всё о любом фильме:

Трудно быть Богом

год
страна
слоган-
режиссерАлексей Герман
сценарийАлексей Герман, Светлана Кармалита, Аркадий Стругацкий, ...
продюсерРушан Насибулин, Виктор Извеков
операторВладимир Ильин, Юрий Клименко
композиторВиктор Лебедев
художникСергей Коковкин
монтажМария Амосова
жанр фантастика, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  182.9 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время177 мин. / 02:57
На планете, погружённой в глухое Средневековье, работают наблюдатели-земляне, которые пытаются бережно подправлять ход событий, не нарушая логическое развитие истории. Главный герой, дон Румата Эсторский, осознавая свою задачу сохранения нейтралитета, тем не менее, не выдерживает, когда в Арканаре (одном из городов планеты) захватывает власть «чёрное братство», свергнувшее господство «серых», столь же отвратительных, но не столь кровавых. Румата берётся за меч, чтобы покарать злодеев, и тем самым нарушает все правила и закономерности, вмешиваясь в чужой исторический процесс.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.50 (1070)
ожидание: 89% (6680)
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
14 + 0 = 14
9.0
в России
85%
47 + 8 = 55
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • По сценарию название картины должно было быть «Что сказал табачник с Табачной улицы». К весне 2008 году Алексей Герман завершил монтаж фильма и хотел назвать её «Резня в Арканаре» или «Хроника Арканарской резни». В августе 2011 режиссер заявил, что фильм находится на стадии озвучки и окончательный вариант названия будет такой же, как у повести братьев Стругацких «Трудно быть богом».
    • 21 февраля 2013 года Алексей Герман скончался, так и не успев закончить фильм. Завершали работу над картиной его сын, Алексей Герман мл., и Светлана Кармалита.
    • Режиссер решил снимать «Трудно быть богом» еще в 1968 году, через 4 года после выхода книги. Вместе с Борисом Стругацким они написали первый вариант сценария. В августе Герман получил разрешение на съёмки, но вскоре началась операция «Дунай» — вторжение в Чехословакию войск СССР и других стран Варшавского договора, поэтому режиссеру не разрешили снимать фильм. Производство картины затянулось по причине трудностей с финансированием и сложности озвучания.
    • Натурные съемки начались весной 2000 года в Чехии. В окрестностях замка Точник был построен Арканар. Павильонные съемки проходили в Санкт-Петербурге.
    • Съемки начались в 2000 году и закончились в 2006 году. С тех пор, Алексей Герман работал в основном над звуком. К сожалению, он умер в феврале 2013 года, не успев доработать звуковую составляющую.
    • еще 2 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 5494 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Буду краток.

    Предыстория. Я большой любитель Стругацких, книга мне очень понравилась, и я очень ждал этот фильм последние 7 лет, как прочел книгу и узнал, что фильм снимают.

    По опыту просмотра предыдущих экранизаций этих великих писателей у меня все время были некие сомнения, перемешивающиеся с трепетным ожиданием релиза. И вот она, долгожданная премьера…

    Что же мы видим в итоге?

    1. Прекрасно воссозданные мир и атмосферу.

    2. Актеры проживают свои роли, не видно наигранности, как это обычно сквозит в большинстве советских и российских фильмов.

    3. Отличные съемки, ракурсы, смены планов.

    4. Потрясающая озвучка

    Однако…

    5. Я так и не понял, какое отношение происходящее на экране имеет к оригинальному произведению, кроме места действия, имен, отдельных реплик и общей канвы сюжета.

    6. Не понятно, что авторы фильма хотели донести до публики, так как ни одна сюжетная линия книги и ни один из персонажей не раскрыты.

    Мое личное имхо, что в данном случае получилось больше ожиданий, чем результата.

    Рекомендую фильм для киноэстетов (редко где вы увидите такую высококачественную техническую реализацию), фанатов Стругацких (посмотрите, как Арканар выглядел визуально глазами писателей) и любителей русского арт-хауса (трэш и психоделическое настроение на 3 часа сеанса и последующую неделю вам обеспечены).

    Не рекомендую для широких масс, которым важны сюжет, зрелище, действие, а также для тех, кто не знаком с оригиналом.

    И напоследок скромное обращение к нашему режиссерскому цеху.

    Многие книги Стругацких сочетают в себе фантастику, экшн, психологию, социологию, историю, политику, и т. д, и т. п. Еще ни одна экранизация не смогла раскрыть все грани в балансе, всегда получался перекос в ту или иную сторону. Еще не родился, и вряд ли родится тот режиссер, кто сможет передать Стругацких так, как они свои произведения задумывали. Поэтому пожалуйста, пожалуйста, и еще раз пожалуйста, даже не пытайтесь задумываться о том, чтобы снять экранизацию по Стругацким. А если такая мысль залезет к вам в голову и не захочет выходить, застрелитесь, ибо это будет эффективнее.

    1 марта 2014 | 13:38

    «Трудно быть богом» — последний фильм А. Германа, которого я уважаю в первую очередь за его замечательную военную драму «Проверки на дорогах». Вдобавок, картина была снята по мотивам одноимённой повести братьев Стругацких, а «Трудно быть богом» я считаю одним из самых лучших произведений братьев, наряду с тем же «Пикником на обочине», «Попыткой к бегству» и «Жуком в муравейнике» с «Понедельник начинается в субботу».

    И началось. Вначале на экране возникает панорама как бы очень средневекового города на одной очень далёкой от Земли планете. Ну, средневекового в массовом т. с. понимании. Т. е.- грязище, гноище, говнище. Искренне прошу прощения у всех читателей моей истории, но, рассказывая о последней картине Германа, без использования некоторых эпитетов обойтись просто невозможно. И то я постараюсь максимально смягчать могучую (хтоническую?.. демоническую?..) силу этого, гхм, Настоящего Искусства. Итак, грязные улочки местной столицы. Смотрятся они в чёрно-белой гамме фильма вполне органично. Просыпающийся благородный дон Румата (он же — землянин, по сути, разведчик, наблюдатель, прогрессор). Играет его замечательный актёр Леонид Ярмольник. Итак, благородный дон просыпается, почёсывается, опохмеляется, раздаёт своим рабам (?!) дружеские тычки и пинки…

    А что там на улице? Из толчка в стене дома высовывается голая задница. Снова голые задницы, снова дебильные улыбки. Бормотание голоса за кадром, быстренько пробубнившего синопсис сюжета, потом двое стражников вдумчиво изучают местный общественный сортир, зловонная яма крупным планом, измерение глубины, потом тащат туда топить несчастную жертву режима… И снова — задницы, задницы, задницы. Дряблые, грязные, обвислые, жирные, в струпьях и язвах. Кругом просто непрерывные потоки фекалий, просто грязи… Множество мух… Свиньи, коровы, осёл с эрегированным детородным органом… Страшная то ли баба, то ли гермафродит с жуткой грудью… Все какие-то грязные, щербатые, явно больные что телом, что душою… Исключение здесь только одно — сам благородный дон Румата. Причём грязь и дерьмо безраздельно царят везде — от лачуги бедняка до самого королевского дворца.

    Очевидно, так в представлении авторов картины выглядит Средневековье. Только вот такой «гиперреализм» отдаёт всё-таки не реализмом, а маразмом. Во-первых, западноевропейское Средневековье было очень разное — от первых варварских королей, сокрушивших прогнившую изнутри Западно-Римскую империю, и вплоть до централизованных монархий Высокого Средневековья. Здесь же свинарник, дикие нравы и пьяный сброд ранних варваров почему-то соседствуют с рыцарскими доспехами золотой осени Средневековья, упоминаются невнятно и университеты… Вдобавок многие критики, занимаясь откровенным домысливанием, проводят смелые параллели между этой большой навозной кучей и историей что Запада, что нашей страны. Простите, но это же полное непонимание истории вообще! Начиная с западноевропейского же Средневековья, в котором люди всёж в ямах с дерьмом не жили, более того — именно Средние века на своём излёте смогли породить тип человека, сделавшего нынешнюю Западную цивилизацию. Великолепные соборы, университеты, развитие основанных на римском ещё праве идей, наконец, вершина всего этого — корабли, несущие на борту пушки и способные к океанскому плаванию. И если когда-то европейцы-рыцари смогли отбить нашествие на Европу арабов и потом турок, то на излёте Средневековья уже Запад переходит в цивилизационное наступление. Что же до российской истории, причём что царской, что советской эпох, то положительного в ней можно найти всё-таки много больше, нежели отрицательного. И никакой не «гиперреализм» видим мы на экране. Мы видим, и признаем же это честно, простую чернуху и упоение её, восторженное купание в фекалиях, смакование их на вкус и запах. И это страшно. Зрителю на протяжении трёх часов демонстрируют самый настоящий паноптикум, нескончаемый карнавал уродов, постоянно норовящих влезть в объектив камеры и то промычать какую-нибудь гнусность, то сделать какую-нибудь мерзость.

    Проблема фильма Германа в том, что он:

    a) По сути своей глубоко вторичен. Ибо грязь в изображении условного Средневековья мы видели уже не раз. Вспомним же киноклассику — «Седьмую печать» И. Бергмана, «Кентерберийские рассказы» П. Пазолини, да даже более массовые и современные «Жанну д, Арк» Бессона или «Королеву Марго» (с Аджани). Кровь и грязь во всех этих картинах не самоценна, а является всего лишь сильным выразительным средством, придающим пикантность и достоверность всей картине. Но никто же не станет есть вместо хорошо приправленного пряностями блюда простую смесь соли и перца… Да, и даже эрегированный ослиный болт в кино уже был. И ещё про историю. Есть в этой картине одна очень хорошая фраза, слова про то, что Возрождение — это очень коварная эпоха. Которую не стоит так уж идеализировать. Потому что именно это время оказалось очень страшным, жестоким и кровавым. Временем падения традиционной морали, временем, когда «овцы стали пожирать людей», временем разгула изуверских сект и охоты на ведьм…

    b) Герман совершил своеобразный культурный переворот, он фактически поменял местами основное с внешним, вместо знака «+» везде поставил «-». И поэтому так уж вышло, что вместо ожидаемого умного и глубокого кино несчастный зритель оказался вынужден почти целых три часа лицезреть одну сплошную и непрекращающуюся чернуху. Говоря грубо, искусство и разум подменили потоком нескончаемого дерьма, высший смысл в котором способны видеть только черви и навозные жуки. Фактически произошло размывание самого кинопространства, полная его деструкция.

    За внешними ужасами фильма оказалась надёжно похоронена сама книга со всеми её далеко не глупыми идеями. Одна из лучшим, пожалуй, даже лучшая книга Стругацких оказалась оскоплена, осквернена, обгажена и походя выкинута в очко деревенского сортира. Ибо в фильме Германа от книги остались только имена собственные. О чём была книга Стругацких? О любви. О верности самому себе, невзирая ни на что. И — ключевое слово — о гуманизме. Роман был полон того самого гуманизма. А в фильме Германа от него нет и тени. История любви просто никакая. Спора о прогрессорстве фактически тоже нет. А ведь это ключевая тема как романа, так и большинства произведения Стругацких вообще.

    Арканар у Германа — это не просто большая помойка с клоакой вместо улиц. Это по сути своей город мёртвых, место которого рядом с рвами кипящих фекалий (вспоминаем великого Данте), но которое имеет очень мало отношения к обычным человеческим времени-пространству. Это герметичный, замкнутый мир, мир где давно убит Бог, где давно само понятие искусства стало извращено, мир, где разложение возведено в культ, это тот самый край вечной ночи, где культура обращается антикультурой, искусство становится антиискусством, а сам этот мир уподобляется то ли частичке антиматерии, то ли опаснейшему вирусу. Вы помните последний, пожалуй, шедевр советского кинематографа — х/ф «Человек с бульвара Капуцинов»? Вспомним же историю мистера Фёрста и мистера Сэконда? Настоящее мастерство подобно огню или ножу — оно может приносить пользу, и оно же может убивать. Пожалейте свои психику, время и деньги. Лучше перечитайте книгу.

    4 марта 2014 | 19:55

    Сразу извиняюсь за обильное употребление синонимов слову экскременты, и за него тоже, но такова суть сего явления.

    Итак началась весна: сошёл снег обнажив залежи говна, коты и кошки поглядывают друг на друга томными взглядами, вот и у российского кинематографа случилось весеннее обострение. На экраны вышел художественный (если это можно назвать искусством, пусть даже современным) фильм «Трудно быть богом» — экранизация знаменитой фантастической повести выдающихся отечественных фантастов братьев Бориса и Аркадия Стругацких.

    Сея новость среди того уныния и серости обыденной жизни обрадовала меня. «Наконец-то я увижу стоящее кино, экранизацию классики отечественной фантастики.» — думал я, ведь фильм снимали целых четырнадцать лет! А режиссёр задумал снимать ещё аж в 1968 году. Из отечественных фантастических фильмов мне первым делом приходит замечательнейшее кино от маэстро Андрея Тарковского «Сталкер», которое как раз по произведению Стругацких же. Так я купил билет и отправился в кинотеатр.

    Кинотеатры в нашей стране последние оплоты культуры доступные каждому. В отличие от музеев, концертных залов, театров и галерей искусств двух столиц билет в которые для большинства жителей страны складывается из нескольких билетов (самолёта, поезда, бензина и т. п.) и доходит до фантастических сумм в 30 тыс. рублей в одну сторону. Но последнее время, лет так 15 а то и больше в этих самых храмах искусства демонстрируют либо культуру не нашу, либо же тварей порождённых демоном по имени «#нслаждатьсяфильмами», но порой среди бреда умирающего раздавались и внятные слова «Географ глобус пропил», «Дом», «Изображая жертву», «Похороните меня за плинтусом» и немного других.

    Размышляя так я успел прийти в кинотеатр в который купил билет.

    И вот я занял свое место в зале. Кончилась реклама вот он замечательнейший кадр открывающий нам план места в котором должно проходить грядущее действо. Но. Что это. О боже. О Боже! Я понимаю тебе трудно, но пожалуйста сотвори чудо я не хочу видеть как убивают мою родную культуру мешая её с дерьмом!

    Говно которого и так хватало на улице, в телах и умах людей, быстро заполнило всю плоскость экрана, а камера старалась съесть его всё тыча в него своим объективом. Я надеялся что камера не умеет глотать, но я ошибался. Фекалии поносом полились в зал. Люди не выдерживали. Мужчины стали спасать женщин — они несли их на руках идя по колено в этом дерьме. Крупный парень, по виду которого я понял, что он прошёл не меньше кино-горячих точек чем я, а может даже больше, дрогнул. Он отложил свои начос с соусом сальса и крепче взялся за подлокотники своего кресла, ибо перед нами была гигантская волна отборнейшего дерьма и она неслась на нас. Кто то в зале закричал:

    - Чуете? Чуете?!
    - Что? — сказал какой-то салага в ответ. по его голосу было понятно, что он в первые в такой заварушке.
    - Говно сынок! Ни что в мире так не воняет! Люблю вонь говна по утрам!.. Как то раз мы смотрели «#Зелёный_слоник» целых полтора часа. Мы отсмотрели его полностью. И когда всё кончилось мы ничего не нашли в нём. Но вонь! Дерьмо. Это запах смерти.

    Желторотика вырвало. И тут нас накрыло волной отборнейшей гуаны. Она была повсюду: на стенах на потолке, на парне справа, на мне, на всех. Всё было в дермище, как будто его не хватало в этом мире, но нет же — надо добавить. И вот когда, казалось, что это дерьмо ни когда не кончится Ярмольник сказал «Трудно быть богом».

    ПОЧЕМУ! ПОЧЕМУ! ПОЧЕМУ! У режиссёра было 14 лет натурных съёмок, 46 лет раздумий, и 2 часа 57 минут экранного времени чтобы объяснить это мне, зрителю почему богом быть трудно!

    Но нет он показывает дерьмо вместо трудностей жизни, срущих вместо серых, дрищущих вместо чёрных, массовый сеанс поноса вместо общественных движений и переворотов. И Ярмольник на фоне этого всего плохо пахнущего говорит трудно быть богом. Чего? Говна! Почему? Говно! Зачем быть богом? Гов…

    Всё кончилось. Все кто выстоял.. Высидел молча поднялись — я никогда не слышал такой тишины в зале после просмотра фильма. Даже на похоронах громче — там хотя бы рыдают. У меня не было сил плакать. все силы мы потратили защищая с другими зрителями наш кинематограф. Все вышли. Я остановился у выхода из зала и ещё раз глянул на изнасилованный труп Российского кинематографа, похороненный под тоннами дерьма.

    Goodnight, sweet prince.

    1 из 10

    4 марта 2014 | 04:16

    Я рассказал бы тебе всё, что знаю,
    Только об этом нельзя говорить.
    Выпавший снег никогда не растает.
    Бог устал нас любить

    Александр Васильев (группа «Сплин»)

    Великая картина великого безумца Алексея Германа-старшего наконец-то вышла в прокат. Невероятная 3-х часовая кинолента по мотивам одноименного романа Бориса и Аркадия Стругацких.

    Фильм о жизни человечества (созданного по образу и подобию), лишившегося в масштабах кровавого Арканара всего человеческого.

    В этом диком месте появляется ученый с планеты Земля (потрясающий Леонид Ярмольник). Посланец из прекрасного будущего, миссия которого — показать арканарцам гумантистический путь развития. Но возможно ли это? Имеет ли он право вмешиваться в их историю и насаждать свою мораль? Дон Румата Эсторский ищет ответы на эти вопросы в течение всей картины… Он до поры сохраняет нейтралитет и не вступает ни с кем в борьбу. По сути, Румата переживает ту же драму, что и Лапшин. Им противостоит не какой-то конкретный враг (с которым, как с преступником Соловьевым в «Моем друге», Лапшину справиться не составляет труда), но противостоит уродливая неодолимая скотская масса, которая не видит как дико она живет. И ни один герой, даже самый светлый и благородный, не способен справиться с этой рабской безответственной толпой. Из интервью с Б. Стругацким в РР: «Объяснения не воспитывают. Воспитывают, как известно, обстоятельства. И тут уж как получится.»

    Тем временем, зрителю предоставлена возможность разглядеть этот страшный мир во всех деталях, подробно и близко, насколько это позволяют границы камеры. Кажется, что «Трудно быть Богом» с документальной точностью погружает в страшное варево полулюдей-полузверей. Чувство ужасного страха, о котором так много пишут разные критики, действительно возникает с первых кадров. Ужасает ощущение почти реального присутствия в аду. Арканар живет за гранью зла, его жители — правители, рабы, стукачи и палачи. Других почти не осталось. «Веселая башня» беспощадно пожирает самых лучших. В этом страшном вареве, забывшие о красоте, милосердии, человеческом достоинстве, искусстве люди вешают умников, уничтожают книжников и мудрецов. В одной из сцен палач деловито советуется с Руматой, стоит ли перевесить поэта в ночной рубашке на более живописное место. Зло здесь проросло, оно утопает в крови и смердит нечистотами, мочой и блевотиной.. А что Дон Румата? Его миссия — направить жителей Арканара на светлый путь развития, «сыпется», когда во время атаки «черных» он нарушает правила и вступает в битву, а зритель видит только последствия этой ужасной бойни…

    В финале, после кровавого побоища, опустошенный Румата сидит в глубокой луже. Он просто уничтожил черных и серых, а не изменил их мировоззрение. Он ничем не помог Арканару и не нашел ответ как вывести людей к свету. Он знает о том, что люди с трагическим постоянством наступают на одни и те же грабли и быть может, именно поэтому не видит смысла возвращаться на Землю. А может он просто устал, ведь он же человек, а не Бог. Не Бог, которому трудно ждать, пока мы «наиграемся» в свои жестокие игры. Не Бог, который не устал нас любить, иначе мы давно бы погибли.

    На коде фильма (в послесловии), подобно Кленскому в «Хрусталеве», который уезжает неизвестно куда на шальном поезде, Румата тоже едет куда-то на маленькой кривой повозке.. впервые за весь фильм здесь звучит полноценная музыкальная тема петербургского композитора Виктора Лебедева. Музыка в картинах Германа используется своеобразно, она всегда дозирована и чаще всего исполняется медными-духовыми. Разве что в «20 лет без войны» звучит Шварцовская тема в оркестровке. В «Трудно быть Богом» музыка звучит в фальшивом пении монахов, в исполнении кем-то из жителей Арканара мелодии на старинной трубе и дважды в исполнении Руматы: вначале картины и как раз, в послесловии.

    Именно здесь, в самом конце особенно пронзительно звучит грустный джаз на кларнете, и в голове оживают строки из «Гамлета», процитированного Руматой в экспозиции картины:

    Гул затих. Я вышел на подмостки.
    Прислонясь к дверному косяку,
    Я ловлю в далёком отголоске
    Что случится моем веку.

    3 марта 2014 | 12:51

    Сказать, что фильм потрясает — ничего не сказать.

    Когда с первых кадров ты погружаешься в атмосферу глухого, жестокого средневековья, в грязь и безысходность.

    Когда не можешь отличить наших историков от местных жителей.

    Когда исчезает твоя, личная зона комфорта, от заглядывающих прямо в лицо страшных, опустившихся лиц.

    «Вглядывайтесь в эти морды, молодые, тупые, равнодушные, привычные ко всякому зверству, да не воротите нос, ваши собственные предки были не лучше…"

    Это видение Мастера одного из лучших произведений братьев Стругацких.

    И половина людей покидает зрительный зал.

    Сюжетная линия Германа, действительно, совпадает с книгой. Но автор не разжевывает сюжет, видимо, все-таки рассчитывая на знание его зрителем, поэтому достаточно сложно разобраться в происходящем человеку, с произведением не знакомому (я ходила на фильм с отцом, книгу не читавшим, он мало что понял).

    А еще я никак не могла отделаться от ощущения схожести равнодушных, не желающих думать персонажей на экране и жвачных животных на рядах впереди меня, весь фильм жевавших поп-корн.

    В общем и целом — этот фильм стоил того, чтобы ждать его 7 лет.

    Единственные 2 минуса в картине, по моему субъективному мнению:

    1. концовка показалась мне немного затянутой, можно было бы завершить все на фразе Руматы, сидящего в луже «Трудно быть богом».

    2. половина фраз и диалогов была произнесена настолько невнятно, что я их с трудом разбирала.

    9 из 10

    28 февраля 2014 | 07:19

    Очень не ординарное кино. С точки зрения способности кино как искусства вызывать чувства и эмоции несомненно сильная картина, вот только чувства по большей части, вызываемые, это отвращение, страх, недоумение и неприязнь. Сюжет хоть начинает вырисовываться только после просмотра середины картины, сначала же почти нереально сконцентрироваться ни на картинке, ни на герое, ни на событиях, что скорее всего режиссерская задумка. Конечно обывателю ни о чем не скажет этот фильм и положительного ничего не принесет, но если вы хотите сосредоточиться не на исходном продукте, а распознать качество процесса, попробуйте. Другой мир оживает в картине ее создателей. Странно, тяжело и очень необычно, приятного на вряд ли, но все же просмотра.

    5 марта 2014 | 01:07

    Много лет в кинематографическом королевстве живет красивая легенда. Она гласит, что гениальный и исключительно самобытный режиссер Алексей Герман задумал снять свое прощальное полотно, которое станет фееричным финалом его творческого пути и займет почетное место в списке фильмов нетленной классики. И замахнуться Герман решил даже не на Шекспира, а на самих Стругацких, чьи произведения издревле славились своей неоднозначностью и многоплановостью. Но не успел великий мастер закончить свое эпохальное творение, и знамя гения подхватили его жена и сын.

    Ни один маркетолог не смог бы организовать такую яркую рекламную компанию. Так что неудивительно, что на свеженький фильм народ повалил толпами.

    Толпа, которая выходила из кинозала по окончании фильма, оказалась уже не такой многочисленной, и кстати, не такой одухотворенной. Как заметил Умберто Эко, который написал одну из первых рецензий на творение Германа (а точнее, Германов), «трудно быть зрителем этого фильма». Мэтр не преувеличил: непросто три часа наблюдать за грязными, плешивыми, немытыми людьми, которые только и делают, что сморкаются, плюются и ковыряются в своих и чужих экскрементах. Снято все это по-германовски изысканно, каждый кадр напоминает ожившую фотографию, но через три часа художественно снятого дерьма становится не по себе. Здесь даже не приходится говорить об игре актеров, ведь все герои фильма выведены совершеннейшими имбецилами, которые издают нечленораздельные звуки и строят рожи. Логика подсказывает мне, что сыграть такого персонажа не слишком сложно, тем более, что никакого развития образов не происходит — герой статичные и абсолютно картонные. Заваленный всем этим навозом зритель напряженно пытается понять: а где же здесь Стругацкие?

    50 лет назад прославленные братья-фантасты создали очередное яркое произведение, в котором вновь завели разговор о роли интеллигенции в истории и множестве других важных вещей. А заодно забросили в головы читателей оригинальную тему для дискуссии: what if God was one of us? По их мнению, такой эксперимент дался бы Всевышнему с трудом: ему было бы непросто удержаться в роли демиурга и выполнить свой нравственный и моральный долг. Ему, наверное, было бы трудно не только в арканарском Средневековье, но и в мире сегодняшнем, ведь, не смотря многие века стараний, далеко нашей реальной действительности до светлого XXII века, где жители прекрасного города Ленинграда вплотную приблизились к божественности.

    Но Стругацкие — идеалисты, милые оптимистичные романтики. Создавая свой серый Арканар они и подумать не могли о картинах, которые нарисует Герман. Символика серости, кстати, блестяще обыграна братьями-фантастами: серые лица, серые стены города, серый рассвет — все это давит и угнетает. И создатели фильма не пожалели серых красок, собрав в одном флаконе все мерзости Средневековья, превратив Арканар в дантовский ад. И пожив в этом хлеву, даже божественный Румата превращается в свинью. Он, конечно, все время моется, раздает налево и направо бесконечные белые платки, единственный обращает внимание на царящую вокруг вонь и играет на своей странной дудке непонятную этим темным людям мелодию. Но богу бесконечно трудно оставаться богом в этом мире, ведь постепенно он становится таким же, как окружающие его арканарцы. Он не испытывает моральных терзаний, ведь в этом царстве-государсве спасать попросту некого: здесь нет ни светлой рыжеволосой Киры, ни милого увальня Пампы, ни мудрого Будаха, ни талантливых поэтов и изобретателей, которых вытаскивает из лап арканарской инквизиции книжный Румата. Серые обязательно станут черными, а Возрождения и даже его зачатков здесь нет — земные наблюдатели ошиблись. Поэтому в царстве Германа вопрос «Быть или не быть?» звучит уже совсем с другой интонацией. Речь больше не идет о возможности божественного вмешательства во имя исторического прогресса, ведь в беспросветно сером мире богу остается лишь одно: дать выход своей злобе и устроить в Арканаре массовую резню, а может быть, накрыть эту жуткую планету очередным потопом. Эх, непросто, наверное, было режиссеру уходить с такими вот мыслями.

    Фильм наводит на размышления, а ведь это главное, что требуется от художественного произведения. И можно было бы простить режиссеру трехчасовое ныряние в сортир, если бы не одно но. Заключается же оно в том, что фильм не является самостоятельным.

    К просмотру произведения Германа лучше всего приступать после прочтения Стругацких, причем желательно минут через 20 после того, как перевернута последняя страница. В этом случае у зрителя есть шанс узнать героев, интуитивно нащупать знакомые эпизоды, и хотя бы приблизительно разобраться кто здесь за белых, а кто за красных. Никто, конечно, не ждал от Германа четкой драматургии, но без книжного подспорья фильм превращается в набор омерзительных серых кадров, так что мыслей не возникает никаких. В конечном итоге, для того, чтобы увидеть все фишечки режиссера, да и захотеть их рассматривать, зритель должен понимать, что происходит на экране. Да и вообще, то, что на бумаге подается намеками, вариантами и недосказанностями — например, версия о том, что Киру убил Арата, стараясь спровоцировать Антона-Румату — фильм выдает прямо в лоб.

    Злая пародия на Стругацких остается без оценки.

    12 марта 2014 | 06:39

    Во всех отношениях меня можно считать подготовленным зрителем. Я, можно сказать, воспитывался на клипах Мэрилина Мэнсона, смотрел (и очень люблю, кстати) фильмы Ходоровского и Фернандо Аррабаля, смотрел «120 дней содома» Пазолини… Я читал Франца Кафку, читал и читаю другую тяжеловесную литературу. Плюс к этому, мне нравятся картины Босха и Брейгеля. Да и вообще, я не гнушаюсь тяжелой музыки, литературы, тяжелого кино. И даже фильмы самого А. Ю. Германа я смотрел — «Хрусталев, машину!» и «Мой друг Иван Лапшин». В общем, я был готов к его особому неповторимому стилю и к тому, о чем предупреждали критики и простые зрители перед просмотром «Трудно быть Богом».

    Но, тем не менее, даже для меня данный фильм оказался тяжеловат. Не скажу неподъемным, но и не легким уж точно!

    Нет! Гадости и мерзости, о которых все только и пишут, меня не напугали! Наоборот, я бы сказал, что визуально — это рай для гурмана! Это своеобразная роскошь, если позволите…

    Для меня тяжеловаты оказались манера повествования и эффект присутствия, который так старательно здесь создан, как впрочем и во всех фильмах Германа. Мне хотелось чуть-чуть абстрагироваться от происходящего и посмотреть за всем со стороны. Но Герман, как всегда, делает зрителя участником действия! И это словами не передать и писать об этом не имеет смысла. Лучше один раз увидеть.

    Что касается сути и смысла. Понял ли я это творение или нет? Я не знаю. Там где правят «серые», всегда приходят «черные» и «Богом быть трудно» — все это понятно. Меня поразило другое! И после выхода из зала одна мысль (или скорее впечатление) была сильнее, чем множество других мыслей и впечатлений.

    Меня поразили белые розы… Какие же они красивые! Вообще все розы, конечно, прекрасны. Я никогда об этом особо не думал — а они ведь просто божественно красивы! А в фильме они белые, потому что… ну потому что фильм черно-белый и любые другие розы стали бы такой же серой массой и смешались бы со всем дерьмом, которого тут в избытке.

    Зачем они в фильме?

    В фильме есть «серые», есть «черные» и есть белые розы. Вернее они просто присутствуют в кадре иногда. И они невероятно прекрасны. Почему их так много и откуда их берут? кто их выращивает, а главное где? и как эти люди могут быть ТАКИМИ, когда в их мире есть такая прелесть?

    Это шедевр мирового искусства! Это памятник великому мастеру! Это гимн красоте и искусству! Это завещание всем нам.

    10 из 10

    4 марта 2014 | 06:55

    Столкнувшись с Арканаром было чувство, даже не знаю как передать…

    Происходящее в фильме было просто ужасно и невозможно, если бы не красота. Красота фильма всё спасала. Она была во всём. В каждом кадре в каждом движении. Она была в ужасах. В крови, в кишках, в испражнениях. Это создавало странное чувство, противоречивое. Будто всё цивилизованное в тебе кричит: «Фу!», а что-то внутри, возможно душа поражается и в каком-то смеятении, в трансе продолжает смотреть, созерцать. Ты будто ребёнок смотришь на весь ужас мира и видишь красоту. за всем мраком, непотребством. За всей грязью и бессмысленностью происходящего. И тут я понимаю гениальность. В фильме есть то, что должно оттолкнуть нас.

    рецензия в рецензии

    6 нюансов из-за которых многие не воспримут этот фильм:

    1. Кино созерцательное, оно лишь для картинки. А картинка для атмосферы. Всё остальное: действие, сюжет, текст — всё не важно. Отсюда первый нюанс.

    2. К сожалению, созерцать самое низменное — наслаждение не из приятных. Тут нужно полностью снять барьер своего «вкусия», чтобы к дурновкусию людей на экране относиться как к чему-то естественному. Созерцая это. И это второй нюанс картины, объясняющий почему многие зажимают нос и говорят «фууу». Шаблоны восприятия — вещь серьёзная.

    3. Итак, бессмысленность поведения людей, низменность, «грязность» создаёт тягчайщую атмосферу безысходности. Это как если попасть в сумасшедший дом и смотреть на поведение заблудших душ. Это третий нюанс. Такие фильмы, с такими героями обычно мы находим у Балабанова и Киры Муратовой. Но суть не в том. Просто это мир дурки. Мир бессмысленный и беспощадный. И погружаясь в этот мир, внутри срабатывает «сигнал тревоги». Попытка уберечь своё восприятие от мерзости, а психику от безумия — это работа нашего инстинкта самосохранения. Потому такое кино отторгнет наша здравость.

    4. Это всё понятно. Естественно, что кино выворачивающее нашу внутреннюю грязь и наше бессмысленное копошение в грязи этого мира, критика бьющая прямо в нос и под дых — это некий культурный шок и как шок он отбивает охоту у любого, а тот кто вытерпит, у того останется неприятный осадок. Такое послевкусие горькое. Это четвёртый аспект.

    5. Пятое. И это наверное самое тяжёлое, то с чем тяжелее всего примириться. Обычно в фильмах главный герой сражается с злодеями, побеждает или проигрывает. Но зло персонифицировано. Оно в чём-то конкретном и с этим ведётся борьба. Все события, всё повествование строится на конфликте. А конфликт — столкновение двух полярностей, добра и зла. В этом фильме нет добра, как нет и зла. Странно, сам герой абсолютно абсурден. Ему не с кем бороться, потому что ему пришлось бы бороться со всем и каждым. То зло, с которым главный герой борется — с безумием окружающего его мира. И за что он борется — за свою душу. Только и всего! Не сойти с ума в этом мире, не превратиться в подобие других.

    6. Вот пять аспектов, которые делают эту картину такой суровой. Такой болезненной. Она как плевок нам в лицо. И мы скорее постараемся сделать вид что это не про нас, что это никак нас не касается, что мы не такие. Но… мы такие. Вот это шестой аспект. И именно это делает фильм абсолютно невозможным для нас.



    Думаю многие не смогут воспринять эту ленту, так как их будет коробить всё. И меня бы коробило. Раньше. Думаю, даже посмотрев, вытерпев всю эту муку, без наркоза, воцарилась бы такая тоскливо-обречённая мысль, внутренний застывший крик: «Зачем?!»

    «Зачем что-то делать ради этих людей, зачем писать, зачем взывать, зачем делиться мыслями?! Зачем!?!»

    Так вот, этот ужас цивилизорванного человека, который борется за разумное, светлое, вечное и был показан в главном герое, которого играл Ярмольник. Этот ужас, даже не ужас как таковой, а поражение воли. Ощущение своей ненужности, неуместности здесь, ощущение что всё, что ты скажешь переврут, вывернут наизнанку рождает ощущение безвыходности. Отсюда весь кромешный ужас картины, что погружает тебя в бездну, в безумие, накрывает с головой.

    И вот герой, погружённый в это, юродствует. Что ему остаётся? Он уже шут. Он не высокий и сострадающий Бог, даже не божок местного масштаба, потому что ему противна эта роль. Но он её играет. И эти действия — разбрасываение монеток, завывание на дудочке, поливание всех одеколоном, разговоры по-душам — это всё то же безумие, кривляние. Потому что невозможно быть здравомыслящим в сумасшедшем доме. Невозможно!

    Об этом ведь фильм. О невозможности быть здравым в сумасшедшем мире. Но и это не всё. Просто сойти с ума, покончить с собой, сбежать на Землю, забыться от всего этого ада — это было бы такой глупостью, в которой ещё больше беспросветности.

    И вот Румата начинает бороться. Убивать. Само несение ужаса и смерти показано опять как кривляние. Это опять шутовство. Потому что ощущение что всё бессмысленно, всё тотально бецельно, оно всё низводит — и благородные устремления, и убийства. Всё.

    В какой-то момент главный герой, нисходит в ад и он сострадает, жалеет людей и чем больше жалеет и понимает, тем меньше в нём жалости остаётся ко всему тому злу что творится. Чем больше он понимает, что не может терпеть, сдерживаться и быть отстранённым наблюдателем, тем больше он даёт себе быть арканарцем. Настоящим. Диким. Безрассудным. Сумасшедшим. Но здравомыслящим.

    Вот это самое парадоксальное сочетание — в безумии, поступая безумно, на равне с другими, быть здраввомыслящим. Сидеть в луже — это здравомыслие Руматы. Играть на дудочке — это здравомыслие Руматы. Бодать рогами, нанизывать на свой шлем «чёрных» — это здравомыслие Руматы. Проливать кровь и мазать лицо — это здравомыслие Руматы. Это здраво, потому что несёт исцеление душе. И своей души и душам других. Потому что делать вид, что тебя всё это безумие вокруг не касается, закрывать глаза — это и есть безумие.

    Умывая руки, другие земляне бегут с планеты. Миссия провалена. А он. Антон. Остаётся. Он кто? Он — безумный Дон Кихот? Он — шут? Он — король? Кто он? Он — это весь Арканар, все те, кто стал частью его души. И пусть его душа больна, но она болеет за своих. И это есть здравость. Ибо равнодушие — вот настоящая болезнь. Равнодушие порождает отчаяние и безысходность, равнодушие порождает всё зло. А истинное сострадание даёт смысл. Даёт ощущение сути. Красоты. Как и сам фильм, как каждый кадр, который дышит болью души творца, болью души режиссёра, болью души Стругацких. Нашей всеобщей болью.

    Красота спасёт мир. А Богом быть всегда трудно.

    18 мая 2014 | 22:24

    Никогда, слышите, никогда не смотрите этот адовый трэш в исполнении г. Германа. Причем прошу учесть, что мне его фильмы нравятся ("Мой друг Иван Лапшин», «Проверка на дорогах»). Здесь нет ничего общего с творчеством Стругацких, особенно с литературной атмосферой шедевра «Трудно Быть Богом». Это фильм Германа — абсолютная помойка. Я старательно всматривался в сюжет и в героев фильма — все, что я увидел на протяжении почти 3-х часов, могу сказать в двух словах — похмельная блевотина. Румата здесь — заплеванный, вечно липкий, не имеющий возможности протрезветь имбецил. Земляне-наблюдатели — слюнявые от попойки губошлепы. Кира — символ чистоты, терпения и невинности среди всеобщего мракобесия в романе, здесь — склочная харкающая невротичка. Уно — мальчик-слуга — в романе крепко привязавшийся к Румате мальчишка, добрый и надеющийся на чудо — в фильме представлен в образе недоё… недоделка. И мастеру позволено ошибаться, он тоже человек, но зачем же мешать с говном гениальность Стругацких и надежды зрителя?

    6 мая 2014 | 16:36

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    DVD, Blu-Ray ...

    аудиокнига, 187 руб.
    аудиокнига, 414 руб.
    подробнее

    Новости


    Драма Алексея Германа «Трудно быть Богом» была признана лучшей на 28-й церемонии вручения национальной кинематографической премии «Ника». Картина фигурировала в десяти номинациях и победила в семи. (...)
     
    все новости

    Интервью


    Работы Алексея Германа, так же как и фильмы Тарковского, — это особое кино, которое требует от зрителя особых нервных затрат, внимания, опыта, искушенности, знаний, если хотите. Если говорить кулинарным языком, то «Трудно быть Богом» — это изысканнейший деликатес. (...)
     
    все интервью

    Статьи


    Смерть актера во время съемок, отсутствие денег, судебные тяжбы, война, бракованные объективы, неуемный перфекционизм режиссера — все это не раз приводило к тому, что фильмы шли к зрителю десятилетиями. К выходу в прокат «Трудно быть Богом» КиноПоиск вспоминает самые интересные случаи. (...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    В Берлине показали драму Алексея Германа «Под электрическими облаками» — это единственный российский фильм в официальной конкурсной программе фестиваля. Самая метафоричная лента Берлинале, «Облака» озадачили иностранных журналистов. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Форсаж 7Furious Seven18 259 000
    2.Толстяк против всехPaul Blart: Mall Cop 215 500 000
    3.Век АдалинThe Age of Adaline13 375 000
    4.ДомHome8 300 000
    5.Убрать из друзейUnfriended6 244 000
    24.04 — 26.04подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.Форсаж 7Furious Seven364 432 041
    2.Битва за Севастополь35 029 035
    3.Территория34 042 448
    4.Ночной беглецRun All Night31 733 465
    5.ДомHome17 892 263
    16.04 — 19.04подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители2 117 6651 581 367
    Деньги574 644 892 руб.468 526 394
    Цена билета271,36 руб.10,65
    16.04 — 19.04подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    30.МатрицаThe Matrix8.505
    31.Большой кушSnatch.8.503
    32.Американская история ХAmerican History X8.503
    33.Пролетая над гнездом кукушкиOne Flew Over the Cuckoo's Nest8.493
    34.ВАЛЛ·ИWALL·E8.490
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    36.Бэтмен против Супермена: На заре справедливостиBatman v Superman: Dawn of Justice92.84%
    37.Мир Юрского периодаJurassic World92.70%
    38.Тор: РагнарёкThor: Ragnarok92.66%
    39.ФранкенштейнVictor Frankenstein92.50%
    40.ВаркрафтWarcraft92.41%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    ОкеаныOcéans96
    Неуловимые8
    Биение сердца1
    Дом. История путешествияHome105
    МумияThe Mummy84
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Форсаж 7Furious Seven7.364
    Мстители: Эра АльтронаAvengers: Age of Ultron7.871
    Территория7.475
    Ночной беглецRun All Night6.629
    Битва за Севастополь7.780
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    А зори здесь тихие...30.04
    Безумный Макс: Дорога яростиMad Max: Fury Road14.05
    Земля будущегоTomorrowland21.05
    Разлом Сан-АндреасSan Andreas28.05
    Вне времениThe Lovers28.05
    премьеры