всё о любом фильме:

Иван Грозный

год
страна
слоган-
режиссерСергей Эйзенштейн
сценарийСергей Эйзенштейн
операторАндрей Москвин, Эдуард Тиссэ, Виктор Домбровский
композиторСергей Прокофьев
художникИосиф Шпинель, Лидия Наумова
жанр драма, биография, история, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
время95 мин. / 01:35
Это фильм о человеке, который в XVI столетии впервые объединил нашу страну и из отдельных разобщенных и своекорыстных княжеств создал единое мощное государство, о государе, впервые возложившем на себя венец Царя Всея Руси, об одной из самых сложных, мощных и противоречивых личностей, — о царе Иоанне Васильевиче, вошедшем в историю под именем Грозный.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
15 + 0 = 15
8.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • За первую серию режиссёр и съёмочная группа получили Сталинскую премию; вторая серия была запрещена.
    • Третья серия фильма существует только в сценарии, в подготовительных рисунках, в рабочих записях и нескольких запечатлённых на плёнку фрагментах. Из-за запрета второй части, работы над фильмом были прекращены.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Под конец Великой Отечественной войны, выдающийся российский(советский) режиссёр Сергей Эйзенштейн снимает фильм о величайшем царе Иване Грозном.

    Сергей Эйзенштейн, подаривший нам такой шедевр как: «Броненосец Потёмкин», всегда в приоритете держал фильмы, доносящие до народа суть, которую они первоначально из других источников по-другому восприняли. Интерперетации режиссёра, которые он вносил в легендарные истории, всегда были чётко обоснованы. Еще в довоенные времена, а именно в 1938 году режиссёр снимает фильм о великом полководце Александре Невском. Из истории мы помним его подвиги, из литературы мы помним стих «О Ледовом побоище», а в фильме Эйзенштейна мы видим Невского во всей красе, мы видим его характер и обдумывание стратег и тактики и ещё больше начинаем восхищаться этим и без того великим воином. Само собой Истрия не всегда может быть той, кой является. И то, что до нас дошло из летописей и баллад не всегда могут быть стопроцентно правдивыми; без сомнения отблески гротеска присутствуют во всех легендах, которые мы изучаем учебниках истории. Но каким бы там ни было это все равно очень занятная почва, на которой пишутся книги, ставятся спектакли и в конечном этапе снимаются фильмы. Один из которых мы сейчас будем обсуждать.

    Фильм, а точнее дилогия «Иван Грозный» очень незауряден. Из этих двух серии, мы поговорим только о первой. Режиссер ставит перед собой задачу-максимально передать атмосферу 14 века на пленку в 20 век. Но лично я не совсем согласен, что это ему удалось. На мой скромный взгляд, фильм представляет собой съёмку театральной постановки, возможно этого и хотел великий режиссёр, но честно говоря мне этот стиль не особо понравился. Хочу заметить, что актёры бесподобны, проделанная ими работа не оставляет зрителя оставаться равнодушным. Перевоплощение Николая Черкасова из Александра Невского в Ивана Васильевича прошло очень даже успешно. Актеру хорошо удалось найти тот образ царя, который изначально ставил Эйзенштейн. То есть царь-не жестокий и кровожадный монарх, а думающий и справедливый. Но стоит заметить, что это пока что изначально, на первом этапе его царствования. Сюжет первой серии про великого царя о том, как царю приходилось терпеть предательства, наезды бояр, а также победа над Казанью.

    Царь выступает перед нами как патриот, чьё желание вернуть былые владения великой Руси. Но саму одержимость этой мыслью режиссёр не затрагивает. Хотелось бы кое-что ещё обсудить, но в этом случае будут спойлеры, поэтому не будем трогать. Возможно следует смотреть и вторую часть, дабы объявит вердикт. Как говорится:" История весьма сомнительна» и что-то предъявить великому мастеру будет не совсем обоснованно.

    Поэтому лучше обсудить сам фильм. Что касается операторской работы. Фильм снят потрясно. Верный соратник Сергея Эйзенштейна-оператор Эдуард Тиссэ навсегда войдёт в историю и будет считаться величайшем мастером своего дело. Этот оператор снимал для Эйзенштейна все его великие творения. Больше всего понравились крупные планы, они в фильме играют очень большую роль. Мимика, эмоции каждого героя картины о многом говорят. Так же понравилась очень плавная съёмка, несмотря на то, что фильм был снят 70 лет назад. Это говорит о невероятном таланте и старание очень сильного оператора. Монтаж тоже радует. Все 135 минут склеены несомненно хорошо. Хотя в те времена это было очень сложно.

    Ну и напоследок хочется сказать, что фильм «Иван Грозный» снят очень качественно, но в список лучших фильмов 20 века в советском кинематографе я бы его не занёс. Как я уже сказал, закос под театр портит атмосферу. Но вторую часть надо смотреть обязательно.

    15 декабря 2015 | 21:58

    Действие первой части фильма Эйзенштейна разворачивается в период с 1547 по 1564 годы. Естественно, в такой промежуток времени произошло множество событий, которых очень трудно уместить в полтора часа, но создатели «Ивана Грозного» попытались это сделать. Неудивительно, что сие вышло у них не самым лучшим образом. Во-первых, многое осталось за кадром. Так в фильме практически полностью отсутствуют такие значимые фигуры того времени, как духовник царя поп Сильвестр, Алексей Адашев и митрополит Макарий. Во-вторых, появилось большое количество хронологических несоответствий с реальными событиями. К примеру, по сюжету данной кинокартины выходит, что царица Анастасия Романовна умерла в 1564 году, сразу после побега Кубского в Литву. На самом деле первая жена Ивана Грозного ушла из жизни на четыре года раньше, в году 1560.

    К тому же, в фильме вообще не должен был присутствовать Малюта Скуратов. Сей товарищ стал «оком государевым» только во второй половине 1560-х. Кстати, Малюту почему-то сделали по происхождению простым мужиком, хотя он в действительности происходил из дворянской семьи. Подобным же образом «понизили» Алексея и Федора Басмановых. В реальности они оба являлись представителями знатного боярского рода, тогда как в фильме эти опричники превратились в обычных дворян.

    Ну а сам фильм, несмотря на все ляпы, неплох. Посмотреть стоит.

    28 мая 2013 | 16:05

    Мысленно готов к расстрелу, так как покушаюсь на святыню от советского кинематографа. Пристегните ремни, конформисты-империалисты, кто не спрятался, я не виноват!

    Первая часть фильма сделана под Иосифа Виссарионовича, я представляю как он покрякивал от удовольствия, разглядывая карикатурных послов и персонажа Павла Кадочникова в слащавом гриме! Видимо макияжное ружье было изобретено в СССР задолго до Гомера Симпсона. Правда говорят, что Коба утверждал чуть-ли не каждую правку к сценарию, с таким продюсером особенно не поспоришь. Сказано-сделано!

    Фильм просто ломится от клюквы, а о исторических несоответствиях даже говорить неприлично. Сплошное фэнтези. Кому интересны подробности, прочитайте рецензию Добужинского. Особенно хочется отметить Малюту Скуратова, который получился прям ландыш серебристый! Привет НКВД! А уж как я хохотал, когда Ефросинья Старицкая ввалилась в палаты с криком: «Колычева взяли»! Ну достоверно же, черт подери!

    Актеры крутые, но зачем их загнали в такие ходульно-фальшивые рамки с деланными паузами и выпученными глазами? Совершенно непонятно зачем эти угловатые позы Ивана Грозного и хронический профиль? Зачем такой акцент на бороде? Ностальгия по Ильичу? Может в ней скрывается сила русская, как у Самсона в кудрях? Теряюсь в догадках. На ум приходит Старик Хотабыч и Троцкий, но не будем углубляться в дебри аллюзий.

    Основная часть съемок проходит в каких-то катакомбах без окон, при этом на стенах все время двухметровые тени, а в кадре пару канделябров на три свечи. Вот незадача. И если Лунгин перебрал с пытками, Эйзенштейн заигрался с тенями. Целесообразность искажения икон остается под вопросом как и гротескная театральщина под лубочным соусом, который лезет из всех щелей, как мишкина каша. Здесь кто-то восхищался массовками, ну так «Триумф воли» вышел еще в 1935 году, вот там массовки, а здесь сплошная статика.

    Вторая часть, она же цыганская, смешала в кучу все: оперу, балет, цвет и ч/б, песни и пляски, смех и грех. Рискну предположить, что Эйзенштейн, осознав эффект воздействия первой части на вождя народов, начал немножко понимать всю серьезность проблемы. Поэтому вторая часть госприемку не прошла, Сталин посчитал, что Иван Грозный получился унизительно похожим на Гамлета (surprise!), а опричнина на ку-клукс-клан (снова привет НКВД и товарищу Берии!).

    Фильм любопытный, но лишь как экспонат кунсткамеры времен беспробудного сталинизма. Конечно нужно сделать скидку на военное время, но заявлять, что это шедевр? Увольте! Что касается международного признания тех времен, то интерес к фильму иностранцев мне представляется таким же как к нетрезвому медведю на велосипеде «Орленок» c одной педалью.

    Третью часть Эйзенштейн снять не успел. История продолжается.

    24 апреля 2016 | 02:19

    Интересный фильм, спасибо.

    Но надо знать следующее: как совершенно верно выразился независимый историк Мурад Аджи об Иване Грозном: «его сделали монстром (романовы-иезуиты в своем «курсе истории») чтобы пугать им мусульман».

    Нелишне добавить к этому — и Земляков остальных вероисповеданий тоже, включая русских, романовы и их последы-западники неустанно пугали и продолжают пугать «злодеем-параноиком Иваном Грозным».

    Ну а Россия, согласно логике их «единственно верного прозападного учения», получается, «детище» оного «монстра», а русские и прочие Земляки — чудом выжившие потомки перепуганных «террором царя-злодея» «холопов без генофонда». Ибо Иван Грозный еще, согласно тезисам той же прозападной «науки истории», еще и «генофонд русского народа уничтожил» (надо полагать, не говоря уж об остальных народах-Земляках).

    Увы, эти постулаты крестоносцев-иезуитов, сочинявших нам «научну историю», нашли свое отражение и в нынешней офиц. истории.

    Посему, стоит сказать здесь, что множество нелепых утверждений официальной «Казанской истории» (сочиненной романовскими идеологами-пропагандистами именно как «стандарт по русско-татарским отношениям в истории с 13-го по 16 века»), торчат как шила из мешка и портят им весь хитросплетенный кровавый сюжет.

    Например, одно государство ("русское») воюющее уже пару сотен лет с другим ("татарским»), строит в глубоком тылу противника (прямо возле его столицы!) крепость — «базу для завоевания». А эти татары, будучи «злейшими врагами русских», преспокойно наблюдают сие строительство — понятно, что не в глуши строилась та крепость. Ну, там еще много смешных нелепостей.

    И множество фактов из историографии, скрываемых от нас доныне, в корне противоречат как сей «казанской истории» так и вообще курсу истории Романовых «о вековечной вражде» татар в отношении русских и прочих народов-Земляков. А источники, сведения из коих приводятся в подтверждение сей «исконной вражды», были «переписаны» (верней, написаны-изготовлены) именно с середины 17-го века и позднее, не ранее. А «подлинников не сохранилось» — объясняют нам офиц. историки.

    Надо сказать, много мифов курса офиц. истории, доставшегося нам от романовых-западников, уже развеяно, и выяснено, для чего и кто их сочиняли.

    Так и с «Казанской историей»: как совершенно верно заметил независимый историк-тюрколог Мурад Аджи, «Иван Грозный не брал Казань — спокойно, спокойно, это так, — он был для этого слишком слаб и беспомощен, более того, у него не было войска!».

    Это высказывание Мурада Аджи полностью обосновано в книгах другого независимого историка, Г. Еникеева: «По следам черной легенды» и «Великая Орда: друзья, враги и наследники», а также в книге «Наследие татар».

    Или вот о подданстве «татар, завоеванных русскими в 16 веке»: по свидетельству английского посла Д. Флетчера, «московские правители платят татарским дивей-мурзам ежегодную дань, за что они участвуют и на договорных условиях в войнах Московии на Западе, а татары считают своими и те земли, которые лежат западнее их страны, включая Москву» — у англичанина речь идет о конце 16-го — начале 17-го веков, и именно о татарах Московии, Поволжья и Урала.

    А до того еще тот же «Иван Грозный» повелевал своим подчиненным (рязанским, суздальским и др.) князьям «платить выход (дань) в татарские просторы, как наш предок Иван III завещал» — об этом свидетельствуют дошедшие до нас документы московского государства (см. подробнее в книгах «Великая Орда: друзья, враги и наследники: Московско-татарская коалиция, XIV-XVI вв.)" и «Наследие татар» (автор книг историк-гумилевец Г. Р. Еникеев).

    Так что западники лишились, наряду с черной легендой «о татарском нашествии и иге», основного мифа официстории, сочиненного для противопоставления татар народам-землякам, и который изображал татар «врагами мирных народов России, почти полностью уничтоженными войсками русского царя Ивана Грозного». Ведь «Казанская история» ("Казанский летописец»), и все то, что было сочинено в XVIII-XVIII вв. в продолжение ее — это политический миф, сочиненный и «раскрученный» романовскими (прозападными) историками-идеологами, попами и муллами для узаконения их власти и «морального подавления» и противопоставления друг другу Ордынцев (среди которых были представители не только татар, но и русских и прочих Земляков во множестве), сопротивлявшихся колонизации романовыми-крестоносцами их Родины — Московии и великой Татарии.

    Подробно, аргументированно и логически обоснованно обо всем сказанном выше, да и не только об этом, а еще о многом, сокрытом от нас офиц. историками-западниками, изложено в книгах Г. Р. Еникеева, названных выше. Главы из книг Г. Еникеева, обложки и оглавления, а также отзывы на них можно найти на сайте «Татары Евразии (подлинная история)". Там же статьи Г. Еникеева и его выступления на научно-практических конференциях.

    Сайт легко найти в Инете по названию, набрав его в окне поисковика.

    1 ноября 2014 | 09:33

    Перед тем, как высказать своё мнение, хочу показать от каких факторов я отталкивался, прежде чем ставить оценку фильму.

    Время

    Во-первых, перед тем, как принять решение о том: хороший фильм или нет, надо знать время, когда фильм был снят. Это 1944 год, то есть фильм был снят полвека назад. Если сравнивать со многими нынешними дорогими фильмами, то этот фильм все-равно держит удар отлично.

    Для кого

    Фильм был по естественным соображениям немного политически ангажированным. Снят он был для всех народов Советского Союза, дабы показать, что вместе Мы всегда сильнее, чем в отдельности. Еще, чтобы показать, что всегда есть враги, которые извечно мешают Нам снова воссоединиться во благо чего-либо.

    Еще для кого

    Так же, надо учитывать, что фильм был снят для товарища Сталина, что, несомненно, в лучшую сторону отразилось на качестве самого фильма.

    Историческая правда

    Фильм крайне хорошо освещает исторические события. Все действия в фильме очень чётко коррелируют с книгами по Истории и другими источниками информации. Конечно, некоторые факты замалчиваются, но от этого фильм только прибавляет в весе.

    Атмосфера

    Крайне завораживают декорации и костюмы, которые помогают нам прочувствовать ту эпоху и те нелегкие дни, через которые пришлось пройти Великому Ивану IV.

    Игра актеров

    Колорит тех времён очень сильно отражается на самих актерах (игра актёров приближена к театральному действу), но, на мой взгляд, это нисколько не отнимает той блистательности, интересности и чувственности у игры актеров.

    Фильм настоятельно рекомендую

    10 из 10

    21 мая 2011 | 17:07

    «Иван Грозный» — это фильм не только о личностной драме самодержца, не только о борьбе за власть, а скорее о самой власти, о её методах, жестокости. По сути, фильм должен был соответствовать тенденции упрочения культа личности. Но задумка великого режиссера много шире. Иван Грозный предстаёт как сущий безумец, демон. На экране демонстрируется поэтапное разложение и разрушение личности главного героя под воздействием власти. Известно, что Эйзенштейн тщательно прорабатывал сценарий фильма: он изучил подробно историю Руси в период междоусобных воин, биографии европейских тиранов-самодержцев и даже японских сёгунов.

    Невероятны по своей красоте панорамные кадры, кадры дальнего плана. В фильме нет такого кадра, который был бы пустым. Каждый композиционно заполнен. Примечателен тот факт, что Эйзенштейном были установлены «запрещенные» ракурсы съемки лица царя Ивана. По мере того, как Ивану начинает казаться везде боярский заговор, то есть, по сути, начинается паранойя, герой принимает с каждой сценой демонические черты.

    Эйзенштейн долгие годы разрабатывал теоретические основы кинематографа, это касается и монтажа, и звуко-зрительного эффекта, и композиции, отдельного кадра, цвета, актерской пластики. В своём фильме режиссер делает акцент на первом плане. Ставя кадры в определенном порядке, автор добивается невероятно сильного эмоционального воздействия на зрителя. Монтаж для него — основное средство художественной выразительности. С появлением звука в кино, камера становятся более статична, а «нарезанный», «кусковой» или «короткий» монтаж приобретает новую форму и становится менее ритмичным. Ритм задается звуком.

    Эйзенштейн долгое время разрабатывал различные принципы синтеза кинематографа и музыки. Эйзенштейн стремится соединить графическое и музыкальное искусство. В создании фильма Эйзенштейн сотрудничал с С. С. Прокофьевым. Поистине плодотворный союз. Музыка композитора прекрасно легла на фильм. Она играет в нем определяющую роль. Звуком дополняются движения героев фильма, тем самым, усиливая воздействие на зрительскую аудиторию. Надо сказать, что Эйзенштейн с легкостью преподносит зрителю информацию и не строит никаких барьеров для зрительского восприятия как это, например, делает А. А. Тарковский. Музыка, крупный и средний планы облегчают просмотр, зрителю не требуется никакой подготовки для рефлексии этого фильма.

    Фильм принадлежит к историческому жанру, однако, я с этим согласна не полностью. Действительно, декорации и костюмы создают атмосферу времен Ивана Грозного, но главная задача режиссера сводилась к тому, чтобы вызвать у зрителя ассоциации с нынешней действительностью, с эпохой деспотичного правления Сталина. Как художник, Эйзенштейн сконструировал другую реальность, построил все причинно-следственные связи. Лики, которые мы видим в Успенском соборе, над входом во дворец, не свойственны православной иконографии, они гиперболизированы. Владимир Старицкий не был слабоумным дурачком. Следственно, фильм надисторичен. В работе затрагиваются две темы — личностная и политическая. Мы видим в царской жизни непрерывающуюся борьбу с боярами, предательство и непослушание, смерть, несчастья. Царя одолевают сомнения, он мечется, а поддержки у него нет — все встают в оппозицию. Но есть другое прочтение — политическая тема. Все личностное выражается в методах правления самодержца. Нежелание подчиняться пробуждает в нем негативные стороны характера.

    В образе Ивана Грозного (Николай Черкасов) зритель невольно примечает что-то демоническое. Удивительно, но если зрителю показать фотографии Ф. И. Шаляпина выступающего в роли Мефистофеля в опере «Фауст», это только подтвердит ощущение зрителя. В начале фильма мы видим молодого прекрасного царя, доброго, но справедливого. По мере просмотра фильма черты царя становятся острее и суше, у него появляется борода, острой и вытянутой формы, и зловещий взгляд. Основная идея, переданная режиссером, состоит в следующем: власть из любого сделает демона.

    Безусловно, фильм требует осмысления, долгого и кропотливого. Чем больше анализируешь работу, тем более восхищаешься гениальностью режиссера и новаторством его приемов. Фильм нужно смотреть не 2 и не 3 раза, чтобы увидеть все прекрасные нюансы режиссерской работы.

    9 из 10

    6 марта 2016 | 13:45

    1. Исторический фильм, в основу которого легла реальная драма о царе Иване Грозном.

    2. Фильм был снят в 1944 году, разделен на две части и показан зимой 44-го. За первую серию режиссёр и съёмочная группа получили Сталинскую премию; вторая серия (1945) была запрещена.

    3. На мой взгляд, автору максимально близко удалось приблизиться к правдоподобности того времени, достоверности.

    4. Это предпоследняя работа режиссера, после который он взял перерыв на 21 год.

    5. Фильм разумеется черно-белый, и двумя эпизодами раскрашенный в цвета. Как ни странно, но черно-белое отлично ложится на тему фильма, описывая жизнь Грозного, рука не тронется обрисовывать всё красками.

    6. Интересная работа опытного оператора Андрея Москвина. Для себя отметил множество находок. Уверен, что в то время находки оператора или режиссера, были новаторскими.

    Главную роль сыграл 40-ка летний Николай Черскасов. Его визуальный образ выше всех похвал. Сыграл твердо и живо, как и полагается актерам Эйзенштейна-ученика Мейерхольда.

    Музыкой занимался композитор и сценарист Сергей Прокофьев, своего дела мастер. Для себя вывел несколько формул, не сомневаюсь в том, что на тот момент он был новатором на пару с Эйзенштейном, зная, что последний один из лучших теоретиков по теме музыки в кино.

    Монтаж местами был немного груб, некоторые кадры не эстетично сливались меж собой. Делал его Эсфирь Тобак, до этого монтировавший «Александра Невского» Эйзенштейну. Видимо, они поладили, раз он смонтировал следующую по этой же тематике работу Эйзенштейна

    Сценарий подготовил сам Эйзенштейн.

    По фильмам Эйзенштейна учились многие именитые режиссеры, и делают это до сих пор, а я вместе с ними. Мнение кинокритиков высоко, все глубоко уважают все работы Сергея Михайловича.

    Мне фильм понравился во многих смыслах, особенно в технических планах, я кое-чему научился после просмотра фильма. Буду дальше знакомиться с творчеством режиссера.

    21 марта 2013 | 04:40

    Перечитав недавно «Князя Серебряного», заинтересовалась я Иваном Грозным, точнее, его образом в искусстве. Неоднозначная личность, огромное поле для трактовок и переосмыслений. С некоторыми колебаниями взялась за фильм Эйзенштейна, знаменитый цветной отрывок из которого к этому времени я уже видела. То, насколько это отличный момент, правда, можно оценить, только просмотрев весь фильм.

    В фильме много странного.

    Самая заметная странность — подход к актерской игре. Установка на красоту каждого кадра, а не на психологизм образов, и уж явно не на достоверность поведения. Все эти размашистые жесты (простирание дланей и иже с ними), подчеркнутые выражения лиц (Иван, например, то и дело странно таращит глаза), картинные позы (этак, извернувшись, отставить посох, или живописно припасть к ложу жены). Это выглядит уже не так дико, как в «Метрополисе» 1921 года, но иногда вызывает усмешку в явно неподходящий момент. О причинах такого подхода можно спорить, но даже при некоторой моей терпимости к подчеркнутой театральности в кино, это мешает.

    И ведь есть редкие моменты, где переживаниям героев начинаешь верить. Пожалуй, это разговор Грозного с Малютой о Курбском: «рыжий пес» царя очень умело играет на его чувствах, интригуя против его старых друзей: ты, мол, о дружбе его тоскуешь, а не на государственную измену гневаешься, — и, видимо, в точку попал, Иван очень ожидаемо среагировал. И еще некоторые моменты с Ефросиньей (ее первая колыбельная сыну и финальная).

    Потом, значит, странный подход к спайке эпизодов. Не успел закончиться один период жизни царя, как начался другой. Например, бунт, и царь такой народу: «Так давайте лучше на Казань!» — и все такие: «На Казань!» — и побежали на Казань, в тот же момент. Получилось, опять же, скорее смешно. А уж над гробом любимой моментально «включить» государственного мужа и с ходу ввести опричнину — это тем более странно. Судя по источникам, реальному Ивану в тот момент явно было не до политики: шок, истерика, горе, а уж потом, придя в себя… Зато нам обозначили, очень символически, причины и приближения «новых людей» в лице Басмановых, и «апгрейд» ненависти к боярам.

    Ну и госзаказ: к примеру, в первой серии «антинемецкие» высказывания явно предназначены вызвать у зрителя ощущение «тогда мы немцев били — значит, и сейчас одолеем» (фильм 1944 года).

    Понятное дело, не обошлось тут без затянутости, основательности, для серьезных фильмов это как-то обязательно, системное свойство. Но, хотя меня этой затянутостью пугали, за рамки она не выходила, это не «Сталкер», где ее явный перебор.

    Ну теперь к интересным моментам. Потрясающие костюмы, декорации, организация масовки. Посмотрев цветной эпизод пляски опричников, жалеешь, что не весь фильм цветной — такая роскошь. Но зато в черно-белом формате прекрасна игра светотенью. В общем, оформление выше похвал.

    Много красавцев. Сам Иван в молодости (удивительно, актер тот же играет его и в зрелости — отличный грим), Курбский, Басманов-младший. С красавицами хуже: хотя царица Анастасия по идее должна быть очень красива, тут, под многослойной одеждой, и не разберешь. А Ефросинья просто страшна, сначала я даже думала, что ее играет мужик. Зато какой характер очерчен: жестокая, хитрая, огромной воли и еще более огромного честолюбия женщина! Из вполне обычного исторического прототипа сделали фактически главного антагониста Ивана.

    Песня Басманова — вот так энергетика, а главное, уместность: кульминация борьбы бояр и царя, момент, когда маски будут сняты, предвкушение победы — но не честного боя, а грязной игры. Дикий карнавальный разгул, а под ним — трезвое напряженное ожидание эндшпиля. Музыкальная тема этой песни сохраняется до финала: «Гой-да, гой-да, говори… говори…»

    Вот еще интересный вопрос: о чем фильм? Как в школьном сочинении: «что хотел сказать автор?» Судя по всему, интересовали его вопросы очень глобальные, судьбы России, не менее — а лично я бы предпочла трагедию личности. Но тут приходится вспомнить опять же о времени: тогда вопрос судьбы нашей страны был очень острым и личным для каждого, это сейчас, тьфу-тьфу, он воспринимается более абстрактно. А уж если вспомнить о госзаказе…

    Если «Метрополис», уже мной упомянутый, стал теперь просто культурным явлением, то «Иван Грозный» пока еще воспринимается как «нормальный» фильм, правда, исследовательского интереса при его просмотре у меня все же было существенно больше. Не могу сказать, что меня полностью удовлетворил такой образ Ивана, но как вариант он любопытен.

    Что ж, классику посмотрели, какие есть еще фильмы про Грозного?..

    9 декабря 2012 | 16:51

    Вы думаете, что фильм про Ивана Грозного? Не тут-то было! На экране мы видим завуалированного Иосифа Виссарионовича Сталина со скипетром и державой в руке, только вместо ярко выраженных усов присутствует ярко выраженная борода. Эйзенштейн, сделал царя всея Руси яростным, жестким, устремленным избранником народа. Чем не Сталин?

    Конечно, можно сказать, что царь и вождь и так чем-то похожи. Но фильм раскрывает только наиболее выгодные для советского правительства черты характера, что и заставило меня задуматься над тезисом про Ивана Сталина. Кому нужно, чтоб царь был показан психически нездоровым, неуверенным в себе, опьяненным от власти человеком?

    Ни для кого не секрет, что на экраны советских телевизоров было очень сложно попасть. Необходимо было писать пропагандирующие сценарии фильмов, удовлетворяющие правительство СССР. Эйзенштейн как выяснилось не исключение… Хотя погодите, я вру!

    Все кто смотрел этот фильм, знает, что у него существует 2 части, причем вторую запретили к просмотру. Почему фильм был разбит на две серии? Чтобы картина не была слишком долгой и нудной? Вряд ли!

    Догадку о хитрой игре Сергея Эйзенштейна можно узнать из второй рецензии ко второй части этого фильма: «Иван Грозный. Сказ второй: боярский заговор». Отзыв называется — «Шахматист Эйзенштейн».

    25 января 2014 | 23:41

    Сам по себе выход данной картины на экраны уже является феноменальным и уникальным проявлением борьбы, торжеством и возвеличиванием искусства над всем остальным миром, не лишенного проблем. Особенно во времена создания данной киноленты, когда, казалось бы, и дела никому нет до съемки фильмов и все силы направлены на одно общее дело — отстоять родину любой ценой.

    Актуальность этого кинополотна нельзя переоценить. Ведь неспроста Эйзенштейн обращается к одной из самых спорных исторических эпох и одной из самых неоднозначных личностей. Читаема временная связь между существующей ситуацией и уже прошедшим историческим периодом, в самой сути каждой из ситуаций. И, возможно, Эйзенштейн и нарочно сопоставляет и сравнивает, кажущиеся на первый взгляд разные пласты времени, разные временные отрезки. И такие необычные «лидеры времени» сливаются воедино, что Иван Грозный, что Иосиф Сталин становятся выражением одного единственного величия. И, наверняка, для Эйзенштейна не самым главным является историческая передача существующей в период Ивана Грозного действительности, а именно сама параллель как первопричина, которая связывает столь разные по форме и нравам, атмосфере и духу времена. С одной стороны Российская Империя с абсолютным монархом, опирающаяся на церковь, и в Абсолют ставящая бога, и атеистическое коммунистическое общество двадцатого столетия с генеральным секретарем во главе. Неспроста и одобрение властей, которые за первую часть картины награждают создателей сталинской премией. Удивительно, что вторая серия фильма была запрещена, что также кажется странным.

    Обусловленность и важность картины становится видна и очевидна уже после начальных титров, в которых говорится, что Иван Грозный, человек который сумел соединить раздробленное русское государство и стать первым царем. Это громогласное и возвышенное заявление уже изначально складывает и направляет наш взор и корректирует мнение на определенные аспекты. Также особо видны сходные черты в моменте отстранения Грозного от бояр и окружение себя людьми из народа, что вызывает ассоциаций и прямые параллели с революцией, когда буржуазия отстранялась от власти, а ее место занимал обычный пролетарий.

    Это было нужно тогда, в то сложное для советского союза время для единения и борьбы с противником, с чумой XX века-фашизмом. Тяжело представить эту киноленту Эйзенштейна в другое время. Этот фильм идеологически подкреплен сильной пропагандой и изначально ангажирован и заточен под влияние на массы. Не зря ведь и Ленин заявил, что из всех искусств одним из самых важнейших является кинематограф. Кинематограф, имеющий особую силу и особый способ воздействия. В советском союзе прекрасно понимали это. И, несмотря на то, что картина является в тоже время биографической, она не ударяется в точность фактов и полноту жизненного пути, концентрируя наше внимание на отдельных деталях, нужных в том историческом контексте, в котором существует эта картина, и в котором нужно авторам. И, кажется, что Эйзенштейну не совсем важна сама эпоха и ее дух, которую он рассматривает. Его основной целью не является достижение реальной исторической картины того времени, а наоборот это именно большевистский взгляд на историю Ивана Грозного, советская интерпретация в рамках советской идеологии. Политически правая делу Сталина и компании режиссера. Политическая агитка, изначально ангажированная и поначалу кажущаяся спекулятивной и в первую очередь не произведением искусства, а заявлением властных структур, способом и методом воздействия на сознание граждан. И она, действительно, таковой является, так как все это присутствует в картине.

    Но уникальность киноленты как раз в том и заключается в ее сочетании политической обусловленности и художественной ценности. Большая театрально-костюмированная, эпохальная по своей сути, и эпическая по своему размаху постановка С. Эйзенштейна меняет сущность кино, возвеличивая не только само отдельно взятое произведение, но и в целом данный вид искусства. Зарождавшееся как искусство «масс» кино вырождается и эволюционирует, если брать в пример данный фильм, в нечто большее и элитарное, неземное и трансцендентное. Произведение Эйзенштейна подобно жанру «оды» или «воззвания», которые в литературной иерархии носят характер высшего жанра. Благодаря музыке Сергея Прокофьева становится подобной и некой кино-симфонии, от которой в ушах гудит после просмотра. И вообще складывается ощущение, что если разобрать кино на все ее составляющие, то это идеальный образец искусства как живописи, и как литературного произведения, и как четко ритмично выстроенной поэзии или музыки.

    Особое тяготение к театрализированности произведения ныне по-иному видится современному зрителю. В существующей кино — действительности фильмы все больше тянутся к воссозданию четкой картины мира без прикрас, такой, какова она самом деле. Связано это в первую очередь с самой природой кинематографа, которая, если так подумать, наиболее близка к передаче реальности. Но эта близость условна. И даже самая реалистичная картина, может показаться неестественной и глупой, потому как все же камера искажает реальность и открывает возможность для выбора, в каком ключе создавать фильм. Здесь в контексте киноистории и специфической исторической эпохе отобразить нужное можно было только при помощи излишне театральной игры. И более жизненное и обыденное отображение ситуации, с приближенной к реальности игрой актеров, не возымело бы того воздействия, которое создает театр с его высоким пафосом и стремлению к выси и возвышению над обыденностью, над миром. Ведь и образ Ивана Грозного, идеально исполненный Николаем Черкасовым, не является реальным, а как будто бы становится сакральным, наделенным высшей властью данной от бога, которому нипочем ни одна невзгода. Его образ не объективно верен и не столько значим, потому как важно само значение и возможность его деятельности и влияния на окружающий его мир. Иван Грозный в фильме олицетворение той высшей монархической власти, которой невозможно противиться. Непокорность, твердость и даже преодоление самого высшего страха — смерти, виднеется в эйзенштейновском образе Ивана Грозного, который осознаваемо или нет, становится Сталиным эпохи, в которой существует картина. Это то, что и нужно было во время создания авторам картины, это то на чем именно они и хотели заострить внимание.

    Поражает и то, что, в связи с происходящим в мире фильм приходится снимать в Алма-Ате и сразу замечается формальная ограниченность в пространстве. Но Эйзенштейн решает эту проблему и создает практически единение времени и пространства некую камерную постановку, микрокосм русского общества, несмотря на замкнутость пространства. Эйзенштейну удается создать образ всего государства, помещая всю историю в одно помещение, за рамки, которого повествование выходит очень редко. Это тот случай, когда ограничение в средствах дают только лишь пользу и лишь сильней воздействуют на зрителя.

    И последняя сцена, как апогей, как воззвание к борьбе и уверенность в своих силах. Один грозный лик, который соразмерен по масштабности всему русскому народу. Будто бы лицо Грозного становится «лицом народа» отражением всей его сути, результата его прошлых действий и дальнейших планов и устремлений.

    18 декабря 2015 | 20:57

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>