всё о любом фильме:

Трудно быть Богом

год
страна
слоган-
режиссерАлексей Герман
сценарийАлексей Герман, Светлана Кармалита, Аркадий Стругацкий, ...
продюсерРушан Насибулин, Виктор Извеков
операторВладимир Ильин, Юрий Клименко
композиторВиктор Лебедев
художникСергей Коковкин
монтажМария Амосова
жанр фантастика, драма, ... слова
сборы в России
зрители
Россия  175.6 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время177 мин. / 02:57
Смотрите в кино:
26 сеансов в 4 кинотеатрах
Москва
сменить город
На планете, погружённой в глухое Средневековье, работают наблюдатели-земляне, которые пытаются бережно подправлять ход событий, не нарушая логическое развитие истории. Главный герой, дон Румата Эсторский, осознавая свою задачу сохранения нейтралитета, тем не менее, не выдерживает, когда в Арканаре (одном из городов планеты) захватывает власть «чёрное братство», свергнувшее господство «серых», столь же отвратительных, но не столь кровавых. Румата берётся за меч, чтобы покарать злодеев, и тем самым нарушает все правила и закономерности, вмешиваясь в чужой исторический процесс.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.30 (287)
ожидание: 88% (6702)
Рейтинг кинокритиков
в России
87%
46 + 7 = 53
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Съемки начались в 2000 году и закончились в 2006 году. С тех пор, Алексей Герман работал в основном над звуком. К сожалению, он умер в феврале 2013 года, не успев доработать звуковую составляющую.
    • 21 февраля 2013 года Алексей Герман скончался, так и не успев закончить фильм. Завершали работу над картиной его сын, Алексей Герман мл., и Светлана Кармалита.
    • Натурные съемки начались весной 2000 года в Чехии. В окрестностях замка Точник был построен Арканар. Павильонные съемки проходили в Санкт-Петербурге.
    • Режиссер решил снимать «Трудно быть богом» еще в 1968 году, через 4 года после выхода книги. Вместе с Борисом Стругацким они написали первый вариант сценария. В августе Герман получил разрешение на съёмки, но вскоре началась операция «Дунай» — вторжение в Чехословакию войск СССР и других стран Варшавского договора, поэтому режиссеру не разрешили снимать фильм. Производство картины затянулось по причине трудностей с финансированием и сложности озвучания.
    • По сценарию название картины должно было быть «Что сказал табачник с Табачной улицы». К весне 2008 году Алексей Герман завершил монтаж фильма и хотел назвать её «Резня в Арканаре» или «Хроника Арканарской резни». В августе 2011 режиссер заявил, что фильм находится на стадии озвучки и окончательный вариант названия будет такое же, как у повести братьев Стругацких «Трудно быть богом».
    • еще 2 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 4245 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Трудно быть богом», наверное, самая спорная картина этого года, но определенно замечательная.

    Многие люди после просмотра пребывали в шоке, кто-то в блаженном, а кто-то напротив кричал о том, что произведение Стругацких было скорее опошлено, нежели воссоздано. А ведь это далеко не так, к примеру, из-за чего могло создаться столь «грубое» мнение о фильме?

    Во-первых, из-за грязи, крови и пошлости, которыми полон фильм, но люди критикующие за это картину борются скорее с реальность, а не с режиссером. Наш мир в эпоху средневековья был подобием помойного ведра, а может и того хуже, не взирая на это, большинство западных, к примеру, картин идеализирует темные века или древность: нам показывают рыцарей в сияющих доспехах, прекрасных дам, а крестьяне в большинстве своем могут посоревноваться в образованности с любым среднестатистическим человеком наших дней. Творение Германа отрицает весь этот напомаженный образ: нам показывают правдивый мир: с кровью, нелепыми рыцарями, прогнившими душами челяди, грехами, нищетой.

    Во-вторых, фильм, о чем, кстати, говорилось на всех премьерных показах, имеет мало общего с произведением Стругацких: «… это даже не вольный пересказ, а что-то совсем иное…». При том, многие все-таки умудряются находить в этом «главный изъян», а де-факто дело обстоит наоборот: Герман поставил своей задачей не пересказ книги, а ее смысловую интерпретацию в видео формате, он последовал, на мой взгляд, куда умнее — в каждом кадре чувствуется идея, но если не понимать саму идею книги Стругацких, то едва ли можно прочувствовать ее в ленте?

    С точки зрения постановки, костюмов — команда добилась абсолюта, в этом плане, бесспорно, картина является примером для всего русского кинематографа и даже не только для русского.

    Операторская работа — на самом высшем уровне: отрицается все современное, замученное, заученное. Словно погружаешься в темное средневековье и бродишь позади Дона Руматы, пристально следя за ним.

    Актеры, операторская работа так же на высочайшем уровне.

    Вывод:

    Для кого-то это будет просто член осла на втором часе просмотра — это, честно говоря, было действительно лишним, но именно из-за такого создается атмосфера этого фильма, а для кого-то этот фильм последнее и гениальное творение Германа.

    После фильма остается приятное философско-смысловое послевкусие, которое едва ли уловит каждый.

    Смотреть не всем.

    10 из 10

    20 апреля 2014 | 01:36

    Пятнадцать лет замешивал Герман свой коктейль из почти бесконечного дождя и совсем не прекращающегося потока нечистот: говна (только так!), грязи, мочи и блевотины. Получился лонг-дринк. Вернее лонг-лонг дринк. Кому-то может показаться, что я сгущаю краски. Отнюдь, нет. Были не упомянуты обильно представленные сопли, слюни, помои и любимый художником птичий помет. Было скучно, иногда не очень, невыносимо стало в последние сорок минут, когда я окончательно перестал что-либо понимать, хотя с приключениями дона Руматы был когда-то знаком.

    Честно пытаюсь разобраться в причине столь щедрых угощений?

    По какому поводу банкет? Или — про что кино? Это трудно назвать чернухой или натурализмом, при большой симпатии к автору, подойдет термин «анти-эстетика» или «сюр-натурализм», хотя проще сказать «херня какая-то»

    Философское наполнение картины колеблется от идеи того, что Бог умер (кажется, от кого-то я уже об этом слышал) до мольбы (в случае, если Он не умер) сдуть нас как пыль и как гной.

    Дальнейшие попытки разгадать замыслы режиссера неминуемо приводят к вопросу о целях и задачах творчества вообще. И здесь (пауза) нам найдется что сказать.

    Мудрые люди учат: есть люди-пчелы и люди-мухи, люди-пчелы везде ищут нектар, а люди-мухи — нет (В этом смысле Герман — Uber fliege, Сверх-муха, как сказал бы тот, кто сказал, что Бог умер)

    Содержание этого фильма я скорее склонен рассматривать, как мировоззренческо-политическое. Именно так ощущает мир часть нашей интеллигенции. Назовем ее интеллигенция-мухи.

    Жидкие струйки усталых и благородных донов продираются сквозь безобразные толпы босховских уродцев. В пасмурных арканарскмх трущобах правит бессердечный дон Рэба и бесчинствуют серые. Некоторые благородные доны уезжают на солнечную и зеленую Землю, иные (непонятно, правда, зачем) остаются в этом беспросветном и безнадежном аду, где Алексей Юрьевич провел последние 15 лет и куда (за 350 рублей) на три часа пригласил нас с приятелем. И, видимо, зря. Поскольку в реальный ад на встречу с Алексеем Юрьевичем мы не спешим, не было нужды заглядывать и в ад кинематографический.

    Надо сказать, что, эта энтомологическая (о насекомых то есть) теория содержит еще одно положение. Художники-пчелы всю историю мировой культуры, деля одно и тоже пространство с мухами (по большей части куда более страшное, чем то, что окружает Германа, Лозницу и Звягинцева с его «Еленой») умудряются превращать свой нектар в мёд, тогда как мухи лишь разносят болезни.

    Может показаться, что у фильма отсутствуют достоинства. Вовсе нет. Одно неоспоримое удалось обнаружить — там совершенно не ругаются матом.

    И еще. Где-то ближе к середине фильма, когда из кадра ненадолго исчезли все люди, я ощутил божественную красоту и гармонию. Видимо, чтобы избавить богов от трудностей, нам, арканарцам, нужно просто исчезнуть.

    20 апреля 2014 | 01:04

    Я очень люблю Стругацких, и «Трудно быть Богом» одна из моих любимых книг. При этом, насколько я знаю сами Стругацкие хотели, чтобы их экранизовал именно Герман. В связи с этим, я с нетерпением ждал выхода фильма, и очень долго. Я следил за новостями о фильме. Когда его показали на фестивале, читал рецензии критиков и постепенно во мне крепла уверенность, что этот фильм станет большим для меня разочарованием. Но получилось не совсем так. У меня осталось очень двоякое впечатление о картине, и поэтому я решил разделить рецензию на две части, которые я условно назвал объективной и субъективной. В первой я постараюсь взглянуть на фильм беспристрастно и раскритиковать его, во второй объяснить почему он мне все же понравился, и рассказать о том, что лично мне пришлись не по вкусу.

    Объективная часть

    Фильм очень жестокий, неприятный и даже мерзкий. У меня создалось впечатление, что режиссер с каким-то извращенным, садистским наслаждением смаковал темы насилия и жестокости, бездушности и безнравственности. При этом, практически все персонажи кроме главного героя очень неприятные люди. Даже возлюбленная Руматы и парнишка, который прислуживает ему, в отличии от персонажей книги тут не вызывают симпатий. По этой причине невозможно никому сопереживать и сочувствовать, в результате чего вся жестокость, показанная в фильме, не вызывает никаких эмоций, кроме отвращения, и просмотр превращается в безучастное созерцание человеческой невежественности и жестокости. С этой точки зрения фильм выглядит как типичное российское артхаусное кино, которое зачастую так же смакует вышеупомянутые темы и стремится только шокировать зрителя. Стоит, однако, отметить, что мысли в этом фильме есть, есть также и идея, которую хотел донести до нас режиссер, но она не очень то совпадает с идеей братьев Стругацких. А именно Стругацких в этом фильме не хватает больше всего! Из фильма практически полностью выкинута вся философия, умные и интересные диалоги, а те, что были оставлены, изуродованы до неузнаваемости, приправлены мерзкими отступлениями, вроде мочеиспускания во время разговора с Будахом о Боге. При этом, кроме двух или трех диалогов из оригинальной книги все разговоры представляют собой бессвязное бормотание, постоянно прерываемое шмыганьем носа или сморканием, вследствие чего речь практически невозможно разобрать. При этом фильм снят так, что невозможно понять, кто есть кто и что происходит, и если бы я не читал книгу, я бы не понял ровным счетом ничего. Так что, если вы все же решили посмотреть этот фильм, то будьте готовы к трем часам нечленораздельного бормотания, бесконечного потока грязи, соплей, мочи и крови, будьте готовы к видам наготы непривлекательных человеческих тел, к видам изуродованных трупов и расчлененке.

    Субъективная часть

    Однако, все вышеперечисленное легко обращается в достоинство благодаря персонажу, которого создали Ярмольник вместе с Германом. Не знаю почему, но персонаж фильма мне был гораздо интереснее и понравился гораздо больше, чем персонаж книги. Я люблю средневековье, причем меня привлекает именно настоящее средневековье, а не то киношное, выхолощенное, которым нас пичкают голивудские киноделы. А благодаря тому, что мне было очень легко себя ассоциировать с главным героем, я чувствовал сопричастность к происходящему. Я погрузился в тот отвратительный мир средневековья, который с такой дотошностью и вниманием к деталям воссоздал Герман. И мне было очень интересно наблюдать за главным героем, пытающимся выжить и не сойти с ума в этом мире.

    Лично для меня у фильма три главных недостатка, которые могут показаться очень странными придирками на фоне всего вышеперечисленного, но тем не менее они меня действительно сильно напрягали во время просмотра. Во первых — формат 4:3, из-за которого у меня создается впечатление, что я смотрю дешевый телефильм. Во вторых черно-белая картинка. Я ничего не имею против черно-белого кино, но читая книгу Стругатских, я очень ярко представлял себе мир, в котором происходит действие — мир, где растет жухлая желтая трава, где надо всем нависают серые свинцовые облака, и льется темно-красная кровь, а вместо этого я вынужден был смотреть на мир, где есть токлько оттенки серого. В третьих — злоупотребление крупными планами. На протяжении всего просмотра меня сильно раздражало постоянное тыканье мне в лицо всяческими предметами, таких как: неприятные, грязные, сопливые рожи; всяческий хлам в обилии развешанный в каждом помещении; огромный эрегированный член осла и и т. д. и т. п.

    7 из 10

    29 марта 2014 | 10:14

    На свете есть множество мест, где лучше было бы не присутствовать. К числу них следует отнести теперь и кинотеатры во время показа данного «творения», по крайней мере это относится к людям с нормальной психикой. Если же Вы — мазохист, любитель чернухи, грязи и дерьма — то милости прошу — это ваш фильм!

    Лично на меня просмотр этого «шедевра» поверг в моральный шок. Такое обилие нечистот, что можно захлебнуться прямо с экрана. В пору после просмотра раздавать бесплатно рвотное и слабительное, дабы освободиться от накатывающего приступа тошноты.

    Автор фильма воспевает грязь. И у него это получилось. Это все! Во всем остальном — полный бред. Да, именно такое ощущение возникает при просмотре этого фильма — просто игра больного воображения. Несвязные сюжетные линии. Невозможно понять что и зачем происходит. Сложно выделить персонажей и их роли, поскольку все сливается в единую чехарду хаотичных движений. Не ясны мотивации действующих лиц. У кого-то что-то взбрело в голову не понятно почему и он это сделал не понятно зачем. Хаотично снующие, вечно плюющиеся едой и соплями люди, постоянно сморкающиеся и пачкающие себя и окружающих грязью, дерьмом, запекшейся кровью и прочими «прелестями». Постоянное ощущение тесноты. Беспорядочно разбросанные вещи, повсеместно валяющиеся и подвешенные трупы животных и людей с выпотрошенными внутренностями… И на фоне всего этого смрада главный герой в поразительно чистой одежде, перстнях и драгоценностях, появление которых само по себе в такой среде было бы совершенно не логично, раздающий по непонятным причинам монеты, которые в конечном счете тоже сливаются с грязью, из-за которой невозможно отличить улицу от жилища…

    Еще более странным кажется появление в такой среде каких-либо изобретателей, художников и поэтов. Извините, но здесь выживание человека было бы под огромным сомнением, не говоря уже о каких-то потугах к творчеству.

    Постойте, но разве об этом писали Стругацкие? Неужели это и есть главная идея их произведения? Так испохабить и унизить творчество писателей — это огромное достижение со знаком «минус».

    Эпилог. В фильме нет никакой моральной, эстетической и художественной ценности. Это продукт разлагающегося общества с его низменными устремлениями. В какой-то степени он отмечен печатью нашего времени, где воспевается бездарность и гниль, пошлость и порок, где мазня дерьмом на полотнах продается за бешеные деньги, а истинную красоту и талант втаптывают в грязь (о чем очень точно подмечено в фильме «Реклама для гения»).

    4 марта 2014 | 17:40

    Он считал, что его фамилия переводится, как «господин человек» и это его радовало, потому что для самого Германа, человека с большой буквы, главной целью творчества было поднять людей хотя бы до величины их роста, и лучше выше… А жизнь, к сожалению, вокруг была до боли другая… И боль художника умножалась на такие величины, что и не передать.

    В фильме «Трудно быть богом», который мир увидел в 2014году, эта боль выплескивается через край. И, может быть, так распорядилась судьба, что фильм вышел именно сейчас?

    Жутко, но тайные хроники Чечни, выложенные в интернете, еще страшнее, чем кадры с придуманной планеты.

    «…сегодня мы понимаем, что и Земля, и человечество не знает, куда поворачивать. Вот с учётом этого мы со Светланой и писали сценарий», эти слова Алексея Юрьевича очень важны для понимания картины.

    Это слова-знамения. Людям пора сделать свой выбор, чтобы от музыки не болел живот! Ведь уже у многих голова болит от оперы и балета…

    Люди спокойно живут без стихов Цветаевой и Пастернака, без «Лунной сонаты». Недавно в зоопарке публично убили полуторагодовалого жирафенка, устроив из этого шоу.

    Может быть, мы просто не замечаем, что уже живем на планете Анкар, застрявшей в мрачной эпохе средневековья среди крови, навоза, повешенных трупов животных. Конечно, в нас живет и частичка дона Руматы, но не слишком ли она мала, чтобы изменить настоящее.

    «Трудно быть богом» — фильм, который режет по живому. Фильм о человеческих пороках, о той грязи, которая есть, к сожалению, в людях, возможно, в каждом из нас. Это произведение вытаскивает наружу все человеческие пороки и слабости, подобно тому, как в эпизодах фильма на землю падают вывалившиеся из раненых кишки.

    Фильм сложный для восприятия, картина, которая заставляет задуматься. После просмотра происходит переосмысление многих вещей, сильнейшие впечатления и эмоции проникают в самые глубины души. Словно на исповеди происходит очищение, хочется стать лучше, добрее, уметь сострадать и по-настоящему любить друг друга.

    Благодаря потрясающей режиссерской и операторской работе, состоялось полное погружение во вроде бы придуманный Стругацкими мир.

    Погружение… Как в воду, чтобы стать чище, чтобы проснувшись от страшного сна вновь увидеть над собой небо, и услышать музыку…

    «Трудно быть богом» — шедевр, который войдет в историю мирового кино.

    27 февраля 2014 | 07:46

    Скажу сразу — фильм не досмотрела. Вероятно, досмотрю потом, на компьютере, где можно выключать и перематывать. Где-то к середине сеанса стало мучительно жаль и времени, и нервов.

    Первые ассоциации: режиссер решил переплюнуть «Андрея Рублева» Тарковского (которого, сразу после выхода картины на экран, обвиняли, в общем-то, примерно в том же, в чем сейчас обвинители обвиняют Германа).

    Эти два фильма невозможно не сравнивать: и по эпохе, в которой разворачивается действие ("темное» средневековье), и по видению этой эпохи (грязь, жестокость, мракобесие), и по черно-белому исполнению фильма, и по образу Бога, оказавшегося вдруг не где-то там, в неясной исторической перспективе, а в насущной реальности (параллель Христа «Рублева» и Руматы может показаться хоть и спорной, но все же…), и, главное — по характерным элементам художественного языка.

    Как Тарковский постоянно вплетает в «картинку» более или менее откровенные цитаты из Брейгеля или Леонардо да Винчи, точно так же и Герман направо и налево цитирует того же Брейгеля, Босха и других художников времен заката Северного Ренессанса. Но если Тарковский нагружает каждую цитату многозначной глубиной, требующей расшифровки, то у Германа выходит более прямолинейно: по сюжету в мире Арканара никакого Ренессанса нет, Ренессанс есть только в нашем восприятии. Режиссер, безусловно, мастерски выстраивает контраст между происходящим в отображаемой реальности и — живописностью «картинки», восходящей к величайшим произведениям мирового искусства — делая на этом один из основных акцентов. Картинка выстраивается скрупулезно, каждая мельчайшая деталька прорабатывается чуть ли не до молекул, буквально и педантично воспроизводится главный изобразительный принцип Серверного Возрождения.

    Легко прочитывается и второй пласт культурологических реминисценций: цитируемые произведения создавались в интервале конца XV — середины XVI веков, в эпоху наступления жесточайшей реакции, в эпоху иконоборчества, массового истребления произведений искусства, в эпоху борьбы с инакомыслием. Герман словно бы вводит художников мира Земли в мир, где их никогда не было и быть, по задумке Стругацких, им просто не дали — причем почти в те же условия существования. И показывает нам этот мир именно их глазами. Очень сильная, безусловно, идея.

    И все было бы очень, очень хорошо, и даже второй «Рублев», наверное, получился бы. А может быть и лучше. Но… — но! Перебор с физиологией всегда сказывается негативно на художественной значимости и смысловой ценности произведения. И этому учат прямо на первом курсе режиссуры. Но мэтру, конечно, считаться с учебниками не по рангу. Мэтр выше учебников! И что же вышло?

    Постоянное, не прекращающееся ни на секунду мельтешение в кадре. Мельтешение, мельтешение, мельтешение. Ничего, кроме головокружения, не вызывающее. У глазодвигательных мышц тоже есть нервы! И их надо беречь! Просмотр фильма производит примерно такой же эффект, как если бы некто смотрел прямо на проходящие мимо вагоны поезда метро, причем поезда — бесконечной длины. А главное: смысловая нагруженность этого мельтешения — ровно нулевая. Можно было бы сказать все то же самое, не взывая к проблемам с глазодвигательным и вестибулярным аппаратом зрителя. Ровно то же самое. И оно бы прочитывалось на уровне смысла, а не на уровне физиологической реакции переутомления и отторжения. Возможно, режиссер хотел создать своеобразную зрительную мантру, или эдакую динамическую, постоянно пересобираемую камерой мандалу. Но ему это, увы, не удалось. Кроме отторжения на чисто рефлекторном, предсознательном уровне — ничего.

    За то, что мы имеем дело с попыткой создать некую мантру, говорит и звукоряд. Монотонность, бесконечные повторения одних и тех же звуков, невнятное невразумительное бормотание вместо связной отчетливой речи — все это, по идее, должно бы производить такой же гипнотический эффект, как обрядовые камлания. Задумка, опять же, понятна: извлечь зрителя из объятий попкорна и кока-колы и погрузить с головой, без остатка, в атмосферу сурового религиозного действа, растворить этого зрителя в религиозном действе, сделать его даже не свидетелем-соучастником, а самой плотью этой действа. Но эффекта, увы, не получается. Снова только отторжение: слишком резкие и неприятные звуки, слишком не настроен зритель, в отличие от религиозного адепта, не понимать говорящийся текст, слишком сильно приходится напрягаться, чтобы разобрать хоть что-то. А все это утомляет, утомляет, утомляет. Усилия, растрачиваемые ощутимо впустую — ощутимо снижают мотивацию продолжать. И это снова на уровне животных инстинктов.

    Грязь, грязь, грязь, периодически перемешиваемая с неразбавленным дерьмом. Снова обращение к физиологии, к инстинктам, предохраняющим высших животных от употребления в пищу испражнений и прочей несъедобной дряни. И этим инстинктам сотни тысяч лет, если не миллионы. И они действуют, опять же, на предсознательном уровне. А вот это уже совсем непонятно. Зачем? Это фильм для животных, не способных к творческому переосмысливанию перцепций? Вроде бы, целевая аудитория Стругацких — существенно иная. Тогда для кого это? Для чего? Показать беспросветность и безнадежность грязи? Ну так это можно показать гораздо убедительнее, если обращаться к эмоциональным реакция зрителя, а не к инстинктивным. Непонятно.

    Резюме:

    Старательность, с которой выполнен фильм в деталях и отличная работа актеров, без сомнения, заслуживают самой высокой оценки. И уничижать фильм совсем уж, поэтому, все же не хочется. Как — по словам Карела ван Мандера, биографа живописцев Северного Ренессанса — говорил тактичный Альбрехт Дюрер, если работа собрату по цеху откровенно не удалась: «Художник сделал все, что было в его силах».

    2 марта 2014 | 02:05

    Если вам, благородные доны, дорога замечательная книга братьев Стругацких, обходите эту «экранизацию» за километр. Потому что кинематограф ещё не видывал картины, которая так старательно уродовала, калечила и насиловала всё лучшее, что было в первоисточнике. Смотреть на такое — всё равно что смотреть, как насилуют любимую девушку.

    Жаль, что фильму сменили название — «История арканарской резни» было бы намного честней. Называть его «Трудно быть богом» у меня не поворачивается язык. Даже при внешне схожей фабуле, фильм не оставил от книги камня на камне в самом худшем смысле. Здесь нет морали, нет внятного сюжета, нет героев и злодеев — здесь есть только выделяющая жидкости и невнятно орущая протоплазма.

    Вы помните благородного прогрессора Румату, который, не щадя сил, пытался спасти тёмный Арканар и принести ему надежду? Познакомьтесь с циничным садистом Руматой, который кидается калом, раздаёт всем тычки и затрещины, выкручивает носы (практически каждому!), таскает возлюбленную за волосы, ставит прохожим подножки, толкает их в грязь, бьёт ребёнка, обваривает кипятком Арату и вырывает у умирающего человека кишки. Книжный Румата вызывал у окружающих удивление своей добродетельностью, а герой Ярмольника отлично вписывается в мир грязи и насилия. Он не похож на прогрессора — он явно местный.

    Вы помните нежную, скромную девушку Киру, гибель которой сломала Румату и ввергла в безумие? В этом «гениальном» фильме Кира — шлюха, которая в присутствии слуг щупает Румату за член и тут же становится перед ним раком (Румата не только не смущается, но и велит слугам снять с неё пояс верности). А потом она пытается силой и угрозами отвести его в Весёлую башню, чтобы он признал её ребёнка (в ответ бла-ародный Румата отшвыривает её и называет дурой). Никогда не думал, что смерть Киры (вернее, Ари, как её тут переименовали) может показаться радостным моментом.

    Вы помните замечательный диалог Руматы с мудрым Будахом о Боге? Тот самый, где, по книге, прозвучали ключевые слова — «Сотри нас с лица земли и создай более совершенными. Или, лучше, оставь нас и дай идти своей дорогой»? Перед тем, как выкрикнуть изуродованные остатки этого диалога («Сдуй нас как гной! Как пыль! Или оставь в нашем гниении! Уничтожь, всех, всех уничтожь!»), Будах мочится Румате на сапоги, а в ответ на возмущение угрожает плеснуть ему в лицо кислотой.

    Прибавьте к этому отвратительный звук, в котором невозможно разобрать сюжетно важные реплики. Прибавьте к этому мутную чёрно-белую картинку, дёргающуюся и мечущуюся камеру. Прибавьте к этому кривляние вместо актёрской игры. Все, от главного героя до последнего крестьянина, играют одно и то же — юродствуют. Корчат рожи, неразборчиво бормочут, вопят, ползают на четвереньках, хватают друг друга за носы и уши.

    Если решите пойти на этот фильм, будьте готовы целую минуту смотреть на эрегированный ослиный пенис крупным планом. Будьте готовы смотреть, как персонажи мочатся под себя, громко блюют, вытирают сопли о других людей. Нет, реалии средневековья, на которые пытаются всё это списать создатели, тут ни при чём. Историческим реализмом тут и не пахнет — перед нами гротескный сумасшедший дом. В «Арканарской резне» по лохмотьям невозможно отличить короля от крестьянина, а грязь не просто есть — её люди сами себе мажут на лица.

    Да, в этом фильме много грязи. Но хуже всего не дерьмо в антураже, а дерьмо, вылитое на книгу. Из тонкой философской фантастики сделали балаган юродивых. В изуродованных образах, сценах, репликах едва можно узнать остатки искалеченной красоты, кастрированных крылатых фраз и философских высказываний, когда-то переворачивавших мировоззрение читателя. И для чего? Чтобы вывалить на нас чьё-то мутное подсознание, «свои сны», как режиссёр говорил в интервью? Да, похоже, именно для этого. Недаром больше всего фильм похож на кошмарный, бредовый сон, приснившийся нездоровому человеку, недавно прочитавшему повесть «Трудно быть богом».

    Многие не поверят моему и прочим отзывам, решат, что я сгущаю краски или предвзято отношусь к Герману. Но сколько лет я работаю в прессе, а на этой картине впервые увидел, как журналисты сбегали с пресс-показа, не выдержав «величия», цветущего и пахнущего на экране. А первый вопрос, который задали журналисты на пресс-конференции после показа — «Леонид, после этого фильма вам не хотелось сразу же помыться?» Честно говоря, срочно помыться хотелось даже зрителям.

    25 января 2014 | 23:42

    Сюжет фильма Германа достаточно трудно воспринимаем без прочтения повести фантастов. Выходящими из ряда вон кажутся все поступки Руматы — бога, у Германа своё божественное происхождение не отрицающего, между тем как по повести герой старается разуверить окружающих относительно своей святости. Режиссёр проводит только линию Руматы, с виду несколько отличающегося от остальных жителей Арканара. Но ведь этот герой на самом деле является землянином, который явился невольным наблюдателем жизни средневекового города. О чём в картине умалчивается. Непонятно, как смогли разобраться в этом переводе зрители, пришедшие на показ лишь из уважения к творчеству Германа, но повести не читавшие…

    Однако, суть не в том, чтобы сравнивать оригинал и его «вольный перевод». Вывод, который в картине присутствует, несмотря на множественные obscures в её повествовании, — поневоле вызывает меланхолию: оказывается, у самого бога рыльце в пушку, и сам он подвержен искушению, и он карает. Ведь у Германа Румата всё-таки убивает одного из монахов, вторгающихся в его дом. Причём, очень-таки изощрённо. После этого в образе бога он становится неубедителен вовсе. Получается, по Герману бога нет, вместо божественного и вечного мира, куда попадают души после смерти тела — безобразное nichil, надеяться не на что, и все молитвы — пустой звук. На первый взгляд, такие мысли, вызванные фильмом, могут показаться абсурдными, однако, ничего того, что бы вселяло мизерную надежду на абсолютную веру в сиятельнейшего бога, в самой этой драме нет. Зато здесь полно всего, что используется словно в качестве обличения бога, дом которого похож на вертеп.

    Режиссёр как бы испытывает своего верного и терпеливого зрителя крупными и длинными планами известных частей тела людей и животных, а также всевозможных физических процессов. Интересно, что большинство зрителей смогло досидеть до конца «реквиема» по святости, а по завершению оного даже поаплодировать. Если бы великий режиссёр мог слышать эти рукоплескания, кажется, его бы проняла слеза умиления…

    Тревеллинг арканарских притонов, кабаков, хлевов и домов — всё, что остаётся в памяти, — даром, что сам фильм выполнен в чёрно-белых тонах. Грязь, извращения, уныние и разочарование, — осадком остаётся в душе после просмотра.

    Божественным посещением здесь и не пахнет. Режиссёр не высказывает новых идей. Ощущение бесполезности, никчёмности и вселенской усталости. Румата говорит с бесчувственными арканарцами на мёртвом языке: cum mortulis in lingua mortua (с мёртвыми на мёртвом языке), сообщая, что «богам трудно». Ради чего десять лет трудились операторский и актёрский составы во главе с режиссёром, а потом уж и без него, — непонятно.

    28 февраля 2014 | 21:39

    Буду краток.

    Предыстория. Я большой любитель Стругацких, книга мне очень понравилась, и я очень ждал этот фильм последние 7 лет, как прочел книгу и узнал, что фильм снимают.

    По опыту просмотра предыдущих экранизаций этих великих писателей у меня все время были некие сомнения, перемешивающиеся с трепетным ожиданием релиза. И вот она, долгожданная премьера…

    Что же мы видим в итоге?

    1. Прекрасно воссозданные мир и атмосферу.

    2. Актеры проживают свои роли, не видно наигранности, как это обычно сквозит в большинстве советских и российских фильмов.

    3. Отличные съемки, ракурсы, смены планов.

    4. Потрясающая озвучка

    Однако…

    5. Я так и не понял, какое отношение происходящее на экране имеет к оригинальному произведению, кроме места действия, имен, отдельных реплик и общей канвы сюжета.

    6. Не понятно, что авторы фильма хотели донести до публики, так как ни одна сюжетная линия книги и ни один из персонажей не раскрыты.

    Мое личное имхо, что в данном случае получилось больше ожиданий, чем результата.

    Рекомендую фильм для киноэстетов (редко где вы увидите такую высококачественную техническую реализацию), фанатов Стругацких (посмотрите, как Арканар выглядел визуально глазами писателей) и любителей русского арт-хауса (трэш и психоделическое настроение на 3 часа сеанса и последующую неделю вам обеспечены).

    Не рекомендую для широких масс, которым важны сюжет, зрелище, действие, а также для тех, кто не знаком с оригиналом.

    И напоследок скромное обращение к нашему режиссерскому цеху.

    Многие книги Стругацких сочетают в себе фантастику, экшн, психологию, социологию, историю, политику, и т. д, и т. п. Еще ни одна экранизация не смогла раскрыть все грани в балансе, всегда получался перекос в ту или иную сторону. Еще не родился, и вряд ли родится тот режиссер, кто сможет передать Стругацких так, как они свои произведения задумывали. Поэтому пожалуйста, пожалуйста, и еще раз пожалуйста, даже не пытайтесь задумываться о том, чтобы снять экранизацию по Стругацким. А если такая мысль залезет к вам в голову и не захочет выходить, застрелитесь, ибо это будет эффективнее.

    1 марта 2014 | 13:38

    Что же нам остаётся?
    - Когда-нибудь о тебе будут слагать песни…
    - И только-то?
    - Поверь, это уже немало.


    Трёхчасовой сеанс пролетел для меня незаметно — времени я совершенно не чувствовал. Периодически отвлекался, конечно, на уходивших из зала людей. До конца сеанса, кажется, досидели едва ли 2/3 зрителей. Скажу честно: с одной стороны, мы с другом искренне недоумевали, почему люди уходят… а с другой — не знаю, можно ли рекомендовать кому-нибудь идти на этот фильм… Не стоит ждать, что он оправдает какие-либо возложенные на него ожидания.

    Эта картина покойного Германа — поистине его лебединая песня, его «Реквием». Уровень мастерства режиссёра невероятен — как много раз говорилось, это не кино в привычном нам понимании. Это глубочайшее, и, в то же время, кристально ясное повествование о простых и понятных вещах — но совсем не простым образом, обходящееся, при этом без, костылей вроде кино-языка, сюжета, героев повествования. Друг, смотревший фильм со мной, сравнил картину с опусом Стенли Кубрика «Космическая Одиссея 2001», оговорившись, что фильм Германа превосходит её на голову, лежит в какой-то иной плоскости осмысления; а также удачно охарактеризовал этот фильм как совершенное, понятное и очень качественное сотворённое советское кино в самом хорошем смысле этого слова — при этом свободное, созданное вне цензуры и вне страха неудобных толкований и трактовок. Картина просто гениальна — я не в кино побывал, нет. Это об моё лицо тёрлась морда лошади дона Руматы, лезла в глаза бахрома из колбас, связок чеснока и развешанных тряпок в его замке, это вокруг меня суетились рабы и слуги, это мне в лицо брызгала грязь, лезли мухи, это на меня лился дождь, это мне в лицо несло трупным смрадом. Я ТАМ БЫЛ. Я посетил Арканар. Меня туда втащили. В момент, когда произошёл один из важнейших диалогов — разговор Руматы с доном Рэбой, во время которого Рэба осознал, что перед ним некто сильнее его, и от ужаса начал блевать, я ощутил запах рвоты.

    В какой-то из рецензий читал, что единственным красивым предметом за весь фильм были перчатки дона Руматы. Не согласен. Красивых — по-настоящему эстетичных и красивых предметов — в фильме было, на мой взгляд, всего три: это флейта главного героя (о ней отдельно), оголовок одного из его мечей в виде головы ящера, и панцирь с отчеканенным на нём родовым гербом благородных донов Эсторских.

    Фильм наполнен как прозрачными, в общем-то, и достаточно читаемыми символами (въезд пьяного Руматы на осле задом наперёд в город под хоровое пение монахов, фрески Богоматери в одном из замков, питие воды, в которой благородный дон ранее омыл ноги, голова главного героя на пиршественном столе в самом начале фильма — как усекновенная голова Иоанна Крестителя, ну и прочие), так и цитатами из фильмов. Герман процитировал и самого себя — так, сцена с укусом пальца Руматы Кирой аналогична такому же эпизоду из фильма «Хрусталёв, машину!» в кабинете генерала, а момент пленения Руматы ох как напоминает сцену ареста того же генерала из всё того же «Хрусталёв…» — так и Тарковского: и его и шедевр «Андрей Рублёв» (множество эпизодов, так или иначе отсылающих к этой картине), и не менее гениальный «Сталкер» (долгие планы, концентрация на лицах персонажей). Да даже цитатам из фильма «Кин-дза-дза» нашлось место: кольцо в носу одного из емлян в эпизоде встречи у Руматы; его раб, повсюду таскавший железный стул.

    Проработка деталей и атмосфера завораживает. Повторюсь: редко где и когда удавалось увидеть столь тщательную, скрупулёзную работу. Сейчас на память пришла ещё и картина Владимира Бортко «Собачье сердце». Хотя, неудивительно: «Трудно быть богом» стоит в одном ряду со всеми великими произведениями русского кино, органично дополняя его. Этот фильм отметает все ожидания, все претензии, высказанные в его адрес, все чаяния и надежды. Герой погружён в тьму. Хотя нет, не в тьму — в серость, в самую настоящую рутину из грязи, крови, смерти, страдания, тоски, скотства, нежелания рабов жить без цепей и снимать колодки, в понимание только одного языка — силы, и в отсутствие желания понимать хоть что-то другое. Зрителей не приглашают туда, ничего не предлагают — мы с самого начала сеанса оказываемся вместе с героем там. Кто-то не выдерживает, и таких немало.

    Звук просто поразителен. Светлана Кармалита и Герман-младший проделали поистине великолепную работу: слышно каждое слово, произнесённое шёпотом, слышно плеск мельчайших капель, бульканье грязи, бормотание жителей города за завесой дождя и стоны истязаемых узников в подземелье — сквозь треск и гудение огня. Музыки в фильме почти нет, исключая 4 эпизода: Румата играет на флейте в начале фильма, после пробуждения; кто-то из землян, кажется, насвистывал некую земную мелодию; ещё эпизод с девочкой и склянками, на которых герой исполняет хрустальную мелодию, невероятным образом контрастировавшую с происходившим вокруг него; потом — дикие, какофонические, звериные какие-то звуки оркестра монахов у ворот города, игравших после взятия Чёрными взял Арканара; наконец, соло на флейте от Руматы же, в составе джазового трио из солдата, отбивавшего такт в свою капеллину ложкой, и слуги, басовито гудевшего в древний аналог тубы. Нельзя умолчать об игре главного героя на флейте — это нечто поразительное. Совершенно джазовые пассажи — не зря я пошутил про трио — которые не в состоянии оценить никто, кроме, собственно, исполнителя, самым невероятным образом и контрастирующие, и, в то же время, порождающие какую-то невероятную синергию с тем, что творится вокруг.

    Леонид Ярмольник в главной роли бесподобен. Всемогущий, по куда как скромным меркам обитателей Арканара, и в то же время — бессильный в рамках общепринятых для людей Земли норм морали, нравственности. Он не помогает уже никому, оставьте. Спасённые им книгочеи грызутся между собой, словно пауки в банке, сдают друг друга Серым, держат за пазухой нож, и стерегут удобный случай. Никто не слышит и не видит, никто не хочет не то что постигать — даже выбраться, разогнуться, протереть глаза. Румате остаётся только вино, сны, поединки, а ещё издёвки: не столько над окружающими, сколько над собственной ролью бессильного творца, наконец-то разрешившего дилемму Бога — создав камень, который он сам не может поднять. Утопающего в принципе не возможно спасти, если он смотрит на того, кто протянул руку, как на сумасшедшего, и сам хватается покрепче за камень, тянущий его ко дну. Всё кончено, забудьте. А напоследок маэстро сыграет нам туш — в такт гулкому лязганью ударов по полям капеллины, под редкие хрипы тубы, поддерживающей упрямо на что-то надеющуюся вихляющую мелодию флейты.

    4 марта 2014 | 13:54

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>








    Нашли ошибку?   Добавить инфо →
    Мнение друзей
    Найдите друзей, зарегистрированных на КиноПоиске, и здесь появятся оценки, которые ваши друзья поставили этому фильму...

    Индекс популярности

    Новости


    В российском прокате очередной вал премьер. После рекордного количества производственных лет стартует долгострой Алексея Германа «Трудно быть Богом», а вместе с ним выходят застоявшиеся оскаровские номинанты. Кроме того, публику ожидают жанровые картины — анимационный хит «Лего. Фильм» и экранизация бестселлера Райчел Мид «Академия вампиров». (...)
     
    все новости

    Интервью


    Работы Алексея Германа, так же как и фильмы Тарковского, — это особое кино, которое требует от зрителя особых нервных затрат, внимания, опыта, искушенности, знаний, если хотите. Если говорить кулинарным языком, то «Трудно быть Богом» — это изысканнейший деликатес. (...)
     
    все интервью

    Статьи


    Смерть актера во время съемок, отсутствие денег, судебные тяжбы, война, бракованные объективы, неуемный перфекционизм режиссера — все это не раз приводило к тому, что фильмы шли к зрителю десятилетиями. К выходу в прокат «Трудно быть Богом» КиноПоиск вспоминает самые интересные случаи. (...)
     
    все статьи
    Записи в блогах

    Ещё немного об итогах российского уик-энда. Мистер Пибоди готовится дать бой древним грекам и персам. (...)
     
    все записи »

    Кинокасса США $ Россия
    1.Первый мститель: Другая войнаCaptain America: The Winter Soldier41 274 861
    2.Рио 2Rio 239 327 869
    3.ОкулусOculus12 005 402
    4.День драфтаDraft Day9 783 603
    5.НойNoah7 553 607
    11.04 — 13.04подробнее
    Кинокасса России руб. США
    1.ДивергентDivergent111 198 959
    2.Первый мститель: Другая войнаCaptain America: The Winter Soldier106 717 148
    3.НойNoah84 545 053
    4.Рио 2Rio 245 287 405
    5.ОкулусOculus41 389 544
    10.04 — 13.04подробнее
    Результаты уик-энда
    Зрители1 981 027490 134
    Деньги500 052 108 руб.174 984 437
    Цена билета252,42 руб.20,75
    10.04 — 13.04подробнее
    Лучшие фильмы — Top 250
    135.Лицо со шрамомScarface8.209
    136.Один домаHome Alone8.207
    137.Заплати другомуPay It Forward8.205
    138.Белый пленEight Below8.201
    139.ГандиGandhi8.199
    лучшие фильмы
    Ожидаемые фильмы
    36.Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть IIThe Hunger Games: Mockingjay - Part 291.45%
    37.Хоть раз в жизниBegin again91.40%
    38.Повар на колесахChef91.29%
    39.ПосвященныйThe Giver91.25%
    40.Маленькая большая девочкаLaggies91.00%
    ожидаемые фильмы
    Новые рецензиивсего
    Скорый «Москва-Россия»17
    Легок на помине14
    ЕвротурEuroTrip96
    ХроникаChronicle165
    Гензель и ГретельHansel & Gretel: Warriors of Witchcraft1
    все рецензии
    Сегодня в кинорейтинг
    Реальная белкаThe Nut Job6.008
    Скорый «Москва-Россия»4.821
    ДивергентDivergent7.224
    Первый мститель: Другая войнаCaptain America: The Winter Soldier7.658
    СаботажSabotage5.659
    афиша
    о премьерах недели с юмором
    все подкасты
    Скоро в кинопремьера
    Новый Человек-паук: Высокое напряжениеThe Amazing Spider-Man 224.04
    Побудь в моей шкуреUnder the Skin24.04
    ДвойникThe Double01.05
    13-й район: Кирпичные особнякиBrick Mansions08.05
    ГодзиллаGodzilla15.05
    премьеры