всё о любом фильме:

Трудно быть Богом

год
страна
слоган-
режиссерАлексей Герман
сценарийАлексей Герман, Светлана Кармалита, Аркадий Стругацкий, ...
продюсерРушан Насибулин, Виктор Извеков
операторВладимир Ильин, Юрий Клименко
композиторВиктор Лебедев
художникСергей Коковкин
монтажМария Амосова
жанр фантастика, драма, ... слова
сборы в России
зрители
Россия  182.9 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время177 мин. / 02:57
На планете, погружённой в глухое Средневековье, работают наблюдатели-земляне, которые пытаются бережно подправлять ход событий, не нарушая логическое развитие истории. Главный герой, дон Румата Эсторский, осознавая свою задачу сохранения нейтралитета, тем не менее, не выдерживает, когда в Арканаре (одном из городов планеты) захватывает власть «чёрное братство», свергнувшее господство «серых», столь же отвратительных, но не столь кровавых. Румата берётся за меч, чтобы покарать злодеев, и тем самым нарушает все правила и закономерности, вмешиваясь в чужой исторический процесс.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.70 (700)
ожидание: 88% (6688)
Рейтинг кинокритиков
в России
85%
47 + 8 = 55
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • 21 февраля 2013 года Алексей Герман скончался, так и не успев закончить фильм. Завершали работу над картиной его сын, Алексей Герман мл., и Светлана Кармалита.
    • Режиссер решил снимать «Трудно быть богом» еще в 1968 году, через 4 года после выхода книги. Вместе с Борисом Стругацким они написали первый вариант сценария. В августе Герман получил разрешение на съёмки, но вскоре началась операция «Дунай» — вторжение в Чехословакию войск СССР и других стран Варшавского договора, поэтому режиссеру не разрешили снимать фильм. Производство картины затянулось по причине трудностей с финансированием и сложности озвучания.
    • Натурные съемки начались весной 2000 года в Чехии. В окрестностях замка Точник был построен Арканар. Павильонные съемки проходили в Санкт-Петербурге.
    • По сценарию название картины должно было быть «Что сказал табачник с Табачной улицы». К весне 2008 году Алексей Герман завершил монтаж фильма и хотел назвать её «Резня в Арканаре» или «Хроника Арканарской резни». В августе 2011 режиссер заявил, что фильм находится на стадии озвучки и окончательный вариант названия будет такой же, как у повести братьев Стругацких «Трудно быть богом».
    • Съемки начались в 2000 году и закончились в 2006 году. С тех пор, Алексей Герман работал в основном над звуком. К сожалению, он умер в феврале 2013 года, не успев доработать звуковую составляющую.
    • еще 2 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 4806 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Я очень долго думал, какую рецензию писать отрицательную или нейтральную. Решил написать нейтральную. Алексей Юрьевич Герман, царство ему небесное, один из моих любимых режиссёров. Но сей фильм, вызвал у меня смешанные впечатления. Смысл фильма непонятен. То ли какая-то гневная сатира на советскую власть и им подобные режимы а-ля Пола Пота, то ли какая-то энциклопедия человеческой грязи и похоти.

    Голые мужчины, ковыряние в задницах, сплошное юродство, дерьмо в кадре плюс Румата в исполнении Ярмольника, унижающий и третирующий всех. Фильм неплохой, но это не самый лучший фильм Германа. Герман показал, что власть делает из людей быдло. Но этой идеей, он никого не удивил. Что если на нашу планету прилетит или приедет другой дон Румата, у нас будет тоже самое? Идея очень размытая, также блуждающая камера, в которую все пялятся. Даже «Хрусталёв, машину!»,несмотря на чернуху и абсурдность ситуаций, вполне понятный фильм. Но здесь мы видим, то как я сказал выше, ситуацию, в которой из людей делают стадо. Сценарий Стругацких оказался просто игнорирован Германом. Герман никогда никого не слушал, он делал всё как хотел и как видел.

    Но в фильме есть и хорошее: актёры, неплохой сценарий (правда исковерканный Германом). Что касается Руматы сыгранного Ярмольником, он выглядит уставшим, эмоционально ограниченным, надменным и жестоким ко всем. В книге было не так. Барон сыгранный Цурило, вообще юродивый, как и население Арканара. Но главный недостаток в том, что Герман 13 лет пытался что-то до нас донести, но это у него не получилось.

    P.S: Смотреть только один раз и поздно ночью. Или в пасмурную погоду

    6 из 10

    24 октября 2014 | 13:20

    Фильм «Трудно быть Богом», реж. А. Герман.

    Я долго ждал и, наконец, (к несчастью своему) дождался! Кинокартины, которая будет наречена «серьёзной», а в моей личной (сугубо) оценочной шкале получит единицу из 10. Конечно, краем уха я уже слышал о фильме покойного А. Германа «Трудно быть Богом». А о покойном плохо, как известно, не говорят. Поэтому давайте только про кино, хотя роль режиссёра тут чревата и первостепенна, конечно. Услышав отзывы, я ждал что-то по степени восприятия ближе к «Андрею Рублёву» Тарковского, а оказалось много горячее к «Фаусту» Сакурова — ещё более тепло встреченному кинокритиками и фестивальным жюри. На моём собственном «фестивале», напомню, он удостоился «2 из 10» — и извращённее, мне казалось, «вываляться в грязи» большому художнику уже нельзя, не получится. Ошибался! Однако, здравствуйте! «Трудно быть Богом». А ещё труднее не быть Богом, но найти в себе силы и вглядываться в это добрых три часа. Опустим ханжество моё и поговорим по-существу. Вываленные кишки и обнажённые гениталии роднят это произведение с вышеупомянутой работой А. Сакурова, у того хоть не было таких проблем со звуком (не даром столько лет автор боролся за звук в этой картине). Начало фильма — просто мимо ушей. А далее хочется кричать: что, почему, за что я должен это видеть?! И это не произвело на меня эффекта очистительного зеркала, о котором так много говорят. «Догвиль» Фон Триера — да, «Рублёв» Тарковского — возможно.

    Но тут-то чего?! Неужели в сраме и кривлянии актёрском мы видим самих себя? И нет других художественных средств у российских режиссёром, мэтров кино?! Ох-хох-хох! А нарачитое заглядывание в камеру актеров — это зачем?! Разговор со зрителем? В общем — нет сил и желания комментировать всё что собирался, разбирать по составу, т. к. такое кино ломит кости, но не от силы впечатления своего знахарского, а от обиды потерянного времени и своего, и творческой группы над ним работавшей. Опять же, оговорюсь, может просто я не дорос до «такого». Надеюсь, Бог, которым быть трудно, убережёт меня дорасти до внутреннего перерождения через такие пути в «искусстве»…

    p.s. Как известно, первую версию сценария А. Герман написал совместно с Борисом Стругацким (соавтором книги). Я очень надеюсь, что на экраны вышла иная версия фильма. В противном случае желание почитать Стругацких, которое доселе жило во мне, покидает меня со страшной силой.

    1 из 10

    23 октября 2014 | 23:50

    Я не из тех, кто хвалит фильмы, лишь только за их уникальность или странность, за какую-то одну яркую составляющую, как например операторскую работу, или замечательную игру главного героя. Если фильм мне не нравится, значит в нем что-то пошло не так, и это что-то переплюнуло все плюсы, которые в фильме, возможно, были. Фильм «Трудно быть богом» один из таких.

    Прочитав книгу Стругацких, я был в полном от нее восторге. Мне понравился антураж, импонировал и заставлял сопереживать главный герой, а самое главное мне понравилась идея повести. Проблематика общества, вызов для человечества, стремление главного героя к первенству светлого знания перед неиссякаемым темным невежеством. Да и сами Земляме — это прогрессоры, которые прилетели с благой миссией на чужую планету, захлебнувшуюся в непроглядном невежестве и страхе. Сквозь метафоричность этого сурового мира и его персонажей, а так же душевных метаний главного героя авторы провели тонкую красную линию морали, которая актуальна до сих пор, потому как отражает подлинную человеческую природу. Так что же я увидел в фильме?

    Грязь, кишки, дерьмо, чьи-то гениталии. Нет, я не хочу сказать, что меня это как-то задело или отвернуло от экрана. Да, это довольно мерзкое зрелище и я был готов терпеть его. Я надеялся, что сквозь грязь и мерзость увижу смысл, глубокий и трогающий самые тонкие струны души. Но просидев около трех часов у экрана и ожидая, что вот-вот я почувствую эту боль главного героя, услышу его рассуждения об этом жестоком мире, а так же с трепетом отнесусь к его решениям и поступкам, я не дождался ничего из того, чего хотел. На экране происходило какое-то отвратное зрелище с размазыванием дерьма в кадре, с переливанием мочи из одного ведра в другое, при этом это не имело практически никакого подтекста. Мне просто показали мир, жестокий, мерзкий, ужасный и тухлый. И всё. Нет персонажей, нет проблематики. Да, он мерзкий, он может быть таким, более ужасным и жестким, чем в повести братьев Стругацких, и я готов принять его таким. Но в нём нет никого, одна мебель и грязь, с которой пытается контактировать главный герой — сумасшедший, решивший поговорить с неодушевленными предметами. Все персонажи в книге, имеющие свои характеры и особенные черты, в фильме — это просто имбецилы, которые с удовольствием купаются в дерьме и испражнениях. И самое обидное — это Кира, а вернее Ари (изменили имя). В книге Кира была возлюбленной главного героя, которая была для него самым дорогим и светлым, единственным лучиком света в этом темном царстве. Она его стимул и его слабость, из-за неё он рисковал жизнью и терпел всю эту двойную и лживую жизнь в обличии богатого дона, хотя мог вернуться на Землю, отказавшись от высшей цели. В фильме Кира (ну или Ари) — это местная проститутка-даун, которая абсолютно не понимает зачем родилась на этот свет, которая совершенно без промедления готова залезть Румате (главному герою) в трусы, а так же рассказать о своих ночных приключениях с ротой солдат, при этом не понимая, что сделала. А Румата, устав после трудного дня, занимается с ней сексом, после чего выкидывает ее с постели и, справив тем самым мужскую нужду, засыпает. То есть вся эта цепочка душевных терзаний и мотивация самого главного героя распадается. Зачем Румата в этом мире? Этот мир совершенного нельзя спасти. Если у Стругацких еще была какая-то надежда, то у Германа(режиссера) её просто нет. Но тогда он(Герман) должен объяснить мотивы главного героя, зачем он бьется, пусть и с ветряными мельницами. Режиссер не дает ответа, а продолжает искусстно и мастерски размазывать дерьмо в кадре так, что у зрителя, сидящего у экрана, появляется рвота и желание сменить место пребывания. Получается Румата — это такой грустный клоун, который играл роль богатого дона и заигрался. Да, где-то на фоне идет основной сюжет, который во многом повторяет книгу, но этот фон настолько тонкий и еле видный, что понять действия может только тот, кто читал книгу. И все действия главного героя, которые в книге были четко обозначены и мотивированы, а так же приправлены иронией и самокопанием, в фильме выглядят как-то лживо и лениво. Румате просто лень что-то делать: лень бороться с Доном Рэбой (главный антагонист), лень выручать знахаря Будаха, лень вести расследование и добывать информацию для Земли. Ему просто всё лень, он устал, но тогда к чему вся эта клоунада?

    Кроме того понять где кто, запомнить персонажей, а так же осмыслить их действия вообще проблематично для тех, кто впервые знакомится с миром Арканара, не говоря уже о внутреннем фундаменте фильма, который должен состоять из характерных персонажей, протогониста, антогониста, а самое главное нести смысл, мораль. Должен, но не состоит, должен, но не несет, а лишь показывает насколько всё мерзко и отвратительно. Режиссер слишком увлекся, перегнул палку, за занавесом напускного тумана, он ожидаемо якобы прячет глубокий и широкий смысл. Но как только зрителю надоедает, и он хочет таки увидеть самое главное, ради чего он пришел в кинотеатр, распахивая этот занавес, он видит еще один такой же, а за ним еще и еще.

    Но все же этот фильм не может не оставить свой след в душе каждого посмотревшего. Да, он абсолютно искажает смысл книги, персонажей, да и самого главного героя. Но он показывает грязь и мерзость настолько подробно, что от этого реально может стать плохо. И, наверное, за толщей грязи и дерьма, которое целых три часа льется с экрана, показана грустная судьба человека, который захлебнулся в жутком мире, сломался и дал себя загубить, остался на растерзание невежеству и страху, бесчинству и жестокости. Чтобы понять это, нужно лишь дотерпеть до конца. Румата бреется на лысо, и вместо того, чтобы вернуться на Землю (как в книге), остается со своими даунами-слугами. Он не бог, даже не пытался им быть, он просто человек, которого сломали. Режиссер опускает всю проблематику книги, он ставит на чрезмерную мерзость и жестокость мира, в котором, как в болоте, тонет главный герой.

    Фильм оставил смешанные чувства. С одной стороны я недоволен трактовкой повести Стругацких. Обидно, что идея залита чрезмерным количеством фекалий. С другой стороны — это грустное зрелище, которое, как ни крути, имеет свое, пусть и неблагодарное, право на жизнь. Да, можно выделить уникальную работу оператора, блестящую работу с окружением, феерически показаны мерзости и дрянь. Но это все механика и статика, за которыми стоит посредственная история о потерянном человеке, причем настолько жидкая история.

    20 октября 2014 | 11:37

    Здравствуйте. Увидел надпись в кинотеатре «Трудно быть богом» и подумал — Вот наконец-то я посмотрю что это такое, а то аудиокнигу я не смог дослушать даже первый эпизод, выключив через 20 минут со словами что за бред!

    Данную повесть «все» считают каким-то шедевром, но мне кажется это повесть для людей не имеющих ни вкуса ни собственного мнения. То есть это повесть для стада баранов, коем и является большинство. Серая масса так сказать. Им бы только чернухи и порнухи да побольше. Вспоминается сразу фильм «Пила». Многие его фанаты даже не задумались что это аморально. Им просто нравится смотреть как страдают «виновные». Вот мол наконец-то кто-то их наказал.

    Вокруг так много грязи, что быдло народ к ней привык, что даже в кино идут посмотреть и потереть.

    Короче бред бредовый и бредом погоняет. Как Ермольник то туда попал непонятно. Наверное кризис старческого возраста сработал, когда кажется что тебя все забыли и хочется выделиться.

    22 февраля 2014 | 07:15

    Не стану говорить о сюжете, сюжет был в книге, а здесь его практически нет. Алексей Герман создал некую гиперболу идеи грязного средневекового мира, позволил нам, современным людям, побыть в роли наблюдателя, такого же, как и сам дон Румата и остальные исследователи с Земли, когда видишь всю грязь, несправедливость этого мира, но сделать ничего не можешь. Или можешь? В том и суть внутреннего конфликта главного героя: последовать за долгом профессиональным, либо долгом нравственным?

    Долгострой А. Германа вылился в почти три часа грязи, вони, мерзости, разрухи. Во время показа фильма несколько человек просто ушли из зала, не выдержав и половины приготовленного для нас создателями фильма. Но, думаю, это были случайные зрители. Фильм не на массового зрителя, посмотрят его поклонники творчества братьев Стругацких, поклонники работ режиссера Германа и просто любители качественного кино, а остальным, возможно, и не нужно его смотреть, не оценят, не поймут.

    Хочется отметить огромную работу, проделанную над фильмом, ощущение, что каждый кадр фильма создавали, как картину художника, пусть и вызывающую отвращение, но всё же картину. Думаю, настолько качественной работы в отечественном кино мы увидим не скоро. И очень печально, что век советских великих режиссеров подходит к концу, а замены им нет.

    9 из 10

    5 марта 2014 | 20:31

    Фильм состоит из непрерывного видеоряда, состоящего из грязи, хлама, соплей, слюней, грязных уродов и прочей неприятной современному человеку бяки. Все это смешивается в визуальную какофонию и уже теряется ощущение реальности — что это? Это люди? Это может быть?

    Огромное количество крупных планов, заваленных доверху гадостью… наверное именно так видел бы современный человек, случайно попавший в средневековье, все вокруг. Бред воспаленного воображения. Именно таким — мокрым, залитым глиной и дерьмом, мог бы быть ад. 

    Люди… это отдельная тема. Дон Румата и барон Пампа — выше всяческих похвал. Именно такими я видела их, когда читала книгу. Кира… ну, подкачала. Кира мне казалась более… утонченной, что ли.

    Когда я читала книгу, этот мир мне казался более элегантным. Но ведь это средневековье. Словом — все, кто хочет увидеть мир Арканара настоящим, без кружев нашего времени — этот фильм для вас. Я смотрела фильм и думала… как скоро мы, современные люди, попав в такое место, потеряем человеческий облик?

    Но! Людям, которые книгу не читали — там делать нечего. Они ничего не поймут.

    2 марта 2014 | 20:37

    Что же нам остаётся?
    - Когда-нибудь о тебе будут слагать песни…
    - И только-то?
    - Поверь, это уже немало.


    Трёхчасовой сеанс пролетел для меня незаметно — времени я совершенно не чувствовал. Периодически отвлекался, конечно, на уходивших из зала людей. До конца сеанса, кажется, досидели едва ли 2/3 зрителей. Скажу честно: с одной стороны, мы с другом искренне недоумевали, почему люди уходят… а с другой — не знаю, можно ли рекомендовать кому-нибудь идти на этот фильм… Не стоит ждать, что он оправдает какие-либо возложенные на него ожидания.

    Эта картина покойного Германа — поистине его лебединая песня, его «Реквием». Уровень мастерства режиссёра невероятен — как много раз говорилось, это не кино в привычном нам понимании. Это глубочайшее, и, в то же время, кристально ясное повествование о простых и понятных вещах — но совсем не простым образом, обходящееся, при этом без, костылей вроде кино-языка, сюжета, героев повествования. Друг, смотревший фильм со мной, сравнил картину с опусом Стенли Кубрика «Космическая Одиссея 2001», оговорившись, что фильм Германа превосходит её на голову, лежит в какой-то иной плоскости осмысления; а также удачно охарактеризовал этот фильм как совершенное, понятное и очень качественное сотворённое советское кино в самом хорошем смысле этого слова — при этом свободное, созданное вне цензуры и вне страха неудобных толкований и трактовок. Картина просто гениальна — я не в кино побывал, нет. Это об моё лицо тёрлась морда лошади дона Руматы, лезла в глаза бахрома из колбас, связок чеснока и развешанных тряпок в его замке, это вокруг меня суетились рабы и слуги, это мне в лицо брызгала грязь, лезли мухи, это на меня лился дождь, это мне в лицо несло трупным смрадом. Я ТАМ БЫЛ. Я посетил Арканар. Меня туда втащили. В момент, когда произошёл один из важнейших диалогов — разговор Руматы с доном Рэбой, во время которого Рэба осознал, что перед ним некто сильнее его, и от ужаса начал блевать, я ощутил запах рвоты.

    В какой-то из рецензий читал, что единственным красивым предметом за весь фильм были перчатки дона Руматы. Не согласен. Красивых — по-настоящему эстетичных и красивых предметов — в фильме было, на мой взгляд, всего три: это флейта главного героя (о ней отдельно), оголовок одного из его мечей в виде головы ящера, и панцирь с отчеканенным на нём родовым гербом благородных донов Эсторских.

    Фильм наполнен как прозрачными, в общем-то, и достаточно читаемыми символами (въезд пьяного Руматы на осле задом наперёд в город под хоровое пение монахов, фрески Богоматери в одном из замков, питие воды, в которой благородный дон ранее омыл ноги, голова главного героя на пиршественном столе в самом начале фильма — как усекновенная голова Иоанна Крестителя, ну и прочие), так и цитатами из фильмов. Герман процитировал и самого себя — так, сцена с укусом пальца Руматы Кирой аналогична такому же эпизоду из фильма «Хрусталёв, машину!» в кабинете генерала, а момент пленения Руматы ох как напоминает сцену ареста того же генерала из всё того же «Хрусталёв…» — так и Тарковского: и его и шедевр «Андрей Рублёв» (множество эпизодов, так или иначе отсылающих к этой картине), и не менее гениальный «Сталкер» (долгие планы, концентрация на лицах персонажей). Да даже цитатам из фильма «Кин-дза-дза» нашлось место: кольцо в носу одного из емлян в эпизоде встречи у Руматы; его раб, повсюду таскавший железный стул.

    Проработка деталей и атмосфера завораживает. Повторюсь: редко где и когда удавалось увидеть столь тщательную, скрупулёзную работу. Сейчас на память пришла ещё и картина Владимира Бортко «Собачье сердце». Хотя, неудивительно: «Трудно быть богом» стоит в одном ряду со всеми великими произведениями русского кино, органично дополняя его. Этот фильм отметает все ожидания, все претензии, высказанные в его адрес, все чаяния и надежды. Герой погружён в тьму. Хотя нет, не в тьму — в серость, в самую настоящую рутину из грязи, крови, смерти, страдания, тоски, скотства, нежелания рабов жить без цепей и снимать колодки, в понимание только одного языка — силы, и в отсутствие желания понимать хоть что-то другое. Зрителей не приглашают туда, ничего не предлагают — мы с самого начала сеанса оказываемся вместе с героем там. Кто-то не выдерживает, и таких немало.

    Звук просто поразителен. Светлана Кармалита и Герман-младший проделали поистине великолепную работу: слышно каждое слово, произнесённое шёпотом, слышно плеск мельчайших капель, бульканье грязи, бормотание жителей города за завесой дождя и стоны истязаемых узников в подземелье — сквозь треск и гудение огня. Музыки в фильме почти нет, исключая 4 эпизода: Румата играет на флейте в начале фильма, после пробуждения; кто-то из землян, кажется, насвистывал некую земную мелодию; ещё эпизод с девочкой и склянками, на которых герой исполняет хрустальную мелодию, невероятным образом контрастировавшую с происходившим вокруг него; потом — дикие, какофонические, звериные какие-то звуки оркестра монахов у ворот города, игравших после взятия Чёрными взял Арканара; наконец, соло на флейте от Руматы же, в составе джазового трио из солдата, отбивавшего такт в свою капеллину ложкой, и слуги, басовито гудевшего в древний аналог тубы. Нельзя умолчать об игре главного героя на флейте — это нечто поразительное. Совершенно джазовые пассажи — не зря я пошутил про трио — которые не в состоянии оценить никто, кроме, собственно, исполнителя, самым невероятным образом и контрастирующие, и, в то же время, порождающие какую-то невероятную синергию с тем, что творится вокруг.

    Леонид Ярмольник в главной роли бесподобен. Всемогущий, по куда как скромным меркам обитателей Арканара, и в то же время — бессильный в рамках общепринятых для людей Земли норм морали, нравственности. Он не помогает уже никому, оставьте. Спасённые им книгочеи грызутся между собой, словно пауки в банке, сдают друг друга Серым, держат за пазухой нож, и стерегут удобный случай. Никто не слышит и не видит, никто не хочет не то что постигать — даже выбраться, разогнуться, протереть глаза. Румате остаётся только вино, сны, поединки, а ещё издёвки: не столько над окружающими, сколько над собственной ролью бессильного творца, наконец-то разрешившего дилемму Бога — создав камень, который он сам не может поднять. Утопающего в принципе не возможно спасти, если он смотрит на того, кто протянул руку, как на сумасшедшего, и сам хватается покрепче за камень, тянущий его ко дну. Всё кончено, забудьте. А напоследок маэстро сыграет нам туш — в такт гулкому лязганью ударов по полям капеллины, под редкие хрипы тубы, поддерживающей упрямо на что-то надеющуюся вихляющую мелодию флейты.

    4 марта 2014 | 13:54

    Последний фильм Алексея Германа «Трудно быть богом» вышел в прокат через год после смерти режиссера, после 15 лет съемок и озвучки, а сама идея зародилась еще в 1968. Картина, ставшая легендой задолго до премьеры, не только оправдала все годы ожидания, но и удивила таким коротким сроком изготовления.

    Детально воспроизводя в «Иване Лапшине» 80-х атмосферу 30-х, а в «Хрусталеве», снятом в 90-х, годы 50-е, Герман под конец взял во всех смыслах выше и добрался до воссоздания полноценной планеты со Средневековьем в придачу. Только теперь он не пытается вспомнить, найти и возродить — он сам творит этот мир, причудливый и множественный.

    О том, что это другая планета, погрязшая в Средневековье и наплевавшая на Возрождение, с десятком засланных с Земли ученых, нам рассказывает закадровый голос, открывающий фильм. Весь остальной сюжет тонет в океанах грязи и испражнений, застилающих и землю и лица участников этого мира. Самое что ни есть картинное Средневековье с туалетами в окнах, длинными платьями по колено в грязи — беспорядочное месиво, снятое на черно-белую пленку лишь потому, что в мире этом нет иных цветов, кроме 50 оттенков грязного. Даже кровь, липкая и скользкая, кажется, превратилась в нефть.

    И среди всего этого главный герой, дон Румата, оказавшийся на другой планете чужим среди чужих в окружении, в общем-то, неплохих ребят, возводящих его аж в статус бога. Благородный дон все пытается строить из себя чистюлю, но с антисанитарией своих слуг он уже смирился и только ворчит порой. Все воняет, как ни мой, в мире, где душ принимают только во время дождя, и повсеместный запах общественных туалетов и раздавленных блох, кажется, чуешь сам. Как ни отмывай свои белые рубахи, а птицы все же гадят, да и мешочки с ослиным дерьмецом в руки брать приходится. Белые платочки Дона и невозможность выйти на улицу из-за невысохших постиранных штанов кажутся на фоне всего этого такой же странной и неуклюжей хрупкостью, как и белые розы. И все же начинается он, как и кончается, — снегом.

    Вместо засланных на планету землян, которым это все давно осточертело, наблюдателями Герман делает зрителей. Камера, спустившаяся на полотно то ли Брейгеля, то ли Босха, но не так отстраненно, шероховато и акварельно, как в «Розе и кресте». Эстетика Германа предполагает камеру в руках бредущего куда-то неумехи, позволяющую наблюдать за всем максимально детально и точно, не пряча не то что скелеты в шкафах, но и голые задницы в отхожих местах. Каждый персонаж, кажется, так и стремится попасть в кадр, исключительно чтобы смачненько сморкнуться в палец.

    Инопланетное Средневековье Германа — постоянное муравьиное мельтешение, мышиная возня, глаз зрителя каждую секунду должен улавливать не только перенасыщенный первый план, но и все, что находится рядом и вокруг, а слух пытаться разобрать отдельные внезапно брошенные фразы, порой сыплющиеся многоголосьем. И всего этого — и для глаз, и ушей, и носа — так много, что нет ни мгновения, чтобы отдохнуть и расслабиться, ни секунды, чтобы оторвать взгляд от экрана. Но за всем этим самого мира-то и не видно — вечное движение роящихся в собственном и всеохватном разложении червей, этакий фарш с весьма ароматной подливой.

    Молчаливый и вымотанный дон Румата с аккуратно подстриженной бородкой лишь перед ликом Богоматери в переулке находит несколько секунд уединения и покоя. Вот она, богоматерь, пред небожественного происхождения богом, мечтающим снять с себя все полномочия. В этом вечном непрекращающемся гомоне, как никогда задумываешься, что жизнь, может, и вправду история идиота, полная шума и ярости. Да и уши обрезают всем подряд не в наказание, а в надежду на спасение, как в пытку и попытку уединения с самим собой. Еще бы и глаза выкалывали.

    Если в Германовском «Хрусталеве» сцена изнасилования поражает и удушает, то здесь вывороченные кишки, спадающие сарделькам¬и да бьющееся наружу сердце не вызывают ничего, кроме, может быть, начального удивления не искушенного анатомией зрителя. И ты перестаешь видеть это уже через полчаса, потому что сморкаются все, сморкается все Средневековье и даже благородный дон, хоть и в платочек. И все испражнения, голые задницы и пырные тела не вызывают отвращения и каких-либо эмоций вообще, даже по контрасту с чистеньким главным героем — ведь это, на самом деле, довольно скучно, тоскливо и обыденно.

    Попытки развлечения и воспоминания о Земле, куда нет ни возвращенья, ни тяги, Румата выплескивает игрой на кларнете, музыкой-аллюзией на все романсы мира. Эта мелодия предельно земная, пожалуй, единственно имеющая в этой картине цвет, открывает и завершает историю реквиемом надежде. Словно символ проваленной миссии — тот самый Ренессанс, приносной и инородный, от которого старые аборигены затыкают уши, а у детей начинает болеть живот. «Чашу эту мимо пронеси» — все никак не может вспомнить, кажется, именно эту строчку Живаговского «Гамлета» Румата, согласившийся играть эту роль, не зная, что и боги могут устать.

    Фильм вообще проникнут депрессией и тоской, этакая энциклопедия небывалой грусти. Внезапную хандру Румата объясняет осенью, но в тоске этой, кажется, давно утонули все, только вот не знает об этом никто. Вневременность происходящего — и было Средневековье в прошлом или ждет нас в будущем, а может, мы навсегда погрязли в его настоящем — не все ли равно, и тараканы в бокалах и расхлестанные белые розы — какая же все это тоска. Вселенская межпланетная беспросветная скука жизни, по тому, что нет смысла на земле, нет возможности что-то изменить, да и желания тоже. Как в мире все, в общем-то, скучно — даже быть богом.

    24 февраля 2014 | 20:13

    Вот и я со своим большим семейством оказалась в череде тех, кто через час после начала просмотра фильма «Трудно быть богом» ушли из кинозала. Из упрямства хотелось дождаться финала, но пожалела родных. Я врач, к тому же психиатр, работающий с психозами. И тема мне, в общем-то, близка. Далека она только от светлых произведений Стругацких, у которых гуманизм и вера в человеческий разум и добро проходят через все произведения. Да, мне понятно, что новый просмотренный мной частично фильм — из разряда арт-хаусных, не для широкой публики.

    Да, режиссерские находки наверняка отыщут многие кинокритики — этому они специально обучены. Но я, как специалист своего узкого профиля, могу лишь посочувствовать маститому режиссеру, который долгие годы носил в своей душе подобные (может даже не полностью и выраженные в фильме) страшные переживания. Возможно, там действительно есть множество аллюзий и параллелей про жизнь нашего общества, но эстетика этого фильма (Господи, прости) не несет в себе ничего жизнеутверждающего, гуманистического. Нет надежды. Один плюс: наш беспросвет на фоне этой картины кажется райскими кущами. Но в этом ли художественная ценность искусства?

    На одной из международных выставок работ аутсайдеров французские коллеги представили работы душевнобольных, которые «писали» картины собственными фекалиями. После вчерашнего просмотра, как то сами собой всплыли параллели. Ощущение липкой грязи и профессиональное сочувствие почившему режиссеру и его здравствующей вдове-сценаристу фильма. Еще очень жаль талант актера Ярмольника, который проступал даже в этой, наверняка отнявшей много душевных и физических сил, работе над ролью.

    Этот фильм — удел кинокритиков и большая интересная профессиональная (возможно, научная) работа для психоаналитика и патопсихолога. Смотреть не советую.

    0 из 10

    17 марта 2014 | 14:24

    Действительно трудно быть режиссёром в России, будучи прижизненно внесённым в когорту классиков, это при том — что Алексей Юрьевич снял всего 7 фильмов. Фильмов неровных, от шедевральных на мой взгляд «Проверки на дорогах», и «20 дней…», до провальных «Хрусталёв машину», «Ивана Лапшина», и увы»… Бога».

    Увы — потому-что я честно ждал все эти годы его выхода на экраны, ждал и боялся. И чем дольше ждал, тем больше боялся. Как оказалось не зря.

    Нет в визуальном плане картина выше всяких похвал, здесь Герман планку не уронил, а вот содержание…

    В своей рецензии на «Сталкер» Андрея Тарковского, я уже писал что не являюсь поклонником творчества братьев Стругацких, но «Трудно быть богом» читал несколько раз, правда было это в пору детства и юношества. Скажу честно книжку особым шедевром не считаю, да и вообще советская фантастика — это особый жанр, где фантастика это обёртка в которую завёрнуто то, что происходило в СССР на самом деле, только действие переносится либо в далёкое прошлое, либо в будущее. (Недаром в первоначальном варианте рукописи дон Рэба именовался доном Рэбией — все понимали кто это. Да и захват Орденом Арканара — это не что иное как ввод советских войск в Чехославакию). И именно поэтому советская фантастика умерла вместе с Советским Союзом. Умерла и книжка братьев Стругацких. Без советского социального подтекста в ней остаётся только голый пафос, да псевдоисторическая натура. И в этом заключается главная проблема фильма.

    И решить эту проблему не в силах даже Алексей Герман.

    И именно отсюда такое внимание он уделил визуальной части, дотошно создал на экране картинку настоящего! — а не сказочного Средневековья, с его смрадом, дер… мом, и повсеместной грязью. Да вместо людей немытые скоты. А дальше что?

    Мне кажется Алексей Юрьевич по ходу дела понял всю тупиковость сложившегося положения, и именно поэтому так оттягивал завершение картины. Ведь для него снять этот фильм было мечтой всей жизни, но в СССР это было невозможно, а теперь не имело смысла. Ушла страна, и ушёл тот зритель для которого предназначался фильм, и кто мог его принять, и может быть понять. В конце концов ушёл и сам режиссёр.

    P.S. По ходу просмотра у меня возникла крамольная мысль — а может и не надо было монтировать фильм после смерти автора? Осталась бы легенда о великом неснятом фильме. Увы дух коммерции сегодня непобедим, да и вложенные деньги надо возвращать.

    2 из 10

    25 июня 2014 | 22:12

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    DVD, Blu-Ray ...

    аудиокнига, 195 руб.
    аудиокнига, 414 руб.
    подробнее

    Новости


    В Сочи завершился фестиваль российского кино «Кинотавр», проходивший в 25-й раз. Если год назад триумфатором стал «Географ глобус пропил», то в этом году жюри под руководством Андрея Звягинцева отдало свои симпатии «Испытанию» Александра Котта — бессловесной истории любви на фоне испытания первой водородной бомбы. (...)
     
    все новости

    Интервью


    Работы Алексея Германа, так же как и фильмы Тарковского, — это особое кино, которое требует от зрителя особых нервных затрат, внимания, опыта, искушенности, знаний, если хотите. Если говорить кулинарным языком, то «Трудно быть Богом» — это изысканнейший деликатес. (...)
     
    все интервью

    Статьи


    Смерть актера во время съемок, отсутствие денег, судебные тяжбы, война, бракованные объективы, неуемный перфекционизм режиссера — все это не раз приводило к тому, что фильмы шли к зрителю десятилетиями. К выходу в прокат «Трудно быть Богом» КиноПоиск вспоминает самые интересные случаи. (...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Ещё немного об итогах российского уик-энда. Мистер Пибоди готовится дать бой древним грекам и персам. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.ЯростьFury23 702 421
    2.ИсчезнувшаяGone Girl17 511 956
    3.Книга жизниThe Book of Life17 005 218
    4.Александр и ужасный, кошмарный, нехороший, очень плохой деньAlexander and the Terrible, Horrible, No Good, Very Bad Day11 456 954
    5.Лучшее во мнеThe Best of Me10 003 827
    17.10 — 19.10подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ДракулаDracula Untold176 938 566
    2.СудьяThe Judge66 403 582
    3.ИсчезнувшаяGone Girl54 021 430
    4.Выпускной43 105 021
    5.СтраховщикAutómata30 376 176
    16.10 — 19.10подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители1 933 109896 779
    Деньги482 323 866 руб.209 365 828
    Цена билета249,51 руб.5,09
    16.10 — 19.10подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    210.Красота по-американскиAmerican Beauty8.109
    211.ЗнахарьZnachor8.108
    212.Жестокий романс8.106
    213.Загадочная история Бенджамина БаттонаThe Curious Case of Benjamin Button8.105
    214.Ночи КабирииLe notti di Cabiria8.105
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    11.Чёрное мореBlack Sea94.43%
    12.Три девяткиTriple Nine94.41%
    13.Бонд 24Bond 2494.40%
    14.ФокусFocus94.30%
    15.Звездные войны: Эпизод 7Star Wars: Episode VII94.05%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Горько! 215
    Прежде чем я уснуBefore I Go to Sleep1
    БэтменBatman98
    Думай, как мужчина 2Think Like a Man Too2
    Крученый мячTrouble with the Curve19
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Горько! 25.226
    Город героевBig Hero 68.496
    СудьяThe Judge8.227
    ДракулаDracula Untold6.615
    Прогулка среди могилA Walk Among the Tombstones6.443
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    ЯростьFury30.10
    СеренаSerena30.10
    ИнтерстелларInterstellar06.11
    ДеткаLaggies06.11
    Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IThe Hunger Games: Mockingjay - Part 120.11
    премьеры