всё о любом фильме:

Карта звуков Токио

Map of the Sounds of Tokyo
год
страна
слоган-
режиссерИзабель Койшет
сценарийИзабель Койшет
продюсерБернат Елиас, Джорди Муньос, Хавьер Мендес, ...
операторЖан-Клод Ларьё
композиторФатима Монтес
художникРио Сугимото, Тони Кросби
монтажИрен Блекуа
жанр триллер, драма, ... слова
бюджет
$8 000 000
сборы в России
$83 371 сборы
зрители
Испания  319.9 тыс.,    Германия  13.6 тыс.,    Россия  12.7 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время109 мин. / 01:49
Номинации (1):
Японский импрессарио, чья дочь покончила жизнь самоубийством, подозревает, что в ее смерти виноват испанский бизнесмен Давид. Сотрудник импрессарио, тайно влюбленный в его дочь, нанимает Рю — девушку-киллера — чтобы отомстить испанцу. Звукорежиссер, влюбленный в Рю, мечтает создать подробную звуковую карту Токио. Среди миллиона звуков, издаваемых огромным городом, затеряна и эта история любви.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.10 (1782)
ожидание: 92% (64)

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 01:43
    все трейлеры

    файл добавилDeep Life

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 111 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Режиссер — Изабель Койшет

    Сценарист — Изабель Койшет

    «Карта звуков Токио» — это мой любимый фильм. И я хочу побольше о нем рассказать.

    Эта история случилась в Токио — в городе, где живут самые одинокие люди на Земле. От своего одиночества они понемногу начинают терять рассудок и у них появляются причуды. Ну что за причуда: желание составить карту звуков Токио? Что за причуда: покончить с собой, любя всем сердцем? Что за странность: по секундомеру целоваться или ссориться на улицах города с совершенно незнакомыми людьми, да еще на камеру? А живые тела, на которых красиво раскладывают еду, как на тарелках? Какой безумец это придумал?

    Испанский режиссер Изабель Койшет представляет нам чувственную, пронзительную, тонкую картину, повествующую об одиночестве и любовных безумствах. Работы этого мастера не раз были отмечены национальной кинопремией «Гойя», а некоторые из ее работ по достоинству оценены уже за пределами Испании. Такие картины как «Моя жизнь без меня» (2003 год), «Тайная жизнь слов» (2005), «Элегия» (2008) являются визитной карточкой Изабель Койшет.

    Сюжет фильма таков: девушка кончает жизнь самоубийством. Разбитый горем отец цепляется за жизнь только одной идеей — отомстить за свою дочь. Во всем он винит возлюбленного дочери, который, однако, называет его дочь «своей жизнью». «Моей Мидори больше не будет. А он будет и дальше ходить, есть, дышать… Это несправедливо» — кричит шепотом отец и просит своего помощника помочь ему. Очень скоро они встретятся: жертва и убийца, но нам еще предстоит хорошенько подумать, кто из них кто. «Карту звуков Токио» справедливо относят к драматическому триллеру: палач передумал убивать, но отец не передумал мстить.

    Главным героем фильма является человек, который сам на себя наложил проклятье томящего, холодного одиночества. Он несет это проклятье, лишившее его всего, даже сна, потому что он — убийца. От жизни этот проклятый ничего не ждет, только твердо верит, что умрет молодым, что его собственная смерть не заставит себя ждать долго. Но однажды случилось так, что он полюбил, а ему в ответ разбили сердце. Только это оказалось совсем неважно. Фильм не о том, как и почему он стал убивать. Фильм о том, почему он остановился и как был за это наказан.

    Я хочу отметить игру японской актрисы Ринко Кикути, задействованной в этом фильме. Очевидно, она очень сильная актриса. Вероятно, Изабель Койшет заметила ее в фильме Алехандро Гонсалеса Иньяритту «Вавилон» (2006 год). В этом фильме она сыграла глухонемую девушку, тяжело переживающую гибель матери. Ее глухота многими окружающими ее людьми воспринимается как непреодолимое препятствие: ее избегают и не подпускают к себе. Сюжетная линия этой героини является ответом на вопрос: а стоит ли в современном мире отстаивать себя? Может, лучше уйти? Участие Ринко Кикути в этом сильнейшем фильме оставило неравнодушными кинокритиков: она была номинирована на премию «Оскар» в категории «Лучшая женская роль второго плана»,а также на премию «Золотой глобус» в той же категории. В фильме «Карта звуков Токио» ее героиня тоже немногословна. Разница лишь в том, что это добровольное молчание, полный уход в себя. Она почти все время молчит, и поэтому я так пристально слежу за ее мимикой, все время пытаюсь заглянуть в ее лицо, чтобы понять ее без слов. Почему она такая хмурая? Почему ничто и никто в мире не останавливает ее взгляд, словно она все давно знает про этот мир? Кто она?

    Я чувствую запах рыбьего мяса и крови, когда на отрабатывает свою смену на рынке. Я ощущаю, как лимон приятно пахнет и щиплет кожу, когда она моется после рабочего дня, или, лучше сказать, рабочей ночи. Я пытаюсь представить вкус рисовых пирожков с клубникой — ее любимых. И пытаюсь понять, почему она подпустила к себе странного человека, мечтающего создать карту звуков Токио, если давно привыкла быть одна? Если любить кого-то — это значит быть с этим человеком рядом, то больше всего о любви знает тот, кто очень долго был один.

    Все герои картины крепко связаны между собой, хотя мало что знают друг о друге. Каждый из них ненавязчиво учит зрителя быть ответственным за свою жизнь, относиться к ней серьезно. Может показаться, что режиссер втягивает нас в какую-то криминальную историю с непредсказуемым финалом, но на самом деле, он отвечает на вопросы: любовь — это смерть? Или все-таки жизнь? И разве можно быть одиноким, если любимые навсегда в нашем сердце?

    10 из 10

    3 ноября 2013 | 22:12

    - Что это за девушка с длинными прямыми волосами и ровной челкой? Это твоя новая девушка?
    - Нет. Это так. Никто.
    - Никто?
    - Она — НИКТО.


    Первое, что зачаровывает мое внимание, это хлюпанье резиновых сапог Ринко по влажному асфальту, с явным нажимом на правую ногу. Из этого могла бы выйти неплохая музыка, возможно напоминающая уже кем-то придуманное и записанное, но в такой вот незавершенной форме, проскальзывающей мимо ушей, эта ненаписанная никем музыка западает в сердце глубже всех благозвучий. Прошмыгнувшее мгновение, совершенное и неповторимое.

    Подобные фильмы, а их немного на моей короткой кинематографической памяти, я отношу к особой категории. Они не идеальны, они могут ставить меня в тупик и вызывать сомнение своими сюжетными задумками и исполнением, но есть в них тайная концовка, которая заставляет мое сердце подпрыгнуть до горла и так тоскливо становится на душе, что я не могу не влюбиться.

    Если отбросить условности, например, работу главной героини Рю, и попытаться заглянуть глубже в нее саму, в непроницаемое лицо Ринко Кикучи, под которым скрываются волны эмоций и простых желаний в любви, заботе и тепле, того, что сложнее всего получить, мне кажется, я становлюсь на шаг ближе к цели самой Койшет.

    Мы ничего не узнаем о Рю. Какие тайны она скрывает и от каких мыслей бежит. Она, словно тень, блуждающая молчаливо по шумному мегаполису, как бы и не важна. Но именно от нее, как от дерева, отталкиваются все ветви-персонажи, и именно ей решать, какой ветке отломиться и исчезнуть, а какой — продолжать жить, благодаря ей, сохраняя в сердце память о ней, «вагон метро».

    И начинаешь понимать, что не в знании-то дело. А в том, что мы никак не научимся ценить то, что происходит с нами здесь и сейчас, не оглядываясь по сторонам, хороня себя в раздумьях о произошедшем, не имея никаких возможностей изменить уже случившееся. И мы теряем, сами того не замечая, счастье, которое счастливо оттого, что просто любит и просто есть.

    Звучит ни на что не похожий голос Энтони Хагерти. «Mercy, mercy, mercy…» Изабель Койшет использует запрещенный прием, бьющий звуковой волной прямо мне между глаз, и из них льются слезы. Ну не надо!.. Ну зачем вы так!.. И я влюбилась.

    15 марта 2010 | 23:41

    Наткнулся на одну фразу — про поужинать и спасти жизнь — впечатлился логикой и нашел фильм. Затем было разочарование: эта фраза, +\- еще парочка, но ничего похожего на хорошее кино.

    Ну, к примеру, не только я как зритель, но, похоже и режиссер пытаясь набить фильм образами, чтобы откровенно простейшая история не смотрелась таковой, потерялась в итоге, забыв, про кого на самом деле фильм. Я потерялся и подавно — нашелся в некоторой степени, когда фильм перешел на историю Рю, поконкретней. Или вопрос, замучавший меня после просмотра: что хотела режиссер сказать этим фильмом? Этот фильм просто история любви? Этот фильм об одиночестве? Это попытка снять романтическую драму слившихся воедино событий в духе современного европейского кино на азиатской территории? Для каждого из этих вопросов я находил противоречия, и недоставало подтверждений. О чем этот фильм, я так и не понял. А откуда такое название — за весь фильм, лишь раз проявился хороший саундтрек, в титрах. Остальное пространство не занято музыкой вообще. а тем более чем-то интересным. И звуколов, совсем не главный герой картины. Видимо это потому что история нашлась среди его кассет, но это не праведно по отношению к главным героям.

    Удручающе смотрится операторская работа, словно он просыпается на пару мгновений, а потом снова засыпает отдавая камеру стажеру. Вид Токио, да вы шутите, что вы в нем нашли? Кроме всего прочего в картине почти не событий, а те которые есть замазаны толстым слоем кислого варенья, чтобы никак не выделятся. Картина становится вязкой скукой. Привычные для такого кино, на этот раз, вагонные сцены стали неприятно резким контрастом с более мягким фильмом.

    В сухом остатке: игра на чужом поле не удалась, и все время казалось, что фильм начнется, когда он вернулся в Испанию…

    5 августа 2010 | 10:14

    После просмотра эмоции полярные…

    С одной стороны, некая оторопь и возмущение от, казалось бы, бессмысленности действий всех героев: самоубийства, мести, невыраженных чувств, безразличного использования, самопожертвования… Пустота поступков и невозможность понять их сути по причине обыкновенной человеческой разумности и вменяемости зрителя.

    Но с другой стороны, вдруг понимаешь, что сильно зацепило во всём этом действе что-то глубинное, непростое, оправдывающее все выше перечисленные неразумные на первый взгляд выходки персонажей.

    В основе всего происходящего — эмоциональные проявления себя героев. Они разные: от аскетизма и самопожертвования до высшей степени эгоизма и безумной страсти. Но всё это — ради жажды любви. Они все любят, только каждый по-своему. И пробираясь сквозь дебри и постигая, кто как может, науку любить, делают массу неимоверных поступков, порой таких бессмысленных и неосознаваемых умом, но таких понятных, естественных и объяснимых, когда речь идет о чувствах…

    И в итоге вместо потрясения от неожиданной развязки фильма вдруг возникает чувство облегчения и умиротворения от того, что все получили ровно то, что искали и за что так долго и упорно пытались бороться.

    И еще очень важный момент. Звуки. В моем понимании, в контексте данного фильма звуки — это еще и общение. Взаимоотношения по средством такого естественного и нормального для нас, людей, навыка — разговора. Молчание — золото, да. Но всё же высказать другому свои мысли, желания, сомнения, страхи, поделиться чем-то важным — не это ли залог такого долгожданного и такого реального по сути счастья?..

    Фильм, безусловно, оставляет послевкусие, тормошит душу и бередит эмоции, и за это 

    10 из 10.

    25 января 2010 | 23:38

    …ты просишь меня спасти тебе жизнь? — да…

    С самых первых кадров сердце удивительным образом сжимается от ноющей боли, и дышится раз через раз. Но постепенно понимаешь — только когда задерживаешь дыхание, по-настоящему ощущаешь выдох, и тем слаще становится новый вдох…

    Люди приходят в нашу жизнь и уходят из нее. Одни встречи мимолетны, другие длятся чуть дольше, некоторые растягиваются на годы. Но рано или поздно люди уходят, оставляя лишь память, подкрепленную нечетким образом, мелодией, яркой фотографией, письмами, скамейкой в парке или вагоном метро. Но как часто мы помним людей с помощью звуков? А ведь каждый человек составляет звуковую карту своей жизни — шаги, дыхание, скрип кресла, шорох листов, скрежет карандаша, стук клавиш, кипящий суп и втягивание лапши. Все эти звуки складываются в неповторимую мелодию, которой звучит человек. Обычно, мы редко замечаем эти звуки, а порой они нас раздражают, но когда человек уходит, звук, связанный с ним, становится вдруг сакральным.

    Губами старого влюбленного рассказчика Изабель Койшет в очередной раз повествует не новую историю любви разной, но всегда печальной — слепой любви отца, породившей слепую месть, горькой любви убийцы, так легко превратившейся в жертву и ставшей спасителем, мучительной, неразделенной любви, накрепко связывающей героев. Она не будет любить никого и смертью своей сыграет злую шутку. Память о ней будет бередить его сердце, и он будет искать спасение, непрерывно рассказывая о ней другой, тем самым нанося невидимые, страшные раны. Она будет молча глотать боль, не выдав себя ни единым порывом, сохраняя неизменно непроницаемое лицо, оберегающее мысли, накопленные бессонными, холодными ночами и оставшиеся невысказанными. Он будет записывать ее звуки, и молчать вместе с ней, и тихо ее любить. Любовь будет рвать их на куски снова и снова, отдаляя друг от друга. Да, все это уже было, но я в очередной раз поражаюсь тому, как умело Изабель Койшет приправляет сюжет изысканными специями, ведь дело не в новизне идеи, а в ее подаче. Все в мелочах. В пальцах, образующих раковину, чтобы скрытно прошептать страшную весть в неподобающем, пошлом месте, в глазах, раскрывшихся от ужаса. В Рю, одиноко бредущей сквозь целующуюся толпу. В руке, украдкой коснувшейся щеки, в улыбке, так упорно рвущейся сквозь сжатые губы, в собранной по кусочкам фотографии. В страшной, без слов понятной просьбе на табличке.

    И цепко хватается взгляд за изумительную палитру на мокром асфальте, созданную отсветом вывесок, за качнувшиеся подвески, за солнце, играющее на чистых, влажных камнях, за зелень холмов, за урбанистическую серость, волшебно преображающуюся ночью в феерию разноцветных огней, за красный цвет, которого будет много, потому что кровь по-прежнему рифмуется с любовью. И звучит, звучит большой город шумными улицами, гулким метро, шагами тысяч людей, гудящим рыбным рынком, многолюдными кафе, пронизывающим ветром, проливным дождем, смывающим пыль горечи и обид или, быть может, ставшим для них пристанищем. И ненавязчиво в звуки города вплетаются настоящие мелодии, романтические баллады и японские мотивы.

    Изабель Койшет учит нас простой магии. Стоит только хорошенько присмотреться и прислушаться, и мир станет другим, зазвучит по-новому. В фильме кто-то увидит только тривиальный сюжет, когда как нужно было замечать детали. Ведь так всегда — мы смотрим, но не видим, слушаем, но не слышим. В то время как из самых обычных звуков выходит славная карта города и неповторимая карта любви. Присущая восточному миру скрытность неспроста сказывается на эмоциональной стороне фильма, явными внешними эмоциями он обделен, но это еще один фокус, потому что внутри у героев все плавится, и чувство это мгновенно отзывается в зрителе, оставляя горькое и по-своему волшебное послевкусие.

    Тоска, сжимавшая сердце постепенно уходит, и оно, освободившееся, вступает в свой привычный ритм. А нам нужно лишь несколько секунд, помнишь? Пять, четыре, три, два… Выдыхай…

    …на титрах уже не больно и мы снова можем дышать…

    Даниилу, звездной ночью пришедшему, подобно волшебнику.

    5 февраля 2011 | 19:50

    Испанский сомелье тихо поедает японскую лапшу в одном из кафе недалеко от рыбного рынка Токио. Напротив, неразговорчивая черноволосая японка обжигается и вдыхает лапшу смачно и шумно. Дэвид надеется, что случайная встреча и страстный секс заставят ему позабыть покончившую с собой возлюбленную. Рю полагает, что ей очень удобно убить его в гостинице для случайных встреч и выполнить заказ своего клиента

    В фильме испанки Изабель Койшет все оказываются не теми, кем кажутся, и стараются выстроить свое природное существование, подражая каким-либо ролям. Человек подвержен мимикрии равно как и весь животный мир, только в этот процесс примешивается беспокойная душа. Киллер работает на рыбном рынке, потому что так меньше думается. Влюбленный в японских женщин импортер вин прячется в стране саке, потому что другая страна никогда не потребует от него ответной близости, и в гостях всегда останется путь для возвращения домой. Очаровательная девочка на видео только со стороны похожа на ангела — своей смертью она осознанно ушла из жизни, чтобы отравить жизнь любящих ее людей. Наконец, личный ассистент японского бизнесмена, нанимающий Рю для «акта возмездия», не сказал при жизни будущей самоубийце ни слова о своей любви. Венчает эту пирамиду из замаскированных характеров Токио стареющий звукорежиссер, который мечтает создать подробную звуковую карту огромного мегаполиса. Он слушает людей, вещи, природу, но не вторгается в это пространство жизни и отдыхает, когда оказывается на кладбище.

    Идея звука как пространства для жизни, равно как тишина — примета смерти, в кинематографе не нова, хотя по своей сути кино — это именно визионерское удовольствие. Режиссер Изабель Койше попыталась уйти в сторону от наблюдения-созерцания и прислушаться к этой истории внезапно вспыхнувшей любви убийцы к своей потенциальной жертве. Достойный замысел воплотить не удалось, скорее всего, по причине слабого драматургического материала. На всем протяжении истории можно смело расставлять акценты с помощью звуковой палитры, но нет — привнесенные в кадр звуки оказываются глухими, потому что не оказывается в фильме той особой исключительности, которая позволила бы по-настоящему увлечь.

    В «Карте звуков Токио» заметно слишком много предшественников, которые отпечатались на улицах азиатских городов классическими росчерками — Кар-Вая («Падшие ангелы»), Копполы («Трудности перевода») или Гондри («Токио!»). Фильм Койше уверенно мимикрирует к знакомым образам и драматическим перипетиям, так что интрига истории угасает достаточно быстро, и шаблонные сексуальные сцены разжечь ее не могут Одинокий европеец средних лет или чуть старше в азиатском мегаполисе — это уже всегда немного Билл Мюррей. Молчаливый убийца с таинственным взглядом почти наверняка заставит вспомнить о Леоне Лае и ожидающем убийцу возмездии. А «девушки с большими пушками» — это уже давно отдельный жанр в японской анимации.

    Пустой сценарий не удается одухотворить актерской игрой — Сержи Лопес («Рики», «Лабиринт Фавна») откровенно «потерял» своего персонажа, и на его месте можно представить любого другого исполнителя. Ринко Кикучи умеет играть даже без слов — глухонемая студентка Чиеко в «Вавилоне» Алехандро Гонсалеса Иньярриту — но здесь она сталкивается с тем, что коллизии и трансформации ее героини банальны. Любовь приходит и расставляет свои звуки на карте мира, но объяснить ею одной движение этого мира невозможно.

    24 ноября 2009 | 23:30

    «Карта звуков Токио»
    «Моя жизнь без меня»
    «Элегия»

    Этот комплект из фильмов Койшет, что недорогой гастрономический набор для супа из костей: очень одинаков и не насыщает. Мосластые громадины, предназначенные на выварку из них последнего возможного. Почему последнего? — главного их уже лишили: мяса нет, а значит и пригодность их лишь на запах, чуть цвета, чуть сытости. Только чуть, всегда чуть — настоящей сытости не ждать — смысла не осталось…

    Печально, конечно, но каждый кормит, как умеет. С этих фильмов уйдешь полуголодный, обворованный на ожидания. А ведь сдаётся мне, что начало обещалось вполне пригодное. Неплохая сценарная идея должна была привести к воплощению, если не гениальному, то вполне удачному. Тяготы жизни, сложные болезни или даже смертельный исход — такие вещи, правда, срабатывают. Начало много обещает, но мало даёт, срываясь ближе к середине. И если старт фильма предоставляет фору на разгон и собирание всех мотивов и причин, то, перевалив за середину и не получая никакого развития, понимаешь: обманули…

    В «Моей жизни…» героиня, узнав о скорой смерти, начинает — что вы подумали? — погрязать в неубедительных мелочах и пустяках, кои понять и принять не получается, настолько это мелко и натянуто. В «Карте звуков…» девушка-киллер влюбляется в свою жертву. И отношения их строятся по такой избитой схеме, что не удивляешься ни прогнозируемому финалу, ни отсутствию идеи как таковой. В «Элегии» та же печаль. Отличный актерский ансамбль много суетится, но вязнет в клишированных диалогах, которые же стремительно обрывает, оставляя шлейф недоумения и сомнения в их надобности вообще. И эта недоработанность на фоне сверхдавления на эмоции одинакова для всей тройки фильмов.

    Но половиной сыт не будешь. Медленные события, как и медленные герои никуда не ведут, вяло перетекая из заданных условий в новые, увеличивая бессодержательность вкупе с такой банальностью, что уверенно предугадать очередной ход не составит большого труда. Они статично скользят по поверхности, не давая желаемой глубины смысла. И такая тоска вдруг возьмет от потраченного времени на то блюдо, которое надо долго есть — и все-таки уйти голодным.

    Полное разочарование несколько сглаживает визуальный ряд. Кадры действительно впечатляют, легко вгоняя в созерцательный транс. Отличная атмосферная колористика, правильная, на мой взгляд, пропорция настроения и восприятия предметного мира — да и спасибо Жану-Клоду Ларьё, оператору, снявшему эти три картины. Но, честное голодное слово, этого так недостаточно, чтобы насытиться и тем более полюбить.

    Что ж, всегда надо уметь вовремя прощаться. С обманщиками поварами, которые даже из отличных продуктов умудряются приготовить пустые бульоны. Куда же девается мясо? — молчат. Как хотите, но я с этой неидеальной кухни ушла.

    PS: если ставить вопрос предпочтений у Койшет, то это«Тайная жизнь слов» и «Страх и трепет», которые дважды могут оправдать потраченное на просмотр время. Вот на этой радости и закончим скорбеть.

    25 июля 2011 | 12:33

    То, что «Карта звуков Токио» испанский фильм, я понял далеко на сразу, лишь изучив данные на «Кинопоиске», так что кино смотрел чистым, незамутненным взглядом, без оглядки на режиссера, страну-производителя и прошлые фильмы актеров. Пожалуй, единственное, что я знал, это то, что «Карта» получила приз на Каннском фестивале вне основного конкурса. И название более чем интригующее.

    Тем не менее, Изабель Койшет я ставлю семь баллов, и вот почему:

    Первые пятнадцать минут трудно определить сюжетную линию. Конечно, это режиссерский ход, но и его коварные прокатчики разрушают синопсисом. И вот тут и кроется главная проблема. На этот раз, тем, кто составляет описание фильма, удалось пересказать весь его сюжет. Основные события «Карты звуков Токио» развертываются именно в этих двух абзацах с небольшими фактическими дополнениями, вроде тех, что Рю работает на рыбном рынке.

    Действительно, Койшет создает аллюзии и переклички с темами, которые неоднократно поднимались: непонимание Запада и Востока, но возможная любовь между ними. Любовь межпоколенная, любовь отцовская и дочернее бунтарство, выраженное в самоубийстве. И страсть между девушкой-киллером и ее жертвой. Рассказ звукорежиссера создает ощущение, будто сценарий его монолога писал Харуки Мураками, который из книги в книгу раскрывает два женских образа: веселая разбитная девчонка, острая на язык, и загадочная, красивая, молчаливая, печального образа девушка, которая либо погибает (Наоко), либо исчезает бесследно (Симамото, Сумирэ). Рю вот такого второго образа.

    История же рассказанная Койшет практически Шекспировская, одновременно трагическая и простая, так что даже в вымысле не упрекнешь. Но почему действие происходит в Японии? Один западный актер ничем не выдает, что фильм целиком западный. Восточное здесь все, начиная от города, заканчивая эмоциями. Оттого и странно видеть, что страна-производитель — Испания. Не хватает пылкости, зато предостаточно изыска Нагаси Осимы и других классических японских режиссеров. Если Изабель Койшет ставила целью снять фильм по-японски (не только язык, но и режиссерская техника), то у нее это с лихвой получилось. Звуки и картинка на высоте, а вот монотонность действия едва не заставила вздремнуть, хотя сыграно очень достойно. Особенно хочется отметить Ринко Кикучи, которая, между прочим, в этом году снимется в экранизации романа Мураками «Норвежский лес», а за плечами у нее «Игры лжецов», «„Вавилон“ и экранизация „69“ больного на всю голову Рю Мураками, но талантливого.

    7 из 10

    27 февраля 2010 | 13:27

    После просмотра фильма моя собственная жизнь прекратилась на пару часов. Просто сидела, смотрела в одну точку. А вокруг сновали люди, бегали, что-то говорили. Нет, он не перевернул мою жизнь, не сделал ее лучше, или, может быть, другой. Просто этот фильм заставляет выбиться на некоторое время, остановиться и подумать. Подумать о красоте, смерти, тишине.

    Не хочется даже упоминать об игре актеров, потому что она такая, какая должна быть. Все на своих местах. Все попали в нужные точки. Так же хочется восхититься работой оператора. Какие реалистичные съемки Токио, какие жизненные планы повседневности людей.

    Не буду говорить о сюжете, смысле этого фильма. Все равно я поняла его по-своему. Добавлю лишь, что в звуках всегда будет жить любовь.

    14 января 2010 | 00:54

    Невероятно красивый, сложный, очень чувственный и глубоко эмоциональный фильм о любви, страсти.. той химии, которая не подвластна разуму и логике…Фильм, который заставляет вас не только сопереживать во время просмотра, но и не отпускает после его окончания… Фильм, который будет бередить ваши воспоминания, побуждать задавать себе вопросы о том, а что, собственно, есть любовь и примерять ситуацию, произошедшую с героями фильма на себя…

    Рью- девушка киллер- работающая по ночам на рыбном рынке, чтобы отвлечься от мыслей о том, чем она занимается днем, получает заказ на устранение клиента, испанца Девида, переживающего смерть своей возлюбленной Мидори, покончившей жизнь самоубийством… Но в процессе знакомства, понимая, что Девид к смерти Мидори не имеет ни малейшего отношения, Рью влюбляется в него и отказывается от выполнения заказа… Девид — далеко не молодой, не самый красивый мужчина, своими эмоциональными воспоминаниями об ушедшей возлюбленной сумел растопить сердце японской «снежной королевы» настолько, что она сознательно спасает Девиду жизнь…

    В фильме много очень красивых эротических сцен, снятых настолько тонко и эмоционально точно, что ты переживаешь все эмоции вместе с героями, погружаешься, тонешь в вихре чувств, потрясающей в своей силе накала страстей. Думаю, посмотревшие этот фильм, согласятся со мной, что не так уж много фильмов, где можно так точно прочувствовать и пережить вместе с героями всю ту силу эмоций, скрытых где то глубоко внутри, но выплеснутых наружу, от которых перехватывает дыхание, сжимается сердце и по коже пробегают мурашки…

    Великолепная актерская игра Ринко Кикучи и Серхи Лопеса, замечательная операторская работа — виды ночного Токио просто покорят вас… и на протяжении фильма, подчеркивая эмоциональный накал, будет звучать очень красивая музыка…

    Не могу не сказать о звуках фильма… Тишина летнего кладбища, шум токийских улиц и метро, суета рыбного рынка, звук дождя, падающего на асфальт… И где то там, в общем гуле звуков, утонул и навсегда остался тихий стон.. как звук высшей точки накала страсти Рью и Девида, органично растворяясь и вплетаясь в звуки этого древнего города.

    10 из 10

    17 июля 2012 | 20:53

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>