всё о любом фильме:

Профессия: Репортер

Professione: reporter
Профессия: Репортер (Professione: reporter)
год
страна
слоган«I used to be somebody else...but I traded him in»
режиссерМикеланджело Антониони
сценарийМарк Пиплоу, Питер Уоллен, Микеланджело Антониони, ...
продюсерКарло Понти, Алессандро фон Норман
операторЛучиано Товоли
композиторИван Вандор
художникПьеро Полетто, Луиз Стьернсворд, Освальдо Дезидери
монтажМикеланджело Антониони, Франко Аркалли
жанр триллер, драма, ... слова
сборы в США
зрители
США  95.6 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время119 мин. / 01:59
Номинации:
Журналист с философской фамилией Дэвид Локк приезжает делать материал в Северную Сахару, но работа не клеится. Очередной тягостно-жаркий день приносит неприятный сюрприз: умирает сосед, живущий в номере напротив. Повинуясь внезапному порыву, Локк забирает багаж покойного, переклеивает фотографию в паспорте и спешно покидает отель в смутном предчувствии новой жизни.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
60 + 6 = 66
8.1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 02:03

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.5/10
    Эта лента выдающегося итальянского режиссёра Микеланджело Антониони и спустя тридцать с лишним лет (кстати, она недавно была повторно выпущена в лимитированный американский кинопрокат) остаётся удивительным образцом искусства кино. Пожалуй, вместе с более поздними картинами «Под покровом небес» Бернардо Бертолуччи и «Пленница пустыни» Раймона Депардона данная работа Антониони — уникальный пример того, как чрезвычайно кинематографично можно запечатлеть на экране вроде бы застывший мир пустыни. Почти физически ощущаешь жару и пыль — и куда обострённее воспринимаешь близость человека в этой «пограничной ситуации» к экзистенциальным проблемам бытия и небытия. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Решил посмотреть этот фильм в рамках знакомства с киноклассикой. Обзоры кинокритиков, анонсы — все хвалят, и сюжет такой оригинальный, и режиссер знаменитый, и Джек Николсон в главной роли…

    Увидел и разочаровался. Два часа вымученного действия на экране. Сама по себя идея сюжета оригинальная, со сменой личности, на ней столько всего можно было выстроить… Вместо этого — какое-то топтание на месте, движение неизвестно куда. Логика поступков героя совершенно непонятна, хотя к игре Джека Николсона претензий нет. А кое-где вообще происходит расстыковка: например, когда полиция впервые находит Робертсона, с ним говорят, но в белый кабриолет садится девушка и под эскортом мотоциклистов уезжает. А в следующем кадре появляется снова, плюс потом оказывается — и машина при ней.

    Посмотрел и знаменитый непрерывный кадр в конце. Так и не понял, каким образом они его сделали — сначала камера изнутри решетки, а потом снаружи. Но что происходит в этом кадре? По большей части, какие-то совершенно случайные хождения-брождения. С таким же успехом можно заехать в любую испанскую глушь и включить камеру на несколько минут во время сиесты.

    Кстати, чем непонятнее фильм, тем богаче простор для фантазии. Критики ищут оригинальные намеки и ассоциации, выдумывают глубокий внутренний смысл… Но не напоминает ли все это историю о платье голого короля?

    4 из 10

    16 января 2010 | 19:17

    Джек Николсон и Мария Шнайдер с подсказки одного из главных метафизиков мирового кино Микеланджело Антониони разыграли перед нами тему лица и маски, бегства человека от общества и себя самого. Можно сказать, что перед нами — очень жаркая и пыльная приключенческая история, действия которой происходят в застывшем мире.

    В фильме есть весь набор фирменных инструментов Антониони-рассказчика: отчуждение, убаюкивающий визуальный стиль, долгие и тихие кадры, минимум диалогов, полунамеки и недосказанность.

    Заворачивается всё круто: в душной Африке журналист Дэвид Локк обнаруживает, что его сосед по гостиницу Джоном Робертсон умер. Присвоив себе документы мертвеца, Локк решается жить его жизнь, отказавшись от собственного прошлого, семьи, работы, дома, окружения… Он меняет всё, кроме, пожалуй, некоторых дурных привычек. Но это только кажется, что чужая жизнь — интереснее. Локк старается вырваться из образной клетки бытия, но и под новым именем его ждет все тоже разочарование.

    Подобное кино надо смотреть обязательно, и смотреть не один раз. Тогда начинаешь замечать детали. Как герой высунулся из кабинки фуникулера, представляя себя летящим. Как героиня Шнайдер поворачивается спиной к движению в несущемся неведома куда автомобиле с открытым верхом, и видит, как ее прошлое отдаляется от нее буквально на глазах. И, конечно, медитативная финальная сцена…

    Можно ли убежать от себя, не изменившись внутренне? Большой риторический вопрос.

    Говорят, что актёры на съёмках всячески веселились, особенно Мария Шнайдер. По свидетельству Николсона, актриса проводила дни съёмок в наркотическом дурмане, так что иногда ему приходилось придерживать её, чтобы она не упала перед камерой. Уж не знаю, за счет чего, но играла она под стать Николсону.

    8 из 10

    18 мая 2014 | 23:22

    «Профессия: Репортёр» — потрясающий фильм, кинематографический и философский шедевр. Я люблю Антониони, и это один из его самых лучших фильмов. Я смотрел его несколько раз, каждый раз открывая для себя новый момент или новый смысл. И актёрская игра, и операторская работа великолепны. Финальная сцена, длящаяся семь минут, за которые практически ничего не происходит — не имеет себе равных. Кроме того, фильм насыщен глубоким философским смыслом, уникально отличаясь от аналогичных фильмов которые показывают разочарованных жизнью, потерянных персонажей.

    Про философскую символику фильма написано много. Но есть один интересный аспект фильма который отделяет его от других экзистенциалистских произведений. В типичном Сартровском восприятии мира, человек отчуждён от безразличной либо враждебной действительности, не чувствует свою связь с миром и людьми. В отличие от этого, сама жизнь героя «Профессия: Репортёр» отчуждена от него и противостоит ему. Попробую пояснить свою мысль. Как и многие люди, герой пытается убежать от надоевшей действительности, работы которая сделала его циником, неудовлетворяющей его семейной жизни. Но вместо того чтобы делать отдельные изменения, он пытается поменять свою жизнь целиком — отказаться от неё и попытаться стать кем-то другим. И теперь сама жизнь гонится за ним, готовая наказать его за нарушение правил. Впечатление такое, что герой — не более чем сосуд, наполненный жизнью, которая уничтожает его как только он пытается взять контроль в свои руки.

    В какой-то момент герой заявляет: I used to be somebody else, but I traded him in. Примерный перевод: Я был кем-то другим, но я сдал его на обмен. (Например, как сдают старую машину автодилеру в обмен на новую). Но герой напрасно хвалится — он думает, что контролирует свой выбор, но скоро поймёт как ошибался. То, что сокрушает его в конце — не его судьба (он от своей отказался), и не его прошлое, а сама жизнь. Это противопоставление человеку его собственной жизни как самостоятельной, всемогущей сущности, уникально для изображения экзистенциальной борьбы.

    В американском прокате фильм называется «Пассажир», что на мой взгляд гораздо более соответствует его сути. Герой Джека Николсона и в самом деле репортёр по профессии. Однако по сути он всего лишь пассажир в своей жизни — управляет не он, и его привилегии ограничены. Его связь с жизнью не наполнена сердечностью и заботой, подобно тому как нет близости между пассажиром поезда и машинистом. Герой нарушил правила, и его билет более недействителен. Поезд помчится дальше без него.

    Завораживающая и таинственная Мария Шнайдер играет Девушку. Герой меняет город за городом, но всюду натыкается на неё. Она абсолютно эфемерный персонаж, порхающий с места на место, по-видимому не связанная ничем скучным или традиционным, вроде работы или семьи. В фильме у неё нет имени, что очень подходит к её образу — одной связью с действительностью меньше. Вероятно, это единственный тип людей с которыми герой может теперь взаимодействовать, и которые могут общаться с ним. Возможно, она тоже пассажир, как и он? Возможно, все мы всего лишь пассажиры.

    10 из 10

    24 мая 2016 | 01:58

    Такое кино трудно препарировать, ведь по сути оно лишено большинства традиционных выразительных средств. Даже в манере съемок и поведении камеры. Этакий минимализм. Но это очевидно фирменный почерк автора.

    Репортер приезжает в богом забытое африканское местечко, изнывает от зноя, скуки и неудач. И внезапно, повинуясь странному порыву решает примерить на себя чужую жизнь — авантюрно, не так ли? А дальше разворачиваются последствия этого поступка.

    Такое кино неоднозначно и сложно для понимания, но при этом как-то удивительно атмосферно. Ведь режиссер вместо фильма по сути подсовывает человеческую жизнь, занудную, медленную и хулиганскую. И как мне кажется, это вполне оправдано — следить за перипетиями героя не то чтобы крайне интересно, но очень затягивающе. Тут надо следить не за действиями собственно, а размышлять над мотивами героя и окружающей его жизни. Какие чувства он испытывает — всегдашнее одиночество, раздражение, разочарование в профессии (не зря все таки лента несет такое название), любовь или просто привязанность. Поведение его спутницы. Авантюрная игра в другого человека. И больше всего здесь восхищает ощущение внутренней свободы — особенно в финале. Как-будто человек наконец настиг такое абстрактное и бегущее от него счастье.

    Я, честно говоря, даже и не знаю чем объяснить притягательную красоту этого фильма. Кажется, что он похож на медленную тягучую песню, он прекрасен. Гипнотически.

    9 из 10

    3 декабря 2011 | 00:21

    Лишь на фоне контрастов возможно увидеть истинный смысл и масштаб многих вещей в этом мире. После того как в итальянском кинематографе появился Федерико Феллини, со своим ярким и узнаваемым стилем, который сегодня ассоциируется со всем европейским, авторским кинематографом, по всем законам вселенной должен появиться кто-то, диаметрально противоположный по стилю, но такой же по масштабу и размеру дарования. Появился Микеланджело Антониони, неофициальный итальянский режиссер N2. Если содержание их картин весьма схожее, то по форме пожалуй сложно найти двух настолько разных авторов. В фильмах Феллини реальность бурлит всеми цветами радуги, подобно праздничному итальянскому карнавалу, а у Антониони, напротив, одиночество, меланхолия, и некоммуникабельность — центральные темы всего его творчества.

    «Профессию репортер» можно отнести к последнему творческому периоду Антониони. Он уже покинул родную Италию, искать вдохновение в других странах. Сначала в Англии, где снял свой самый знаменитый фильм «Фотоувеличение», затем в США где сделал «Забриски-пойнт». Действие же «Профессии репортер» разворачивается сразу в нескольких странах. Как и во всех картинах Антониони, сюжет можно пересказать парой предложений. Телерепортер Дэвид Локк уже несколько лет бродит по Сахаре, безуспешно снимая документальный фильм. Неожиданно умирает его сосед по гостиничному номеру и Локк решает поменяться с ним паспортами. Теперь все считают, что Дэвид Локк покинул этот бренный мир, на самом же деле он под новым именем пытается найти хоть какой-то смысл своего существования.

    Как всегда у Антониони фильм повествует о внутренних проблемах отдельной личности на фоне глобальных мировых катаклизмов и на сколько эти глобальные катаклизмы, по большому счету, оказываются незначительными по сравнению с внутренними проблемами. Начинается все с пустыни и это тоже отнюдь не случайно. Жара и экзистенциальная усталость человека, во многих фильмах идут рука об руку, например очень похожего эффекта добился Александр Сокуров в своем фильме «Дни затмения». Журналист Дэвид Локк уже давно борется с потеряй всякого интереса к жизни и поэтому моментально хватается за возможность начать эту самую жизнь заново, под чужим именем. Но в итоге ни новая потенциальная любовь, которая встречается на его пути в лице юной студентки, не смертельная опасность не способны заставить его вернуться к жизни.

    В главной роли играет великий и ужасный Джек Николсон и именно этот факт делает «Профессию репортер» фильмом уникальным в творчестве маэстро. Николсон вносит в картину, на первый взгляд трудноуловимую иронию, а как раз с юмором у Антонионни всегда очень плохо во всех картинах, да и вообще разбавляет американской брутальностью и своей фирменной безумной харизмой, статичность и отрешенность самого холодного режиссера старого света и это еще один контраст, который несомненно идет на руку фильму.

    Органично смотрится на экране и союз Николсона с Марией Шнайдер, которая играет молодую студентку архитектурного университета, случайно встретившуюся на пути Локка. Кажется, что между ними появляется настоящее чувство но в итоге и это не уберегло репортера от печального, но между тем вполне закономерного финала. Стоит сказать, что на заре карьеры Шнайдер посчастливилось быть партнершей двух великих актеров, в фильмах, великих режиссеров. Тремя годами ранее она вместе с Марлоном Брандо снялась у Бернардо Бертолуччи в «Прощальном танго в Париже». К сожалению эти два фильма так и остались вершинами в ее актерской карьере.

    «Профессию репортер» можно назвать последним великим фильмом Микеланджело Антониони в котором он в очередной раз сумел показать жизнь с не самой прекрасной, но весьма объективной стороны. Как бы не старался человек убежать от себя самого и своей судьбы, она все-равно подстережет его в каком-нибудь пыльном номере дешевого отеля, где-нибудь на задворках нашего земного шара. И уж если суждено тебе оставаться лишним на этом празднике жизни, то просто подменой паспорта это не исправить.

    Контраст между двумя глыбами итальянского кинематографа ощущается лишь по тому факту, что после просмотра холодных и отстраненных фильмов Антониони, возникает огромное желание погрузится в праздничную атмосферу фильмов Феллини и это лишний раз доказывает, что по настоящему крупное искусство возможно увидеть и прочувствовать, лишь на фоне другого и соперников, а тем более, врагов среди художников не может быть по определению.

    10 из 10

    14 апреля 2016 | 16:41

    На вопрос о лучшем фильме Антониони, я в этом убежден, абсолютное большинство ответит — Фотоувеличение. Возможно, они даже начнут расписывать все его достоинства, стилистику, глубину замысла, широту и многозначность символики, актуальность затрагиваемых проблем и т. д. Все это бесспорно так. Но у него нет одной черты — которая есть у более позднего творения «Профессии: репортер» -… выдержки. Если первый напоминает юнца, вдруг открывшего для себя нечто ошеломительное и ужасное, то последний — старец, перенесший и претерпевший целебное действие истины.

    Сравнивая их, мы заметим много общего: оба героя работают журналистами, оба сталкиваются с необычной ситуацией, которая на корню меняет их жизни, переворачивая ее вверх тормашками. Но приглядимся внимательнее дабы найти отличия.

    Все действие фильма Фотоувеличение происходит в многолюдном городе, среди толпы. Местом действия «Профессии…» выбрана пустыня. Герой уже не ищет общества, но бежит от него.

    Также бросается в глаза очевидная разница в типажах. Герой Николсона старше, мудренее (и не спроста: ведь снимал-то он не голых девиц, а главарей террористических группировок!), более склонен к стоицизму и не столь импульсивен, он уже не мечтает найти истин или что-то изменить в мире… Его желание сводится лишь к тому, чтобы стать собой. А для этого как известно (о чем заметил еще мудрый Иисус) нужно перестать «быть» собой. И ему предоставляется такая возможность — шанс, выпадающий бесспорно раз в жизни (хотя, для большинства из нас — ни разу).

    Далее, не вдаваясь в подробности, скажу лишь, что вся основная нагрузка по большей части возлагается на Николсона. И каким-то, необъяснимым для меня образом, он ее выдерживает! Его отрешенность, стоицизм, манерность поведения придают персонажу особый стиль, ауру, создают вокруг него атмосферу одиночества, спокойствия, умиротворенности (чему не в малой степени способствуют пейзажи пустынной местности). Это тем более удивительно, что следующей его работой стал небезызвестный герой — непримиримый бунтарь, смельчак и ярый борец с системой R.P. McMerphy, фактически ставший символом эпохи. Вот это я понимаю — дарование!

    Но! Вернемся к нашему герою, решившему отрешиться от мира, своей личности, времени, профессии, политических, социальных и мировых проблем эпохи, семейных неурядиц, неоплаченных счетов, порванных шнурков и пр., дабы найти наконец собственную сущность (в самом существовании коей у многих возникают большие сомнения).

    Удалась ли подобная задумка? Я не могу ответить. Ибо Локк хоть и избавился от «Я» и не позволил призракам прошлого найти его раньше, но вот что нашел он сам? К сожалению этого мы не узнаем (до определенного времени…)

    Фильмы Антониони созданы бесспорно, для того, чтобы объяснить нам нашу собственную жизнь. Не так давно мудрые люди утверждали, что весь мир — театр, а мы в нем актеры. Нынче понятия изменились… Мы уже не способны играть, иссяк актерский талант, а зрители предпочитают театру — бордель. Мы лишь сухо (или наоборот остервенело, насквозь фальшиво и с поддельным энтузиазмом) констатируем факт о том, что вокруг нас нечто происходит. Как жаль, что мы так и не узнаем что.

    8 июня 2013 | 21:16

    Моя жизнь, моя судьба, может застрять, закрутиться на месте, зарываясь в миллион совершенно ненужных мне мелочей, — как машина в песках; привычно берясь за лопату, я вдруг ощущаю, какая она тяжёлая, какая она бессмысленная — моя война… Остро, как никогда, я испытываю — отчаяние…

    А ведь именно с него, с отчаяния, — как утверждал Лев Шестов, — и начинается истинная философия; как с картины застрявшей в пустыне машины и её обескураженного водителя-репортёра начинается «photoplay» (определение самого режиссёра, данное в конце фильма) Антониони «In the passenger» (так назывался фильм в американском прокате, — и в моей дрянной копии с одноголосым переводом).

    …И в отчаянии есть выход: к примеру, смерть; или, говоря с неумирающей надеждой, — перерождение; ведь смерть и рождение — одно. Умереть можно физически, — совсем. Умереть можно духовно, — тоже совсем. Умереть можно частично, — отрезав себе палец, ухо или крайнюю плоть. А ещё можно умереть «как бы», просто симитировав свою смерть, чтобы стать одним из немногих, кто с ухмылкой читает в газете свой некролог: возможно, это и есть выход? — Из разных ситуаций. Но только не из отчаяния. Потому что оно вернётся:

    «- Что ты сейчас видишь?

    - Маленький мальчик и старуха. Они спорят, в какую сторону идти.

    - Тебе не надо было приезжать… А что ты видишь сейчас?

    - Мужчина чешет себе плечо; мальчишка швыряет камни; и — пыль. Здесь очень пыльно…

    …(идёт притча о прозревшем в сорок лет слепом)…

    - Какого чёрта ты тут делаешь со мной?… Тебе лучше уехать.

    - Хорошо.»


    Здесь начинается умопомрачительный финал, в котором камера, — восемь минут без слов, — каким-то чудом делает оборот в 360 градусов и возвращается в комнату, из которой вышла, но уже снаружи, — собственно, — к началу фильма; происходит узнавание неузнавания: «Это Дэвид Робертсон? Вы узнаёте его?», — спрашивает офицер его жену — «Я никогда его не знала.» — говорит она; «Вы узнаёте его?» — офицер повторяет свой вопрос уже девушке, у которой нет даже имени, — «Да». И обе говорят правду…

    Заканчивается жизнь, — как и фильм. На закате из отеля «de la Gloria» выходит женщина и усаживается на ступеньках с вязаньем, — на плитняк мостовой скатывается клубок чьей-то судьбы, — так проходит мирская слава… Мораль: если задумаете бежать, бегите не «от», а «к»…

    P.S. Субъективно, в фильме мне не хватало иронии, которую я чувствовал в «Забрийском Пойнте» и атмосферы откровения, в которой снято «Фотоувеличение» того же режиссёра. Что-то мешает поставить «десятку», — хотя фильм близок к совершенству и должен входить в коллекцию киномана:

    9 из 10

    10 декабря 2009 | 19:40

    Смотрела фильм «Профессия — репортёр» в 1977 году, как тогда говорили — «на большом экране», т. е. в кино. Через год — в маленьком студенческом кинотеатре при общежитии. И всё. Больше Никогда не только не видела, но и не слышала о нём… Как будто он мне приснился.. Только через много лет узнала в Николсоне того главного героя, а в Марии Шнайдер — девушку.

    Твёрдо знала одно: это мой Самый любимый фильм. Он и остался самым любимым, хотя прожита целая жизнь, видено-перевидено множество фильмов. Это как любовь с первого взгляда — на одной волне, и на всю жизнь. Как в 14 лет послушать Deep Purple, и твёрдо знать, что любишь их навсегда.

    Тогда, много лет назад, казалось что всё это — любимые фильмы и музыка (если они не советские) — утеряны навсегда. В лучшем случае — надо за ними в Америку ехать, копаться на полках в старых пластиночных магазинах, или магазина киноплёнок. С приходом интернета все эти проблемы разрешились, к счастью)). Более того — сам Ян Гиллан приезжает, и не раз. А фильм — вот он, в инете, и не приснился он мне вовсе! Смотри любой фильм Антониони, или фильм с Николсоном!

    От эмоций перейду к фильму, пожалуй. Хотя и тут — одни эмоции.

    К сюжету возвращаться не буду, ибо это уже сделано неоднократно. Завораживало в этом фильме абсолютно всё — от ландшафта до отсутствия музыки. Сейчас с удивлением прочитала имя композитора. Значит музыка всё же была?.. или может несколько аккордов?.. И постоянное ощущение — желание быть на месте героини. Никогда впоследствии мне не хотелось оказаться ни на чьём месте. А то ощущение преследует до сих пор..

    Последние кадры — они, главные герои, несутся в открытой машине. Несутся как от погони. Но ведь за ними — никого!.. .

    От себя, стало быть… Никому ещё не удавалось уйти от самого себя… Значит — крах? Нет, почему-то надежда всё же есть — Двигаться вперёд! Попытаться изменить что-то в своей жизни. Найти равновесие в себе самом. Человека рядом.

    Нет, не получается у меня. Как невозможно объяснить — за что любишь своего любимого человека. Любишь — и всё. Просто вы с ним на одной волне.

    Гурманам — рекомендую.

    14 апреля 2010 | 11:32

    Все мы пассажиры и у все у нас одна профессия. Беря чужую жизнь себе, надо быть готовым, что ты станешь именно таким как твой новый образ, проживёшь его жизнь, возьмешь его судьбу. При том, что ни от себя не убежишь, твоя старая суть перейдёт в новое «тело», да и прошлое просто так не оставит. Пытаясь вырваться на свободу, из одной душной комнаты попадёшь в другую, ещё более тесную.

    А что такое свобода? Иметь выбор между Фиником или Апельсином, что лучше? То и то условности. А жизнь протекает, дети играют сами по себе, жизнь идёт без тебя. Достаточно быть просто собой, дышать полной грудью, увидеть всю гамму растительности вокруг, а не изнывать о том, что в пустыне негде скрыться и напиться, просто пустыня внутри.

    Профессия: жить своей жизнью, если ты родился фиником, апельсином тебе уже не быть и не стоит имитировать его, им ты не станешь, апельсин всегда апельсин, а свои таланты загубишь.

    А может, все мы актёры, а жизнь просто театр? Может, стоит менять маски? Может, но у некоторых только одна маска, другой не дано, причём только маска. Пустота внутри. На что надевать ту маску?

    Если можно поставить оценку фильму одним-двумя словами, то это — Пустыня! Застывшая пустыня, везде и всюду.

    8 из 10

    23 апреля 2010 | 16:19

    В любом «плохом», как известно, всегда есть элементы «хорошего». Всегда. Надо только уметь их найти. Вот вчера, перебрав сорок кабельных каналов на своём телевизоре, выругался про себя, взял ноутбук и настучал клавишами в поисковике — « Профессия: репортёр» Антониони в хорошем качестве».

    И с первых кадров как в восторге открыл рот, так и не смог закрыть его до конца фильма. А ведь, скажу, без ложной скромности, я — ещё тот киноман…

    … В Африке журналист узнаёт о смерти соседа в гостинице и переклеивает фото в паспортах, благо внешне имеется сходство. Так журналист становится торговцем оружия. Преследования, погони, увлечение… Впрочем, сюжет, как и во всех фильмах великих режиссёров, не самое важное в этой работе Микеланджело Антониони.

    «Профессия: репортёр» вновь создаёт особую «антонионивскую» атмосферу. Фильм продолжает то, что подготовленный зритель ощутил в предыдущих чёрно-белых картинах мастера «Ночь» и « Затмение».

    Есть, правда, одно «но», которое делает «Репортёра» более удивительным. Это Цвет.

    Фильм цветной. С первых кадров Антониони просто завораживает пиршеством цветовых оттенков в природе, интерьере, одежде… Благо по сюжету действие происходит то в пустыне, то в испанской жемчужине Барселоне, то в Лондоне, то в других экзотических местах с шикарными пейзажами и архитектурными изысками.

    Его играет Джек Николсон, который до сих пор считает эту роль очень значимой в своей судьбе. Её — бесподобная Мария Шнайдер, ставшая известной после съёмок в культовом фильме Бертолуччи «Последнее танго в Париже». В фильме Антониони она молода, красива и непредсказуемо загадочна. Удивительная способность режиссёра точно выбирать актёров!

    И вновь в центре фильма ощущения, чувства, которые трудно передать словами, но которые лучами идут с экрана, проникая в сердце и сознание. (Любопытно, что существуют две версии фильма — более длинная с откровенными любовными сценами, и обычная, шедшая в массовом прокате)

    На фоне современных надуманных «кукольных» поделок с претензиями, фильм Антониони 1975 года даёт яркое ощущение реальной жизни. Операторская работа Товоли, насыщенная различными техническими новшествами, удивительно точно реализует замысел режиссёра. Портреты, планы, перспективы… Прямо кожей чувствуешь, что то, что происходит на экране, вполне могло происходить или происходило и с тобой. Эти неясные отношения между мужчиной и женщиной, которые практически ничего не знают друг о друге, их сближения и отдаления, восторги и разочарования…

    Можно соглашаться или не соглашаться с тем, что происходит на экране, но одно бесспорно — фильм заставляет думать, разгадывать загадки сценария, искать причины одиночества главных героев и их не всегда понятного поведения. Безусловно, эта работа даёт основание кинокритикам делать обобщения философского масштаба.

    Совершенно завораживают последние сцены картины. Эта бесподобная съёмка на фоне оконной решетки… Люди, появляющиеся и исчезающие… Метания и сомнения героини… Сколько внутренней энергии и смысла!

    Заметил, что режиссёр практически не использует в фильме музыкальное оформление. Только в конце фильма тихо звучит гитара.

    Многие считают этот фильм творческой вершиной в карьере Антониони. Есть и такие, у кого противоположное мнение.

    Вот и я — прохладно воспринял фильм при первом просмотре двадцать лет назад…

    Теперь не пойму, почему.

    26 октября 2012 | 14:05

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>