысходную боль, то немое отчаяние в глазах и отчетливое вымученное выражение собственного позора, которые заволакивали лица двадцатилетних пацанов и сорокалетних мужей, облачённых в красноармейские пыльные лохмотья с потускневшими звёздочками и облинявшими узорами на погонах. Беззвучный вопль и едва сдерживаемый вой на рок, врага и начальство, прозевавшее напасть, читались на потускневших от уныния серых человечьих ликах. Когда она живо вспоминала эти чудовищные дни — с трудом пытался воссоздать, понять, представить себе пугающе беспросветное духовное наваждение, в которое погрузился советский фронтовик времен катастрофы нацистского блицкрига. Естественно — ничего не получалось за малостью лет, ничтожностью опыта и отсутствием зримых образов. Позже во многом благодаря Ремарку, Хемингуэю, Васильеву и Гроссману понимание пришло, но истинное озарение, близкое к культурному шоку, ощутил только после просмотра «Проверки на дорогах».

    Военные драмы, как в отечественной, так и в международной кинематографической традиции, можно условно поделить на три подгруппы: пафосно-героическая патриотка с неизменным сгущением красок над образом противника и лаковым снежно-бархатным покрытием «наших»; экранные размышления о бессмысленности и безумстве марсовых пирищ, противоестественных природе человека и гармонии бытия, обрамлённые неизменным рефреном — не для того нам Господь жизнь даровал; mixed-салат из морального порицания ратного насилия, бытописания военного времени и самоочевидных идей о солдатском долге, бесценности человеческой жизни, офицерской чести и т. д. К слову, последних — большинство. Германовское полотно объективно выпадает из вышеприведенной упрощённой классификации уже тем, что не заигрывает с приторным ура-отчизнолюбием, не потворствует лапидарным клише — борьбы между тотально правыми и повально виноватыми, не пускается в самозабвенные и категоричные рассуждения о могучии защитника Родины, вероломстве басурман и «грозности дубины народной войны». «Проверка на дорогах» как единичное в своём роде творческое извержение неформатного и запредельно далёкого от массовой аудитории доморощенного киномыслителя извлекает из недр полузабытья и выносит на суд просвещённой публики обойдённую вниманием западными художниками и табуированную для советского кино дилемму: может ли быть оправданно, понято и прощено предательство?

    Эта логическая конструкция, на первый взгляд, однозначно разрешаемая непреклонным отрицательным восклицанием, у Германа сплетается в клубок титановых струн морально-волевого и этического выбора, эмоционально-поведенческой непредсказуемости разумного существа перед угрозой расставания с собственной жизнью, примата ситуации над свободой поступка и личного жребия человека, брошенного вслепую кем-то неведомым. Тут же мастеровито и лаконично отдельной зазубриной высекается сопутствующий вопрос: «А судьи кто?». Из, казалось бы, витиеватой и лабиринтной схемы образуется многогранная и одновременно цельная фабула германовской «лебединой песни», которая вольно ли или ненароком проливает свет фактически на всё скопище вековечных вопрошаний о судьбе, душе, боге, менталитете, режиме, законе, справедливости, народе и глубинной потаённой роли всей этой махровой ядерной смеси в нашей выстраданной победе.

    Благодаря скрупулёзно отполированному до мельчайших деталей режиссёрскому стилю разворачивания сценарного материала и применения изобразительных средств создается резонирующий литографический оттиск военных будней, потрясающий живостью ролей и фирменным гиперреализмом Германа, которые буквально посекундно доводят до нас мысль за мыслью из потока режиссерского сознания. Вглядываться в это безбрежное течение идейных посылов тем интересней, чем ближе повествование подбирается к кульминационным точкам, плавно расставляя акценты и проводя сюжетные нити. Мерно развиваясь более половины отведённого хронометража как среднестатистическая советская военная киноповесть, история после идеально исполненного эпизода с баржей, заполненной русскими пленными, обретает совсем иную сущностную подоплёку и бесповоротно облачается в философские одежды. В последующие минуты ощущаешь на себе сход лавины смыслов, которая до основания потрясает весь фундамент устоявшихся воззрений на генезис крахов и триумфов «священной войны».

    Не все являются рафинированными героями без страха и упрёка. Далеко не каждый способен броситься на амбразуру или пойти на таран. Это удел моральных титанов, которые на войне, увы, умирают первыми. Малодушие и страх смерти чаще возобладают над достоинством и долгом. Война — это не рыцарский турнир и не поединок чести. Это мучительное нравственное истязание, ломающее об колено человеческие судьбы. «Имеет человек право один раз сначала начать, если с первого раза — жизнь осечку дала?». Политкомиссар, представитель власти Петушков отвечает на этот вопрос уверенно и безапелляционно: пленный равно предатель; пленный, надевший немецкую форму, равно предатель вдвойне, и его уничтожение есть необходимое благо. Лидер партизанского отряда Локотков на интуитивном уровне чувствует людей и видит без лупы, что человек — не винтик и не гвоздь. И мотивы его поступков не всегда столь очевидны, каковыми их желает видеть власть. Человек — это микрокосм, в котором кипит и борется множество тонких чувств, эмоций и умонастроений. И если тот, кто предал, сломался, отчаялся, струсил, осрамился перед страной и людьми способен прочувствовать свой позор, устыдиться и внутренне обозлиться на себя самого — он не изменник и не иуда — он сможет переродиться и воскреснуть.

    Эшелоны советских воинов маршируют по озаряемой ласковым светом европейской улице в строгом направлении на запад. Играет «Славянка», пробирая до мурашек. Из окон домов то и дело выставляются белые флаги. На лицах и в мимике воителей — молчаливая уверенность, твердая просветлённая убеждённость в скором завершении военной вакханалии. Глаза горят искрами неустрашимости и непоколебимой решимости в том, что со дня на день с врагом будет покончено раз и навсегда. Во взглядах читается блеск победителей. И ничего в этих лицах не заставит поверить, что ровно те же солдаты были на грани умопомрачения от душевных мук, гибельного унижения и чудовищного провала времен начала нацистского вторжения. Именно на этом духовном парадоксе выстроен шедевр Алексея Юрьевича Германа: доведённые до отчаяния, стоящие у края бездны, находящиеся в шаге от пропасти — мы обретаем точку равновесия, преодолеваем собственные колебания, собираем волю в узду, рвёмся изо всех сил и… побеждаем. Эффект русской пружины.

    1 февраля 2012 | 11:53

    Война сама по себе не стоит, чтобы снимать про неё фильм. Ни один хороший военный фильм не снят о войне. Война хороша тем, что даёт проявиться человеческим качествам, которые «дремлют» в мирной жизни. Любой человек, и друг и враг, познаётся в беде. В войне.

    Поэтому экстремальные условия в полной мере дают развернуться драме. На фронте все равны. Здесь нет богатых и бедных. И каждый человек как на ладони.

    В фильме «Проверка на дорогах» разворачивается самая настоящая, неподдельная драма. И речь здесь не о лидерстве, как это часто бывает в мужском коллективе, а о истинной чести и любви к Родине. Эта драма показана Германом с удивительной честностью, без громких слов и без капли ложного пафоса. Это один из лучших фильмов… нет, не о войне, а о человеке на войне. Просто о человеке.

    18 июня 2008 | 13:56

    К своему огромному стыду, это первая картина Алексея Германа в роли режиссера, которую я увидел. Я уже очень давно собирался ознакомиться с творчеством этого знаменитейшего советского режиссера. И вот, так случилось, что мне под руку попалась его вторая картина под названием «Проверка на дорогах».

    Я прекрасно понимаю, что сейчас в моё сторону полетят вихри оскорблений и тезисов о том, что я ничего не понимаю в кинематографе, но скажу прямо — от этой картины я ожидал большего.

    Я не говорю, что фильм мне не понравился. Это очень хороший, тяжелый, правдивый (из-за чего, наверное, лента и пролежала на полке пятнадцать лет) фильм о войне, который несомненно остаётся в памяти. Однако, я не увидел в этой картине ничего, что действительно чем-то сильно отличало эту ленту от других картин про Вторую Мировую Войну.

    Безусловно, нельзя не упомянуть прекрасную игру таких актёров, как Ролан Быков, Анатолий Солоницын, Владимир Заманский. Их замечательные образы, воплощенные на экране, в очередной раз доказывают, насколько сильна была советская актёрская школа.

    Этот фильм безусловно имеет значение. И, в первую очередь, в историческом смысле. В смысле истории советского кино. Однако, я видел и более хорошие фильмы про войну.

    2 октября 2015 | 21:57

    «- Погибнуть тебе нельзя. Пропасть без вести тебе тоже нельзя. Тебе нужно эшелон с продовольствием пригнать. И чтоб это другие подтвердить смогли…» (с)

    Пожалуй один из самых тяжёлых и правдивых фильмов о Великой Отечественной войне. Рядом с ним меркнет реалистичный «Иди и Смотри». Даже безупречные «Двадцать Дней Без Войны» того же Германа в сравнении с запрещёнными в своё время «Проверками…» отходят на второй план… Фильм совершенно заслуженно входит в различные списки «лучших», в том числе находится среди рекомендованных ВГИКом. Попавший после премьеры на «полку», ставший знаменитым в кинематографических кругах ещё до своего представления широкому зрителю, а после выхода на экраны моментально ставший классикой отечественного кино, этот чёрно — белый шедевр Алексея Германа показывает настоящую, не киношную войну. Не удивительно, что тогда его запретили — фильм снят без чёткого деления на «хороших» и «плохих», демонстрирует страшные первые годы войны через призму растерянных, испуганных русских людей с покалеченными судьбами. Сценарий насыщен оттенками серого — все герои неоднозначны: вроде неприятные люди совершают самоотверженные поступки, а те кого жалеешь в виду определённых причин — в итоге оказываются настоящими мерзавцами. Показан быт людей живущих на оккупированных врагом территориях, суровая и тяжёлая лесная жизнь партизан, геройство и самоотверженность самых разных людей, которое увы некому оценить, ибо местные бояться вылазок своих, так как сразу после партизанских набегов к ним приходят немецкие каратели. Среди последних есть и предатели — русские которые перешли на сторону врага за то, что бы продлить своё существование. Сытые, откормленные, прекрасно вооружённые и экипированные немцы, и наши голодные, страдающие от холода и перебивающиеся без толкового снаряжения партизаны. Отряд набранный из бывших офицеров и рядовых, чьи части погибли или попали в плен, а так же из тех, кто в определённый момент струсил и перешёл к врагу, но после решил вернутся к своим, что бы сражаться за свою Родину…Сильное, правдивое и непревзойдённое по реалистичности полотно о Великой Отечественной войне. Совершенно лишённое пафоса и затёртых штампов и клише военного кино. Совсем не «патриотическое», в прямом понимании этого определения, но вызывающее боль вперемешку с гордостью за свою отчизну, и всех тех безвестных героях, которые как Локотков сражались, трудились и переносили немыслимые тяготы на своих плечах во имя этой Великой Победы. Ведь для того, что бы победить мало умереть, надо жить и выживать вопреки всему, надо самому убивать врага и идти вперёд. А это гораздо труднее мгновенной смерти: не погибать ради победы, а ради победы жить…

    Сценарий картины написан одним из лучших отечественных сценаристов — Эдуардом Володарским, по военной прозе отца режиссёра — советского писателя — фронтовика Юрия Германа. На основе творчества своего отца Алексей Юрьевич в последствии снимет прославившего его «Лапшина…» (кстати, так же запрещённого и вышедшего на экраны в первый год Перестройки). Поскольку «Лапшин…» был первым выпущен в свет, он стал первым фильмом, который явил зрителям творчество Германа и его неповторимый стиль и манеру съёмки, максимально приближённую к реальности. Хотя стиль и манера были найдены автором ещё в «Двадцати Днях…», впрочем там они были не столь ярко выражены. А вот в его первом самостоятельном фильме (до этого он совместно с Григорием Ароновым экранизировал «Седьмого Спутника») подобных режиссёрских находок и экспериментов было больше. В частности операторская работа потрясает своей органичностью, трудно представить где именно находится сам оператор со своей громоздской аппаратурой! Если учесть тот факт, что картина вообще снималась на паршивую советскую киноплёнку «Свема», то оператору — просто цены нет! Странно, что в послужном списке у Якова Склянского всего одна достойная работа и сплошные короткометражки, под конец карьеры вообще оказавшийся американский треш. Осветители, художники, мастера по гриму и постановщики декораций, совместными усилиями создали атмосферу первых месяцев Великой Отечественной войны настолько скрупулёзно, что даже сегодня, располагая значительно более богатыми средствами, современные режиссёры практически не могут этого повторить. Некоторые маститые творцы ищут свой стиль, кто то может снять хорошее кино о войне, кто то нет — но снять как Герман не под силу некому из них. Осознавая это, тем более сложно поверить в то, что снимал «Проверки на Дорогах» совсем не мэтр, а вчерашний дебютант — молодой, только начинающий свой непростой путь в кино режиссёр…

    Сюжет повествует о том, как в начале зимы 41 — ого, из окружения выходил отряд партизан. К ним примкнул сдавшийся сержант Лазарев — одетый в немецкую форму, запутавшийся и давший в важный момент слабину человек, до войны работавший простым таксистом. Майор Петушков сперва хотел его расстрелять, но на счастье командовал отрядом не он, а бывший участковый — капитан Локотков. Который смог отстоять Лазарева, и после проверки оного — принял в свой отряд, взяв на опасную и чрезвычайно важную операцию — угон продовольственного эшелона с территории противника. Благо Лазарев как раз служил немцам в тех местах, он может помочь группе диверсантов проникнуть на хорошо охраняемый вокзал… В сюжете нашлось место и для конфликта, и для нравственных терзаний сломленной личности, и много для чего ещё. Чувствуется, что Герман адаптировал текст Володарского под себя. Диалоги героев произносятся словно в жизни (люди перебивают друг — друга, пока говорят одни на заднем плане разговаривают о чём то своём другие), много в скользь брошенных фраз и нечего не значащих речей эпизодических персонажей, обрывки песен, насвистывания и какие то бормотания проходящих перед камерой второстепенных героев. Всё это будет утрированно и возведено в абсолют в другом шедевре мастера — фантасмагорическом ужастике о финале Сталинской эпохи «Хрусталёв, Машину!». Правда там перегибы с фоновым «наполнением» пошли в ущерб для сюжетного восприятия рассказываемой истории. В «Проверках…» имеется баланс между стилем и содержанием, поэтому сюжет прост и даже линеен…

    Запоминается спор Петушкова (Анатолий Солоницын) и Локоткова (Ролан Быков) по поводу расстрела Лазарева (Владимир Заманский). Прав майор — он предатель, служил немцам, в то время как тысячи других, среди которых был и его сын — лётчик, на его месте предпочли пленению геройскую гибель. Но прав и капитан — Лазарев не совершал на службе фрицев не каких преступлений против советского народа, и сам сдался, пришёл к ним в отряд; стало быть осознаёт свою вину перед Родиной и готов кровью смыть свою ошибку. Поэтому ему следует дать второй шанс, а уже потом судить, если тот не сдержит данного слова…Невероятно мощный актёрский ансамбль, много выпуклых и запоминающихся персонажей, крайне драматичная история и заставляющий пустить скупую, мужскую слезу финал. Однозначно:

    10 из 10

    8 мая 2015 | 02:27

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>