всё о любом фильме:

Убить дракона

год
страна
слоган«Лучший способ избавиться от дракона - это иметь своего собственного»
режиссерМарк Захаров
сценарийГригорий Горин, Марк Захаров, Мишель Альгизио, ...
директор фильмаАлександра Демидова
операторВладимир Нахабцев
композиторГеннадий Гладков
художникОлег Шейнцис, Наталья Монева
монтажВалентина Кулагина
жанр фэнтези, драма, семейный, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время123 мин. / 02:03
Вот уже много лет город, в который попадает странствующий рыцарь Ланцелот, находится под властью Дракона. Долг рыцаря — сразиться с жестоким узурпатором. Но Бургомистр отговаривает его от поединка, объясняя, что люди не могут жить без диктатора.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    Фрагмент 01:39

    файл добавилАнна в лепестках

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    По каким признакам можно сделать вывод, что в фильме идет речь о тоталитарном режиме?

    Наиболее разработанным и авторитетным перечнем признаков тоталитарных режимов является концепция, предложенная Карлом Фридрихом и Збигневом Бжезинским в работе «Тоталитарная диктатура и автократия». В фильме Марка Захарова «Убить дракона» можно отметить многие, показанные в метафорической форме особенности, свойственные тоталитаризму:

    1. «Наличие одной всеобъемлющей идеологии, на которой построена политическая система общества». Идеология Города, как названо в фильме место действия, высказана в неявной форме. Тем не менее, она сам собой разумеется, потому что Дракон — образ, который постепенно теряет персонифицированные черты и становится общим символом, довлеющим беззаконием (Дракон съедает подписанную им бумагу), страхом, «культом личности» и абсолютным бесправием.

    2. «Наличие единственной партии, как правило, руководимой диктатором, которая сливается с государственным аппаратом и тайной полицией». Диктатор — Дракон, руками его является облаченная в черную кожу полиция.

    3. «Отсутствие плюрализма в средствах массовой информации». Когда архивариус требует слова, это, казалось бы, обычное высказывание вызывает недоумение и смех. Слово само по себе становится выступлением против власти, потому что является формой свободы. Также и все прохожие на улицах безмолвны, а говорят только те, кому это положено.

    4. «Отрицание традиций, в том числе традиционной морали…». Каждый год Дракон забирает самую лучшую девушку.

    5. «Уничтожение индивидуальных гражданских прав и свобод». Дракон может издеваться над любым человеком, как, например, над ученым (А. Збруев).

    6. «Массовые репрессии и террор со стороны силовых структур». Полиция заколачивает окна, заставляет носить на улице повязки для глаз, а все несогласные оказываются в сетях и в подвешенном состоянии проезжают по конвейеру.

    Кроме того, власть в тоталитарном режиме стремиться полностью проникнуть в общество и контролировать каждого человека, поэтому в фильме Дракон внезапно появляется в доме Архивариуса и тут же становится хозяином, вызывающим всеобщий трепет и благоговение. Также Марк Захаров развивает представления о тоталитаризме, сложившиеся в культуре. В частности доказывает тезис о том, что тоталитарное общество — это общество парадоксов. Отсюда и введение комедийных элементов. Вместе с тем, Дракон создает образ «внешнего врага» — цыган, которых уже никто не помнит, но которые считаются непререкаемым злом. «Убить Дракона» — это сказка, поэтому режиссер развивает повествования в стилистике притчи, одновременно используя и конкретные приметы, пародирующие советскую и фашистскую системы (безумный бургомистр (Е. Леонов), ордена, которые вручает Дракон, форма и каски полицейских), и общие «нарицательные» мотивы, восходящие к философскому осмыслению причин и законов тоталитаризма.

    Как тоталитаризм воздействует на личность и общество?

    В тоталитарном строе общество становится объектом эксплуатации, инструментом в реализации идеологии. И задача власти заключается в том, чтобы этот инструмент не давал сбоев в виде протестов, требования свободы и тем более попыток разрушить систему. Все репрессивные меры, направленные на это, приводят к стагнации общественного сознания, разрушению объединяющих людей институтов, нравственности, коммуникативных связей. Поэтому социум превращается в толпу, что отчетливо видно в фильме, когда народ встречается с Ланцелотом. Люди перестают быть мыслящей субстанцией, вместо идей они оперируют догмами, едиными положениями, а ко всему происходящему вырабатывается индифферентное отношение и немой конформизм. Культура деградирует, поэтому деятельность ученого заключается в том, чтобы рисовать на бумаге бессмысленные галочки, музыка упрощается до одних лишь ораторий, а в архитектуре главенствует удручающие серые формы и тяжеловесная безвкусная готика.

    На роль личности в этой система сразу указывает образ людей, которые вращают колесо, открывающее ворота. Человек — это винтик. Потеря собственной индивидуальности, достоинства, подобострастие, трусость — вот лекала «нового общества». Повсеместно устанавливается безволие: инженер, который бросает свое дело, чтобы возить тачку, кузнецы, метко названные «очень смелыми людьми, которые всего боятся». С другой стороны в некоторых постоянное давление и вездесущие ограничения рождают бунт, как в одном из рыбаков или в Эльзе.

    Как победить «дракона»?

    Марк Захаров впервые поставил пьесу Шварца еще в 60-ых в Студенческом театре, но уже после первого показа спектакль был запрещен. И вновь взяться за постановку режиссер смог только в 80-е во время «оттепели». Поэтому идеи, заложенные писателем, перенесены мастером через годы и осмыслены с позиций современности. Победу над драконом Захаров, следуя за литературным первоисточником, переносит на поле общечеловеческой ментальности и добирается до сути в недрах сознания, где как раз и сидит тот вечный конфликт между кипучим стремлением к свободе и покорным безволием, слабостью и внутренней слепотой. А значит, дракон — в каждом из нас, он часть нашей природы. Потому и свержение его невозможно, это вечная битва прежде всего с собой. Неслучайно, что смерть Дракона не дает людям свободы. Недавнее бесправие сменяется бесчинством, глупым разорением, что закономерно ведет к установлению нового контроля. И не важно, как называется глава такой системы — Дракон ли, президент ли. Суть одна. Ведь люди не могу найти в себе силу, чтобы стать свободными. А это значит быть самостоятельными, нести тяжесть принятия решений и держать за них ответ. Из-за этого Ланцелот говорит, что он завидует рабам: у них все ясно, заранее известно. Быть рабом проще. А свобода требует труда, постоянного движения, преодоления себя. Но в том-то и парадокс, что лишить права на независимость легко, а вот одарить этим правом никак нельзя. Ибо свобода — это осознанный способ жизни, который человек должен выбрать сам без чей-либо помощи.

    24 декабря 2010 | 20:50

    Поскольку Е. Шварц — мой любимый писатель, которого знаю наизусть, захотелось разобраться с экранизацией пьесы, нередко искажающей первоисточник. По отзыву, который оставила juilakobert, сразу видна позиция, занимаемая поклонниками Евгения Львовича: очень хочется, чтобы режиссеры бережно подходили к столь достойному материалу! У каждого читателя сложился свой образ Ланцелота, своё понимание личности Шарлеманя… И вдруг в фильме мы сталкиваемся с «совсем неправильной Эльзой», «совсем не моим Ланцелотом». Примириться с этим трудно.

    В данном случае за экранизацию взялся хороший и мыслящий режиссер, но ощущение фильм оставляет двойственное. Здесь писали, что это талантливый продукт Шварца и Горина, но я (субъективно) Горина терпеть не могу именно за откровенное подражание Шварцу, до которого Горину не дано было дотянуться, хотя он и пытался копировать его приёмы и стилистику.

    Сразу отмечу отклонения от «канона» пьесы, которые не показались мне такими уж раздражающими. Это концовка: Ланцелот осознает, что необходимо не драться с драконами, а воспитывать детей так, чтобы не понадобилось убивать драконов, пригретых ими. Режиссер имел право поставить подобную точку в своём эксцентричном детище. И момент с пожиранием драконом документа. Это правдоподобнее антимоний, которые звероящер развёл в пьесе. Но есть другие «отсебятинки» съемочного коллектива, которые меня царапнули. Сама атмосфера фашистского государства со смешанным японско-европейским населением и канцелярией в застенках показалась плакатной и надуманной. Иногда у меня возникало ощущение, что создатели фильма перебарщивают с гротеском и ударяются в ёрничанье. И звучит диссонанс: актёры играют в стилистике Вахтангова, а Тихонов — в стилистике Станиславского, там шарж, а тут органика. Поэтому для меня Тихонов с великолепной игрой не вписался в безумную фантасмагорию. Леонов-бургомистр хорош, но слишком привычен. Всегда одинаковая манера говорить, какой бы персонаж он ни играл. Но главная претензия — в картине слишком много физиологизма. Евгений Львович не бил в лоб, работал он тонко, а в фильме то вилку в промежность вонзят, то Генрих (этакий гитлерюгенд) по гениталиям ногой получит… У Шварца всё не так топорно агитационно, но гораздо глубже, интереснее и страшнее.

    8 из 10

    20 декабря 2014 | 02:14

    Театральный мастер своего дела, поставивший «Обыкновенное чудо», смог в 1989 году снять кино, рассказывающее собой о мире тогдашнем, и не только о том мире, которому оставалось жить недолго, в котором он сам тогда сосуществовал, также о мире внутреннем, каждого человека (что я за бред несу?). И ещё о самой системе государства, кой сам мастер отлично сумел подстегнуть иронией, тонкой сатирой, песенками и плясками. Это одно из главных наставлений будущим поколениям, о котором нужно помнить, как и стоит к нему хоть раз, после пересмотра, вернутся, дабы увидеть Янковского в роли сурового деспота Дракона, Абдулова в облике Ланцелота, Леонова в роли недалёкого короля с психическим расстройством. Великие актёры, принявшие участие в самой острой экранизации Шварца, от мэтра театральной сцены Марка Захарова. Она собой ещё не раз будет будоражить умы всего мира (ну не всего), или же останется извечным вопросом без ответа, о том, как справится с «Драконом» в своей голове.

    Также можно увидеть отсылки к Берлинской стене, и как я уже ранее подмечал, ко многому чему что сегодня происходит в объективной реальности.

    »- А где же три головы и пламя?

    - Я сегодня по простому зашёл. Без чинов.».

    21 сентября 2015 | 16:28

    Обычно хорошие фильмы принято длинно и долго расхваливать в рецензии за все сферы исполнения, начиная от сценария, продолжая игрой и кончая техническим оформлением.

    С фильмом «Убить дракона» это будет не так. Идея картины — проблема власти, контроля, подчинения и свободы — и её реализация в сценарии, безусловно, даёт фильму огромный плюс. Сам сюжет, выраженный в виде этакого сюрреалистического, даже фантасмагорического философско-приключенческого повествования, тоже весьма и весьма хорош. Не обидели, разумеется, и актёры, да и не могли они обидеть, таким-то составом.

    Но вот физическое оформление, если можно так выразиться, никуда не годно. Когда я смотрел этот фильм, я был уверен, что передо мной картина начала семидесятых. Эта театрализированная манера сценаристов советского кинематографа к концу восьмидесятых была уже безнадёжно и навеки устаревшей, и лично мне разворачивающееся «представление» на экране сильно режет глаза.

    Декорации и качество сьёмки тоже оставляют желать лучшего. Как верно подметил товарищ G()()Dk@T, в фильме убита цельность повествования и отсутствует стилистика. Какой-то визуальный трэш на гениальной основе. Возможно, этот фильм стоило бы снять десятилетием позже, когда технологии и спецэффекты позволили бы передать мысль сценариста и режиссёра в более достойной форме.

    Семь из десяти за счёт актёров, идеи и сюжета. Иначе было бы не больше трёх.

    28 сентября 2009 | 15:15

    Нет на свете существа более жуткого, чем истинно справедливый человек.

    В разгар войны, в 1943 году, после эвакуации из блокадного Ленинграда Евгений Шварц дописывает «Дракона» — заключительную часть своей политической трилогии. В отличие от «Голого короля» и «Тени» эту работу постигла более печальная участь — первая же попытка постановки обернулась неудачей: после трёх закрытых показов спектакль, а вместе с ним и его литературный источник, запретили, сочтя, что автор вывел в качестве антагониста главного героя, вопреки собственным заверениям, не основателя Третьего рейха, а правителя, с политикой которого каждый гражданин СССР был знаком значительно лучше и ближе. Спустя почти полвека Марк Захаров в соавторстве с Григорием Гориным пишет сценарий по мотивам пьесы Шварца и создаёт фильм «Убить дракона». Официально его никто не запрещал — не те времена, но даже сейчас, через двадцать пять лет, практически невозможно увидеть на телеэкране эту историю о рыцаре, победившем Дракона.

    Победившем?

    Захаров не снимал ни «Тени», ни «Голого короля», однако сохранил дух трилогии, проведя параллели с другой сказкой, снятой по произведению Шварца. Лишь слегка сгустив краски в узнаваемых образах тех же актеров он превратил легкую фантазию в кошмарный сон, который вот-вот станет реальностью. Евгений Леонов — его Король, в котором просыпались другие родственники, заставлявшие Высочество совершать всякие мелкие безумства, стал душевнобольным Бургомистром. Однако теперь он отнюдь не безобиден и прикрывается выдуманными недугами лишь для того, чтобы скрыть отсутствие души. Добрый, немного наивный и отважный Медведь Александра Абдулова обернулся уставшим рыцарем, который так долго сражается, что начал завидовать рабам — людям, не знакомым с муками выбора, ведь прочное положение всегда гарантирует твердые убеждения. А Волшебник Олега Янковского, этот серьезный и справедливый бородач, наблюдатель и участник, могущий быть и демиургом и палачом, оброс чешуёй цинизма и расчёта. Теперь он Дракон — безжалостный диктатор и хороший хозяин, живущий слишком давно, и знающий слишком много.

    Созданный им мир, этот симпатичный маленький городок с каменными домами, черепичными крышами и мощёными булыжником мостовыми, представляется Ланцелоту краем решеток, сетей и холодного гранита, выжженных степей и топких болот. Здесь нет ни одного яркого пятна, здесь гремят взрывы после очередных развлечений звероящера, и даже небо, к которому поднимают взоры тихие жители в ожидании появления хозяина, не голубое, а серое и дымное. Ланцелот, будто пробудившийся от забытья усталого героя, рвется спасти от злодея прекрасную девушку — новую жертву Дракона, и это безмолвное стадо, которое язык не поворачивается назвать народом. Он готов подарить этим людям самое ценное — свободу! Свободу от узурпатора, который одной рукой вонзает в своего подданного вилку, а другой вешает на его грудь очередной орден. И даже случайно увиденная в храме икона, изображающая Господа, возлагающего корону на голову смиренной Марии, не разубеждает его в сделанном выборе. Он непреклонен и непоколебим в своём желании спасти этот мир, однако забывает о главном — осчастливить насильно невозможно. Слуги Бургомистра запрещают людям выходить на улицу, не надев черной повязки, чтобы те случайно не увидели низложения своего господина. Но спустя лишь несколько мгновений после того, как отрублена последняя голова, господин Архивариус при виде творящегося на улицах снова надвигает на глаза свою повязку. Свобода, данная Ланцелотом, обернулась анархией и низвержением всех правил и порядков.

    Рыцарь вновь погнался за истиной, забыв о её недостижимости и о том, что правда у каждого своя. Каждый раб достоин своего господина и свобода для многих заключается лишь в праве выбора наиболее удобного хозяина. Единственный способ избавиться от дракона — иметь своего собственного, замечает однажды старик Архивариус, и он безусловно прав. Напрасно Ланцелот, вернувшийся через год в этот город, ставший вольным, будет подбегать к каждому с увещеваниями о необходимости избавиться от внутреннего звероящера — люди лишь падут на колени перед новым правителем, а Бургомистр, превратившийся в шута, единственный скажет горькую правду — в этом мире стало слишком холодно. Хозяин даёт кров и пищу, он может пнуть сапогом и приласкать. Но мало кто способен отказаться от места у тёплого очага и уйти в неизвестность. Да здравствует наш рай — край клеток и решёток! Свобода — слишком прихотливое растение, чтобы выращивать его внутри себя: оно требует ежедневного ухода от навязываемого и обильных удобрений знаниями, оно растет лишь на почве собственных мыслей, а думать порой крайне трудно и отчаянно неприятно.

    Марк Захаров показал нам наше отражение, и его зеркало оказалось слишком чистым и прозрачным, чтобы можно было пенять на качество покрытия и гладкость стекла. Вот она, наша история — дракон фашизма с немецкой, итальянской и японской головами, бургомистр с такими узнаваемыми повадками — символ застоя, рыцарь в своей отчаянной попытке превратить мир в царство равенства и братства… И вот оно, будущее — неотвратимое и страшное, ведь внутренний дракон проник и в сознание детей и уже не будет того мальчика, который крикнет, что король голый. Надо бороться, надо сражаться, надо вырывать сорняки рабства с корнем и убивать питающегося ими звероящера! Рыцари, к оружию! В атаку! Начнём!.. С понедельника.

    20 мая 2013 | 20:39

    «- Все обязаны знать нашего Дракона.
    -Кто это вам сказал?
    -Дракон»

    Это заключительная часть своеобразной трилогии о тоталитарном обществе: «Мюнхгаузен» о капельке правды в океане лжи, «Свифт» о творце, творении и вынужденном молчании — оба фильма сняты во времена развитого социализма и потому максимально замаскированы под комедию и драму. «Убить дракона» — фильм, снятый в период распада системы, в момент, когда уже стало можно говорить почти все.

    В разных сказках разных авторов встречается один и тот же сюжет: Дракон из года в год ворует самую красивую девушку города, чтобы потешить свою рептилью плоть. В конце концов, приходит рыцарь и всех спасает.

    Почему-то до Горина с Захаровым никому и в голову ни пришло задуматься, что за дракон такой, что целый город с ним справиться не может, да и пытается никто, кроме единичных смельчаков. Что за люди такие, что годами и столетиями ждут рыцаря-освободителя, как спящая красавица поцелуя? Захаров поворачивает большое режиссерское зеркало — так это ж мы с вами: смешно и противно. Дракон больно пинает, но мы молчим, потому что он орденом нас одарил. Дракон великодушный: он нас от цыган избавил.

    Что удивительно: простой человек и бургомистр одинаково зависят от «звероящера». Разница лишь в том, что человек власти более информирован, а потому хитрее, изворотливее, он нечестен со всеми даже с собственным отпрыском.

    Для Ланселота выбор сражаться с драконом — это не просто вопрос храбрости: дракон как змей-искуситель на примерах доказывает, что гражданам эта свобода не нужна. Может он и действительно прав?

    Там где заканчивается сказка, быль продолжается, но рано или поздно, а обществу приходится жить без тирана-благодетеля. «Раздраконенная» власть едва ли лучше той, что была, а люди остались теми же, такими же, только теперь они в полной растерянности. «Холодно с вами», — говорит бургомистр Ланселоту и в этих двух словах в концентрированной форме миллионы сожалений в адрес того, как хорошо было раньше, вода водянистей и т. д. Сделать революцию, изменить верховную власть можно, но как убить дракона внутри нас, как уничтожить драконьи споры в каждом конкретном человеке?

    8 из 10

    2 февраля 2013 | 14:54

    Один из последних великих советских фильмов и, на мой взгляд, лучший фильм тандема Горин-Захаров. Горин с Захаровым практически до неузнаваемости изменили произведение Шварца, превратив его из сказки для взрослых в мрачную фантазию-антиутопию.

    Три головы дракона Шварца, символизирующие Армию-Тайную Полицию-Бюрократию, переделаны в фашистский триумвират Германия-Италия-Япония. Форму, которую носят прислужники Дракона напоминает форму фашистов, так же как представление с танцем в исполнении Эльзы в начале, одном из лучших моментов фильма. Дракон принимает обличье тяжелого бомбардировщика, сбрасывающего ядерные снаряды. А разговоры о запрете церкви, отсутствии у человека душы, которые дракон вынул лично (в оригинале было по-другому, там Дракон говорил, что он покалечил души людей, а бургомистр притворяется душевнобольным, потому что у него одного нет души) образ Бургомистра прозрачно намекают на советский строй. Дракон держит народ за гениталии (в этом крайне чернушном образе Гориным блестяще воплощена суть тоталитарного режима, названая Кеном Кизи «яйцерезкой»). Дракон причиняет людям самую мучительную боль и за это получает от них только благодарности. При этом открыто презирая людей, говоря, что свобода им просто не нужна, потому что они не знают что с ней делать.

    После победы Ланцелота над Драконом в блестящей сцене архивариус Шарлемань собственноручно закрывает глаза повязкой, чтобы не видеть творящегося беспредела, который устроил народ, никогда не умевший пользоваться свободой.

    И ведь все будет так на самом деле. Истинных ланцелотов вскоре забудут, а ничтожный бургомистр присвоит себе их победу.

    Очень хорошая работа Виктора Ракова, блестяще сыгравшего «маленького дракончика». Очень жаль, что актер в будущем не реализует свой талант, предпочтя съемку в малобюджетных сериалах. Неимоверно хороши Абдулов, Захарова, Леонов и конечно же Янковский, практически сросшийся со своим персонажем, при этом без использования какого-то сложного грима, часто играющий одними глазами. Отличные стихи Юлия Кима в песне Эльзы, великолепная динамичная музыка.

    Конечно, фильм — настоящая классика вне всяких оценок. Но по-традиции все таки поставлю

    10 из 10

    15 февраля 2010 | 03:39

    Горин добавил в сказку Шварца очень многое, в результате фильм стал иронической пародией на нашу действительность времен 30-80-ых годов 20 века.

    Жестокость тоталитарного режима, люди рабы, люди боящиеся говорить то, что думают. Дракон не во внешнем мире, а в головах людей.

    Не знаю, почему всегда этот фильм вносят в категорию семейного, а иногда даже и детского. Ничего от сказки сдесь не осталось.

    Фильм гениален и жесток, потому что за фэнтезийной шелухой скрывается великолепная социально-филосовская драма.

    10 из 10

    29 июня 2007 | 14:07

    Вчера посмотрел по совету хорошей знакомой. Её политические взгляды мне ещё предстоит понять, а для себя я уже определился: либерализм и только либерализм. Но в России его ещё весьма долго не будет; должно быть, я не доживу. А потому пока более-менее удовлетворён тем, что есть. Не Кыргызстан, бархатные революции не мучают, довольно низкий уровень инфляции и безработицы — и то хлеб. Правит нами двуумвират вроде бы не одиозных, непьющих и обладающих хорошей дикцией мужчин — и на том спасибо.

    А фильм, честно скажу, мне не понравился. Хотя тут, должно быть, дело только в том, что тема произведения Шварца, по которому снимали, мне не близка. Потому что ничего нового я не почерпнул. Фильм «Убить Дракона» просто смелый для своего времени — и всё. Хотя нет. Смелым был «Каин XVIII» — ведь он вышел в т. н. эпоху Застоя, а этот — уже в Перестройку, когда только ленивый не ругал Советскую власть. Когда Дракон уже догорал на болоте, а по улицам бегали бестолковые орды горлопанов — если выражаться языком этого фильма.

    Кстати, сам Евгений Шварц мне кое-какими произведениями нравится. Не только «Каином», но и «Тенью» с «Двумя братьями», не говоря уж о «Золушке» и «Потерянном времени». Все эти сказки достаточно волнующи, пугающи, но кончаются хорошо. А вот про Дракона у него вышло, судя по фильму, — полный мрак…

    Конечно, Россия пока исторически не готова к либерализму и демократии, ведь у нас на протяжении всей тыщелетней истории господствовал РЕЖИМ. Несколько раз случалось так, что один РЕЖИМ свергал предыдущий. И каждый раз всё развивалось по одному сценарию: народу объявлялось, что предыдущий режим исчерпал себя, сгнил изнутри, и вот уже многие повторяли заученные в школе слова «низы не хотят жить по-старому, а верхи не могут управлять по-старому» и соглашались с этим. А потом находились добровольцы и ломали памятники предыдущего режима; находились творцы искусства, очерняющие предыдущий режим и воспевающие плюсы грядущего, и с этими людьми также многие соглашались. А кто будет править теперь? Свято место не бывает пусто. Конечно, если военные, внесшие ощутимо больший вклад в победу над внешними и внутренними врагами в лихую годину безвременья, не потребуют власти с оружием в руках, то скорее всего к власти придёт кто-то мягко говоря плюгавый. Хотя если проследить нашу историю, то реально военным ни разу не удавалось взять власть, хотя попытки с их стороны имели место… Их просто вовремя задвигали. И вот уже новый РЕЖИМ (или Дракон, как у Шварца: ведь это имя реального древнегреческого правителя, а не злая огнедышащая рептилия) всерьёз и надолго завладевал нашей многострадальной страной…

    Хотя чего это я? Кто интересуется историей, тот и без моих разглагольствований всё знает. А кому не интересно, тот и под этот фильм заснёт, как спал когда-то в школьные годы над учебником истории России. И великие актёры (Леонов, Тихонов, Фарада, Абдулов, Янковский, Збруев, Раков) не спасут. Ведь если смысл стар как мир, а просто закончилась эпоха более строго РЕЖИМА и можно стало орать «Политика — грязное дело!!!», — то в очередной раз любоваться на такое, удовольствия мало. Есть подобный фильм, вышедший на несколько лет позже, — «Прогулка по эшафоту». Я уже писал про него, — вот тот мне понравился. Там хоть психология более глубокая: как переживают личности при сломе прежнего режима на новый. А здесь — всё банально и мерзко. Особенно гадкую роль сыграл, конечно, Леонов. Даже еле держусь, чтоб не обозвать его героя прямо щас самыми неприличными словами… Дракон, впрочем, тоже показан весьма одиозным, надо отдать должное. Но мы и так знаем, каковы из себя одиозные политики, так что опять же — ничего нового.

    Одним словом, не за что зацепиться взгляду. Есть и за что критиковать: почему не раскрыта тема любви Ланцелота и Эльзы, почему так не зрелищна битва с Драконом? Для меня этот фильм, таким образом, остаётся интересным хоть в какой-то степени лишь с точки зрения конъюнктуры эпохи Перестройки: стало можно ругать политику — сняли «Убить Дракона»; стало можно показывать постельные сцены — сняли «Маленькую Веру». Ещё — мне стало понятно, откуда содран «Обитаемый остров». Не буду оригинальным, если скажу, что наши фильмы тех лет (и в значительной мере до сих пор) явно не блещут культурным содержанием, несмотря на поддержку государством (ради престижа) и наличие талантливых актёров.

    15 января 2011 | 14:06

    Как я уже писала в одной из рецензий, пьесу Шварца перетрактовали безжалостно, почти садистски. И это хорошо. Как образец режиссерской полемики с автором оригинала «Убить дракона» — чистый эталон.

    Взять эту же сцену с сыном бургомистра. Шварц, поставив проблему, заканчивает эпизод словами Ланселота: «Но почему ты оказался первым учеником, скотина?» — и сыну бургомистра ответить нечего. Ланселот выигрывает в этом раунде. В фильме же сын бургомистра, причем прямо и твердо, отвечает Ланселоту на этот вопрос: «Потому что нас так учили». Учили быть первыми учениками. Безвыходная ловушка. И Ланселот проигрывает. У него нет решения этой проблемы.

    То есть, если брать произведение в общем, по Шварцу проблема решается так: придет хороший, смелый человек и все исправит. А по Захарову — нет, этого не хватит. Не хватит Ланселота, чтобы сделать из рабов системы свободных людей. Скорее, случится наоборот — хороший и смелый станет еще похуже, чем эти самые рабы системы. А что нужно тогда? Как решить проблему? Захаров не знает ответа. Никто пока что не знает.

    Фильм очень сильный. При этом тяжелый и мрачный. Детям смотреть я бы не советовала, да и подросткам тоже, кроме самых развитых — вещь уровня романа Оруэлла «1984» по тяжести.

    Самый жуткий момент тут — с семьей Фридрихсена. Вилка в пах, поцелуй взасос, сына — в расход, жене на грудь — орден. И если поведение самого Фридрихсена можно еще оправдать попыткой защитить семью (логика: «не буду сопротивляться — может быть, хотя бы их не тронет»), то улыбку его жены после получения ордена — уже ничем.

    К сожалению, удручает, как уже некоторыми отмечалось, оформление. Оно давит еще больший мрачняк, нежели уже есть в сюжете — словно, не будь все так визуально жутко и темно, зрители бы не поняли, насколько ужасно происходящее. По мне так, будь все оформлено в менее упадочном стиле, было бы намного сильнее — ярче, болезненнее.

    Еще, на мой взгляд, и Янковский, и Абдулов тут (как и в «Обыкновенном чуде») не выдают максимума. Быть может, потому что оба наверняка читали Шварца и не могут отрешиться от его видения образов своих героев. Или Захаров с ними никак не может настроить «резонанс душ». Это его актеры, он их не раз снимал, но до такого глубокого взаимопонимания, как у Гайдая с Демьяненко, к примеру, или как у Михалкова с Меньшиковым — судя по фильму, все-таки, на какую-то мизерную величину, но не хватает. Причем Янковский почти рядом с максимумом, а Абдулову что-то сильно мешает. Кое-где я ему вообще не верю.

    И уж слишком мне не нравится трактовка Эльзы. Непонятно, чем эта типичная рабыня системы могла привлечь Ланселота. Можно было бы придумать, что у нее есть какой-то «кукиш в кармане» при внешней обычности. Ведь в любой тоталитарной системе есть такие, коспирирующиеся несогласные, как бы жестока система ни была — то есть это не было бы враньем. А тут вот как-то… будто кроме «варягов»-ланселотов, людей извне системы, некому выступить за правое дело.

    Но все же смотреть нужно.

    18 сентября 2013 | 22:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>