всё о любом фильме:

Воскрешая мертвецов

Bringing Out the Dead
год
страна
слоган«Ангел по номеру 911»
режиссерМартин Скорсезе
сценарийПол Шредер, Джо Коннелли
продюсерБарбара Де Фина, Скотт Рудин, Джефф Ливайн, ...
операторРоберт Ричардсон
композиторЭлмер Бернстайн
художникДанте Ферретти, Роберт Гуерра, Рита Райек, ...
монтажТельма Шунмейкер
жанр триллер, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  3.24 млн,    Испания  641.4 тыс.,    Франция  632.3 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время121 мин. / 02:01
Воет сирена. Вспышки слепят глаза. По ночному Нью-Йорку навстречу смерти мчится «Скорая помощь». Фрэнк Пирс — парамедик, работающий в ночную смену. Фрэнка постоянно преследуют видения — призраки людей, которых он так и не сумел спасти. Его жизнь превращается в ад, он — на грани срыва, и все же продолжает борьбу со смертью.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
71%
75 + 30 = 105
6.7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Перед съемками фильма Кейдж ходил на круглосуточные дежурства вместе с бригадой врачей.
    • Диспетчеров, так и не появляющихся в кадре, «озвучили» Мартин Скорсезе и Куин Латифа.
    • В эпизоде, где Фрэнк пытается спасти Роуз (Синтия Роман), актеры намерено сыграли сцену «задом наперед». Это добавило фантасмагоричности фильму — появилось ощущение, что даже снег не падает, а словно взлетает вверх с земли.
    • Одного из пациентов «скорой помощи» сыграл Джо Коннелли, автор романа, легшего в основу фильма, сам — врач нью-йоркской «скорой помощи».
    • еще 1 факт
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 130 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм-состояние. Причем если обычно это является комплиментом, то тут я в некотором недоумении.

    В ночной истории про находящихся при смерти пациентов и таких же врачей проезды по улице и редкие вспышки активности в кадре служат как бы разрядами дефибриллятора для заскучавшего зрителя. Clear, charge — и вроде бы немного взбодрился, но опять потом возвращаешься к прежнему состояния полусна.

    Сейчас, по прошествии лет, кажется, что Николас Кейдж — идеальный выбор на главную роль. Только не тот Николас Кейдж, молодой племянник Копполы, а уже постаревший человек-мем, человек-плагин (существует расширение для браузера, заменяющее абсолютно все изображения веб-страницы на фотографии Николаса Кейджа), человек-ютуб, про которого клепают очень смешные видеоподборки из фильмов с его участием.

    Так вот и бывает. Николас Кейдж живет своей жизнью, а его экранный герой остался там, на пленке, и обречен вечно спасать из дерьма (иногда в буквальном смысле) своих соседей по району.

    И даже уволиться не дают.

    7 из 10

    23 сентября 2015 | 14:29

    А где признание? Где оно?

    За подборку и игру гениальных актеров, за глубокий и насыщенный сценарий, за удивительный и проникновенный звук, за великолепную идею и оригинальную постановку!

    Где награды, где многочисленные возгласы кинолюбителей, где зависть, восторг, удивление, где, где??

    Явная несправедливость! Фильм ни является шедевром и ни выдавливает скупую слезу, но всё же он уникален, каждое действие в нём органично вписывается в замысловатый сюжет, каждый персонаж наделен своей неповторимой харизмой, каждый момент трагичен и смешон одновременно… так и должно быть, так и надо снимать такое кино!

    История совсем не навязчивая, в меру философская, поразительная и жестокая.

    Сумасшедший парамедик носится по ночному Нью-Йорку, спасает людей, без сна и еды, ошарашенно качаясь от пациента к пациенту. Нельзя спасти всех, работа его доконает, он сходит с ума! Его верный друг — алкоголь, его лекарство — глубокий сон, по-другому никак, а то невыносимые ночи окончательно съедят его рассудок.

    Картина Мартина Скорсезе выпадает из его классического списка и не повторяет другие работы деятелей кино.

    Триллер-драма «Воскрешая мертвецов» — опытный образец, который не признали критики и требовательные любители кино. Но мне кажется, что со временем отрицавшие поймут, что это была ошибка…

    27 сентября 2009 | 11:20

    Я не знаю, жертвой какого заговора стал Мартин Скорсезе, не получавший в 1990-хх (период, к которому относится лента «Воскрешая мертвецов») никаких кинонаград на родине (лишь призы Венецианского кинофестиваля (1990 и 1995 гг.) и Британской академии (1991 г.), но фильмы его, почти без исключений, замечательные! Пускай, не все они шедевральны, но, уж точно, заслуживающие внимания.

    «Воскрешая мертвецов» — это история выживания… Выживания в каменных, а оттого — ещё более диких, нежели натуральные — джунглях мегаполиса, не отпускающего (вернее, не выпускающего) из своей чащобы тех, кто сбился с натоптанной тропы, и заплутал… или, хуже того, забрёл в ореол обитания чужой, враждебной стаи!

    В руках маститого режиссёра, словно в руках кукловода — верёвочки, ведущие к марионеткам-персонажам, и, на примере всего этого «кукольного шоу», великий мэтр даёт нам представление, о жизни заблудших овец.

    В этом фильме всё аллегорично, иносказательно, всё схематично и знаково: Врач, приходящий на помощь разным, без разбора, телам — это как ангел, приходящий на помощь разным, без разбора, душам.

    В современном обществе, души настолько больны и искалечены, что спасать их ангелы, порой, очень устают; и кого-то, быть может, не спасают — просто не могут…

    Так и врачи не могут спасти всех — а потом корят себя, и мучаются… как мучаются и ангелы, не успевшие спасти заблудшую, погибающую душу…

    В какой-то степени, фильм о тонкой энергетической материи, которая сплетена из ещё более тонких нитей — струн человеческих душ (а если верить в реинкарнацию — то не обязательно человеческих: достаточно просто душ). Когда любая другая ткань рвётся, или на ней случаются затяжки — тогда одна нить тянется за другой, и становится очевидно, что все нити соединены и взаимосвязаны. Так и здесь: все души взаимосвязаны, и люди пересекаются на жизненном пути не просто так — случайности не случайны…

    В фильм заложен один очень важный посыл, о котором, так или иначе, все всегда знают, но мало кто воспринимает всерьёз и использует в своей жизни: Даже в самых гадких ситуациях спасает чувство юмора, не дающее пасть духом, сдаться и погибнуть! А ещё — не нужно забывать о той самой тонкой энергетической материи, и помнить, что к нам возвращается то, что мы посылаем от себя самих…

    Будьте человечными, и смотрите хорошее кино!

    9 из 10

    12 марта 2014 | 17:48

    Стоит начать, пожалуй, с того, что фильм не оправдал моих ожиданий касательно жанровой принадлежности. Поэтому хочу прояснить для тех, кто только будет знакомиться с фильмом, что это не представитель ужасов. Это история с психологическим подтекстом, которая может заставлять задуматься. Я говорю может, потому как не ощутил подобного эффекта на себе — повествование слишком необычно для восприятия. Мне кажется, всеми уважаемый Мартин Скорсезе перемудрил в своем желании создать уникальный стиль повествования. Это не то чтобы плохо, просто ближе к концу фильма, лично у меня уже болела голова. Плюс, ощущения после просмотра странные — немного угнетается настроение. Наверно это еще потому, что в повседневной жизни мы не хотим думать о больничной жизни, о недугах — и это однозначно верно. А вот этот фильм пропитан неким пессимизмом, отражающим обратные, темные стороны жизни в большом городе, в Нью-Йорке.

    В некоторых сценах, фильм представляет собой форменное безумие — у меня даже было впечатление, что я уснул за просмотром, и описываемые события — плод разыгравшегося воображения. Создатели картины дали ему волю в полной мере. В этом, как ни странно, одна из сильных стороны картины — она стоит особняком от большинства того, что мы видим в кино.

    Что хотелось бы отметить в качестве однозначного преимущества фильма, так это актерскую игру. Главными действующими персонажами, эдакими ночными стражами, выступают санитары неотложной помощи. Николас Кейдж, Джон Гудмен, Винг Рэймс и Том Сайзмор — четыре совершенно разных, ярких, по-своему безумных образа. Видно, что эти люди живут под постоянным напряжением в мире, где трудно оставаться нормальным.

    Фильм, который, к сожалению, не оправдал моих ожиданий, но рекомендую его к одноразовому просмотру всем ценителям необычного подхода в кинематографе. К тому же, грех не ознакомиться с работой Мартина Скорсезе и плодами труда таких актеров.

    7 из 10

    21 января 2013 | 21:56

    Один из самых арт-хаусных фильмов Скорсезе, обычная история, облаченная в прозрачный сюрриализм алкоголя, в мистику ночного города. Реальность искажена для героя Кейджа, мир ему чужд, непонятен. Его работа — парамедик, его время — сумерки. Гонения по вызовам, кровь и смерть — вот атрибуты, окружающие Кейджа, который, однако, продолжает «сажать алюминиевые огурцы» до самого рассвета.

    Очень атмосферное и любопытное кино.

    24 мая 2007 | 12:06

    В 1995 году исповедальный гангстерский пеплум «Казино» триумфально ознаменовал завершение целого сонма идейных исканий, реализуемых Мартином Скорсезе с первых шагов на режиссёрском поприще. Новый этап эстетического совершенства с новыми темами и новым героем наступит через пять лет. Переломный момент фильмографии автора отметился появлением студийного заказа. Рядовую драму Скорсезе, как всегда, довёл до уровня произведения искусства. Провальная, в коммерческом отношении, работа любопытна именно своим «срединным» положением, с точки зрения поиска иных художественных форм, в списке картин мастера.

    «Воскрешая мертвецов» не относят к лучшим работам классика. Несмотря на относительное просветление в финальных кадрах, это самый мрачный фильм Скорсезе со времён «Таксиста». Нью-Йорк представлен тут такой же безысходной клоакой, провоцирующей на проявление «оправданной жестокости» или религиозного милосердия, граничащего с паранойей: чистилище, населённое психопатами, юродивыми, нищими, наркоманами и прочими социальными отбросами. Врачи не спасают, а функционально констатируют дату смерти. Фрэнк Пирс (Кейдж) живёт мыслью об увольнении, но каждый раз цепляется за очередной рабочий день и каждый раз осознаёт бесполезность возложенной на него миссии. История охватывает три дня из жизни главного героя с тремя отличными по психотипу напарниками. Трудоголик (Гудман), хохмач (Реймс), социопат (Сайзмор), на фоне которых Фрэнк со своими видениями мертвецов и комплексом Христа, кажется ещё более ненормальным.

    О «Таксисте» напоминает не только преимущественно ночное время действие. Реактивная карета скорой помощи — безличный катафалк, принимающий стилистические очертания и музыкальную динамику в соответствии с внутренним миром водителей — «богом забытых людей», формальных наследников Гиппократа, близких по духу Трэвису Биклу. Пол Шрёдер вместе с режиссёром сознательно создают множество аллюзий в ситуациях и характерах персонажей, отсылающих к их совместному шедевру 70-х. Многие из них доведены до абсурда в зеркальных двойниках персонажей. Ницшеанское высокомерие Бикла кастрировано сутью всегда «опаздывающей» профессии Пирса. Житейская мудрость коллег — таксистов оборачивается инфернальным пофигизмом современных эскулапов. Малолетняя жертва проституции в исполнении Джоди Фостер, будто стала взрослой сомнамбулической девой с лицом Патриции Аркетт, сидящей на наркотиках. Сцена, в которой Пирс приходит в наркоманский притон, чтобы «спасти» героиню не будет до конца понята без учёта синонимичного эпизода «Таксиста». Единственное, что не подлежит переменам — трущобные «живые мертвецы», снующие тёмными закоулками мегаполиса с ликом обречённых животных.

    Проблемность возникающих ситуаций и болезненная неизбежность решений напоминают о классических сюжетах Скорсезе. Но Пирс — не Бикл. Николас Кейдж, в лучшие годы популярности, воплощает не озлобленного на мир невротика. Он — несчастный, запутавшийся «свой парень». Лицо звезды не прячет искренности в глазах, приглашая к соучастию. «Человек действия» знает, что всё рано или поздно закончится и мёртвые перестанут быть тенями живущих. Ищущий да обрящет. Это уже черты будущих мотивов творчества Скорсезе, проводником которых выступит Леонардо Ди Каприо.

    Кто знает, имей успех «Воскрешая мертвецов», возможно Кейдж стал бы выразителем идеи жизнестойкого активизма в статусе нового любимца мэтра. Как обычно, не отступая от канонов жанра, Скорсезе выдал чрезвычайно личную фреску, исполненную сопричастности судьбе одинокого человека заблудившегося на середине жизненного пути.

    9 из 10

    15 мая 2011 | 22:32

    Тёмные улицы Нью-Йорка, освещаемые тусклым светом фонарей, завораживают, но в то же время и отталкивают человека, привыкшего жить и работать в этом городе в дневное время суток. С заходом солнца, вся грязь и мерзость выползает из-под подворотен и полностью окутывает улицы большого города. Нью-Йорк снимает с себя дневное одеяние и превращается в совсем другой город полный боли и отчаяния. По дорогам проносятся машины с зажжёнными фарам, огни которых, манят жителей окунуться в эту загадочную и непонятную пучину. Но что же кроется за этими темными подворотнями, какая жизнь витает на этих грязных улицах?

    Мартин Скорсезе снова обращается к теме своего любимого города Нью-Йорка и здесь, также как и в «Таксисте», режиссёр пытается показать зрителю город в непривычном для нас амплуа, словно через другую призму действительности. Но здесь всё действие фильма «Воскрешая мертвецов», за исключением небольших эпизодов, происходит в ночное время суток и уже трудно сравнивать город Нью-Йорк при лучах солнца и при ночном свете. Скорее здесь режиссёр ориентируется на то, что зритель просто не видел этот город ночью, а если и видел, то не представляет, что может скрываться на тёмных улицах и только взгляд со стороны может раскрыть глаза на действительность.

    Для этого Мартин вводит в своё повествование обычного парамедика Фрэнка Пирса, работающего в ночную смену. Его работа трудна, неприятна и на нём лежит большая ответственность за больных и каждую минуту можно ожидать чего угодно, приехавши на новый вызов. Эта работа не для слабонервных, ведь видеть каждую ночь умирающих от передозировки наркоманов, суицидных самоубийц, невротиков, проституток и прочих далеко не идеальных и здоровых пациентов, не каждому под силу. Чтобы стараться не замечать всей этой мерзости может помочь чашка кофе или же порция алкоголя.

    Именно глазами Фрэнка Скорсезе пытается донести до зрителя весь ночной образ жизни Нью-Йорка. Нельзя сказать, что Фрэнк силён духом и мощно противостоит этому кошмару. Нет, ночной город поглощает его, сводит с ума, навивает кучу странных вопросов, а абсурдные мысли и образы полностью властвуют в его голове. Чувство вины за людей, умерших у него на руках, не даёт ему покоя, и призраки этих людей постоянно видятся Фрэнку, они смотрят на него и словно хотят получить ответ, но вопросов они не задают.

    Трудно не поддаться этому кошмару, не впитать в себя весь этот ночной ужас и не превратиться в ночное зомби без сердца и души, крутящего баранку служебной машины и со спокойствием разъезжающим по вызовам. Может, его напарники и стали уже такими, а может быть это только его, как более ранимого человека, вживую поглощает этот безумный, вечно не спящий город и нет от этого безумия противоядия.

    Многим почитателям творчества Мартина Скорсезе или же Николаса Кейджа, сыгравшего в этом фильме главную роль, эта картина из-за своей депрессивной тонкости и сложности может не понравиться. Здесь же Кейдж не сыграл героя-спасителя или же героя-любовника, к образам которого зритель уже давно привык. В этом сложном фильме Николасу удалось психологически тонко и профессионально раскрыть весь ужас простого человека, показать зрителю как обыденность может влиять на человека, как она может сводить с ума.

    Эта картина не похожа на все другие творения Скорсезе. Мартин решил снять совсем другое кино, выбиться от своих картин и шагнуть в другую сторону, в другое направление и раскрыть зрителю вроде бы обыденные факты и события, но несущие в себе далеко не простой смысл. И просмотрев эту картину, можно ещё раз убедиться в том, что Скорсезе — один из гениальных режиссёров, который любит импровизировать и эксперимент его руки «Воскрешая мертвецов» является тому хорошим доказательством.

    4 октября 2008 | 20:38

    Как известно Мартин Скорсезе принадлежит к волне художников-кинематографистов американской «новой волны», которая успешно просуществовав довольно недолгое время разбилась о рифы многомиллионных блокбастеров и студийных фильмов. Выжили немногие, в том числе сей прославленный мастер. Успешно сочетая в своей личности черты управленца и творца Скорсезе не отказывается от стомиллионных бюджетов, но все-таки умудряется делать стильное, во многом индивидуальное кино, привлекающее своим упрямством и живучестью.

    Несколько десятилетий назад, режиссера признали после выхода его Таксиста. Своеобразная безумная удушливая атмосфера постепенного схождения в ад пленила всех. Он надолго стал образцом яркого, независимого кино, снятого за мизерный бюджет, который открыто и честно ставит перед зрителем вопросы, вырывая последнего, таким образом, из плена сладко-приторных иллюзий, которые любезно поставлялись ему другими фильмами.

    Как мне кажется, сходство между фильмом Таксист и Воскрешая мертвецов прослеживается невооруженным взглядом. Из первого перенесена атмосфера удушливого, абсолютно безумного и больного социального пространства мегаполиса. Главный герои также неумолимо съезжает с катушек, с тем отличием, что его автомобиль из желтого каба превратился в красно-белый фургончик неотложки. Грубо говоря фильм — возвращение к истокам, попытка воссоздать сугубо авторское кино по проверенным схемам. И действительно, схема действует безотказно, потому как, на мой взгляд, фильм ничем не хуже таксиста.

    Ибо в нем все согласовано и сбалансировано как нельзя лучше. Замечательный сценарий друга Скорсезе со школьной скамьи Пола Шредера, Николас Кейдж, как всегда активно и правдоподобного изображающий заблудшую душу в подземном царстве, бюджет позволяющий выбирать такие головокружительные ракурсы, фокусы и планы, о которых молодой Скорсезе не мог и мечтать. Ну и конечно реализм и неповторимый стиль, присущий всякому созданию великого и неповторимого мастера своего дела.

    Итак. Мартин Скорсезе, подобно герою своего фильма Бешеный Бык, устоял под сногсшибательными ударами нового массового кинопотребления и каким-то чудом сохранил авторский запал, искру индивидуальности посреди чудовищных и бессмысленных стомиллионных зрелищ. И Воскрешая мертвецов — как раз тому подтверждение.

    3 января 2014 | 19:09

    Это нелёгкое зрелище — ночной Нью-Йорк в видении Мартина Скорсезе. Машина «скорой помощи» несётся по освещённым фонарями и рекламой улицам на очередной вызов. Широкие проспекты и таящиеся рядом с ними мрачные захламлённые закоулки, убогие закутки, страшные подземки полны странной, кажущейся иррациональной, жизнью. Проститутки, наркоманы, пьяницы, хулиганы, бомжи, сумасшедшие — это самые заурядные пациенты парамедика Фрэнка (Николас Кейдж), который мечтает спасти всех и каждого, но теряет больных одного за другим.

    Страшный мир, но Скорсезе наделяет его своей философией. Что такое жизнь человека, который видит её смысл в спасении других, но не в силах помочь им? Это — сущий ад, наполненный призраками, которые ни на минуту не оставляют героя. Однако, так бывает не всегда.

    «Спасёшь человека от смерти — и ты словно влюбился. Нет на свете лучшего лекарства. Ещё несколько дней, а то и недель, ты ходишь по улицам, даруя беспредельность всему, что видишь. Однажды я провёл пару недель, паря над землёй. Всё, к чему я прикасался, наполнялось светом.»

    Удача отступила от Фрэнка, и смерти пациентов привели его к глубокому духовному кризису, из которого он пытается неумело выкарабкаться. Картина Скорсезе в некотором роде отражает отношения Творца и творения, не умеющего принять высшую волю.

    Как бы ни была тяжела атмосфера фильма, она поэтична, наполнена своеобразной мелодией. Сюжет здесь — дело десятое. Этот фильм — отражение внутреннего мира героя.

    «Это кино — блюз, можно просто поставить и как будто музыку слушать…»

    Очень меня порадовал в этой картине Николас Кейдж, который редко мне нравится из-за присущего ему амплуа. Здесь нет привычного облика растерянного глазастого паренька. Герой Кейджа — измождённый, неуверенный в себе, одинокий, заплутавший в собственных мыслях и чувствах, бесконечно усталый человек.

    Фильм «Воскрешая мертвецов» — явный артхаус, потому не был принят широкой публикой и провалился в прокате, что, разумеется, нисколько не снижает его достоинств. Понятное дело, что он не для каждого.

    31 марта 2012 | 15:55

    Недавно мне посчастливилось наткнуться в супермаркете на диск с понравившимся лет десять назад фильмом, который, вроде бы, снял любимый многими режиссер. Повелитель целлулоидной пленки, который, наряду с еще одним почитателем Большого Яблока Вуди Алленом, частенько воспевал в своих лентах эстетику Нью-Йорка. И когда я посмотрел этот фильм еще раз, то понял, что очень многие представления и ассоциации, всплывавшие в моем мозгу при малейшем упоминании одного только названия города, сформировались благодаря (или вопреки) картине «Воскрешая мертвецов».

    Во время просмотра на меня нахлынули ностальгические воспоминания о прошлом. Помнится, в первый раз я смотрел этот фильм глубокой ночью и потом частенько думал, а не был ли он сном? Глубоким, почти летаргическим…

    У Фрэнка все плохо. Он живет в неуютной квартире; на смятой простыне, пропахшей его потом, спит только он один. На помятом небритом лице его отражается отчаяние, когда, встав с постели, он вспоминает, что пора на дежурство. Он медик. Со своими полубезумными напарниками Фрэнку приходится колесить на машине скорой помощи по всему городу, где жизнь окунает его в самое дерьмо людей дна, чьи бесконечные лица вереницей бредут устало в никуда каждую ночь. И все они чужие, одинокие и усталые, как и сам Фрэнк. Они дышат этим городом, они отражаются в мокром асфальте, как огни вывесок. Он не может уйти. Начальство отмахивается, обещая каждый раз уволить его завтра, только не сегодня, когда так не хватает людей, но «что, если завтра уже не наступит?» Фрэнка преследуют призраки. Один из них, дух 18-летней Роуз, терзает его душу одним и тем же вопросом: почему ты убил меня? Уже много недель ему не удается спасти ни одну жизнь, и муки приходится каждый вечер заливать алкоголем. Смерть окружает его. Но виски не умеет избавлять от проблем, только усугубляет их…

    Таков мир, в котором живет герой Николаса Кейджа. Никогда не любил этого актера за однообразие ролей, но в этом фильме ему удалось создать один из наиболее удачных образов в своей карьере. Мир нью-йоркских трущоб настолько настоящ и натурален, что в него поневоле веришь и влюбляешься. Пахнет достоевщиной и Горьким, но потому — что дно — везде и всегда дно. Даже если это переливающийся всеми цветами радуги Манхэттен или Бронкс начала 90-х.

    Картина несет на себе отпечаток фирменного режиссерского стиля, вместе с тем являясь обособленной, уникальной для Скорсезе, работой. Как, впрочем, и Кундун, и Последнее искушение Христа.

    В чем уникальность? Прежде всего, в операторской работе, кульбиты и трюки камеры сдержанного обычно в визуальных красотах режиссере слишком бросаются в глаза. Понаблюдайте за камерой. Одержимый демонической энергией оператор-постановщик вылавливает ракурсы, виды и портреты героев так, что ныряешь в картинку с головой.

    Свет. Ночной город блестит и сияет, как во сне. Красная сирена скорой помощи, витрины ночных кафе, алые стены наркопритона (кстати, тема наркотиков, как и вообще все оттенки алого, красной нитью проходят через весь фильм упоминанием мифического убийственного зелья под названием Красная Смерть — сорри за повторы, но иначе никак); ослепительно белоснежные рубашки (опять же забрызганные порой красной кровью) фельдшеров, сверкающие яркими бликами под фонарями, блестящие мостовые и черное-черное небо города — эти кадры нельзя забыть.

    Опять же в этом фильме часто встречаются смелые монтажные эксперименты консервативного в своем почерке режиссера — они как художественные формулы соединяют кадры в определенной последовательности, описывая возникающие в истории моменты, как то очередное дежурство и прочее. Необычным для данной картины является наличие спецэффектов, которыми до этого режиссер практически не пользовался. Воскрешение духов, образ Роуз, переходящий на каждого обитателя трущоб — это приемы, впервые встреченные мной в арсенале режиссера.

    Эти и другие новые веяния, отразившиеся в данной картине, вкупе с неизменным стилем мастера (например, использование многочисленных ретро-композиций в звуковой дорожке), создают невиданную доселе игру. В результате фильм горек и сладок одновременно.

    Для киноманского ока драма «Воскрешая мертвецов» старичка Скорсезе, я думаю, станет открытием, а посему просмотр обязателен. Хотя желающих дышать душным ночным воздухом ночного Нью-Йорка, пропитанным выхлопами и спиртовыми испарениями, а главное безумием в этой лишенной морали, но не смысла истории будет немного. Что ж, тем более приятно быть приглашенным к особому блюду.

    1 июня 2010 | 17:02

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>