всё о любом фильме:

Седьмая печать

Det sjunde inseglet
год
страна
слоган-
режиссерИнгмар Бергман
сценарийИнгмар Бергман
продюсерАллан Экелунд
операторГуннар Фишер
композиторЭрик Нордгрен
художникП.А. Лунгрен, Манне Линдхольм
монтажЛеннарт Валлен
жанр фэнтези, драма, ... слова
бюджет
$150 000
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время96 мин. / 01:36
Номинации (1):
В середине XIV века рыцарь Антониус Блок и его оруженосец возвращаются после десяти лет крестовых походов в родную Швецию. Блок устал от жизни, и не видит вокруг себя ничего, ради чего стоило бы продолжать влачить свое существование. Но прежде он хочет убедиться в том, что Бог — есть…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
92%
48 + 4 = 52
9.1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • В основу фильма положена пьеса Ингмара Бергмана «Роспись по дереву».
    • Название взято из «Откровения Иоанна Богослова».
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В сцене сожжения ведьмы, когда камера делает долгий проезд от стражников, ломающих хворост, до костра, на заднем плане можно увидеть крышу и окна многоэтажного дома.
    • Во время съемок сцен сожжения ведьмы находившиеся на площадке пожарные так переусердствовали, что затопили одно из помещений находившейся рядом лаборатории.
    • еще 2 факта
    Трейлер 02:37

    файл добавилthe7notes

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.5/10
    Практически именно с этого фильма, удостоившегося на фестивале в Канне в 1957 году специального приза жюри (поровну с «Каналом» Анджея Вайды, что по-своему знаменательно, учитывая несомненный символизм «хождения по кругам ада» и в данной картине об участниках Варшавского восстания в годы второй мировой войны), началась всемирная слава шведского режиссёра Ингмара Бергмана. Хотя ряд предшествующих работ мастера ретроспективно тоже были признаны кинематографическими шедеврами — например, «Лето с Моникой» и «Вечер шутов». Но «Седьмая печать» представляет уже зрелого, пусть лишь 38-летнего по возрасту художника, который, безусловно, склонен к богоборческим мотивам и пытается вырваться за пределы внушаемого с детства протестантизма (тем более что и отец Бергмана был пастором) даже при обращении к материалу, имеющему религиозную тематику. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 68 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Как же здорово смотреть старые фильмы! Фильмы, где не чувствуется наигранности, где чувствуется некоторая театральная основа, где заложены хорошие мысли, которые в настоящий момент трактуются повсеместно. Это часть истории, лучшая её часть.

    Сюжет базируется на том, что рыцарь Антониус Блок вместе со своим оруженосцем Йенсом вернулись после десятилетних крестовых походов. В то время в Европе свирепствовала чума, и всюду люди искали виноватых, по-разному трактуя Библию. И к нашему рыцарю приходит Смерть. Но перед тем, как забрать его, Смерть соглашается на партию в шахматы, дабы дать небольшую отсрочку нашему герою. Он чувствует пустоту после возвращения на Родину, и ему нужно найти ответы на вопросы, которые прямо-таки гложат. Наши герои видят ситуацию с «черной смертью» в Европе изнутри, они чувствуют неумолимый рок над своими головами. И столь отдаленное по своим представлениям становится таким близким…

    Сюжет очень интересен и многослоен, испещрен бойкими диалогами и прекрасными рассуждениями героев. Динамика практически отсутствует, но это добавляет шарма ленте, тем самым давая зрителю ощутить всю безысходность действа. Но все же в фильме присутствуют нотки комедии, когда зрители слышат беседы на темы семьи и женщин. Даже становится не по себе, что уже в 1957 году кто-то мог сочинить такой хороший диалог, тема которого так часто обсуждается в наше время.

    И вот ближе к концу зритель сам может ощутить всю неумолимость рока, нависшего над героями. Предпоследняя сцена, где за столом сидят шесть человек, особенно понравилась. Тут ощущается пик действия, своеобразный итог. И он не кажется страшным, герои не ощущают смирения. Они лишь ждут неизвестного, непонятого. Не зря мы слышим прекрасную фразу: «Я и есть само по себе незнание…»

    Но семья актера сумеет выйти из положения. И в финальной сцене мы смотрим вслед их счастью и будто говорим: «Ещё не время, ещё не время…»

    22 января 2013 | 12:31

    Во все времена человек задумывался о смерти. В чем смысл бытия, и что ждет нас за гранью, там, откуда нет возврата? Что есть смерть — конец бытия, пустота, или начало нового бытия, возможность прикоснуться к Истине, к Богу? «Седьмая печать» — философское размышление Ингмара Бергмана о смерти и, возможно, некая попытка ответить на эти вопросы или хотя бы приблизится к ответу.

    Фильм глубоко символичен. Действие фильма перенесено в Средневековье, в разгар страшнейшей эпидемии чумы — «Черной смерти». Разочаровавшийся в жизни и в своей вере рыцарь Антониус Блок и его оруженосец возвращаются с крестового похода на родину, охваченную ужасом чумы и апокалиптическими предзнаменованиями. Их сопровождает таинственный ангел смерти, с которым Антониус заключил сделку, решив сыграть с ним последний шахматный поединок, чтобы отстрочить момент смерти и попытаться в последние минуты жизни постичь Истину, найти ответ на терзающие его вопросы.

    «Вера — это такая мука, все равно, что любить того, кто во мраке и не являет лица.»

    Антониус жаждет найти истинные доказательства существования Бога. Он хочет верить, и он верит, но вера для него — страдание и вечный крик в пустоту. Встретив у входа в церковь ведьму, осужденную на сожжение, Анониус спрашивает у нее, видела ли она дьявола. Ведь если есть дьявол, то есть и Бог, и его вера, его жизнь имела смысл, имела конечную цель. Но рыцарь так и не находит ответа. В её глазах он видит только страх — страх перед неизбежным.

    Черно-белый фильм Бергмана во многом построен на контрастах и противопоставлении. Так, рыцарю Антониусу ярко противопоставлен его оруженосец Йонс, который не принимает безграничной веры своего хозяина. Йонс — скептик, он критически оценивает и веру в Бога, и веру в жизнь после смерти. «В подлунном мире только пустота», пытается убедить Йонс своего господина, но рыцарь отчаянно хочет верить в другой смысл.

    «Если все несовершенно в нашем несовершенном мире, то любовь само совершенство в своем совершенном несовершенстве.»

    Смерть не щадит никого, ни актера, ни рыцаря, никого, всему рано или поздно приходит конец. Но за концом всегда следует новое начало — в фильме олицетворением продолжения рода служит семья бродячих актеров — Юф, Миа и их маленький сын. Они радуются жизни, словно не замечая окружающего их хаоса бытия, и глядя на их жизнь, на их счастье, Антониус понимает, что именно в простых маленьких радостях вроде земляники с молоком, в любви и гармонии и заключается смысл человеческого бытия. Но этот смысл для него давно утерян, и поэтому он ощущает лишь усталость и стремление обрести покой.

    В финале фильма становится понятным его название — «Седьмая печать», ведь именно за чтением Откровения Иоанна Богослова к героям приходит смерть. Герои уходят в тот таинственный мир, откуда нет возврата. Лишь там, за гранью жизни, оставив земную оболочку, главный герой, возможно, сможет найти ответ на терзающий его вопрос, и после этого обрести долгожданный покой. А может быть, ответа нет. Никто не знает.

    - И ты раскроешь свои тайны?
    - У меня нет никаких тайн.
    - Так ты ничего не знаешь?
    - У меня нет знаний.

    25 марта 2011 | 15:28

    В очередной раз задумываешься о злосчастном смысле человека. На этот раз — задумываешься об этом высоком-вечном-нудном вместе с рыцарем Антониусом Блоком. Ищешь ответы вместе с ним. Он находит. Находит отнюдь не в том, что жертвует собой за юную жизнь, а в истинном счастье — друзьях, простоте, правде, любви, преданности.

    Об этом кино. Он находит ответ. А Вы?

    10 из 10

    13 сентября 2009 | 23:22

    Основная тема: страх смерти, смысл жизни, вера и неверие.

    Подтекст — кризис среднего возраста: весной 1957 году 38-летнего Ингмара Бергмана положили в больницу — гастрит и общее утомление. Третий (!) брак рушился, связь с Биби Андерссон подходила к финалу, попытка примириться с матерью провалилась + колоссальный стресс начала 1950-х, когда шведская киноиндустрия была заморожена и Бергману, чтобы прокормить три семьи, пришлось снимать рекламу.

    Если такие работы Бергмана как Шепоты и крики представляют собой сложное полотно из множества переплетенных явных и скрытых нитей, то Седьмую печать — грубо — можно сократить до трех сцен:

    а. исповедь рыцаря Смерти,

    б. шествие церковников с крестом и ведьмой,

    в. диалог рыцаря и оруженосца во время сожжения ведьмы.

    Правда, для ясности их следует поменять местами:

    1. Несение креста

    Эта сцена разворачивает исходный посыл картины: снятие седьмой печати с Книги жизни открывает Судный день (Апокалипсис 8:1). Шествующие монахи, соответственно, распевают гимн День гнева (Dies irae): «День гнева! Этот день расточит Вселенную по прах, как пророчили Давид и Сивилла! Какой трепет охватит все сущее, когда придет судия, чтобы взыскать по всей строгости!

    Об этом и размышлял Бергман: что он сам успел сделать к 38 годам, правильно ли он жил и т. д. (эти мотивы Бергман в том же году разовьет — под другим углом — в Земляничной поляне). Едва ли он задавался вопросом, что ответит Богу на Страшном суде, своим судьей он скорее был сам. Но размышляя о собственном существовании, он, судя по всему, пытался разобраться и с теми взглядами, которые — независимо от его воли — пустили глубокие корни в его сознании. С религиозными взглядами, которые прививал ему отец — королевский капеллан. Хотя сам Бергман говорил, что потерял веру в 8 лет, едва ли все так просто.

    1. Исповедь Смерти

    - Я хочу исповедаться и снять тяжесть с души, но в сердце моем пустота.

    Пустота — это зеркало, в котором я вижу свое лицо. Я смотрю на него и чувствую страх и отвращение. Мое безразличие к людям заставило меня замкнуться в себе. Я живу в призрачном мире, в плену своих снов и фантазий.

    - И все равно ты не хочешь умирать
    - Нет, хочу
    - Тогда чего же ты ждешь?
    - Я хочу обрести знание.
    - Тебе просто нужны гарантии.
    - Называй это как хочешь.
    - Разве невозможно познать Бога своим собственным разумом? Почему он скрывается за недосказанными обещаниями и чудесами, которых никто никогда не видел? Почему мы должны верить верующим, когда мы не в состоянии поверить самим себе? Что будет с теми из нас, кто хочет верить, но не может, а что с теми, кто не может, да и не будет верить? Почему я не в силах увидеть Бога в себе? Почему он продолжает жить во мне, причиняя страдание и унижение? Я проклинаю его и хочу вырвать из своего сердца, но не могу от него избавиться! И он остается реальностью, пусть даже насквозь фальшивой. Ты меня слышишь?
    - Да, слышу.
    - Я хочу обрести знание. Мне не нужна вера или домыслы. Мне нужно знание, пусть Бог протянет мне руку, откроет свое лицо, заговорит со мной. Но он молчит. Я взываю к нему во мраке — иногда мне кажется, что там никого нет.
    - Может там и в самом деле никого нет.
    - Тогда жизнь превращается в бессмысленный кошмар. Как может человек жить с осознанием конечности своего бытия и ничтожности всего сущего? Большинство людей просто не задумывается о смерти и никчемности существования, но настанет день, и они окажутся на грани жизни и смерти.
    - Да, этот день придет.
    - Мне все ясно: мы должны создать культ из своего страха и обозвать его Богом.
    - А с тобой нелегко.
    - Сегодня утром за мной пришла Смерть, мы начали партию в шахматы. Это отсрочка поможет мне сделать одно важное дело.
    - Какое же?
    - Вся моя жизнь была поиском, лишенным цели: забавы, войны, никому не нужные разговоры — в этом не было и нет никакого смысла. Я говорю это без горечи или самоосуждения. Я знаю: со всеми происходит то же самое. Но я хочу использовать данную мне отсрочку. Я хочу совершить хотя бы один осмысленный поступок.

    3. Диалог рыцаря и оруженосца развивает эту тему и делает вывод:

    - Что она сейчас видит? Кто-нибудь мне скажет?
    - Ей уже не больно.
    - Вы не ответили на мой вопрос. Кто позаботится о ней: ангелы, Бог, сатана, или может пустота? Там впереди только пустота, господин.
    - Нет, неправда!
    - Посмотрите ей в глаза: в последнее мгновение жизни ей открылась ужасная истина — она видит бесконечную пустоту под луной.
    - Нет!
    - Мы не в силах ничем помочь ей, но мы видим то же, что и она. И испытываем точно такой же страх.

    И на фоне этого — простоватый актер со своей семьей, далекий от размышлений о высоких материях. Смерть для него — не противник в игре, и не повод осмыслить себя, Смерть для него — лишь, заурядно, причина страха. И именно семью актеров Бергман выводит позитивными персонажами — очевидно, он им завидовал: обуреваемый сомнениями, он сам, вероятно, желал бы таких же душевных простоты и покоя. Актер здесь счастлив простым счастьем: он говорит что думает, пусть за это ему попадает, он растит сына, рядом с ним любящая жена и перед этой семьей раскрыто будущее.

    «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное… Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. (Мф 5:1,6)

    Казалось бы, и другие крестьяне нищи духом, но все они одержимы своими страстями: кузнец ревнует, его жена изменяет ему с актером, оруженосец так же высоколоб, как его сюзерен, а уведенная им девушка странно молчит. Всех их уведет Черная смерть. И только простой сердцем актер убежит от нее.

    И рыцарь делает свой «единственный в жизни осмысленный поступок» — отвлекает Смерть, давая актеру возможность спастись.

    Вторая тема — отношения между мужчиной и женщиной, а точнее модели мужского поведения с женщиной. Бергман, очевидно, очень остро воспринимал эту тему и много над ней размышлял.

    Визуальные символы. Во-первых, Черная смерть, свирепствующая на побережье, выведена действующим лицом.

    Во-вторых, разумеется, Пляска смерти — хоровод покидающих этот мир во главе со Смертью. Этот хоровод стали изображать еще в Средние века, добавив к нему затем несколько дополнительных аллегорий, среди которых Смерть как музыкант, заставляющий всех плясать под свою дудку, и игрок, у которого невозможно выиграть.

    22 апреля 2011 | 14:35

    Фильм снят в аляповатой манере европейского кино, но удачно то, что низкое качество плёнки и черно-белость картины добавляют ей немного якобы большей атмосферности конца средневековья.

    Можно ли разглядеть в этом фильме особые философские мысли? Да, если Вы живете в 57 седьмом году прошлого века и Вам 38 лет и зовут Вас, к примеру, Ингмар. Мне тоже сейчас 38, и этот фильм досмотрел до конца только из любопытства, что бы соотнести его с современными философскими картинами такими как, например: «Фауст» Шокурова, «Изгнание» Звягинцева и т. п.

    Мой вывод к сожалению прост, смотреть имеет смысл только, что бы понять насколько некоторые современные режиссеры смогли гораздо глубже раскрыть такие философские понятия как: религия, смерть, любовь, вера и т. д. А работа шведского режиссера вполне достойна и по форме и по содержанию, но только для прошлого столетия. На мой взгляд — этот фильм кандидат на вылет из топа «250 шедевров» уже как несколько лет. При всем уважении к Ингмару нашему Бергману, это картина не актуальна и не вечна, с точки зрения глубины раскрытия темы смысла жизни человека и прочее, не смотря на критическое отношение режиссера к религиозному мракобесию и цитирования библейских апокалипсисов…

    8 апреля 2013 | 16:36

    Ингмар Бергман — тот режиссер, который заставляет задуматься практически с первого кадра своих фильмов, окутывает пеленой таины и грусти.

    Но что же это за «Седьмая печать», кто она?

    Вопросы, которые задаються, но не воспроизводяться в этом фильме имеют древнюю историю и самые разные трактовки. Бергман решил воспользоваться моментом и высказать свои мысли по этому поводу. Смерть — добра или зла? Способна ли она дать человеку второй шанс? Стоит ли ее вообще бояться? Таких вопросов очень много, и они по чуть-чуть растолковываются с каждой сценой фильма.

    Мои ощущения от просмотра — мурашки по коже от такого четкого и правильного образа Смерти, которую блестяще сыграл Бенгт Экерот — неторопливая, рассудливая и (в какое-то время) рассеяная.

    Актерская игра других актеров (особенно Макса фон Сюдова) тоже завораживает, заставляет поверить в их тяжелую жизнь и пережить все то, что чувствует человек XII-XIV веков.

    Рассуждайте о вечном вместе с этим фильмом.

    10 из 10

    14 октября 2014 | 01:14

    Прежде, чем говорить о вере, а фильм о вере, нужно уяснить себе, что такое идеализм. А идеализм это формализм, абстрактный конструктивизм. Формы в идеализме не потому интересны, что выражают опыт, необходимый нам в конкретной жизни, а интересны сами по себе. И формами, образами начинают манипулировать в своем воображении как хотят, связывая их чисто формально, и вот это искусство тасовать образы выдают за божественное в себе. Манипулирование формами считают программированием жизни, постулаты Эвклида считают более насущными, чем глоток воды.

    И в фильме мы имеем дело с двумя идеалистами, — рыцарем Антониусом Блоком и актером Юфом, — «доверовавшимися» до галлюцинаций. Вот парочка истых идеалистов, которым выпали в удел в спутники совершенно нереальные образы. Они не какие-то там геометры, они спятили окончательно, совершенно, но спятили по-разному. В волшебном мире идей им достаются противоположные судьбы.

    Обоим Бог является чудодейственным образом, — в галлюцинациях,- обоим недостаточно Бога-создателя этого конкретного мира (этого дождя, этого луча солнца), а подавай фантастического Бога (геометра и пр.), подавай не реальные жизненные объекты, ситуации, а их «идеи» (образы, формы). Дева Мария не может явиться нам, ибо она жила своей конкретной жизнью две тысячи лет назад, но идеалисту Юфу она все-таки является, для него она более реальна, чем конкретные ощущения, как для какого-нибудь идеалиста-пифагорейца треугольник более реален, чем плуг, бык и пр.

    Обсуждать фильм, героев фильма, кажется, бессмысленно — это предмет внимания психиатров, но упрямый иррационалист, оккультист Ингмар Бергман не в силах сдержать своей фантазии, предвосхищая современное «фэнтази».

    Все-таки фильм о болезни идеализма (формализма, абстракционизма), болезни к безумию, в котором манипуляции образами становятся уже не сознательными (как для идеалистов всех мастей — геометров, экстрасенсов и пр.), а неосознанными, происходящими сами по себе. Их не так-то легко «выключить», как можно прервать просмотр, например, «Властелина колец».

    Как сказываются на нашей жизни эти галлюцинаторные видения Блока и Юфа? Надеюсь, что (как и постулаты Эвклида) не очень существенно. Это большая неудача, если на вашей жизни это (теорема Пифагора, бред рыцаря Антониуса Блока) сказалось существенно.

    Фильм — классика «фэнтази».

    Нельзя не сказать, что предприятия идеалистов (в философии, в искусстве) — жалкое любительство, шарлатанство, потому что «классики жанра» маются в психушках.

    И, все-же, мне, как философу, интересны «идеи» Блока и Юфа.

    19 мая 2011 | 15:59

    «Седьмая печать» — это великое кино. Это некая притча, философский трактат, размышление на тему вечности и взгляда за черту.

    Антоний Блок — рыцарь, проведший десять лет в крестовом походе, в котором он наделся увидеть, осознать смысл жизни. Но он не получил ничего, кроме усталости и пустых надежд. Встречая Смерть, он не молит ее не убивать его, а просит отсрочку — для того, чтобы понять смысл жизни.

    Смерть в этом фильме — это не образ черепа с косой, как рисует его на стене в начале фильма художник, для того, чтобы устрашить людей, это гораздо более сложный образ: Смерть — похожа на нас, всегда находится рядом с нами, и часто мы не замечаем ее. И, возможно, Смерть, также, как и мы, не знает ничего о смысле жизни, о Боге и других вещах. Но приходит время, как пришло время Антонию, посмотреть ей прямо в глаза.

    Антоний действительно желает лишь узнать смысл жизни, ему безразлична сама жизнь. Когда Смерть берет его ферзя, он говорит безразлично: «А я и не заметил…».

    Живыми можно назвать лишь труппу актеров. Лишь они хотят жить, они отчаянно цепляются за жизнь, они будут изображать медведя над горящим пламенем, лишь бы не умереть.

    «Седьмая печать» — это искусство, искусство взгляда, искусство жизни, искусство смерти.

    10 из 10

    14 ноября 2010 | 10:47

    «Седьмая печать» Ингмара Бергмана заслуживает особого почтения в силу создания великолепного кинематографического образа. На протяжении всего фильма рыцарь будет играть в шахматы со смертью. Вполне фольклорный мотив приобрел настолько современные очертания, что последующих цитирований не перечесть. К тому же, все остальное в фильме уже не так важно.

    В самом деле, что бы не происходило на заднем плане, история про Дракулу, откровения Энди Уорхолла или порнографический кастинг — у зрителя в памяти сохранился бы размышляющий Макс фон Сюдов, делающий очередной ход. Кстати, на мой вкус Бергман здорово утяжелил картину. Великолепная в визуальном отношении игра на берегу моря, за которой мы могли наблюдать вначале, сменилась тусклыми сюжетами о средневековой жизни и пространными философствованиями. Понятно, что таким образом нас пытались ввести в «дух того времени».

    Даже для 1957 года картина не была прорывной. Тот же Робер Брессон предложил куда более интересную историю про побег заключенных. Однако, по большей мере в силу зловещего очарования главной темы Бергману досталось мировое признание. И именно в силу этого главного образа, я не стал ставить рецензии отрицательный цвет, немного повысив оценку. Справедливости ради, Пазолини потом гораздо более тонко создавал атмосферные исторические фрески.

    7 из 10

    27 ноября 2013 | 12:40

    Говорить о жизни — сложно, но ещё сложнее снять фильм, полный размышлений о жизни, сохраняя при этом простоту повествования.

    Что есть смерть? Есть бог или нет? «Печать» даже не пытается ответить на эти вопросы, потому что на них нет ответа. Вместо этого экзистенциальные размышления о любви и боге. Если вы не любите загружать себя размышлениями о бессмысленности бытия, то шедевр Бергмана скорее всего вызовет ностальгию по рыцарям и глупым детским фильмам, где злодеи — безобидны, а жестокость условна.

    Джармуш — другой великий экзистециалист, создаёт более нагруженные фильмы, его простота навязчива, начинаешь искать смысл в пустоте. У Бегрмана простота чуть ли не в каждом кадре, герои говорят просто и лаконично, даже глубокомысленные фразы лишены пафоса. Этим фильм и подкупает. Смысла нет ни в пустоте, ни где-либо ещё.

    Бергман снял первый экзистенциальный фильм, понятный не только сторонникам этого течения.

    6 июля 2010 | 14:27

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>