всё о любом фильме:

Новый кинотеатр «Парадизо»

Nuovo Cinema Paradiso
год
страна
слоган«A celebration of youth, friendship, and the everlasting magic of the movies»
режиссерДжузеппе Торнаторе
сценарийДжузеппе Торнаторе, Ванна Паоли, Ричард Эпкар
продюсерФранко Кристальди, Джованна Романьоли, Габриэлла Карозио
операторБласко Джурато
композиторЭннио Морриконе
художникАндреа Кризанти, Беатрис Бордоне
монтажМарио Морра
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  2.83 млн,    Франция  2.05 млн,    Испания  910.9 тыс., ...
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время124 мин. / 02:04
Это рассказ о счастливых днях, когда итальянское кино еще не знало о том, что такое «кризис итальянского кинематографа». В центре разделенной как бы на три части картины — сицилийский мальчишка Сальваторе.
Рейтинг фильма
IMDb: 8.50 (150 242)
Рейтинг кинокритиков
в мире
90%
60 + 7 = 67
8.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Первая версия фильма шла 2 часа 35 минут. В международном прокате фильм демонстрировался 2 часа 3 минуты. Через несколько лет появилась лента на 20 минут длиннее, в которой главный герой, влюбленный в кино, не только приобщается с детства к волшебному миру экрана в лице старого киномеханика, но и познает обыкновенную человеческую, плотскую любовь прямо на полу кинотеатра «Парадизо».
    • В рабочем месте киномеханика Альфредо, на стене висит постер фильма «Касабланка» (1942).
    Трейлер 01:26
    все трейлеры

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.5/10
    В этой картине есть немало кадров из фильмов 40—50-х годов, которые запали в душу сицилийского мальчишки Сальваторе со славным прозвищем Тото, поскольку он вечно крутился рядом с немолодым киномехаником Альфредо из роскошного (для тех лет) нового сельского кинотеатра с божественным названием «Парадизо». Кинематограф как подлинное царство грёз, настоящий рай, в котором мы обретаем своё бессмертие, представлен в ленте 32-летнего итальянского режиссёра Джузеппе Торнаторе не только со слезами ностальгического умиления по поводу безвозвратно ушедшего, но и с добрым юмором и любовью по отношению к наивной реакции зачарованной публики. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 53 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Орсон Уэллс однажды сказал, что у Росселлини актеры играют хорошо потому, что итальянцы сами по себе народ очень темпераментный и артистичный, и поэтому актерство у них в крови (как любовь к пению), и потому итальянские фильмы получаются более живые и яркие, чем американские. В этом высказывании чувствуется некоторая зависть, но когда я смотрел «Парадизо», я понял, что Уэллс был прав — не по отношению к Росселлини, а по отношению ко всему итальянскому кино в целом.

    «Парадизо» удачен именно потому, что актеры в нем очень непосредственны. Тут налицо желание Торнаторе возродить великий итальянский кинематограф и феллиниевский бурлеск, но еще больше в этом фильме видно желание получить «Оскара», которого он и получил. Это типичный оскаровский лауреат: сентиментальное «эпическое» кино почти без острых углов, сделанное так, чтобы никого не обидеть в Америке и одновременно так, чтобы средний американец смог посмотреть его, не загрузившись и, может, даже пустив слезу. В актерской игре ничего самобытного нет, а по мальчику, играющему главного героя в детстве, хорошо видно, что играть он не умеет и спасает его лишь та самая итальянская непосредственность, про которую говорил Уэллс. В принципе, картина эта — такой же хитрый суррогат, как и «Жизнь прекрасна» Бениньи, но сделанный, тем не менее, вполне талантливо (как и фильм Бениньи). Последняя треть представляет собой неприкрытое вышибание слезы из зрителей, что кому-то может понравиться (особенно женскому полу), а кому-то наоборот.

    В общем, фильм достойный и, посмотрев его, вы не потратите время зря, поскольку он торкает совокупностью впечатлений, но все же это не Феллини и не де Сика. Для контраста можно посмотреть, например, «Отца-хозяина» Тавиани, сделанного в те же годы. Это менее сентиментальный и более стилистически выразительный фильм.

    7 из 10

    26 октября 2010 | 09:45

    Популярный актёр Сальваторе Ди Вита (Перрен) поздним вечером получает весточку со своей родины — Сицилии. Он узнаёт, что там на острове скончался его старый друг Альфредо (Нуаре), который когда-то, будучи киномехаником, открыл Тото дорогу в мир кинематографа. Сальваторе ложится в постель и пускается в путешествие по волнам своей памяти: он видит себя маленьким мальчиком (Кашо), который с раннего детства знал, что кино — станет тем, чему он готов посвятить всю свою жизнь.

    Я понимаю, что сейчас выскажу крамольную мысль, которая вероятнее всего не понравится многим любителям кинематографа, однако «Новый кинотеатр „Парадизо“ — это первый из просмотренных мною фильмов итальянского режиссёра Джузеппе Торнаторе, который не оправдал ожиданий. При этом я не хочу сказать, что картина мне не понравилась, совсем нет. Просто я ожидал гораздо больше от общепризнанного шедевра, фильма, который принёс Торнаторе славу и успех, и который во всех пользовательских рейтингах находится в почётных списках лучших лент за всю историю кино. Ну не знаю, как минимум, „Простая формальность“, «Незнакомка» и «Лучшее предложение» мне понравились больше. Да и «У них всё хорошо», наверное, тоже, хоть я и поставил им одинаковую оценку.

    Я не понял, что в этом фильме такого, чтобы называть его гениальным и так уж сильно восхвалять. Нет, фильм, конечно, очень красивый, снят стильно, с итальянским шиком-блеском: идеально выверенное повествование с правильным саундтреком (Морриконе, как всегда), цепляющими сценами и отличной актёрской игрой. Но вот какой-то глобальной мысли, проблемы, вопроса, если хотите, я здесь не увидел. Чего-то такого, о чём я мог бы задуматься всерьёз, чего-то актуального или глубокого. Ну да — «детство золотое, где же ты»? Ну да, «уходя, уходи и не оглядывайся». И это всё? И вот за это Оскар? Хм…

    Странная получается рецензия. Фильм-то хороший, а такое ощущение складывается, что я его ругаю. Но что поделать, так всегда выходит, когда ожидания выше полученного удовольствия. Одно могу сказать точно. У картины «Новый кинотеатр „Парадизо“, без всякого сомнения, имеется свой зритель. То, что не сработало на мне, обязательно сработает на ком-то другом, более того, это уже произошло, раз столько людей говорят, что не видели у Торнаторе ничего лучше. Так что, советовать смотреть или нет — не возьмусь. На мой субъективный взгляд, фильм перехвален, хоть и не слишком сильно — так, самую малость.

    8 из 10

    3 октября 2013 | 14:39

    Кинотеатр Парадизо — это Рай.

    Альфредо — это Бог. Тото — Человек в глобальном понимании.

    Бог наставляет Человека, Бог над всеми, он всё знает, всё видит, он показывает людям Жизнь.

    Но Церковь, в лице католического священника, выступает цензором — это нельзя, то запрещено. Богу приходиться вырезать из созданной им жизни кусочки, хотя люди знают, что это есть, ждут это, но церковь против.

    Кинотеатр также олицетворяет ветхий и новый завет. Старый кинотеатр (ветхий завет) уже не может вместить всех желающих попасть в Рай, по ветхому завету спасутся только избранные. Но люди хотят в Рай и просят Бога — Сделай что-нибудь! Рамок кинотеатра (Ветхого завета) становится мало. Бог любит людей, он жалеет их и показывает им кино, даёт им Чудо — дарует им свою Любовь. Старый кинотеатр (ветхий завет) не нужен, он сгорает. Это тяжело для Бога — он проходит через жертву.

    Плата за билеты в кинотеатр, и даже полцены за билет на улице — это плата за вход в Рай у католиков — индульгенция, хотя Бог платы за Рай не берет, её берёт церковь.

    Священник и цензура олицетворяют собой мораль, которая была в обществе до середины 20 века, когда было не принято целоваться на людях и всё было целомудренно, но в 20 веке люди совершили много революций и отказались от многих устаревших моральных норм.

    Плёнка — это жизнь, которую даёт Бог. Раньше жизнь была проще, бесхитростней — черно-белая, теперь она стала сложнее, многограннее — цветная пленка.

    На площади у ворот кинотеатра (Рая) толчётся юродивый, который кричит — площадь моя, это символизирует то, что блаженные попадут в Рай первыми.

    Или словами героев из кино, имеется в виду словами пророков и апостолов. Но иногда Бог говорит и от себя. Он говорит не сразу понятными притчами с Тото ("ждал, но на 99-й день он ушёл»).

    В новом кинотеатре (новом завете) уже нет такой строгой цензуры, это не нравится священнику.

    Однажды Альфредо (Бог) сам говорит со Священником — мы не знаем о чём, но священник ошеломлён, он потрясён.

    До семи лет Бог был с Тото, пока тот был безгрешен, потом он перестаёт его видеть (слепнет). Но это Тото думает, что Альфредо (Бог) больше не видит его, а на самом деле, хотя Альфредо потерял зрение, но он всё знает, всё видит, даже то, что жизнь немного не в фокусе.

    А во взрослом возрасте Тото кажется, что Бог не хочет его больше слышать (Говорит — Я хочу слышать только море) — то есть решать свою жизнь Тото придётся самому, Бог предоставляет ему свободу выбора добра и зла.

    Тото перестаёт говорить с Богом, не говорил с ним 30 лет, в конце даже думает, что Бог умер, но Бог его всегда следит за его жизнью, помнит и любит. И дарит ему Любовь.

    В конце Человек получает от Бога подарок — Любовь. В фильме нет ничего грустного, но на глаза наворачиваются чистые слёзы, которые бывают от просветления души при контакте с Божественным.

    И то, что сохранились кусочки о Любви говорит нам, что нужно ценить, хранить и собирать Любовь в своей жизни, что это как раз то, что остаётся.

    9 февраля 2010 | 21:22

    Это история влюбленности 10-летнего Сальваторе Тото в призрачный и чарующий мир кино. Основные события разворачиваются на фоне жизни провинциального сицилийского городка, где одним из главных людей является киномеханик Альфредо, с которым Тото долгие годы будет связывать крепкая дружба. Именно Альфредо станет для Сальваторе проводником и попутчиком в мир грёз. Этот путь поможет пережить ему драму несчастной любви и последствия пожара в кинотеатре, приведшего к слепоте старого киномеханика.

    Фильм, встреченный поначалу без особого воодушевления на родине, в Италии, после заметного сокращения (почти на треть), сделанного самим режиссёром, стал триумфатором следующего мирового сезона, собрав все, какие только возможно, призы. Молодой постановщик Джузеппе Торнаторе, имевший до этого на своем счету только одну полнометражную работу, предъявил миру (по сути автобиографичное) признание в любви кинематографу. Как и главный герой картины, он познакомился с кино и безоглядно в него влюбился ещё в 4-летнем возрасте. Работал киномехаником, фотографом, снимал любительские и документальные фильмы, прежде чем поставил главный фильм жизни.

    Картина воскрешает великую эпоху неореализма, когда просмотры под открытым небом делали кино по-настоящему народным искусством. Но к концу 1980-х Италия переживала уже совсем другие чувства: массовые закрытия кинотеатров заставили итальянцев оплакивать великую послевоенную эпоху, когда кинотеатр являлся «обителью воспоминаний и хранилищем грёз». Не случайно, почти одновременно с лентой Торнаторе были сняты «Сплендор» Сколы и «Улица Парадизо» Одоризо, которые также с горечью напоминали о прекрасном прошлом.

    Хотя, казалось бы, сам Торнаторе должен был тосковать по другим временам и картинам, поскольку его детство пришлось на 1960-е годы, но он поместил своего героя именно во времена неореализма, в эпоху всеобщего единения. Таким образом, постепенное исчезновение кино становится символом отчуждения людей, лишившихся места совместного эмоционального переживания. Мнимые простота и безыскусность ленты, множество кадров из знаменитых и популярных в Италии фильмов 1940-1950-х годов, а, главное, искренность авторского сопереживания предопределили общемировой успех этого признания в любви десятой музе.

    31 декабря 2012 | 10:31

    Мне жаль, что фильм я увидела на DVD, а не широком экране, мне жаль, что для кинопрокатчиков покупка и демонстрация старых пленок не актуальна, это мероприятие, возможно, не окупит расходов. Но посмотрев этот фильм — я не сожалела ни об одной минуте.

    Это не фильм — это целая жизнь! После таких фильмов, невольно вспоминается, на что, было потрачена невероятная куча времени, для просмотра всего того, что в превалирующем процентном соотношении называется «кино». Почти три часа, как три минуты, как мгновение, за которое прожита целая жизнь, вместе с героями этого фильма. Такие фильмы, как этот, фильмы Тарковского меня всегда приводят в диссонанс, состояние, когда мозг вот-вот задымится, потому что это фильмы заставляющие думать, но в то же время, чувство осенившей тебя блажи, чувство съеденного куска торта, из самых дорогостоящих и качественных ингредиентов.

    Нам, героям эры Форда, не к лицу задумчивая бледность, романтизм и наивность. Мы — стремительны, красивы, остроумны и заслужено успешны. Мы — иконы века, в котором, всё подлинно человеческое стало ретроградным; как бы получило новое определение в терминах передовой науки и «опыта успеха»: простодушие и чувственность заклеймены как глупость, доброта есть слабость а любовь — помесь инстинктов с химией… — это действительность нашего времени, нашего общества. В фильме же, я переживала каждую фазу времени, этапы взросления героев, в сцене, где весь зал аплодирует, впервые увиденному на экране, поцелую, я прикрыла щеки, буд-то сейчас все увидят, что я тоже видела этот поцелуй. Как меняются времена, желания, нравы. Этот фильм вырвал меня из эры Форда и полностью погрузил в времена происходящего на экране.

    Самое главное, этот фильм показал, что можно пожертвовать одной любовью, ради другой, посмотрев, вы обязательно поймете, почему. И, если честно, настоящая любовь — никогда не умрет. В этом фильме нет завораживающих спецэффектов или чудес пиротехники — здесь есть души людей.

    10 из 10

    19 июля 2011 | 04:07

    Это фильм — воспоминание о прошлом — о безвозвратно ушедшем, о юношеских грезах, о первой любви. Но это также и размышление о настоящем — о чувствах и переживаниях, сопровождающих человека на протяжении всей жизни…

    Режиссеру удалось создать восхитительную атмосферу… Каждый кадр фильма буквально пронизан удивительной любовью, теплотой и уютом, он такой же светлый, какими бывают только воспоминания из далекого детства… Такой волнующий и трогательный фильм мог снять только человек всецело очарованный магией кино и безгранично влюбленный в свою профессию…

    Настоящие произведения искусства рождаются только в тех случаях, когда их создатели отдаются любимому делу без остатка — и этот случай как раз такой…

    Похоже, что своим вдохновением и энтузиазмом Торнаторе сумел воодушевить всю съемочную группу…

    В фильме очень много колоритных персонажей и запоминающихся ролей… Хотя конечно же в первую очередь хотелось бы отметить метра французского кино Филиппа Нуаре — его персонаж несмотря на противоречивость, очень трогателен и обаятелен, а также 8-летнего Сальваторе Кашо, создавшего живой и яркий образ главного героя в раннем детстве…

    В фильме очень живописный визуальный ряд, в чем в первую очередь заслуга оператора — на протяжении всего фильма он — художник, которому подвластно все!

    Также не могу не отметить удивительный саундтрек единственного и неповторимого Эннио Морриконе — фильм буквально растворился в чарующей музыке гениального итальянца! В ней и любовь, и ностальгия, и ирония, и оттенки радости, и нотки грусти…

    Очень трогательный, добрый и грустный фильм — и как результат — почти 3 часа непередаваемых эмоций и очень приятное послевкусие!

    И если бы нужно было рассказать о фильме при помощи всего одной фразы, то я бы наверное сказал так:

    ВЫДАЮЩИЙСЯ РЕЖИССЕР СНЯЛ НАСТОЯЩИЙ ГИМН КИНЕМАТОГРАФУ, И НЕ ПРОСТО СНЯЛ, А СДЕЛАЛ ЭТО С ЛЮБОВЬЮ…

    3 декабря 2009 | 03:14

    «Новый кинотеатр «Парадизо»» — это ретроспективная история итальянского парня Сальваторе, чья любовь к кинематографии сформировала всю его дальнейшую жизнь. История рассказанная Торнаторе захватывает дух, она невероятно красива, а самое главное честна до самой сердцевины, и представляет собой саму жизнь.

    «Новый кинотеатр «Парадизо»» — это ностальгический взгляд на роман одного человека с пленкой, а также история дружбы и большой любви, всё вместе стилистически напоминающая творчество Феллини. Атмосфера фильма во многом автобиографическая, взятая из воспоминаний режиссера Джузеппе Торнаторе. Он показывает большую привязанность к своим героям, которые разыгрывают все этапы жизни в пределах одного театра. Хорошо продуманные рамки рассказа, позволяют делать плавные переходы между прошлым и настоящим, в ходе которых можно проследить историю киноиндустрии в 20 веке.

    «Новый кинотеатр «Парадизо»» объединяет в себе любовь к жизни и любовь к кино в идеальном сочетании. Фильм снят с большой теплотой, где каждый кадр цепляет до последнего момента. Легкая и романтичная фантазия с большим оттенком реализма, способная заставить верить в свою магию. «Новый кинотеатр «Парадизо»» — это несомненно шедевр итальянского кино, с безупречным сценарием и великолепным саундтреком написанным Эннио Морриконе. Один из тех фильмов, которые нельзя назвать просто развлечением, это нечто большое, а точнее отрезок длиною в жизнь.

    1 июня 2011 | 20:01

    Фильм Торнаторе — это окно в прошлое, в оживленную жизнь небольшого сицилийского городка, вырубленное рукой человека, икренне и горячо влюбленного в кинематограф. С его легкой руки началась новая эпоха в истории итальянского кино. Эпоха «Оскаров» за лучший иностранный фильм и эмоциональных, наполненных оптимизмом картин «Жизнь прекрасна», «Средиземное море»…

    В каком-то смысле «Кинотеатр» напоминает «Амаркорд» Феллини — тот же «ностальгический постмодернизм», смесь смешного с сентиментальным, переплетение рациональной действительности с идеализированными воспоминаниями. Но здесь эти воспоминания отнюдь не хаотичны: они линейны и довольно подробно восстанавливают историю главного героя и его любви к кинематографу, зародившейся в глубоком детстве.

    Жил-был маленький мальчик по имени Тото. Его отец пропал без вести на бескрайних российских полях во время войны. Мать занималась сестренкой и вела хозяйство, а Тото прислуживал старому священнику. Последний не только читал проповеди, но еще и выполнял роль цензора: в свободное время шел в кинотеатр «Парадизо» и следил за тем, чтобы киномеханик тщательно вырезал все поцелуи, не говоря уж о чем-то более серьезном. Так Тото повадился бегать в кинотеатр к старине Альфредо. Механик, по-своему привязавшись к мальчишке, невольно поощрял его интерес к кино: порой дарил обрезанные кадры, проводил бесплатно на сеансы. В конце концов, Тото даже уговорил его дать пару уроков обращения с проекционным аппаратом. Однако Альфредо в душе верил, что из мальчишки выйдет толк — а провинциальный кинотеатр для него мелковат.

    Во время сильного пожара Тото вытащил своего старшего товарища из огня, но Альфредо, хоть и остался жив, потерял зрение. Народ требовал зрелищ, и кинотеатр восстановили в еще более блестящем виде. А шестиклассник Тото стал главным киномехаником, потому что только он владел искусством обращения с пленкой. Год за годом, фильм за фильмом, он взрослел, мужал, и вот, наконец, встретил первую любовь. История чувства, робко зародившегося между Тото и красавицей Эленой, и выросшего в настоящее пламя, была ничуть не хуже кино — с той разницей, что в жизни всё не так просто. Родители девушки, богатые снобы, в жизни не позволили бы ей выйти замуж за киномеханика, живущего в крошечном домике с матерью и сестрой, и зарабатывающего гроши. Тото и Элена оказались сильнее, ибо любви чужды классовые различия. Но вот против интриг и коварства она оказалась бессильна.

    Если какому-то кругу зрителей больше придется по душе история любви, то меня захватила другая тема — зарождение, развитие и упадок кино. Было время, когда кинотеатр был единственным развлечением для сельских жителей. Они ломились толпами, захватив из дома стулья, а дорвавшись до вожделенного экрана, отнюдь не только смотрели фильм. Зрители, изумительно рельефно выписанные пером Торнаторе, делают в «Парадизо» всё, что угодно: сплетничают, плюются на головы с балкона, обедают, пьянствуют, занимаются сексом, кормят детей грудью. Кинотеатр для них — центр мира, гораздо более уютный и приватный аналог городской площади. Немое кино сменилось звуковым, черно-белое — цветным, наряды стали откровеннее, диалоги — раскованнее, и, казалось, к «Парадизо» никогда не зарастет народная тропа. Но вот появилось оно — телевидение. Теперь каждый желающий мог обзавестись собственным телевизором, что давало возможность смотреть кино хоть целый день, причем бесплатно. Тото к тому времени уже не было в родном городке, он покорял Рим, а «Парадизо» грустно смотрел на безлюдные улицы своими заколоченными окнами. Так завершилась эра кинотеатров.

    Но мы знаем, что киностудии не дали телевидению зафиксировать крышку гроба. Телевидение спровоцировало первый, но не единственный кризис. Кинопрокат испытал три периода потенциально массового оттока зрителей из кинотеатров: широкое распространение телевидения (1950-е годы в США); появление потребительской видеозаписи (рубеж 1970-1980-х годов); распространение технологии просмотра фильмов через интернет (начало XXI века). И тем не менее, пациент до сих пор скорее жив, чем мертв. Прокатчики борются с тенденцией индивидуального просмотра, совершенствуя кинотеатры и улучшая технологию. Битва еще не проиграна.

    Вот на какие темы можно порассуждать, посмотрев эту великолепную ленту Джузеппе Торнаторе. Я ничего не пишу о любовной линии и странном поступке Альфредо, потому что это тема для отдельного разговора. В любом случае, неравнодушным к кинематографу непременно надо смотреть «Новый кинотеатр «Парадизо», и желательно — в трехчасой режиссерской версии. Эти три часа пролетают незаметно, оставляя после себя… нет, не ком в горле, но — сгусток теплоты и нежности в душе.

    16 августа 2012 | 19:52

    В принципе, раскрыть всю суть существования такого непростого понятия, как кино, попыталось немало режиссеров. И даже можно утверждать, что Джузеппе Торнаторе здесь справился не лучше всех. Однако с уверенностью можно сказать, что свой фильм постановщик снимал именно под определенную публику. Ведь то, что обычному человеку данное творение может показаться чрезвычайно затянутым, совершенно нормально. Так как принять фильм таким, какой он есть, может только настоящий ценитель кино.

    История Сальваторе, охватывающая немалый временной участок, сама по себе захватывает с головой. А уже место действия, кинотеатр «Парадизо», не оставляет сомнения в месседже постановки. Дань уважения, мастерски переплетающая в себе ностальгические нотки и настоящие, человеческие чувства. Итак, наш герой, получивший в детстве звучное прозвище Тото, с самого детства был влюблен в кино. И естественно, тянулся к киномеханику единственного в их провинциальном городишке кинотеатра. И как бы последний не пытался отговорить мальчонку от этой тяжелой работы, все было тщетно. Шли годы, Тото рос, и постепенно начинал вступать в жизнь, которая несла ему то радость, то печаль. Есть и история любви, словно вышагнувшая из красивой мелодрамы, но тем ни менее не сбивавшая с толку своего зрителя. И разумеется в полной мере демонстрируется то, какой силой обладает кино. Не стесняясь никаких манипуляций, в ярких красках, Торнаторе показывает нам всем, что есть магия кино. И глядя на кадры, где люди радостно шумят в заде в ожидании премьеры, или как Тото ездил взад-вперед, дабы все желающие могли оценить тот или иной шедевр, невозможно было не расплыться в довольной улыбке. Пусть даже для зрителя это слишком личный подход, в этот раз он вполне оправдан.

    В связи с тем, что мы видим Сальваторе и в настоящем(уже взрослого), и в прошлом(соответственно, еще юного), героя играли целых три актера. И если на перовом образе можно не останавливаться, то вот Марко Леонарди замечательно изобразил его в возрасте тинейджера. Еще не окрепший, но уже готовый пойти на многое. Горячий юноша и одновременно хороший друг. Казалось бы, нет ничего общего с тем, что сыграл Жак Перрен. Но стоит только заглянуть в глаза, как там можно увидеть все того же Тото. Усталого, умудренного опытом жизни в этом не простом мире, но по прежнему верного своей единственной, настоящей страсти. Ну и конечно намертво врезается в память образ Альфредо, блестяще сыгранного Филиппом Нуаре. Именно его персонаж дает Сальваторе такой важный наказ. Благодаря которому он смог добиться всего в жизни.

    Жанровая принадлежность тут все же скорее драматическая, потому как прогулка по воспоминаниям запечатлена с изрядной долей сантиментов. В какой-то момент может даже показаться, что автор перегибает палку, но иначе было никак. Постмодернистские приемы, так тонко вплетенные в общее стройное повествование фильма, практически заставляют забыть о некоторой несбалансированности в самой истории. Камера мягко скользит по плакатам вечных шедевров, плавно перетекает в зал, где каждый совершенно по своему реагирует на происходящее на огромном экране. А когда никого нет, можно увидеть, как строгий сухой священник вырезает волшебные кадры в угоду тогдашней неуместной цензуры. А еще занимательнее следить за этим миром, слушая прекрасный, чувственный саундтрек от Морриконе, идеально соответствующий эпическому настрою всего рассказа.

    И после яркого, возможно одного из самых красивых в истории финала, не остается сомнений в том, что это было чувственное, искренне признание в любви всему кинематографу. Как и положено, где-то скомканное, и даже возможно сбивчивое, но этого не теряющее своей веры в то, что кино — величайшее из современных искусств.

    9 из 10

    9 июля 2012 | 23:50

    Перед началом картины мы видим длинный список полученных ею наград. Что ж, жанр «воспоминание о детстве» всегда беспроигрышный. Фестивально-оскаровский успех фильмам этого жанра обеспечен, даже если они того не заслуживают. Все же зрители были детьми.

    А в кульминации нам показывают эротический фильм, склеенный из кусков пленки, вынутой из мусорной корзины. В этом месте каннские зрители аплодировали стоя, утирая слезы. Каков смысл такого финала? Видимо, такой: «Кинолента не горит». Почти как рукописи.

    Похоже, что события «Парадизо» взяты из реальной биографии. Поэтому, наверно, многие сцены выглядят натянутыми. Создатели фильма знают, что чередование трагического и комического увереннее находит дорогу к зрительскому сердцу. И используют эту формулу с чрезмерным постоянством, забывая об умеренности. Придумывая при этом вычурные сцены. Вроде экзамена в школе, когда маленький герой не бесплатно помогает старшему другу. Или неправдоподобного пожара, в котором, конечно, только главный герой проявляет чудеса храбрости, в то время как взрослые мужчины бегут, визжа от ужаса. Зачем, чтобы поговорить с девушкой, необходимо выманивать священника из его исповедальной будки? Только ради создания комической ситуации, которой пришла очередь. Очень режут слух слова маленького мальчика, обращенные к человеку, старше его в пять раз: «Поцелуй меня в ж.» Даже в голливудских комедиях класса «C» такая фраза вызывает кривую усмешку. Отчего такая многообещающая история любви главного героя окончилась ничем? Если не считать разочарования в женщинах. И что это за напутствие: «Никогда не возвращайся в нашу деревню»? Герой тридцать лет не приезжает на родину, помня завет друга и забывая о существовании матери.

    И вот такая вывернутая мораль в каждом эпизоде и в фильме в целом. Такой фальшивой картине аплодировали в Каннах. Таким вымороченным сценарием восхитились оскаровские и британские академики.

    2 февраля 2012 | 10:05

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>