всё о любом фильме:

Трудно быть Богом

год
страна
слоган-
режиссерАлексей Герман
сценарийАлексей Герман, Светлана Кармалита, Аркадий Стругацкий, ...
продюсерРушан Насибулин, Виктор Извеков
операторВладимир Ильин, Юрий Клименко
композиторВиктор Лебедев
художникСергей Коковкин, Елена Жукова, Екатерина Шапкайц
монтажМария Амосова
жанр фантастика, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  182.9 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время177 мин. / 02:57
На планете, погружённой в глухое Средневековье, работают наблюдатели-земляне, которые пытаются бережно подправлять ход событий, не нарушая логическое развитие истории. Главный герой, дон Румата Эсторский, осознавая свою задачу сохранения нейтралитета, тем не менее, не выдерживает, когда в Арканаре (одном из городов планеты) захватывает власть «чёрное братство», свергнувшее господство «серых», столь же отвратительных, но не столь кровавых. Румата берётся за меч, чтобы покарать злодеев, и тем самым нарушает все правила и закономерности, вмешиваясь в чужой исторический процесс.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.70 (2425)
ожидание: 89% (3975)
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
14 + 0 = 14
9.0
в России
85%
47 + 8 = 55
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Съемки начались в 2000 году и закончились в 2006 году. С тех пор, Алексей Герман работал в основном над звуком. К сожалению, он умер в феврале 2013 года, не успев доработать звуковую составляющую.
    • 21 февраля 2013 года Алексей Герман скончался, так и не успев закончить фильм. Завершали работу над картиной его сын, Алексей Герман мл., и Светлана Кармалита.
    • Режиссер решил снимать «Трудно быть богом» еще в 1968 году, через 4 года после выхода книги. Вместе с Борисом Стругацким они написали первый вариант сценария. В августе Герман получил разрешение на съёмки, но вскоре началась операция «Дунай» — вторжение в Чехословакию войск СССР и других стран Варшавского договора, поэтому режиссеру не разрешили снимать фильм. Производство картины затянулось по причине трудностей с финансированием и сложности озвучания.
    • Натурные съемки начались весной 2000 года в Чехии. В окрестностях замка Точник был построен Арканар. Павильонные съемки проходили в Санкт-Петербурге.
    • По сценарию название картины должно было быть «Что сказал табачник с Табачной улицы». К весне 2008 году Алексей Герман завершил монтаж фильма и хотел назвать её «Резня в Арканаре» или «Хроника Арканарской резни». В августе 2011 режиссер заявил, что фильм находится на стадии озвучки и окончательный вариант названия будет такой же, как у повести братьев Стругацких «Трудно быть богом».
    • еще 2 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 5150 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Сказать, что фильм потрясает — ничего не сказать.

    Когда с первых кадров ты погружаешься в атмосферу глухого, жестокого средневековья, в грязь и безысходность.

    Когда не можешь отличить наших историков от местных жителей.

    Когда исчезает твоя, личная зона комфорта, от заглядывающих прямо в лицо страшных, опустившихся лиц.

    «Вглядывайтесь в эти морды, молодые, тупые, равнодушные, привычные ко всякому зверству, да не воротите нос, ваши собственные предки были не лучше…"

    Это видение Мастера одного из лучших произведений братьев Стругацких.

    И половина людей покидает зрительный зал.

    Сюжетная линия Германа, действительно, совпадает с книгой. Но автор не разжевывает сюжет, видимо, все-таки рассчитывая на знание его зрителем, поэтому достаточно сложно разобраться в происходящем человеку, с произведением не знакомому (я ходила на фильм с отцом, книгу не читавшим, он мало что понял).

    А еще я никак не могла отделаться от ощущения схожести равнодушных, не желающих думать персонажей на экране и жвачных животных на рядах впереди меня, весь фильм жевавших поп-корн.

    В общем и целом — этот фильм стоил того, чтобы ждать его 7 лет.

    Единственные 2 минуса в картине, по моему субъективному мнению:

    1. концовка показалась мне немного затянутой, можно было бы завершить все на фразе Руматы, сидящего в луже «Трудно быть богом».

    2. половина фраз и диалогов была произнесена настолько невнятно, что я их с трудом разбирала.

    9 из 10

    28 февраля 2014 | 07:19

    Фильм был просмотрен до прочтения книги Стругацких. В анонсах давалось его краткое содержание. На мой взгляд без предварительного знакомства с произведением (или хотя бы с его сюжетом) фильм непонятен. Вообще непонятен. Сценарий фильма очень далёк от содержания первоисточника. Весь внешний антураж кинопроизведения так же совершенно самостоятелен.

    Фильм снят в чёрно-белых тонах. Видимо, чтобы подчеркнуть всю тяжесть атмосферы в городе Арканар в период наступления тоталитарных сил и упадка нравов. Постоянно идёт дождь. Всюду грязь, нечистоты, открытые отхожие места и виселицы с покойниками. Абсолютно все люди (кроме, пожалуй, землянина — дона Руматы) грязны, нечёсаны, одеты в отрепье. Их поведение — соответствует внешнему виду. Создаётся ощущение сюрреалистического полотна, отображающего сумасшедший дом, где все пациенты могут свободно передвигаться по прилегающим территориям.

    Перемещения и диалоги людей больше похожи на броуновское движение, чем на взаимоотношения. Мотивы поступков персонажей — кто куда пошёл, зачем пошёл, кто и что хотел сказать или сделать — малопонятны. Камера движется вслед за персонажами, иногда они будто специально попадают крупным планом в кадр, пытаясь что то сказать. Но камера ни на ком не задерживается. Позже становится ясным, что камера по сюжету вставлена в украшение главного героя и является техническим девайсом наблюдателя-землянина, передающим изображение «куда положено».

    В книге Стругацких то же описана тягостная атмосфера глухого средневековья с намёком на параллели с реалиями СССР времён тотального контроля«Сверху». Но это описание в основном концентрируется на характерах и взаимоотношениях героев и персонажей. В книге много времени уделяется смысловым моментам, диалогам, после которых становится ясным, чего собственно хотели сказать писатели. С ними можно соглашаться, можно спорить, во всяком случае ясно, о чём идёт речь.

    В фильме смысл действий постоянно ускользает от зрителя. Он (смысл) постоянно прикрыт внешним сумасшествием персонажей, их невнятной речью и общей грязью окружающей обстановки. К примеру, у Стругацких хотя бы ясно, почему дон Румата постоянно пользуется белоснежными платками, причём, в повести это носит совершенно второстепенное значение. В фильме же этот момент выпячен чуть ли не на первый план, словно авторы пытались придать ему некий сакральный смысл. Тоже самое с появлением на экране ярко-белых роз. Хотя смысла то большого в этом и нет, разве что просто показать яркую деталь, контрастно подчёркивающую характер героя на общем сером фоне. Очень спорные режиссёрские моменты. Мне кажется, они всё равно тонут за общей атмосферой грязи и беспросветности. И лишь подчёркивают шизофреничность происходящего на экране. Возможно, в этом и состоял замысел авторов картины — показать полное несоответствие главного Героя окружающей среде, в которой он оказался. Ну, тогда это у них получилось.

    По художественным приёмам фильм «Трудно быть богом» мною, как зрителем, воспринимается так же, как российские фэнтези типа «Волкодава» или нового «Вия», т. е. отрицательно. В них во всех, при очень интересном сюжете, использован единый приём мрачного изображения окружающего, с целью подчеркнуть либо общую негативную атмосферу, либо такое же негативное состояние души персонажей. Приём понятный, но всем ли он нравится? Обилие серых покосившихся деревянных домишек с неровными крышами. Такие же кособокие жилища, но побольше, призваны изображать дворцы, совершенно убогие церкви. Грязные, неухоженные, растрёпанные люди в соответствующей одежде. Причём, такой антураж применяют при изображении славянского колорита. Всё выглядит подчёркнуто лубочно. Зачем? Что, фантазии авторов ни на что больше не хватает? В первоисточниках перечисленных произведений такого ощущения нет, книги то интересны, читаются легко.

    Указанные моменты портят все впечатления от фильма. Казалось бы, беспроигрышная тема фантастики или сказки, портится аляповатыми художественными приёмами, а должно быть наоборот. Очень жаль, т. к. фильм можно было сделать замечательным, чтоб зритель визжал от восторга. Не получилось. Не помогла и отличная (на мой взгляд) игра Леонида Ярмольника. Ещё раз — очень жаль.

    4 из 10

    4 июня 2014 | 19:05

    Фильм, как и все современное искусство очень сложно оценить. Ведь непонятно, либо это гений творца, либо мазки ремесленника. Авангардизм может быть довольно брутальным. Вот и фильм вышел именно брутальным. Режиссер пытался сказать многое. И в первую очередь у него получилось показать средневековье — без романтических красот — кои потомки присваивают этому забытому Богом времени…

    Режиссер — снисходителен. Он пытается все-же не довести зрителя до обморока — делая черно-белый фильм. Потому что в цвете экран выглядел бы еще гаже и мрачнее.

    Угол обзора камеры в картине — довольно узок. Я усматриваю в этом попытку режиссера — придать фильму эффект присутствия зрителя. Отсюда и берутся непонятные обывателю откровения персонажей — камере.

    Многие сравнивают работу Германа с небезызвестной работой Тарковского. Это понятно, ведь тут есть два главных фактора:

    Первый — это общая непонятность повествования (в данном случае сценариста и режиссера).

    Второй — Авторы. Братья Стругацкие.

    Фильм снимался долго и нудно. Впрочем таким и получился. Стоит отметить героизм Ярмольника — он не сбривал бороды все время съемок. Впрочем контракт — есть контракт. Так же стоит отметить героизм режиссера. Он — умер не доделав картину. Что испытывал он (режиссер) — перед смертью?! Одному Богу понятно. Наверное это и запечатлела кинопленка…

    Связывать этот фильм с одноименным произведением А. Б. Стругацких у меня рука не поднимается. Были попытки экранизировать «Пикник на обочине», «Отель у погибшего Альпиниста», и даже «Обитаемый остров» — но….. . режиссеры может быть читали книги Стругацких вверх ногами?.. Зачем же делать фэйк на раскрученный брэнд?! (да, был еще «Чародеи» — буквально вытянутый тогдашним гениальным секссимволом Абдуловым — пародия на Понедельник»). Более менее успешно, на мой взгляд — лег на ленту Отель «у погибшего альпиниста» — да и то, благодаря тому что сценаристами были сами братья Струги. О братьях Стругацких немало написано, и писать о гении Стругацких — можно километры. Это неуемная фантазия, юмор, человеколюбие, много, много других факторов. Произведения Стругацких брызжат мыслью. Выбирай любое направление. Да, Бондарчук попытался снять блокбастер на тему «Обитаемого острова» — в итоге опять фэйк. Хоть и приближенный к произведению. Стругацкие — многолики. Пожалуйста:

    Понедельник начинается в субботу — фантастика, комедия.

    Град обреченный — фантастика, комедия, драма, триллер.

    Пикник на обочине — фантастика, драма, триллер, с элементами комедии.

    Гадкие лебеди — фантастика, драма, триллер, комедия. Кстати, а если взять еще и Ф. Сорокина — из более полного произведения «Хромая судьба» — вообще хоть сериал пиши…

    Трудно быть богом — на мой взгляд — фантастика, комедия, драма, триллер.

    Есть еще много произведений братьев Стругов. Я их не буду приводить в пример. Но они того тоже заслуживают. И перекликаются меж собой. Вообще Стругацкие писали свои миры, как у Бредбери. Только у них миры поделены на три времени. И хватит об этом.

    Итог: режиссеры берут у Стругацких только триллер. Но забывают что присутствует еще много направлений. Юмор Братьев — ненавязчивый и умный — никто не хочет сочетать. Показывают только плохие стороны произведений. Грязь. Но не понимают что Струги — просто осмеивали эти негативные стороны социума.

    Фильм «Трудно быть богом» — я не берусь критиковать. Лично для меня он — непонятен. Остается за кадром то, что хотел показать режиссер. К сожалению, если уж так было задумано — показать от первого лица, и находящегося в центре событий, нужно вертеть головой почаще…

    Оценку тоже не берусь ставить. Но как любимую картину — его (фильм) я больше никогда не включу. И никогда не буду совершать просмотра этого фильма с кем-бы то ни было. А книгу перечитаю еще не один десяток раз…

    Спасибо за внимание.

    7 июля 2014 | 08:03

    Эта картина еще ждет своего исследователя, своего критика, своего киноведа. Пока ограничимся лишь легким прикосновением к завещанию Алексея Германа.

    В заполненном и бурлящем кинозале Англетера, практически самой главной петербургской гостиницы, собрался весь цвет журналистского сообщества города, чтобы услышать последние слова гения. По дороге в кинотеатр тебя встречает мемориальная доска, сообщающая о том, что в этом здании 28 декабря 1925 года трагически оборвалась жизнь поэта Сергея Есенина. А рядом смотрит громада Исаакия, за которой прячется Сенатская площадь во главе с Медным всадником, держащим осаду свинцовой Невы. Повсюду сакральные места — достойный антураж для премьеры такого фильма.

    Когда публика была в сборе, на сцену поднялась вдова режиссера Светлана Кармалита и предупредила, что смотреть фильм будет тяжело. В каком смысле тяжело? Психологически, может быть? Или — морально, душевно? Ее слова показались общей фразой: любое произведение искусства тяжеловесно: «Улисс», «В поисках утраченного времени» да «Война и мир», в конце концов. Но фильм начался и постепенно в голове стали припоминаться слова Умберто Эко, написанные им сразу же после римской премьеры: «Трудно быть Богом, но и трудно быть зрителем».

    Поначалу впитывая каждый микродиалог, каждое слово, каждый жест, стараешься не упустить ничего из виду. Веришь, что в конце весь этот груз, все эти находки, должны собраться в пазл, последний пазл великого Германа. Трясешься над каждой деталью как скупец, ей-богу, как Плюшкин — тащишь их в свое логово и бросаешь куда попало: да неважно, что еще не понимаешь смысла, потом пригодится, когда-нибудь, в самом конце, все соберется в единую картину. Или наоборот — думаешь: вот Герман, прораб. Дает тебе план и 1000 кирпичей, но не сразу, а постепенно. Каждый кирпич имеет строго последовательное место в постройке. Не успел положить? Ставь другой. И вот ты не покладая рук строишь этот дом, ни один кирпич тобой не пропущен, здание постепенно обретает понятные черты. Но раз — кирпич пропустил. Второй раз пропустил. Третий. Ничего страшного! Еще стоит. Вот вырисовывается стена, окно, дверь, скоро и крышу станем класть. Но кирпичи больше не успеваешь принимать. Одна стена покосилась. Другая осела. И приходит тот момент, когда твой домик складывается, а ты сидишь и ничего не понимаешь: прям как старуха у разбитого корыта. Ты и вправду думал, что он состоит из кирпичиков, которые собираются в ясное сооружение. А фильм все длится и даже после своего конца не продолжает останавливаться.

    Это — путешествие. Возможно, стоило бы забыть некоторые постулаты и привычки, которыми мы руководствуемся, когда смотрим кино. Здесь они вряд ли будут работать. Фильм Германа — не читается. Его надо впитывать, им надо жить, его надо переживать. Его надо ненавидеть, его надо обожать, но ни в коем случае не анализировать: по крайней мере, на первом сеансе. Отринуть все и последовать за Германом в ад. Если угодно, здесь он — Вергилий, ведущий тебя по кругам человеческого дна. Впрочем и оппозиции (дно-небо) здесь так же не работают: режиссер снимает корсет иерархии, поддерживающий позвоночник человечества. Именно так появляется вселенная фильма «Трудно быть Богом», где ничто не различимо и все сосуществует одновременно, не имея четких границ. Эта бесформенная масса, преодолевающая и растворяющая в себе всякие рамки, стыки, рубежи, вызывает у нас отвращение своей антиэстетичностью и, как нам кажется, бесчеловечностью. Мы не привыкли сталкиваться в кино с таким нарративом: мы просто не понимаем, как с ним работать. Тем более получать художественное удовольствие, подкрепленное итоговым катарсисом. В уме разве что возникают аналогии с хайдеггеровским «Бытием и временем», чей новый, весьма парадоксальный, где-то даже доходящий до мистицизма и иррациональности способ философствования поразил современников и до сих пор вводит в ступор многих, знакомящихся с наследием философа. Ответ один: требуется менять оптику.

    «Трудно быть Богом» — это предельный Герман, возведенный в абсолют. Это — его логически последняя картина: иной просто не смогло бы возникнуть. Все верно, каждая песчинка на своем месте. И даже тот факт, что великого режиссера с нами больше нет, тоже является немаловажным аспектом: диктат автора больше не довлеет над произведением — оно становится бесконечным. Начавшись «Седьмым спутником» этот путь нашел свое полное завершение в последней картине, чтобы вновь начаться заново. И так — без конца.

    28 марта 2014 | 10:53

    Я рассказал бы тебе всё, что знаю,
    Только об этом нельзя говорить.
    Выпавший снег никогда не растает.
    Бог устал нас любить

    Александр Васильев (группа «Сплин»)

    Великая картина великого безумца Алексея Германа-старшего наконец-то вышла в прокат. Невероятная 3-х часовая кинолента по мотивам одноименного романа Бориса и Аркадия Стругацких.

    Фильм о жизни человечества (созданного по образу и подобию), лишившегося в масштабах кровавого Арканара всего человеческого.

    В этом диком месте появляется ученый с планеты Земля (потрясающий Леонид Ярмольник). Посланец из прекрасного будущего, миссия которого — показать арканарцам гумантистический путь развития. Но возможно ли это? Имеет ли он право вмешиваться в их историю и насаждать свою мораль? Дон Румата Эсторский ищет ответы на эти вопросы в течение всей картины… Он до поры сохраняет нейтралитет и не вступает ни с кем в борьбу. По сути, Румата переживает ту же драму, что и Лапшин. Им противостоит не какой-то конкретный враг (с которым, как с преступником Соловьевым в «Моем друге», Лапшину справиться не составляет труда), но противостоит уродливая неодолимая скотская масса, которая не видит как дико она живет. И ни один герой, даже самый светлый и благородный, не способен справиться с этой рабской безответственной толпой. Из интервью с Б. Стругацким в РР: «Объяснения не воспитывают. Воспитывают, как известно, обстоятельства. И тут уж как получится.»

    Тем временем, зрителю предоставлена возможность разглядеть этот страшный мир во всех деталях, подробно и близко, насколько это позволяют границы камеры. Кажется, что «Трудно быть Богом» с документальной точностью погружает в страшное варево полулюдей-полузверей. Чувство ужасного страха, о котором так много пишут разные критики, действительно возникает с первых кадров. Ужасает ощущение почти реального присутствия в аду. Арканар живет за гранью зла, его жители — правители, рабы, стукачи и палачи. Других почти не осталось. «Веселая башня» беспощадно пожирает самых лучших. В этом страшном вареве, забывшие о красоте, милосердии, человеческом достоинстве, искусстве люди вешают умников, уничтожают книжников и мудрецов. В одной из сцен палач деловито советуется с Руматой, стоит ли перевесить поэта в ночной рубашке на более живописное место. Зло здесь проросло, оно утопает в крови и смердит нечистотами, мочой и блевотиной.. А что Дон Румата? Его миссия — направить жителей Арканара на светлый путь развития, «сыпется», когда во время атаки «черных» он нарушает правила и вступает в битву, а зритель видит только последствия этой ужасной бойни…

    В финале, после кровавого побоища, опустошенный Румата сидит в глубокой луже. Он просто уничтожил черных и серых, а не изменил их мировоззрение. Он ничем не помог Арканару и не нашел ответ как вывести людей к свету. Он знает о том, что люди с трагическим постоянством наступают на одни и те же грабли и быть может, именно поэтому не видит смысла возвращаться на Землю. А может он просто устал, ведь он же человек, а не Бог. Не Бог, которому трудно ждать, пока мы «наиграемся» в свои жестокие игры. Не Бог, который не устал нас любить, иначе мы давно бы погибли.

    На коде фильма (в послесловии), подобно Кленскому в «Хрусталеве», который уезжает неизвестно куда на шальном поезде, Румата тоже едет куда-то на маленькой кривой повозке.. впервые за весь фильм здесь звучит полноценная музыкальная тема петербургского композитора Виктора Лебедева. Музыка в картинах Германа используется своеобразно, она всегда дозирована и чаще всего исполняется медными-духовыми. Разве что в «20 лет без войны» звучит Шварцовская тема в оркестровке. В «Трудно быть Богом» музыка звучит в фальшивом пении монахов, в исполнении кем-то из жителей Арканара мелодии на старинной трубе и дважды в исполнении Руматы: вначале картины и как раз, в послесловии.

    Именно здесь, в самом конце особенно пронзительно звучит грустный джаз на кларнете, и в голове оживают строки из «Гамлета», процитированного Руматой в экспозиции картины:

    Гул затих. Я вышел на подмостки.
    Прислонясь к дверному косяку,
    Я ловлю в далёком отголоске
    Что случится моем веку.

    3 марта 2014 | 12:51

    Очень не ординарное кино. С точки зрения способности кино как искусства вызывать чувства и эмоции несомненно сильная картина, вот только чувства по большей части, вызываемые, это отвращение, страх, недоумение и неприязнь. Сюжет хоть начинает вырисовываться только после просмотра середины картины, сначала же почти нереально сконцентрироваться ни на картинке, ни на герое, ни на событиях, что скорее всего режиссерская задумка. Конечно обывателю ни о чем не скажет этот фильм и положительного ничего не принесет, но если вы хотите сосредоточиться не на исходном продукте, а распознать качество процесса, попробуйте. Другой мир оживает в картине ее создателей. Странно, тяжело и очень необычно, приятного на вряд ли, но все же просмотра.

    5 марта 2014 | 01:07

    Редко бывает, когда фильм приобретает статус «легендарного» ещё до выхода на экраны. Но с последней работой Алексея Германа — как раз такой случай. По истории создания этого полотна можно смело написать пару книг, а ведь писать есть про что. Но самые главные вопросы на данный момент: стоило ли ожидать этот фильм больше 10 лет? Не было ли потрачено столько сил и времени впустую?

    Начну с того, что Герман довел свой фирменный «киноязык» до предела. Здесь не имеет место быть строгая документальная достоверность происходящего. Зрителю предоставляется реальный шанс взглянуть на другую реальность, словно Арканар существует на самом деле, а мы видим все, что видит исследовательская группа, присланная с Земли. В минуты, когда нам показывают весь быт и культуру Арканара (вернее — их отсутствие), деваться уже некуда. Ты, буквально, ощущаешь ядовитый воздух этого места, от которого закладывает нос. Ощущаешь бесконечный поток грязи, дерьма, порока и скверны. И не покидает простая мысль: «Вот он. АД.»

    Не читавшие (либо очень-очень-очень сильно любящие, но это немного другая история) первоисточник Братьев Стругацких воспримут «Трудно Быть Богом» как пытку над людьми и радикальный акт культурного терроризма над зрительским сознанием и психикой. И дрянным фильмом «по мотивам». И не стану лукавить — все, кроме последнего пункта, правда.

    Следует понимать, в какие времена была написана повесть и в какие времена Герман снимал фильм. То были разные идеалы, совершенно иное моральное воспитание людей. «Трудно быть Богом» — это фильм из прошлого, которому удается невероятно жестко пройтись по человеческой природе прошлого, будущего и настоящего.

    Если в книге, Румата и остальные земляне яро верили (до поры, само собой) в то, что у Арканара есть будущее, что его можно спасти и сделать лучше, то здесь исследователи впали в уныние, став заложниками ситуации. Отчаявшись что-либо предпринимать, кто-то абсолютно потерял человеческое начало.

    А кто-то (именно Румата) стоит перед самой пропастью, пытаясь как-то адаптироваться и сохранять внутреннее спокойствие. Но и это Богу оказывается тяжко, потому что он устал. Трудно быть Богом в Аду. Там он становится Человеком.

    27 февраля 2014 | 00:54

    «- Зачем мне это говно?..

    Тут целая философия…

    Для начала вспомните народные пословицы и поговорки об интересующем нас предмете. Беру наугад: лепить из говна конфетку, лить из говна пули, на говне и хлеб родит, болтается, как говно в проруби, попал в говно — сиди и не чирикай, ложка говна (не дегтя!) в бочке меда, к нашему берегу — что ни триска, то говно, и так далее, и тому подобное…

    Как видите, народ не стесняется. Думаете, случайно так часто поминается говно в народном творчестве? Даже чаще, чем сам господь Бог!.. А как вы думаете, из чего господь создал человека? Из глины? Глубоко ошибаетесь! Конечно же, из материала на ту же букву!

    Так что в основу всего на свете заложено говно. Повторите несколько раз подряд слово «много». Вот так: «много, много, много, много, много, много, много…» Что получается? Оказывается, вы повторяете слово «говно»! Чувствуете?.. Много, много, много, много, много… Вот оно где, гомножественное число! В основе всего, в основе самой Вселенной — говно, много говна.

    Говно — первично, материя — вторична, жизнь — третична, сознание четвертично. Как сказал мудрый Фекклесиаст: «ВСЕ НА СВЕТЕ ГОВНЫМ ГОВНО И ГОВДЕНИЕ ДУХА». Не иначе: придумал, сидя на унитазе».

    Это не я придумал. Просто вспомнил, что где-то уже сталкивался с катастрофическим говноклизмом. Это был рассказ гениального Бориса Штерна «Досмотр-2» (кстати, Стругацкие его весьма привечали).

    Второй раз говноклизм накрыл меня при просмотре сего фильма.

    Я видел триумф говна, апофеоз говна! Но при чем здесь Стругацкие?!

    И еще. После экранизации этого же романа Питером Фляйшманом мне казалось, что ничего хуже быть уже не может.

    Как я ошибался!

    P.S. Не судите строго, это моя первая рецензия на фильм. Уж очень он меня цепанул. «Трудно быть богом» — мой любимый роман у Стругацких…

    28 июля 2014 | 23:32

    Вот, наконец -то я и осилил ЭТО…

    С первых минут я понял, что это будет «Хрусталёв, машину» помноженный на БЕСКОНЕЧНОСТЬ…

    И в чём, спрошу я вас должен был тут разобраться? А? В этой грязи, в этом мраке, или ещё в каких -то омерзительных сценах. Может мне нужно было глубоко осмыслить идею детородного органа осла?Хотя нет, ну куда уж мне. Вот она — рука мастера, вот он фирменный почерк. Так ли? Чего не хватает в этом фильме для полноты ощущения? А я скажу вам -порнографии, чистой не прикрытой. Так как на том уровне развития, на котором находятся жители «вот этой земли»,только и остаётся, что извращаться и купаться в этих грязных оргиях. Ходить по дерьму, блевать, раскидывать везде свои сопли — вот то — то и было, примерно 800 лет назад (Герман очень любит копаться в прошлом, как бы переноситься туда, примерять всё на себе). Об этом писали Стругацкие? А? Наверное Алексей Юрьевич сильно жалел, что технологии не могут передавать запах в зрительный зал. Вот был бы эффект присутствия!Ха! Спасибо цензуре в нашей стране, иначе можно было такое там закрутить. И в чём это идолопоклонство? В чём? Алексей Юрьевич кончился в 1984 году, на замечательной картине «Мой друг, Иван Лапши». И я хочу сказать, что если бы я не знал Германа, как режиссёра, таких картин как:«Седьмой спутник», «20 дней без войны», «Проверка на дорогах», «Мой друг, Иван Лапшин», я бы решил, что фильм снял полный псих.

    Одним словом: трёх часовое сопливо -говняное -блевотное путешествие в непонятно куда и зачем…

    Я думаю, что у картины есть только один плюс, те кто не читал книгу. после просмотра обязательно захотят её прочитать. Я бы это сделал однозначно.

    16 июня 2015 | 16:35

    Данное «кино» является живым и, возможно, самым ярким подтверждением того, что продолжительность съёмок и качество результата отнюдь не прямо пропорциональны. Этот фильм снимался более 10-ти лет, что, честно говоря, наводило на мысли, что его создатели пытаются «отшлифовать» результат до идеала, что в итоге вызвало лично у меня несколько завышенные ожидания.

    И эти ожидания испарились сразу после первых кадров, когда нам крупным планом показали некоего безымянного персонажа(а они тут почти все безымянные, скучные и начисто лишены какой-либо индивидуальности), чьё довольное лицо было перемазано в фекалиях. Фееричное начало, ничего не скажешь — и при дальнейшем просмотре становится очевидно, что если верить сценаристу, режиссёру и прочим создателям этого творения, книга Стругацких была именно о фекалиях, мухах, ослиных членах, людских писающих членах и тому подобной мерзости, а вовсе не о глупостях вроде гуманизма или попытках взглянуть на пороки общества со стороны, коль скоро этим самым «глупостям» в фильме внимания почти не уделено, в отличие от всего остального.

    Но любую мерзость на экране можно было бы простить и пережить, если бы не самый главный, на мой взгляд, недостаток фильма — сюжет. Которого тут нет. В смысле, вообще нет — все три часа мы наблюдаем на экране беспорядочную череду бессмысленных и никак друг с другом не связанных сцен, в которых Ярмольник говорит и делает откровенную чушь, которую не стал бы делать ни один психически здоровый человек ни в одном, пусть даже самом безумном, человеческой обществе. Можете называть меня старомодным, конечно, но я считаю, что у фильма должен быть хотя бы какой-то сюжет.

    И в итоге фильм, который должен был стать одним из самых знаковых в отечественной кинофантастике, ассоциируется, в первую очередь, не с шедеврами мирового искусства, а с «Зелёным слоником», «Человеческой многоножкой», «Свадебной вазой», и так далее. Ну и с «чёрным квадратом» Малевича, разумеется, хотя последний хотя бы отвращения не вызывает.

    Не знаю, как вы, а я не могу назвать три часа бессвязной чернухи искусством. Я могу это назвать только однозначно худшим фильмом из всех, что я когда-либо видел. Вне всякой конкуренции.

    1 из 10

    16 марта 2014 | 21:05

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>